На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Англо-американские отношения и проблема Европейской интеграции в конце 60-х начале 70-х годов

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление
Введение 3
1.  Стратегия западноевропейской  интеграции 5
2.  США и западноевропейская  интеграция 11
3. Англо-американские  отношения в контексте  западноевропейской  интеграции 26
Заключение 34
Список использованной литературы 36 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение

     Соединенные Штаты Америки и Западная Европа занимают ведущее место в системе  современного империализма. В послевоенной внешней политике США Западная Европа занимает особое место, укрепление связей с которым стало важнейшим элементом американского внешнеполитического курса.
     Правящий  класс Соединенных Штатов сделал упор на атлантизм, европейские дела, и это свидетельствует о том, что им придается первостепенное значение в рамках глобальной стратегии американского империализма. Приоритет, отдаваемый атлантизму, объясняется вполне определенными мотивами, которыми руководствовался Вашингтон в послевоенное время. Претендуя на мировую гегемонию и активно используя свои доминирующие позиции в мировой капиталистической системе, США поставили цель сплотить Запад для борьбы с революционными силами современности, повернуть вспять прогрессивное развитие человечества. США преследовали и вторую цель, которая со временем приобретала растущее значение. Эта цель заключалась в создании системы зависимости и обеспечении доминирующего американского влияния в Западной Европе. Западная Европа постепенно связывает себя узами с США, втягиваясь в политику атлантизма, кроме того, под его флагом западноевропейские страны надеялись поправить свои собственные дела. Таким образом,  Англия хотела укрепить свое положение в Европе и колониальных владениях. Однако  со временем развитие атлантизма ослабевало. Интегрирующаяся Западная Европа постепенно наращивала свой политический и экономический потенциал. Трещины в структуре атлантизма, коснувшись его основ, вышли на поверхность. Возникло серьезное противоречие  и распределение мест, которое отражало, по существу, старый баланс сил, сложившийся послевоенный период. К концу 60-х годов стало ясно, что атлантизм как концепция и политика вступил в новую, критическую фазу своего развития. Заметное перераспределение сил в капиталистическом мире привело к относительному ослаблению США и усилению Западной Европы.
     К началу 70-х годов сложились основные центры империалистического соперничества: США и Западная Европа (прежде всего  страны общего рынка), между которыми все острее развертывается экономическая  и политическая конкурентная борьба. Экономический и политический потенциал  западноевропейских стран возрос настолько, что теперь они в состоянии  успешно конкурировать с США. В 70-х годах американо-западноевропейские отношения приобрели новые характерные  черты. В растущей мере их эволюция определяется своеобразным равновесием сил, складывающимся между США и Западной Европой по многим важным показателям, ведущими тенденциями международного развития. Если в 60-х годах на фоне активизации американского вмешательства в различные регионы мира атлантические аспекты несколько утратили свое былое значение для США, то в 70-х годах возникла иная ситуация. Осознание ограниченности собственных возможностей, особенно рельефно проявившееся в ходе войны во Вьетнаме, объективно способствовало повышению значимости партнеров ля внешней политики США.
В данной работе анализируются англо-американские отношения, складывающиеся на фоне западноевропейской интеграции, интеграционная политика США и ее отношение с другими странами Западной Европы. 
 
 
 

    1.  Стратегия западноевропейской интеграции

     Новейшим  явлением второй половины XX века являются процессы региональной интеграции. Ее проявлением являются Европейские сообщества. ЕЭС – ядро западноевропейского центра современного капитализма. Интеграционные процессы в Западной Европе в институциональной сфере нашли свое отражение в создании в 1951 году Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), в 1957 году – Европейского экономического сообщества (ЕЭС)  и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). В 1967 году три организации слились в одну. В 1973 году к «шестерке» присоединились Великобритания, Дания и Ирландия, образовав «девятку».
     Капиталистическая интеграция не является чисто спонтанным, стихийным процессом. Она развивается  под воздействием стратегии интеграции, проводимой господствующими классами, правительствами и институтами  Сообщества, представляет собой одновременно и экономический и политический процесс. Созданные субъектами интеграции (монополиями, государствами, общественно-политическими организациями) институты ЕЭС разрабатывают долговременную интеграционную стратегию приспособления производственных отношений к интернационально развивающимся производительным силам.
     Общая стратегия ЕС, обусловленная монополистическим  характером интеграции в Западной Европе, есть стратегия стабилизации капитализма  как системы, ее социально-экономических  основ и политических структур, стратегия направленная на создание в Западной Европе таможенного, валютно-экономического  и политического союза. Интеграционная стратегия на разных исторических этапах отражает соотношение сил между национальными  правительствами, монополиями, рабочим и демократическим движением, соперничество силовых центров капитализма, влияние мировой социалистической системы. И вследствие конкретно-исторических условий и различных потребностей монополистического капитала, правящих классов группировки, неравномерностью экономического и политического  развития капитализма, стратегия Сообщества имеет тенденцию к эволюции.
     Если  рассматривать западноевропейскую интеграцию как явление поэтапное, то начало первого этапа можно  считать с подписанием договора об учреждении ЕОУС. Его можно назвать  этапом отраслевой интеграции. Договор  предусматривал не только создание общего рынка товаров двух базовых отраслях промышленности – угольной и сталелитейной,  – но и сотрудничество в коренной модернизации этих отраслей с целью  повышения их рентабельности и конкурентоспособности  на мировых рынках.
     Но  еще до принятия и введения в действие таких программ, участники «шестерки» приняли попытку форсировать  военную и политическую интеграцию. 27 мая 1952 года Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Люксембург и Нидерланды подписали  договор, учреждающего Европейское  политическое сообщество (ЕОС). Одновременно была начата подготовка договора, учреждающего Европейское политическое сообщество (ЕПС). В соответствии с этими договорами, предполагалось создать новую, федеральную  по типу, структуру институтов, располагающих  полномочиями в сферах внешней политики, обороны, экономической и социальной политики, защиты прав человека. Однако в августе 1954 года Национальное собрание  Франции отвергло договор о ЕОС. После этой неудачи была прекращена и подготовка и второго договора.
     17 марта 1957 года, после двухлетней  подготовки, те же шесть государств  подписали в Риме два договора, учредившие Европейское экономическое  сообщество (ЕЭС) и Европейское  сообщество по атомной энергии (Евратом). Что касается последнего, то оно, как и ЕОУС, имело отраслевой характер и ставило своей задачей объединение усилий в развитии ядерной энергетики, используемой в мирных целях.
     Но  наиболее важное значение имело учреждение ЕЭС. Это был решающий шаг к осуществлению стратегии европейской интеграции. Ближайшая задача заключалась в создании примерно к 1970 году таможенного союза и общего рынка товаров. Договор также предусматривал введение общей аграрной и торговой политики, координацию других важнейших направлений экономической политики государств-членов и другие мероприятия направленные не дальнейшее углубление интеграции.
     Реализуя  цели ЕЭС, его участники избрали  вариант равномерного ступенчатого снижения общего уровня таможенных тарифов  во взаимной торговле. Параллельно  проводилось постепенное сокращение разрыва между средним и национальным уровнями тарифов. В итоге, 1 июля 1968 года внутренние таможенные границы  в сообществе были полностью упразднены, а на его внешних границах введены  общие таможенные тарифы.
     Среди других свидетельств прогресса европейской  интеграции следует упомянуть еще  два: во-первых, производственное в 1967 году слияние высших органов всех трех сообществ в единый Совет  и Комиссию, которые вместе с Европейским  парламентом и Судом ЕС образовали общую институционную структуру; во-вторых, начавшийся в июне 1969 года третий раунд  переговоров о вступлении в ЕС Великобритании, Дании, Ирландии и Норвегии. Последняя так и не вошла в ЕС, так как национальный референдум незначительным большинством отверг подписанный правительством договор, а остальные три страны стали членами сообщества. С 1 января 1973 года «шестерка» превратилась в «девятку».
     На  волне этих успехов Европейские  сообщества приняли в 1971 году программу  перехода к экономическому и валютному  союзу (так называемый «план Вернера»). Однако план создания ЭВС потерпел полую неудачу. Главную роль в этом сыграли внешние обстоятельства. Принятое в августе 1971 года решение Вашингтона приостановить свободную конвертацию доллара в золото привело к расстройству международной валютной системы, девальвации не только доллара, но и большинства валют государств, входящих в ЕС. Еще одним ударом по экономике этих стран стало четырехкратное повышение цен на нефть, произведенное по решению арабских государств-экспортеров в октябре 1973 года и повлекшее за собой резкий рост цен на промышленную продукцию, нарушение платежных балансов и другие негативные последствия в странах Запада. Особенно болезненными они оказались для стран ЕЭС, покрывавших более 60 % своих энергетических потребностей за счет импорта ближневосточной нефти. В 1975 году Западная Европа испытала первый за послевоенные годы экономический кризис.
     В этих условиях сообществу пришлось решать в первую очередь задачи «выживания»  – сохранение достигнутого уровня интеграции, преодоления усилившихся  протекционистских тенденций и  сепаратных действий государств-членов. Тем не менее, этот период не был  бесплодным. Он показал, что ЕС обладает большим запасом прочности и  политической воли, позволившим ему  преодолеть критическую интеграцию. Более того, в 70-е годы сообществу удалось добиться прогресса на ряде направлений интеграции. Важным шагом  по пути консолидации и усиления координаций  действий его участников стало создание в 1974 году нового института – Европейского совета на уровне глав государств и  правительств.
     Система внешних отношений ЕС охватывает как экономическую сферу, так  и сферу внешней политики и  безопасности. Каждая из них имеет  собственную правовую основу, собственный  механизм принятия и осуществления  решений.
     Об  интенсивности внешних связей ЕС свидетельствует тот факт, что  дипломатические представительства  в Брюсселе открыли более 100 государств.  В свою  очередь, Союз имеет свои уполномоченные органы во всем мире, а  также во всех крупных международных  организациях.
     Именно  взаимная торговля и помощь развитию составляют  содержание большинства  соглашений между сообществом и  третьими странами, заключенных с  начала 60-х годов по настоящее  время.  Это соглашения не только с отдельными государствами, но и  группами государств (Яундские и Ломейские конвенции, рамочные соглашения с некоторыми региональными объединениями). ЕЕА расширил полномочия сообщества в сфере внешних отношений, включив в них соглашения о научно-техническом сотрудничестве и сотрудничестве в целях защиты окружающей среды. Особую область внешних отношений Сообщества образуют соглашения с третьими странами.  Такие соглашения с самого начала рассматривались как подготовительная стадия к вступлению государства, подписавшего такое соглашение, в Сообщество.
     Другое  направление внешних отношений  ЕЭС – сотрудничество с третьими странами и с международными организациями  в вопросах внешней политики и  безопасности.
     Таким образом, процесс западноевропейской интеграции конфликтен, антагонистичен. Вместе с тем он не стоит на месте, равно как и институциональный  механизм, и «единая» политика Сообщества. Кризис монополистической интеграции не означает «паралича» ЕЭС, поскольку  он не поставил под вопрос экономическое  взаимодействие национальных хозяйств, ставших еще более взаимосвязными, взаимнопереплетенными. В основе его  лежит интернационализация производства и капитала, перешагивающая национальные границы. Интеграция отвечает условиям воспроизводства в национальных хозяйствах. Сообщество развивается  через противоречия и компромиссы, через частичное решение проектов «Общего рынка», «аграрной Европы», «Европейской валютной системы». По этому же пути идет и научно-техническая интеграция в Западной Европе. Вместе с тем «евростроительство» – это и постоянные компромиссы, частичные соглашения на основе общих интересов между конкурирующими партнерами по важнейшим экономическим проблемам. Это процесс, обусловленный объективной закономерностью интернационализации хозяйственной жизни. Это вынужденная стратегия монополистического капитала и институтов Сообщества, стратегия приспособления к интернационально развивающимся производительным силам в «масштабах Сообщества» в условиях борьбы двух различных общественных систем. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.  США и западноевропейская  интеграция

          Объединение Западной Европы – одна из давних целей послевоенной политики Вашингтона. Движение к западноевропейскому единству рассматривалось в качестве пути укрепления западноевропейского компонента капиталистической системы под эгидой США в противоборстве с миром социализма, прогрессивными и демократическими силами.
     Достаточно  определенно установилась и связь  между атлантизмом и западноевропейской интеграцией. США  считали ее составной  частью американской стратегии атлантизма, и в этом плане она имела  подчиненное значение. «Объединение Европы» мыслилось, как некий  вклад  в более широкую интеграцию, как шаг к сплочению и укреплению Запада, что в конечном счете могло бы создать благоприятные предпосылки для изменения соотношения сил между социализмом и капитализмом в пользу последнего и не только в Европе, но и во всем мире. В соответствии с расчетами Вашингтона такая «единая Европа» была бы в состоянии играть большую роль в реакционных империалистических планах, будучи прочной опорой здания атлантизма, мощным форпостом борьбы с коммунизмом и социальным прогрессом.
     Продолжительный период в политических кругах США  бытовало мнение о том, что западноевропейская интеграция не будет иметь антиамериканские и антиатлантические аспекты. По мнению Вашингтона, при любых условиях за США резервировалась роль главы западного мира. Объединившиеся западноевропейские союзники , по этим расчетам, должны были стать легко управляемым механизмом в рамках атлантизма. И сам процесс интеграции должен был проходить под американским контролем. Однако реальный ход событий опрокинул расчеты атлантистов. Западноевропейская интеграция не привела автоматически к прогрессу атлантического сотрудничества. Его укрепление подрывалось ростом экономического, торгового и валютного соперничества.
     Структура американо-западноевропейских отношений  наложила отпечаток на ход межимпериалистической борьбы. Противоречия и конкуренция развивались в условиях существования военно-политического союза и, несмотря на всю свою остроту, не взрывали его рамки. Правящие круги по обе стороны Атлантического океана стремились не допускать их разрастания до уровня конфронтации. Важную роль играло  и возросшее взаимосцепление хозяйственной жизни на Западе, возможности сгладить противоречия в таких организациях, как ОЭСР, Международный валютный фонд, ГАТТ.  После второй мировой войны, утратив свои самостоятельные плацдармы в мировом соотношении сил, Западная Европа заняла подчиненное место в глобальной стратегии США. 
     Что же касается самих американо-западноевропейских отношений, то уже в 60-х годах они  представляли собой более сложную  и противоречивую картину, чем в  первое послевоенное десятилетие. Западная Европа постепенно превращалась в некий  специфический, особый регион в системе  межимпериалистических связей. Вызревавшие с середины 50-х годов изменения привели на рубеже 70-х годов к рельефному оформлению нового центра силы в капиталистическом мире.
     Создание  и укрепление емкого западноевропейского  рынка также считалось положительным  явлением, так как это могло  способствовать расширению выгодного  для американских монополий товарообмена, более прибыльному вывозу американского  капитала. «Общий рынок» отгораживался от внешних конкурентов создавая таможенные барьеры, что являлось временной мерой, необходимой для укрепления интеграции. Поддерживая «объединение Европы», США надеялись также нейтрализовать стремление отдельных, прежде всего крупных, западноевропейских государств к самостоятельному развитию.                                                                        
     Материальной  основой для уверенности в  том, что интегрированная Западная Европа останется управляемой для  Вашингтона группировкой, служил весь комплекс атлантических отношений. Военно-политическая зависимость, экономические  и финансовые рычаги, вся система  послевоенных межимпериалистических  связей, в которой главенствовал  империализм США, рассматривались  в качестве долго временного залога такого развития. Западноевропейская интеграция, по мнению американских политиков и ученых, должна была удобно разместиться в атлантических рамках, которые считались оптимальной средой для ее развития.
     Важной вехой в определении американского подхода к Западной Европе стал «великий замысел» администрации Дж. Кеннеди. В соответствии с ним США провозгласили курс на строительство «атлантического сообщества», которое должно опираться на «два столпа» по обе стороны Атлантики.
     Выдвижение  нового атлантического  проекта  администрацией Кеннеди свидетельствовало  о том, что руководители США решили скорректировать американо-западноевропейские связи, упорядочить партнерство  с западноевропейскими государствами. Поддерживая интеграцию, Вашингтон  исходил из того, что объединенная Западная Европа будет его верным союзником и надежной опорой. Но уже тогда в политических и  научных кругах США проявлялось  растущее беспокойство о том, не зайдет ли «объединение Европы» так далеко, что это станет представлять угрозу американским интересам, не будет ли развитие интеграции происходить бесконтрольно  и не приведет ли это развитие к  чрезмерному укреплению самостоятельности  Западной Европы. Такого рода опасения были вполне обоснованы, так как  именно в это время продолжали складываться те реальности в перераспределении  сил в капиталистическом мире, которые привели к упрочению  западноевропейского центра. Американо- западноевропейские отношения обострялись не только в сфере экономики, но и в военной и политической областях .Очень скоро американский энтузиазм по поводу атлантического проекта спал. Особенно это стало заметно после гибели Дж. Кеннеди.
     С приходом на пост президента Л.Джонсона и началом массированного участия  США в войне в Индокитае  европейские проблемы внешней политики постепенно отодвинулись на второй план. Для 60-х годов характерно резкое столкновение атлантизма и европеизма, как в концептуальном плане, так  и в материальной форме, в обострении конкурентной борьбы, торговом соперничестве, усилении политических и военных  разногласий. Общие настроения в  Западной Европе отражали произошедшие сдвиги явно не в пользу США. Оказалось, что европеизм( его отдельные варианты) не вписывается в рамки атлантизма. В наиболее яркой форме это выразилось в голлистской концепции, которая отражала значительные части правящих кругов не только Франции, но и всей Западной Европы, не желавшей решать свои проблемы по американским рецептам. Наращивание совокупной мощи стран «Общего рынка» привело к существенным изменениям в соотношении сил между ЕЭС и США в ущерб последним. Реальности процессов «европейского строительства» продемонстрировали, что западноевропейская группировка все в большей мере ориентируется на достижение собственных целей. Расчеты на то, что тенденцию к интеграции удастся удержаться под контролем США, судя по всему не оправдывались. С укреплением мощи и самостоятельности формирующегося нового центра империализма расширился спектр существующих и потенциально возможных разногласий. Некогда безусловное превосходство США, не вызывавшее раньше существенных сомнений, требовало теперь все новых доказательств в условиях ужесточившегося соперничества. Наибольшее расхождение интересов США и Западной Европы наблюдалось в экономической области. Создание емкого западноевропейского рынка, огороженного защитными барьерами, усиление мощи монополий  стран ЕЭС, относительно  высокие темпы роста заметно повысили конкурентоспособность сообщества. Политические и деловые круги США попытались преодолеть замкнутость «Общего рынка» на атлантической основе. В качестве практической задачи стоял вопрос о создании атлантической зоны свободной торговли. Однако американские рецепты либерализалиции торговли встретили отпор в Западной Европе, не желавшей отказываться от своих преимуществ. В результате они пришли только к компромиссному решению и снизили тарифы на одну треть в течении пяти лет. Хотя упорные и долгие переговоры завершились выработкой соглашения, однако сам его характер свидетельствовал о провале планов экономической атлантической интеграции под эгидой США. Стремление США добиться значительных  льгот в торговле с «Общим рынком» привело лишь к незначительным уступкам со стороны ЕС.
     Более эффективными оказались попытки  США внедриться в «Общий рынок»,  опираясь на свои капиталовложения, деятельность транснациональных корпораций. Этот канал влияния, в отличие от экспорта товаров, позволял обойти защитные меры ЕЭС и проникнуть в «Общий рынок», так сказать с черного хода. В течение 60-х годов американские инвестиции в ЕЭС росли очень  быстро. К концу десятилетия лишь прямые капиталовложения превысили 10 млрд. долл. Они сосредоточились  в основном в Англии, Франции, ФРГ, Италии и Голландии.  Американские капиталы целенаправленно инвестировались  в наиболее передовые отрасли  хозяйства стран ЕЭС. Например, во Франции в 1971 году насчитывалось 980 компаний, в каждой из которых не менее 10% капитала принадлежало американцам.  Экономическое и финансовое вторжение  из-за океана создавало препятствия  для самостоятельного развития западноевропейского  центра, что вызвало тревожные  симптомы для сторонников создания независимого центра силы. Но несмотря на усиленную экономическую экспансию, а также активное внедрение в страны ЕЭС, американские монополии не смогли в целом поколебать позиции своих конкурентов в мировой капиталистической экономике.  Более того, за послевоенный период, для которого характерны колебания в ту или другую сторону, общая тенденция была в пользу ЕЭС.  И в 60-х годах «Общий рынок» сумел сохранить свои плацдармы в капиталистическом производстве, а в сфере экспорта товаров и золотовалютных резервов значительно их усилить.
     В начале 70-х годов отношения между  США и ЕЭС оказались еще  более обостренными, чем раньше. Выросли взаимные подозрения, укрепилось недоверие.   Правящие круги США проявляли растущую озабоченность по поводу выхода нового центра за атлантические рамки, самостоятельных аспектов его курса в сфере экономики и финансов, взаимосвязей с развивающимися странами, его позиций по отношению к социалистическим государствам. Европейское сообщество все в большей степени пытались играть  в международных отношениях самостоятельную роль, нежели быть послушной опорой США в построении «стабильной структуры мира». Вашингтон вполне определенно делал большой акцент на необходимость соответствия процессов, происходящих в Западной Европе , атлантическим идеям и меркам.
     Наиболее  крупной попыткой разрешить эти  проблемы стало провозглашение «года  Европы» в 1973 году. Вашингтон предпринял эту акцию в надежде крепко привязать западноевропейскую интеграцию к атлантизму, совместить американское руководство капиталистическим  миром с региональной ролью ЕЭС. Выдвижение проекта новой Атлантической  хартии свидетельствовал о том, что  США пришли к выводу о необходимости  рассматривать свои отношения с  ЕЭС на основе увязывания военно-политических проблем с экономической сферой.
     Неудача, постигшая «год Европы», провал попыток  урегулировать отношения США  – ЕЭС свидетельствовали о  наличии серьезных трудностей, встретившихся  на пути Вашингтона. И уже к тому времени стало ясно, что американские надежды, связанные со вступлением Англии в сообщество, явно завышены. Хотя в целом Лондон считал выгодным для себя сохранение «особых отношений» с США, тем не менее, баланс между тенденцией к сближению с континентальными партнерами и сотрудничеством с США склонялся все же в пользу ЕЭС.
     В 70-х годах впервые рельефно проявилась западно-европейская общность, которая вместе с экономической мощью «Общего рынка» была сориентирована на отстаивание, прежде всего своих собственных интересов западноевропейского капитала.  Перипетии «года Европы», реакция на  арабо-израельскую войну и энергетический кризис убедительно показали, насколько широк диапазон расхождений между США и западноевропейским центром. Американская дипломатия попыталась достичь согласованности между США и западноевропейским центром не только за счет давления извне, но и с помощью непосредственного участия в процессе принятия «европейских решений» на возможно более ранней стадии. Опыт дипломатии Киссинджера показал, насколько сложны и порой безрезультатны для США попытки непосредственного воздействия на интеграционные процессы. Активное стремление США добиться односторонних преимуществ, канализировать западноевропейскую автономность в атлантическое русло оказалось малоэффективным. Оценивая независимые тенденции, достаточно четко проявившееся в сепаратизме нового центра силы в первой половине 70-х годов, вместе с тем было бы неправильно считать, что западноевропейская интеграция представляет собой полностью антиамериканское явление. ЕЭС заинтересовано в сотрудничестве с Соединенными Штатами и намерено развивать его в дальнейшем. Однако оно настаивало на том, что формы и условия партнерства должны определяться не столько в Вашингтоне, сколько по обе стороны Атлантического океана.
     Рассматривая  США и западноевропейскую интеграцию, следует отметить и взаимоотношения  США с такими ведущими империалистическими  государствами, как Франция и  ФРГ.
     Амрикано-французские отношения вызывают особый интерес в силу того, что их развитие является своеобразным фокусом, в котором концентрируются противоречия капиталистического мира. Париж и Вашингтон придерживались и ныне нередко продолжают придерживаться различных, а иногда и противоположных точек зрения по целому ряду вопросов экономики, финансов, внешней и военной политики. Вместе с тем наличие глубоких разногласий не исключает возможности взаимного сближения, а иногда и тесного сотрудничества по ряду направлений.
     Французские позиции по отношению  к Вашингтону в значительной мере опираются на возросшую мощь западноевропейского  центра империализма, отражая  тенденцию  к росту его самостоятельности  и большей  независимости от США. В условиях укрепления западноевропейского  центра Париж сделал ставку на использование  американо-западноевропейских противоречий.
     Современный внешне политический курс Пятой республики складывался в 60-х годах. Важное влияние на его формирование оказали, прежде всего, коренные сдвиги в соотношении сил на мировой арене, которые произошли в пользу СС
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.