На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Гештальпсихология психология Вертегейм Левин

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение

Настоящее содержание данной работы посвящено гештальтпсихологии, как одному из наиболее влиятельных и  интересных направлений  открытого кризиса, которое явилось  реакцией против атомизма и механицизма  всех разновидностей ассоциативной психологии.

  Гештальтпсихология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкой и австрийской психологии, а также философии конца XIX - начала XX века.
  Основателями  гештальтпсихологии (от нем. Gestalt - образ, структура), возникшей как противостояние структурализму с его атомистическим пониманием сознания, считаются немецкие психологи М. Вертгеймер (1880-1943), В. Келер (1887-1967) и К. Коффка (1886-1941), К. Левин (1890-1947).
  Эти учеными были установлены следующие  идеи гештальтпсихологии:
  1. Предмет изучения психологии - сознание, но его понимание должно строиться  на принципе целостности.
  2. Сознание есть динамическое целое,  то есть поле, каждая точка  которого взаимодействует со  всеми остальными.
  3. Единицей анализа этого поля (т.  е. сознания) выступает гештальт - целостная образная структура.
  4. Метод исследования гештальтов - объективное и непосредственное  наблюдение и описание содержаний  своего восприятия.
  5. Восприятие не может происходить  от ощущений, так как последнее  не существует реально.
  6. Зрительное восприятие является  ведущим психическим процессом,  определяющим уровень развития  психики, и имеет свои закономерности.
  7. Мышление не может рассматриваться  как сформированный путем проб  и ошибок набор навыков, а  есть процесс решения задачи, осуществляемый через структурирование поля, то есть через инсайт в настоящем, в ситуации «здесь и теперь». Прошлый опыт не имеет никакого значения для решения поставленной задачи.
  К. Левин разработал теорию поля и применяя эту теорию, он изучал личность и ее феномены: потребности, волю. Гештальт-подход проник во все области психологии. К.Гольдштейн применил его к проблемам патопсихологии, Ф.Перлз – к психотерапии, Э.Маслоу – к теории личности. Гештальт-подход был с успехом использован и в таких областях, как психология научения, психология восприятия и социальная психология.  
 

  1. Возникновение и  развитие гештальтпсихологии
  Впервые, понятие «гештальт-качество» было введено Х. Эренфельсом в 1890 году при исследовании восприятий. Он выделил  специфический признак гештальта – свойство транспозиции (переноса). Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.
  Новый подход в направлении целостной  психологии осуществили психологи  Лейпцигской школы (Феликс Крюгер(1874-1948), Ганс Фолькельт (1886-1964), Фридрих Зандер(1889-1971), которые создали школу психологии развития, где было введено понятие комплексного качества, как целостного переживания, пронизанного чувством. Эта школа просуществовала с конца – 10-, начала 30-х годов.
  1.1 История возникновения гештальтпсихологии

гештальтпсихология  психология вертгеймер левин

  История гештальтпсихологии начинается в Германии в 1912 года с выхода работы М.Вертгеймера  «Экспериментальные исследования восприятия движения»(1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.
  Непосредственно после этого вокруг Вертгеймера, и в особенности в 20-х годах, в Берлине складывается берлинская школа гештальтпсихологии: Макс Вертгеймер (1880-1943), Вольфганг Келер (1887-1967), Курт Коффка (1886-1941) и Курт Левин (1890-1947). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.
  В. Келлер в книге «Физические структуры  в покое и стационарном состоянии»(1920) проводит мысль о том, что физический мир как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозгу, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны в структуре образа. Принцип изоморфизма рассматривался гештальтпсихологами, как выражение структурного единства мира - физического, физилогического, психического. Выявление единых закономерностей для всех сфер реальности позволяло, по Келеру преодолеть витализм. Выготский рассматривал эту попытку как «чрезмерное приближение проблем психики к теоретическим построениями данным новейшей физики»(*). Дальнейшие исследования усилили новое течение. Эдгар Рубин(1881-1951) открыл феномен фигуры и фона(1915). Давид Катц показал роль гештальт-факторов в поле осязания и цветового зрения.
  В 1921 году Вертгеймер, Келер и Кофка  представители гештальтпсихологии, основывают журнал «Психологические исследовании»(Psychologische Forschung). Здесь публикуются результаты исследования этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х г.г. М.Вертгеймера: «К учению о гештальте»(1921), « О гештальтеориии»(1925), К.Левина «Намерения, воля и потребность». В 1929 г. Келер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихология»(Gestaltp-Psychology). Эта книга представляет собой систематическое и пожалуй, лучшее изложение этой теории.
  Плодотворные  исследования продолжались до 30-х гг., пока в Германию не пришел фашизм. Вертгеймер и Келер в 1933г., Левин в 1935г. эмигрировали в Америку. Здесь развитие гештальтпсихологии в области теории не получило значительного  продвижения.
  К 50-м годам интерес к гештальтпсихологии спадает. В последущем, однако, отношение  к гештальтпсихологии меняется.
  Гештальтпсихолгия оказала большое влияние на психологическую  науку США, на Э. Толмена, американские теории научения. В последнее время  в ряде стран Западной Европы наблюдается усиление интереса к гештальттеории и истории Берлинской психологической школы. В 1978 году было основано Международное психологическое сообщество «Гештальттеория и ее приложения»А октябре 1979гг. вышел первый номер журнала «Гештальттеория», официального печатного органа этого общества. Членами этого общества являются психологи из разных стран мира, прежде всего Германии (З.Эртель, М. Штадлер», Г. Портеле, К.Гусс), США (Р. Арнхейм, А. Лачинс, сын М. Вертгеймера Михаэль Вертгеймер и др., Италии, Австрии, Финляндии, Швейцарии.
  1.2 Общая характеристика  гештальтпсихологии  

  Гештальтпсихология  исследовала целостные структуры, из которых состоит психическое  поле, разрабатывая новые экспериментальные  методы. И в отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма) представители гештальтпсихологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, анализ познавательных процессов, а также структуры и динамики развития личности.
  Главная идея этой школы состояла в том, что  в основе психики лежат не отдельные  элементы сознания, но целостные фигуры - гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей. Таким  образом, опровергалось прежнее  представление о том, что развитие психики основывается на формировании все новых ассоциативных связей, которые соединяют отдельные элементы между собой в представления и понятия. Как подчеркивал Вертгеймер, «…гештальттеория возникла из конкретных исследований…» Взамен этого выдвигалось новая идея о том, что познание связано с процессом изменения, трансформации целостных гештальтов, которые и определяют характер восприятия внешнего мира и поведения в нем. Поэтому многие представители этого направления уделяли большее внимание проблеме психического развития, так как само развитие отождествлялось ими с ростом и дифференциацией гештальтов. Исходя из этого, в результатах исследования генезиса психических функций они видели доказательства правильности своих постулатов.
  Идеи, развиваемые гештальт-психологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Это была и первая (и долгое время практически единственная) школа, которая начала строго экспериментальное изучение структуры и качеств личности, так как метод психоанализа, используемый глубинной психологией, нельзя было считать ни объективным, ни экспериментальным.
  Методологический  подход гештальт-психологии базировался  на нескольких основаниях – понятии  психического поля, изоморфизма и  феноменологии. Понятие поля было заимствовано ими из физики. Изучение в те годы природы атома, магнетизма, позволило раскрыть законы физического поля, в котором элементы выстраиваются в целостные системы. Эта мысль и стала ведущей для гештальт-психологов, которые пришли к выводу, что психические структуры располагаются в виде различных схем в психическом поле. При этом сами гештальты могут изменяться, становясь все более адекватными предметам внешнего поля. Может измененяться и поле, в котором прежние структуры располагаются по-новому, благодаря чему субъект приходит к принципиально новому решению задачи (инсайт).
  Психические гештальты изоморфны (подобны) физическим и психофизическим. То есть процессы, которые происходят в коре головного  мозга, сходны с теми, которые происходят во внешнем мире и осознаются нами в наших мыслях и переживаниях, как подобные системы в физике и математике (так круг изоморфен овалу, а не квадрату). Поэтому схема задачи, которая дана во внешнем поле, может помочь испытуемому быстрее или медленнее ее решить, в зависимости от того, облегчает или затрудняет она ее перестурктурирование.
  Человек может осознать свои переживания, выбрать  путь для решения своих задач, однако для этого ему надо отрешиться от прошлого опыта, очистить свое сознание от всех наслоений, связанных с культурными и личными традициями. Этот феноменологический подход был заимствован гештальт-психологами у Э. Гуссерля, философские концепции которого были чрезвычайно близки немецким психологам. С этим была связана и недооценка ими личного опыта, утверждение приоритета сиюминутной ситуации, принципа «здесь и сейчас» в любых интеллектуальных процессах. С этим связано и расхождение в результатах их исследования бихевиористами и гештальт-психологами, так как первые доказывали верность способа «проб и ошибок», то есть влияние прошлого опыта, отрицавшегося вторыми. Исключением являлись только исследования личности, проводимые К. Левиным, в которых вводилось понятие временной перспективы, правда, с учетом в основном будущего, цели деятельности, а не прошлого опыта.
  В исследованиях ученых этой школы  были открыты почти все, известные  в настоящее время свойства восприятия, доказано значение этого процесса в  формировании мышления, воображения, других когнитивных функций. Впервые описанное  ими образно-схематическое мышление позволило по-новому представить весь процесс формирования представлений об окружающем, доказало значение образов и схем в развитии творчества, раскрыв важные механизмы творческого мышления. Таким образом когнитивная психология ХХ века во многом опирается на открытия, сделанные в этой школе, также как и в школе Ж. Пиаже.
  Не  меньшее значение имеют и работы Левина, подробнее о которых будет  рассказано ниже, и для психологии личности, и для социальной психологии. Достаточно сказать, что его идеи и программы, намеченные им в исследовании этих областей психологии, все еще актуальны и не исчерпали себя почти через шестьдесят лет после его смерти. 

  2. Основные идеи  и факты гештальт-психологии  

  2.1 Исследования процесса  познания. Работы  М. Вертгеймера, В. Келера, К. Коффки  

  Одним из ведущих представителей этого  направления был Макс Вертгеймер. После окончания университета он изучал философию в Праге, а затем  в Берлине. Знакомство с Х. Эренфельсом, который впервые ввел понятие  гештальт-качество, повлияло на занятия Вертгеймера. Переехав в Вюрцбург, он работал в лаборатории О. Кюльпе, под руководством которого защитил в 1904 году диссертацию. Однако, отойдя от объяснительных принципов Вюрцбургской школы, он уходит от Кюльпе, начиная исследования, которые привели его к обоснованию положений новой психологической школы.
  В 1910 году в Психологическом институте  во Франкфурте-на-Майне он встречается  с Вольфгангом Келером и Куртом Коффкой, которые становятся вначале  испытуемыми в опытах Вертгеймера  по исследованию восприятия, а затем его друзьями и коллегами, в содружестве с которыми были разработаны основные положения нового психологического направления – гештальт-психологии. Перейдя в Берлинский университет, Вертгеймер занимается преподавательской и исследовательской деятельностью, уделяя значительное внимание исследованию мышления и обоснованию основных принципов гештальт-психологии, которые излагаются в основанном им (совместно с Келером и Коффкой) журнале “Психологическое исследование”. В 1933 году ему, как и Левину, Келеру и Коффке пришлось уехать из фашистской Германии. После эмиграции в США он работал в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, однако создать новое объединение единомышленников ему не удалось.
  Первые  работы Вертгеймера посвящены экспериментальному исследованию зрительного восприятия.
  Остановимся подробнее на этом исследовании. С  помощью тахистоскопа он экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (линии или  кривые). Когда интервал между предъявлениями был относительно большой, испытуемые воспринимали раздражители последовательно, а при очень коротком интервале они воспринимались как данные одновременно. При экспонировании с оптимальным интервалом (около 60 миллисекунд) у испытуемых возникало восприятие движения, то есть им казалось, что один объект перемещается из одной точки в другую, в то время как им предъявлялось два объекта, размещенных в разных точках. В определенный момент испытуемые начинали воспринимать чистое движение, то есть они не осознавали, что движение происходит, но без перемещения объекта. Это явление было названо фи-феноменом. Это специальный термин был введен для того, чтобы выделить уникальность этого явления, его несводимость к сумме ощущений, и физиологической основой этого феномена Вертгеймер признал “короткое замыкание”, которое возникает при соответствующем временном интервале между двумя зонами мозга. Результаты этой работы были изложены в статье “Экспериментальные исследования видимого движения”, которая была опубликована в 1912 году.
  Данные, полученные в этих экспериментах, стимулировали  критику ассоцианизма и заложили основы нового подхода к восприятию (а потом и к другим психическим  процессам), который Вертгеймер обосновывал  совместно с В.Келлером, К.Коффкой, К.Левиным.
  Таким образом в качестве основного принципа формирования психики был выдвинут принцип целостности в противовес ассоцианистическому принципу элементов, из которых по определенным законам формируются образы и понятия. Обосновывая ведущие принципы гештальт-психологии, Вертгеймер писал, что “существуют связи, при которых то, что происходит в целом, не выводится из элементов, существующих якобы в виде отдельных кусков, связанных потом вместе, а, напротив, то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом этого целого.”
  Исследования  восприятия, а затем мышления, проводимые Вертгеймером, Коффкой и другими  гештальт-психологами, позволили открыть  основные законы восприятия, ставшие  со временем общими законами любого гештальта. Эти законы объясняли содержание психических процессов всем “полем” действующих на организм раздражителей, структурой всей ситуации в целом, которая и дает возможность соотнести и структурировать между собой отдельные образы, сохраняя их базовую форму. При этом соотношения образов предметов в сознании не являлось статичным, неподвижным, но определялось динамическими, изменяющимися соотношениями, которые устанавливаются в процессе познания.
  В дальнейших исследованиях Вертгеймера  и его коллег было получено большое количество экспериментальных данных, которые позволили установить основные постулаты гештальт-психологии, сформулированные в программной статье Вертгеймера “Исследования, относящиеся к учению о гештальте”(1923). Главный из них гласил, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Элементы поля объединяются в структуру в зависимости от таких отношений как близость, сходство, замкнутость, симметричность. Существует и ряд других факторов, от которых зависит совершенство и устойчивость фигуры или структурного объединения - ритмичность в построении рядов, общность света и цвета и т.д. Действие всех этих факторов подчиняется основному закону, названному Вертгеймером “законом прегнантности” (или законом “хорошей” формы), который интерпретируется как стремление (даже на уровне электрохимических процессов коры мозга) к простым и четким формам и простым и устойчивым состояниям.
  Считая  перцептивные процессы врожденными, и  объясняя их особенностями организации коры головного мозга, Вертгеймер пришел к выводу об изоморфизме (взаимно-однозначном соответствии) между физическими, физиологическими и психологическими системами, то есть внешним, физическим гештальтам соответствуют нейрофизиологические, а с ними, в свою очередь, соотносятся психические образы. Таким образом вводилась необходимая объективность, которая превращала психологию в объяснительную науку.
  В середине двадцатых годов Вертгеймер переходит от исследования восприятия к изучению мышления. Результатом этих экспериментов является книга “Продуктивное мышление”, которая была опубликована уже после смерти ученого в 1945 году и является одним из самых значительных его достижений.
  Изучая  на большом эмпирическом материале (эксперименты с детьми и взрослыми испытуемыми, беседы, в том числе и с А.Эйнштейном) способы преобразования познавательных структур, Вертгеймер приходит к выводу о несостоятельности не только ассоцианистического, но и формально-логического подхода к мышлению. От обоих подходов, подчеркивал он, скрыт его продуктивный, творческий характер, выражающийся в “перецентрировке “ исходного материала, его реорганизации в новое динамическое целое. Вводимые Вертгеймером термины “реорганизация, группировка, центрирование” описывали реальные моменты интеллектуальной работы, подчеркивая ее специфически психологическую сторону, отличную от логической.
  В своем анализе проблемных ситуаций и способов их решения, Вертгеймер выделяет несколько основных этапов мыслительного  процесс:
  1. Возникновение темы. На этом этапе возникает чувство “направленной напряженности”, которое мобилизует творческие силы человека.
  2. Анализ ситуации, осознание проблемы. Основной задачей этой стадии  является создание целостного  образа ситуации.
  3. Решение проблемы. Этот процесс мыслительной деятельности в значительной степени неосознан, хотя предварительная сознательная работа необходима.
  4. Возникновение идеи решения - инсайт.
  5. Исполнительская стадия.
  В опытах Вертгеймера обнаруживалось отрицательное влияние привычного способа восприятия структурных отношений между компонентами задачи на ее продуктивное решение. Он подчеркивал, что у детей, обучавшихся геометрии в школе на основе чисто формального метода, несравненно труднее выработать продуктивный подход к задачам, чем у тех, кто вообще не обучался.
  В книге также описываются процессы значительных научных открытий (Гаусса, Галилея) и приводятся уникальные беседы с Эйнштейном, посвященные проблеме творчества в науке и анализу  механизмов творческого мышления. Результатом этого анализа является сделанный Вертгеймером вывод о принципиальной структурной общности механизмов творчества у примитивных народов, у детей и у великих ученых.
  Он  также доказывал, что творческое мышление зависит от чертежа, схемы, в виде которой представляется условие задачи или проблемной ситуации. От адекватности схемы зависит правильность решения. Этот процесс создания разных гештальтов из набора постоянных образов и является процессом творчества, при этом чем больше различных значений получат предметы, включенные в эти структуры, тем более высокий уровень творчества продемонстрирует ребенок. Так как такое переструктурирование легче производить на образном, а не на вербальном материале, Вертгеймер пришел к выводу о том, что ранний переход к логическому мышлению мешает развитию творчества у детей. Он также говорил о том, что упражнение убивает творческое мышление, так как при повторении происходит фиксация одного и того же образа и ребенок привыкает рассматривать вещи только в одной позиции.
  Значительное внимание уделяет ученый и проблемам этики, нравственности личности исследователя, подчеркивая, что формирование этих качеств также должно учитываться при обучении, а само обучение должно быть построено так, чтобы дети получали от него радость, осознавая радость открытия нового. Эти исследования были направлены преимущественно на изучение “визуального” мышления и носили общий характер.
  Данные, полученные в исследованиях Вертгеймера, привели гештальт-психологов к  выводу о том, что ведущим психическим процессом, особенно на начальных этапах онтогенеза, является восприятие.
  Изучением его развития занимался главным  образом К. Коффка, который стремился  соединить генетическую психологию и гештальт-психологию. Он, также  как и Вертгеймер, окончил Берлинский университет, а затем работал под руководством Штумпфа, написав докторскую диссертацию о восприятии музыкального ритма (1909).
  В своей книге "Основы психического развития" (1921), и других работах  Коффка доказывал, что от того, как  воспринимает ребенок мир, зависит его поведение и понимание ситуации. К такому выводу он пришел потому, что считал, что процесс психического развития - это рост и дифференциация гештальтов. Это мнение разделяли и другие гештальт-психологи. Изучая процесс восприятия, гештальт-психологи утверждали, что его основные свойства появляются постепенно, с вызреванием гештальтов. Так появляется константность и правильность восприятия, а также его осмысленность.
  Исследования  развития восприятия у детей, которые  проводились в лаборатории Коффки, показали, что ребенок рождается с набором смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Постепенно в процессе жизни эти образы дифференцируются и становятся все более точными. Так при рождении у детей есть смутный образ человека, в гештальт которого входит и его голос, и лицо, и волосы, и характерные движения. Поэтому маленький ребенок (1-2 месяцев) может не узнать даже близкого взрослого, если он резко поменяет прическу или сменит привычную одежду на совершенно незнакомую. Однако уже к концу первого полугодия этот смутный образ дробится, превращаясь в ряд четких образов: образ лица, в котором выделяются как отдельные гештальты глаза, рот, волосы, появляются и образы голоса, тела.
  Исследования  Коффки показали, что так же развивается  и восприятие цвета. В начале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное - как фигура. Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура-фон. Это неокрашенное - окрашенное теплое, неокрашенное - окрашенное холодное, которые воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) - окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон)- окрашенное холодное (фигура). На основании этих экспериментальных данных Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.
  Он  доказывал, что развитие цветового  зрения основывается на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже этот закон, получивший название закона транспозиции, был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения. Так в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек. Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышкой, как они привыкли, но между темно-серой и светло-серой. В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.
  Обобщающие  результаты своего исследования восприятия Коффка изложил в работе "Принципы гештальт-психологии" (1935). В этой книге описываются свойства и процесс формирования восприятия, на основании которых ученым сформулирована теория восприятия, не потерявшая значения и в настоящее время.
  Исследованием развития восприятия у детей занимался еще один ученый (представитель Лейпцигской группы гештальт-психологов) Г. Фолькельт. Особое внимание он уделял изучению детских рисунков. Большой интерес представляют его эксперименты по исследованию рисования геометрических фигур детьми разного возраста. Так при рисовании конуса 4-5 летние дети рисовали рядом круг и треугольник. Фолькельт объяснял это тем, что у них еще нет адекватного данной фигуре образа, а потому в рисунке они пользуются двумя похожими гештальтами. Со временем происходит их интеграция и уточнение, благодаря чему дети начинают рисовать не только плоскостные, но и объемные фигуры. Фолькельт проводил и сравнительный анализ рисунков тех предметов, которые дети видели и тех, которые они не видели, а только ощупывали. При этом оказалось, что в том случае, когда дети ощупывали, например, закрытый платком кактус, они рисовали только колючки, передавая свое общее ощущение от предмета, а не его форму. То есть происходило, как и доказывали гештальт-психологи, схватывание целостного образа предмета, его формы, а затем его просветление и дифференциация. Эти исследования гештальт-психологов имели большое значение для отечественных работ по исследованию зрительного восприятия в школе Запорожца, и привели психологов этой школы (Запорожца, Венгера) к мысли о том, что в процессе восприятия существуют определенные образы - сенсорные эталоны, которые лежат в основе восприятия и узнавания предметов.
  Такой же переход от схватывания общей  ситуации к ее дифференциации происходит и в интеллектуальном развитии, доказывал В. Келер. Свою научную деятельность он начинал в Берлинском университете, обучаясь у известного психолога, одного из основателей европейского функционализма К. Штумпфа. Наряду с психологическим получил физико-математическое образование, его учителем был создатель теории квантов Макс Планк.
  После встречи с Максом Вертгеймером, Келер  становится одним из его горячих  сторонников и сподвижником в  разработке основ нового психологического направления. За несколько месяцев  до начала первой мировой войны Келер, по предложению Прусской академии наук, отправился на испанский остров Тенериф (на Канарских островах) для изучения поведения шимпанзе. Его исследования, легли в основу его знаменитой книги “Исследование интеллекта человекообразных обезьян” (1917). После войны Келер вернулся в Берлинский университет, в котором в это время работали и другие члены научного содружества - Вертгеймер, Коффка, Левин, возглавив кафедру психологии, которую до него занимал его учитель К. Штумпф. Таким образом Берлинский университет становится центром гештальт-психологии. В 1933 году Келер, как и многие другие немецкие ученые, эмигрирует в США, где продолжает научную работу.
  Первые  работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию - открытию “инсайта” (озарение). Исходя из того, что интеллектуальное поведение направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути. Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы “двухфазными”, так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия, получить другое, которое было необходимо для решения проблемы - например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки. Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели - например, для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.
  Вопрос, на который отвечал эксперимент, состоял в выяснении того, каким  способом решается задача - происходит ли слепой поиск правильного решения (по типу проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному  схватыванию отношений, пониманию. Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути. Объясняя феномен “инсайта” он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию они приобретают новую функцию. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс "переструктурированием гештальта" и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, а только от способа расположения предметов в поле. Именно это “переструктурирование” и происходит в момент “инсайта”.
  Доказывая универсальность открытого им процесса решения задач, Келер, по возвращении  в Германию, провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям подобную проблемную ситуацию. Например, детям предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу. Для того, чтобы ее достать детям надо было использовать разные предметы - лесенку, ящик или стул. Оказалось, что если в комнате была лестница, дети быстро решали предложенную задачу. Сложнее было в том случае, если надо было догадаться использовать ящик, но наибольшие затруднения вызывал вариант, где в комнате был только стул, который надо было отодвинуть от стола и использовать как подставку. Келер объяснял эти результаты тем, что лестница с самого начала осознается как предмет, помогающий достать что-то, расположенное высоко. Поэтому ее включение в гештальт со шкафом не представляет для ребенка трудностей. Включение ящика уже нуждается в некоторой перестановке, так как он может осознаваться в нескольких функциях, что же касается стула, то он осознается ребенком уже включенным в другой гештальт - со столом, с которым он представляется ребенку единым целым. Поэтому для решения данной задачи детям надо сначала разбить прежде целостный образ - стол-стул на два, а затем уже стул соединить со шкафом в новый образ, осознав его новую роль. Именно поэтому этот вариант является самым сложным для решения.
  Таким образом, опыты Келера доказывали мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, в основе которого лежит "инсайт". Несколько позже К. Бюлер, который  пришел к похожему выводу, назвал этот феномен "ага-переживание", также подчеркивая его внезапность и одномоментность.
  Понятие об “инсайте” стало  ключевым для гештальт-психологии, оно стало основой  объяснения всех форм мыслительной деятельности, в том числе  и продуктивного  мышления, как было показано в работах Вертгеймера, о которых говорилось выше.
  Дальнейшие  исследования Келера были связаны с  проблемой изоморфизма. Изучая этот вопрос, он пришел к выводу о необходимости  анализа физических и физико-химических процессов, происходящих в коре головного  мозга. Изоморфизм, то есть идея о соответствии между физической, физиологической и психологической системами, давал возможность привести сознание в соответствие с физическим миром, не лишая его самостоятельной ценности. Внешним, физическим гештальтам, соответствуют нейрофизиологические, с которыми, в свою очередь, связаны психологические образы и понятия.
  Изучение  изоморфизма привело его к  открытию новых законов восприятия – значения (предметности восприятия) и относительного восприятия цветов в паре (закон транспозиции), изложенных им в книге “Гештальт-психология” (1929). Однако теория изоморфизма осталась самым слабым и уязвимым местом не только его концепции, но и гештальт-психологии в целом.
  2.2 Динамическая теория  личности и группы  К. Левина  

  Теория  немецкого психолога К.Левина (1890-1947) сложилась под влиянием успехов точных наук – физики, математики. Начало века ознаменовалось открытиями в физике поля, атомной физике, биологии. Заинтересовавшись в университете психологией, Левин пытался и в эту науку внести точность и строгость эксперимента. В 1914 году Левин получил докторскую степень. Получив приглашение преподавать психологию в Психологическом институте Берлинского университета, он сближается с Коффкой, Келером и Вертгеймером, основателями гештальт-психологии. Однако в отличие от своих коллег Левин сосредоточивается не на исследовании когнитивных процессов, а на, изучении личности человека. После эмиграции в США Левин преподает в Стенфордском и Корнельском университетах. В этот период он занимается главным образом проблемами социальной психологии и в 1945 году возглавляет исследовательский центр групповой динамики при Массачусетском технологическом институте.
  Свою  теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальт-психологии, дав  ей название "теория психологического поля". Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Эксперименты Левина доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу. Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.
  Левин различал два рода потребностей –  биологические и социальные (квазипотребности). Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.
  В одном из исследований Левина детей  просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому  помыть посуду. В качестве награды  ребенок получал какой-то приз, значимый для него. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные проявления. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в другом виде деятельности. Но некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность росли.
  Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных  процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой  или напряжением потребностей.
  Исследования  Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут  определять его деятельность. Наличие  таких идеальных мотивов поведения  дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, "встать над полем", как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.
  Появление временнoй перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора. Демонстрируя трудность для маленького ребенка преодолеть сильное давление поля, Левин провел несколько экспериментов, и они вошли в его фильм "Хана садится на камень". Это сюжет о девочке, которая не могла отвести взгляд от понравившегося ей предмета, и это мешало ей достать его, так как нужно было повернуться к нему спиной.
  Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует развитию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером (за предметом с отрицательной валентностью), следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.
  Левин создал серию интересных психологических  методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря "системе напряжения" и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В.Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных и завершенных действий. Эксперименты подтвердили его прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.
  Принцип разрядки мотивационного напряжения лежал  в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда.
  Подход  К. Леви отличало два момента.
  Во-первых, он ушел от представления о том, что  энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о  системе "организм-среда". Индивид  и его окружение выступили  в виде нераздельного динамического целого.
  Во-вторых, Левин полагал, что мотивационное  напряжение может быть создано как  самим индивидом, так и другими  людьми (например, экспериментатором). Тем самым за мотивацией признавался  собственно психологический статус и она не сводилась только к удовлетворению своих биологических потребностей.
  Это открыло путь к новым методикам  изучения мотивации, в частности  уровня притязаний личности, определяемого  по степени трудности цели, к которой  она стремится. Левин показал  необходимость не только целостного, но и адекватного понимания себя человеком. Открытие им таких понятий, как уровень притязаний и "аффект неадекватности", который проявляется при попытках доказать человеку неправильность его представлений о себе, сыграло огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения. Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный, и заниженный уровень притязаний, так как и в том, и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.  

 
Заключение
  Наконец, в заключение, остановимся на общей  оценке гештальтпсихологии.
  Гештальтпсихология  — психологическое направление, возникшее в Германии в начале 10–х и просуществовавшее до середины 30–х гг. ХХ в. (до прихода к власти гитлеровцев, когда большинство ее представителей эмигрировали) и продолжившее разработку проблемы целостности, поставленной Австрийской школой. К этому направлению принадлежат прежде всего М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка, К. Левин. Методологической базой гештальтпсихологии послужили философские идеи „критического реализма“ и положения, развивавшиеся Э. Герингом, Э. Махом, Э. Гуссерлем, И. Мюллером, согласно которым физиологическая реальность процессов в мозге и психическая, или феноменальная, связаны друг с другом отношениями изоморфизма.
  По  аналогии с электромагнитными полями в физике, сознание в гештальтпсихологии понималось как динамическое целое, „поле“, в котором каждая точка  взаимодействует со всеми остальными.
  Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико–геометрических иллюзий.
  Введенный гештальтпсихологией структурный  принцип в смысле нового подхода Выготский оценивал как «великое незыбленное завоевание теоретической мысли». В этом сущность и исторический смысл гештальттеории.
  Среди других достижений гештальтпсихологов следует отметить: концепцию «психофизического  изоморфизма» (тождества структур психических и нервных процессов); представление о «научении через инсайт» (инсайт – внезапное понимание ситуации в целом); новую концепцию мышления (новый предмет воспринимается не в своем абсолютном значении, но в его связи и сопоставлении с другими предметами); представление о «продуктивном мышлении» (т.е. творческом мышлении как антиподе репродуктивного, шаблонного запоминания); выявление феномена «прегнантности» (хорошая форма сама по себе становится мотивирующим фактором).
  В 20–х гг. ХХ в. К.Левин расширил сферу применения гештальтпсихологии путем введения „личностного измерения“.
  Гештальт-подход проник во все области психологии. К.Гольдштейн применил его к проблемам  патопсихологии, Э.Маслоу – к теории личности. Гештальт-подход был с  успехом использован и в таких областях, как психология научения, психология восприятия и социальная психология.
  Гештальтпсихология  оказала существенное влияние на необихевиормзм, когнитивную психологию,
  Теория  гештальтпсихологии, в основном интерпретация  в ней интеллекта, была предметом специального рассмотрения в трудах Ж.Пиаже.
  Гештальтпсихология  получила применение в области психотерапевтической практики. На ее общих принципах  основывается одно из самых распространенных направлений современной психотерапии –гештальттерапия, основателем которой является Ф.Перлз (1893-1970).
  Отсюда  ясно, какое огромный вклад внесла гештальтпсихология в дальнейшее развитие мировой науки.

Список  использованной литературы

  1. Анциферова Л. И., Ярошевский М.  Г. Развитие и современное состояние  зарубежной психологии. М., 1994.
  2. Вертгеймер М. Продуктивное мышление. М., 1987.
  3. Выготский Л.С. Собрание сочинений  в 6 томах, М, 1982.
  4. Ждан А.Н. История психологии: от античности к современности.  М., 1999.
  5. Келер В. Исследование интеллекта  человекоподобных обезьян. М., 1999.
  6. Левин К, Дембо , Фестфингер  Л, , Сире П. Уровень притязаний. Психология личности. Тексты.М., 1982.
  7. Левин К. Теория поля в социальных  науках. СПб., 2000.
  8. Марцинковская Т.Д. История психологии., М. Академия,2004.
  9. Петровский А. В., Ярошевский М. Г. История и теория психологии. В 2-х т. Ростов-на-Дону, 1996.
  10. Рубинштейн С.Л. Основы общей  психологии. М. Питер.2008.
  11. Ярошевский М. Г. История психологии. М., 2000.
  12. Шульц Д, Шульц С.Э. История  современной психологии. СПб,, 1998
СОДЕРЖАНИЕ
Введение
1 Понятие и основоположники  гештальтпсихологии
2 Принципы гештальта
3 Теория цикла контакта
ВВЕДЕНИЕ
Важным психологическим  направлением, возникшим в период «открытого кризиса», явилась гештальтпсихология (приблизительный перевод с немецкого: психология формы), связанная, в первую очередь, с именами германских исследователей Макса Вертгеймера, Курта Коффки и Вольфганга Келера.
В противовес представлениям ассоцианистов о том, что образ  создается через синтез отдельных  элементов и свойства целого определяются свойствами частей, гештальтпсихологи выдвинули идею целостности образа, свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов (в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода, причем не только в психологии, но в науке в целом). Иными словами, восприятие не сводится к сумме ощущений: свойства фигуры, которую мы видим, не описываются через свойства ее частей.
Гештальтпсихология, возникшая как направление исследования познавательных процессов, оказала влияние на психологию в различных ее проявлениях. Предметом исследования оказались целостные структуры (гештальты), что же касается практических приложений, то они определяются тем, как используют те или иные положения конкретные направления практической психологии, так как в непосредственном виде гештальтпсихология в настоящее время не существует.
Прозрения гештальтпсихологии оказались плодотворными в применении к искусству и образованию. В  академической психологии работы Вертгеймера, Келера, Левина и других ныне пользуются всеобщим признанием. Однако из-за интереса к бихевиоризму с его преимущественно двигательной установкой академические круги выдвигают на передний план аспекты гештальтпсихологии, связанные с восприятием.
«Гештальт» (от немецкого Gestalt - образ, структура, целостная форма) является одним из основных понятий гештальтпсихологии, возникшей в первой четверти XX века в Германии, и описывает качественное своеобразие целостных образов и психических структур, несводимых к сумме отдельных их составляющих. Термин «гештальт» призван подчеркнуть тот факт, что в гештальттерапии человек рассматривается как неразрывное целое, как единство его души и тела.
Гештальттерапия направлена на то, чтобы человек научился разбираться  в порой очень запутанных лабиринтах своей души, научился осознавать все источники и причины своего внутреннего дискомфорта.
1 ПОНЯТИЕ И ОСНОВОПОЛОЖНИКИ  ГЕШТАЛЬТПСИХОЛОГИИ
Гештальтпсихология - одно из наиболее влиятельных и  интересных направлений периода  открытого кризиса, явилось реакцией против атомизма и механицизма всех разновидностей ассоциативной психологии. Гештальтпсихология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкоязычной (немецкой и австрийской) психологии, а также философии конца XIX - начала XX в. Понятие «гештальт» было введено X. Эренфельсом в статье «О качестве формы» в 1890 г. при исследовании восприятий, поводом для которых послужили некоторые замечания Э. Маха о восприятии мелодий и геометрических форм. Эренфельс выделил специфический признак гештальта - свойство транспозиции (переноса): мелодия остается той же самой при переводе ее из одной тональности в другую; гештальт квадрата сохраняется независимо от размера, положения, окраски составляющих его элементов и т. п. Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.
Главные представители - М. Вертгеймер (немецкий психолог, основоположник гештальтпсихологии, известный экспериментальными работами в области восприятия и  мышления. В 1945 г. вышла его книга «Продуктивное мышление») В. Келер, К. Коффка провели исследования в области восприятия, принципы которых были перенесены на изучение мышления, а также - личности (К. Левин). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.
Среди основателей  гештальтпсихологии Курт Коффка (1886-1941), возможно, был самым изобретательным. Статья Коффки, получившая название «Перцепция: введение в гештальттеорию» (1922), содержала  основы гештальтпсихологии, а также  результаты многих исследований и их оценки. Главная причина, по которой основатели гештальтпсихологии сконцентрировали свои публикации на проблеме перцепции, была обусловлена самим духом времени: психология Вундта, против которой восстали сторонники нового учения, получила свою основную поддержку благодаря результатам исследований ощущений и восприятий, поэтому они выбрали перцепцию в качестве исходного пункта для критики Вундта в его собственной научной цитадели.
Так же занимался исследованием  развития восприятия у детей, которые проводились в его лаборатории, результаты показали, что у ребенка имеется набор смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет. Он сформулировал один из законов восприятия, который был назван «трансдукция» Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, но их отношения.
Вольфганг Келер (1887-1967) был глашатаем движения гештальтпсихологии. Занятия физикой, которую Келер изучал совместно с Максом Планком, убедили его в том, что эта наука должна быть связана с психологией и что гештальты (формы или структуры) встречаются в психологии так же, как и в физике.
В 1921 г. Вертгеймер, Кёлер  и Коффка основывают журнал «Психологические исследования». Здесь публикуются результаты экспериментальных исследований этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х гг. М. Вертгеймера: «К учению о гештальте» (1921), «О гештальттеории» (1925). В 1926 г. К. Левин пишет статью «Намерения, воля и потребности» - экспериментальное исследование, посвященное изучению потребностей и волевых действий. Эта работа имеет принципиальное значение: гештальтпсихологии приступает к настоящему экспериментальному исследованию этих областей психической жизни, наиболее трудно поддающихся экспериментальному исследованию. Все это очень поднимало влияние гештальтпсихологии. В 1929 г. В. Кёлер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихологии». Эта книга представляет систематическое и, пожалуй, лучшее изложение этой теории. На американскую психологию оказала большое влияние также книга К. Коффки «Принципы гештальтпсихологии», 1935.
Школа распалась в  конце 1930-х гг. Однако, она способствовала созданию одного из наиболее влиятельных направлений современной психотерапии - гештальт-терапии, основоположником которого является немецко-американский психолог Фриц (Фредерик) Перлз (1893-1970 гг.). Ф. Перлз считал, что любой аспект поведения - есть проявление целого, то есть бытия человека. Кроме того, идея целостности - и это уже от гештальтпсихологии - означает понимание индивида, как части более широкого поля, включающего организм и среду. В этом единстве, однако, обозначается «контактная граница» между индивидом и средой: у здорового индивида она подвижна, допуская и контакт со средой, и уход из нее. Контакт Перлз считает формированием гештальта, уход - завершением.
В области психологии мышления гештальтпсихологи разработали метод экспериментального исследования мышления - метод «рассуждения вслух» и внесли такие понятия, как проблемная ситуация, инсайт (М. Вертгеймер, К. Дункер). При этом возникновение того или иного решения в «продуктивном мышлении» животных и человека трактовалось как результат образования «хороших гештальтов» в психологическом поле. В 20-х гг. ХХ в. К. Левин расширил сферу применения гештальтпсихологии путем введения «личностного измерения». Гештальтпсихология оказала существенное влияние на необихевиормзм, когнитивную психологию.
2 ПРИНЦИПЫ ГЕШТАЛЬТА
Гештальтпсихология  оперирует пятью базисными принципами.
1. Принцип фигуры  и фона. Постулат: Первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе не выводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы, в частности, «закон группировки», «закон отношения» (фигура/фон).
2. Принцип дифференциации, определяющей отношение между конфигурацией, образуемой раздражителями, и «гештальтом», формируемым в сознании. Например, мелодия, которая узнается даже в случае, если она транспонируется на другие элементы. Когда мы слышим мелодию во второй раз, то, благодаря памяти, узнаем её. Но если состав её элементов изменится, мы все равно узнаем мелодию, как ту же самую. «Если сходство двух явлений (или физиологических процессов) обусловлено числом идентичных элементов и пропорционально ему, то мы имеем дело с суммами. Если корреляция между числом идентичных элементов и степенью сходства отсутствует, а сходство обусловлено функциональными структурами двух целостных явлений как таковых, то мы имеем гештальт»
3. Принцип замыкания.  Согласно этому принципу неполные конфигурации достраиваются в восприятии до полных - по аналогии с прочтением слова вопреки пропуску ряда букв;
Все вышеперечисленные  свойства восприятия - константы, фигура, фон - вступают в отношения между  собой и являют новое свойство. Это и есть гештальт, качество формы. Целостность восприятия и его  упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:
- близость. Стимулы расположенные рядом, имеют тенденцию восприниматься вместе;
- схожесть. Стимулы, схожие по размеру, очертаниям, цвету или форме имеют тенденцию восприниматься вместе;
- целостность. Восприятие имеет тенденцию к упрощению и целостности;
- замкнутость. Отражает тенденцию завершать фигуру, так что она приобретает полную форму;
- смежность. Близость стимулов во времени и пространстве. Смежность может предопределять восприятие, когда одно событие вызывает другое;
- общая зона. Принципы гештальта формируют наше повседневное восприятие, наравне с научением и прошлым опытом. Предвосхищающие мысли и ожидания также активно руководят нашей интерпретацией ощущений!
4. Принцип хорошей  формы. По которому при сохранении типа конфигурации менее организованная форма будет вытеснена в сознании более организованной, выделяя фигуру из фона, люди обычно стремятся придать ей наиболее «удобоваримую», с точки зрения удовлетворения изначального интереса, форму. Форма такого рода характеризуется простотой, регулярностью, близостью и завершенностью. Фигуру, отвечающую данным критериям часто называют «хорошим гештальтом».
5. Принцип изоморфизма, согласно которому между нейрофизиологическим процессом и строением воспринимаемого объекта устанавливается структурная соотнесенность
гештальтпсихология  теория цикл контакт
3 ТЕОРИЯ ЦИКЛА КОНТАКТА
Ф. Перлзом, Е. Полстером  и рядом других гештальтпсихологов была разработана теория цикла контакта, ставшая базовой моделью практически всех практикоориентированных подходов в гештальтпсихологии.
Согласно  данной модели весь процесс взаимодействия индивида с фигурой  - от момента возникновения спонтанного интереса до полного его удовлетворения включает в себя шесть стадий:
- ощущение - на первой стадии спонтанный интерес к объекту носит характер смутного, неопределенного ощущения, часто беспокойства, тем самым, вызывая начальное напряжение. Потребность понять и конкретизировать источник ощущения побуждает индивида к сосредоточению внимания на вызвавшем его объекте (переход на стадию осознавания);
- осознавание - целью осознавания является насыщение фигуры значимым содержанием, ее конкретизация и идентификация. По сути дела, процесс выделения фигуры из фона сводится к двум первым стадиям контакта;
- энергию - уже в процессе осознавания происходит мобилизация энергии, связанной с изначально возникшим напряжением и необходимой для сосредоточения и удержания внимания. Если выделенная в результате осознавания из фона фигура оказывается значимой для субъекта, то изначальный интерес стимулируется, а напряжение не только не снижается, а, напротив, возрастает, постепенно приобретая характер «заряженной энергией озабоченности». В результате наступает третья стадия цикла, на которой энергия системы достигает своего пика, а фигура в субъективном восприятии максимально «приближается» к индивиду. Тем самым создаются условия для перехода к стадии действия;
- действие - на этой стадии индивид переходит от собственно восприятия или перцептивного поведения к попыткам активно воздействовать на вызвавшую интерес фигуру, что должно привести к адаптации последней к физическому, либо психологическому «присвоению» или ассимиляции. Под ассимиляцией Ф. Перлз понимал избирательную интеграцию не целостного, сохраняющего изначальную структуру объекта, как это имеет место в классическом понятии интроекции, а тех его компонентов, которые реально отвечают потребностям индивида. Для этого необходимо расчленение фигуры на составляющие, образно говоря, ее «пережевывание», что и является квинтэссенцией действия в рассматриваемой схеме. Например, в контексте социальных отношений, вступая в контакт с определенным человеком, индивид должен не только осознать свои потребности, но и определить, какие из них данный партнер объективно может и субъективно готов удовлетворить;
- контакт - в результате действия, направленного на вызвавшую интерес фигуру, возникает максимально насыщенное переживание, в рамках которого интегрируются впечатления, полученные от сенсорного осознавания и моторного акта. В логике данной модели контакт есть точка максимально возможного в наличествующих условиях удовлетворения исходного интереса или потребности.
- разрешение - завершающая стадия разрешения (у некоторых авторов обозначается как завершение) предполагает рефлексию опыта, полученного на стадии контакта, и его интеграцию на внутриличностном уровне. Именно так в логике гештальтпсихологии происходит научение.
По завершении цикла  контакта фигура перестает быть актуальной и привлекать к себе внимание - гештальт завершается, что-то же самое, разрушается. В результате возникает возможность нового ощущения и возобновления цикла. С точки зрения гештальтпсихологии вся жизнь человека представляет собой непрерывную цепь таких циклов.
На основании представленной модели Ф. Перлзом и его последователями была разработана оригинальная система психотерапии, нашедшая широкое применение. В социальной психологии данная схема и психотехники, связанные с настоящим подходом, применяются для исследования стилей коммуникации, групповых норм, межличностного и межгруппового взаимодействия. Они также нашли широкое применение в сфере организационного консультирования, коучинга и профессиональной подготовки практических социальных психологов

Гештальт-психология

  В те же годы, когда в Соединенных Штатах вспыхнул бихевиористский "бунт" против психологии сознания, в Германии другая группа молодых исследователей отвергла психологический "истеблишмент" с не меньшей решительностью, чем Уотсон. Эта группа стала ядром новой научной школы, выступившей под названием гештальт-психологии (от нем. Gestalt – форма, структура).
  Ядро образовал  триумвират, в который входили  Макс Вертгеймер (1880-1943), Вольфганг Келер (1887-1967) и Курт Коффка (1886-1941). Они встретились  в 1910 году во Франкфурте-на-Майне в  Психологическом институте, где Вертгеймер искал экспериментально ответ на вопрос о том, как строится образ восприятия видимых движений, а Келер и Коффка были не только испытуемыми, но и участниками обсуждения результатов опытов. В этих дискуссиях зарождались идеи нового направления психологических исследований.
  Схема опытов Вертгеймера была проста. Вот один из вариантов. Через две щели –  вертикальную и отклоненную от нее  на 20-30 градусов – про пускался с  различными интервалами свет. При  интервале более 200 миллисекунд два раздражителя воспринимались раздельно, как следующие друг за другом, при интервале менее 30 миллисекунд – одновременно; при интервале около 60 миллисекунд возникало восприятие движения. Вертгеймер назвал это восприятие фи-феноменом. Он ввел специальный термин, чтобы выделить уникальность этого явления, его несводимость (вопреки обще принятому в ту эпоху мнению) к сумме ощущений от раздражения сперва одних пунктов сетчатки, а затем других. Сам по себе результат опытов был тривиален. Вертгеймер использовал давно уже изобретенный стробоскоп, позволяющий при вращении с известной скоростью отдельных дискретных изображений создать видимость движения – принцип, приведший к созданию кинопроектора. Вертгеймер видел смысл своих опытов в том, что они опровергали господствующую психологическую доктрину: в составе сознания обнаруживались целостные образы, неразложимые на сенсорные первоэлементы.
  Вспоминая об идейной атмосфере, в которой  про водились эти опыты, один из их участников, Келер, писал 30 лет спустя:
  "Мы  все испытывали большое уважение  к точным методам, посредством  которых в то время исследовались  определенные сенсорные данные  и факты памяти. Но мы также  очень сильно ощущали, что работа  такого небольшого объема никогда  не сможет дать нам адекватную психологию реальных человеческих существ. Одни были убеждены, что основатели экспериментальной психологии крайне несправедливы по отношению ко всем высшим фор мам психической жизни. Другие подозревали, что в самом основании новой науки скрыты некоторые посылки, делающие их работу стерильной".
  Стало быть, ставя опыты, касающиеся частного вопроса, будущие гештальтисты ощущали как  сверх задачу необходимость преобразования психологии. Они занялись этой наукой, будучи воодушевлены ее экспериментальными достижениями. Они и сами прошли хорошую экспериментальную выучку (Вертгеймер – в Вюрцбурге у Кюльпе, Келер и Коффка у Штумпфа в Берлине). И вместе с тем они испытывали неудовлетворенность ситуацией в психологии. В чем причина?
  Как видно  из воспоминаний Келера, причина их неудовлетворенности была в том, что высшие психические процессы оставались вне точного экспериментального анализа, который ограничивался сен сорными элементами и принципом ассоциаций. Хотя Вертгеймер получил в 1904 году (в самый разгар споров о внеобразном мышлении) докторскую степень в Вюрцбурге, где изучал именно эти высшие процессы, тем не менее, пути к новой психологии как "науке о реальных человеческих существах" не нашел. Значит, верны подозрения, что стерильность психологических исследований коренится в ложности их исходных посылок. Тогда нет нужды идти экспериментальной психологии "вверх" – к актам мышления и воли. Следует пересмотреть ее основания, начиная от трактовки простейших чувственных феноменов. Одним из них и оказался открытый Вертгеймером целостный фи-феномен. Результаты его изучения были изложены в статье "Экспериментальные исследования видимого движения" (1912). От этой статьи принято вести родословную гештальтизма. Его главный постулат гласил, что первичными данными психологии являются целостные структуры (гештальты), в принципе невыводимые из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы. Свойства частей определяются структурой, в которую они входят. Мысль о том, что целое больше образующих его частей, была очень древней. Чтобы объяснить характер ее влияния на психологию, следует рассмотреть общий исторический фон (весь научно-теоретический "гештальт"), в пределах которого складывалась новая школа.
  Прежде  всего заслуживает внимания факт одновременного возникновения гештальтизма и бихевиоризма. Вертгеймер и Уотсон выступили с идеей реформы психологии одновременно в условиях нараставшей неудовлетворенности господствовавшими воззрениями на предмет, проблемы, объяснительные принципы психологии. Остро чувствовалась необходимость ее обновления. Как известно, в движении научного познания имеются как эволюционные периоды, так и периоды крутой ломки общепринятых представлений. Продуктом коренных сдвигов в психологическом познании явились и бихевиоризм, и гештальтизм. Их одновременное появление – показатель того, что они возникли как различные варианты ответа на запросы логики развития психологических идей. И действительно, оба направления были реакцией на сложившиеся научные стереотипы и протестом против них. Эти стереотипы выражали уже рассмотренные нами школы – структурная и функциональная.
  Бихевиоризм выступил не только против структурализма, представленного в США несгибаемым  Титченером, но также против функционализма Джемса – Энджелла. Оценивая гештальтизм, историки обычно подчеркивают, что для него главной мишенью служил структурализм с его трактовкой сознания как сооружения из "кирпичей (ощущений) и цемента (ассоциаций)". Однако при более пристальном рассмотрении выясняется, что гештальтисты с не меньшей решительностью отвергли и функционализм.
  Гештальтиеты  сделали следующий шаг сравнительно с функционалистами, а именно отказались от дополнительных элементов (или актов), которые извне упорядочивают  сенсорный состав сознания, придавая ему структуру, форму, гештальт, и утвердили постулат о том, что структурность изначально присуща самому этому составу.
  Сведения  об идейной генеалогии школы (и ее от дельных приверженцев) проливают  свет на ее функцию в прогрессе  познания. Гештальтисты были преемниками  европейского функционализма (напомним, что Вертгеймер вышел из вюрцбургской школы, проделавшей, как мы видели, эволюцию от концепции "содержаний сознания" к концепции "актов"; Коффка и Келер обучались психологии у функционалиста Штумпфа), подобно тому, как бихевиористы являлись преемниками американского функционализма (напомним, что учителем Уотсона был Энджелл).
  Преодоление антиномии механицизм – телеологизм  стало исторической задачей, решить которую были призваны новые психологические  школы – бихевиористская и гештальтистская. Это их роднило, это объясняет факт их одновременного зарождения. Другой вопрос – как они с ней справились.
  Их решительно разделяло отношение к проблеме сознания.
  Бихевиористы  считали ее псевдопроблемой –  со знание устранялось из психологии, из научных объяснений поведения.
  Гештальтисты, напротив, усматривали главную задачу в том, чтобы дать новую интерпретацию  фак там сознания как единственной психической реальности. Гештальтистская  критика "атомизма" в психологии являлась предпосылкой переориентации эксперимента с целью выявления в сознании образных структур, или целостностей. Достичь этой цели без самонаблюдения было невозможно. Но и два прежних варианта интроспективного метода пришлось отвергнуть (вундтовский, требовавший от испытуемого отчета об элементах "непосредственного опыта", и метод членения сознания на "фракции", выработанный вюрцбургской школой).
  Гештальтисты  приняли третий вариант интроспективного метода, получивший название феноменологического. В поисках путей проникновения в реальность душевной жизни во всей ее полноте и непосредственности предлагалось занять позицию "наивного" наблюдателя, не отягченного предвзятыми представлениями об ее строении.
  Эту точку  зрения приняли не только гештальтисты, но и другая группа молодых исследователей, работавших в одном из главных центров экспериментальной психологии того времени – в Геттингенском университете. Они следовали не столько за своим учителем психологии маститым Г.Э.Мюллером, сколь ко за профессором философии этого университета Э.Гуссерлем (1859-1938), который вслед за Брентано учил, что феномены сознания достойны быть рассмотрены сами по себе в их непосредственной интуитивной данности.
  Гуссерль  видел свою задачу в том, чтобы  реформировать логику, а не психологию. Но выдвинутая им идея феноменологического метода как "непредвзятого", освобожденного, свободного от банальных стереотипов описания психической реальности произвела глубокое впечатление на молодых сотрудников Г.Э.Мюллера, занимавшихся экспериментально-психологической работой. Среди них выделялись Д.Кати и Е.Рубин.
  Кати, Рубин  и другие психологи-экспериментаторы, перешедшие от "атомистского" понимания  чувственного восприятия к целостному, проводи ли свои исследования в те же годы, когда складывалась гештальтистская школа, и эта школа впоследствии их широко использовала. В частности, открытый Рубином феномен "фигуры и фона" занял почетное место среди основных законов гештальта. Однако, хотя гештальтистов и сближала с геттингенскими психологами ориентация на новое, феноменологическое применение интроспекции, их программа была значительно шире и перспективнее. Их вдохновляла идея трансформации психологии в точную науку, строго следующую общим стандартам естествознания. Уже в первой работе Вертгеймера характеристика фи-феномена не ограничивалась его описанием: предполагалось, что он имеет физиологическую основу, которая усматривалась в "коротком замыкании", возникающем (при соответствующем временном интервале) между зонами мозга.
  Установка на то, чтобы строить психологическое знание по типу физико-математического, отличала гештальтизм от других феноменологических концепций. Соратник Вертгеймера Келер имел наряду с психологической хорошую физико-математическую подготовку. Он обучался физике у одного из ее преобразователей, создателя теории квантов Макса Планка. Широкие естественнонаучные интересы отличали также Вертгеймера, у которого впоследствии установились дружеские отношения с Эйнштейном, даже принимавшим участие (в качестве интервьюируемо го) в вертгеймеровских опытах.
  И бихевиористы, и гештальтисты надеялись создать  новую психологию по типу наук о  природе. Но для бихевиористов моделью  служила биология, для гештальтистов  – физика. Понятие о гештальте  не считалось, таким образом, уникально-психологическим, приложимым лишь к области сознания. Оно было предвестником общего системного подхода ко всем явлениям бытия. Зарождался новый взгляд на соотношение части и целого, внешнего и внутреннего, причины и цели.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.