На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Особенности и тенденции брачности в России

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 15.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Особенности и тенденции брачности  в России 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Введение.
      Прошедший XX в. был насыщен грандиозными событиями  глобального характера. Революции, две мировые войны, репрессии, смены  режимов, «перестройка». Всё перечисленное  оставило неизгладимый след на демографическом состоянии России. Пытаясь ликвидировать демографические провалы, советское государство неоднократно вносило изменения в семейно-брачное законодательство. Также многократно в умах советских людей менялось представление о ценностях семьи и законного брака. Юридически не оформленные отношения периодически приравнивались к юридически оформленным с точки зрения юридических последствий. Рождение детей вне официального брака то поощрялось, то подвергалось публичному осуждению, разводы то подвергались жёсткому контролю со стороны правящей партии или церкви, то становились вполне обыденным явлением. В результате в начале XXI в. на территории России сложилась весьма своеобразная модель брачного поведения, от традиционных патриархальных семей с многочисленными детьми до периодически сменяющихся незарегистрированных союзов с детьми и без детей.
      Свою  роль в сложившейся ситуации играет крайне лояльная политика современного государства ко всем проявлениям  брачного, репродуктивного и сексуального поведения населения. Отсутствие интереса к брачному поведению населения со стороны государства находит своё продолжение в ликвидации системы продуманного текущего статистического учёта браков и разводов в результате принятия Федерального закона «Об актах гражданского состояния» в 1997 г. Определённые сложности вызывают разногласия в определении самого понятия «брак» и форм брака в научной среде среди демографов, социологов, юристов. Помимо прочего, семейно-брачное законодательство РФ не соответствует международным нормам и создаёт юридические прецеденты при заключении трансграничных браков, и особенно при оформлении разводов и опеки над общими детьми.  

    В России, как и везде, издавна существовала традиция ранних браков. Но в Западной Европе она была изжита не менее четырех веков назад. С середины второго тысячелетия здесь стал распространяться новый, отличный от традиционного тип брачности, названный Дж. Хаджналом «европейским»1. Одной из его главных отличительных черт было позднее вступление в брак и высокая доля лиц, никогда не женившихся и не выходивших замуж. К началу ХХ века во многих странах Западной Европы 70-80% женщин в возрасте 20-24 года не были замужем, и даже к 30 годам доля незамужних достигала 40, а иногда и 50 процентов. Неженатых мужчин в этих возрастах было еще больше2.
    В России же, в ее нынешних границах, к началу ХХ столетия почти безраздельно господствовала традиционная ранняя и почти всеобщая брачность.
    О перспективах брачности в России можно судить, проследив общие  тенденции брачного поведения населения.
    Первая  всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года показала, что к возрасту 50 лет почти все мужчины и женщины состояли в браке: доля никогда не состоявших в браке к этому возрасту составляла 4% для женщин и 5% для мужчин (табл. 1). Вероятно, среди европейских стран лишь в Сербии и Болгарии распространенность брака была еще выше — на два-три процентных пункта.
Таблица 1. Никогда не состоявшие в браке в возрасте 45-49 лет в некоторых странах мира, рубеж XIX и XX веков, %
Страна, год* Жен. Муж. Страна, год* Жен. Муж.
Швеция, 1900 19,0 13,0 Австралия, 1901 9,3 22,4
Бельгия, 1900 17,1 16,1 США, 1900 8,6 12,0
Швейцария, 1900 17,0 16,0 Чехия, 1910 8,5 6,2
Нидерланды, 1900 14,0 13,0 Польша, 1900 7,8 6,1
Англия  и Уэльс, 1901 13,4 11,0 Европейская Россия, 1897 5,0 4,0
Австрия, 1900 13,0 11,0 Греция, 1907 4,0 9,0
Канада, 1911 12,0 15,1 Венгрия, 1900 4,0 5,0
Франция, 1901-1905 11,2 10,4 Румыния, 1899 3,0 5,0
Италия, 1901 10,9 10,9 Япония, 1920 1,9 2,3
Испания, 1900 10,2 6,4 Болгария, 1900 1,0 3,0
Германия, 1900 10,1 8,2 Сербия, 1900 1,0 3,0
* Страны ранжированы в порядке убывания доли никогда не состоявших в браке женщин. 
Источник: Patterns of First Marriage: Timing and Prevalence. N.Y.: United Nations, 1990. P. 7-18.

Более половины всех невест и около трети женихов  в Европейской России были не старше 20 лет. Но европейская часть Российской империи включала в себя прибалтийские губернии и некоторые другие районы со значительным протестантским и католическим населением, у которого тип брачности был близок к европейскому [3]. Если же говорить о собственно России в границах близких к современным, то доля ранних браков была еще большей — в брак вступали сразу по наступлении социально признаваемого возраста совершеннолетия, который во второй половине XIX в. находился для девушки в интервале 13-16 лет, для юноши — 17-18 лет. Верхняя возрастная граница совершеннолетия совпадала с бракоспособным возрастом (табл. 2). В южнорусских областях девушка, не вышедшая замуж к 19 годам, считалась «застаревшей» и 20-летних невест начинали браковать: «есть, стало быть, недостаток, коль целых четыре года сидит в девках». В центральных и верхневолжских губерниях с 23-25 лет девушка — «перестарок», и женихи ее «обегают», а девица 25 лет — «засиделка», «вековуша», «старая». На российском Севере и в Сибири норма для брачного возраста устанавливалась в более широких пределах и в среднем на более высоком уровне, однако и там браки после 25 лет и для юношей, и тем более для девушек были редкостью (в этих областях не менее 80% девушек вступали в брак к указанному возрасту)3.
Таблица 2. Возраст социально признаваемого совершеннолетия и вступления в брак для девушки в России во второй половине XIX в.
  Начало  признаваемого совершеннолетия Возрастной  пик признания  девушки совершеннолетней Социальная  норма для возраста вступления в брак
Южнорусские области 13-14 16 16-18
Центральные и верхневолжские области 13-15 16-18 16-23
Среднее Поволжье 13-16 16-18 16-25
Севернорусская  зона 13-16 16-22 16-27
Сибирь - 17-21 17-21
Источник: Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX — начала XX в. Л.: Наука, 1988. С. 47. 

      К этому времени Россия в основном отошла уже от сверхранней брачности прошлых веков, когда нормой были браки между 13-14-летней невестой и 15-16-летним женихом. Еще в 1774 году церковь устанавливала бракоспособный возраст в 13 лет для женщин и в 15 лет для мужчин. В соответствии с императорским указом 1830 года, минимальный возраст для вступления в брак был повышен до 16 лет для невесты и 18 лет для жениха. Однако крестьяне и нижние слои городского населения нередко обращались к духовным властям за разрешением выдать замуж дочь в более раннем возрасте. В качестве главного мотива выдвигалась необходимость иметь в доме работницу или хозяйку. Для получения разрешения на брак девушка проходила медицинское освидетельствование на физическую зрелость и очень часто не выдерживала испытания, когда экспертами были врачи, и, наоборот, получали свидетельство на зрелость, когда решение принимали сами священники 4.
    Традиции  ранних браков были еще очень сильны, а перемены хотя и происходили, были не очень ярко выражены и затронули только те губернии, где после аграрной реформы быстро развивалась промышленность, усиливались отходничество и миграционная подвижность крестьянства. Так, в неземледельческо-промышленной полосе, где на рубеже веков было сосредоточено примерно 18% населения Европейской России, между концом 1860-х и первым десятилетием ХХ века доля браков в возрасте 20 лет и моложе сократилась у женщин с 55,9 до 48,5%, у мужчин — с 39,5 до 29,9%. А в центрально-земледельческих губерниях (30% населения) за то же время не произошло почти никаких изменений, доля браков в возрасте 20 лет и моложе осталась на прежнем уровне: у женщин — более 65%, у мужчин — более 43%5.
      В целом на рубеже XIX и XX веков по показателю среднего возраста вступления в первый брак Европейская Россия, даже с учетом западных и северных губерний с их более поздней брачностью, была гораздо ближе к самым отсталым аграрным восточноевропейским странам, таким, как Болгария, Румыния, Сербия, или к Японии и другим странам Азии, нежели к странам Западной Европы и Северной Америки (табл. 3). Если в Западной Европе и Северной Америке средний возраст вступления в брак для женщин колебался в пределах 24-27 лет и для мужчин — в пределах 27-29 лет, то в России и для тех, и для других он был как минимум на 4 года ниже для обоих полов. 

Таблица 3. Расчетный  средний возраст вступления в первый брак* в некоторых странах мира, рубеж XIX и XX веков. 

Страна, год** Жен. Муж. Страна, год** Жен. Муж.
Швеция, 1900 27,5 29,5 Италия, 1901-1905 23,8 27,4
Нидерланды,1900-1904 26,4 28,3 США, 1900 23,7 27,4
Англия  и Уэльс, 1901 25,8 27,2 Польша, 1900 23,6 26,6
Германия, 1900 25,5 27,8 Европейская Россия, 1897 21,4 24,2
Бельгия, 1900 25,4 27,3 Япония, 1920 21,1 24,9
Чехия, 1900 25,4 27,8 Болгария, 1900 20,8 24,2
Франция, 1901-1905 24,6 28,0 Румыния, 1899 20,3 24,5
Испания, 1900 24,5 27,4 Сербия, 1900 20,1 23,0
Канада, 1911 24,3 28,6      
* Расчетный средний возраст вступления в брак (SMAM — Singulate Mean Age at Marriage), оцениваемый на основе возрастного распределения женщин, никогда не состоявших в браке. Методика расчета предложена Дж. Хаджналом (См.: Patterns of First Marriage. Timing and Prevalence. United Nations. N.Y., 1990. P. 323-327). 
** Страны ранжированы в порядке убывания среднего возраста вступления женщин в брак. 
Источник: Patterns of First Marriage: Timing and Prevalence. N.Y.: United Nations, 1990. P. 7-18.
 

      После Великой Отечественной войны, достигнув  максимума к 1950 г. (27,1 года для женщин и 29,8 года для мужчин), средний возраст вступления в первый брак в России стал снижаться. Процесс омоложения первых браков наблюдался в России вплоть до середины 90-х гг. Средний возраст вступления в первый брак у мужчин в 1975 г. составил 24,8 года, у женщин — 23,2 года. Для сравнения: в 1993 г. средний возраст вступления в первый брак у мужчин составил 23,8 года, у женщин — 21,7 лет [5]. Таким образом, брачная возрастная модель первой половины 1990-х гг. напоминала брачную модель конца XIX в. Средний возраст вступления в первый брак у мужчин в 1897 г. в европейской части империи составлял 24,2 года, у женщин — 21,4 года [7].
      Тенденция существенного снижения среднего возраста вступления в первый брак была переломлена  в 1994 г. За 9 лет с 1993 по 2002 г. средний  возраст вступления в первый брак у мужчин вырос на 2,4 года и составил 26,2 года, а у женщин на 1,8 года и достиг 23,5 года.
      Говоря  о трансформации возрастной модели брачности, то есть сдвига среднего возраста вступления в брак к более старшим  возрастам, некоторые исследователи  предрекают дальнейшее увеличение возраста вступления в брак. И последние статистические данные подтверждают данную гипотезу: с 2002 по 2006 г. наблюдается дальнейшее увеличение доли вступивших в брак в 25–35-летнем возрастах. Так, в 2006 г. почти половина женщин, а именно 45,7%, и 63% мужчин вступили в брак после 24 лет.
       Данная  тенденция увеличения возраста вступления в первый брак вызывает несомненный  интерес, поскольку брачное поведение  неразрывно связано с репродуктивным поведением и откладывание брака  ведёт автоматически к откладыванию рождения детей, а порой и к отказу от них, если ожидание брака слишком затянулось. Не зря исследователи отмечают изменение возрастной модели рождаемости после 1994 г., которая идёт параллельно трансформации возрастной модели брачности и характеризуется сдвигом к более старшим возрастам. Так, в 2004 г. вклад рождений у женщин моложе 25 лет в суммарный коэффициент рождаемости сократился на 15,6% и составил 45,3% по сравнению с 1993 г., когда этот же показатель составлял 60,9%. С другой стороны, в возрастной группе 30–39 лет суммарный коэффициент рождаемости составил 23,7% и был в 1,65 раза больше, чем в 1994 г. [2].
       Вступление  в брак в более зрелых возрастах, возможно, свидетельствует о более  ответственном отношении к браку  и рождению детей, но, возможно, является логическим завершением неформальных интимных отношений и незарегистрированных брачных союзов. В качестве доказательства выступает фактическое сближение средних возрастов вступления в первый брак и рождения первого ребёнка, так, в 2002 г. средний возраст вступления в первый брак составил 23,5 года, а средний возраст матери при рождении первого ребёнка равнялся 23,7 года [3]. В пользу данного утверждения свидетельствуют изыскания ряда учёных. Так, по исследованиям М.С. Тольца, в России 53% первенцев, рождённых в браке, были зачаты до его заключения [1].  

      В России люди, состоящие в незарегистрированном браке, впервые фиксировались во время микропереписи 1994 г., которая  показала, что в 1994 г. в России в  незарегистрированных браках состояли 6,5% мужчин и 6,7% женщин. 
      Итоги Всероссийской переписи населения  2002 г. показали, что практика нерегистрируемых браков расширяется: 9,78% всех браков составляют юридически не оформленные, что составляет 9,8% у мужчин и 9,7% у женщин. Доля состоящих в незарегистрированных браках существенно различается в зависимости от возраста. Среди тех, кому 18–19 лет, этот показатель равнялся 37,6% у мужчин и 32,6% у женщин; среди 25–29-летних соответственно 15,7 и 14,2%, среди 45–49-летних — 8,3 и 7,7%.
      Особенно  велика доля незарегистрированных браков среди молодёжи 16–17 лет. Она составила 56,5% у мужчин и 53,4% у женщин. Данные Независимого института социальной политики свидетельствуют, что всё большее число «пробных союзов» не доживает до официальной регистрации. В поколении 50-х гг. рождения к возрасту 30 лет 90% мужчин и женщин заключали брак с партнёром, в поколении 70-х гг. рождения этот показатель снизился до 80%, и следует ждать его дальнейшего понижения [6].
      Тревожит  отношение студенческой молодёжи к  проживанию в незарегистрированных союзах. 87% студенток и 92% студентов  вузов Москвы допускают проживание в незарегистрированных союзах, причём 25% женщин согласны с неформальными отношениями даже при наличии детей. Такой либеральный подход к браку среди молодёжи, весьма вероятно, будет способствовать дальнейшему увеличению количества незарегистрированных союзов.
      Проблема  незарегистрированной брачности не являлась бы проблемой сама по себе, поскольку всегда существовала определённая доля населения, проживающая в юридически не оформленных союзах, особенно в  периоды действующих брачных законодательств, уравнивающих в правах зарегистрированные и незарегистрированные союзы. Однако с проблемой незарегистрированной брачности тесно переплетена более весомая проблема современности — внебрачная рождаемость. Больше всего внебрачных детей (58,4%) появляется на свет у матерей 15–17 лет. По Москве этот показатель составил 70% [4]. В России доля родившихся вне зарегистрированного брака непрерывно повышается. С 1990 по 2008 г. она увеличилась в 2 раза и составила 29,98% от общего числа рождений. Это усреднённые по стране показатели, в то же самое время в РФ существуют области, характеризующиеся весьма высокими показателями внебрачных рождений — свыше 40%. Это Ненецкий автономный округ, Республика Бурятия, Иркутская область, Агинский Бурятский автономный округ, Хабаровский край, Сахалинская область, Еврейская автономная область, Пермский край, Магаданская область, Чукотский автономный округ. Более всего внебрачных рождений наблюдается в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе — 53,5% и Республике Тыва — 60,4%.
      Если  в ближайшее время государственные  структуры не предпримут соответствующих  мер, стимулирующих зарегистрированный брак и рождение детей в браке, то количество детей, рождённых вне  брака, будет увеличиваться. Этому  способствует и государственная политика в сфере помощи неполным семьям, и общественное мнение, и СМИ.
      Но  не все дети, рождённые вне брака, живут в неполных семьях. Почти  половина из них зарегистрированы по совместному заявлению матери и  отца. Правда, этот факт не является доказательством их совместного проживания, но есть доля вероятности, что отец ребёнка принимает участие в его воспитании. Другое дело – дети, зарегистрированные только по заявлению матери, таких детей в РФ 52%.
      Именно  они пополняют ряды детей, проживающих  в неполных семьях только с матерью. Такие семьи образуются в результате следующих факторов: развод; внебрачное рождение ребёнка; овдовение. Неслучайно на первое место поставлен развод. Количество детей, остающихся в неполных семьях в результате развода родителей, составляет 3,5–4,5 млн человек в год. Воспитание ребёнка в неполных семьях порождает ряд государственных и социальных проблем. Они напрямую связаны с внутрисемейными проблемами неполных семей: бедность; безнадзорность; ухудшение здоровья и матери и ребёнка; нездоровый климат в семье из-за загруженности матери работой и как следствие большая вероятность девиантного поведения ребёнка, а зачастую и матери пьянство, наркомания, антиобщественное поведение. Проблема разводимости имеет колоссальное значение в современной, такой непростой, демографической ситуации в стране. Развод порождает не только целый ряд проблем, связанных с разрушением семьи и положением ребёнка и матери после развода, которые зависят от участия бывшего отца и мужа, в том числе его денежной помощи в виде алиментов. Мало того что алименты составляют сумму, недостаточную для полноценного содержания ребёнка, но и число лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов, неуклонно увеличивается и в 2006 г. составило 32 345 в Москве и 10 млн по стране. Статья 157 о наказании злостных неплательщиков алиментов существует только на бумаге и вызывает недоумение у представителей власти. Разводимость также влияет на репродуктивное поведение населения, снижая суммарный коэффициент рождаемости на 7,9%. Несмотря на огромную важность проблем, связанных с разводами, разводимость в нашей стране изучена крайне мало, и все методы, позволяющие дать оценку демографическим и другим факторам разводимости, носят косвенный характер и не отслеживаются органами статистического учёта. Чтобы выявить методы влияния на брачное поведение населения, необходимо всесторонне изучить факторы брачности и разводимости, которые содержат в себе как демографический, так и социальный аспекты. Для решения столь сложной, но необходимой задачи нужно внести кардинальные изменения в структуру демографической, бюджетной, финансовой и других подструктур статистической отчётности.   

    Помимо  этого, необходимо уделить особое внимание областям с чрезвычайно высокими общими коэффициентами разводимости. Это Мурманская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Таймырский автономный округ, Эвенкийский автономный округ, Чукотский автономный округ, Магаданская область. А также областям с очень высокими индексами разводимости6. Это Ленинградская область, Нижегородская область, Красноярский край, Корякский автономный округ, Камчатская область. 
    Кроме вышеизложенных проблем текущего статистического  учёта в области брачности и разводимости, существует ещё проблема незарегистрированной, то есть нигде не учтённой, разводимости. Незарегистрированная брачность порождает незарегистрированную разводимость и рост числа повторных незарегистрированных союзов. Проблема повторных союзов практически не изучена. В СССР проводимые исследования позволили сделать следующие выводы: начиная с 1970 г. доля повторных браков увеличивалась во всех возрастных категориях. Исключение составляли только очень молодые люди 15–19 лет. Кроме того, начиная с 30-летнего возраста у мужчин и женщин доля повторных браков превышала долю первых браков, в 35–39-летнем возрасте – в 2,5 раза, а у 40–49-летних – более чем в 4 раза у мужчин и у женщин (для 1989 г.).
       В настоящее время даже зарегистрированные повторные браки не учитываются органами текущего статистического учёта, а незарегистрированные повторные союзы даже не упоминаются в статистических отчётах. Не предусмотрена данная категория и во Всероссийской переписи населения. Среди методов изучения незарегистрированной разводимости и незарегистрированных повторных союзов действует только метод социологических опросов, для проведения которых необходимы соответствующие материальные вложения. По результатам исследования, проведённого в 2007 г. Независимым институтом социальной политики, увеличивается время пребывания в повторных союзах для каждого последующего поколения женщин. Для женщин, рождённых в 1955–1959 гг., пребывание во втором союзе увеличилось более чем в 2 раза в сравнении с женщинами, рождёнными в 1929 г., и более чем в 7 раз для третьего и последующих союзов (табл. 1).  

Таблица 1. Распределение среднего времени пребывания в супружеских союзах по очерёдности союза для россиянок
Поколения женщин по годам рождения Среднее число лет во всех союзах в возрасте от 18 до 45 лет В том числе в  союзе указанной  очерёдности, %
Всего В первом союзе Во  втором союзе В третьем и последующих  союзах
1929 19,6 100 94,3 5,5 0,2
1930–1934 19,3 100 94,1 5,4 0,5
1935–1939 19,6 100 91,2 8,2 0,6
1940–1944 18,8 100 90 9,4 0,6
1945–1949 19,7 100 88 11,5 0,5
1950–1954 19,2 100 85,5 13,6 0,9
1955–1959 19,2 100 85,3 13,2 1,5
      И здесь на первое место опять поднимается  проблема воспитания детей в повторных  браках. В сводных семьях существует множество дополнительных проблем и конфликтных ситуаций, связанных с супружескими и родительскими обязанностями. Из-за конфликтных ситуаций, происходящих в том числе по поводу воспитания неродных детей, повторные браки распадаются чаще первых в 1,75 раза. Тем более что повторные браки очень часто не регистрируются именно из-за наличия в них несовершеннолетних детей от предыдущего брака. Участники такого брачного союза пользуются материальными и другими льготами, которые им предоставляет государство. В результате расширяется практика паразитирования на детях. По итогам Всероссийской переписи населения 2002 г. более чем в четверти домохозяйств, не имеющих в своём составе ни одного занятого, есть дети в возрасте моложе 18 лет: один ребёнок — в 16% домохозяйств без занятых, двое детей — в 7%, трое и более детей — в 4% домохозяйств, не имеющих занятых. В 1989 г. лишь в 9% семей, не имеющих ни одного занятого, были дети моложе 18 лет (в 7% семей без занятых — 1 ребёнок, в 2% — два ребёнка). Таким образом, количество семей, имеющих детей с нигде не работающими родителями, увеличилось более чем вдвое.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

       Вывод.
       Пути  развития института брачности в  России определены социально-экономической  и политической ситуацией в стране, а также вниманием государственных  структур к проблемам семьи и  брака. Как показала практика, население России очень чутко реагирует на изменения в семейно-брачном законодательстве. Даже небольшие вливания в семейный бюджет в виде денежных пособий вызывают немедленный отклик не избалованных вниманием к себе органами власти россиян. Продуманная государственная политика в области сексуального просвещения, юридического образования касаемо вопросов брака, семьи и рождения детей, реальная материальная поддержка семей с детьми, приведение семейно-брачного законодательства к международным стандартам, дополнительные вливания денежных средств в развитие науки о семье и браке, введение новых форм статистической отчётности — вот далеко не полный перечень актуальных задач, которые нужно решить в сжатые сроки, чтобы полностью не разрушить уникальный институт семьи и брака в России.   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Литература
    Андреев Е.М., Антонова О.И., Тольц М.С. Рождаемость и трансформация семьи в современной России // Вопросы статистики. — 2005. — № 7.
    Архангельский В.Н. Факторы рождаемости — М.: ТЕИС, 2006.
    Демографическое развитие России в XXI веке / Под ред. Г.В. Осипова и Л.Л. Рыбаковского — М.: Экон-Информ, 2009.
    Информационно консультативный вестник по вопросам семьи и детства. — М.: Правительство Москвы, 2007.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.