На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Евфемизмы в английском языке

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 16.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


курсовая  английский язык

Политкорректность как тенденция развития английского языка

 
СОДЕРЖАНИЕ 
 
 

 

ВВЕДЕНИЕ 

    Настоящая дипломная работа посвящена рассмотрению политической корректности, явления, получившего довольно широкое распространение в англоязычных странах и оказавшего значительное влияние на современный английский язык.
    Взаимосвязь языка, общества и культуры исследуется в языкознании довольно долгое время: еще выдающийся немецкий языковед и философ XIX века Вильгельм фон Гумбольдт характеризовал язык как "объединенную духовную энергию народа", "орудие мыслей и чувств народа" [9,c. 349]. В XX столетии значительно возросла потребность изучения языка в совокупности с экстралингвистическими факторами, что привело к возникновению новых течений в лингвистике (американская антрополингвистика, пражская функциональная школа) и зарождению таких отраслей, как социолингвистика, этнолингвистика, лингвострановедение. Одной из актуальных проблем, стоящих перед современным языкознанием, остается исследование соотношения языка и культуры. Как справедливо замечает С.Г.Тер-Минасова, язык является зеркалом культуры, в нем отражаются общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, видение мира [20,c. 14].
    В последние десятилетия в мире, главным образом, в англоязычных странах, возник такой культурный и языковой феномен, как "политическая корректность". По мнению З.С.Трофимовой, "явление политической корректности связано с возникновением идеи культурного плюрализма и вытекающей отсюда необходимости пропорционально представлять произведения литературы и искусства, достижения в общественной и политической жизни, относящиеся к представителям всех этнических и сексуальных меньшинств" [22,c. 227].
    Подходы к анализу политической корректности различны: последняя трактуется как  особая идеологическая реалия, языковое движение, культурно-поведенческая и языковая тенденция, языковая толерантность и др. Необходимо согласиться с неудачностью самого термина "политическая корректность" (главным образом, из-за первого компонента в данном словосочетании), но нужно также констатировать его устойчивость и вхождение во многие языки мира [20,c. 225].
    Несмотря  на довольно широкое распространение, тема политической корректности не получила, на наш взгляд, достаточно полного  осмысления в научной литературе, особенно в лингвистических исследованиях. Рассмотрение проблем, связанных с политической корректностью как феноменом, присущим американской культуре, проводится преимущественно исследователями из США. Политической корректности и соотносящимся с ней вопросам посвящены, в частности, работы Д.Адлера, 1989; А.Блума, 1988; Д.Д'Соузы, 1991; Д.Лео, 1991; Д.Равич, 1993; Д.Тейлора, 1991; С.Уолкера, 1994 и других. Отличительной чертой большинства публикаций вышеперечисленных американских авторов является интерпретация политической корректности как одного из элементов образовательной доктрины США. Между тем, собственно языковой аспект политической корректности в работах данных авторов либо совсем не затрагивается, либо отходит на второй план.
    В странах бывшего СССР проблемы политической корректности рассматриваются в ограниченном количестве научных исследований. Это, прежде всего, работы А.В.Остроуха "Политическая корректность в США: культурологический аспект проблемы" (1998), Ю.Л.Гумановой "Политическая корректность как социологический процесс" (1999), монография С.Г.Тер-Минасовой "Язык и межкультурная коммуникация" (2000) и некоторые другие. Диссертационная работа А.В.Остроуха является фактически первой попыткой научного подхода к исследованию явления политической корректности. Несмотря на то, что тема диссертации заявлена как культурологическая, автор неизбежно вынужден обращаться к языковому аспекту политической корректности, уделяя значительное внимание такому лингвистическому понятию, как эвфемия. Ю.Л.Гуманова в своей диссертации, выполненной в русле социологии, интерпретирует политическую корректность как социологический процесс, но также подробно останавливается на языковых новациях, произошедших по причине распространения идей политической корректности. С.Г.Тер-Минасова рассматривает политическую корректность в плане языковых нововведений в английском языке последних десятилетий. С.Г.Тер-Минасова предлагает вместо термина "политическая корректность" использовать термин "языковой такт" (linguistic tact) как более приемлемый по отношению к сфере языка. Необходимо также назвать публикации О.Ивановой, 2002; М.Ю.Палажченко, 2002; Л.В.Мерзляковой, 2002; А.Г.Стихина, 1995; Л.В.Цуриковой, 2001.
    Актуальность  исследования обусловлена недостаточной изученностью политической корректности в лингвистическом аспекте; необходимостью установить статус политической корректности в культурологи и языкознании; потребностью в сопоставительном исследовании проявлений политической корректности в английском и русском языках. Мы исходим из гипотезы, согласно которой политическая корректность представляет собой культурно-поведенческую и языковую категорию, которая имеет определенное содержание и средства выражения.
    Объектом  исследования является политическая корректность как культурно-поведенческая и языковая категория.
    Предметом исследования выступают содержание, функции и средства выражения категории политической корректности.
    Материалом  исследования послужили тексты американской и российской прессы (общий объем 800 статей), а также тексты американской художественной прозы XIX - середины XX вв. общим объемом 4500 страниц.
    Цель  работы заключается в попытке описания политической корректности как культурно-поведенческой и языковой категории. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
    рассмотреть содержание, функционирование и языковые средства выражения политической корректности как предположительно особой культурно-поведенческой и языковой категории;
    выявить причины возникновения и основные этапы развития понятия "политическая корректность";
    описать изменения, произошедшие в современном английском языке  
    под влиянием политической корректности;

    рассмотреть на примере этнонимов особенности словоупотребления в период до возникновения политической корректности;
    установить взаимосвязь новой эвфемистической лексики и теории политической корректности;
    на материале текстов американских и российских печатных СМИ исследовать и сопоставить конкретные случаи проявления категории политической корректности в английском и русском языках.
    дать переводческий комментарий к переводу англоязычной статьи.
В работе использовались следующие методы исследования:
      описательный метод, позволяющий изучить и систематизировать литературу по рассматриваемой проблематике;
      метод дистрибутивного анализа, применяющийся для выделения основных тематических групп политически корректной лексики;
      метод компонентного анализа, необходимый для выделения компонентов значения
      метод текстового анализа, используемый с целью исследования категории политической корректности на текстовом уровне;
      метод лингвостилистического анализа, используемый для изучения функциональных особенностей политически корректной/некорректной лексики;
      метод количественного анализа, позволяющий выявить количественное соотношение политически корректной/некорректной лексики в рассматриваемых текстах;
      метод сопоставительного анализа, применяющийся для сравнения средств выражения политической корректности в английском и русском языках.
    Научная новизна работы заключается в попытке установить статус политической корректности и степень ее влияния на культуру и язык; в осмыслении исторического и национально-специфического характера категории политической корректности; в изучении тенденций политической корректности в современном русском языке.
    Теоретическая значимость работы заключается в рассмотрении понятия "политическая корректность" в качестве культурно-поведенческой и языковой категории, а также в сопоставлении средств ее выражения в английском и русском языках.
    Практическая  ценность работы состоит в возможности использования ее материалов при подготовке лекций и семинаров по лингвокультурологии, лексикологии, страноведению, лингвостилистике, написании курсовых и дипломных работ, составлении справочных материалов.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИЙ

      Понятие политкорректности  и история возникновения данного явления
 
    Прежде  чем рассматривать основные аспекты  понятия "политическая корректность" и исследовать проявление категории  политической корректности в современных текстах, представляется целесообразным изучить особенности употребления отдельных лексических единиц в период до появления политической корректности.
    В рамках главы мы проведем лингвостилистический анализ лексики, признанной в настоящее  время некорректной. По нашему мнению, наиболее приемлемой лексико-семантической группой для такого рода анализа являются этнонимы — названия различных видов этнических общностей: наций, народов, народностей, племен, племенных союзов, родов и т.п. [17,c. 598]. Анализ функциональных особенностей этнонимов позволит выявить существовавшие ранее негативные стереотипы и проявление дискриминации по расовому и национальному признаку. Объектом изучения послужили, таким образом, случаи употребления этнонимов с негативной коннотацией в текстах художественной литературы.
    В процессе анализа необходимо принимать  во внимание специфику художественной речи, в которой выбор лексических  средств диктуется индивидуальными  особенностями стиля автора, содержанием  и тематикой произведения. При этом, на наш взгляд, следует четко различать использование пейоративных терминов в авторской речи и в речи персонажей. В первом случае такое словоупотребление связано: а) с отсутствием у слова негативных коннотаций в период создания произведения; б) с субъективным мнением автора, намеренно использующим негативнооценочную лексику. Во втором случае использование пейоративных слов обусловливается стремлением автора наиболее полно представить тот или иной художественный образ, воссоздать реалистичную картину определенного исторического периода.
    Материалом  для анализа послужили произведения американской художественной прозы XIX - середины XX вв. (романы и короткие рассказы), таких авторов, как Г.Б.Стоу, М.Твен, О.Генри, ДЛондон, С. Льюис, Д.Дос Пассос, Д.Стейнбек и др. Общий объем выборки составил 4500 страниц.
    Язык, как известно, теснейшим образом  связан с менталитетом, культурой, традициями его носителей, поэтому многие процессы и явления, происходящие в обществе, находят отражение в системе  языка. Английский язык, как один из наиболее динамично развивающихся языков мира, претерпел за последние десятилетия значительные изменения, которые во многом определены изменениями в общественной сфере. Неслучайно, что именно в мире английского языка возникла мощная культурно-поведенческая и языковая тенденция, получившая название “политической корректности” (Political Correctness – P.C.) Как отмечает С.Г. Тер-Минасова в монографии “Язык и межкультурная коммуникация” “эта тенденция родилась более 20 лет назад в связи с “восстанием” африканцев, возмущенных “расизмом английского языка” и потребовавших его “дерасиализации” – “deracialization”.[20, c.215]
    С.Трофимова  пишет, что “политическая корректность”  появилась в связи с возникновением идеи культурного плюрализма и вытекающей отсюда необходимости в соответствии с новой идеологией пропорционально представлять произведения литературы и искусства, достижения общественной и политической жизни, относящихся к представителям всех этнических и сексуальных меньшинств” [22]
    Само понятие политической корректности довольно многоаспектно и понимается неоднозначно. Например, Н.Г. Комлев в “Словаре иностранных слов” дает следующее определение: “Политическая корректность, политкорректность – утвердившееся в США понятие – лозунг, демонстрирующее либеральную направленность современной американской политики. Политкорректность имеет дело не столько с содержанием, сколько с символическими образами и корректировкой языкового кода. Речь декорируется знаками антирасизма, экологизма, терпимого отношения к национальным и сексуальным меньшинствам, борьбы против СПИДа. Терпимость манифестируется в смягченных выражениях (например, вместо “черные” – “афроамериканцы”, вместо “инвалиды” – “нуждающиеся в физической поддержке”) [16, c.279-280]
    С.Г.Тер-Минасова полагает, что “политическая корректность языка выражается в стремлении найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинство индивидуума, ущемляет его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т.д.” [20,c.216]. Вместе с тем, С.Г.Тер-Минасова считает словосочетание политическая корректность неудачным, предлагая заменить его более подходящим термином “языковой такт”.
    Зарубежные  авторы концентрируют свое внимание на том, что явление политкорректности  возникло и распространилось на территории американских колледжей и университетов, как центров науки и культуры, а также благодаря этническому и расовому многообразию студенчества. В предисловии к книге “Are You Politically Correct?” Ф.Беквит и М.Бауман дают определение политической корректности как “сети взаимосвязанных идеологических воззрений, которые подвергают сомнению основы университетского образования: традиционный учебный план, взгляды на объективность получаемых знаний, придавая значение культурным, половым, классовым и расовым различиям”. [27, c.9]
    В последнее время в США разгорелись  дебаты по поводу влияния идей политической корректности на общество и язык. Центральными темами этих споров стали проблемы мультикультурализма (multiculturalism) и языковых кодов (speech codes).
    Мультикультурализм  определяется как “философия образования, подчеркивающая уникальный вклад различных культур в историю человечества”[27,c.11]. Сторонники мультикультурализма призывают отказаться от необходимости строить обучение и воспитание на принципах западной или, как ее еще называют “евроцентрической” (eurocentric) культуры. Более того, считается, что набор в высшие учебные заведения должен проводиться с учетом половой и национальной принадлежности абитуриентов, а не только по достижениям в учебе. Эти идеи значительно изменили характер и цели обучения в американских школах, колледжах и университетах. Понятие мультикультурализма постепенно расширяется, охватывая не только расовые и этнические группы, но и религиозные и сексуальные меньшинства, общественно-политические движения, например феминизм.
    Понятие языкового кода было введено американскими  социолингвистами в 1962 году. Р.Т.Белл полагает, что “имеются нормы поведения, которыми индивид должен в глазах окружающих в большей или меньшей степени следовать, причем некоторые из этих норм будут нормами языкового поведения – кодами соответствующего языка”[2,c.137]. Следовательно, явление политической корректности связано с изменением норм языкового поведения в современном английском языке. В основном это касается ограничений на употребление того или иного слова или выражения в определенной ситуации. Например, на территории многих американских университетов появились правила, запрещающие использовать “расистские” и “секситские” слова. Так, в пресс-релизе Смит-Колледжа перечислены термины, обозначающие формы дискриминации: “аблеизм” (ableism) - притеснение лиц с физическими недостатками, “этноцентризм” (ethnocentrism) – дискриминация культур, отличных от доминирующей, “гетеросексизм” (heterosexism) – дискриминация лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, “лукизм” (lookism) – создание стандартов красоты и привлекательности и ущемление прав тех, кто этим стандартам не соответствует. Дискриминация может проявляться не только в каких-либо действиях, но и в словесных формах (verbal harassment hate speech). Во избежание такого вида дискриминации и создаются политически корректные термины. “Главная тенденция в английском языке сейчас – это его “инклюзивный” характер, стремление никого не обидеть при употреблении того или иного слова или выражения”, - пишет Д.Адлер. Соответственно те слова, которые по тем или иным причинам не вписываются в рамки политически корректных представлений, заменяются “инклюзивными” терминами, - происходит корректировка языкового кода. В последние годы появилось множество словарей и пособий, содержащих подобные термины или рекомендации типа “как избежать сексизма в вашем письменном стиле” (How To Avoid Sexism In Your Writing). Много и несерьезной литературы – популярны книги Джеймса Финна Гарнера, который “перевел” на корректный язык традиционные сказки типа “Три поросенка”.
    Далее мы рассмотрим некоторые группы слов, подвергнувшиеся корректированию, в частности, слова дискриминирующие женщин и слова, дискриминирующие людей по их расовой и этнической принадлежности.
    Идеи  политкорректности нашли наиболее яркую поддержку среди сторонников  движения за равноправие полов. Еще в начале ХХ века в английском языке не существовало слов, обозначавших дискриминацию по половому признаку. В 60-х годах активистки женского движения стали использовать словосочетание male chauvinism проявление мужского превосходства и термин sexism – сексизм. В 70-е годы ХХ века английский язык был объявлен сексистским языком на том основании, что в нем содержится больше форм мужского рода, чем женского. В результате появилось много языковых изменений и нововведений.
    Подверглись изменениям, например, сложные слова с компонентом man.Под влиянием феминистского движения и для снятия трудностей перевода вместо традиционных cameraman, fireman, policeman в английский язык вошли camera operator, firefighter, police officer. С целью выравнивания соотношения между мужским и женским полом в титулах компонент man заменяется на - person: chairman – chairperson, congressman – congressperson, spokesman – spokesperson.
    Большинство слов с суффиксом – ess/ -ette, обозначающими  лиц женского пола, заменяются на нейтральные. Например, вместо слова stewardess употребляется flight attendant. В некоторых изданиях, в частности, The Official Politically Correct Dictionary and Handbook, предлагается ввести суффикс –ron вместо суффиксов –or,-er/-ess, например слово actron заменяет слова actor и actress, waitron – waiter и waitress; таким образом, стирается ограничение по половому признаку.
    Изменения коснулись и синтаксиса английского  языка. Как наиболее характерный  пример можно выделить исключение из употребления местоимения he в безличных предложениях типа If a person wishes to succeed, he must work hard. Авторы современных учебников по грамматике настойчиво советуют воздерживаться от использования подобных конструкций.
    Вторая  большая группа слов, подвергнувшихся корректированию – это термины, относящиеся к лицам определенной национальности, расовой или этнической группы. Многие слова, которые использовались раньше, сторонники политкорректности считают неприемлемыми и оскорбительными. Возникли такие понятия, как ethnocentrism “этноцентризм” - угнетение культур, отличных от доминирующей и eurocentrism “евроцентризм” - ложное представление о том, что западная, европейская культура является наиболее прогрессивной.
    Наиболее  остро стоит вопрос о том, как  называть представителей негритянского населения США. Самый ранний термин, обозначающий выходцев из Африки, - это negro, распространенный в США вплоть до второй половины ХХ века. В 30-40-х годах ХХ века в американской прессе слово Negro стало печататься с большой буквы, “как признание достоинства негритянского населения и его равенства с другими этническими группами” [13, c.71]. Однако с усилением движения за гражданские права (Civil Rights Movement) слово Negro было вытеснено из языка словом black, так как Negro ассоциировалось с рабством, а также было иностранного происхождения (исп. negro - черный). Термин black противопоставлялся white, как бы подчеркивая значимость равноправие чернокожих. Тем не менее, и слово black утрачивает доверие и приобретает негативный оттенок, предлагается даже запретить его во всевозможных контекстах (blackboard и blackpieces, black mood и black heart). В настоящее время получило популярность слово African – American. Созданное еще в 1880 году, но не принятое тогда всерьез. African – American считается более подходящим, потому что подчеркивает связь черных американцев с родным континентом. Используются и другие варианты, например, member of African Diaspora, person of black race.
    Противоречия  возникли также и с наименованием  других национальностей и этнических групп. Слово Indian индеец, например, не считается политически корректным, более предпочтительны термины indigenous person - местный житель или Native American - коренной американец. Та же участь постигла слово Eskimo - эскимос, которое стали заменять словом Native Alaskan, если речь идет о коренном жителе Аляски, или Inuit, если имеется ввиду канадский эскимос.
    Как известно, В США проживает большое  количество выходцев из Латинской Америки. В 70-х годах ХХ века был введен общий термин, обозначающий латиноамериканцев – Hispanics (от прилагательного Hispanic – испанский, латинский). Однако многие избегают употребления данного слова, так как “Hispanics чаще вызывает ассоциации с людьми низкого достатка, плохо ассимилировавшимися в новых условиях”[9, c.83] Вместо Hispanics предлагаются варианты Latino/Latina латиноамериканец/ латиноамериканка, Chicano/Chicana американец/ американка мексиканского происхождения, . Spanish American американец испанского происхождения.
    Протесты  вызывает политически некорректное прилагательное Oriental азиатский, потому что оно якобы навязано жителям Азии европейцами. Oriental заменяют на более нейтральное Asian.
    Слово Jew еврей с недавних пор приобрело пренебрежительную коннотацию, так как часто употреблялось в словосочетаниях dirty Jew, Jew boy, Jew store и глагольных формах to jew, to jew down торговаться, мошенничать, и теперь заменяется на корректное Jewish person.
    Итак, как очевидно из наблюдений, изменения  в английском языке, направленные на исключения расовой и этнической дискриминации произошли в основном на уровне лексики и касаются корректировки названий представителей различных народов и этнических групп.
    Как уже отмечалось ранее, политически  корректные идеи часто демонстрируются  в смягченных выражениях. Именно поэтому одним из наиболее эффективных средств для создания политически корректной лексики является эвфемия.
    Согласно  А.М.Кацеву “эвфемизмы есть способствующие эффекту смягчения косвенные  заменители наименований страшного, постыдного или одиозного, вызываемые к жизни моральными или религиозными мотивами”. [13, c.5]
    “Эвфемизм, - пишет В.И.Заботкина, возникает  по ряду прагматических причин (вежливость, деликатность, щепетильности, благопристойность, стремление завуалировать негативную сущность отдельных явлений действительности)”. [10, c.84] 

 

1.2 Эвфимизмы  как языковые средства реализации политкорректности

 
    Эвфемизм - стилистически нейтральное слово или выражение, употребляемое вместо синонимичной языковой единицы, которая представляется говорящему неприличной, грубой или нетактичной; эвфемизмы нередко вуалируют, маскируют суть явления; например: скончаться вместо умереть, говорить неправду вместо врать, либерализация цен вместо повышение цен, изделие (об атомной бомбе).
    Способы образования эвфемизмов весьма разнообразны. Наиболее распространенный способ — это употребление метонимии, т. е. выражение каким-нибудь одним признаком самого понятия. Например, to glow в значении to sweat; rear вместо lavatory. Эвфемизмы также образуются и посредством метафор, перифразов и других средств. Особенно часто эвфемизмы образуются путем использования иностранных слов. «Заимствование из чужого языка смягчает грубость выражаемого понятия, иностранное слово в таких случаях становится эвфемизмом».[4,c. 164].
    В английском языке существует группа слов, которые называются дисфемизмами или какофемизмами. Их стилистическая функция обратно той, которую выполняют эвфемизмы. Они выражают понятие в более резкой и грубой форме, — обычно нелитературной форме, — по сравнению с тем словом, которое закреплено за данным понятием. Так например, понятие смерти в английском языке имеет следующие какофемизмы: to kick the bucket, to go off the hooks и др. (ср. в русском: «дать дуба», «сыграть в ящик»). К таким какофемизмам можно отнести и слово benders вместо legs, to be wrong in the upper storey вместо to be mad и другие.
    Большинство приведенных выше примеров представляют собой эвфемистические синонимы и эвфемистические перифразы, уже  закрепленные в языке, и поэтому  являющиеся частью его словарного состава. Но эвфемизмы могут быть созданы, так сказать «на данный случай» (речевые эвфемизмы). Это уже средство по-новому обозначить понятия для конкретных художественных целей, т. е. такие эвфемизмы выступают в качестве контекстуальных синонимов уже существующих слов в языке. В большинстве случаев это — эвфемистические перифразы, которые раскрываются только в широком контексте. Их стилистическая функция остается той же, что и функция эвфемистических синонимов, т. е. функция смягчения слов и выражений, почему-либо кажущихся автору или герою произведения грубыми. Так в предложении ... they think we have come by this horse in some dishonest manner. Come by this horse in some dishonest manner является эвфемистическим перифразом "we stole the horse". В рассказе Уэллса "The Truth About Pyecraft", вместо выражения getting rid of fat автор употребляет эвфемистический оборот reducing weight.[4, c. 170].
    Так же, как и перифразы, художественные эвфемизмы требуют соответствующих  условий для своей расшифровки. Обычно это контекст. Действительно, слово altogether никогда не будет обозначать нагая (натурщица). Только в контексте, приведенном ниже, оно приобретает это значение:
    "Of course, there are many very nice models indeed", — said the voice of Mrs. Tallents Small peace, "I don't mean that they are necessarily at all — if they are girls of strong character, and especially if they don't sit for the — the altogether." [4, c. 170].
    Некоторые исследователи выделяют еще так  называемую группу политических эвфемизмов, что, однако, является ошибочным. Эвфемизмы — это замена одного обозначения понятия другим, смягченным. Это смягчение не искажает понятия, не ведет к неправильному толкованию понятия. Как тот, кто использует эвфемизм, так и тот, кто его воспринимает, понимают значение этой замены. То, что называют политическим эвфемизмом, фактически не несет функции эвфемизма. "Политический" эвфемизм в английском языке — это попытка исказить факты.
    Показательны  в этом отношении многие заголовки  английских и американских газет. Так например, заголовок "Tension in Kashmere" фактически обозначает восстание, а не напряженное положение в Кашмире. Статья под заголовком "Difficulties of the Canadian Farmer" рисует катастрофическое положение канадских фермеров, вынужденных вырубать фруктовые сады для того, чтобы сеять пшеницу, т. е. difficulties обозначает разорение, а не трудности канадских фермеров.
    В романе Кронина "The Stars Look Down" один из персонажей, выступая в Палате общин, говорит: "Honorable Members of the House understand the meaning of this polite euphemism."
    Имеется в виду словосочетание "undernourishment of children". Определяя слово undernourishment как эвфемизм, оратор раскрывает подлинное значение этого слова — голод. [4, c. 174].
    Подобные  «политические эвфемизмы» явились своего рода лозунгами экспансионистской политики германского фашизма. Так например, лозунг Lebens Interessen Deutschlands — жизненные интересы Германии — использовался для прикрытия истинного понятия — экспансия на Восток. Anschlu? фактически означало оккупацию. В отличие от бытовых и религиозных эвфемизмов «политические эвфемизмы» не являются синонимами слова, выражающего основное понятие, а выражают другие понятия. Происходит замена одного понятия другим. Так, например, слова slump и depression заменяются следующими синонимами: recession, a rolling readjustment, a correction, a slippage, an easing, a downswing, a mild dip, a normal adjustment, a levelling off, a lull, a return to normalcy, an industrial trouble.
    В статье "Economics of American Domination" Маргарет Хейнеман пишет об Англии следующее:
    Large American military and economic missions are permanently established in this country under the American Embassy, enjoying diplomatic privileges and Status, continuously "advising" Government department on the grounds that they ?re supervising the use of American aid.
    В этом примере глагол to advise, помещенный автором в кавычки, является эвфемизмом. Функция его ироническая. Он заменяет глагол to order. Интересно, что эвфемизм здесь выявляется кавычками или, иначе говоря, через стилистический прием иронии (см. выше). Глагол to advise начинает восприниматься как эвфемизм. Ирония здесь неполная. Мы можем лишь говорить об ироническом характере высказывания. Полная ирония всегда предполагает обратное значение. Глагол же to advise не имеет обратного значения to order. 
 
 
 

 

1.2.1 Роль эвфемизмов в политических речах

    Мощная  культурно-поведенческая и языковая тенденция, получившая название «политической  корректности» (political correctness — PC) родилась более 20 лет назад в связи с «восстанием» африканцев, возмущенных «расизмом английского языка» и потребовавших его «дерасиализации» — «deracialization».
    Политическая  корректность требует убрать из языка  все те языковые единицы, которые  задевают чувства, достоинство индивидуума, вернее, найти для них соответствующие нейтральные или положительные эвфемизмы. Неудивительно, что это движение, не имеющее равных по размаху и достигнутым успехам в мировой лингвистической истории, началось именно в США. Английский язык как язык мирового общения, международного и межкультурного, используется как средство коммуникации представителями разных народов и разных рас. Вот почему эти народы и расы предъявляют к нему свои требования. США же — особая страна, население которой состоит из представителей самых разных народов и рас, и поэтому межнациональные, межкультурные и межэтнические проблемы здесь стоят особенно остро. [13, c.147].
    К тому же «культ отдельной личности», культ индивидуализма в этой стране, претендующей на удовлетворение извечной человеческой мечты о свободной и счастливой жизни и привлекающей всех недовольных, отчаявшихся воплотить эту мечту на родине, — этот культ, по вполне очевидным причинам, достиг апогея и составляет главный стержень идеологии, а значит, всех государственных систем — экономической, политической, культурной.
    Политическая  корректность языка выражается в  стремлении найти новые способы  языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства  индивидуума, ущемляют его человеческие права привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т. п.
    Началось  это движение с африканских пользователей  английским языком, возмутившихся негативными коннотациями метафорики слова black [черный]. Оно немедленно и очень активно было подхвачено феминистскими движениями, боровшимися за права женщин в современном обществе. Вот примеры тех изменений, которые претерпели «расистские» слова и словосочетания в связи с тенденцией к политической корректности:
      Negro > coloured > black > African American/Afro-American 
      [негр > цветной > черный > африканский американец/афроамериканец];

      Red Indians > Native Americans [краснокожие индейцы > коренные жители].
    Феминистские  движения одержали крупные победы на разных уровнях языка и практически  во всех вариантах английского языка, начавшись в американском. Так, обращение Ms пo аналогии с Mr [мистер] не дискриминирует женщину, поскольку не определяет ее как замужнюю (Mrs [миссис]) или незамужнюю (Miss [мисс]). Оно успешно внедрилось в официальный английский язык и прокладывает себе дорогу в разговорный.  
«Сексистские» морфемы, указывающие на половую принадлежность человека, вроде суффикса -man (chairman [председатель], businessman [бизнесмен], salesman [торговец]) или -ess (stuardess [стюардесса]), вытесняются из языка вместе со словами, в состав которых они имели неосторожность войти. Такие слова заменяются другими, определяющими человека безотносительно к полу:

        chairman [председатель] > chairperson;
        spokesman [делегат] > spokesperson;
        cameraman [оператор] > camera operator,
        foreman [начальник] > supervisor;
        fireman [пожарник] > fire fighter;
        postman [почтальон] > mail carrier;
        businessman [бизнесмен] > executive [исполнительный директор] или параллельно — business woman;
        stuardess [стюардесса] > flight attendant;
        headmistress [директриса] > headteacher.
    Слово women [женщины] все чаще пишется как womyn или wimmin, чтобы избежать ассоциаций с ненавистным сексистским суффиксом.[20,c. 153].  
В приводимых ниже примерах представлены разные группы социально ущемленных людей, которых англоязычное общество старается уберечь от неприятных ощущений и обид, наносимых языком:

        invalid > handicapped > disabled > differently-abled > physically challenged [инвалид > с физическими/умственными недостатками > покалеченный > с иными возможностями > человек, преодолевающий трудности из-за своего физического состояния];
        retarded children > children with learning difficulties [умственно отсталые дети > дети, испытывающие трудности при обучении]
        old age pensioners > senior citizens[пожилые пенсионеры > старшие граждане];
        poor > disadvantaged > economically disadvantaged [бедные > лишенные возможностей (преимуществ) > экономически ущемленные];
        unemployed > unwaged [безработные > не получающие зарплаты];
        slums > substandard housing [трущобы > жилье, не отвечающее стандартам];
        garbage man > refuse collectors [человек, роющийся в помойках > собиратель вещей, от которых отказались];
        natives > indigenious population [местное население > исконное население];
        short people > vertically challenged people  
        [люди низкого роста >люди, преодолевающие трудности из-за своих вертикальных пропорций];

        fat people > horizontally challenged people [полные люди > люди, преодолевающие трудности из-за своих горизонтальных пропорций];
        third world countries > emerging nations [страны третьего мира > возникающие нации];
        collateral damage > civilians killed accidentally by military action  
        [сопутствующие потери > гражданские лица, случайно убитые во время военных действий];

        killing the enemy > servicing the target [уничтожение врага > попадание в цель].
    Джеймс  Финн Гарднер, писатель и актер из Чикаго, переписал самые популярные сказки политически корректным языком, и его книга «Politically Correct Bedtime Stories», изданная одновременно в Нью-Йорке, Торонто, Оксфорде, Сингапуре и Сиднее, немедленно стала бестселлером номер один. [4, c.160].
    В предисловии к этой книге автор  оговаривается, боясь обвинений  в нарушении политической корректности (но и здесь не удержавшись от юмора):  
«Если по причине недосмотра или пристрастия я неумышленно проявил какие-то сексистские, расистские, культуралистские, националистские, регионалистские, „лукистские“, социально-экономистские, этноцентристские, фаллоцентристские, гетеропатриархалистские взгляды, а также любые другие, не упомянутые мною предрассудки, касающиеся возможностей, размеров, рода, умственных способностей, я приношу свои извинения и призываю всех предлагать мне свои уточнения».

    Отрывки из этих «политически корректных» сказок не нуждаются в комментариях, они  иллюстрируют тенденцию последовательной политической корректности, доведенной до абсурда. Обратим внимание лишь на несколько «политически корректных» исправлений привычных слов.
    Слова Snow White и Белоснежна политически  некорректны в обоих языках (и  в английском, и в русском), потому что имеют white и бело- и таким  образом внушают расистскую идею, что «белый» — это хорошо, положительно, а «черный» — плохо, отрицательно.
    Вместо  привычного very poor [очень бедный] в  описании Джека и его матери читаем very excluded from the normal circles of economic activity [исключены  из сфер обычной экономической активности]. В другой сказке вместо very poor приводится обычный политически корректный вариант — very economically disadvantaged [экономически ущемленный].
    Некрасивые  сестры Золушки были differently visaged [нестандартной внешности], а красивая Белоснежка описана по законам «недооценки» — understatement: not at all unpleasant to look at [вовсе не неприятная на вид]. И в корзине у Красной Шапочки, разумеется, не было политически некорректных пирожков и масла. Это была a basket of fresh fruit and mineral water [корзиночка с фруктами и минеральной водой] по вполне очевидным причинам, которые Красная Шапочка не преминула объяснить бабушке:
        Red Riding Hood entered the cottage and said: «Grandma, I have brought you some fat-free, sodium-free snacks».
        [Красная Шапочка вошла в дом и сказала: «Бабушка, я принесла тебе обезжиренные гостинцы, не содержащие нитратов»].
    Политическая  корректность как направление развития языка вызывала много вопросов, критики, сомнений. Бесспорно, что в живом  языке все попытки создать  стилистически нейтральные «заповедники»  разбиваются о способность слов приобретать в новых условиях новые коннотации, часто негативные.[4, c. 164].
    Политическая  корректность языка направлена на то, чтобы оберегать права и достоинства  индивидуума, и поэтому нельзя допустить, чтобы она себя дискредитировала крайностями или выродилась в свою противоположность, став средством лакировки, завуалирования всякого рода человеческих проблем, красивой упаковкой горького, грязного, гнилого продукта. Такого рода обвинения в адрес политической корректности уже формулируются в общественной и научной прессе. По словам С. С. Аверинцева, Умберто Эко считает политическую корректность главным врагом толерантности сегодня.  
 

 

1.2.2 Основные группы  эвфемизмов современного английского языка

 
    Рассмотрим  наиболее распространенные группы эвфемизмов современного английского языка.
    Большая группа эвфемизмов создана по принципу вежливости. В эту группу, как  правило, входят слова и выражения, смягчающие различные виды дискриминации.
    Эвфемизмы, смягчающие возрастную дискриминацию. Возник даже термин ageism притеснение людей определенного возраста. C тем, чтобы не обидеть, например, людей почтенного возраста, в языке последних десятилетий появилось слово middlescence (по аналогии с adolescence) период жизни от 40 до 65 лет. Период жизни от 65 лет и далее стали называть third age. Избегается употребление слова old старый, вместо него распространены такие эвфемизмы, как senior, mature и seasoned.
    Эвфемизмы, смягчающие имущественную дискриминацию. Причиной создания таких эвфемизмов часто является стремление чиновников различного ранга сгладить проблемы имущественного неравенства людей. Как пишет Г.Д.Томахин, “слово the poor бедные в печати было заменено на the needy, the ill-provided необеспеченные, затем на the deprived лишенные благ, затем на the socially deprived социально обездоленные, the underprivileged малопривилегированные, а позже на the disadvantages попавшие в менее благоприятные обстоятельства и. наконец, на low-income people малообеспеченные”.[21, c.113]
    Эвфемизмы, исключающие дискриминацию людей с физическими и умственными недостатками. Почти каждый недостаток сглаживают определенные эвфемизмы: слово cripple калека заменяют эвфемизмы differently abled, physically different или handicapable, fat толстый заменяется на big-boned, differently sized, вместо bald лысый используется эвфемизм hair-disadvantaged, вместо deaf глухой –aurally inconvenienced, вместо blind слепой – unseeing. Умственно отсталых людей называют learning disable, special, mentally challenged people.
    Эвфемизмы, смягчающие расовую и этническую дискриминацию. Такие слова являются в основном названиями различных расовых и национальных групп, подчеркивающими их самобытность и равноправный статус. Слово black чернокожий заменяется эвфемизмом member of the African diaspora представитель африканской диаспоры.Indian индеец – словом indigenous person местный житель.
    Второй  слой эвфемистической лексики основан  на принципе табуирования и направлен  на уменьшение суеверного страха перед  какими-либо явлениями (болезнь, смерть и т.д.) Например, moonchild человек рожденный под созвездием Рака заменило слово cancer, вызывающее ассоциации с болезнью, hospice, первоначально обозначающее приют или гостиницу, теперь обозначает больницу для неизлечимых больных. На смену insane asylum больница для душевнобольных пришло слово mental hospital, смерть пациента в больнице передают эвфемизмы terminal episode, therapeutic misadventure или negative patient care outcome.
    Заметно усилилась тенденция к образованию  новых эвфемизмов, поднимающих престиж  отдельных профессий. Так, парикмахера стали называть hairstylist или beautician. Служащие кладбища традиционно были известны как undertakers, в последние годы их стали называть morticians, а затем funeral directors. Слово garbage collector сборщик мусора заменяется на sanitation engineer, а эвфемизм environmental hygienist – не что иное, как название дворника (a janitor).
    Еще одна группа эвфемистической лексики - это эвфемизмы, отвлекающие внимание от негативных явлений действительности. Эту группу представляется целесообразным разделить еще на несколько подгрупп:
    Эвфемизмы, служащие прикрытием агрессивных военных действий. Значительная часть таких слов проникла в язык еще в 60-е годы ХХ века во время войны во Вьетнаме. Слова involvement вовлечение и conflict конфликт заменили agression агрессия и war война, уничтожение вооруженного сопротивления стали называть pacification умиротворение, вместо слова bomb бомба употреблялось слово device устройство, а вместо bombing бомбардировка – limited air strike ограниченный воздушный удар или air support воздушная поддержка. Эвфемизм strategic hamlet стратегическая деревушка заменил concentration camp концентрационный лагерь. Наконец, убитых стали называть body-count или inoperative combat personnel.
    Эвфемизмы, связанные с негативными последствиями в социально-экономической сфере. В течение ХХ века economic crisis экономический кризис было вытеснено slump падение, slump было заменено на depression депрессия, что вызвало новый эвфемизм recession отступление. Более современные термины в значении экономический кризис включают period of economic adjustment период стабилизации экономики, period of negative economic growth период отрицательного экономического роста, meaningful downturn значительный спад. Чтобы смягчить негативный эффект слов firing laying off увольнение возникли эвфемизмы downsizing, rightsizing, redundancy elimination. Название самой социальной структуры – “капитализм” приобрело за последние десятилетия ряд новых заменителей несомненно эвфемистического характера: the system of free enterprising система свободного предпринимательства, open society открытое общество, economic humanism экономический гуманизм[13].
    Эвфемизмы, связанные с преступностью. Эвфемизм correctional facilities исправительное учреждение сменил слово prison тюрьма, correctional officers или custodial officers офицеры охраны заменяют прежнее выражение prison guards тюремные надзиратели. Самих заключенных теперь называют clients of correctional system клиенты системы исправительных учреждений, guests гости или people enjoying temporarily hospitality from the state люди, пользующиеся временным гостеприимством у государства.
Общую классификацию эвфемизмов по тематическим группам можно представить в виде таблицы:
Тематическая  группа эвфемизмов Примеры
I. Эвфемизмы,  смягчающие различные виды дискриминации  
1) возрастную  дискриминацию middlescence, third age, senior, mature
2) имущественную  дискриминацию economically exploited, low-income, differently advantaged
3) дискриминацию  лиц с физическими или умственными  недостатками physically challenged, handicapable, learning disable, special
4) расовую  и этническую дискриминацию person of color, member of African diaspora, indigenous person
II. Эвфемизмы,  уменьшающие суеверный страх  перед какими-либо явлениями moonchild, hospice, room of reconciliation, therapeutic misadventure
III. Эвфемизмы,  повышающие престиж отдельной  профессии hairstylist, funeral director, sanitation engineer, environmental hygienist
IV. Эвфемизмы,  отвлекающие от негативных явлений  действительности  
1) служащие  прикрытием агрессивных военных  действий involvement, device, air support, pacification, body-count
2) смягчающие  негативные последствия в социально-экономической  сфере period of economic adjustment, downsizing, negative cash flow
3) связанные  с преступностью correctional facilities, custodial officer, client, guest
 

1.3 Критика политкорректности как явление культуры

       Эпохой  появления политической корректности в США считают 60-е гг. XX столетия. Именно в это время начал радикально меняться качественный состав американских высших учебных заведений. Если прежде студентами вузов были в основном белые мужчины, то теперь доступ к высшему образованию получило значительное число женщин и представителей чернокожего и испаноговорящего населения Америки. По разным оценкам, к концу прошлого столетия 55% всех американских студентов составляли женщины и 20% - афроамериканцы и испаноговорящие. Именно изменение качественного состава университетов привело к тому, что во многих из них, не исключая самые престижные, стали пересматриваться учебные планы и вводиться речевые и поведенческие кодексы.
       Сторонники  политкорректности утверждали, что  вся мировая история написана с позиций белого мужского большинства  и сейчас настало время пересмотреть и переписать ее. Что касается классической литературы, то, поскольку ее авторами являются преимущественно белые мужчины, списки произведений, обязательных для изучения, следует пересмотреть в пользу авторов-женщин и представителей национальных меньшинств. Одновременно предпринимались усилия по созданию нового, политически корректного языка, который должен быть чуток по отношению к традиционно притесняемым слоям общества. Традиционно притесняемыми было предложено считать: национальные меньшинства (и прежде всего чернокожее население Америки), женщин, людей с ограниченными физическими возможностями и представителей сексуальных меньшинств. Так наметились основные цели и задачи политической корректности, а именно борьба с различного рода дискриминацией, в особенности с дискриминацией по признаку расы, пола или сексуальной ориентации. При этом необходимо отметить, что борьбу предполагалось вести как на политическом поприще, добиваясь отмены дискриминационных законов и правил, так и в языковой сфере, неустанно работая над созданием новой терминологии.
       Сегодня нам хорошо известны многие результаты усилий по созданию новой терминологии. Так, лексема афроамериканец (Afro-American) используется уже не только в английском языке, но и в русском – в  России совсем недавно появился собственный политкорректный термин - афророссиянин. Английская лексема invalid признана оскорбительной, и вместо нее употребляется выражение disabled people, да и в русском языке мы тоже все чаще встречаем словосочетание люди с ограниченными физическими возможностями. Целый ряд лексем признан сексистским (т.е. дискриминационными по отношению к женщине) и успешно изменен на альтернативный: police officer вместо policeman, fireperson и firefighter вместо fireman и т.п.
       Политическая  корректность также была призвана способствовать достижению равенства рас и полов  за счет так называемой "положительной  дискриминации", которая проявлялась  бы в ре-левых и поведенческих  кодексах, принятых в том или ином университете. Нетрудно догадаться, что такого рода дискриминации должны были подвергнуться белые мужчины (white males в терминах политкорректности). Вообще говоря, само слово дискриминация не подразумевает ничего положительного, но следует учитывать, что в данном контексте оно применяется к тем, кто сами на протяжении столетий жестоко угнетали негров, женщин, людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией или физическими недостатками. Другими словами, white males являются единственной социальной группой, с чувствами которой можно и даже нужно не считаться, разумеется, если только они не являются гомосексуалистами или людьми с физическими недостатками. Одним из примеров "положительной дискриминации" является акция, проведенная студентками университета Мэриленда1, а именно расклеивание по всему университету списков "потенциальных насильников", в которые были включены все студенты и преподаватели мужского пола. Это пример политической корректности как явления общественной жизни, а сам термин potential rapist, кстати предложенный теми же самыми студентками, - проявление политкорректности на языковом уровне.
       Считается, что первоначально использование  термина "политически корректный" было преимущественно ироничным. Согласно одной из версий, это выражение  появилось в виде шутки радикально настроенные американские студенты часто произносили фразу "Not very politically correct, Comrade!" по отношению к тем своим сокурсникам, которые демонстрировали примеры расистского или сексистского поведения. При этом они использовали интонацию, которая, по их мнению, была свойственна комиссарам времен культурной революции в Китае. Отметим, что в английском языке вначале появилось прилагательное politically correct, а затем уже и существительное political correctness и общепринятая на сегодняшний день аббревиатура PC.
       Однако  постепенно от ироничного употребления и восприятия этого термина перешли  к более серьезному отношению  к обсуждаемой нами проблематике, появилась даже другая крайность - безмерное  преувеличение того влияния, которое  политическая корректность оказала на жизнь общества. Наиболее рьяные оппоненты политкорректности даже пытались возложить на нее вину за такие мрачные социально-политические явления, как сталинизм, фашизм и т.п.
       Как уже отмечалось, одной из задач, стоящих  перед политкорректностью, является расширение так называемого "литературного канона" ("the Canon" в терминах политкорректности). То, что известно под названием "канон" (по аналогии с библейским толкованием этого термина), представляет собой длинный список произведений, которые принято считать образующими для англосаксонской культуры. Канон изменялся и продолжает изменяться в зависимости от вкусов и культурной значимости тех или иных произведений для данной эпохи. Политкорректность призвана расширить горизонты и напомнить о том, что не все студенты перед своим поступлением в высшие учебные заведения имели одинаковые фоновые знания. Исходя из вышесказанного, сторонники политической корректности требовали пересмотра списка произведений, принятых для обязательного изучения в вузах, в пользу авторов, не принадлежащих к белой расе, и авторов-женщин.
       На  протяжении нескольких десятилетий  на факультетах английского языка  и литературы велась неустанная борьба за исключение из списков обязательных произведений трудов так называемых "мертвых белых европейских авторов мужского пола" ("DWEM"s = "Dead White European Males"). При этом целый ряд авторов предлагался к исключению не только по "половому" признаку, но и в связи с обвинениями в расизме (Р. Киплинг, М.Твен) или сексизме (Эндрю Марвелл, чья ода "То His Coy Mistress" была объявлена примером "изощренного сексуального домогательства"). Однако позже многие преподаватели английского языка и литературы (среди них встречаются даже те, кто поначалу поддерживал идею положительной дискриминации и пересмотра литературного "канона") забили тревогу. Они стали утверждать, что среди их студентов появилось много неграмотных, плохо образованных людей, которые не в состоянии увидеть различия между плохими и хорошими писателями.
       Станфордский  университет является, пожалуй, наиболее известным примером высшего учебного заведения США, в котором дебаты по замене курса по истории западной культуры на курс по культурам, идеям и ценностям были особенно жаркими. Преподаватели, читающие DWEM, подвергались нападкам, студенты распевали куплеты следующего содержания: "Hey, hey, ho, ho, Western culture's got to go", настаивая на том, что "западная культура должна уйти". Однако когда страсти улеглись, основная часть учебного плана осталась неизменной: классические тексты сохранились в нем, как и прежде. Таким образом, слухи о том, что старые тексты были исключены из программы в угоду новым, политически корректным, оказались преувеличением. Тем не менее можно сказать, что и сторонники политической корректности одержали свою победу: наряду с прежними произведениями в учебный план были включены труды авторов-женщин и афроамериканцев.
       Практически сразу же после своего появления  на свет политическая корректность приобрела  как многочисленных сторонников, так  и противников. Сторонники утверждали, что в век массовой коммуникации политика языка (а именно дефиниция и репрезентация) приобретает чрезвычайное значение. Кто знаком с историей английского языка, знает, что в спорах об употреблении слов нет ничего нового: политически мотивированные кампании за проведение языковых реформ отнюдь не являются каким-то странным изобретением последних десятилетий. Люди во все времена занимались поиском терминов, которые были бы предпочтительнее уже существующих в языке с функциональной, эстетической или этической точек зрения.
       Противники  же говорили, что подобные устремления  зачастую приводили к тому, что  принято называть "вербальной гигиеной", к созданию "полиции мыслей" и появлению так называемого "новояза" взамен общепринятого языка. Кстати, все эти эпитеты нередко употребляются по отношению к политической корректности ее оппонентами. Утверждалось также, что невозможно решить проблемы традиционно притесняемых слоев населения, заставив всех негров именовать "афроамериканцами", инвалидов - "людьми с ограниченными физическими возможностями" и т.п. Точно так же замена всех сексистских терминов новыми, политкорректными, не заставит работодателей оплачивать женский труд наравне с мужским.
       В конце 80-х - начале 90-х гг. XX столетия для политкорректности настали трудные времена. Сначала в американских средствах массовой информации стали появляться сенсационные публикации о политической корректности в связи с высшими учебными заведениями. Так, 21 января 1991 г. в "The New York Magazine" была опубликована статья под заголовком "Are you Politically Correct?". В ней политическая корректность была объявлена "новым фундаментализмом", угрожающим личным свободам, и в особенности свободе слова. Сами же "новые фундаменталисты" были охарактеризованы как "эклектичная группа, которая включает мультикультуралистов, феминисток, радикальных гомосексуалистов, марксистов, новых историков. Тем, что объединяет их... является их убежденность в том, западная культура и американское общество являются полностью и безнадежно расистскими, сексистскими и деспотическими".
       В том же 1991 г. президент Джордж Буш-старший (в то время готовящийся избираться на второй срок) произнес речь в университете Мичигана, в которой выступил в  защиту свободы слова и против маккартизма, олицетворением которого, по его мнению, была политкорректность. Так, политическая корректность стала вопросом национальной политики.
       Критики политкорректности заявляли, что  она представляет собой ту самую "полицию мыслей", о которой  писал в своих произведениях  Оруэлл. Они возлагали на PC и ее сторонников ответственность за кризис в академических кругах, имея в виду попытки пересмотреть и переосмыслить преподавание канонов западной культуры, а также отказ от свободы слова в пользу специальных речевых и поведенческих кодексов. Как уже говорилось ранее, многие американские университеты приняли подобные кодексы с целью искоренения в своих стенах расизма, сексизма и гомофобии. В результате всего вышеизложенного академическая свобода стала существенной частью дебатов о политической корректности в среде университетских преподавателей.
       Одним из наиболее известных примеров угрозы академической свободе является дело профессора из Гарварда Стивена  Терн-строма. В течение ряда лет  он читал курс по истории взаимоотношения  рас в США. Осенью 1987 г. в студенческой газете начали публиковаться статьи, обвинявшие профессора в расовой нечуткости. Студенты были недовольны тем, что в материалах курса по истории рабства не были представлены голоса самих рабов. Студентов поддержал комитет по расовым вопросам, учрежденный президентом университета Дереком Боком, являющимся одной из наиболее авторитетных фигур в высшем образовании. Одновременно администрация университета опубликовала открытое письмо гарвардскому академическому сообществу, в котором предостерегала об опасности расового преследования. Противники политкорректности считают описанную выше историю примером того, как хорошего либерального профессора затравили собственные студенты, а университетское начальство не поддержало его академической свободы. Сам же профессор Тернстром считает себя жертвой маккартизма, так как его вынудили прекратить читать курс истории.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.