На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Потоки финансовой, культурной глобализации. Международная денежная и финансовая нестабильность как главная характерная черта финансовой глобализации. Становление коммуникационного мира. Экономическая мощь, новаторский характер американского капитализма.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Междун. отношения. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:
финансовое и культурное развитие мирового пространства в контексте глобализации
ПОТОКИ финансовой, культурной глобализации

В этой работе речь пойдет о финансовой и культурной глобализации.
Предмет исследования - финансовое и культурное развитие мирового пространства в контексте глобализации.
Финансовая глобализация занимает важное, если не центральное место в дискуссиях о глобализации. Для одних она ассоциируется с "хаотической ситуацией и "чрезмерной свободой, данной рынку и спекуляции"; другие, напротив, уверены, что нет никаких оснований считать, будто частные рынки капиталов функционируют, как правило, плохо"". По мнению Аллегре, столь кардинальные расхождения между учеными объясняются тем, что с 80-х годов происходит становление новой конфигурации мировой экономики: переход от регулируемой государствами системы (Бреттон-Вудские соглашения 1944 г.) к системе, направляемой рынками.
В пользу положительной оценки глобальных финансовых рынков говорят следующие аргументы: возможность для каждого предпринимателя защитить себя от риска неожиданных и резких изменений курсов валют и ставок процента и быстро приспособиться к неожиданным финансовым шокам типа нефтяных или объединения двух Германий, а также гарантировать некоторую дисциплину экономического поведения, препятствуя проведению правительствами инфляционной политики и политики наращивания государственной задолженности. В условиях господства рыночных отношений в глобальном измерении государства вынуждены осуществлять более разумную экономическую стратегию.
Против рыночного механизма выдвигаются аргументы, подчеркивающие его нестабильность и несовершенство из-за:
1. отсутствия информационной симметрии (одни участники лучше информированы, чем другие, и потому могут проводить успешные для них, но дестабилизирующие общие правила игры, спекулятивные операции) и
2. сосуществования двух групп операторов на глобальном финансовом рынке. Одна группа - "фундаменталистов" - ведет разумную экономическую игру, рассчитанную на долгосрочную стабильность, другая - "чартистов" - постоянно вносит дестабилизирующие факторы, ориентируясь на слухи или моду. Иначе говоря, не все операторы ведут себя в соответствии с принципом эффективности. В число антирыночных аргументов включается также указание на определенную "близорукость" рыночного механизма, его склонность не учитывать долгосрочные эффекты, на легкость, с которой нарушаются краткосрочные равновесия спонтанными психологическими реакциями операторов или хорошо организованными спекулятивными действиями.
Таким образом, "международная денежная и финансовая нестабильность представляется главной характерной чертой финансовой глобализации". Поэтому в научных кругах постоянно поднимается вопрос о необходимости дополнительных инструментов регулирования в мировом масштабе. "Одна из задач XXI столетия состоит в том, чтобы найти способ совместить некоторый национальный суверенитет с финансовой унификацией... Большие трудности, возникающие при прямом контроле за рынками, побуждают добиваться повышения ответственности самих рыночных операторов, в данном случае - инвесторов".
Главная мысль Ф. Лемуан, приводящей сведения о стремительном повышении роли Китая на мировых товарных рынках (с 1980 по 1996 г. китайский экспорт увеличился в восемь раз - с 18 млрд. до 151 млрд. долл.), состоит в том, что превращение страны в одного из "двигателей мировой торговли" произошло не только по внутренним причинам, но и благодаря "важной роли иностранных фирм в этом мощном продвижении вперед" (стр. 30). В частности, это стало возможным благодаря Гонконгу - "распределительной платформы" иностранных капиталов и китайской торговли. Через Гонконг проходит половина иностранных вложений и внешнеторгового оборота Китая.
При отсутствии глобализационных тенденций в мире Китаю, как и другим новым индустриальным странам Юго-Восточной Азии, вряд ли удались бы столь мощные рывки вперед в экономическом развитии.
СЕТИ
Глобализация проявляется не только в расширении и интенсификации процессов обмена товаров и денег в масштабе планеты, но и в изменении самих агентов, оперирующих на товарных и денежных рынках. Операторы становятся мощнее и крупнее в результате централизации капиталов, перестраивают свои организационные и управляющие схемы по мере распространения бизнеса на территории многих стран. Они как бы раскидывают в пространстве своих действий организационные и технологические сети: телекоммуникационные, транспортные, финансовые. Рядом с корпоративными сетями существуют диаспорные, религиозные, мафиозные, мегаполисные. "Наряду с товарными и денежными потоками сети усиливают проявления транснационализации и взаимозависимости" (стр. 34).
Этому аспекту глобализации посвящены статьи: "Власть сетей" А. Солономоса", доктора политических наук в Парижском университетете; "Наркотики как планетарные сети" А. Лабрусса, директора Геополитической обсерватории наркотиков; "На пути к телекоммуникационному миру" А. Маттелара", профессора Рейнского университета 1; "Оборотная сторона дела Салмана Рушди: факсы и компьютеры на службе движений общественного протеста" Э. Ренэ.
Категория сетей введена в обращение для того, - пишет Солономос, - чтобы закрыть бреши, которые обнаруживаются при сопоставлении старых теоретических моделей с новой действительностью" (стр. 36). Главная из таких брешей; соотношение и взаимосвязь функций, исполняемых в международном пространстве национальными государствами и неправительственными общественными образованиями. Мощное вторжение неправительственных объединений в традиционно занятое государствами пространство международных отношений изменило структуру последних, подорвало монополию государств на исполнение всех международных функций, заставило политические власти считаться с общественным мнением по все большему числу вопросов - от экономических до религиозных и культурных. "Изучение сетей предполагает трехуровневый анализ: исследование ценностей и норм, присущих предпринимательским и общественным объединениям; прогнозирование влияния этих ценностей и норм на деятельность национальных государств в областях, находящихся сейчас под их контролем; определение роли сетевых образований в системе международных отношений в целом" (стр. 39).
Одним из экстремальных примеров стихийно протекающей глобализации является наркобизнес, объединяющий воедино производство, перемещение и продажу наркотиков в планетарном масштабе. Кроме раскрытия его связи с локальными военными конфликтами (источник финансирования закупок оружия воюющими сторонами в Афганистане и некоторых других регионах) и распадом СССР (выход на западные рынки азиатских наркотиков через бывшие союзные республики), статья Лабрусса интересна следующим ироническим замечанием: "Наркобизнес - явление глобального масштаба, не знающее ни национальности, ни границ. Он регулируется спросом и предложением, законами демпинга, бартера. Он использует ту же стратегию и ту же тактику, что и производитель любого популярного продукта конца XX века... Все, что связано с наркотиками, является одновременно и "современным" и "традиционным", "мировым" и "локальным"" (стр. 43).
И вот этот идеальный продукт глобального рынка приходится преследовать и искоренять всеми доступными нерыночными мерами, тем самым ставя под сомнение универсальную состоятельность рыночного механизма, "несколько поспешно названного "новым мировым порядком". "Короче, - заключает Лабрусс, - наркотики являются лишь слегка деформированным зеркальным отражением несовершенства функциональной системы нашего мира, стоящего на пороге третьего тысячелетия" (стр. 43).
В своей статье о телекоммуникациях А. Маттелар бросает взгляд на глобализацию сквозь призму отрасли, предприниматели которой были первыми названы "глобальными актерами", поскольку здесь менеджмент был вынужден подходить к решению своих задач в планетарном масштабе. Именно здесь бизнесмены оказались перед необходимостью совместить технологию передачи информации на весь мир с ситуацией, когда три уровня пространств: локальное, национальное и международное - традиционно продолжали считаться изолированными друг от друга. "В рамках мирового рынка стратегия предприятий-сетей обязана быть одновременно глобальной и локальной: именно такую ситуацию японские менеджеры назвали неологизмом "глокализация". Новую логику предприятия выражает лозунг "интеграция": интеграция географических территорий, но одновременно и концепций производства и коммерциализации - двух некогда разделенных сфер деятельности" (стр. 45).
Телекоммуникационный мир первым столкнулся напрямую и с проблемой свободы распространения информации: свобода в ее общепринятом значении и свобода торговли оказались связанными нерасторжимыми узами. В ходе переговоров в рамках ГАТТ, завершенных в декабре 1993 г. Европейский союз и США не смогли придти к согласию о политике в культурной области. В договор была включена "культурная оговорка", просто-напросто исключившая из режима свободной торговли производство видеокассет и других предметов культурного назначения.
Таким образом, становление "коммуникационного мира" вызывает новые противоречия между странами и регионами. И не только между ними: в борьбу за культурную самобытность втягиваются целые социальные группы и отдельные индивиды. "80-е годы были не только десятилетием глобалистской горячки, но также и реваншем отдельных культур. Речь идет о своеобразном возврате к прошлому. Ведь культурные и институциональные модели, которые навязываются державами-гегемонами, редко усваиваются безропотно другими народами и культурами" (стр. 46). Другими словами, истинная глобализация не заканчивается изобретением глобальной технологии или появлением глобальных корпораций. Это процесс, здоровое развитие которого предполагает прохождение его нормативных установок через общественное сознание, через глобальные процессы в гражданском обществе.
Глобализация вывела на общемировую сцену целую когорту новых актеров, претендующих если не на приоритет, то по крайней мере на равенство с традиционными субъектами международных отношений - государствами. Авторы спецвыпуска насчитывают по меньшей мере семь новых субъектов, решения и поведение которых влияют сейчас на мировые процессы. Это международные организации (МВФ, Всемирный банк, ЮНЕСКО, ФАО, МОТ, ВТО, "Большая семерка", превратившаяся в "восьмерку" после включения в нее России), региональные организации, насчитывается в общей сложности около 60), многонациональные корпорации (около 60 тыс.), институциональные инвесторы (пенсионные и инвестиционные фонды, страховые компании), неправительственные организации (движения "зеленых", "врачей без границ" и т.п.), крупные города (Лондон, Нью-Йорк, Токио, Франкфурт, Париж), индивиды (научные работники, университетские профессора, артисты, отдельные личности типа Дж. Сороса, Б. Гейтса). Из них подробному рассмотрению подвергаются четыре субъекта: США как главный глобальный актер, МНК, города и индивиды.
Профессор Парижского института политических исследований А. Валладао объясняет, почему именно США, оказавшиеся после краха СССР единственной сверхдержавой, стали главным движителем глобальных процессов не только в экономической и политической областях, но и в культурной сфере, в брошюре Центра стратегических и международных исследований, выпущенной ко второй избирательной кампании Б. Клинтона, прямо декларировано намерение превратить США в архитектора 'нового мира и "поддержать позитивные силы глобальной интеграции - экономической, технологической, политической, решительно изменив попытки дезинтеграционных сил определять будущее". В том же ключе следует рассматривать призыв Америки "разрушить воздвигнутую в нашем сознании стену между внутренней политикой и политикой внешней" (стр. 53)'.
Уверенность в благотворности взятой на себя миссии позволяет США добиваться поставленных целей без применения одностороннего насилия или нажима, путем взаимной договоренности или "совместных полицейских акций, одобренных международными организациями" и направленных против государств, не придерживающихся универсальной этики. Формальным выражением такой этики является международное право, закрепляющее универсальные нормы поведения людей и государств. За неимением единого мирового правительства надзор за исполнением таких норм иногда вопреки своему желанию и далеко не всегда охотно берут на себя США как сильнейшая в политическом и военном отношении держава.
Экономическая мощь и новаторский характер американского капитализма позволяет США стать практически единственным центром распространения нововведений в технологической, финансовой, организационно-управленческой сферах мировой экономики. США являются одновременно и двигателем, и экспериментальной лабораторией того, что называется глобализацией. Особое место, по мнению Валладао, принадлежит США и в области культурной глобализации. С одной стороны, культура самих США эволюционирует от чисто американской к эклектической модели сосуществования и симбиоза различных культурных традиций и влияний, что делает ее более приемлемой для прочих стран.
С другой стороны, установка американской «культуропроизводящей» индустрии на рыночный успех, на оправданность всего, что пользуется спросом, позволяет США выступать крупнейшим поставщиком любой "культурной продукции" как высокого, тик и низкого качества. 3/4 "картинок", показываемых в мире с видеокассет или в кинотеатрах, - американские.
США выигрывают от становления взаимозависимого и глобального мира по той простой причине, что их собственное общество уже частично глобализовано и живет в условиях, когда отдельные люди и самые различные их объединения постоянно ищут правила поведения, которые не нарушали бы их взаимоотношений. Америка сейчас оказалась в центре мира потому, что весь мир находится в Америке... Глобализация подрывает модель национального государства, унаследованную от времен американской борьбы за независимость и французской революции, подрывает даже ее легитимность. И потому первым, кто почувствовал последствия глобализации и вынужден к ней адаптироваться, стало само американское государство" (стр. 55).
В небольшой, но очень емкой статье "Существует ли власть глобальных МНК?" В. Ландреф, профессор Парижского университета, президент Европейской ассоциации экономических исследований обосновывает тезис о новом этапе развития крупных многонациональных фирм. Они действуют в соответствии с характерным для них принципом, а именно: быть представленными на основных рынках, опираясь на единство управления торговой, промышленной и финансовой деятельностью. Первые МНК появились еще в XIX в. и постепенно выработали четыре главные стратегические установки протоглобалистского типа: 1. обеспечение своего производства иностранным сырьем; 2. закрепление на иностранных рынках сбыта через создание там своих филиалов; 3. рационализация производства путем его перемещения (делокализации) в страны, где издержки производства меньше, чем на национальной территории; 4. ориентация на "техно-финансовую" стратегию, состоящую в использовании своих зарубежных инвестиций для создания таких форм закрепления на иностранных рынках, как организация субподрядных предприятий; заключение долгосрочных партнерских соглашений с другими фирмами; отказ от части старых производств и расширение новых видов деятельности, прежде всего в области научно-технологических исследований и развития, поиски прибылей на международных финансовых рынках, включая участие в спекулятивных операциях.
Уточнение и детализация этих четырех стратегий, использование их одновременно или последовательно в зависимости от конкретных обстоятельств привели в середине 80-х годов к формированию настоящей глобальной стратегии сначала у десятка наиболее предприимчивых МНК, а затем и у более широкого их круга. Стратегия является глобальной, если фирма одновременно учитывает следующие требования поведения на мировых рынках:
- иметь общепланетарное видение рынков и конкуренции;
- хорошо знать своих соперников и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.