На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Новая экономическая политика в советской России: сущность, эволюция, итоги

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
61. Новая экономическая  политика в советской  России: сущность, эволюция, итоги. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Содержание 

Введение .................................................................................................................. 3
1. Сущность и основные черты НЭПа .................................................................... 5
2. Эволюция новой экономической политики ...................................................... 9
3. Итоги  НЭПа ........................................................................................................... 17
Заключение .............................................................................................................. 21
Список  литературы ................................................................................................. 24
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение 

     К изменению политики вынудил, выявившийся  к 1921 г., экономический и политический кризис, угроза потери власти. В разгар осуществления военно-коммунистических мероприятий в феврале 1920 г. один из главных их вдохновителей, Троцкий, неожиданно выступил с предложением заменить продраэверстку фиксированным налогом, однако никаких конкретных последствий его предложение не имело. Это был скорее импульсивный акт, реакция на трудности, связанные с продовольственным обеспечением. Ни в тот момент, ни позже Троцкий никогда не проявлял себя ни последовательным приверженцем преобразований в духе нэпа, ни сторонником возврата к «военному коммунизму», придерживаясь скорее прагматических, чем доктринальных экономических воззрений.
     Конкретные  шаги по внедрению экономических  стимулов в народное хозяйство начались весной 1921 г. при выполнении решений  Х съезда РКП(б) о замене продовольственной  разверстки натуральным налогом  и допущении товарообмена в пределах местного хозяйственного оборота. Всех налогов в 1921 г. было установлено 13. Это представляло значительные неудобства. Очень мешала и прежняя идеология. Так, первоначально большевики рассчитывали обойтись без торговли, рынка и денежного обращения, предлагая крестьянам обменивать излишки своей продукции на принадлежащие государству промышленные товары по фиксированным натуральным эквивалентам, например 1 пуд ржи = 1 ящику гвоздей. Из этой затеи ничего не вышло. Псевдосоциалистическому товарообмену крестьяне предпочли привычную и удобную куплю-продажу товаров за деньги. Переход к рыночным отношениям в основном завершился к осени 1921 г., побудив руководство РКП(б) к осуществлению реформ в области государственной промышленности (переход госпредприятий на принципы хозяйственного расчета) и государственных финансов (замена натуральных налогов денежными, формирование бюджета, контроль за денежной эмиссией и т.д.). Встал вопрос о создании государственного капитализма в форме аренды и концессий. К государственно-капиталистической форме хозяйствования первоначально отнесли и кооперацию: потребительскую, промысловую и сельскохозяйственную. Главная задача, которую провозглашало большевистское руководство, - укрепление социалистического сектора путем создания крупной государственной промышленности и регулирование ее взаимодействия с другими укладами.
     Целью контрольной работы является рассмотрение особенностей новой экономической  политики, проводимой в советской  России. Исходя из цели можно выделить ряд задач:
     - рассмотреть сущность и основные  черты НЭПа;
     - изучить эволюцию НЭПа;
     - рассказать об итогах политики;
     - сделать вывод по проведенной  работе в целом.
     При написании данной контрольной работы были изучены учебники таких авторов  как Боффа Д., Века А. В., Верт Н., Зуев М. Н. Деревянко А. П., Шабельникова Н. А., Мунчаев Ш. М., Устинов В. М., Узнародов И. М. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Сущность и основные  черты НЭПа 

     Курс  большевиков на замену разверстки продналогом  и допуск свободной торговли в России породил разноречивость оценок, надежд и сомнений. Поборники военного коммунизма открыто демонстрировали, что избранные ими методы строительства социализма сдавать в архив не собираются, лишь откладывают их до последующих времен. Новая экономическая политика, не пользуясь всеобщей поддержкой в РКП(б), обретала видимые черты постепенно, ее содержание складывалось не сразу, да, впрочем, и на протяжении всего времени своего существования она не отличалась последовательностью, носила половинчатый характер. 
     Ортодоксы большевизма смотрели на нее как на вынужденное, временное отступление от генерального военно-коммунистического курса строительства социализма. Партия, декларировал, в частности, Ларин, рассматривает нэп «как наше поражение, ...но отнюдь не как какое-то новое, радостное завоевание, как необходимый и неизбежный шаг, но не как повод к пляске и танцам». В том же духе оценивал нэп и Троцкий, подчеркивая, что эта политик, вызвана «медленными темпами мировой революции. Другое понимание необходимости нэпа ведет к впадению в национальную ограниченность».
     Нэп вводился Лениным с предельной осторожностью, методом проб и ошибок. И потому что он и сам многое не понимал, и потому что находился под непрерывным жестким прессингом его недоброжелателей, питавшихся негативной информацией западных СМИ и авторитетов, подливавших масла в огонь. Согласно оценке Ллойд Джорджа в английском парламенте 22 марта 1921 г., большевики, наконец, признали незыблемость капиталистических законов и поняли, что «нельзя двигать локомотивы доктринами Маркса».
     Летом 1921 г. в Праге вышел сборник статей «Смена вех». Вскоре и возникшее идейное течение получило его название. Сменовеховцы призвали русскую интеллигенцию к сотрудничеству с Советами «во имя русского национального дела», признали ошибочной прежние установки. Воспользовавшись этим, большевики привлекли на свою сторону часть интеллектуалов (А.Н. Толстой, М.С. Шагинян, Е.В. Тарле, В.Г. Богараз-Тан и др.). Широкий отклик внутри Советской России имело издание журналов «Россия», «Новая Россия», «Экономист», потребовавших свободы слона и печати всем партиям, создания политической рабочей партии. Реакция была, однако, негативной. Ленин уже в 1922 г. на XI съезде РКП(б) заявил: «Сменовеховцы выражают настроения тысяч и десятков тысяч всяких буржуев или советских служащих, участников нашей новой экономической политики». Естественно, сменовеховцы разделили судьбу других оппозиционеров.
     Противники  нэпа внутри партии вопрошали: «Так за что же мы проливали кровь?» Поэтому Ленин придавал большое значение разъяснению нового курса. Уже 23 марта 1921 г. ВЦИК издал обращение к крестьянству. В нем сообщалось, что по выполнении поставок, определенных налогом, крестьянство получает право свободной торговли всеми остатками своей продукции. При этом оговаривалось: налог - мера временная, и он будет отменен, как только успехи в строительстве социализма позволят давать за каждый пуд хлеба равноценный и нужный деревне продукт. К тому же нововведения не были повсеместными. Декрет СНК от 28 марта, опубликованный «Известиями» 29 марта, определял только 40 губерний, получивших право торговли хлебом и зернофуражными продуктами. Лишь 16 губерниям разрешалось продавать картофель, а еще 16 - сено. Губерниям, перешедшим под советский контроль лишь в 1920 г., такого права не предоставлялось. По-видимому, законодатели исходили из того, что там грабительская разверстка полностью еще не исчерпала своих возможностей, во всяком случае она для них выгоднее налога.
     Продналог и разрешенная торговля остатками  продукции на местном рынке - первое и важнейшее звено курса, взятого Лениным. Вольно или невольно, скорее вынужденно, на его исходной базе постепенно сложилась система, уже в мае 1921 г. на X конференции РКП(б) получившая название «новой экономической политики». На протяжении ряда последующих лет она непрерывно дополнялась и видоизменялась.
     Прежде  всего стремительно шагнула за рамки местного оборота торговля; ее подъем сопровождался возрождением ярмарок и торговых бирж. В свою очередь, это потребовало всемерного развития денежной системы, стабилизации советского рубля, показало большевикам подлинное значение золота. Теперь его запасы стали пополняться в первую очередь в ходе кампании по ограблению церквей.
     Деятели пролетарской (большевистской) диктатуры оказались перед необходимостью преодоления инфляции рубля, выпуска устойчивой, конвертируемой валюты. Ею стал червонец, обеспеченный золотым содержанием.
     Практически разрешила эти сложнейшие проблемы денежная реформа 1922-1924 гг. Осуществленная на достаточно профессиональном уровне, она обеспечила стабилизацию цен и рост заработной платы. Развернулся свободный обмен червонца на золото и инвалюту, хотя и без официального объявления, но под строгим наблюдением Госбанка за поддержанием паритета. Эта операция обеспечила прямую связь внутреннего рынка с внешним. К весне 1924 г. прекратился выпуск обесцененных «совзнаков». Финансовая стабилизация поставила, в свою очередь, власти перед необходимостью эффективно организовать экономику, ввести хозрасчет. Однако тут же появились опасения чиновников-ретроградов и ряда хозяйственников, усматривавших в этом скрытый путь перехода предприятий в частные руки, порождения жесткой конкуренции, которая погубит нужные предприятия и развалит ведомственный монополизм. Следствием стал перевод на хозрасчет не отдельных предприятий, а целых объединений в форме трестов. Желаемых результатов не наблюдалось. Тогда пошли еще дальше и создали синдикаты - торговые объединения.
     Данная  реформа привела к монополизации  целых отраслей, окончательно разладила отношения промышленности с покупателями. Ведь синдикаты, разглагольствуя о выгоде государства, сами предпочли вместо выпуска дешевой и качественной продукции легкий путь взвинчивания цен на нее. Это незамедлительно, в 1923 г., обернулось «кризисом сбыта», «ножницами цен». Крестьянство, не успевшее еще оправиться от грабежей, оказалось не способно покупать дорогую продукцию.
     Это вынудило государство снизить цены и распустить часть синдикатов. Однако оставшиеся тресты и синдикаты, зараженные психологией упраздненной системы главкизма ВСНХ, важнейшего инструмента военного коммунизма, продолжали следовать прежним порядкам. Они по-прежнему сверху жестко регламентировали производство, распределение продукции, сырья, уравнительную оплату труда и т.д., но за возникающие катаклизмы ответственности не несли. Хозрасчет на государственных предприятиях оказался фикцией.
     Победили  силы инерции и привычки к военно-коммунистическим методам, могущественные интересы ведомств.
     Большую роль сыграла идейно-политическая борьба, фанатики системы главкизма, жесткого управленческого централизма скомпрометировали идею хозрасчета и самостоятельности предприятий, сохранили курс на сверхцентрализацию, отказ от рыночного и кредитно-денежного регулирования. Они мешали внедрению принципа распределения и заработной платы по труду. Многие рядовые коммунисты рассматривали нэп как «капитуляцию перед буржуазией», в знак протеста выходили из партии. Продработники на местах мало считались с разницей между разверсткой и продналогом, продолжали свою прежнюю линию. Страну лихорадило. Источник хронических потрясений заключался в противоборстве двух начал. С одной стороны, политической и идеологической, в стране укрепился жесткий авторитарный режим, с другой - экономической, - сформировалась административно-рыночная система. Их несовместимость продолжала создавать бесконечные и разнообразные коллизии как в экономике, так и в политике, культуре. 

2. Эволюция новой экономической политики 

     Введение нэпа не было единовременной мерой, а представляло процесс растянутый на несколько лет.
     В разгар осуществления военно-коммунистических мероприятий в феврале 1920 г. один из главных их вдохновителей Троцкий  неожиданно выступил с предложением заменить продраэверстку фиксированным налогом, однако никаких конкретных последствий его предложение не имело. Это был скорее импульсивный акт, реакция на трудности, связанные с продовольственным обеспечением. Ни в тот момент, ни позже Троцкий никогда не проявлял себя ни последовательным приверженцем преобразований в духе нэпа, ни сторонником возврата к «военному коммунизму», придерживаясь скорее прагматических, чем доктринальных экономических воззрений.
     Конкретные  шаги по внедрению экономических  стимулов в народное хозяйство начались весной 1921 г. при выполнении решений Х съезда РКП(б) о замене продовольственной разверстки натуральным налогом и допущении товарообмена в пределах местного хозяйственного оборота. В среднем размеры натурального налога оказались на 30-50% ниже размеров продразверстки, исчислялись из площади посева и объявлялись крестьянам заранее. Кроме зерновых, натуральными налогами облагалась животноводческая продукция: мясо, масло, шерсть, кожи и т.п. Всех налогов в 1921 г. было установлено 13. Это представляло значительные неудобства. Очень мешала и прежняя идеология. Так, первоначально большевики рассчитывали обойтись без торговли, рынка и денежного обращения, предлагая крестьянам обменивать излишки своей продукции на принадлежащие государству промышленные товары по фиксированным натуральным эквивалентам, например 1 пуд ржи = 1 ящику гвоздей. Из этой затеи ничего не вышло. Псевдосоциалистическому товарообмену крестьяне предпочли привычную и удобную куплю-продажу товаров за деньги. Переход к рыночным отношениям в основном завершился к осени 1921 г., побудив руководство РКП(б) к осуществлению реформ в области государственной промышленности (переход госпредприятий на принципы хозяйственного расчета) и государственных финансов (замена натуральных налогов денежными, формирование бюджета, контроль за денежной эмиссией и т.д.). Встал вопрос о создании государственного капитализма в форме аренды и концессий. К государственно-капиталистической форме хозяйствования первоначально отнесли и кооперацию: потребительскую, промысловую и сельскохозяйственную.
     Главная задача, которую провозглашало большевистское руководство, - укрепление социалистического сектора путем создания крупной государственной промышленности и регулирование ее взаимодействия с другими укладами. В литературе часто утверждается, что упор на социалистическую промышленность создавал ситуацию «расходящейся экономики» и порождал противоречия и «кризисы нэпа». Это было бы так, если бы в государственном секторе не производилось никаких изменений по сравнению с прежней системой. Поэтому нужно более тщательно разобраться в сущности так называемой хозяйственной реформы 1921-1923 гг. в промышленности.
     Согласно  этой реформе, в государственном  секторе были выделены наиболее крупные  и эффективные предприятия, более  или менее обеспеченные топливом, сырьем и т.п. Они подчинялись непосредственно ВСНХ. Остальные подлежали сдаче в аренду. Предприятия, подчиненные ВСНХ, сводились в «кусты», объединялись в тресты, деятельность которых должна была строиться на строго хозрасчетных принципах, самофинансировании и самоокупаемости. Убыточные и нерентабельные предприятия (главным образом те, которые в предшествующие годы были связаны с производством военной продукции) закрывались или становились на консервацию. Правда, по политическим мотивам делались некоторые отступления, как в случае с Путиловским заводом. Для подготовки новых кадров была создана система профессионально-технического обучения, не имевшая, правда, массового характера. Для регулирования отношений между трестами, снабжения предприятий сырьем, материалами, для сбыта их продукции на рынке учреждались объединения-синдикаты, которые должны были действовать строго на договорной основе. Была перестроена система управления государственной промышленностью. Вместо полусотни прежних отраслевых главков и центров ВСНХ было организовано 16 управлений. Число служащих сократилось с 300 тысяч до 91 тысячи. Аппарат других наркоматов также подвергся сокращению. Был ликвидирован Наркомат продовольствия, а также многочисленные междуведомственные комиссии: по чрезвычайному снабжению Красной Армии (Чусоснабарм), по заготовке валенок и лаптей (Чеквалап) и т.д. Центральным органом перспективного государственного планирования стал Госплан. Комиссия ГОЭЛРО была расформирована.
     С окончанием военных действий была сокращена  численность Красной Армии (с 5 млн. до 562 тыс. человек). В 1923-1924 гг. кадровая система комплектования вооруженных сил была дополнена территориальной. Общее количество дивизий сократилось, но зато несколько повысилась их боевая мощь.
     Для упорядочения и оздоровления финансов в конце 1921 г. был образован Государственный банк. Ему с 1922 г. было предоставлено право выпуска банковских билетов-червонцев с твердым покрытием.
     Параллельно с ними в течение 15 месяцев продолжали ходить в обращении постоянно обесценивающиеся советские денежные знаки, эмиссией которых правительство заполняло прорехи в бюджете. Эти дензнаки также выполняли функцию разменных денег для червонцев, покупательная способность которых была достаточно высокой - на уровне дореволюционной золотой десятки. Весной 1924 г. правительство ввело в обращение новые казначейские билеты достоинством в 1, 3 и 5 рублей, а также разменную (медную и серебряную) металлическую монету. Советские денежные знаки прекратили свое хождение.
     Денежная  реформа 1924 г. имела огромное экономическое и политическое значение. Народное хозяйство страны получило твердую денежную единицу - червонец, частично конвертируемую и достаточно стабильную, чтобы с ее помощью вести валютно-торговые операции как внутри страны, так и за рубежом. Господствующий в стране режим доказал свою способность проводить экономическую политику, содействующую накоплениям капиталов и сохранению сбережений населения.
     Успешному проведению в жизнь новой экономической  политики препятствовали многие объективные факторы, такие, например, как экономическая блокада страны и послевоенная хозяйственная разруха. В этих условиях чрезвычайно трудно было противостоять стихийным бедствиям. В 1921-1922 гг. 25 хлебопроизводящих губерний Поволжья, Дона, Северного Кавказа и Украины были поражены сильнейшей засухой. 6 миллионов крестьянских хозяйств фактически вышли из строя. Голод сопровождался вспышками эпидемий тифа, малярии и др. Убыль населения в республике составила, по некоторым оценкам, около 8 млн.. Тысячи людей бежали из пораженных бедствием районов. Увеличилось число нищих, бродяг, сильно возросла детская беспризорность. Голод в Советской России 1921-1922 гг. известен как один из самых опустошительных в мировой истории. Борьба с голодом, пожалуй, тоже впервые в истории велась как широкая государственная кампания. Были мобилизованы все учреждения, предприятия, кооперативные, профсоюзные, молодежные организации, Красная Армия, была организована Центральная комиссия помощи голодающим. Широкое участие в борьбе с голодом в России приняли международные организации. В голодающие районы беспрерывно шли эшелоны с продовольствием, лекарствами, медикаментами. Заграничная помощь голодающим России на конец 1921 г. составила 2380 тыс. пудов продовольствия, внутри страны было собрано 780 тыс. пудов. Чтобы помочь голодающим, государство пошло на изъятие церковных ценностей, причем данное мероприятие было проведено таким образом, что обострило давно, со времени революции, конфликт между властью и церковью.
     В конце 1923 г. из-за несогласованности  действий органов хозяйственного управления произошел резкий скачок цен на промышленные товары массового спроса по сравнению с ценами на сельскохозяйственную продукцию. Следствием этого стал первый кризис нэпа, затор в товарообороте, вызванный «ножницами цен». Из-за низкой платежеспособности крестьянского населения и искусственно завышаемых государственными трестами и частными торговцами цен на промышленные товары возникли проблемы с их сбытом. Несмотря на то что крестьяне собрали хороший урожай, они не торопились, памятуя предыдущие голодные годы, расставаться с товарными излишками сельскохозяйственной продукции, цены на которую к тому же резко снизились. Вследствие трудностей сбыта промышленных товаров ухудшилось финансовое положение государственных предприятий, перешедших на принципы хозрасчета и самоокупаемости. Нечем стало выплачивать зарплату рабочим, возникла угроза забастовок. Кризис был разрешен административными мерами, вмешательством государственных органов, которые снизили (примерно на 30%) цены на промышленную продукцию.
     К середине 1920-х гг. предприятия легкой и пищевой промышленности в основном восстановили довоенные объемы производства в стране. Здесь немалую роль играло возрождение мелкого и кустарно-ремесленного производства. В 1925 г. в нем было занято около 4 млн. человек, больше, чем в фабрично-заводской промышленности. Но особенно быстро увеличивалось число торговцев и торговых заведений. С переходом к нэпу и разрешением частной торговли, казалось, вся страна превратилась в гигантский базар, особенно в тот момент, когда еще не была налажена государственная налоговая служба. Бывшие мешочники, рабочие, демобилизованные солдаты, домохозяйки и т.д. и т.п. толпами высыпали на улицы и площади, торгуя и обмениваясь кто чем может. Оживилась деревенская, ярмарочная торговля. Очень скоро весьма решительно стало проявляться вмешательство государства. Торговцы, впрочем, как и мелкие производители, должны были выкупать патенты и уплачивать прогрессивный налог. В зависимости от характера торговли (торговля с рук, в ларьках и киосках, магазинах, розничная или оптовая торговля, количество наемных рабочих) они были поделены сначала на 3, затем на 5 категорий. К середине 1920-х гг. был сделан очень значительный сдвиг к стационарной торговле - создана широкая сеть магазинов и магазинчиков, занимающихся розничной торговлей, где главной фигурой был частник. В оптовой торговле преобладали государственные и кооперативные предприятия. С 1921 г. стали возрождаться как пункты обращения товаров массового характера биржи, упраздненные в период «военного коммунизма». К 1925 г. их число достигло довоенной цифры. К концу того же года в СССР было зарегистрировано 90 акционерных обществ, которые представляли собой объединения преимущественно государственного, кооперативного или смешанного капитала.
     С переходом к нэпу государство  предоставило возможность развития различных форм кооперации. Наиболее быстро разворачивалась потребительская кооперация, тесно связанная с деревней. Деятельность кооперативных объединений финансировалась сетью кооперативных и коммерческих банков.
     С 1924 г. стало «рассасываться» положение  в тяжелой промышленности, началась расконсервация крупных заводов. Однако восстановление здесь шло более медленными темпами, и довоенный уровень был достигнут только к концу пятилетия.
     Блага от нэпа получили далеко не все. Нэпом  была недовольна значительная часть партийного и государственного руководства, воспитанная в духе «революционного штурма» и военно-коммунистической идеологии, а также служащие госаппарата, поставленные перед угрозой сокращения. Нэп отрицали левацки настроенные интеллигенты. В период нэпа увеличилось число «лишних ртов», постоянно росли ряды безработных, вызывая недовольство тех, кто рисковал пополнить их число. В среде крестьянства тоже не было единства, роптали те, кто не особенно был настроен на систематический труд или попал в сложные жизненные обстоятельства. Особенно тяжело воспринимались рост капиталистических элементов, усиление имущественной дифференциации, неприемлемые для эгалитаристских настроений первых послереволюционных лет. Недовольны были те, кто рассчитывал на быстрое воплощение в жизнь обещаний, щедро раздаваемых в период революции. Положение класса, от имени которого вершилась диктатура, т.е. рабочих, по сравнению с дореволюционным, несомненно, улучшилось, однако изменения, произошедшие в нем, могут быть оценены далеко не однозначно. Недовольство своим положением выразилось в массовых выступлениях рабочих в защиту собственных экономических интересов. В 1922 г. бастовало почти 200 тыс. рабочих, в 1923 г. - 165 тыс., в 1924 г.- 41 тыс., причем снижение числа стачек было связано не только с улучшением материального уровня рабочих, сколько с административными запретами. Вряд ли можно говорить о преодолении «деклассирования пролетариата». Качественный состав его продолжал переживать процесс размывания. Значительные людские потери, ибо именно на рабочих выпали основные тяготы гражданской войны, гибель на фронтах лучших невосполняемых кадров, нанесли серьезный ущерб демографической и профессиональной структуре рабочего класса. Те, кто пережил войну, не особенно были склонны возвращаться на производство, даже рядовые красноармейцы рассчитывали «на должность», не говоря уже о комиссарах. Революция необычайно усилила всеобщее стремление к учебе, поощряемое официальными лозунгами. Вузовские аудитории, главным образом с помощью рабфаков, учрежденных в 1919 г., стали быстро заполняться рабочей молодежью, отрывающейся от производства. Ясно, что эти явления не лучшим образом сказывались на тех, кто еще оставался у станков. На производстве преобладал серенький малообразованный тип рабочего, не умевшего как следует постоять за свои права и не способного к рабочей демократии.
     Отчасти этим объясняется слабость профсоюзного движения в 1920-е гг., хотя большинство рабочих, несмотря на переход к добровольному принципу объединения, продолжало оставаться в профсоюзах.
     Нэп не только не покончил с деклассированными  элементами, которых немало образовалось в предшествующие годы, но в какой-то степени способствовал их росту. Постоянно увеличивалось число безработных. Пышным цветом расцвели преступность, проституция, наркомания. В три раза в 1920-е гг; увеличилось число разводов. В городах 1920-х гг. наблюдались оживление и рост слоя мелких и средних предпринимателей - нэпманов, владельцев торговых заведений, мастерских, булочных, кафе, ресторанов и пр. Положение этой группы населения было незавидным. В сущности, она находилась в постоянном враждебном окружении: официальная политика по отношению к нэпманам колебалась от вынужденного признания до периодически проводимых гонений и налетов, бюрократического произвола. «Новые капиталисты» были полностью лишены политических прав. Подобная обстановка создавала у нэпманов ощущение зыбкости, временности, неустойчивости происходящего. В соответствии с этим складывался их стиль жизни - «пропадать - так с музыкой!», урвать побольше, беспрерывные кутежи, рвачество, готовность идти в обход закона. Все эти явления известны из литературы, как «гримасы» или «угар» нэпа.
     В российской деревне 1920-х гг. наметились некоторые позитивные сдвиги. Сказывалась  еще инерция столыпинской реформы, чаще происходило выселение хозяев на хутора, продолжалось ослабление общинных устоев; крестьяне поговаривали о переходе к интенсивным формам хозяйства, к многополью. Однако эти изменения были очень малозаметными. Деревня унаследовала значительную часть оставшихся от прошлого противоречий. Осуществляемый после революции «черный передел» не приносил желаемых результатов. Проблема, стало быть, заключалась не только в количестве земли, предоставленной в пользование, а в целом ряде причин социально-экономического свойства, которые требовали комплексного решения. Политика сдерживания зажиточных крестьян с помощью прогрессивного налогообложения и помощи малоимущим объективно вела к осереднячиванию крестьянства. Между тем понятие «середняк» по российским меркам было весьма относительным. Середняцкие хозяйства - это чаще всего хозяйства малотоварные, потребительские, с тенденцией к очень медленному и неустойчивому, зависимому от многих факторов (природных, демографических и др.) росту производства. Партийные руководители, привыкшие мыслить европейскими стандартами и сохранявшие старое социал-демократическое пренебрежение к крестьянству вообще, считали российскую деревню бедной, отсталой и нищенской, отсюда возникновение в рамках нэпа стремления создать в деревне рачительного и культурного хозяина, что требовало значительных затрат на развитие сельского хозяйства. Однако представление о том, как это можно сделать, было весьма смутным и противоречивым. Получив от нэпа экономическое облегчение, крестьянство мало приобрело в политической области. «Государство диктатуры пролетариата», провозгласив линию на союз с крестьянством, весьма своеобразно интерпретировало этот союз и не стремилось существенно расширишь политические права деревенских жителей, снять, например, избирательные ограничения и неравенство прав на выборах в советские органы.
     Оживились идеи создания особых политических организаций крестьянства, Крестьянского союза. В ряде мест крестьяне выступили со своими политическими и экономическими требованиями. Самым значительным из этих выступлений было крестьянское восстание в Грузии, названное современниками «вторым Кронштадтом» и побудившее политическое руководство на некоторые дальнейшие уступки крестьянству, инициирование кампании 1924-1925 гг. под лозунгом «лицом к деревне». 

3. Итоги НЭПа 

     Новая экономическая политика двойственна, противоречива и непоследовательна. Таково следствие большевистского курса. Его экономическое содержание определялось не объективными потребностями страны, а идеолого-политическими установками на превращение ее в базу мировой революции. Главный акцент делался на восстановление тяжелой промышленности (чтобы быстрее развернуть производство оружия); легкая промышленность находилась на втором плане. Поэтому в стране не хватало самых элементарных предметов потребления. Городу и деревне торговать было нечем.
     Результаты  нэпа, с одной стороны, позволили  народу спастись от голодной смерти, создать базу восстановления разрушенного хозяйства; но с другой - нэп не устранил все существовавшие в деревне перекосы военного коммунизма, не возродил зажиточных крестьян, обеспечивавших (вместе с крупными землевладельцами, теперь полностью уничтоженными) 70% продовольствия и сырья. К тому же едва окрепшие мелкие крестьянские хозяйства, вынужденные продавать производимую продукцию по невыгодным для них, грабительски низким закупочным ценам, предпочитали вести фактически натуральное хозяйство, удовлетворяющее лишь собственные потребности. Остатки составляли едва 15% производимой продукции. Это подрывало рыночные отношения, создавало в стране острую нехватку продовольствия и сырья.
     Некоторые изображают нэп «золотым веком», при котором ломились полки магазинов. Однако такого никогда не было, хотя жизнь в стране действительно улучшилась. Социальное страхование обеспечило рабочим полное возмещение заработной платы по болезни и родам, бесплатное медицинское обслуживание, восьминедельный отпуск при беременности и после нее, пособие по безработице при отсутствии других средств к существованию.
     Значительные  изменения произошли в обществе. Инфляция обесценила денежные капиталы и превратила состоятельных в неимущих. Появились нэпманы, главным образом, в городе, в торговле, частично в деревне из крестьян, расширивших производство. Сложилась также партийно-советская элита с высокой заработной платой и доступом к закрытым магазинам и спецсанаториям. Решающей предпосылкой успешной карьеры стало членство в партии. Трудности в стране, однако, продолжали существовать.
     На  протяжении всего советского времени в нашей стране господствовала одна точка зрения: «нэп - это есть ленинский метод строительства социализма, рассчитанный надолго и всерьез».
     Ряд западных советологов полагают, что  нэп не соответствовал ни марксистско-ленинской  теории, ни социальной природе сконструированного большевиками самого пролетарского государства; что нэп был навязан сверху, чтобы спасти господство РКП(б) и дождаться прихода мировой революции. Эмигрантская газета «Возрождение» еще 2 августа 1927 г. высказала весьма оригинальную характеристику: «Нэп был в известном смысле «фальсификацией термидора». Изменение хозяйственной политики без видоизменения политического режима было лишь политическим ходом, и все основные уступки нэпа взяты поспешно назад. На смену «коммунизма военного» явился «коммунизм в перчатках», который был продолжением властвования той же коммунистической партии, преследовавшей те же свои цели, но изменившей, по соображениям целесообразности, методы их достижения».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.