На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Место России в современной мировой цивилизации

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Место России в современной  мировой цивилизации

Россия сегодня  выглядит поверженной и очень  ослабевшей страной. Но если оценивать  потенциал России в альтернативном, социально–культурном измерении, первостепенном в свете духовно–религиозного и  исторического опыта, то оценки перспектив России станут выглядеть иначе. 

     С глубокой древности сложилось специфическое  разделение труда, при котором Запад  выступал поставщиком инновационных  технологий (в том числе и социальных), а Восток – духовных инициатив  над-эмпирического, не утилитарного характера. Не случайно, что все великие мировые религии зародились на Востоке. Различие Запада и Востока, возможно, имеет для человечества то же значение, что и различие левого и правого полушарий человеческого мозга. Вестернизировать мир, сделать его однополярным – то же самое, что сделать наш мозг однополушарным, лишённым его правой, образно-интуитивной структуры.
     Своё  место в этом альтернативном универсуме грядущего, несомненно, принадлежит  и России. Циклы российской истории  – то же чередование западно-восточных фаз, только в отличие от цивилизаций Востока, это чередование является внутренней судьбой России, продуцируясь изнутри. Россия – центральное место планеты не только в геополитическом смысле, но и в историко-философском. Здесь находятся стяжки не только мирового западно-восточного пространства, но и формационного времени.
     В самом механизме человеческого  целеполагания заложена неизбежность отрыва низших целей от высших. Как  пишет А.Тойнби, «парадоксальным, но глубоко истинным и важнейшим принципом жизни является то, что для того, чтобы достигнуть какой-то определённой цели, следует стремиться не к самой этой цели, но к чему-то ещё более возвышенному, находящемуся за пределами данной цели».1
     Теория  либерализма, которая пришла к нам с Запада, тесно связана с этикой. «Либерализм – это интеллектуальная и нравственная установка на такую организацию общественной жизни, которая построена на признании политических и экономических прав индивида в пределах, ограниченных действием, понимаемых как обобщение естественных потребностей нормальных цивилизованных людей».1 Нравственная философия либерализма раннего капитализма – это этика грубого эгоизма и прагматизма, выраженная Т. Гоббсом в принципе «война всех против всех».2
     Драма современного либерализма состоит в том, то он сегодня выражает позицию победителей, а в сфере духа – это сомнительное преимущество. От Запада сегодня нельзя ждать реформационных инициатив, направленных на обуздание демона техники. Произошло фактическое самоотождествление Запада с техническим миром. Но сомнительна и стратегия некоторых стран Востока, которую А. Тойнби назвал иродианством (по имени иудейского царя Ирода). Речь идёт о том, чтобы с помощью заимствованной у Запада техники защититься от его экспансии. Такую технику, поменявшую свой пространственно-культурный статус, А. Тойнби назвал «куском европейской культуры», отколовшимся от неё.
     Парадокс  российского реформаторства состоял  в том, что его инициаторы были бoльшими западниками, чем сам Запад. Мимо них прошла начавшаяся цивилизационная самокритика Запада, отразившая роковые сомнения фаустовской культуры накануне глобального экономического кризиса. Нажитый человечеством после краха коммунистического мира опыт показал, что в безальтернативном варианте и сам Запад, как цивилизация, и его либеральная идеология быстро вырождаются. Ещё вчера США демонстративно уповали на силу либеральной идеи, мирным путём завоёвывающей мир и сокрушающей тоталитаризм, авторитаризм, национализм и фундаментализм. Сегодня США всё откровеннее заявляют о себе в качестве имперской республики, больше уповающей на военную силу и геополитические решения, нежели на либерально-республиканские принципы.1
     После своей победы в холодной войне  Запад пошёл в своём духовном развитии не вперёд, к культурному постиндустриализму и постэкономизму, а вернулся назад, к европо - и экономикоцентризму, к просвещенческим иллюзиям относительно миссии человека в мире. Это означает, что инициатива глобальной духовной реформации переходит к Востоку и в авангарде этого движения, по-видимому, будет стоять ныне поверженная Россия. Россия всегда представляла собою не обыкновенное национальное государство, а особый тип славяно-православной цивилизации, «третий Рим». И возрождаться она сможет завтра, только вооружившись цивилизационной альтернативой человеку, промотавшему общечеловеческое планетарное наследие в ходе технико-индустриальной авантюры модерна.
     Евразийскому  пространству, бесспорно, нужны кропотливые  организаторы и работники, предприниматели  и эксперты, ибо наша повседневность захламлена и запущена. Но никак не меньше ему нужны пламенные носители веры и смысла, ибо только взятое в духовном измерении оно обретает единство.
     Цивилизационный процесс имеет два взаимосвязанных  аспекта: инструментально-практический, инфраструктурный, призванный обеспечить единое экономическое, информационное, правовое пространство, и духовно-ценностный, призванный сообщить этому пространству высший ценностный смысл. Великие альтернативы рождаются в лоне великой традиции. У России есть такая: это Православие.1
     «Высшие народные идеалы, - писал Н.Я. Данилевский, - не сочиняются, не составляются искусственно, а коренятся в этнографической сущности народа. Они зарождаются и вырабатываются в бессознательно творческий период их жизни, вместе с языком, народной поэзиею и прочими племенными особенностями. Впоследствии, в исторический сознательный период их жизни, эти идеалы только развиваются и укрепляются, или же разрушаются, но не восстанавливаются и не изменяются иными органическими идеями».2
     Русскому народу, полагал С.Н. Булгаков, суждено остаться главным, державным в Русском государстве, «но пусть это будет положение первого среди политически равноправных и свободных народностей, соединённых общей государственностью, общим домом».3
     Элитой  любого современного общества является интеллигенция.  А.С. Панарин пишет, что наша интеллигенция оказалась неподготовленной к той новой встрече с Западом, к открытому диалогу мировых культур, который начался со второй половины 80-х годов 20 века.
     Постсоветская интеллигенция пронизана комплексом неполноценности и более всего опасается, как бы её возможная критическая позиция не была истолкована либо как русское почвенничество, либо как наследие коммунистической догматики.
     Можно выделить следующие этапы новейшей духовно-политической эволюции нашего общества.
     Первый  этап идеологического кризиса тоталитарного  режима начался в 60-х годах. Интеллигенция  начала высмеивать этот режим, а народ  всё более охотно воспринимал  её сарказм. Этот этап завершился массовым демократическим воодушевлением августа 1991 года. Политическую сцену августа создало соединение либерально-демократической идеи, вынашиваемой интеллектуалами, с народным антитоталитарным движением. Однако за сценой скрывались кулисы, где происходил торг: прежняя властная номенклатура соглашалась «сдать» свой режим лишь в обмен на статус монополистических буржуа. И вот, по мере того, как номенклатурный капитализм выходил на сцену, на глазах захватывая все позиции и лишая общество реальной экономической самодеятельности, в массах происходит разочарование новым официозом либерально-демократической идеологии, тогда как интеллигенция продолжает её поддерживать и насаждать. Народ требовал самодеятельности в сфере материального производства и измерял достижения в основном экономическими критериями, тогда как интеллигенция, по-видимому, готова была довольствоваться интеллектуальными свободами.1
     Основная  опасность для нашей страны, считает  Панарин, это отсутствие настоящей  национальной элиты, идентифицирующей себя с её традицией и судьбой. Требуется элита нового типа, умеющая не только организовать население по законам массового производства и потребления, но и формировать народные массы как культурно-исторический субъект, способный мобилизовать своё духовное наследие ввиду предстоящей глобальной реформации.2
     Признание современной социальной мыслью глобального  характера основных проблем, стоящих  перед человечеством, воспроизводит  некоторые моменты соборной парадигмы  русской философии.
     Соединённые Штаты Америки сейчас хотят претендовать на мировое господство, которое может быть достижимо с помощью дробления больших, способных сопротивляться государств, на более мелкие части, которые подчинить «мировому гегемону» гораздо легче.
     «Базовыми принципами геополитики являются не столько вариативные факторы, меняющиеся вместе с прогрессом, сколько некоторые "инварианты", связанные со статусом государства в географическом измерении», – пишет А. Панарин, - «Огромность евразийской равнины в значительной мере предопределила огромность российского государства и известную однотипность административно-управленческих решений. Спрятаться и изолироваться в евразийском пространстве негде; оно ставит народы, его населяющие, перед дилеммой: либо тесный союз и общность исторической судьбы, либо нескончаемая вражда. С этим в значительной степени связана условность этнических границ».1
     Поэтому исторически так сложилось, что  у нашей страны имеется огромный опыт по формированию модели жизнеустройства, основанного на суперэтнических  универсалиях – в противовес географически раздробленной Европе, где стабильность основана на модели этнического сепаратизма. Но с настоящими испытаниями Россия столкнулась при столкновении с мусульманским миром, где в полной мере проявились объединительные возможности нашей страны. В этой связи стала ясна возможность устойчивого сосуществования народов, принадлежащих к разным традициям, но обречённых историей и географией на совместное проживание. Не меньшее значение, чем договорный характер славяно-тюркского общежития, имеет и расположение евразийского материка с точки зрения геометрической рациональности.
     Однако  сегодня активно действуют силы, готовые перечеркнуть этот опыт и взять на вооружение теорию «конфликта цивилизаций».
     «Для  нейтрализации потенциальных конкурентов и тех, кто имеет возможность хоть как-то противодействовать реализации их стратегических инициатив,в США активно используется концепция «конфликта цивилизаций». Когда нам сейчас говорят о «конфликте цивилизаций», это означает, что пока цивилизации, отличные от той, что претендует сейчас на мировую гегемонию, не сдались, не нивелировались, не исчезли, война не может быть закончена».2
     Так же сам термин «конфликт цивилизаций», конфликт «христианских» стран с  «исламом» звучит на фоне создавшейся  ситуации, в частности на фоне событий, произошедших 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне, не совсем корректно. «США страна не христианская, а ислам настолько разнороден, что говорить о единой цивилизационной позиции исламских стран неверно, тем более, что исламский радикализм, которому инкриминируется ответственность за теракты, представляет собой маргинальную ересь реформаторского (салафитского) толка. Поэтому переносить ответственность (еще, кстати, точно не установленных) авторов теракта на мусульман как таковых совершенно неправомочно» - утверждает философ, геополитик, лидер движения «Евразия» А.Г. Дугин. Добавить можно и то, что, реализуя принцип «око за око», Америка проявляет себя отнюдь не со стороны поборника ветхозаветных заповедей.
     Духовная  же картина мира также демонстрирует тотальную запрограммированность на мировую войну. Концепция универсалий прогресса, универсалий просвещения, универсалий демократии, сформированная эпохой Просвещения, не оставляет права на существование разных цивилизаций, у которых может быть разное будущее, разное понимание мира и человека.
     Созданная и взлелеянная Соединёнными Штатами  иллюзия своего могущества выглядит настолько вызывающе на фоне политической картины мира, что существует предположение, что события, произошедшие 11 сентября 2001 года, были предопределены существующим положением вещей.
     «Мировой  терроризм порожден самим глобальным сверхобществом во главе с США. Он порожден социальным строем западных стран, их интеграцией в единое сверхобщество, их жизнедеятельностью по глобализации (по овладению планетой) и по западнизации незападных стран и народов. Он возник как сопротивление этому процессу»3, - считает философ и социолог Александр Зиновьев, - «Более того, западный мир во главе с США сам осуществляет глобализацию человечества методами террора, являясь образцом для подражания и оправдывания терроризма в глазах террористов. США фактически превратились в мирового и эпохального террориста с претензией на монополию в этом своем качестве»4.
     Существует  несколько мнений по поводу «источника» акций террора 11сентября. Официальная версия СМИ отстаивает причастность исламской организации «Аль-Каида» во главе с бен Ладеном. Есть версия, что теракты – тщательно спланированная операция американских спецслужб как спасение «новой экономики» США от надвигающегося кризиса. Трудно в сложившейся ситуации утверждать что-либо однозначно. «Мне думается, что стихийное явление, и такие вещи еще будут происходить. Это, на мой взгляд, своего рода месть народов, покинутых и преданных своими элитами. Элиты ушли за Запад, оставив народы у разбитого корыта. Народы оставшиеся без элит, превратившиеся в молчаливое гетто, лишенное языка, способны на акты отчаяния…»5 - размышляет А.С. Панарин. «Взрывы в Америке показали, что погоня за новым - это бег в бесконечности, превращающий все сущее в нечто временное, неустойчивое… Американцам и всем нам придется признать, что общечеловеческой цивилизации не существует, что единого человечества нет. Запад грохочет событиями, Восток таится на глубине, придавай смысл каждому событию. Между ними мы. С окаменевшими чувствами, навечно распятые между смыслами и событиями».6
     Тем самым хочется подчеркнуть актуальность евразийских идей для нашей страны в начале 21 века.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     В России, вследствие однообразности равнинного ландшафта как Европейской, так и Азиатской части произошло тесное слияние различных народов и культур, и возник новый, евразийский этнос, вобравший в себя черты как Запада, так и Востока. Наша страна является как бы моделью всего мира, и в ней внутри происходят такие же процессы, которые происходят также в и в глобальном масштабе.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.