Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Институциональные проблемы российской экономической реформы

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Контрольная работа 

на  тему: «Институциональные проблемы российской экономической реформы» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1. Анализ системной  трансформации России. 
 

     Современное российское общество переживает сложный  процесс общественно-политических и экономических изменений. С началом реформ проблематика сущности, закономерностей и перспектив трансформации экономики вышла на авансцену научных дискуссий.
     Столкнувшись  с феноменом переходных процессов  в их современной форме, с необходимостью объяснения быстроменяющихся реалий и глобальных качественных сдвигов в социально-экономическом развитии, экономическая наука обнаружила недостаточность существующего теоретического знания, отвечающего потребностям практики в рамках традиционных подходов к анализу общественного развития.
     Поиск концепции экономической трансформации постсоциалистических обществ - одно из новых направлений научных исследований, активно разрабатываемых в последние годы в мировой и отечественной литературе. Однако, природа процессов трансформации, их исходный и конечный пункты, набор значимых факторов и другие ключевые параметры, характеризующие объект исследования, в большинстве случаев определяются весьма расплывчато, либо остаются за рамками обсуждения.
     На  современном этапе перед экономической наукой стоит задача формулирования новой теории развития национального хозяйства как системы представлений, научно отражающей доминирующие тенденции происходящих в обществе перемен, способной стать концептуальной базой анализа трансформационных процессов.
     Экономические реформы в России и других постсоциалистических странах происходят на фоне существенных перемен в мировой экономической системе. Следовательно, глубокое изучение национальных особенностей системной трансформации возможно лишь в контексте дискуссии о прообразе нового мирового хозяйственного порядка.
     Уникальность  современного этапа развития теории трансформации заключается в  том, что, с одной стороны, уже  имеется, небольшой с исторической точки зрения, но разнообразный опыт экономических преобразований в странах, образовавшихся на территории бывшего СССР, Восточной Европы, в Китае, Монголии и Вьетнаме. С другой стороны, пути и перспективы изменений экономических систем по- прежнему неясны, а в отдельных странах, прежде всего в России, кризисный этап процесса смены типа экономической системы не только не преодолен, но и усугубляется. 

     Таким образом, проблема определения содержания трансформационных процессов, основных закономерностей их протекания приобретает  не только актуальное научное, но и прикладное значение, связанное с разработкой и осуществлением мер по рационализации процессов перехода к социально-рыночной экономике, минимизации возможных негативных аспектов качественных изменений в экономической системе, уменьшении социально-экономических потерь указанного явления.
     Структура объекта трансформации осталась бы незавершенной без включения в нее институтов. Данная проблема уже длительное время является дискуссионной. Диссертант разделяет позицию экономистов, рассматривающих институты как эндогенные составляющие экономической системы.
     Институты представляют собой не только совокупность правил, устойчивых норм, упорядочивающих взаимодействие между субъектами, но и функционально-организационные формы коллективной экономической деятельности. Опосредуя процессы осуществления экономических отношений и самоорганизации систем, институты упорядочивают функционирование экономической системы и в своей совокупности составляют ее внутреннее устройство. Сегодня рациональное поведение «переросло» индивидуальный уровень принятия решений и предполагает учет действий других участников совместной деятельности. В формировании экономического механизма координации участвуют такие институты, как рынок, корпорации, государство, различные ассоциированные структуры, международные организации.
     Экономическая деятельность осуществляется в определенной институциональной среде. Институциональные  нормы и структуры ориентированы  на сбалансированное взаимодействие принципов  субсидиарности и коммунитарности, гармоничное сочетание индивидуальных и общественных ценностей и интересов. Институты выступают в качестве своеобразной нормативной модели, определяющей, что в данном обществе считается должным, заданным или ожидаемым. Они призваны приводить разнообразные потенциальные возможности человеческой деятельности в согласованную систему. Имея кооперативное происхождение, институты создают механизмы координации в нерыночном пространстве. Институциональные нормы обязаны своим происхождением сотрудничеству, а не конкуренции.
     Экономическую систему неправомерно рассматривать вне социальных отношений. Социальная составляющая, встраиваясь в экономическую систему, сращиваясь с ней, становится ее неотъемлемой частью. Ярким примером игнорирования социальной составляющей служат действия российских реформаторов в начале 1990-х гг., полагающих, что «невидимая рука» рынка расставит все по своим местам. Однако получилось иначе. Дело в том, что свободная конкуренция способствует развитию, если она базируется на устоявшейся системе социальных норм. Свободное экономическое поведение реализуется в рамках широких ценностей, разделяемых обществом. Оно изначально вложено в социальную матрицу.
     Социальная составляющая охватывает широкий круг социальных отношений, складывающихся в процессе осуществления экономического сотрудничества, многообразных форм социальной деятельности на внутрикорпоративном, местном, региональном и государственном уровнях. Многие социальные отношения возникают и функционируют не наряду с производственными отношениями, а вместе с ними, будучи «слитыми» в единое целое (совместный труд, условия труда, коллективная производительная сила, взаимопомощь, обмен опытом и информацией, солидарность и т.п.).
     Таким образом, содержание трансформации  экономических систем было бы неполным, односторонним, если бы оно ограничивалось изменениями, обусловленными только чисто экономическими факторами.
     На  осуществление трансформационных  процессов оказывают определенное воздействие многие неэкономические  факторы, включая морально-этические, нравственные и другие. Однако на сегодняшний день отсутствует общепризнанная методология исследования этого воздействия. Общей чертой основной массы работ, рассматривающих в той или иной мере неэкономические отношения, является признание их внешними к отношениям экономическим. Правда, определенное исключение допускается к социальным отношениям.
     С усложнением экономики, усилением  ее интегрированности во все большей  мере неэкономические отношения  интернируются внутрь системы экономических  отношений, образуя ее имманентный компонент. При этом данное «сращивание» охватывает не все неэкономические отношения, часть из них остается вне экономической системы и экзогенно воздействует на нее. В этой связи стоит подчеркнуть, что нельзя игнорировать такой аспект трансформации экономических систем как возникновение нравственных противоречий.
       Они состоят в том, что складывающиеся  в результате трансформации экономические  отношения порой не соответствуют  системе ценностей и нормам  хозяйственного права, принципам  социальной справедливости. Так, разрушение традиционной иерархии нравственных ценностей в ходе рыночных преобразований российской экономики привело к доминированию корпоративно-коллективных интересов над интересами общества и государства, вызвало дегуманизацию и криминализацию экономических отношений. 

     И, наконец, в современных условиях трансформация национально-государственной  формы экономики во все большей мере находится под возрастающим воздействием глобализационных процессов. Многие тенденции глобализации мировой экономики расширяют экономическое пространство национальной экономики России, увеличивают масштабы экспортной и импортной деятельности. При расширении возможностей экономического развития, которые дает глобализация, возникают, однако, и негативные моменты, связанные с чрезмерной открытостью национальной экономики, а также ее местом в международном разделении труда. На этой основе происходит закономерное превращение отдельных глобализационных процессов из внешних факторов воздействия на трансформацию во внутренние, возрастает уровень глобализации национальной экономики. 

     Рассмотрим  основные результаты трансформации экономических систем постсоциалистических стран.
     В настоящее время кардинальные изменения  происходят в постсоциалистических странах, экономические системы которых оказались подвержены и процессам глобализации, и постиндустриальным вызовам. Но в большей степени трансформация здесь связана с ломкой плановой административно-командной системы и переходом к рыночной системе хозяйствования. Негативные последствия реформ в постсоциалистических странах – мощный трансформационный спад, сильная деформация экономических систем ряда стран, расслоение общества, падение уровня жизни большей части населения, явления деиндустриализации и технологической отсталости – явились следствием неадекватности либеральной модели проводимым преобразованиям, игнорирования принципов системности и социализации.
     Сосредоточившись  на переделе собственности, трансформации  механизмов координации и институциональной  структуры, реформаторы исключили из поля своего зрения производственно-технологическую базу. Учитывая, что в большинстве постсоциалистических стран она была далеко не передовой, за годы реформ технологическая отсталость от развитых стран еще больше возросла.
     Для большинства же стран СНГ были характерны относительно низкий стартовый уровень экономического развития (при наличии передовых секторов), менее благоприятные предпосылки для перехода к рыночной системе. Либерализация в этих странах сопровождалась открытием границ с выделением экспортоориентированных блоков, их самообособлением от других секторов экономики, что нарушало целостность экономического организма. Следствием проводимой либеральной политики, а также политики в сфере передела собственности явилось выделение мощных государственно-корпоративных монополистических, олигархических структур, которые в условиях размытости институциональных рамок хозяйственной деятельности играли (и продолжают играть) сильную регулирующую роль в противовес силам рынка и государства. Преобладание частных интересов таких структур над национальными интересами в совокупности с прочими проблемами привели к нарушению системных свойств экономик этих стран. А социальный кризис, обусловивший ослабление действия «социального клея», еще более усугубил ситуацию.
     Сделан  вывод, что в этих странах в  наибольшей степени проявились противоречия между обезличенностью и персонифицированностью экономических форм. В этом плане  хорошо охарактеризовал российскую экономику Г. Клейнер, указав на тенденцию  «уменьшения размеров основных экономических агентов» от «экономики государства» до «экономики физических лиц», когда вместо необходимого для развития рыночных отношений обезличивания происходит обратный процесс персонификации, а мотив личного обогащения выходит на передний план.
     Результаты  трансформации значительной части  постсоциалистических стран обусловили их неустойчивость, слабую адаптивность к вызовам глобализационных процессов, низкую конкурентоспособность и  интегрированность в мировую  экономику, скатывание на ее периферию. Проявление черт деформированности и противоречивости развития как результат игнорирования принципов системности и приоритетности общенациональных интересов в процессе трансформации нашло яркое отражение в российской экономике.
                 Последствия реализации либеральной политики в странах, богатых минерально-сырьевыми ресурсами, в условиях благоприятно складывающейся конъюнктуры на мировых рынках энергетических ресурсов проявились в явных признаках «голландской болезни», анклавизации экономик, ведущей к нарушению их целостности.
     Сырьевая  ориентация обусловливает неустойчивость экономического роста, зависимость  его от колебаний цен на энергоносители. Результаты анализа, полученные Лабораторией проблем экономического развития Института  экономики переходного периода, позволили сделать вывод относительно составляющих экономического роста в России. Доля структурной составляющей, не связанной с влиянием конъюнктурных факторов, прежде всего цен на нефть, была относительно высокой (колеблясь в различные годы от 50 до 80%) в 1999-2004-м гг. - в период восстановительного роста, когда в оборот стали активно вовлекаться простаивающие в период кризиса производственные мощности и наблюдался опережающий рост инвестиций в основной капитал. Однако начиная с 2005-го г. ситуация кардинально изменилась. Рост ВВП теперь практически на 80% обусловлен конъюнктурными факторами. Этим как раз и объясняется глубина экономического спада в кризисный 2008-й г. Изменить ситуацию можно только на основе коренной структурной перестройки, преодоления сырьевой направленности развития экономики, осуществления модернизации производственно-технологической базы, т.к. несоответствие производственно-технологического и инфраструктурного потенциала выбранному пути тормозит экономическое развитие, ввергая экономику в состояние нестабильности, сильной зависимости от конъюнктурных факторов. Положение усугубляется неадекватностью сложившихся условий институциональной среды и проблемами в сфере собственности.
     Преобразования  отношений собственности, которые справедливо считаются стержнем всей совокупности экономических отношений в российской экономике, не были направлены на создание класса эффективных собственников. Однако принципиальная разница состоит в том, что в России в результате передела собственности сформировался класс олигархов. В целом ситуация в сфере собственности следующая:
     1) преобладание собственности «инсайдеров»;
     2) нерешенность проблемы снижения  уровня монополизации экономики  и создания конкурентной среды; 
     3) отсутствие внимания к разделению собственности и управления, присущему современным акционерным обществам, актуализировавшее проблему корпоративного управления в условиях «рассеянной» собственности; незащищенность акционерной собственности и ее чрезмерная персонификация; проблема несогласованности интересов собственников и менеджеров АО;
     4) несбалансированность интересов  отдельных субъектов рыночных  отношений; клановость, выражающаяся  в сращивании власти и собственности; 
     5) закрытость управления, финансовая  непрозрачность, способствующие функционированию «теневой» экономики, а также возникновению и чрезмерному раздуванию виртуального сектора;
     6) подрыв социального капитала  на фоне имевших место способов  приватизации, неэффективного использования  института банкротства и коррумпированности чиновничьего аппарата, ведущей к принятию решений не в пользу эффективных собственников, а в пользу «нужных» субъектов и т.д.
     Негативные  последствия реформ во многом можно  было бы преодолеть, если бы государство  играло активную регулирующую роль в трансформационных процессах, правильно поставив цели и определив средства их достижения. К сожалению, принятая либеральная модель развития во многом способствовала самоотказу государства от регулирующих функций, а подмена реформаторами целей и неадекватное определение средств «уводили» экономическую систему с прогрессивного трансформационного пути, отбрасывая ее в развитии на несколько лет назад.
     Долговременность трансформационного кризиса во многом была связана с отсутствием комплекса стратегических социально-экономических целей, задач и обоснованных приоритетов развития как для краткосрочных, так и для долгосрочных периодов. А слабая способность к адаптации субъектов управляющей подсистемы к меняющимся условиям хозяйствования, глобализационным и постиндустриальным вызовам усугубила сложившуюся ситуацию. Тем не менее, в процессе трансформации механизм регулирования экономических отношений претерпел существенные изменения в сторону усиления регулирующей роли государства. В настоящее время в России активизировалась регулирующая роль государства. Здесь определены пять стратегических векторов экономической модернизации. На повестке дня стоит вопрос инновационного развития.
     Необходимо  отметить, что программы экономического развития, принятые в России, содержат немало ценных идей, связанных с модернизацией экономики, созданием национальной инновационной системы. В то же время эти программы не всегда согласованы между собой, не обеспечены средствами и инфраструктурой. Чаще всего они не содержат четко разработанных, конкретных механизмов реализации; предложения разрознены, не интегрированы между собой; зачастую не определены прямые исполнители. Как следствие отсутствует системность в реализации программ. А главный их недостаток – бессубъектность, которая размывает ответственность за результат, а соответственно и саму нацеленность на результат.
     Необходимость активизации государственного регулирования  экономических процессов обостряет  проблему повышения эффективности  этого регулирования и его  оптимального сочетания с рыночным механизмом. Дело в том, что базовые принципы свободного рынка – честная конкуренция, неприкосновенность частной собственности, поощрение деловой инициативы – должны быть незыблемыми. Государство должно не управлять в «ручном режиме», а должно создавать благоприятные условия для активизации предпринимательской деятельности, т.к. именно предприниматель – главная движущая сила экономического развития. Однако фрагментированность экономики и ослабление внутрисистемных связей, отсутствие необходимого количества хозяйствующих субъектов, способных адаптироваться к происходящим изменениям, недостаточное взаимодействие государственного регулирования экономики с рыночной самоорганизацией обусловили сдерживание экономического развития и достижения синергетического эффекта при переходе к новой системе хозяйствования.
     Указанные выше недостатки реализуемой модели развития, имеющиеся противоречия и  деформации, тем не менее, не мешают на официальном уровне заявлять, что  период перехода к рыночной экономике  в России завершен.
     Если  считать, что такая модель является целевой, то можно согласиться, что  трансформационный период в нашей стране завершен. Если же в качестве целевой считать модель смешанной, социально ориентированной экономики, характерной наиболее развитым странам, то в этом случае можно однозначно сказать, что трансформационный период еще далек от завершения.
     Таким образом, если трансформационный период еще не завершен, то остаются открытыми  вопросы о дальнейших путях трансформации, механизмах и движущих силах, которые направят эту трансформацию в нужное русло. Отмечено, что в российской научной элите практически сложился консенсус относительно исчерпанности той модели развития, которая сформировалась в последние годы и которая характеризуется как рентная, долговая, несовместимая с инновациями, подавляющая конкуренцию, формирующая государственные монополии, обусловливающая перманентное распределение активов. Такая модель ведет к накоплению критических дисбалансов между возрастающим объемом перераспределенного богатства и снижающейся эффективностью экономической деятельности, к распространению коррупции как системного элемента механизма управления. Политико-бюрократическая модель имеет вид пирамиды: принципы взаимоотношений, установленные наверху (пренебрежение социальными издержками, законом, интересами подлинной хозяйственной деятельности), многократно повторяются и воспроизводятся на нижних «этажах», порождая нигилизм и уход рядовых, созидающих субъектов экономической деятельности в «параллельную» экономику, разрушая основы и условия конкуренции. Имеющиеся проблемы особенно явно обнажил кризис, продемонстрировав назревшую необходимость и безальтернативность всесторонней модернизации, смены модели развития.
     Безальтернативность модернизационного пути развития экономической системы России обусловлена пониманием того, что из возможных стратегий развития – стратегии «рантье» (инерционный путь, связанный с сырьевой ориентацией развития), мобилизационной («догоняющей») и модернизационной стратегии на инновационной основе – именно модернизация является наиболее приемлемой в сложившихся условиях.
     Реализация  концепции модернизации на инновационной  основе должна осуществляться в социальном контексте. Государство должно поддерживать не предприятия, а проекты в модернизационные отрасли и «новую» экономику, не менеджеров или акционеров, а работников, творческие научные коллективы. Должны быть созданы соответствующие стимулы и условия для инновационной деятельности, в т.ч. на основе неденежных форм мотивации труда, гибкой организации рабочего времени, обеспечения свободы творчества. Именно свобода творчества, способствующая поиску неординарных решений, и есть основной источник конкурентных преимуществ на инновационной основе.
     Должны  быть созданы соответствующие институциональные условия, обеспечивающие верховенство закона, функционирование независимого и компетентного суда, низкие административные барьеры и достаточно свободный вход на рынок, защиту прав собственности (в т.ч. интеллектуальной), исполнение контрактных обязательств и т.д.
     Движущей  силой предпринимательской деятельности является конкуренция, которая создает  стимулы к обновлению с целью  повышения производительности труда, снижения издержек и получения более  высокого дохода. При этом важно  равенство условий конкуренции, т.е. конкурентоспособность хозяйствующих субъектов должна базироваться на экономических критериях, а не возникать в силу связей и привилегий. Конкуренция должна поддерживаться в противовес концентрации и монополизации.
     Модель  модернизации на инновационной основе должна предусматривать формирование мощного механизма, обеспечивающего создание и внедрение в производство собственных инноваций; коммерциализацию результатов научных исследований и разработок; подготовку кадров, способных интегрироваться в мировую научную среду и эффективно участвовать в международном научном обмене и брать от мирового научного сообщества все самое ценное и передовое; повышение инновационной предпринимательской активности и ориентированность на результат; соединение свободных рыночных игроков с творческим потенциалом. Необходимо соединять науку и образование, например, путем создания исследовательских университетов, где интегрируется познавательная и образовательная функции науки. Очень важно решить проблему повышения уровня финансирования научных исследований и разработок, обновления материально-технической базы научно-исследовательских учреждения и университетов
     Успешность осуществления модернизации зависит от четкого определения целей и задач, которые должны быть решены.
     Модернизация экономики на инновационной основе, тенденции социализации, постиндустриализации находят отражение в структуре общественного производства.
     Стоит отметить необходимость применения кластерного подхода при проведении модернизации экономики. В России предпринимались определенные попытки разработки пилотных проектов по созданию кластеров, однако каких-либо конкретных результатов получено не было.
     При реализации кластерного подхода  в полной мере находит свое воплощение триада – «институты – конкуренция - государство», обеспечивающая прогрессивную трансформацию экономической системы. Обладая интегрирующим механизмом, кластерный подход позволяет преодолеть фрагментарность экономического развития, обеспечить его целенаправленность, результативность.
     Оценка результативности функционирования кластера, по нашему мнению, не может сводиться только к экономическим выгодам. Положительными результатами являются как экономические (прибыльность, восприимчивость к инновациям, финансовая устойчивость и т.д.), так и социальные (повышение уровня жизни населения территории, сокращение уровня безработицы, формирование среднего класса). Кластерное развитие, обеспечивающее повышение уровня и качества жизни населения, способствует тем самым развитию человеческого капитала, который, в свою очередь, служит источником инновационного развития экономики, повышения конкурентоспособности предприятий, регионов и страны в целом. Рост конкурентоспособности в то же время стимулирует приток инвестиций в производство и человеческий капитал. Таким образом, возникает определенная взаимосвязь, поддерживающая саморазвитие кластера.
     Реализация  системного подхода к региональной кластерной политике обеспечит диверсификацию экономики, повышение ее конкурентоспособности, рост инновационной активности, решение социальных проблем в регионе. Сделан вывод, что кластерный подход несет в себе высокоиндустриальный тип развития с элементами постиндустриализма. Развитие кластеров способствует выравниванию уровней развития отдельных территорий страны, снятию социальной напряженности, устранению анклавизации экономики и признаков «голландской болезни».
     Проведение  модернизации всех слагаемых экономической  системы, как показали исследования, требует кардинального повышения  роли государства в обеспечении  безотлагательного решения проблем, стоящих на повестке дня и являющихся тормозом экономического развития. Для этого необходимы: изменение подхода к оценке деятельности государственных служащих; устранение интеграции власти и собственности, элементов клановости, олигархизации; обеспечение эффективного сочетания государственной организации экономики и рыночной самоорганизации; преодоление разрыва между реальным сектором экономики и финансовыми рынками и достижение экономически оправданного уровня их виртуализации; преодоление региональной дифференциации; создание условий для устранения значительного неравенства в доходах населения; обеспечение согласованности между вновь создаваемыми, функционирующими институтами и происходящими изменениями в экономической системе; усиление социализации и повышение нравственного содержания экономических отношений и т.д. Именно благодаря сильному государству, опирающемуся на институты гражданского общества и играющему активную регулирующую роль в экономических процессах, возможно достижение поставленных целей осуществления модернизации, обеспечение перехода к устойчивому развитию, повышение уровня и качества жизни населения страны. 
 
 
 

2. Институциональные  ловушки и их  виды. 

     В англоязычной литературе "институциональная ловушка" используется чаще всего не как "institutional trap", а как эффект блокировки (lock-in effect): по Норту, это означает, что однажды принятое решение трудно отменить. В терминах неоинституциональной теории "институциональная ловушка - это неэффективная устойчивая норма (неэффективный институт), имеющая самоподдерживающийся характер". Ее устойчивость означает, что если в системе превалировала неэффективная норма, то после сильного возмущения система может попасть в "институциональную ловушку", и тогда уже останется в ней даже при снятии внешнего воздействия.
     Как отмечает Д. Норт, "приращение изменений в технологической сфере, однажды принявшее определенное направление, может привести к победе одного технологического решения над другими даже тогда, когда первое технологическое направление, в конце концов, оказывается менее эффективным по сравнению с отвергнутой альтернативой".
     Хрестоматийном  примером такого неэффективного технологического развития стала проблема QWERTY-эффекта, изложенная в работе П. Дэвида и получившая дальнейшее развитие в работах В.М. Полтеровича применительно к институтам и определенная как институциональная ловушка.
     Причем  в данном случае дискуссии о степени  эффективности или неэффективности  примененной технологии отодвигаются на задний план, поскольку научный интерес представляет сама возможность существования QWERTY-эффектов, названных по аналогии с вышеприведенным примером, и поиск решения проблем, связанных с ними.
     С точки зрения теории трансакционных издержек появление QWERTY-эффекта объясняется по крайней мере двумя причинами:
     1. Несогласование ряда интересов  различных групп экономических  агентов. Появление QWERTY-эффекта  является результатом частичного  несогласования интересов производителей  и потребителей. Цель производителей - быстрее и больше продать, для ее достижения и было принято настоящее расположение букв на клавиатуре. Цель потребителей - 1) улучшить качество оформления документов (в печатном виде более презентабельно и читаемо, чем в написанном от руки) и 2) появившаяся несколько позднее - увеличить скорость печатания. Учитывая различную совместимость целей (нейтральность, совместимость, несовместимость и степень эффекта от их взаимодействия - нейтральный, усиливающийся и снижающийся), цели производителей (больше продать) и потребителей (улучшить качество оформления документа) можно считать совместимыми. Однако впоследствии сочетание количества продаж и ускорения печати за счет изменения расположения букв на клавиатуре - цели явно несовместимые.
     В данном случае результат того, попадем мы в ловушку или нет, зависит от эффекта, полученного от наложения целей. Если бы у покупателей не было бы первой цели, возможно бы это стимулировало производителей к поиску более скоростного расположения букв. Однако раздвоенность целей потребителей стимулировала первоначальный спрос и расширение производства QWERTY-эффективной продукции, впоследствии свою роль сыграл эффект масштаба.
     Исходя  из вышеизложенного, следует, что QWERTY-эффект является одним из продуктов и  в то же время фиаско экономики предложения, когда интересы производителей превалируют над вкусами и предпочтениями потребителей.
     Таким образом произошло формирование ловушки, выход из которой был  сопряжен с большими издержками (переобучением уже работающих на печатных машинках машинисток, издержками сопротивления и затратами на переобучение, перепрофилированием производства на выпуск машинок с новой клавиатурой, а также издержек изменения мнения потребителей о недостаточной эффективности данной продукции).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.