На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Экономика России во время первой мировой войны (1914 - 1917 гг.)

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 14.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
    Оглавление
Введение 3
Государственно-монополистический  капитализм в России в годы первой мировой  войны. 4
Перестройка управления экономикой 13
Сущность  политики временного правительства 18
Заключение 23
Список  литературы 24 

 


    Введение

  Война предъявила колоссальные требования к  экономике воюющих стран и  выдвинула проблему ее перехода на военные рельсы. Россия вступила в Первую мировую войну невооруженной. Причиной этому послужила неразвитость отечественного машиностроения. Уже в начале войны Россия лишилась Польского промышленного района, Прибалтики. До 25% кадровых рабочих были призваны в армию.
  Слабый  военно-промышленный потенциал не позволял наладить производство необходимого количества вооружения и боеприпасов. Все необходимое  для фронта, вначале в основном закупалось за границей.
  Неподготовленность  России к войне сказалась прежде всего в нехватке вооружения и боеприпасов. Запасы снарядов были израсходованы в первые четыре месяца войны. Для вооружения мобилизованных в 1914 г. не хватало и винтовок. В 1914 г. самодержавие ограничилось мерами по переводу казенных военных заводов на выпуск продукции на полную мощность и выдачей государственных заказов на выпуск вооружения крупным частным предприятиям. 
 
 

 

     

    Государственно-монополистический  капитализм в России в годы первой мировой  войны.

    Громадная концентрация промышленного производства и централизация капитала, развитие промышленных и банковских монополий, сращивание банковского капитала с  промышленностью, широкий охват  банками всех сторон хозяйственной  жизни страны — все это явилось  экономической основой для подчинения государственного аппарата капиталистическим  монополиям.
    Однако  для перехода к государственно-монополистическому капитализму западноевропейского  типа в России  не хватало политических предпосылок. Русское самодержавие политически еще не успело полностью  превратиться в буржуазную монархию. Помещики-крепостники по-прежнему играли крупную роль в экономике и  держали власть в своих руках, а буржуазия, хотя и оказывала  большое влияние на государственный  аппарат, была отстранена от государственной  власти.
    Империалистическая  война и в России создала благоприятную  обстановку для дальнейшего роста  крупного капитала, для укрепления роли и значения финансового капитала.
    Царское правительство пыталось бороться с  хозяйственной разрухой и обеспечить потребности фронта путем бюрократического «регулирования» хозяйственной  жизни. Подобные мероприятия царского правительства неизбежно вели его  к более или менее тесному  сотрудничеству с капиталистами.
    Веской 1915 г., когда создалось критическое  положение со снабжением фронта боеприпасами, выявился топливный и транспортный кризис и сократилась экономическая база войны в результате потери Россией большей части территории Польши, русское правительство создало ряд особых комитетов, в ведение которых поступили наиболее угрожаемые участки хозяйства — транспорт, продовольствие, топливо.
    В августе 1915 г. правительство создало  четыре особых совещания: по обороне, топливу, перевозкам и продовольствию. Они  состояли по преимуществу из чиновников министерств, при которых были образованы указанные «совещания».
    При преобладающем бюрократическом  составе совещаний все дела подготовлялись в специальных комиссиях и  лишь формально утверждались особым совещанием. При этом министру, как  председателю совещания, были предоставлены  особые права. В особых совещаниях была представлена довольно компактно верхушка промышленной и финансовой буржуазии, которая оказывала все возрастающее влияние на их дела
    Среди указанных особых совещаний главная  роль принадлежала особому совещанию  по обороне, в состав которого входили  представители военного и ряда других министерств, члены Государственной  думы, члены государственного совета, представители земского и городского союзов («земгора») и центрального военно-промышленного комитета. Председателем особого совещания по обороне был военный министр.
    Круг  вопросов особого совещания по обороне  был необычайно широк, начиная с  вопросов распределения военных заказов и кончая контролем над производственной деятельностью предприятий, выполнявших эти заказы. Совещание имело очень широкие полномочия от проверки документов до смены управляющих как казенных, так и частных заводов.
    Председатель  совещания по обороне контролировал  деятельность других совещаний, он имел право отменять распоряжения других председателей совещаний. Особое совещание по обороне должно было играть роль центрального органа, осуществлявшего контроль над всей хозяйственной жизнью страны.
    Особое  совещание по обороне, несмотря на всеобъемлющие  права и обязанности, в основном ограничивалось распределением по установленным  ценам (конечно, достаточно высоким, обеспечивавшим высокую прибыль) военных заказов  и контролем за выпуском готовой продукции, которую давала капиталистическая промышленность.
    Помимо  распределения военных заказов, особое совещание по обороне занималось вопросами усиления производительности уральских горных заводов, а также Путиловского, Пермского и Обуховского заводов, изготовлявших предметы артиллерийского снабжения.
    Особое  совещание поддерживало деятельность химического комитета, направленную на развитие отечественной химической промышленности. В результате были организованы новые химические производства — изготовление толуола и бензола, а также расширена выработка  кислот и других химических продуктов.
    Сфера деятельности особого совещания по обороне была очень обширна. С помощью заводских совещаний оно должно было контролировать выполнение военных заказов на огромном количестве промышленных предприятий. По данным особого совещания по обороне, в 1916 г. под контролем заводских совещаний находилось 4872 предприятия. Почти вся крупная промышленность, сосредоточившая на своих предприятиях не менее 2/3 рабочих страны, входила в орбиту деятельности и влияния особого совещания по обороне и его местных органов — заводских совещаний. При содействии заводских совещаний к выполнению военных заказов была привлечена вся крупная частная промышленность. Работа особого совещания в этой области облегчалась тем, что капиталистам-промышленникам была обеспечена максимальная прибыль путем установления высоких цен на военную продукцию.
    Особое  совещание по обороне совершенно не занималось предприятиями, изготовлявшими предметы широкого потребления и  продукцию, необходимую для сельского  хозяйства и транспорта. Контроль над распределением сырья и топлива, регулирование железнодорожных  перевозок производились исключительно  в интересах промышленности, выполнявшей  правительственные заказы.
    Промышленность, обслуживавшая гражданское население, вынуждена была доставать необходимые  материалы собственными силами и  по чрезвычайно высоким ценам. При  таком положении промышленность, обслуживающая гражданский рынок, резко снизила свое производство.
    Крупная и средняя буржуазия, представленная в особых совещаниях и в его  местных органах, использовала свое пребывание в них для усиления позиций и обеспечения себе наибольших выгод при распределении высоко прибыльных военных заказов, дефицитного сырья и топлива, транспортных средств.
    При отсутствии возможности разместить заказы полностью в России их передавали за границу. Правительство шло навстречу  требованиям капиталистов и в  вопросе установления высоких цен  на промышленную продукцию. Цены на предметы военного снабжения, поставляемые частными предприятиями, были значительно выше цен на военную продукцию, изготовлявшуюся казенными военными заводами.
    Хозяйственные мероприятия всех особых совещаний  проводились в соответствии с  волей держателей промышленного и банковского капитала. Так, например, проекты чайной, сахарной, соляной и других государственных монополий не вышли за пределы ведомств, вследствие протеста заправил монополистического капитала. Попытка правительства сосредоточить в своих руках торговлю углем и снабжение населения мануфактурой также не увенчалась успехом.
    Одним из ярких проявлений сопротивления  русских капиталистов военно-хозяйственным  мероприятиям царского правительства  являлась их борьба против секвестра  ряда промышленных предприятий и  среди них крупного Путиловского завода. Необходимость секвестра  этого завода была вызвана тем, что  его производительность выпуска  артиллерийских орудий не соответствовала  производственным возможностям. Для  увеличения производства орудий нужно  было сократить выпуск паровозов, с  чем не было согласно правление завода. Поэтому завод имел невыполненных  казенных заказов на 180 млн. рублей.
    Другим  примером отрицательного отношения  капиталистов к государственному вмешательству  в их хозяйственную деятельность может служить история борьбы углепромышленников с попытками  государственного регламентирования  топливоснабжения. К лету 1916 г. возник проект создания «центрального комитета для торговли твердым минеральным топливом Донецкого бассейна» («центроуголь») с правом монопольной торговли твердым минеральным топливом Донецкого бассейна под контролем правительства.
    Этот  проект встретил со стороны углепромышленников упорное сопротивление. Собрание углепромышленников 31 октября 1916 г. единогласно признало проект неприемлемым. Углепромышленники угрожали, что ограничение частной инициативы приведет к сокращению добычи угля. Правительство, испугавшись этих угроз, отказалось от осуществления своего проекта.
    Важнейшие вопросы мобилизации промышленных предприятий и распределения дефицитного топлива царское правительство решало так, как это было выгодно магнатам промышленного и банковского капитала.
    Во  время войны остро стоял вопрос о железнодорожном транспорте. Расстройство работы транспорта сказывалось на всех сторонах хозяйственной жизни страны. Тем не менее, железные дороги не были милитаризованы и не имели плана перевозок. Перевозка важнейших хозяйственных грузов осуществлялась бессистемно. Так как все это не мешало обеспечению прибылей крупной буржуазии, она и не была заинтересована в улучшении дела на транспорте.
    Крупный капитал в России стремился обеспечить себе высокие прибыли и усилить  свои позиции не только при помощи государственных органов. Буржуазия  добилась во время войны большого влияния на государственные дела через военно-промышленные комитеты и созданную ею всероссийскую  организацию — союзы земств и  городов («земгор»). Эти организации оказывали существенное влияние на распределение военных заказов.
    Идея  создания военно-промышленных комитетов  как общественной организации буржуазии  была выдвинута на IX съезде представителей торговли и промышленности в мае 1915 г. Инициаторы создания военно-промышленных комитетов характеризовали их роль как органов общественной помощи правительству в деле мобилизации  промышленности и выполнения ею военных заказов. Проект положения о военно-промышленных комитетах был утвержден в августе 1915 г.
    Основной  целью этих органов капиталистической  «самодеятельности» являлась, конечно, не забота об армии, а получение высоких  прибылей.
    Большевики  повели решительную борьбу против этой затеи. Они указывали, что выдвинутый буржуазией лозунг «Все для войны, все  на войну» на деле означал: «Наживайся вовсю на военных поставках и на захвате чужих земель». Большевики были за бойкот военно-промышленных комитетов и успешно его провели.
    Земгор в отличие от военно-промышленных комитетов, являвшихся органами крупной и средней промышленной буржуазии, представлял собой коалицию мелкой и средней торгово-промышленной буржуазии и либерального дворянства. Поэтому земгор поставил себе задачей использование для целей военного снабжения мелкой кустарной промышленности путем распределения среди нее заказов военного ведомства. Деятельность земгора в области мобилизации кустарей и мелких промышленных предприятий имела существенное значение, так как мелкая промышленность была крайне распылена и не могла быть использована непосредственно управлениями военного министерства.
    Основная  задача земгор а заключалась в обеспечении армии предметами интендантского снабжения. По заданию интендантского управления земгор заготовлял полушубки, валенки, рукавицы, сапоги, упряжь, седла, обоз и т. п. В области заготовок для армии предметов кожевенного производства земгор занял монопольное положение. Кроме предметов интендантского снабжения, земгор был занят заготовлением ручных и 3-дюймовых гранат, снарядов к бомбометам, позиционного имущества, шанцевого инструмента и телеграфного имущества.
    Практическая  деятельность земгора тормозилась недостатком сырья, топлива, квалифицированной рабочей силы и затруднениями в перевозках. Поэтому из всех данных земгору заказов на 74,4 млн. рублей было выполнено всего на 44,7 млн. рублей, то есть на 60%. Объединяемые им предприятия производили самые простые предметы (проволоку, мотыги, подковы и пр.). Тем не менее значение земского и городского союзов как организаций, содействовавших делу снабжения армии, настолько было существенно, что их представители входили в государственные особые совещания.
    После февральской буржуазно-демократической  революции государственно-монополистический  капитализм получил более значительное развитие.
    Временное буржуазное правительство по примеру  Германии и других западноевропейских стран хотело «регулировать» хозяйственную  жизнь так, чтобы обеспечить потребности  войны и преодолеть хозяйственную  разруху за счет усиления эксплуатации трудящихся масс, снижения их потребления, оставляя в то же время в неприкосновенности огромные прибыли буржуазии.
    Но  попытки русской буржуазии создать  военную каторгу рабочим, а банкирам и капиталистам обеспечить наивысшие  прибыли не увенчались успехом.
    Одним из ярких проявлений творчества трудящихся масс является создание в центре и  на местах демократических организаций  по борьбе с разрухой и голодом: продовольственных  комитетов, комитетов снабжения  и др. На фабриках и заводах возникли фабрично-заводские комитеты, которые  стали настойчиво требовать установления рабочего контроля над производством. Деятельность этих организаций была направлена против капиталистов, помещиков  и кулаков, наживавшихся на нужде  и голоде трудящихся.
    Временное правительство выступило против демократических организаций, в  защиту спекулировавших на народной нужде помещиков и капиталистов.
    Желая придать своей деятельности видимость борьбы с хозяйственной разрухой и подавить назревавшую социалистическую революцию, Временное правительство создало ряд громоздких и безответственных учреждений — экономический совет (ЭС), главный экономический комитет (ГЭК) и др.
    Временное правительство поручило экономическому совету выработать «общегосударственный»  хозяйственный план. Разумеется, составить  такой план в условиях частной  собственности на средства производства и полной бесконтрольности буржуазии  было абсолютно невозможно. Экономический  совет, конечно, не выработал никаких  планов и ограничился лишь рассуждениями  об общих проблемах капитализма  и социализма, о принудительных государственных  объединениях и свободе в промышленности, о производительности труда и  пр.
    На  главный экономический комитет (ГЭК) была возложена задача выработки  конкретных экономических мероприятий  на основе общих принципов, разработанных  экономическим советом. Однако такие  принципы не были выработаны. ГЭК занимался  вопросами заготовки продуктов, распределения казенных заказов, материалов, топлива, рабочей силы между промышленными  предприятиями и т. п.
    Временное правительство, хотя и создало ряд  новых хозяйственных учреждений, тем не менее не хотело идти на слом старого государственного аппарата, созданного при царском режиме. Буржуазия ограничилась лишь изменением некоторых его функций, чем создала параллелизм в работе новых и старых хозяйственных органов, внесла еще больше путаницы в дело «регулирования» хозяйственной жизни страны. При министерстве торговли и промышленности были сохранены все комитеты, созданные в военный период при царе: хлопчатобумажный, суконный, кожевенный и другие, со всеми их прежними функциями.
    Осталось  также и особое совещание по обороне, но с измененными функциями. Поскольку  многие общие функции особого  совещания по обороне поглотил ГЭК, оно фактически превратилось в орган  военно-технического снабжения. Реконструкции  подверглись и другие хозяйственные  учреждения, созданные царским правительством во время войны. Все эти хозяйственные  органы, пополненные новым составом — верными слугами буржуазии, — вместе с вновь созданными экономическими учреждениями были превращены в оплот буржуазии.
    Буржуазия все более и более усиливала  борьбу против трудящихся. Чем острее разгоралась классовая борьба, тем  решительнее буржуазия переходила к тактике сознательной дезорганизации народного хозяйства, надеясь приостановить  рост организованности рабочего класса и притупить его волю к борьбе. Буржуазия применяла политику локаутов. По предварительным и сильно преуменьшенным данным журнала «Промышленность  и торговля», в августе и сентябре 1917 г. было закрыто 231 предприятие и  выброшено на улицу 61 тыс. рабочих.
    Поскольку в это время рабочий класс  решительно боролся за власть, за осуществление  контроля над производством, против хозяйственной разрухи, за ограничение  прибылей буржуазии, постольку все  более возрастало озлобление буржуазии, ее стремление усилить разруху и  покончить с революцией при помощи «костлявой руки голода».
    Осенью 1917 г. народное хозяйство страны находилось в состоянии полного развала.
    В. И. Ленин вскрыл причины экономической  катастрофы и указал путь спасения нашей страны от гибели. Этим единственным путем было завоевание власти пролетариатом  и беднейшим крестьянством и  движение к социализму.
    Самый революционный в мире рабочий  класс России под руководством большевистской партии и в союзе с беднейшим  крестьянством в октябре 1917 г. завоевал государственную власть. Великая  Октябрьская социалистическая революция  открыла новую эру в истории  развития человечества — эру социализма. Она создала возможность выхода России из империалистической войны. 

 


    Перестройка управления экономикой

    С началом войны экономическая ситуация осложнилась и потребовались более жесткие механизмы государственного регулирования. Причем потребность в усилении государственного влияния проявлялась и сверху, со стороны государственных чиновников, которые через государственные заказы пытались поставить под контроль частные предприятия, и снизу — предприниматели надеялись через участие в политических решениях влиять на распределение госзаказов.
    Набор инструментов государственного регулирования достаточно широк и в большей или меньшей степени применялся в то время всеми воюющими странами.
    Основным  инструментом государственного регулирования экономики выступал, прежде всего, государственный заказ. Предоставляя госзаказ частному предприятию, правительство не ограничивалось определением объемов выпуска продукции и выплачиваемых за это сумм. Наряду с этим оговаривалось (или негласно предполагалось) нормирование количества и оплаты труда, прибылей, сырьевое обеспечение и др., вплоть до запрещения партий и политической деятельности.
    Другим, наиболее очевидным (и наиболее любимым чиновниками в любой стране) инструментом стало регулирование цен введение фиксированных или предельных цен сначала, в виде исключения, временно, на отдельные виды товаров и сырья с постепенным, но очень быстрым расширением как списка таких товаров, так и длительности действия этих цен; сюда же следует отнести и замораживание заработной платы.
    Следующий инструмент — ограничение свободы  торгами; здесь также возможны градации и по территории (только в прифронтовой полосе, в губерниях, приближающихся к линии военных действий, в губерниях, обеспечивающих основную массу продуктов для армии, и т.д.), и по продолжительности, и по видам товаров.
    Еще одним инструментом государственного вмешательства в экономику стали практикуемые со времен средневековых войн реквизиции продукции — полные или частичные, с компенсацией и без, повсеместно или в отдельных районах. Следующим шагом здесь выступает концентрация у государства снабженческо-распределительных функции — наиболее простой, грубый, но очевидный инструмент управления народным хозяйством.
    Наконец, последний из важнейших инструментов, актуальный для таких территориально разбросанных государств, как Россия, — разрешительная система межрайонного обмена и транспортных перевозок. Возведение местных торговых барьеров использовалось в Российском государстве еще во времена удельных княжеств, было легализовано во времена монголо-татарского ига и неоднократно использовалось в более поздние времена для экономического воздействия государства при решении политических проблем.
    В годы Первой мировой войны российское государство использовало все перечисленные инструменты в самых широких пределах. Организационным каркасом послужили созданные в 1915 г. "Особые совещания" по наиболее проблемным направлениям — по обороне, перевозкам, топливу и продовольствию. В их задачу входило распределение ограниченного сырья, топлива, продовольствия, вооружения. Четыре центральных органа дополнялись разветвленной сетью "особых совещаний" на местах.
    Однако  действовала эта система крайне неэффективно. Налаживалась также "общественная помощь" в форме военно-промышленных комитетов: там решались вопросы распределения госзаказов. Но реально через них шли 6—7% заказов; остальные распределялись правительственными чиновниками без всякой координации и контроля.
    Как конкретно осуществлялось государственное регулирование в годы войны? Уже в августе 1914 г. циркуляром Министерства внутренних дел предлагалось решать производственные проблемы на местах путем "тактирования" (установления цен местными органами власти). Результаты последовали мгновенно — разрушение рыночного механизма цен привело к перемещению товаров с одних рынков на другие, спекуляциям, дезорганизации транспорта. Поскольку цены на сельскохозяйственную продукцию были заморожены, а на промышленную продукцию росли, исчезли стимулы для крестьянства продавать продукты: нарушился товарообмен между городом и деревней.
    Государство по-своему оценивало причины и следствия сложившегося в стране тяжелого положения с продовольствием. В феврале 1915 г. был принят закон, позволявший местным властям запрещать вывоз сельскохозяйственной продукции за пределы своих губерний, устанавливать предельные цены и реквизировать продукты (только для армии) по ценам на 15% ниже установленных. Вслед за этим были введены "плановые перевозки" на железнодорожном транспорте.
    Началась  безудержная эмиссия денег. С 1914 по 1917 год сумма кредитных знаков, находившихся в обращении, увеличилась до 9,1 млрд руб., в то время как золотой запас составлял всего 1,5 млрд руб. Уже в конце 1915 года десятирублевые золотые монеты продавались за 16—17 бумажных рублей. К началу 1917 года количество денег в обращении увеличилось в шесть раз, 1 руб. приравнивался к 27 коп. довоенного выпуска. Основным внешним кредитором России была Англия, которая требовала русское золото в качестве гарантии под кредиты. Платежный баланс России стал пассивным в связи с закупками вооружения за границей и сокращением экспорта.
    В 1916 году разразился хлебный кризис, который имел для страны трагические последствия. Несмотря на то что в 1913—1916 годы были высокие урожаи зерна, его доставка в города становилась трудноразрешимой проблемой, поскольку железнодорожный транспорт находился в критическом состоянии.
    После опубликования осенью 1916 г. "твердых" плановых государственных цен на сельскохозяйственные продукты рыночные (читай: подпольные) цены в очередной раз подскочили. Повсюду в стране образовался дефицит продуктов (при огромных запасах) и бешеная спекуляция, которую не могли остановить ни губернские границы, ни планы перевозок.
    Примерно  такие же меры и в той же последовательности проводились государством в добывающей, легкой и других отраслях промышленности; результаты были те же — рост спекуляций, воровства, коррупции и хаос. В результате подобной государственной деятельности в стране на фоне наличия значительных запасов продуктов и сырья и разбалансированности рынка усиливались хаос и разруха.
    Следующим шагом правительства было введение государственной монополии на отдельные виды продукции, список которых быстро расширялся. Это, конечно, не могло дать положительных результатов.
    Логическим  развитием сложившейся схемы государственного управления должно было стать введение централизованного государственного управления по единому "общеимперскому" плану, предписывавшему все детали движения продуктов, реквизиций, цен, распределения продукции, работы транспорта и т.д. Тем самым государственный план полностью заменил бы рынок. Правительство готовило предложения по единому плану, а частные планы — работы транспорта, снабжения и реквизиций — были в 1916 г. приняты, но в условиях общей дезорганизации хозяйства выполнялись они на 10—12%.
    Взамен  нормальной торговли в городах в  начале 1916 года появилось карточное распределение продуктов, причем делалось это по инициативе местных властей (городских дум, земств), а не из центра. Но продразверстка, введенная ранее, не дала ожидаемого результата — продовольствия в городах не прибавилось. Наоборот, у продовольственных магазинов выстраивались огромные очереди озлобленных людей, легко поддающихся революционной агитации.
    До  начала 1917 г. в стране еще сохранялись запасы продовольствия. Но в начале 1917 г. ситуация резко изменилась: реквизиции (плановые) не срабатывали, транспорт не работал, производство останавливалось. В стране назрела экономическая катастрофа. 
 
 
 
 

    .
 


    Сущность  политики временного правительства

    В стране все громче стали раздаваться  голоса представителей военно-промышленной буржуазии, требовавшие предоставить им особые властные полномочия. Нарастал правительственный кризис: за 1915-1916 годы сменилось четыре Председателя Совета министров, четыре военных министра, шесть министров внутренних дел, четыре — юстиции. В высших кругах откровенно выражали недовольство политикой царского правительства, и особенно — присутствием при дворе одиозной фигуры Г. Распутина, который был убит в результате заговора в декабре 1916 года. Все надеялись на перемены в правительственном курсе, но надежды эти не оправдались. Тем временем в стране назревали революционные события, завершившиеся 2 марта 1917 года отречением Николая II от престола.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.