Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат История развития адвокатуры

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 17.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
СОДЕРЖАНИЕ 
1.История развития адвокатуры………………………………………………
2. Французская средневековая адвокатура……………………………………
2.1Адвокатская деятельность ………………………………………………….
3.Древнее время и средние века………………………………………………
3.1 Развитие  феодализма……………………………………………………...
3.2 Допущение к адвокатуре…………………………………………………
4. Сословные учреждения…………………………………………………….
4.1 Гонорары…………………………………………………………………..
Заключение……………………………………………………………………..
Список  литературы…………………………………………………………….. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

        История развития адвокатуры.
     В XIX веке во Франции avoue строго отличалось от avocat. Первый следил за всем ходом процесса и является представителем стороны перед судом; он имеет характер чиновника и как бы получает свою должность от правительства, хотя и имеет право продать её, но так, что как будто бы сам представляет правительству своего преёмника; avocat же называется тот, который во время словесного обсуждения дела защищает перед судом своего клиента; право на эту защиту основано на допущении дисциплинарной камеры, даваемом по достижении лицензиата, юридической учёной степени. Адвокаты заносятся в матрикулы и образуют barreau данного суда. Особенное положение занимают во Франции avocats a la cour de cassation, которые могут защищать лишь при Парижском кассационном суде, соединяют в своем лице функции avoue и avocat и образуют замкнутую коллегию с ограниченным числом членов.
С конца XIX в. во Франции утвердился принцип  независимости адвокатской профессии, которая традиционно занимала престижное место в общественной жизни страны. Адвокаты во Франции всегда пользовались гораздо большей свободой, чем в других странах Европы, что, в свою очередь, позволило сформировать богатейшие традиции французской адвокатуры. В настоящее время во Франции насчитывается более 19 000 адвокатов. Если к этой армии добавить огромное количество вспомогательных служб, исследовательских центров и институтов, то станет очевидным значение адвокатуры как общественного института, который играет огромную роль в жизни государства в целом.
В последние  двадцать лет адвокатура Франции переживает существенные изменения. По закону от 31 декабря 1971 г. произошло слияние ряда адвокатских профессий (адвоката, поверенного и консультанта-эксперта в коммерческих судах) в единую профессию адвоката. В 1992 г. также произошло слияние адвоката и юридического советника в новую и единую адвокатскую профессию. Указанные изменения были вызваны тем, что традиционно адвокатские ассоциации были организованы при судах соответствующих инстанций, считались независимыми и не состояли в отношениях какой-либо соподчиненности, не воспринимая единых профессиональных стандартов, что в настоящее время представляется необходимым. В рамках указанных преобразований была создана единая адвокатская ассоциация, а также учрежден Центр профессиональной адвокатской подготовки.
В настоящее  время существуют три категории  адвокатов, имеющих право выступать  в суде: солиситоры, барристеры и  барристеры перед Советом.
Солиситоры  имеют право на представление  интересов в судах первой инстанции, барристеры — в апелляционных судах и, наконец, стороны в кассационном суде и Совете государства должны быть представлены специалистами — барристерами перед Советом.
Во Франции  термин «адвокат» обозначает не звание, а вид профессиональной деятельности практикующего лица. Поэтому любой человек, имеющий квалификацию адвоката, но прекративший работать в адвокатуре, даже если он продолжает работать в других сферах права, более не может именоваться адвокатом.
Условия доступа к адвокатской профессии  во Франции довольно жесткие и определены Декретом 1972 г. прежде всего, необходимо иметь французское гражданство и диплом по специальности высшего учебного заведения (как минимум магистра права), кроме того, лицо, желающее стать членом ассоциации адвокатов, должно не иметь судимости, а также взысканий за серьезные дисциплинарные или административные проступки, а также не быть соучастником банкротства по линии какой-либо фирмы или предприятия. Лицо, соответствующее указанным требованиям, должно пройти вступительный экзамен в Центре профессиональной подготовки (два письменных и устный), проучиться там год, пройти теоретический курс и практическую стажировку, а затем сдать выпускной экзамен (1 письменный и 3 устных). При соблюдении этих условий юрист принимается в ассоциацию адвокатов и принимает присягу следующего содержания: «Присягаю, как адвокат исполнять свои функции с достоинством, добросовестно, независимо, честно и гуманно». После этого он уже в качестве адвоката проходит двухгодичную стажировку по специальности и получает свидетельство.
                  2. Французская средневековая  адвокатура.
Французская средневековая адвокатура насчитывает в своей среде много выдающихся по таланту и достоинству членов. В XIII веке из ее рядов вышли две замечательные личности: Фуко (Gyy Foucault) и Кермартэн (Ives de Kermartin). Фуко, знаменитый адвокат эпохи Людовика Святого, перешел в духовенство, достиг сана епископа, затем архиепископа и, наконец, был избран папой под именем Климента IV. Кермартэн, бретонский адвокат того же времени, также сделался духовным и хотя не достиг такого сана, как Фуко, но зато за свою благотворительную деятельность и примерный образ жизни был после смерти причислен к лику святых. Во времена Людовика Святого жило еще несколько выдающихся деятелей на поприще адвокатуры, именно Бомануар, де-Фонтэн и Дюран. Бомануар (Reaumanoir) известен как автор капитального сочинения о тогдашнем обычном праве). Одна из глав этого труда посвящена вопросу об адвокатуре. В ней излагаются некоторые весьма интересные черты тогдашней организации адвокатуры. Желая доказать, что размер гонорара должен быть определяем сообразно с достоинством адвоката, Бомануар говорит: «неразумно давать одинаковую сумму адвокату, имеющему только одну лошадь, и адвокату, имеющему две, три или больше». Из этих слов видно, что адвокаты имели обыкновение являться в суды в собственных выездах, более или менее богатых и пышных. Бомануар, далее, проводит мысль, что адвокат, который отказался от дела во время производства, убедившись в неправоте своего клиента, имеет право получить следуемый за весь процесс гонорар, но должен присягнуть, что отказываться от дела только вследствие его неправоты. К числу лиц, которые по закону не могли заниматься адвокатурой, Бомануар присоединяет уличенных в лжесвидетельстве, отлученных от церкви и духовных. Кроме того, судья может не допускать к ведению дел у себя тех адвокатов, которые «имеют привычку оскорблять судей и тяжущихся», или которых он считает неспособными.
Пьер  де-Фонтэн (Pierre de Fontaines) написал сочинение  «Совет другу», где, между прочим, коснулся и адвокатуры. Он повторяет постановления римского права и ополчается против продажности адвокатов. «Если бы», говорит он: «не было стольких защитников плохих тяжб, не было бы стольких зачинщиков их; не было бы так много воров, если бы не существовало укрывателей». Дюран (Guillaume Durand) известен, как автор «Зерцала», энциклопедического сочинения по юриспруденции. Это был чрезвычайно талантливый человек, вместе и поэт, и теолог, и юрист. Как высоко стоял он во мнении своих современников, видно из того, что они называли его не «юрисконсультом», а «юрисконсультиссимом». В своем «Зерцале» он отвел несколько глав и адвокатуре, в которых наряду с соображениями, заимствованными из римского права, а также из других источников (напр. Квинтилиана) он излагает и некоторые свои мысли. Так, рассуждая о тех случаях, когда адвокат должен отказываться от ведения дела, он устанавливает принцип: «не все то честно, что дозволено» (non omne, quod licet, honestum est). Если адвокат вел дело в первой инстанции, то, по словам Дюрана, честность предписывает ему не выступать во второй инстанции со стороны противника. В главе о гонораре он излагает постановления французского права и разбирает подробно случаи, когда адвокату приходится требовать гонорар судом.
        2.1 Адвокатская деятельность.
Адвокатом во Франции может стать также  гражданин одного из государств общего рынка при наличии условий  взаимного признания дипломов о  высшем образовании. Кроме того, иностранцы должны соответствовать ряду особых требований.
Адвокаты  Франции объединены в ассоциации (ордена). В каждом судебном регионе существует только одна ассоциация. Существует 181 региональный суд и соответственно столько же адвокатских ассоциаций. Ассоциации различны по своему количественному составу, так, в наименьшей насчитывается только 7 барристеров, тогда как в самой крупной — 11 тысяч барристеров. Каждая ассоциация остается независимой, самостоятельной организацией, вырабатывающей внутренний регламент своей деятельности и обладающей своим имуществом.
Главой  ассоциации адвокатов является председатель, избираемый тайным голосованием членов ассоциации (включая стажеров) сроком на два года. В компетенцию председателя входит представление интересов ассоциации перед государственными органами и общественными организациями, разрешение споров между адвокатами, применение дисциплинарных взысканий к адвокатам ассоциации, руководство службами ассоциации; он является председателем Совета ассоциации.
Совет ассоциации избирается членами ассоциации (включая стажеров) также тайным голосованием на срок три года. В компетенцию Совета ассоциации входит управление различными областями деятельности ассоциации.
На национальном уровне адвокатура Франции представлена Советом ассоциаций адвокатов, которая  избирается членами ассоциации.
          Древнее время и средние века.
Римляне, завоевав Галлию, перенесли в нее  вместе с другими своими учреждениями также и адвокатуру, которая нашла  себе благодарную почву в лице живых, болтливых и, по свидетельству  Аммиана Марцеллина, любящих споры  галлов. Из всех государств Европы«, так начинает свою историю Фурсль: «Галлия выказала наиболее склонности и расположения к адвокатуре». Уже при первых римских императорах слава галльских ораторов и школ риторики была так распространена, что жители других стран посылали туда молодых людей учиться судебному красноречию. По словам Ювенала, красноречивая Галлия обучила британских адвокатов. Римское владычество в ней продолжалось четыре с половиной столетия. Она представляла собой римскую префектуру, а потому все постановления об адвокатуре, издававшиеся римскими императорами, относились и к ней. Здесь тоже существовало сословие адвокатов в том виде, как было изложено в предыдущей главе. Судя по нескольким сохранившимся известиям, можно заключить, что в этот период времени галльская адвокатура достигла высокой степени процветания. Св. Иероним (IV в.) говорит о «плодовитости и блеске галльского красноречия», Авзоний (IV в.) превозносит «красноречие галльского языка», а Сидоний Апполинарий (V в.) упоминает о знаменитом ораторе Флавие Ницетие, которому, по его выражению, рукоплескало все собрание лучших адвокатов Галлии.
В V веке Галлия была завоевана франками. Вначале  ее юридические учреждения не подверглись  никаким изменениям. Клотар I (590) подписал, чтобы во всех делах сохранились формы старого права, и чтобы процессы между римлянами (т. е. галлами) решились по римским законам. Адвокатура тоже продолжала существовать в прежнем виде. Бургундский закон подтвердил распоряжение Клотара и в то же время запретил адвокатам брат гонорар. В капитуляриях Карла Великого, как мы увидим при изложении истории германской адвокатуры, содержатся также постановления об адвокатах. Но с распадением монархии Карла Великого и развитием феодализма отправление правосудия, а вместе с тем и адвокатура стали приходить в упадок. Главными формами процесса сделались судебные поединки и Божьи суды и притом, не только в уголовных, но и в гражданских делах. Любопытным образчиком этого может служить процесс из-за одного пожертвования между Парижской церковью и аббатством С.Дени (в 773). Каждая сторона избрала себе человека, который должен был поднять руку и держать ее до изнеможения. Первым ослабел и опустил руку представитель церкви, и потому дело было решено в пользу аббатства. Еще курьезнее случай, происшедший в 1018 г. Один монастырский настоятель, отказываясь причислить святого Марциала к числу апостолов, предложил всякому, кто будет ему противоречить, решить дело поединком. С этого времени«, говорит Годри: «наши древние летописи наполнены испытаниями и поединками». Дело дошло даже до того, что в 1168 г. Людовик VII в одном указе, относящемся к городе Орлеану, должен был запретить дуэль для дел ниже 5 су (около 70 франков). Само собой понятно, что при таком способе решения дел адвокатура не могла развиваться. Задача ее в подобных процессах заключалась только в обсуждении вопроса, следует ли допустить Божий суд в данном случае. Обыкновенно адвокат, изложив требования своего клиента, подтверждал их юридическими доводами и в конце речи просил суд назначить судебный поединок, если противник не признает себя неправым. При этом он от имени своего клиента делал вызов противнику, бросая к его ногам перчатку. Адвокат противника, в свою очередь, защищал интересы своей стороны и доказывал, что судебный поединок излишен, но что в случае надобности его доверитель готов решить дело оружием лично или посредством наемного бойца. Если его клиент не признавал себя неправым и соглашался на поединок, то суд назначал место и время для него. Приготовления к поединку, заключавшиеся в принесении присяги и совершении религиозной церемонии, происходили в присутствии адвокатов. Но когда герольд подавал сигнал к битве, обязанности адвокатов прекращались, и тяжущиеся предоставлялись самим себе.
                  3.1   Развитие феодализма.
Дальнейшее  развитие феодализма, результатом которого было образование во Франции целого рода самостоятельных вассальных владений, закрепощение низшего класса и господство частных войн вместе с кулачным правом, привело к окончательному падению законного порядка и правосудия. Адвокатура совершенно заглохла. Только в духовных судах, где не допускались поединки, было больше простора для деятельности адвокатов. Каноническое право заимствовало целый ряд постановлений об адвокатуре из римского права. Оно требовало от адвокатов трехлетнего изучения канонического и гражданского права, практической подготовки и ежегодного принесения присяги. Отрицательные условия для занятия профессией были почти те же, что и в римском праве. К практике при духовных судах допускались как духовные, так и светские лица. Но в виду того, что между светскими было немного сведущих в праве, большинство адвокатов принадлежало к духовенству. Мало-помалу в их руки перешли не только церковные, но и гражданские, феодальные и уголовные дела, так что афоризм «никто не может быть адвокатом кроме духовного» (nemo causidicus, nisi clericus) имел в это время полную силу на практике. Первый толчок к новому порядку вещей был дан, с одной стороны, открытием Дигест Юстиниана в Амальфи (1135 г.), а с другой стороны, постановлениями вселенских соборов Латеранского (1179 г.) и Турского (1180), запретивших духовным адвокатам выступать в светских судах. Светские юристы усердно предались изучению римского права; влияние канонического права уменьшилось; вместе с тем возросло значение гражданских судов, и стала все больше и больше развиваться светская адвокатура.
С конца XIII в. адвокатура начинает подвергаться законодательской регламентации. В 1270 г. появились знаменитые «Учреждения  Людовика Святого», положившие первые основы французского судоустройства и судопроизводства. Ограничив применение судебных поединков и тем самым предоставив больше простора для деятельности адвокатов, Людовик поместил в свои своды несколько постановлений, касающихся отправления этой профессии и почти буквально повторяющих римское право. Прежде всего, Людовик предписывает им «не защищать на суде незаконных дел» (causes deloyales). Далее, он требует, чтобы они были «официальными защитниками бедных, вдов и сирот», и чтобы в прениях с противниками они «говорили вежливо и без грубости». Наконец, ссылаясь на постановление Юстинианова кодекса, он запрещает «заключать какие бы то ни было сделки относительно гонорара с клиентами во время производства дела». Сын Людовика Филипп Смелый развил и дополнил эти постановления. Указом 1274 года он определил: 1) что адвокаты при поступлении в сословие должны приносить присягу по формуле, весьма близкой к формуле римского права но дополненной пунктом о гонораре; 2) что эту присягу они должны повторять ежегодно, и 3) что размер гонорара должен определяться, сообразно с родом дела и способностью адвоката, но ни в каком случае не может быть больше 30 турских ливров.
Первые  зачатки сословной организации  адвокатуры видны уже в XIV веке. Когда  высший суд королевства — парламент, бывший вначале разъездным, сделался оседлым (1302 г.), адвокаты, которые практиковали при нем и сопровождали его в путешествиях по государству, образовали свободную ассоциацию, получившую название сословия по образцу римской адвокатуры императорского периода (ordo, ordre), и в противоположность многочисленным цехам и промышленным корпорациям того времени. Сословная организация не была сразу определена законом; она возникла независимо от законодательной власти путем практики и обычая, и только впоследствии подверглась правительственной регламентации. Адвокаты самопроизвольно образовали ассоциацию и присвоили ей название «сословия»; парижский парламент в своих актах охотно признавал ее, а законодательство, не касаясь внутренних отношений и дисциплины сословия, ограничивалось определением внешней ее организации. Несмотря на столь ограниченную сферу деятельности, законодательная власть обнаружила чрезвычайную плодовитость. В течение XIV, XV и XVI столетий было издано около 50 указов, относящихся к адвокатуре. Рассматривать в хронологическом порядке эти отрывочные, друг друга дополняющие, изменяющие и отменяющие постановления было бы чрезвычайно утомительно и, сверх того, нерационально, так как читатель не мог бы составить себе ясного представления о средневековом французском адвокате по одному сухому перечню правительственных узаконений. В виду этого, мы предпочитаем обозреть весь законодательный и литературный материал в систематическом порядке и представить читателю сжатую картину того состояния, в каком находилась адвокатура во второй половине средних веков. Нам предстоит дать ответ на следующие вопросы: о допущении к адвокатуре, о сословных учреждениях, дисциплинарной власти, гонораре, профессиональной деятельности и общественном положении адвокатов. Но прежде чем перейти к этому изложению, необходимо заметить, что мы будем говорить, как это обыкновенно делается, преимущественно об адвокатуре парижского парламента, так как она имела первенствующее значение и служила моделью организации провинциальной адвокатуры.
Парижский парламент состоял из главной  палаты, в которой разбирал наиболее важные дела (Grand-Chambre), и нескольких других для мелких дел (chambres des requetes). Кроме того, в Париже был еще низший суд (Chatelet), при котором состояли особые адвокаты.
                  3.2 Допущение к адвокатуре.
Допущение к адвокатуре. Древнейшие указы требуют  только одного условия для допущения  к адвокатуре, именно принесения присяги, которая затем должна была быть повторяема ежегодно. Формула ее вначале мало чем отличалась от римской присяги. Адвокаты давали клятву в том, что они будут добросовестно и усердно исполнять свои обязанности, ведя только правые дела и отказываясь от защиты или подачи совета, как только убедятся в несправедливости или нечестности принятого дела ). «Ord. 1274, art. 1.» Впоследствии формула присяги была расширена. Помимо указанных пунктов, в нее были внесены еще несколько других, именно адвокаты обязывались «уведомлять суд, если заметят в деле что-нибудь касающееся короля; не употреблять дерзостей в судебных бумагах; не предлагать и не защищать обычаев, которых они не считают истинными; вести дела по возможности быстро; не прибегать злонамеренно к проволочкам и уверткам; не брать гонорара свыше 30 ливров; определять его сообразно с родом дела и положением тяжущихся; не заключать договоров о части спорной вещи (pactum de quota litis)».
В XIV веке было установлено второе условие  для принятия в числе адвокатов: внесение в список. Хотя указ, впервые упоминающий о списке, относится к адвокатам, состоявшим не при парижском парламенте, а при низшем суде «Chatelet», но, как справедливо замечает Молло, трудно допустить, чтобы ведение списка не практиковалось в то время в высшем суде. Указ 1345 г. официально предписал вести список парламентских адвокатов, внося в него достойных и способных и не допуская неопытных. Было бы ошибочно думать«, говорит Делашеналь, изучавший парламентские архивы: «что адвокаты должны были подвергаться формальному экзамену… Мы не находим в регистрах парламента никакого упоминания о подобном экзамене. На практике прибегали к более простому и быстрому способу: наводили справки только относительно религии и нравственности адвоката; что же касается его способности, то она удостоверялась его дипломом лиценциата прав». Таким образом, требование высшего юридического образования установилось на практике само собой. Законодательство формально подтвердило его не ранее конца XV века. Но многие факты не оставляют сомнения в том, что оно существовало несравненно раньше. В самом деле, ректор и доктора университета в Анжэ подали в парижский парламент заявление, что многие лица, не имеющие диплома лиценциата прав, принимаются в адвокатуру, несмотря на то, что «бесчисленным множеством указов было определено и издавна ненарушимо соблюдалось во всех судах королевства, чтобы никто не допускался к адвокатуре без такого диплома». Кроме того, Делашеналь удостоверяет, что все адвокаты, о принятии которых в сословие сохранились сведения в парламентских архивах, были лиценциатами прав.
Представив  свой диплом, кандидат при отсутствии всяких препятствующих причин допускался к присяге. Обыкновенно оно приносилась  в день открытия парламентских заседаний, когда практикующие адвокаты возобновили свою присягу. «Каждый год», говорит Делашеналь: «12 ноября, на следующий день после праздника св. Мартина, парламент собирался под председательством канцлера или же первого президента в большой зале дворца, чтобы выслушать мессу св. Духа. Она пелась торжественно между шестью и семью часами утра духовенством одного из четырех нищенских орденов в присутствии многочисленной публики. По окончании мессы, председатель и члены суда удалялись в большую камеру (grand’-chambre). Сначала при закрытых дверях читались указы, касавшиеся членов и приставов парламента. Затем, двери отворялись, и прочитывались указы, относящиеся к адвокатам, поверенным и сторонам. Далее, следовали просьбы новых адвокатов о допущении к профессии; они также читались громко. Наконец, адвокаты и поверенные приносили обычную присягу». К этому описанию следует еще прибавить, что молодые кандидаты вводились подобно тому, как в республиканском Риме, старыми адвокатами. Имена практикующих адвокатов заносились в список (role, а впоследствии tablean) в порядке их допущения к профессии. Древнейший, сохранившийся до настоящего времени список относится к 1340 г. и заключает в себе всего 51 фамилию. Первый адвокат списка назывался деканом (deyen). Он председательствовал на общих собраниях адвокатов и пользовался некоторыми привилегиями.
Итак, диплом лиценциата прав, присяга и внесение в список,- вот три условия, которые  требовались для допущения к  адвокатуре. Что касается практической подготовки, то она, по-видимому, не была обязательна. По крайней мере, указ 1345 г., хотя и предписывает молодым адвокатам (novi, audientes) не начинать практики сразу, а сначала «в течение достаточного времени» слушать речи старших адвокатов и изучать формы процесса, но не упоминает о том, что эта подготовка должна происходить до внесения адвоката в список. Напротив, из его постановлений видно, что под «новыми адвокатами» он разумеет недавно внесенных в список. Во всяком случае, как замечает Делашеналь: «нельзя сказать с достоверностью, чтобы подготовка предшествовала внесению в список».
Каждый  вносимый в список адвокат должен был уплатить два экю, которые  шли на устройство «обычных мест». Хотя вселенские соборы запретили духовным лицам быть адвокатами в светских судах, но это запрещение не соблюдалось на практике. В числе адвокатов было много лиц духовного звания не только во все продолжение средних веков, но даже и в новое время, вплоть до революции. «И действительно», замечает Годри: «если звание священника не служило препятствием к исполнению обязанностей магистратуры, если для некоторых членов парламента оно было условием для их допущения туда, то как оно могло быть препятствием к занятию адвокатурой?»
Но монахи, как лица, отрекшиеся от мира и обязанные  беспрекословным повиновением духовному начальству, никогда не принимались в адвокатуру.
                       4. Сословные учреждения. 
Хотя  адвокаты постоянно присваивали  себе название сословия, но внутренняя организация их имела в средние  века совсем не тот вид, как в новое  время. Прежде всего, они не только не были отделены от института поверенных но, наоборот, составляли вместе с ним одну ассоциацию. Это произошло следующим образом. В помещении парламента с давних пор существовала капелла св. Николая, который во Франции считался патроном юристов подобно тому, как у нас он признается покровителем моряков. Для поддержки его культа образовалось в XIV веке религиозное «братство св. Николая» (la confrerie de St. Nicolas), членами которого были адвокаты и поверенные. Благодаря такой ассоциации, между адвокатами и поверенными установилось малопомалу тесное общение, результатом которого было возникновение наряду с братством «общины адвокатов и поверенных» (la communaute des avocats et procureurs). В сущности, по словам Делашеналя, братство и община представляли собой одно и то же, так как каждая из этих ассоциаций обнимала собой всю совокупность адвокатов и поверенных. Они различались только по своим целям: одна преследовала исключительно религиозную цель, другая — практическую. Во главе общины стояли депутаты, избранные ее членами (procureurs de la communaute). Они управляли имуществом общины, являлись представителями ее в сношениях с правительственными учреждениями и защищали права и привилегии ее членов. Им было предоставлено право наблюдать за использованием указов, относящихся к судопроизводству, и иметь надзор за деятельностью адвокатов и поверенных. Таким образом, депутаты общины представляли собой зародыш органа сословного самоуправления. Других подобных органов в средние века еще не существовало.
Дисциплинарная власть принадлежала всецело парламенту. Адвокаты, как было не раз подтверждаемо указами, входили в состав «парламентского корпуса» (le corps du Parlement) и занимали в нем место, следующее за судьями и прокурорами. Парламент имел право издавать всякого рода распоряжения, касающиеся своего внутреннего устройства, а, следовательно, мог регламентировать и деятельность адвокатуры. Сами адвокаты не хотели признавать над собой никакой другой власти и подчинялись только распоряжениям парламента. В парламентских архивах сохранилось много случаев дисциплинарного производства над адвокатами. Из них видно, что парламент применял к провинившимся в нарушении его постановлений следующие наказания: денежный штраф, удаление из заседания, запрещение практики и арест. Проступки адвокатов заключались в несоблюдении установленных законом и обычаем правил и нарушении парламентских распоряжений. Так например, адвокатская присяга, содержание которой было изложено раньше, налагала на адвокатов обязанность не вести неправых или несправедливых дел. Некоторые факты свидетельствуют, что в средние века, не все адвокаты строго исполняли это постановление. Между ними находились такие, которые были неособенно разборчивы в выборе дел. Адвокат XIV века Гилльом-дю-Брюейль (Guillaume-du-Brueil) прямо рекомендовал своим коллегам предпочитать богатых клиентов бедным. Сам он пользовался плохой репутацией и не раз подвергался дисциплинарному преследованию. Парламент, как видно из его архивов, требовал от адвокатов аккуратного исполнения своих обязанностей и наказывал их за опаздывание на заседания и за отлучку без спроса из города. Наказаниями в этих случаях были штрафы не свыше 10 парижских ливров.
Обвинительные приговоры по дисциплинарным делам  были в общем редки. «Регистры  парламента», говорит Делашеналь, упоминают об очень небольшом числе их, и ничто не заставляет предполагать, чтобы там были сделаны пропуски.  

        4.1  Гонорары.
Первые  указы, касающиеся вопроса об адвокатском  гонораре, идут по пути, намеченному  юстиниановым законодательством. Они ограничиваются установлением максимума вознаграждения, которое мог требовать и получать адвокат. Вначале предельная сумма гонорара за одно дело равнялась 30 турским ливрам (3,600 современных франков). В XIV в. турские ливры были заменены парижскими (3,500 современных франков). Но на практике эта такса не принималась во внимание, как видно из некоторых документов в парламентских архивах. Определение и взыскание гонорара производилось согласно с постановлениями римского права. Адвокат мог обусловливать себе вознаграждение после процесса. Но если он не заключил такого условия, или если клиент требовал уменьшения гонорара, то размер его определялся парламентом. Нередко адвокаты прямо обращались к парламенту с просьбой определить их гонорар. В других случаях они сами назначали размер его, и парламент ограничивался проверкой, причем часто уменьшал требования адвокатов. В случае проигрыша процесса и уклонения клиента от платежа, адвокаты прибегали к суду. иск о гонораре в то время считался, согласно с юстиниановым правом, дозволенным и нисколько не предосудительным. Сохранилось сведение, что два адвоката XV века (Pierre de Mauereux и Gacques la Vache) описали и продали с публичного торга дом своих клиентов, которые не уплатили гонорара.
В случае выигрыша процесса вознаграждение адвоката взыскивалось с противной стороны в качестве части судебных издержек. Обыкновенно эти издержки сильно преувеличивалось, так что парламент должен был назначать одного из седей специально для проверки и уменьшения счетов, представляемых тяжущимися (juge taxateur). В счетах должно было быть обозначаемо имя адвоката, те действия и услуги, за которые ему причитывается вознаграждение, и размер этого вознаграждения. В случае назначения какого-либо из этих обстоятельств, просьба о возмещении судебных издержек отвергалась.
Проверяя  или определяя размер гонорара, парламент  руководствовался тоже постановлениями  римского права. Согласно с Дигестами, он принимал во внимание 1) род дела (modus litis), 2) талант адвоката (facundia advocati) и 3) судебные обычаи. Хотя сохранилось много сведений о суммах, которые получали адвокаты, тем не менее невозможно определить средней величины гонорара ввиду того, что он уплачивался не целиком, а порознь за отдельные фазисы процесса. Под «делом» (la cause) в средник века не разумелась вся тяжба от начала до конца. При тогдашнем судопроизводстве многие тяжбы продолжались по целым годам и десяткам лет. «Потому», говорит Делашеналь: «название дела» давалось каждому фазису производства, заканчивавшемуся решением, хотя бы и предварительным«
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.