На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Привелигерованные виды убийство

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 17.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


              Нижегородский государственный  университет
                                    им. Н.И. Лобачевского
              Факультет управления  и предпринимательство 
     
     

Курсовая  работа по Уголовному праву «Особенной части» на тему:
             на тему: «Привилегированные виды убийства» 

                          
                                            Выполнила студентка 3 курса
                                                        Заочного отделения группы 12381-08  
                   Григорян М.М.
                                     Проверила Тихонова С.С. 
 
 
 
 
 
 
 

                             
                                      Нижний Новгород 
                                                 2011г. 
 

    Общее понятие преступлений совершенных против жизни в системе преступлений против личности.
           Особенная часть Уголовного кодекса РФ открывается разделом VII «Преступления против личности», который включает, пять глав: «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16); «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (гл. 17); «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (гл. 18); «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (гл. 19); «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (гл. 20). Большинство составов преступлений, предусмотренных в данном разделе, имелись и в прежнем законодательстве, однако теперь они впервые объединены как преступления против личности и выдвинуты на первое место в Особенной части Кодекса.         
 Выдвижение этой группы преступлений на первое место соответствует важнейшей концептуальной идее, положенной в основу реформы уголовного законодательства, а именно – приоритетной охране жизни и здоровья человека, его прав, свобод и законных интересов. Сама по себе эта концепция основывается на положениях Конституции РФ, провозгласившей: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (ст. 2). О приоритетной защите указанных благ говорится также во многих международных актах.         
 Уголовный  кодекс РФ впервые включил  в число преступлений против  личности посягательства на конституционные  права и свободы человека и  гражданина, а также преступления  против семьи и несовершеннолетних.          
 Родовым  объектом всех преступлений, включенных  в раздел VII Кодекса, по-прежнему  является личность. Личность как  объект преступления – это  человек, рассматриваемый в системе  социальных ролей и общественных  отношений. Он является одновременно и биологическим существом, и носителем определенных прав, обязанностей, свобод и социальных благ. Поэтому некоторые расширение круга составов преступлений в разделе «Преступления против личности» не следует рассматривать как основание для построения некоего народового объекта. Каждое преступление, предусмотренное разделом VII, посягает на общественные отношения, обеспечивающие нормальное существование личности. С учетом приведенных характеристик можно признать, что нет оснований для противопоставления категорий «личность» и «человек» в качестве объекта уголовно-правовой охраны. Среди индивидуальных благ личности важнейшими являются жизнь и здоровье. Поэтому преступления против жизни и здоровья помещены на самое первое место.  
 

                                                                       3  
 
 

1.1.  Понятие и общая характеристика    
  преступлений против  жизни.          

 Уголовный  Кодекс РФ относит к преступлениям  против жизни различные виды  убийства (ст. 105-108), а также причинение  смерти по неосторожности (ст. 109) и доведение до самоубийства (ст. 110). Эти составы преступлений помещены на первое место исходя из того, что в них идет речь о защите естественного важнейшего права человека. Статья 20 Конституции РФ провозглашает: «Каждый имеет право на жизнь». Охрана жизни человека как самого ценного блага приобретает первостепенное значение в современном обществе. Существенную роль при этом играют нормы уголовного права. Уголовный кодекс решает задачу охраны жизни человека своими специфическими методами, формируя признаки составов преступлений против жизни и устанавливая строгие санкции за их совершение. Однако практика применения данных норм еще недостаточно эффективна.         
 Все преступления  данной группы объединяет то, что объектом каждого из них является жизнь человека. Жизнь в качестве объекта преступления понимается, с одной стороны, как естественный физиологический  процесс, а с другой – как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе. Благодаря второй стороне жизнь логически подчинена родовому объекту (личность) и общему объекту преступлений (общественные отношения или общественный интерес).         
 Как физиологический  процесс жизнь имеет начало  и конец. Не может быть убийства  ни до начала жизни, ни после ее прекращения. Момент начала жизни приобретает непосредственное уголовно-правовое значение при отграничении убийства от плодоизгнания (аборта). Строго говоря, плод в утробе тоже живет. Поэтому аборт можно рассматривать как умерщвление плода. Однако жизнь человека, согласно господствующим представлениям, начинается с момента рождения. А поскольку роды сами по себе имеют некоторую протяженность во времени и проходят несколько этапов, принято считать началом жизни человека момент начала физиологических родов. Жизнь ребенка охраняется уголовным законом уже в процессе рождения. Это подтверждается формулировкой детоубийства в ст. 106 УК РФ: «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов…». В принципе возможно убийство ребенка, выходящего из утробы матери, в момент прорезывания его головки. Процесс жизни  человека  заканчивается его физиологической смертью. Признаки ее: полная остановка сердца, прекращение в силу этого снабжения клеток и тканей кислородом, что приводит к распаду клеток центральной нервной системы.  

                                                                               4
    
 
     Прекращение функционирования головного мозга (смерть мозга) и означает окончание жизни человека.   
 В отличие  от физиологической смерти клинической смертью принято называть временную приостановку работы сердца, когда жизнь еще может быть восстановлена. Состояние клинической смерти продолжается обычно несколько минут после прекращения кровообращения и дыхания. В течение этого промежутка времени, возможно, проведение мероприятий по реанимации.
Умышленное  придание состоянию клинической  смерти необратимого характера следует  считать убийством (например, в целях  использования органов или тканей потерпевшего).  Если же смерть человека уже наступила, то посягательство на его жизнь вследствие фактической ошибки может быть квалифицировано как покушение на негодный объект. Жизнь как объект преступления не поддается никакой  качественной или количественной оценке. В этом выражается важнейший принцип равной правовой защиты жизни каждого человека, независимо от его возраста, состояния здоровья или «социальной значимости».         
 Именно равноценностью объекта преступления объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятого за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте». Ошибка в личности потерпевшего не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства. Не может служить опровержением принципа равной защиты каждой человеческой жизни ссылка на то, что в Уголовном кодексе имеются специальные нормы, устанавливающие несколько повышенную ответственность за посягательство на жизнь отдельных категорий лиц (ст. 277, 295, 317 УК). Усиление ответственности в этих случаях связано не с повышенной ценностью жизни потерпевшего, а с наличием одновременно другого объекта посягательства. Так, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) имеет два объекта: жизнь потерпевшего и его деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.               
 Взгляд на жизнь человека как на универсальный, неделимый и неизмеримый объект лежит в основе негативного отношения закона и науки уголовного права к легализации эвтаназии. Термин «эвтаназия» (от греческих слов eu – «благой», «хороший» и thanatos – «смерть») обычно обозначают лишение жизни безнадежно больного человека по его просьбе с целью прекращения его страданий. Вопрос о легализации эвтаназии имеет много аспектов. Трудно рассчитывать, что он будет решен в ближайшее время. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан категорически запрещают медицинскому персоналу применять эвтаназию. Всякое неправомерное лишение жизни человека противоречит моральным и религиозным нормам.

                                                                          5

Преступления  против жизни

 
I.  Убийство 

1.     Простое (ч. 1 ст. 105)
2.     Квалифицированное (ч. 2 ст. 105)
3.     Привилегированное: 
 
 

а) Детоубийство (ст. 106)
б) Убийство в состоянии  аффекта (ст. 107)
в) Убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108)
г) Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108) 

II. Иные преступления против жизни
 

1.     Причинение смерти по неосторожности (ст. 109)
2.     Доведение до самоубийства (ст. 110) 
 

                                                                              6                          
 

1.2.Понятие  убийства          

 Уголовный  кодекс РФ впервые установил  законодательное определение понятия убийства: «умышленное причинение смерти другому человеку» (ч. 1 ст. 105). В прежних уголовных кодексах советского периода, также как и в Уголовном уложении 1903 г., убийство не определялось. По-видимому, законодатели исходили из того, что понятие «убийство» в уголовном праве не отличается от общепринятого. Но в правоприменительной практике нередко возникала потребность в точном установлении границ данного понятия. Поэтому в доктрине уголовного права предлагались различные определения убийства, в основных чертах сходные между собой. Законодательное определение убийства основано на обобщении выработанных юристами формулировок.         
 Ранее  убийством считалось как умышленное, так и неосторожное причинение  смерти человеку. Соответственно, в  уголовных кодексах существовал состав неосторожного убийства. Такая позиция закона не всегда воспринималась положительно.    Почти все доктринальные определения убийства включали указание на «противоправность» («неправомерность», «уголовную противоправность») причинения смерти. В формулировке ч. 1 ст. 105 УК такого указания нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Он позволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так, причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовной ответственности, но и не может быть названо убийством. Равным образом не являются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: при исполнении приговора к смертной казни, в ходе боевых действий и др.          
 Указание  в ст. 105 УК на причинение смерти  другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому  себе не является преступлением.  С точки зрения современных  представлений об уголовной ответственности  такое указание может показаться  излишним. Хотя еще в законодательных актах Петра I предусматривалось символическое наказание для самоубийств. В Уставе воинском сказано: «Ежели кто сам себя убивает, то надлежит палачу тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам или обозу». А за неудачную попытку самоубийства без уважительных причин полагалась смертная казнь. Да и новейшее время покушение на самоубийство некоторые кодексы считают преступлением против жизни (например, ст. 309 УК Индии). В Великобритании уголовная ответственность за самоубийство и покушение на самоубийство отменена лишь Законом о самоубийстве  1961 г. Для характеристики объективной стороны убийства вместо слов «причинение смерти» иногда пользуются выражением «лишение жизни». Оба выражения равноценны. В первом случае указывается на последствие, во втором – на объект убийства. Все виды умышленного причинения смерти другому человеку охватывается одним термином «убийство».  

                                                                                  7 
 

Это соответствует  российской правовой традиции. В памятниках русского права мы встречаем и  другие словесные обозначения этого  преступления: «убивство», «убойство», «душегубство», «смертоубийство», «человекоубийство». Однако они воспринимаются и, прежде всего, воспринимались как синонимы, в отличие от зарубежного уголовного права, где было принято терминологически выделять различные виды убийства по степени из тяжести. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                              8 
 
 

1.3. Состав простого  убийства. (ч. 1 ст. 105 УК)          

  Простым принято называть убийство без квалифицирующих или привилегирующих признаков. Ответственность за него предусмотрена теперь ч. 1 ст. 105 УК РФ. Это основной состав убийства. Анализ состава простого убийства имеет значение и для других видов убийства, поэтому его можно считать анализом «убийства вообще».          
 Непосредственным  объектом этого преступления  является жизнь человека.         
 Объективная  сторона убийства как типичного преступления с материальным составом представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.         
 Чаще всего убийство совершается путем активных действий, как посредством использования каких-либо орудий преступления, так и непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Способ причинения смерти в принципе не имеет значения, за исключением случаев, когда со способом убийства связан какой-либо из квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 105 УК. Например, совершение убийства обще опасным способом или с особой жестокостью.         
 Обязательное условие ответственности за убийство – наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего.          
 Для убийства  типична прямая причинная связь.  Например, выстрел в потерпевшего  влечет за собой смерть. Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс РФ в традициях российского законодательства не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.         
 При косвенном  умысле виновный не направляет  свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно  допускает ее наступление. Косвенный  умысел на убийство встречается,  например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть7; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного обще опасного и слабо управляемого способа преступления.         
 
                                                                                                                   9                                 

     
     Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым. Убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид. Смерть человека – настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст. 25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при не наступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»  (п. 2) указал: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)».         
 Мотив  и цель преступления, которые  принято относить к факультативным  признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу (п. 1 постановления от 27 января 1999 г. № 1). В ч. 1 ст. 105 УК не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. «з», «и», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105 УК). Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть; неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха  перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. Субъект убийства, квалифицируемого по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, - физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 286 УК. Ответственность за привилегированные виды убийства (ст. 106,107, 108 УК) наступает с 16 лет. В последнее время из-за обострения криминальной ситуации поднимается вопрос о снижении возраста уголовной ответственности за убийство и другие, особо тяжкие преступления. 

                                                                        10 
 
 

1.4. Виды квалифицированного  убийства  (ч. 2 ст. 105 УК)         
 Квалифицированным  убийством принято называть убийство, совершенное при наличии хотя  бы одного  из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Все остальные признаки основного состава убийства тоже должны быть налицо. Если в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то они все должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Но они не образуют совокупности преступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного. Всего в ч. 2 ст. 105 УК имеются 13 пунктов, но в некоторых из них названо более одного признака (п. «в», «к», «л») либо перечисляются конкретные разновидности данного признака (п. «ж», «з»). В целом система квалифицирующих признаков убийства в Уголовном кодексе 1996 г. носит исчерпывающий характер. Для разграничения отдельных видов убийств важнейшее значение имеет постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».         
 Многие  из признаков ч. 2 ст. 105 УК  имелись и в прежнем законодательстве (ст. 105 УК РФ)». Редакция некоторых квалифицирующих признаков уточнена, введено несколько новых обстоятельств. Впервые квалифицирующие признаки убийства располагаются по строгой системе, в зависимости от их связи с определенными элементами состава преступления: признаки убийства располагаются по строгой системе, в зависимости от их связи с определенными элементами состава преступления: признаки, относящиеся к объекту (п. «а», «б», «в», «г»); к объективной стороне (п. «д», «е», «ж»); к субъективной стороне (п. «з», «и», «к», «л», «м») и к субъекту (п. «н»).         
 К объекту  относятся следующие квалифицирующие  обстоятельства, характеризующие жертву  преступления: а) убийство двух  или более лиц; б) убийство  лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо заложника; убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.         
 Убийство  двух или более лиц (п. «а»  ч. 2 ст. 105 УК) характеризуется повышенной  тяжестью последствий. Если при  наличии прямого умысла на  убийство двух лиц погиб только  один потерпевший, а смерть  другого не наступила по причинам, не зависящим от виновного, то содеянное представляет собой совокупность покушения на убийство двух лиц (ч. 3 ст. 30 УК и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК) и оконченного убийства одного лица, которое квалифицируется самостоятельно по ч. 1 или 2 ст. 105 УК (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).   

                                                                                                            11        
 
 

 В силу  ч. 3 ст. 69 УК при совокупности преступлений  допускается назначение наказания  путем сложения вплоть до 25 лет  лишения свободы. Это может  спровоцировать виновного на  доведение до конца задуманного  преступления, т.е. на убийство оставшегося в живых потерпевшего, поскольку в таком случае совокупности не будет. Разрешение данного противоречия возможно законодательным путем, в частности,  дальнейшей конкретизацией правил о назначении наказания по совокупности в ст. 66 УК.         
 Убийство  лица или его близких в связи  с осуществлением данным лицом  служебной деятельности или выполнением  общественного долга (п. «б»  ч. 2 ст. 105 УК). Этот вид убийства  представляет повышенную опасность,  поскольку посягает не только  на жизнь потерпевшего, но  и на другой объект: общественные отношения, обеспечивающие лицу возможность осуществлять свою служебную деятельность или выполнять общественный долг. В отличие от прежнего Уголовного кодекса новая норма предусматривает ответственность за убийство не только самого лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, но и его близких. Закон не конкретизирует понятие «близкие лица». Степень близости не имеет значения, если этим  убийством виновный преследует цель деятельности.          
 Убийство  лица, заведомо для виновного  находящегося в беспомощном состоянии,  а равно сопряженное с похищением  человека либо захватом заложника  (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), - квалифицированный  вид убийства, не известный Уголовному  кодексу 1960 г. В одном пункте объединены два отягчающих обстоятельства: первое характеризует потерпевшего, а второе – в первую очередь особенность способа действия.         
 Беспомощное  состояние потерпевшего может  определяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья, увечностью и др. обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказать сопротивление преступнику или иным образом уклониться от посягательства. Сюда же можно отнести убийство лица, находящегося в состоянии сна или сильной степени опьянения, а также лишившегося сознания по другим причинам.         
 Убийство  женщины, заведомо для виновного  находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК). Повышенная  опасность этого преступления  обусловлена тем, что, убивая  беременную женщину, виновный уничтожает и плод как зародыш будущей жизни. Указание на заведомость означает наступление ответственности по этому пункту, если виновный на момент совершения убийства достоверно знал о беременности потерпевшей.          
 Если  виновный не был осведомлен о беременности потерпевшей, данный квалифицирующий признак не вменяется.          

                                                                                  12 
 
 
 

           Убийство, совершенное с особой  жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК), - один из наиболее распространенных видов квалифицированного убийства. Трудности в применении на практике п. «д» ч. 2 ст. 105 УК связаны с сугубо оценочным характером данного квалифицирующего признака. Оценочным является, во-первых, само понятие жестокости. Во-вторых, в законе говорится об особой жестокости, а не просто о жестокости. В принципе жестоко почти каждое убийство. Особая жестокость – это крайнее, высшее проявление данного качества.         
 С учетом  сложившейся судебной практике  убийство может быть признано особо жестоким, когда:         
 а) перед  лишением жизни или в процессе  совершения убийства к потерпевшему  применялись пытки, истязания  или совершалось глумление. Если  пытки применялись с целью  получения от потерпевшего каких-либо  сведений, то причинение смерти возможно и с косвенным умыслом;         
 б)  убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий: нанесение большего количества ранений, использование мучительно действующего яда, кислоты или других агрессивных веществ; причинение смерти путем применения огня, электротока бытового напряжения; закапывания заживо; замедленное утопление или удушение; причинение смерти путем лишения пищи или воды и т.п.;         
 в) убийство  совершено в присутствии близких потерпевшему лиц, если виновный сознавал, что своими действиями причиняет присутствующим особые душевные страдания;         
 г) в  целях продления мучений жертвы  виновный препятствует оказанию  помощи умирающему.         
 Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК). Аналогичный вид убийства в прежнем законодательстве определялся как «убийство способом, опасным для жизни многих людей» (п. «д» ст. 102 УК РСФСР).         
 Пленум  Верховного Суда РФ в п. 9 постановления от 27 января 1999 года
№ 1 указал, что «под обще опасным способом убийства (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего , но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди)».        

                                                                                 12   
 

 Убийство, совершенное группой лиц по  предварительному сговору или  организованной группой (п. «ж»  ч. 2 ст. 105 УК). Для квалификации убийства  по этому признаку следует  обратиться к понятию группы  лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы (ст. 35 УК).        
 Групповое  преступление предполагает не  менее двух соисполнителей. Исполнителем  убийства может быть признано  лицо, которое не только имело  умысел убийства, но и принимало  непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего. Действия лица, которое лишь оказывало содействие исполнителю убийства в осуществлении преступного намерения, давало советы о способе, времени или месте убийства либо иным образом создавало условия, способствующие преступлению, представляют собой пособничество.         
 Соисполнительство  не исключает распределения ролей  между участниками. Важно установить, что при единстве умысла, места  и времени действия каждый  из них выполняет либо полностью  объективную сторону убийства, либо какой-нибудь ее элемент.         
 К субъективной  стороне преступления относятся  следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие мотивы и цели  убийства: из корыстных побуждений  или по найму, а равно сопряженное  с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК); из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК); с целью сокрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК); по мотиву национальной, расовой и религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК); в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК).         
 Убийство, совершенное из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК).
В судебной практике признано, что таковым является убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение  виновного является открытым вызовом  общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.         
 Убийство  с целью скрыть другое преступление  или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием  или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).         
 Под убийством,  сопряженным с изнасилованием  или насильственными действиями  сексуального характера, следует  понимать убийство:         
 а) в  процессе изнасилования (либо  третьего лица с целью облегчить совершение изнасилования, либо с косвенным умыслом самой потерпевшей в процессе преодоления ее сопротивления);
                                                                                     13          
 

 б) с  целью скрыть совершенное изнасилование;          
 в) из  мести за оказанное при изнасиловании  сопротивление (в случае, как оконченного  изнасилования, так и когда  изнасилование не удалось довести  до конца);       
 г) совершенное  при таких же обстоятельствах,  но сопряженное с мужеложством, лесбиянством или иными действиями сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения (ст. 132 УК). Также должны оцениваться убийства, сопряженные с последующим удовлетворением сексуальных потребностей в отношении трупа (некрофилия), если субъект будет признан вменяемым.          
 Убийство  по мотиву национальной, расовой,  религиозной ненависти или вражды  либо кровной мести (п. «л»  ч. 2 ст. 105 УК). Для применения п.  «л» ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить  мотив. Мотив может быть обусловлен  ненавистью к потерпевшему как  к  представителю определенной национальности, расы или религии либо может служить проявлением шовинистического мировоззрения, ксенофобии или религиозной нетерпимости, когда ненависть или вражда распространяется на лиц всех иноверцев         
 Обычай  кровной мести, сохранивший в отдельных местностях Российской Федерации (например, в Дагестане, Чечне, Ингушетии), состоит в том, что в случае убийства, или причинения вреда здоровью, или оскорбления какого либо лица потерпевший, либо его родственники обязаны отомстить обидчику, лишив его жизни. Родственники новой жертвы тоже считают себя обязанными выполнить обычай кровной мести («кровь за кровь»). Этот процесс может длиться долго, приводя к гибели многих людей.         
 Убийство  с целью использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ст. 105 УК) – новый квалифицирующий признак, не известный ранее законодательству. Введение этого признака обосновывается тем, что благодаря успехам медицины в области трансплантации органов и тканей человека появился соблазн к изъятию их ценой жизни потерпевшего.          
 Изъятие  органов или тканей убитого  возможно и для любого последующего  использования, не исключая каннибализма  или ритуальных действий на  почве суеверия.         
 Убийство, совершенное неоднократно (п. «н»  ч. 2 ст. 105 УК). Неоднократность – отягчающее обстоятельство, относящееся к субъекту преступления. Оно вменяется тому лицу, которое, которое отвечает данному признаку, и не вменяется другим соучастникам убийства.    Формулировка этого пункта отличается от п. «и» ст. 102 УК 1960 г., где говорилось о совершении преступления «лицом, ранее совершившим умышленное убийство», т.е. имелась в виду, как повторность, так и рецидив. 
 
 
 

                                                                                              14 
 
 
 
 

2.  Привилегированные составы убийства  

      История детоубийства в русском праве показывает, прежде всего, противоречия во взглядах на значение и состав данного преступления в различные периоды развития общества.
      В российском законодательстве первое упоминание об этой норме встречается в Соборном Уложении 1649 г. В главе XXII, статьях 3 и 26 этого законодательного памятника определяется наказание отцу или матери, убившим своего ребенка, сроком на один год тюремного заключения (ст.3). В ст.6 Уложения говорилось о том, что сын или дочь не могли свидетельствовать на суде против своих родителей, иными словами, дети были юридически бесправными перед своими родителями.
    Статья 26 Уложения имела целью воспитание нравственности народа и определяла наказание женщине, совершившей убийство  своего новорожденного ребенка. Данные нормы Уложения 1649 г. свидетельствовали о том, что детоубийство в ту эпоху считалось  скорее грехом, а не уголовным проступком.
     В последующие годы к исследуемой  уголовно-правовой норме отношение изменилось, церковным догматам стали противопоставляться извинительные мотивы, толкнувшие мать к преступлению.
    В XIX веке научные достижения медицины стали свидетельствовать о том, что у матери-роженицы появляется в психике особое потрясение, вызванное родовыми муками. Данное обстоятельство подтверждало снисходительное отношение к детоубийце.
     Тогда же  ученые выдвигали ряд обстоятельств, которые смягчали  ответственность за детоубийство. Так, Н.Л. Зеланд писал: “Вспомним,  какой патологической высоты достигает суровость общественного мнения в случаях полового греха женщины, у которой после этого одностороннего падения как бы уже не признают никакого нравственного достоинства - и тогда сумеем понять то состояние отчаяния, в которое впадает женская душа под совместным давлением стыда, одиночества, нищеты и послеродового недомогания”.
    Необходимо отметить, что с развитием науки в XVIII-XIX веках начинает перестраиваться и законодательство многих зарубежных стран. В этот период почти все уголовные законодательства отказываются от применения смертной казни за детоубийство. В ряде стран, таких как: Бельгия (ст.396), Германия (ст.217), Норвегия (ст.234) - происходит процесс отнесения этого преступления к привилегированным составам.
                                                                                15 
 
 

   
      В России впервые  убийство матерью новорожденного ребенка рассматривается как привилегированное преступление в  Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (п.1. части II ст.1451). Законодатель мотивировал такое решение  тем, что “положение виновной в этом преступлении необыкновенное, и часто она, терзаемая стыдом, страхом, угрызениями совести и изнуренная телесными страданиями, почти лишается рассудка, следовательно, покушается  на ужасное преступление без ясного об этом перед собой сознания”.
      Октябрьская революция 1917 г. смела не только государственный аппарат власти, но и старое законодательство, несмотря на то, что можно было сохранить конструкцию тех норм уголовного права, которые отражали достижения цивилизации. Однако, применительно к анализируемой  нами уголовно-правовой норме, Советское государство внесло ряд позитивных изменений в правовые акты, обеспечивающие права матери и ребенка. Главными моментами таких изменений являлись мероприятия: по отмене института внебрачных детей; предоставлению женщинам права решать самим вопрос о материнстве; установлению материальной помощи одиноким матерям; всемерной охране их трудовых прав.
      Вопрос о том, нужна ли самостоятельная статья, предусматривающая уголовную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, поднимался и при обсуждение проекта УК  Союза ССР. Вновь были приведены доводы в пользу такой нормы, и акцент делался на то, что общие статьи об убийстве не могут отражать действительную опасность и сущность детоубийства.
     Законодатель выделил специальную норму в новом Уголовном законе, которая предусматривает уголовную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. Однако до введения в действие с  1 января     1997 г. Уголовного кодекса РФ одни авторы считали, что оснований для отнесения детоубийства к менее опасному виду убийств не имеется, другие же высказывались за выделение детоубийства в самостоятельный состав убийства при смягчающих обстоятельствах.
       Убийство матерью новорожденного ребенка (детоубийство) (ст. 106 УК) впервые в российском законодательстве выделено в самостоятельный привилегированный состав убийства. По дореволюционному законодательству наказание смягчалось лишь при убийстве внебрачного («незаконнорожденного») ребенка.
      В УК РСФСР 1960 г. детоубийство не выделялось, и рассматривалась  практикой как разновидность простого убийства. Обстоятельства, сопутствующие детоубийству (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов; тяжелая семейная обстановка; материальные трудности). Обычно учитывались судами в качестве смягчающих обстоятельств в рамках санкции ст.103. Однако детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 УК 1960 г. при наличии отягчающих обстоятельств (повторность, особая жестокость).
                                                                            16 
 
 
 

      Исполнителем преступления, предусмотренного ст. 106 УК, может быть только мать новорожденного ребенка. В качестве подстрекателя или пособника может выступать другое лицо (отец ребенка, акушерка). Действия такого лица квалифицируются по общему правилу о квалификации соучастия в преступлении со специальным субъектом, т.е. по ст. 33 и ст. 106 УК. Напротив, убийство новорожденного, совершенное другим лицом даже с согласия и по просьбе матери, квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК.
Убийство  матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ)  включает в себя четыре самостоятельных вида:
1) убийство  во время родов;
2) убийство  новорожденного ребенка сразу  после родов;
3) убийство  новорожденного ребенка в условиях  психотравмирующей ситуации;
4) убийство  новорожденного ребенка в условиях  психического расстройства, не исключающего вменяемости. 
 В ст. 106 УК предусмотрено две ситуации.          
 Первая  ситуация – убийство матерью  новорожденного ребенка во время  или сразу же после родов  – не обязательно связывается  с каким-либо психическим расстройством матери. Практика  знает немало случаев, когда такое убийство совершается расчетливо и хладнокровно, планируется и готовится заранее, нередко из-за нежелания подвергать себя операции аборта. Важно установить, что убийство укладывается в определенный законом промежуток времени («во время или сразу же после родов»). Смягчение законодателем ответственности может быть объяснено тем, что в этот период женщина не всегда в состоянии воспринимать рождающегося человека как самостоятельное существо, продолжает видеть в нем свой плод, ощущать его как источник боли и страданий.         
 Вторая  ситуация – убийство матерью  новорожденного ребенка в условиях  психотравмирующей обстановки или  психического расстройства, не исключающего  вменяемости, - напротив, не связывает ответственность со столь узким промежутком времени. Психотравмирующая обстановка может возникнуть до родов, во время родов или некоторое время спустя. Роды сами по себе, необходимость заботится о новорожденном, семейные неурядицы – все это в совокупности может оказаться непосильной нагрузкой для психического состояния роженицы, особенно в первое время. Возможно и психическое расстройство, не исключающее вменяемости (ст. 22 УК). В данном случае состояние влияет и на квалификацию преступления.     

                                                                                 17      
 

 Во втором  варианте речь идет также об  убийстве новорожденного ребенка.  В медицинской практике новорожденный  считается ребенок до достижения  им одного месяца. Убийство ребенка большего возраста не может квалифицироваться по ст. 106 УК.       
 В первом  официальном проекте Уголовного  кодекса РФ (1992  г.) формулировка соответствующей нормы была более краткой: «умышленное убийство матерью своего новорожденного ребенка во время родов или непосредственно после родов». Это совпадало с текстом статей о детоубийстве, имевшихся в то время в большинстве уголовных кодексов других союзных республик. В проекте Уголовного кодекса РФ, принятом Государственной думой в первом чтении (декабрь 1994 г.), детоубийство не было предусмотрено. Модельный Уголовный кодекс для стран СНГ (1996 г.) уточнил условия применения этой нормы, добавив слова: «совершенное в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами».18 Это дополнение соответствовало существовавшему в науке уголовного права представлению о смягчающей роли данного обстоятельства.  
   Небольшое изменение, внесенное в окончательную редакцию нормы при последнем голосовании проекта (слова «а равно» перед второй частью фразы), существенно расширило ее содержание, разорвав связь между моментом родов и психическим состоянием матери.
    Данные точки зрения отражают историю понятия “убийство матерью новорожденного ребенка” и поэтому заслуживают рассмотрения для его уточнения.  Н.И. Загородников свое возражение против установления специальной нормы о детоубийстве, в которой предусматривается пониженное наказание за это преступление, аргументировал тем, что действующее уголовное законодательство (УК РСФСР) о преступлениях против жизни и без специальной нормы дает суду широкие возможности определить наказание за детоубийство с учетом отягчающих и смягчающих обстоятельств, в том числе  и аномалий в состоянии здоровья женщины, а также особого психологического состояния роженицы. Выделение же состава детоубийства, считал он, создает привилегированное положение для лиц, совершивших убийство новорожденного ребенка по низменным, корыстным, антиобщественным мотивам, иногда жестоким образом и без каких бы то ни было смягчающих обстоятельств.
      Подобную позицию занимает С.В. Бородин: “Известно, что основанием для выделения детоубийства в самостоятельный состав преступления является то, что женщина во время родов нередко оказывается в тяжелом состоянии, влияющем на психику. Именно такое состояние признается смягчающим обстоятельством. Это правильно. Но вместе с тем необходимо отметить, что далеко не каждое детоубийство совершается при данных смягчающих обстоятельствах. Поэтому заранее относить все детоубийства к совершенным при смягчающих обстоятельствах вряд ли верно. Это ослабляет борьбу с данным видом преступления. Признание детоубийства простым убийством дает возможность дифференцированно подходить к каждому случаю”.
 
                                                                               18 
 

     Противоположную точку зрения высказывают другие авторы. В основе их обоснования отнесения убийства матерью новорожденного ребенка к менее тяжким преступлениям (в ред. УК РСФСР 1960 г.) лежит обстоятельство, связанное со здоровьем виновной, в частности, болезненным состоянием матери, патологическим состоянием роженицы, состоянием остро развившегося психоза, состоянием острого расстройства психики.
       Ряд исследователей данного вопроса основанием признания детоубийства нетяжким преступлением и понижения за него наказания считают “расстройство”, не уточняя его природу и именуя его повышенным нервным возбуждением, особым психическим состоянием, определенным состоянием психики, особым психофизическим состоянием.
        В числе оснований для понижения ответственности за детоубийство отдельные авторы называют меньшую степень общественной опасности виновной. По мнению Б.С. Сарыева, единственной причиной признания детоубийства составом со смягчающими обстоятельствами являются побуждения, толкнувшие на убийство, обусловленные пережитками прошлого в отношении к женщине. Иногда причиной смягчения ответственности является то, что преступное деяние явилось результатом обмана девушки, введения ее в заблуждение.
        На мой взгляд, более основательным представляется мнение тех авторов, которые еще до введения нового Уголовного кодекса высказывались о целесообразности выделения детоубийства в самостоятельный состав со смягчающими вину обстоятельствами. Такая позиция по данному вопросу объясняется следующим. Во-первых, судебная практика и уголовное законодательство, учитывая низменность мотивов и общественную опасность, при назначении наказания исходят не только из предумышленности действий виновной, но и из того, какими причинами они были вызваны. Изучение материалов уголовных дел показывает, что в подавляющем большинстве случаев (70%) виновная заранее готовится избавиться от ребенка  и с этой целью скрывает беременность от органов здравоохранения и окружающих, но при детальном рассмотрении вопроса мы выясняем, что субъектом детоубийства  является молодая девушка, покинутая отцом ребенка во время беременности, либо женщина, как правило, незамужняя, которая находится в трудном материальном положении. Иными словами, умысел либо мотив убийств новорожденных детей не возникают сами по себе, их истоки обязательно кроются в социальной среде. На этом основании трудно согласиться с теми авторами, которые утверждают, что мотивы детоубийства низменны, эгоистичны, и поэтому данное преступление нельзя относить к привилегированному составу.
      Во-вторых, достижения медицинской науки свидетельствуют о том, что беременность и роды, осложненные воздействием на психику женщины других истощающих факторов, вызывают сильное возбуждение и расстройство психики, под влиянием которых женщина совершает убийство ребенка. Именно поэтому заслуживают внимания взгляды тех ученых, которые основанием смягчения ответственности за убийство новорожденного ребенка считают изменения в сознании и психике женщины вследствие родов.
                                                                                     19 
 

В-третьих,  практика назначения наказания за детоубийство в рамках действия УК РСФСР 1960 г. приводит к выводу, что квалификация действий детоубийц по ст.103 не соответствовала степени опасности этого преступления. При сопоставлении средних размеров наказания, назначаемых судами матерям-детоубийцам и лицам, виновным в совершении иных видов умышленных убийств, выясняется, что средний срок лишения свободы составлял 3,9 года.
       Средний размер наказания лицам, совершившим иные умышленные убийства и осужденным по ст.103 УК РСФСР, равен 6,2 года. Кроме того, судебная практика зачастую (около 45%) прямо не признавала детоубийство тяжким преступлением: при вынесении приговора суды ссылались на положения ст.43,44,46 УК РСФСР, что предоставляло им возможность назначать наказание детоубийцам ниже санкции ст.103 УК РСФСР. В качестве примера можно привести следующее уголовное дело.
      Уголовно-правовой охране по российскому законодательству в равной степени  подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств. Со смертью человека прекращается уголовно-правовая охрана его жизни. Именно поэтому уголовный закон, ставя одной из своих задач всемерную охрану этого блага, относит преступление против жизни к числу наиболее опасных.
      Объект посягательства при убийстве матерью новорожденного ребенка указывает на особую общественную опасность этого преступления. Опасность, прежде всего, состоит в том, что человек лишается жизни.
     Российское уголовное право содержит глубокую разработку проблемы объекта преступления, суть которой сводится к признанию его в качестве общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Однако целью настоящей работы не является рассмотрение всех спорных моментов этой проблемы. Я ограничусь лишь изложением тех положений, которые необходимы для понимания вопроса об объекте убийства матерью новорожденного ребенка.
      Неразрывная связь между участниками общественных отношений и общественными отношениями как таковыми позволяет определить объект уголовно-правовой охраны через характеристику личности человека. Единство общественных отношений и личности не означает их взаимного поглощения.
       В.П. Тугаринов пишет: “Свойство быть личностью присуще человеку не как биологическому существу, а как социальному существу, т.е. общественно-историческому человеку как совокупности общественных отношений. Понятия “человек” и “личность” различаются между собой также и в том отношении, что понятие “человек” есть понятие природно-общественное, а понятие “личность” есть понятие социальное, т.е. оно связано не с физическим бытием человека, а с его определенными общественными свойствами. Личность есть человек, взятый в совокупности тех свойств (качеств), которые вырабатываются в нем в процессе взаимоотношений с обществом”.
 
                                                                                  20 

 
   На этом основании, при убийстве матерью новорожденного ребенка в качестве родового объекта выступает личность как совокупность всех общественных отношений и как субъект и носитель конкретного общественного отношения, а в качестве непосредственного объекта  - жизнь новорожденного ребенка.
     Совершенно ясно, что новорожденный ребенок лишь со временем может стать развитой, полноценной личностью. Однако сам факт рождения нового члена общества  порождает к жизни ряд новых общественных отношений: ребенок приобретает ряд прав (например, имущественные), у родителей и государства возникают обязанности по его воспитанию, защите и заботе. С этой точки зрения, ребенок должен рассматриваться как потенциальная личность, и поэтому посягательство на его жизнь должно относиться к преступлению против личности.
      Понятие такого преступления, как убийство матерью новорожденного ребенка, неразрывно связано с жизнью и смертью человека. Основополагающим здесь является вопрос  определения начального и конечного моментов человеческой жизни, поскольку он в целом ряде случаев может являться решающим при квалификации преступлений, например, разграничение детоубийства от криминального аборта.
          Конституция РФ в ст.20 устанавливает, что “каждый имеет право на жизнь”. Применительно к теме нашего диссертационного исследования “право на жизнь” - это совокупность уголовных и гражданско-правовых норм, направленных  на охрану жизни человека, устанавливающих недопустимость произвольного лишения жизни, запрет активной эвтаназии, дозволенность искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, а также самостоятельное решение женщиной  вопроса о материнстве, в том числе об искусственном прерывании беременности.
         Совершение убийства новорожденного ребенка возможно как с прямым, так и с косвенным умыслами. На это обстоятельство указано в п.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)”. Следовательно, при совершении детоубийства с прямым умыслом мать новорожденного осознает, что своими действиями (бездействием) создает опасность для жизни ребенка, предвидит наступление смерти ребенка в результате своих действий (бездействия) и желает ее наступления с целью избавиться от новорожденного. При совершении убийства новорожденного с косвенным умыслом мать осознает фактическую сторону и опасность для жизни ребенка, предвидит наступление его смерти, не желает, но сознательно допускает ее наступление или безразлично относится к этому факту.
        Преступный результат при прямом умысле является единственной целью (убить новорожденного ребенка) или необходимым средством для достижения какой-либо другой цели (избавиться от чувства стыда, позора в случае внебрачной беременности, результатом чего является смерть младенца). При косвенном умысле виновная допускает наступление смерти, либо безразлично относится к ее наступлению.
 
                                                                                 21 
 

        Анализ уголовных дел позволил мне прийти к выводу, что порядка 70% детоубийств совершается с прямым умыслом. В этих случаях обстоятельства уголовных дел свидетельствуют о том, что виновная использовала такие действия (бездействия), направленные на убийство новорожденного ребенка, результатом которых неизбежно становилась смерть младенца. К подобным действиям (бездействию), например, можно отнести удушение ребенка руками и ногами во время родов, утопление в ведре с водой, длительное оставление без пищи.
       Детоубийство с косвенным умыслом характерно для тех случаев, когда мать, с целью избавиться от ребенка, оставляет его в местах, где обнаружение и спасение его маловероятно, а также при неоказании первой необходимой помощи новорожденному при родах, когда возможность оказать такую помощь реально существует (например, вызвать врача, перерезать пуповину, очистить дыхательные пути и т.д.).
Интересным  представляется и рассмотрение вопроса  о моменте возникновения умысла и влияние данного обстоятельства на квалификацию детоубийства.
Так, В.И. Ткаченко отстаивал точку  зрения, что: “если детоубийство - результат заранее обдуманных действий, то оно должно квалифицироваться как убийство без смягчающих обстоятельств”. За подобное решение вопроса высказывался и С.В. Бородин, который указывает, что “детоубийство при подобных обстоятельствах, когда виновная к нему заранее готовится, было бы неправильно признавать совершенным при смягчающих обстоятельствах”. 
       Обнаружение умысла еще до родов не должно повышать общественную опасность детоубийств, а значит, изменять квалификацию содеянного. Такая позиция подтверждается современной законодательной и судебной практикой, которая не проводит различий в квалификации детоубийств по моменту возникновения умысла. Действительно, при заранее обдуманном умысле между возникновением намерения совершить детоубийство и его реализацией есть определенный, иногда весьма продолжительный период времени. Однако длительный период подготовки к детоубийству свидетельствует о сомнениях и терзаниях беременной женщины. Лишь всесторонняя оценка обстоятельств по делу позволит суду правильно определить значение такого умысла. Анализ уголовных дел и юридической литературы свидетельствуют о том, что решимость избавиться от ребенка преступным путем дается нелегко, после длительных колебаний и переживаний. Такое решение принимается женщиной в период беременности и в состоянии, далеком от спокойного, нормального, т.к. беременность существенно изменяет общее психическое и эмоциональное состояние.
         Следует учитывать, что вовремя прервать беременность женщины не могут в силу различных причин, но главными уважительными основаниями являются: обещания отца ребенка жениться, вследствие чего пропускается установленный срок (12; 22 недели) для производства аборта; боязнь огласки прерывания беременности в медицинском учреждении (характерно для несовершеннолетних, незамужних и в случаях внебрачной беременности); трудное материальное положение, когда на иждивении существуют несовершеннолетние дети; разнообразные “извинительные” мотивы,
                                                                                        22 

которые существенно  влияют на первоначальное решение женщины  иметь ребенка. Все указанные причины приобретают доминирующий характер в сознании женщины в момент и после родов.
     Учитывая подобные обстоятельства, совершенно недопустимо считать, что заранее возникший умысел на детоубийство обладает большой общественной опасностью и должен влиять на квалификацию содеянного. В данной ситуации необходимо обращать внимание не на момент, когда возникает умысел, а на те обстоятельства, которые послужили поводом к его возникновению.
     При изучении материалов уголовных дел мне приходилось сталкиваться с примерами, в которых детоубийство совершается с внезапно возникшим умыслом. В таких случаях возникновение умысла обусловлено тем, что женщины при нежелательной беременности пытаются от нее избавиться и поэтому уверены в рождении мертвого ребенка. Но, несмотря на все  “старания”, рождается живой ребенок и, как следствие, происходит его убийство. Таких дел оказалось 25%. Возникновение внезапно возникшего умысла  обуславливается и  родовыми муками, когда психическое состояние женщины характеризуется высокой степенью напряженности, а ребенок воспринимается как причина ее страданий и личных неудач (таких дел оказалось 5%).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.