На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Общая характеристика криминологических концепций современного периода

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 15.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Оглавление 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

      Введение

 
     Противостояние  общества и преступности насчитывает  не одно тысячелетие. За этот достаточно длительный период у человечества в  борьбе с социальным злом были и  успехи и неудачи. В отдельные  исторические периоды в некоторых  регионах удавалось снизить уровень нарушений социальных норм до такого минимума, что люди переставали воспринимать правонарушения как необходимую закономерность: свободно перемещались по стране без страха подвергнуться нападению, не пользовались дверными замками, честное слово было более надежной гарантией, чем судебная репрессия. Обществу известны феномены свободы от преступности — в отдельных странах возникали такие зоны (в основном это религиозные центры), этнографами описаны древние социумы, культура которых исключала преступность. Однако полностью избавиться от криминала не удалось ни одному государству, ни одной общественной системе. Более того, успех в противодействии преступности иногда казался настолько труднодостижимым, что криминальный феномен начинали рассматривать как неизбежного спутника социального развития: чем дальше шло общество по пути так называемого прогресса, тем глубже погружалось оно в пучину социальных катаклизмов, экологических катастроф и тем пышнее расцветала на этой благодатной почве преступность.
     Целью работы является дать общую характеристику криминологических концепций современного периода. 
 
 
 
 

     1. Общая характеристика  основных криминологических  направления и  школ

 
     Рождение  криминологии как науки связывается  с выходом в 1885г. книги итальянского ученого Р. Гарофало. Однако идеи о сущности преступности, ее причинах, предупреждении преступлений интересовали человеческое общество всегда, о чем свидетельствуют многочисленные высказывания по этим вопросам мыслителей древности (Платон, Аристотель), эпох Возрождения (М. Лютер, Дж. Локк), Просвещения (Монтескье, Руссо и др.), становления и развития капитализма (Ч. Ломброзо, Кетле и др.).
     Анализ  многочисленных теорий и научных  взглядов дает основания для выделения  трех основных направлений (классического, антропологического и социологического), по которым исторически развивались криминологические идеи, позволившие, в конечном счете, сформировать криминологию как самостоятельную науку.
     Представители классических криминологических школ (Беккариа, Бентам, Горвард, Лист, Фейербах и др.) уже в XVIII-XIX вв. решительно отвергли теологическое понимание преступности, как проявления сатанинского, дьявольского начала. По их мнению, преступление – следствие сознательного поведения человека, который, обладая полной свободой воли, осуществляет выбор варианта своих действий. Сам же этот выбор предопределен тем, насколько человек усвоил нравственные правила жизни.
     Еще один постулат классиков состоял  в оценке наказания за совершенное  преступление, как неотвратимого  и справедливого ответа общества, не преследующего проявления жестокости, но устрашающего, исправляющего и обезвреживающего преступника.
     Многие  идеи «классиков» сохраняют определенное значение и в современном обществе. Так, испытание временем выдержали такие положения Беккариа, как необходимость соразмерности между преступлениями и наказаниями; преимущество предупреждения преступления перед наказанием и т.п.
     В то же время представители классических теорий при переоценке возможностей уголовного наказания недостаточно внимания уделяли личности преступника, а также объективным социальным факторам, детерминирующим преступность, лишь к мерам воспитания и просвещения сводили предупреждение преступлений.
     Серьезные пробелы классической школы дали определенный толчок к развитию антропологического направления криминологической теории, одним из первых представителей которого стал итальянский тюремный врач-психиатр Ч. Ломброзо.
     Проведенные Ч. Ломброзо исследования личности, организма  лиц, совершивших преступления, привели  к формированию так называемой теории прирожденного преступника. Основные идеи этой теории сводились к следующим положениям:
     - преступником, являющимся особым  природным типом, не становятся, а рождаются;
     - причина преступности заложена  не в обществе, а в самом  преступнике;
     - для врожденного преступника характерны особые физиологические, психологические и даже анатомические свойства.
     Последние при этом различаются в зависимости  от преступной направленности личности на совершение убийств, изнасилований, посягательств на собственность. Подобные взгляды приводили к выводам о необходимости внесудебных процедур выявления и изоляции прирожденных преступников.
     Несмотря  на научную несостоятельность данных положений, подтвержденную многочисленными  исследованиями, вряд ли следует оценивать их только негативно. Ломброзо и его последователи впервые уделили особое внимание личности преступников, разработке антропологического метода их идентификации. Да и сама теория прирожденного преступника постепенно трансформировалась в биосоциальную, что наглядно проявилось в трудах последователей Ч. Ломброзо.
     Так, достаточно широкое распространение  получила теория клинической криминологии (опасного состояния личности), объясняющая  преступность внутренне присущей отдельным  индивидам склонностью к преступлениям. Такие склонности, по мнению французского ученого Пинателя, определяются с помощью особых тестов, а также анализа профессии, образа жизни, поведения личности. Коррекция поведения потенциальных или реальных преступников может, по мнению представителей данной школы, осуществляться с использованием электрошока, хирургии, стерилизации, кастрации, медикаментозного воздействия.
     Представители теории конституционного предрасположения к преступлению (Кречмер, Шелдон, супруги  Глюк и др.) связывали совершение преступлений с работой желез внутренней секреции, влияющей как на внешность (физическую конституцию), так и на психику человека.
     В качестве мер борьбы с преступностью  они предлагали, наряду с применением  химических препаратов, помещение потенциальных  преступников в специальные лагеря для привития умений и навыков общественно полезного поведения.
     Близки  к идеям Ломброзо оказались и  концепции умственной отсталости преступников (Годдард), их наследственной предрасположенности (Кинберг, Лонге и др.). В основе этих концепций лежали исследования поведения нескольких поколений близких родственников; идентичных и неидентичных близнецов; влияния на поведение лишних мужских хромосом.
     Однако  все эти положения, не учитывающие  социальных факторов преступности, не выдерживают критики последующих научных исследований, проведенных как генетиками, так и социологами, психологами, криминологами.
     Вместе  с тем вряд ли правильно абсолютное игнорирование биологических, а  точнее биосоциальных, концепций преступности. Многие из них дают интересный материал для современных криминологов, рассматривающих человека как единство биологического и социального, а формирование личности преступника как результат влияния социальных факторов (причин поведения) на биологическую структуру, выступающую лишь определенной предпосылкой (условиями) последующего поведения.
     Почти одновременно с биологическим направлением возникла социологическая школа  криминологии, основоположником которой  является Кетле со своей теорией  факторов.
     Эта теория основана на обобщении результатов статистического анализа преступности, социальных характеристик личности преступника, других признаков преступлений. Ее основной постулат, сформулированный Кетле, заключается в том, что преступность, как продукт общества, подчиняется определенным статистически фиксируемым закономерностям, а ее изменение зависит от действия разнообразных факторов: социальных (безработица, уровень цен, обеспеченность жильем, экономические кризисы, потребление алкоголя и т.п.); индивидуальных (пол, возраст, раса, психофизические аномалии); физических (географическая среда, время года и т.п.).
     Последователи Кетле расширили (до 170-200) количество факторов, влияющих на преступность, включив  в их число урбанизацию, индустриализацию, массовую фрустрацию, этнопсихологическую несовместимость и многое другое.
     Теория  множественности факторов расширила  и углубила представление о причинном  комплексе преступности и тем  самым обогатила криминологию. Недостаток ее в отсутствии четких представлений  о степени значимости тех или  иных факторов, критериях их отнесения к причинам или условиям преступности.
     Основоположник  теории социальной дезорганизации французский  ученый Дюркгейм рассматривал преступность не только как закономерное социально  обусловленное, но даже в известном  смысле нормальное и полезное явление в обществе. В рамках этой теории разработано понятие аномии – безнормативности, т.е. состояния дезорганизации личности, ее конфликта с нормами поведения, что и приводит к совершению преступлений.
     Известным развитием этих концепций является теория конфликта культур, исходящая из того, что преступное поведение является следствием конфликтов, определяемых различием мировоззрения, привычек, стереотипов поведения индивидов и социальных групп.
     Теория  стигматизации, основателем которой явился Танненбаум, предполагает, что человек часто становится преступником не потому, что он нарушает закон, а в силу процесса стигматизации – присвоения ему властями этого статуса, его своеобразного нравственно-правового «клеймения». В результате человек отторгается от общества, превращается в изгоя, для которого преступное поведение становится привычным.
     Американский  ученый Сатерленд в начале XX в. разработал теорию дифференциальной ассоциации, в основе которой лежит положение  о том, что преступность является результатом обучения личности противоправному поведению в социальных микрогруппах (в семье, на улице, в профсоюзах и т.п.).
     Широким социологическим подходом отличаются виктимологические теории, в которых  криминологическая проблематика дополнена  учением о жертвах преступлений, поведение которых может стимулировать, провоцировать криминальную активность преступников, облегчать достижение преступных результатов. Эти идеи положены в основу разработки и использования в практике, так называемой виктимологической профилактики преступлений.
     Социологическое направление включает также теорию научно-технической революции как  комплексной причины преступности; теорию уголовно-статистического регулирования  уровня преступности; экономическую  теорию роста преступности; теорию возможностей; демографическую теорию; теорию лишений и т.п.
     Все рассмотренные выше социологические  концепции, касающиеся причин преступности, вряд ли могут быть оценены однозначно – положительно либо отрицательно. Однако они по сравнению с антропологическими школами значительно глубже подходят к проблеме причин преступности. Исследования, проводимые в рамках социологической школы, охватывают широкий комплекс социальных отношений и дают весьма полезные для практического использования в деле борьбы с преступностью рекомендации. К таким положениям можно отнести предложение о необходимости целенаправленного воздействия на криминальные субкультуры и их носителей, являющегося важным условием коррекции взглядов, установок, поведения правонарушителей; об экономии репрессии, отказе от карательных мер стигматизации преступников; о воспрепятствовании обмену криминальным опытом; о снижении виктимности потенциальных жертв преступлений.
     К недостаткам социологических концепций  можно отнести эклектичность  ряда положений, невыделение в системе криминологических факторов наиболее значимых детерминантов и т.п.
     В целом же заслуги представителей социологического направления криминологических  теорий бесспорны. Их труды явились  крупным шагом вперед в познании преступности, ее особенностей, детерминантов и применяемых для борьбы с ней мер.

     2. Современные теории  криминологии

 
     Современная российская криминология активно развивается  с учетом реалий общества, вносит весомый  вклад в реализацию государственной  политики борьбы с преступностью, предупреждения преступлений.
     К 70-м гг. криминология в западных странах  достигла определенной зрелости, показателями которой можно считать:
     — во-первых, значительный уровень теоретического осмысления сущности преступности. Западные криминологические теории раскрыли различные стороны этого явления, выявили его причины, показали возможные направления воздействия на криминальный феномен;
     — во-вторых, государственные структуры  стали серьезно относиться к криминологическим  исследованиям: на их проведение начали выделять значительные денежные средства, во многих странах были созданы криминологические учреждения (институты, исследовательские центры и т. п.), немало рекомендаций криминологов реализовались в практической деятельности по воздействию на преступность.
     Огромное  число преступлений, увеличивавшееся  из года в год, парализовало страхом  немалую часть населения стран. Преступность инициировала недовольство капиталистической государственной  системой не только У беднейших слоев  «общества всеобщего благоденствия», но также у представителей среднего класса и даже элитарных групп, которым не удавалось найти безопасность за высокими стенами собственных замков и в бронированных автомобилях. Радикалы взяли на вооружение марксистский тезис о том, что в условиях капиталистического общества государство никогда, ни при каких условиях не сможет справиться с преступностью. Все больше и больше людей стали сомневаться в жизнеспособности капиталистической системы. В этих условиях поиск эффективных мер обуздания чреступности стал одним из условий выживания буржуазной государственности. Политики решились на проведение достаточно радикальных социальных реформ — благоприятным политическим фоном для таких реформации было то, что в ряде стран Европы к власти пришли социалисты,а в Португалии президентом стал коммунист Алваро Куньял. Самые смелые и достаточно дорогостоящие рекомендации криминологов находили поддержку.
     Значительное  место среди реформаторских мер  воздействия на преступность занимала забота о несовершеннолетних и молодежи. Криминализация подрастающего поколения всегда ведет к росту преступности. В Бельгии был принят Закон о молодежи, который предусматривал ряд организационных мер, направленных на оказание педагогической и материальной помощи юным согражданам. Для рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних стали создавать специальные суды, которые много внимания в ходе судебных разбирательств уделяли выяснению условий воспитания делинквента (такой термин был принят, чтобы не клеймить молодых людей званием преступника), тщательно исследовалась его личность, серьезнейшее внимание уделялось анализу возможности перевоспитания подростка. Практика назначения наказаний в таких судах была мягче, в качестве альтернативных наказаний применялись, например, возложение обязанности участвовать в общественных работах, регулярно посещать воспитательные мероприятия или определенные молодежные клубы. Аналогичные законодательные акты приняли парламенты и ряда других западноевропейских стран. В Швейцарии по примеру Бельгии создали целую. службу молодежи, включавшую департаменты организации досуга и отдыха, социальной помощи, медико-педагогическую службу и службу опекунства. В некоторых европейских странах возникли оригинальные педагогические службы, состоявшие из уличных воспитателей, которые работали по ночам в общественных местах. Все эти учреждения позволяли находить адекватные подходы для направления в социально полезное русло трудных подростков. В основе всех этих реформ лежали различные теоретические модификации концепции дифференциальной ассоциации.
     В конце 70-х интересное исследование молодежной преступности провел криминолог из Геттингенского университета (ФРГ) И. Древенс. Он пришел к выводу, что  проведением антиалкогольной кампании можно значительно снизить уровень криминала в молодежной среде. Им была разработана схема соответствующей кампании. И. Древенс предложил систематически проводить социально-психологические профилактические обследования, которые помогли бы выявить молодых людей, попавших в неблагоприятные условия (что обычно ведет к злоупотреблению алкоголем, наркотиками и совершению преступлений). Если таким молодым людям своевременно оказать материальную, психологическую и педагогическую помощь, то вероятность удержания их от преступлений окажется весьма высокой.
     В 70-е гг. огромной популярностью пользовалась клиническая криминология, на базе которой возникли и были реализованы  на практике так называемые подходы  лечения преступников, «обращения», некарательного воздействия на них, дифференциации мер воздействия. Лидировали в этом направлении Франция и Италия, где криминологи клиницисты пользовались большим авторитетом и оказывали значительное влияние на формирование государственной политики реабилитации заключенных. Надежда на то, что ученым удастся найти способы превращения преступников в добропорядочных граждан, была настолько сильной, что практически ни одна европейская страна не осталась в стороне от соответствующих модификаций карательной судебной политики и пенитенциарной системы. И если во многих государствах достаточно осторожно относились к практике неопределенных приговоров и все повышающейся роли медиков в процессе определения сроков тюремного заключения, то значительная гуманизация карательной политики имела место практически во всех европейских странах. Штрафы, предостережения, условное осуждение и так называемое полузаключение (на выходные или на ночное время) стали практиковаться даже в скандинавских странах, которые всегда харатеризовались достаточным консерватизмом в области реформ пенитенциарной системы. Во Франции в результате пенитенциарной реформы, которая была проведена в августе 1985 г., существенно гуманизировались условия отбывания тюремного заключения. Во французских тюрьмах была организована социально-воспитательная служба. Заключенные получили возможность получать профессиональное образование, учиться в различных учебных заведениях и получать необходимую медицинскую помощь за пределами пенитенциарного учреждения без постоянного контроля со стороны тюремной администрации.'
     В Германии, где теория и практика воздействия на преступность длительный период оставалась невосприимчивой к англо-американским и франко-итальянским новшествам, в этот период отмечается ренессанс теории Ф. Листа. Надо отметить, что многие теоретические положения Ф. Листа в это время стали весьма популярны. Его идея о том, что наказанию подлежит не преступление, а преступник, стала девизом криминологов-клиницистов и реформаторов пенитенциарной практики. Теоретические положения Ф. Листа о социальной природе преступности и о возможности исправления преступников определенных типов были переосмыслены соотечественниками великого ученого и легли в основу гуманизации практики воздействия на преступность в Федеративной Республике Германии. Наряду с социальными преобразованиями, направленными на уменьшение экономического неравенства, существенные изменения претерпела карательная политика. Последняя выразилась в общем уменьшении сроков тюремного заключения по судебным приговорам, широком внедрении в судебную практику альтернативных наказаний. В федеральных землях были созданы молодежные суды. Основой карательной практики стали следующие теоретические положения:
     — репрессия не может быть единственным ответом государства на преступления;
     — суровые репрессивные меры необходимо применять в отношении преступников, не осознавших несправедливость преступных деяний, не раскаявшихся в содеянном. Основная задача уголовного наказания — доходчивым образом дать понять, что общество имеет право защищать свои ценности, если их не уважают и не признают;
     — необходимость применения сурового наказания должна быть так обоснована в судебном приговоре, чтобы в  справедливости ее не оставалось сомнений. В приговоре необходимо показать незаконность деяния, раскрыть ценности, которые защищает уголовный кодекс.
     Существенно изменился и режим отбывания  тюремного заключения. Тюремные камеры в странах Европы постепенно стали  больше походить на гостиничные номера, а отдельные тюрьмы, отличавшиеся особым комфортом, стали называть домами отдыха. Некоторые наши сограждане, оказавшиеся волей судеб за решеткой в западноевропейских странах, были весьма довольны тамошними условиями. Например, из Дании один наш соотечественник написал родственникам письмо о том, что он задержан полицией и находится в тюрьме, но при этом просил не волноваться, потому что это не тюрьма, а очень хорошая гостиница, его там хорошо кормят и условия жизни очень хорошие. Заключенные начали активно участвовать в общественной жизни, учиться в высших учебных заведениях, приобщаться к творчеству. Многие заключенные стали заниматься живописью (в основном в стиле примитивизма), их картины выставлялись в художественных галереях. Произведения заключенных охотно покупали любители экзотической тюремной живописи. Общественность стала регулярно поддерживать контакты с лишенными свободы. Да и сами заключенные иногда брали шефство над обездоленными из свободного мира, о которых они узнавали из газет: оказывали материальную помощь матерям-одиночкам, сиротам.
     Ренессанс гуманизма в отношении к беднейшим  слоям общества и преступникам длился около десяти лет. В некоторых странах он затянулся на несколько десятилетий, но практически во всех европейских странах (за исключением Швейцарии) в средине 80-х гг. все возрастающая преступность заставляла искать более действенные меры воздействия на нее.
     Швейцария стала своеобразным островком безопасности в бурном море стремительно растущей европейской преступности. Исследования криминологов показали, что к числу  причин, препятствующих росту преступности в этой стране,относятся:
     — медленные процессы урбанизации (в Швейцарии нет городов с миллионным населением);
     — децентрализация промышленности и  отсутствие крупных промышленных центров  с сопутствующими трущобами и  нищетой;
     — низкая мобильность населения, преобладание коренных жителей (тех, у кого несколько поколений прожили в одном месте) с устоявшимися традициями поведения и социального контроля;
     — сознание гражданской ответственности  у населения за социальные процессы в стране, в том числе и за преступность (швейцарцами владеет  глубоко укоренившаяся в общественном сознании вера в необходимость взаимной помощи и солидарности. Среди местных жителей распространена поговорка: в Швейцарии каждый себе полицейский);
     — децентрализация полиции и ориентация ее на интересы общины;
     — отсутствие чрезвычайных реакций на преступления (лишь незначительное число правонарушителей берется под стражу, альтернативой лишения свободы очень часто является условное осуждение, среди приговоров к лишению свободы преобладают краткосрочные);
     — замужние женщины в Швейцарии меньше всех в мире заняты профессиональным трудом, отсюда крайне низкий уровень преступности среди молодежи (возрастные группы до 18 лет почти не отягощены преступлениями);
     — школьное воспитание исключает вседозволенность, содержит много запретов, учитель имеет очень высокий социальный и экономический статус.'
     К этому можно добавить, что среди  молодежи в Швейцарии нет безработицы  и семейное воспитание в стране, где велика роль сельской общины, весьма патриархально. 2/3 приговоров к лишению  свободы швейцарские суды выносят условно. Но Швейцария была исключением. В иных странах Европы криминальная ситуация становилась все более драматичной.
     Социологические исследования показывали, что чувство  неизбежности и страха перед преступлениями стало преобладающим среди граждан западноевропейских государств. Правоохранительные органы были обвинены в отсутствии твердости. Общественность требовала прекратить заигрывать с преступниками. Лозунг «Преступник должен сидеть в тюрьме» становился все более популярным.
     Для этого периода характерно ужесточение карательной политики, усиление полицейских сил, интерес к рекомендациям криминологов значительно снизился, эксперименты в области воздействия на преступность стали встречаться в штыки, криминологические исследования в значительной мере были свернуты (например в 1984 г. в Бельгии был закрыт научный центр по изучению преступности несовершеннолетних). Возник опасный феномен отчуждения между наукой и практикой: практики не желали воспринимать выводы науки, а ряд криминологов отказались от ориентации на поиск эффективных мер воздействия на преступность.
     Большинство западноевропейских политиков сделали  ставки на жесткие меры, которые  не требовали серьезной интеллектуальной проработки. В этих условиях популярность возвратилась к классическим теориям общей и частной превенции. От исправительной пенитенциарной модели в ряде европейских стран стали отказываться в пользу жестко репрессивной. Тюрьму вновь стали рассматривать не как средство воспитания, а как орудие запугивания и изоляции общественно опасных элементов. Некоторые исследователи выделяют в странах Европы три вида политики по отношению к заключенным:
     — жестко репрессивная политика запугивания;
     — пенитенциарная политика с акцентом на исправление преступников;
     — изоляционизм (политика, в которой главная ставка делается на то, чтобы отделить здоровую часть общества от общественно опасных элементов и не более).2 Неоклассицизм стал главенствующей теоретической концепцией, положенной в основу политики воздействия на преступность. Например, в 1988 г. в Швеции в результате реформ уголовного законодательства прочно утвердился бентамовский принцип пропорциональности'. Однако карательные меры, которые оказались не намного дешевле, чем социальные реформы, не оправдали надежд европейцев. Наряду с ростом количества тюрем и числа заключенных достаточно интенсивно продолжала расти и преступность. Та же Швеция стала лидером по уровню преступности в Европе.
     Полиция, на материальное обеспечение которой  общество тратило значительные средства, оказалась бессильной удержать натиск преступности, несмотря на многократное увеличение ее рядов. Весьма показателен в этом отношении пример Великобритании. После прихода в 1979 г. к власти М. Тетчер правительство во главу угла своей внутренней политики поставило борьбу с преступностью. Причем основной акцент был сделан на укрепление полицейских сил. Расчет строился на создании хорошо оснащенной полиции, наделенной повышенными властными полномочиями. Однако полицейский эксперимент «железной леди» оказался малоэффективным. Рост преступности остановить не удалось. На всем протяжении 80-х гг. расходы на полицию увеличились в три раза, но в то же время количество только зарегистрированных преступлений удвоилось. Полномочия полиции были значительно расширены, а раскрываемость преступлений снизилась. Более того, снизился традиционно высокий авторитет полиции в глазах общественности. Таким образом, если в 70-е гг. под огнем критики за неуспехи в воздействии на преступность оказывались политики-реформаторы и криминологи, то теперь ответственность за рост преступности возлагали на полицейскую, судебную и пенитенциарную системы. Уровень раскрываемости был невысок, судебные приговоры казались недостаточно строгими, а уровень рецидива, напротив, был весьма значителен. Особую опасность приобрел феномен организованной преступности, которая постепенно приобрела транснациональный характер и стала малоуязвимой для полицейского воздействия. В этих условиях Полицейский фонд Великобритании организовал углубленные криминологические исследования, основной задачей которых было выяснение возможности полицейских сил влиять на развитие криминальных процессов в обществе. Исследования показали, что полиция может оказывать на динамику преступности в стране весьма ограниченное воздействие. Полицейские могут посадить в тюрьму отдельных преступников, но не в состоянии прекратить, например, ночные грабежи или ограничить рост этих грабежей. Все больше специалистов в области борьбы с преступностью стали приходить к выводу о справедливости афоризма: «Апеллировать в избавлении от преступности к полицейским мерам и пенитенциарной политике — это все равно, что с помощью зонтика пытаться остановить дождь».
     Горькие реалии вынудили политиков сделать  вывод о том, что преступность — крепкий орешек, и избавиться от нее с помощью исключительно карательных мер, какими бы жесткими они ни были, невозможно. Национальные системы воздействия на преступность, многие элементы которых практически работали на холостых оборотах, обрели прежнюю значимость. Наряду с сохранением репрессивных мер вновь стали развиваться различные механизмы социального контроля и ранней превенции.
     Серьезным изменениям была подвергнута полицейская  деятельность. Реформирование полиции  в Европе пошло в двух направлениях. В большинстве стран функции этой организации стали расширяться и изменяться. О том, что полиция должна в большей мере ориентироваться на потребности региональной общины, а полицейские — выполнять функции защитников, воспитателей и опекунов, много говорилось в 60-е и 70-е гг., были предприняты некоторые меры в этом направлении, однако резкое усиление карательной составляющей антикриминальной политики переориентировало развитие полицейских сил, которые взяли на вооружение жесткий стиль. В конце 80-х гг. изменение акцентов полицейской деятельности стало актуальной потребностью. Полицейские во многих западноевропейских странах стали заниматься воспитательной работой с несовершеннолетними, консультировать население по проблемам эффективной защиты от преступников, оперативно решать проблемы межличностных отношений, пресекая развитие конфликтов. Да и структура полицейских органов стала меняться в плане ориентации на решение социальных проблем. Например, на улаживание межэтнических конфликтов, которые нередко выливаются в крупномасштабные преступления. В этих целях в датской полиции были созданы специальные межэтнические отделения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.