На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Концепция адаптивного синдрома, или стресса

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 

        Введение…………………………………………….……………..  3

Понятие психологического стресса………………………………  4

История учения о стрессе………………………………………… 10

Теории  и модели психологического стресса …………………… 16

Феномен стресса…………………………………………………… 20

Адаптация………………………………………………………….. 20

Определение общего адаптационного синдрома……………….. 25

Реакция эндокринной системы……………………………………. 26

Концепция стресса Г.Селье………………………………………. 27

Стадии  адаптационного синдрома, или стресса…………………    9.1. Реакция тревоги……………………………………………… 9.2. Резистивность, или сопротивления…………………………          9.3. Истощение…………………….………………………………
28 29
29
29

 Стресс и адаптационная энергия……………………………….. 29

Формирование  естественного  кодекса поведения……………… 11

 Связь между работой, стрессом и старением………………..… 30

Приемы, сводящие психическую ранимость  к минимуму……… 31

Стресс  в жизни человека в период средней  взрослости………. 32

Стресс  развития негативных эмоций……………………………. 33

Стресс  и дистресс…………………………………………………. 34

Половые различия в реакции на стресс………………………… 35

Влияние  стресса на иммунную систему человека………………. 36

Пути  преодоления стресса……………………………………….. 37
       Заключение …………………………………………………………. 38
      Список использованной литературы ……………………………. 39
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ 

Стресс  есть жизнь, и жизнь есть стресс.
Г. Селье 

     В настоящее время трудно найти  человека, который не слышал бы о  стрессе. Популярно мнение, что стресс — это явление, присущее главным  образом сегодняшней непростой жизни и, кроме того, явление вредное, с которым надо бороться. И то, и другое отчасти верно, но лишь отчасти и в очень небольшой степени.
     Термин  «стресс» ввел канадский физиолог Г. Селье, который в 1936 г. впервые охарактеризовал это явление как «общую неспецифическую нейрогормональную реакцию организма на любое предъявленное ему требование». Селье заимствовал этот термин из техники, где он означает «напряжение, нажим, давление».
     В общем виде стресс можно определить как состояние организма, всегда возникающее при действии на него различных факторов, или стрессоров, будь то так называемые физические стрессоры или психические (эмоциональные) стрессоры, которые обычно называют стрессорными ситуациями (опасность, горе, радость, конфликт, цейтнот и др.). В настоящее время люди часто попадают в стрессорные ситуации, чем и объясняется особый интерес к стрессу и желание исследователей разобраться в его природе и механизмах.
     В ответ на стресс человек или животное стремятся либо избавиться от действия стрессора, либо, если избавление невозможно, приспособиться, адаптироваться к этим новым требованиям среды. При первичном действии стрессора возникает так называемая срочная адаптация, которая весьма несовершенна и не обеспечивает организму эффективное устойчивое приспособление. Устойчивая долговременная адаптация, характеризующаяся высокой резистентностью к стрессору, формируется лишь в результате его повторных воздействий.
     Термин  «стресс» широко используется в ряде областей знаний, именно поэтому в  него вкладывается несколько различающийся смысл с точки зрения причин возникновения такого состояния, механизмов его развития, особенностей проявлений и последствий. Он объединяет большой круг вопросов, связанных с зарождением, проявлениями и последствиями экстремальных воздействий внешней среды, конфликтами, сложной и ответственной производственной задачей, опасной ситуацией и т. д. Различные аспекты стресса являются предметом исследований в области психологии, физиологии, медицины, социологии и других наук. Содержанию этого понятия уделено довольно большое внимание и в дальнейшем изложении будут приведены наиболее часто используемые его толкования. Отметим лишь, что и по сей день в литературе не всегда четко разграничиваются понятия стресса, дистресса, напряжения, напряженности, эмоционального стресса и т. д., что еще больше затрудняет изучение этой и без того довольно сложной проблемы.
     Стресс  как особое психическое состояние  связан с зарождением и проявлением  эмоций, но он не сводится только к эмоциональным  феноменам, а детерминируется и отражается в мотивационных, когнитивных, волевых, характерологических и других компонентах личности. Именно поэтому феномен стресса требует специального психологического изучения.
     Стресс  является реакцией не столько на физические свойства ситуации, сколько на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. Это в большей степени продукт наших когнитивных процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности, способам управления и стратегии поведения, их адекватному выбору. И в этом заложено понимание того, почему условия возникновения и характер проявления стресса (дистресса) у одного человека не являются обязательно теми же для другого.
     По  оценкам многочисленных экспертов  в настоящее время значительная часть населения страдает психическими расстройствами, вызванным острым или хроническим стрессом. Он приобретает масштабы эпидемии и представляет собой основную социальную проблему современного общества. 

    Понятие психологического стресса
 
     Термин  «стресс» (от англ. stress – давление, напряжение), как было замечено выше, заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной к физическому объекту и вызывающей его напряженность, то есть временное или постоянное изменение структуры объекта. В физиологии, психологии, медицине этот термин применяется для обозначения обширного круга состояний человека, возникающих в ответ на разнообразные экстремальные воздействия. Первоначально понятие стресса возникло в физиологии для обозначения неспецифической реакции организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое неблагоприятное воздействие (Г. Селье). Позднее стало использоваться для описания состояний индивида в экстремальных условиях на физиологическом, биохимическом, психологическом, поведенческом уровнях.
     В современной научной литературе термин «стресс» используется по крайней  мере в трех значениях. Во-первых, понятие  стресс может определяться как любые  внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряжение или возбуждение. В настоящие время в этом значении чаще употребляются термины «стрессор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления (coping processes), происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Именно в этом смысле и В. Кеннон и Г. Селье употребляли этот термин. Функцией этих физических (физиологических) реакций, вероятно, является поддержка поведенческих действий и психических процессов по преодолению этого состояния.
     В связи с отсутствием общей  теории стресса нет и общепринятого  его определения. Рассматривая различные  их варианты, Н. Ризви отметил следующее:
     1. Иногда это понятие относят  к состоянию беспокойства в  организме, которое он стремится  устранить или уменьшить. В  таком смысле понятие стресса  немногим отличается от неприятных  состояний, таких как тревожность  или аверсивных мотиваций, слабой  боли и диссонанса.
     2. Стресс также рассматривается  как психологические и поведенческие  реакции, отражающие состояние  внутреннего беспокойства или  его подавления. Такие защитные  от стресса реакции или индикаторы  наблюдались в различных функциональных  проявлениях, включая эмоциональные, когнитивные и поведенческие.
     3. Стресс определяется как событие  или условие в физическом или  социальном окружении, которое  ведет к принятию мер по  избеганию, агрессии, принятию решения  об устранении и ослаблении  угрожающих условий. Такое понятие как «стрессоры» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация и экстремальная ситуация.
     Таким образом, отсутствует точное определение  стресса, а различные попытки  исследователей в этом вопросе все  еще фрагментарны и неопределены».
     Р. Лазарус также отмечал, что различные представления о сущности стресса, его теории и модели во многом противоречат друг другу. В этой области не существует установившейся терминологии. Даже определения стресса часто очень существенно различаются. Правда, такое положение характерно и для целого ряда других кардинальных проблем, таких как адаптация, утомление, способности, личность и многие другие.
     Для прояснения понятия стресса Р. Лазарус  сформулировал два основных положения. Во-первых, терминологическую путаницу и противоречия в определении понятия «стресс» можно будет устранить, если при анализе психологического стресса учитывать не только внешние наблюдаемые стрессовые стимулы и реакции, но и некоторые, связанные со стрессом, психологические процессы – например, процесс оценки угрозы. Во-вторых, стрессовая реакция может быть понята только с учетом защитных процессов, порождаемых угрозой, – физиологические и поведенческие системы реакций на угрозу связаны с внутренней психологической структурой личности, ее ролью в стремлении субъекта справиться с этой угрозой. Характер стрессовой реакции причинно связан с психологической структурой личности, взаимодействующий с внешней ситуацией посредством процессов оценки и самозащиты. Он отмечает, что «только связывая характер стрессовой реакции с ... психическими процессами, действующими в людях с различными психическими структурами, мы можем надеяться объяснить происхождение явления и получить возможность их предсказывать».
     Следствием  неоднозначности трактовки понятия «стресс», отягощенности его медико-биологическими и односторонними психологическими представлениями явилось то, что некоторые авторы, особенно отечественных работ, этому понятию предпочитают другое – «психическая напряженность». Одной из основных причин такого предпочтения, по мнению Н. И. Наенко, является свобода этого термина от отрицательных ассоциаций с другими близкими понятиями и его нацеленность, связь с необходимостью изучения психологического функционирования человека в сложных условиях.
     Психологический стресс как особое психическое состояние  является своеобразной формой отражения  субъектом сложной, экстремальной  ситуации, в которой он находится. Специфика психического отражения  обусловливается процессами деятельности, особенности которых (их субъективная значимость, интенсивность, длительность протекания и т. д.) в значительной степени определяется выбранными или принятыми ее целями, достижение которых побуждается содержанием мотивов деятельности.
     В процессе деятельности мотивы «наполняются» эмоционально, сопрягаются с интенсивными эмоциональными переживаниями, которые играют особую роль в возникновении и протекании состояний психической напряженности. Не случайно последняя часто отождествляется с эмоциональным компонентом деятельности. Отсюда рядоположное употребление таких понятий, как «эмоциональная напряженность», «аффективное напряжение», «нервно-психическое напряжение», «эмоциональное возбуждение», «эмоциональный стресс» и другие. Общим для всех этих понятий является то, что они обозначают состояние эмоциональной сферы человека, в которой ярко проявляется субъективная окрашенность его переживаний и деятельности.
     Однако, по мнению Н. И. Наенко, эти понятия  фактически не дифференцированы между  собой, удельный вес эмоционального компонента в состояниях психической напряженности неодинаков и, следовательно, можно заключить о неправомерности сведения последней к эмоциональным формам. Это мнение разделяется и другими исследователями, которые склонны рассматривать понятие «психическое напряжение» как родовое по отношению к понятию «эмоциональное напряжение».
     Простого  указания на обязательное участие эмоций в генезисе и протекании психической  напряженности недостаточно для  понимания их места в структуре  соответствующих состояний. В работе Н. И. Наенко раскрывается их роль в отражении условий, в которых совершается деятельность, и в осуществлении регуляции этой деятельности.
     В психологической структуре психической  напряженности особая роль принадлежит  мотивационным и эмоциональным  компонентам. Автором в теоретико-экспериментальных исследованиях обоснована целесообразность разделения понятия психическая напряженность на два вида – операциональную и эмоциональную. Первый вид определяется процессуальным мотивом деятельности, который либо совпадает с ее целью, либо находится в близких с ней отношениях. Он характеризуется тесной связью объективного и субъективного содержания деятельности. Второй вид (эмоциональная напряженность) обусловливается доминирующим мотивом самоутверждения в деятельности, который резко расходится с ее целью и сопровождается эмоциональным переживанием, оценочным отношением к деятельности.
     Анализ  работ ряда исследователей, изучавших  состояние психической напряженности, позволяет определить его как  неспецифическую реакцию активации организма и личности в ответ на воздействие сложной (экстремальной) ситуации, которая зависит не только от характера экстремальных факторов, но и от степени адекватности и восприимчивости к ним организма конкретного человека, а также от индивидуальных особенностей личностного отражения ситуации и регуляции поведения в ней.
     Требуется обратить внимание на тот факт, что  четкого смыслового и феноменологического  разграничения понятий «психологический стресс» и «психическая напряженность» исследователи не приводят. Более того, подавляющее их большинство эти понятия употребляют как синонимы, характеризующие особенности психических состояний в сложных условиях деятельности.
     В ряде случаев предпринимаются попытки  «развести» значения этих терминов по характеристике степени выраженности этих состояний: стресс принято рассматривать как крайнюю степень психической напряженности, которая в свою очередь используется для обозначения состояний, оказывающих сильное и отрицательное влияние на деятельность в отличие от состояния напряжения, которое характеризует повышенное и адекватное условиям функционирование организма и личности. Можно предположить, что характер соотношения категорий «мотив–цель» деятельности будет существенно отражаться и в особенностях развития и проявления психологического стресса и в этой связи данное понятие является, возможно, более емким, чем понятие эмоционального стресса.
     Однако  до настоящего времени оба этих понятия  используются, как правило, в качестве синонимов и оба они не имеют  достаточно четкого и тем более однозначного определения.
     Разные  исследователи термином «эмоциональный стресс» обозначают различные состояния  организма и личности: от состояний, находящихся в пределах физиологических  и психологических границ психоэмоционального  напряжения, до состояний на грани патологии, психической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного или повторного эмоционального напряжения. 

     Выделение категории «эмоциональный стресс»  и противопоставление ее в какой-то мере тому понятию «стресс», которое, по концепции Г. Селье, определяется как общий адаптационный синдром, было, безусловно, прогрессивным явлением. Введение этого понятия определило тот объективный критерий, который позволяет обобщать огромное разнообразие внешних воздействий, ориентированных на человека или животное с одной позиции, а именно с позиции их психологической сущности для данного индивида. Тем самым выделяется первичный пусковой (причинный) фактор, определяющий последующие развитие эмоциональных реакций. Им является психологическое состояние, возникающее у данного индивида в ответ на воздействие. Поэтому наряду с термином «эмоциональный стресс» используется и термин «психологический стресс».
     Г. Н. Кассиль, М. Н. Русалова, Л. А. Китаев-Смык  и некоторые другие исследователи  под эмоциональным стрессом понимают широкий круг изменений психических и поведенческих проявлений, сопровождающихся выраженными неспецифическими изменениями биохимических, электрофизиологических показателей и другими реакциями.
     Ю. Л. Александровский с эмоциональным стрессом связывает напряжение барьера психической адаптации, а патологические последствия эмоционального стресса – с его прорывом. К. И. Погодаев, учитывая ведущую роль центральной нервной системы в формировании общего адаптационного синдрома, определяет стресс как состояние напряжения или перенапряжения процессов метаболической адаптации головного мозга, ведущих к защите или повреждению организма на разных уровнях его организации посредством единых нейрогуморальных и внутриклеточных механизмов регуляции. Такой подход фиксирует внимание только на энергетических процессах в самой мозговой ткани. При анализе понятия «эмоциональный стресс» вполне естественен вопрос о его соотношении с понятием «эмоции». Хотя в основе эмоционального стресса лежит эмоциональное напряжение, отождествление указанных понятий не является правомерным. Ранее уже отмечалось, что Р. Лазарус характеризует психологический стресс как обусловленное «угрозой» эмоциональное переживание, которое оказывает влияние на способность человека достаточно эффективно осуществлять свою деятельность. В таком контексте между эмоцией (отрицательной по своей модальности) и эмоциональным стрессом нет существенного различия, так как в качестве определяющего фактора рассматривается влияние эмоционального напряжения на деятельность индивида. В психологии это составляет традиционную и достаточно подробно изученную проблему о влиянии эмоций на мотивационно-поведенческие реакции.
     В медицине основной акцент в оценке сущности эмоционального стресса делается не на начальных состояниях, а на конечных фазах эмоционально-стрессового процесса, являющихся патогенетической основой многих заболеваний.
     С термином «стресс» связаны и другие понятия, такие как тревога, напряжение и т. п. По утверждению Ч. Д. Спилбергера, состояние тревоги возникает, когда индивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе актуально или потенциально элементы опасности, угрозы, вреда. Состояние тревоги может варьировать по интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому подвергается индивид. С данным положением согласуется и понимание автором стресса в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности. Склонность к такого рода эмоциональной реактивности характеризуется как личностная тревожность.
     При описании тревоги как процесса существенным является не только отчетливое разделение понятий стресса и состояния тревоги, но и акцентирование внимания на понятии угрозы как психологической реальности. В свое время Ч. Д. Спилбергер предложил использовать термины «стресс» и «угроза» для обозначения различных аспектов временной последовательности событий, проявляющихся в состоянии тревоги. По мнению автора, понятие «стресс» должно использоваться для соотнесения с условиями-стимулами, порождающими стрессовую реакцию, с факторами, вызывающими эмоциональные реакции, а также с моторно-поведенческими и физиологическими изменениями. Стресс может пониматься как промежуточная переменная и в собирательном смысле для отображения всей сферы исследования.
     Термин  «стресс» Ч. Д. Спилбергером предлагается использовать для обозначения степени распространения или величины объективной опасности, связанной со свойствами раздражителя в данной ситуации. Иначе говоря, термин «стресс» должен использоваться исключительно для обозначения условий окружающей среды, которые характеризуются определенной степенью физической или психологической опасности. Автор признает, что такое определение стресса, очевидно, более ограниченно, но в то же время более точно, чем то, которое используется в настоящее время.
     В противоположность понятию «стресс», отражающему объективные свойства стимулов, характеризующих ситуацию, термин «угроза» по мнению автора должен использоваться для описания субъективной (феноменологической) оценки индивидом ситуации как заключающей в себе физическую или психологическую опасность для него. Несомненно, оценка ситуации в качестве опасной или угрожающей будет зависеть от индивидуальных различий в способностях, умениях, свойствах личности, а также от специфики личного опыта индивида в переживаниях подобных ситуаций.
     Ч. Д. Спилбергер считает, что термин «состояние тревоги» должен использоваться для отражения эмоционального состояния или определенной совокупности реакций, возникающих у индивида, воспринимающего ситуацию как личностно угрожающую, опасную, безотносительно к тому, присутствует или отсутствует в данной ситуации объективная опасность.
     Анализ  литературных данных свидетельствует  о том, что понятие «стресс» с  момента своего появления претерпело значительные изменения, связанные  как с расширением сферы его  применения, так, главным образом, и с фундаментальным изучением различных аспектов этой проблемы – причинности, регуляции, детерминации, проявления, преодоления стресса. Понятие «стресс» применяется не всегда обосновано, иногда им подменяются другие близкие (но не всегда) по смыслу термины, – например, довольно часто любое эмоциональное напряжение называют стрессом. Неоднозначность понимания стресса приводит к различиям во взглядах на сущность тех или иных психических явлений, несовпадению трактовок изучаемых феноменов, противоречивости полученных данных, отсутствию строгих критериев при их интерпретации, использованию неадекватных методических приемов исследования и т. д.
     Логика  изучения проблемы и расширение сферы  проявления стрессовых состояний обусловливают  необходимость дальнейшего развития понятийного аппарата в этой области, дифференциации и четкой иерархии основных понятий. Об этом свидетельствует тот факт, что в настоящее время наряду с понятием «психологический стресс», который, как отмечено выше, некоторыми рассматривается в качестве синонима «эмоционального стресса», все чаще используется дифференцировка этого вида стресса в понятиях «профессиональный», «информационный», «операциональный», «посттравматический» и т. д. 

    История учения о стрессе
 
     Многообразие  форм проявлений стресса, причин возникновения эффектов его влияния на здоровье и профессиональную деятельность обусловливается тем, что практически любой человек в течение своей жизни неоднократно переживает это состояние. По образному выражению N. Н. Rizvi «... стресс вездесущ; он является оттенком жизни: одним нравится его вкус и они используют его для достижения желаемого результата, другим он не нравится и их организм стремится отреагировать на стресс должным образом». В то же время обширность пространства жизненных явлений и событий, индивидуальных особенностей человека, связанных с проявлением стресса, определяют многоплановость этого понятия, а подчас и недостаточную его четкость. Г. Селье сказал, что «стресс, подобно теории относительности, является научной концепцией, которая страдает от смешения в сознании представлений, отражающих хорошее знание проблемы и недостаточное ее понимание».
     Формирование  концепции стресса нашло свое отражение в целом ряде его  теорий и моделей, существенно различающихся  между собой и в то же время в чем-то друг друга дополняющих и развивающих.
     Следует заметить, что понятия «теория» и  «модель» используются их авторами относительно свободно, без необходимой дифференциации в содержании, что, по-существу, приводит к стиранию граней между ними, хотя различия этих понятий по определению очевидны, – если теория отражает систему взглядов, представлений о конкретном явлении, событии, состоянии, о причинах, механизмах и последствиях его возникновения и развития, то модель описывает состав, содержание отдельных компонентов событий, состояний и т. п., особенности их взаимосвязи и взаимодействия (может быть в формализованном, условном виде).
     Теория  стресса впервые предложена Г. Селье в 1936 г., опубликована в 1950 г., а наиболее полное ее представление и развитие нашло отражение в более поздних работах автора.
     В теории Г. Селье стресс рассматривается с позиции физиологической реакции на физические, химические и органические факторы. Основное содержание теории может быть обобщено в четырех положениях:
     1. Все биологические организмы  имеют врожденные механизмы поддержания  состояния внутреннего баланса  или равновесия функционирования  своих систем. Сохранение внутреннего  равновесия обеспечивается процессами  гомеостазиса. Поддержание гомеостазиса  является жизненно необходимой задачей организма.
     2. Стрессоры, то есть сильные  внешние раздражители, нарушают  внутреннее равновесие. Организм  реагирует на любой стрессор, приятный или неприятный, неспецифическим  физиологическим возбуждением. Эта  реакция является защитно-приспособительной.
     3. Развитие стресса и приспособление  к нему проходит несколько  стадий. Время течения и перехода  на каждую стадию зависит от  уровня резистентности организма,  интенсивности и длительности  воздействия стрессора.
     4. Организм имеет ограниченные резервы адаптационных возможностей по предупреждению и купированию стресса – их истощение может привести к заболеванию и смерти.
     Обобщение результатов исследований позволило  Г. Селье обосновать существование  трех стадий процесса, названного им общим адаптационным синдромом.
     Стадия  тревоги возникает при первом появлении стрессора. В течение  короткого периода снижается  уровень резистентности организма, нарушаются некоторые соматические и вегетативные функции. Затем организм мобилизует резервы и включает механизмы саморегуляции защитных процессов. Если защитные реакции эффективны, тревога утихает и организм возвращается к нормальной активности. Большинство стрессов разрешается на этой стадии. Такие краткосрочные стрессы могут быть названы острыми реакциями стресса.
     Стадия  резистентности (сопротивления) наступает  в случае продолжительного воздействия  стрессора и необходимости поддержания  защитных реакций организма. Происходит сбалансированное расходование адаптационных  резервов на фоне адекватного внешним условиям напряжения функциональных систем.
     Стадия  истощения отражает нарушение механизмов регуляции защитно-приспособительных  механизмов борьбы организма с чрезмерно  интенсивным и длительным воздействием стрессоров. Адаптационные резервы  существенно уменьшаются. Сопротивляемость организма снижается, следствием чего могут стать не только функциональные нарушения, но и морфологические изменения в организме.
     Г. Селье  предложил различать «поверхностную»  и «глубокую» адаптационную энергию. Первая доступна «по первому требованию» и восполнима за счет другой – «глубокой». Последняя мобилизуется путем адаптационной перестройки гомеостатических механизмов организма. Ее истощение необратимо, как считает Г. Селье, и ведет к гибели или к старению. Предположение о существовании двух мобилизационных уровней адаптации поддерживается, как отмечает Л. Л. Китаев-Смык, многими исследователями.
     В настоящее время сравнительно хорошо изучена первая стадия развития стресса  – стадия мобилизации адаптационных  резервов («тревога»), на протяжении которой  в основном заканчивается формирование новой «функциональной системности» организма, адекватной новым экстремальным требованиям среды. Второй и третьей стадиям развития стресса, то есть стадии устойчивого расходования адаптационных резервов и стадии их истощения, посвящены немногочисленные исследования.
     Характеризуя  основную особенность концепции  стресса, Л. А. Китаев-Смык отмечает, что «объект исследований Селье – неспецифические симптомы адаптации стресса – понятие относительное. Их можно «увидеть», только вычленяя подобные симптомы из множества симптомов адаптации. Стресс – понятие, теряющееся при чрезмерно большом или чрезмерно малом круге наблюдаемых симптомов. В теоретических построениях Г. Селье присутствует относительность причинности и целесообразность стресса. Относительно и понятие целостности носителя стресса: это локальные структуры в организме при «местном адаптационном синдроме», это весь организм, отвечающий «общим адаптационным синдромом», это та или иная совокупность людей при социально-психологических проявлениях эмоционального стресса».
     Под влиянием взглядов Г. Селье внимание многих исследователей фиксировалось на физиологических, биологических или морфологических изменениях, возникающих в результате действия стресс-факторов. При этом отходит на второй план динамика соотношений реакций организма с побуждающей причиной (стресс-воздействием) и внутренними, психологическими факторами данной личности. Детально изучаются гормональные, метаболические, нейрохимические сдвиги при развитии эмоционального стресса, но недостаточно сколько-нибудь систематизированных исследований по оценке динамики и сопряжения физиологических реакций организма с характеристиками адаптивного поведения и эмоциональным состоянием в разные периоды воздействия стресс-стимулов. Тем более не учитывается влияние психосоциальных факторов критических значений в развитии стресса у человека, роль когнитивных процессов в регуляции стрессовых реакций и преодолении стресса.
     Эта теория не отражает те стрессовые эффекты, которые происходят в ответ на влияние среды «средней степени  неблагоприятности» или такие, которые  являются вредными только для некоторых людей, но безвредны для других. Поэтому у многих исследователей возникает неудовлетворенность при попытке изолированного рассмотрения стресс-реакции как комплекса биохимических (энергетических) процессов или исследования отдельных нейрофизиологических, вегетативных коррелятов психологического стресса.
     Известно, что концепция Г. Селье об общем  адаптационном синдроме не включает нервное звено регуляции ответной реакции организма на стресс-воздействия. Такой подход был подвергнут в  свое время справедливой критике. Многочисленными последующими исследованиями отчетливо показано, что механизм неспецифической резистентности организма не может быть сведен к изменению уровня «адаптивных гормонов» в крови, а имеет гораздо более сложную природу. Нервной системе в регуляции явлений реактивности и адаптации организма принадлежит ведущая и решающая роль. Эмоциональное напряжение всегда сопровождает так называемый физический стресс. К. Лишшак и Э. Эндреци  подчеркивают, что уровень секреции адренокортикотропного гормона определяется аффективным компонентом, «эмоциональным зарядом» активности. Эмоциональное возбуждение является единственным фактором, стимулирующим гормональную адаптационную реакцию. Гомеостатические реакции в свою очередь определяются поведенческой реакцией организма, выражающейся в подготовке к борьбе, бегству. Но при таком подходе, как указывает Л. Д. Горизонтов, концепция стресса должна была бы первично рассматриваться не как физиологическая, а как поведенческая концепция.
     Однако, критические замечания в адрес теории Г. Селье не столько опровергали или ставили под сомнение основные ее положения, сколько раздвигали рамки, подтверждали принципиальную универсальность концепции и определяли перспективы ее развития.
     Идеи  стресса довольно быстро охватили психологические исследования, особенно после выступления Г. Селье перед Американской Ассоциацией психологов в 1955 г. Почему концепция стресса оказалась так популярна в психологическом мире? Некоторые учёные  утверждают, что это произошло по причине содержательной полноты этой концепции, – она, по сути, вобрала в себя все то, что определяется понятиями тревога, конфликт, эмоциональный дистресс, угроза собственного «Я», фрустрация, напряженное состояние и т. п. Кроме того, вследствие широкого применения этого понятия в биологии, оно открывало реальную возможность установления связи между физиологическими и психологическими явлениями. Дальнейшее развитие учения о стрессе сопровождалось формированием новых концепций, теорий и моделей, отражающих общебиологические, физиологические, психологические взгляды и установки на сущность этого состояния, причины его развития, механизмы регуляции, особенность проявления К числу основных, этапных теорий и моделей стресса, которые более подробно освещены в нашей работе, можно отнести следующие:
     1. Генетически-конституциональная теория, суть которой сводится к положению,  что способность организма сопротивляться  стрессу зависит от предопределенных  защитных стратегий функционирования  вне зависимости от текущих  обстоятельств. Исследования в данной области являются попыткой установить связь между генетическим складом (генотипом) и некоторыми физическими характеристиками, которые могут снизить общую индивидуальную способность сопротивляться стрессу.
     2. Модель предрасположенности (diathesis) к стрессу – основана на эффектах взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Она допускает взаимное влияние предраспологающих факторов и неожиданных, сильных воздействий в развитии реакций напряжения.
     3. Психодинамическая модель, основанная на положениях теории Зигмунда Фрейда. В своей теории он описал два типа зарождения и проявления тревоги, беспокойства: а) сигнализирующая тревога возникает как реакция предвосхищения реальной внешней опасности; б) травматическая тревога развивается под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание сексуальных побуждений и агрессивных инстинктов. Для описания результирующих симптомов этого состояния З. Фрейд ввел термин «психопатия повседневной жизни».
     4. Модель Н. G. Wolff, согласно которой автор рассматривал стресс как физиологическую реакцию на социально-психологические стимулы и установил зависимость этих реакций от природы аттитюдов (позиций, отношений), мотивов поведения индивида, определенности ситуации и отношения к ней.
     5. Междисциплинарная модель стресса. По мнению авторов, стресс возникает под влиянием стимулов, которые вызывают тревогу у большинства индивидов или отдельных их представителей и приводит к ряду физиологических, психологических и поведенческих реакций, в ряде случаев патологических, но возможно и приводящих к высшим уровням функционирования и новым возможностям регулирования.
     6. Теории конфликтов. Несколько моделей  стресса отражают взаимосвязь поведения субъектов в обществе и состояния напряжения в отношениях, сопровождающих групповые процессы. Основные причины напряжения связаны с необходимостью членов общества подчиняться его социальным нормативам. Одна из теорий конфликта полагает, что предупреждение стресса должно основываться на предоставлении членам общества благоприятных условий для развития и большой степени свободы в выборе жизненных установок и позиций. Теории конфликтов рассматривают также в качестве причин стресса факторы устойчивости социальных отношений, распределения экономических благ и услуг в обществе, межличностное взаимодействие во властных структурах. Социальные аспекты лежат в основе и таких теорий стресса, как эволюционная теория социального развития общества, экологическая теория (роль социальных явлений в обществе), теория жизненных изменений (в семье, на работе и т. д.).
     7. Модель D. Mechanik. Центральным элементом в этой модели, является понятие и механизмы адаптации, которая определена автором как способ, которым индивид борется с ситуацией, со своими чувствами, вызванными этой ситуацией, и которая имеет два проявления: 1) преодоление (coping) – борьба с ситуацией, 2) защита (defence) – борьба с чувствами, вызванными ситуацией. Преодоление, «овладение» ситуацией определяется целенаправленным поведением и способностями в принятии индивидами адекватных решений при встрече с жизненными задачами и требованиями.
     8. Стресс как поведенческие реакции  на социально-психологические стимулы.  Модель физиологического стресса Н. Selye была модифицирована В. P. Dohrenwend, который рассматривает стресс как состояние организма, в основе которого лежат как адаптивные, так и не адаптивные реакции. Автор под стрессорными понимает прежде всего социальные по своей природе факторы, – такие, например, как экономические или семейные неудачи, то есть объективные события, которые нарушают (разрушают) или угрожают подорвать обычную жизнь индивида. Они не обязательно негативные и не всегда ведут к объективному кризису.
     9. Системная модель стресса, которая отражает понимание процессов управления (поведения, адаптации и т. п.) на уровне системной саморегуляции и осуществляется путем сопоставления текущего состояния системы с его относительно стабильными нормативными значениями.
     10. Интегративная модель стресса. Центральное место в модели занимает проблема, требующая от человека принятия решения. Понятие такой проблемы они определяют как проявление, воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него превышения либо ограничения обычного уровня деятельности. Возникновение проблемы (трудностей с ее решением) сопровождается напряжением функций организма, – если проблема не решается, напряжение сохраняется или даже нарастает – развивается стресс. По мнению авторов способности человека в решении возникающих перед ним проблем зависят от ряда факторов:
     1) ресурсов человека – его общих  возможностей по разрешению различных  проблем;
      2) личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной  проблемы;
     3) происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения;
     4) наличия и адекватности психологической  и физиологической установки  на конкретную проблему;
     5) типа выбранного реагирования  – защитного или агрессивного. Значение и учет этих факторов  определяет выбор стратегии поведения для предотвращения стресса. 

    Теории  и модели психологического стресса
 
     С именем Р. Лазаруса связана разработка когнитивной теории психологического стресса, основу которой составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности преодоления стресса. Угроза рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов определенного вида. «Вредоносные» свойства стимула (условий) оцениваются по характеристикам интенсивности его воздействия, степени неопределенности значения стимула и времени воздействия, ресурсов индивида по преодолению такого воздействия. В этих условиях ресурс индивида (субъекта) в основном характеризуется состоянием и потенциями ряда компонентов психологической структуры субъекта.
     R. Lazarus высказал предположение о  том, что адаптация к среде  определяется эмоциями. В его  теории когнитивные процессы  обусловливают как качество, так  и интенсивность эмоциональных  реакций, причем краеугольным камнем является когнитивная оценка, детерминируемая взаимодействием личностных факторов индивида с теми стимулами среды, с которыми он сталкивается. Качество и интенсивность эмоции и результирующее поведение зависят от когнитивной оценки значимости реального или антиципирующего взаимодействия со средой, определяемой исходя из благополучия личности.
     Подчеркивая специфику психологического стресса  и отличие от биологических и  физиологических его форм, автор  обращает внимание на необходимость  использования адекватных понятий: «Психологические механизмы должны иметь отличный характер от физиологических, относясь к психологическим, а не физиологическим процессам. Мы можем искать формальные параллели и взаимосвязи, но процессы не являются тождественными и мы не можем объяснить зависимость в одной системе, используя понятия, изобретенные в другой».
     Автор выдвигает идею опосредованной детерминации наблюдаемых при стрессе реакций. По его мнению, между воздействующим стимулом и ответной реакцией включены промежуточные переменные, имеющие психологическую природу. Одним из таких психологических процессов является оценка угрозы, которая представляет собой предвосхищение человеком возможных опасных последствий воздействующей на него ситуации.
     Процессы  оценки угрозы, связанные с анализом значения ситуации и отношением к ней, имеют сложный характер: они включают не только относительно простые перцептивные функции, но и процессы памяти, способность к абстрактному мышлению, элементы прошлого опыта субъекта, его обучение и т. п.
     Понятие угрозы является основным в концепции  Р. Лазаруса. С его помощью автор  описывает установленный в эмпирических исследованиях сложный комплекс явлений, связанных с поведением человека в трудных условиях. Так, по его мнению, угроза порождает защитную деятельность или защитные импульсы, обладающие теми же характеристиками, которые обычно приписываются эмоциональным состоянием. Они направлены на устранение или уменьшение предполагаемых опасных воздействий и выражаются в различном отношении к последним, например, в отрицании, преодолении ситуации или принятии ее. Природа защитных механизмов зависит как от ситуационных (характер стимула, его локализация, временные характеристики и т. д.), так и личностных факторов (интеллектуальные возможности субъекта, мотивация, прошлый опыт, предпочтение тех или иных защитных реакций, убеждения, удерживающие от некоторых решений и т. д.). Р. Лазарус, однако, не раскрывает, каким образом осуществляется эта зависимость, каковы критерии возникновения того или иного защитного механизма. Важной чертой его концепции является требование учитывать индивидуальный, неповторимый характер структуры личности каждого человека, которая обусловливает различия между людьми в отношении процессов оценки угрозы и преодоления стресса.
     Р. Лазарус в своей теории подчеркивает необходимость разделения оценок угрозы от оценок процесса ее преодоления. С  момента оценки угрозы воздействия  начинается процесс ее преодоления  с целью устранения или уменьшения ожидаемого вредного эффекта. Характер, интенсивность этого процесса зависит от когнитивных оценок сочетания купирующих возможностей субъекта и требований к нему.
     Поскольку угроза является решающим фактором психологического стресса, встает вопрос о его критериях. Неявным образом автор принимает за такой критерий различные проявления стресса, особое внимание среди них уделяя физиологическим индикаторам. Он считает, что каждый физиологический индикатор угрозы дает какую-то специфическую информацию об ориентациях индивида по отношению к угрожающему стимулу. В целом, по мнению Р. Лазаруса, анализ различных категорий реакций и их компонентов (вегетативные или биохимические реакции, поведенческие изменения) дает нам наилучший ответ о природе психологических процессов, которые мы желаем понять.
     Как замечает Н. И. Наенко, это положение имеет важное значение для оценки концепции Р. Лазаруса в целом. Оно свидетельствует о том, что, признавая, с одной стороны, качественное своеобразие психологического стресса, несводимость его к физиологическим процессам, автор, с другой стороны, делает уступку бихевиоризму в вопросе о критериях стресса, полагая, что психологическую природу последнего можно установить на основе непосредственно наблюдаемых реакций. Таким образом, справедливо отметив недостатки анализа психологического стресса, базирующегося на изучении его внешних проявлений и физических характеристик стимула, автор оказался не в состоянии преодолеть их, что привело к внутренним противоречиям в его теоретической схеме.
     Из  данной теории делается ряд важных заключений. Во-первых, одинаковые внешние события могут являться или не быть стрессовыми для разных людей, – личностные когнитивные оценки внешних событий определяют степень их стрессорного значения для конкретного субъекта. Во-вторых, одни и те же люди могут одно и то же событие в одном случае воспринимать как стрессорное, а в другом как обычное, нормальное, – такие различия могут быть связаны с изменениями в физиологическом состоянии или в психическом статусе субъекта.
     Таким образом, когнитивная теория стресса основана на положениях о ведущей роли в его развитии:
     - психического отражения явлений действительности и их субъективной оценке;
     - познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности, неопределенности событий;
     - индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности, вредности (степени угрозы) стимулов.
     По  определению Р. Лазаруса, эта теория наиболее четко отражает наличие  взаимозависимых (реципрокных) отношений  между стрессом и здоровьем.
     Когнитивная теория стресса отражает преставление о том, что, во-первых, взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно  подвергается изменению. Во-вторых, для  того, чтобы взаимосвязь между  этими переменными была стрессовой, должна быть заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. Иначе говоря, человек должен представлять, что его взаимодействие (трансакция) с рабочей средой является релевантным к личным целям, имеющим важное значение. В-третьих, психологический стресс возникает только тогда, когда человек оценил, что внешнее и внутреннее требования вызывают чрезмерное напряжение сил или превосходят его ресурсы.
     Поскольку человек обычно стремится изменить то, что является нежелательным или  недосягаемым, то стресс означает скорее динамический процесс, чем статическое состояние. Психическое состояние изменяется на протяжении времени и в зависимости от разных условий среды. Взаимосвязь между человеком и средой не бывают постоянными в течение определенного времени или от выполнения одной задачи к другой. Этот принцип становится понятным, если в исследованиях используется изучение внутрииндивидуальных связей в дополнение межиндивидуальным или нормативным с тем, чтобы наблюдать степень стабильности или изменчивости реакций на протяжении времени и в зависимости от адаптационных условий.
     Обобщая материалы исследований по разработке когнитивной теории психологического стресса, выполненные Р. Лазарусом, его сотрудниками и другими исследователями, следует отметить, что изучение этой проблемы характеризуется теоретическим и экспериментальным многообразием, а также противоречивостью результатов исследований. Однако при всех различиях в подходах к изучению психологического стресса между ними имеется принципиальное сходство. Оно состоит в стремлении определить психологическую сущность стресса через регистрируемые параметры. Однако, как писал С. Л. Рубинштейн: «для того, чтобы по внешнему протеканию поведения можно было определить его внутреннюю психологическую природу, психика, сознание должны существовать в подлинном смысле слова, то есть не быть бездейственным эпифеноменом». Другими словами, надо выяснить роль психического в детерминации поведения человека в сложных условиях.
     С этой точки зрения, как отмечает Н. И. Наенко, исследователями приводится значительный эмпирический и теоретический материал, свидетельствующий об активной роли психики в реализации стрессовых состояний. Эта активность выражается в процессах интерпретации человеком ситуаций, дифференциации этих ситуаций по степени опасности, выборе наиболее оптимальных вариантов преодоления стресса и т. п. Такого рода активность отмечена в ряде работ, но она нуждается в дальнейшем изучении и объяснении. Истоки психической активности авторы ищут внутри субъекта, а не в деятельности, опосредующей его связи с действительностью. Тем самым из поля зрения исследователей выпадают такие важные моменты, как изменение роли того или иного психического явления в системе деятельности, различные в этой связи его проявления и т. д.
     Когнитивная теория психологического стресса получила свое дальнейшее развитие в работах ряда зарубежных исследователей. Прежде всего следует назвать теорию «пессимистического объяснительного стиля» Ч. Петерсона и М. Селигмана. Несмотря на то, что когнитивная теория стресса продолжает развиваться и совершенствоваться, она постоянно подвергается критике. С. Хобфолл утверждает, что модель тавтологична, очень сложна и не предусматривает возможных вариантов, отклонений. Чрезмерным, по его мнению, является внимание процессам восприятия и осознания ситуаций, что ограничивает понимание роли потребностей в их избегании и построение стратегий предупреждения стресса, и не отражает значение ресурсов человека в этом процессе. По мнению С. Хобфолла, человеческие ресурсы включают предметную сферу (поведенческая активность), ресурсы состояния, личностные характеристики и энергетические показатели. Психологический стресс развивается при реальной или воображаемой потере части ресурса или задержке с восстановлением потраченного ресурса. В этой теории расход ресурса играет центральную роль. Стрессо-генным является не само по себе жизненное событие (смена работы, обмен жилья, прекращение знакомства и т. п.), а связанная с этим утрата какой-либо жизненной позиции – потеря статуса, заработка или власти, смена привычных средств труда, утрата самоуважения и т. д.
     Согласно С. Хобфоллу, люди используют различные способы компенсации потерь: это может быть либо прямое их возмещение, либо компенсация, переоценка ситуации и переключение внимания на выигрышные моменты новой ситуации.
     В этой теории привлекательной является принципиальная возможность оценить  стресс через категорию потери какого-либо ресурса, однако остаются неясными методические подходы к измерению этого  показателя. 

    Феномен стресса
 
     Стресс  как биологическая категория  — сложное явление, присущее всему  живому. Он неотделим от самого явления жизни; организмы находятся в сложном динамическом равновесии с окружающей средой и жизнь без взаимодействия с ней невозможна. Непременным условием нормальной жизнедеятельности организма и сохранения самой жизни является поддержание постоянства внутренней среды, или гомеостаз. Этот термин был предложен Кенноном в 1929 г., но сама идея была впервые высказана в XIX в. Бернаром, который утверждал, что «постоянство внутренней среды — непременное условие свободной и независимой жизни». Гомеостаз означает поддержание основных физических и химических параметров организма на постоянном уровне с минимально допустимыми отклонениями. Стресс представляет собой состояние нарушенного гомеостаза, а стрессоры — это факторы, вызывающие нарушение гомеостаза. При этом стрессоры могут быть как внешними (факторы окружающей среды), так и внутренними (формирующимися в организме). В ответ на действие стрессоров в организме возникают адаптивные процессы, направленные на восстановление гомеостаза и сохранение нормальной жизнедеятельности. Эти процессы, т. е. реакцию на стресс, Селье назвал общим адаптационным синдромом. Таким образом, сам стресс и стресс-реакция по своей сути — процессы необходимые и «полезные», а представление о «вредности» стресса проистекает из тех патологических явлений, которые возникают при чрезмерно сильных или длительных воздействиях стрессора, а также при нарушениях работы систем, осуществляющих стресс-реакцию и формирование адаптации.
   В основе явлений стресса и стресс-реакции, которые иногда объединяют под общим термином «стресс», лежит особое свойство живой материи — раздражимость, т. е. способность ощущать воздействия внешних факторов и реагировать на них. Раздражимость — это ключ к пониманию стресса и адаптации.
    Адаптация
 
     Приспособление организма к окружающей среде (в частности к периодическому действию стрессоров) в процессе индивидуальной жизни называется фенотипической адаптацией в отличие от генотипической адаптации, сформировавшейся в процессе эволюции и определяемой генотипом организма.
     Фенотипическая  адаптация — это процесс, в результате которого организм приобретает ранее отсутствовавшую устойчивость к определенному фактору (или факторам) среды и таким образом получает возможность жить в условиях, ранее несовместимых с жизнью, решать задачи, ранее неразрешимые. Она базируется на генотипе, т. е. генетической программе организма, которая обеспечивает не заранее готовую адаптацию, а возможности для формирования адаптации в соответствии с конкретными требованиями среды. Результаты такой адаптации не передаются по наследству, поскольку потомство может столкнуться с совсем другими условиями жизни и должно приспосабливаться к ним. В основе формирования адаптации лежит переход от срочной адаптации, возникающей в ответ на первое действие стрессора, к долговременной адаптации, формирующейся при повторных действиях стрессора и обеспечивающей устойчивость к длительно действующему стрессору.
Срочная адаптация — немедленный ответ организма на стрессор, реализующийся в виде первой стресс-реакции, подробно рассмотренной выше. Она обеспечивает либо поведенческую реакцию избегания, избавления от действия неблагоприятного стрессора, либо мобилизацию функциональных систем, ответственных за приспособление к этому фактору. Селье называл этот этап адаптации фазой тревоги. Очевидными проявлениями срочной адаптации являются, например, увеличение теплопродукции в ответ на холод, а теплоотдачи — в ответ на тепло, учащение дыхания и увеличение минутного объема сердца в ответ на недостаток кислорода в воздухе и т. п. Важнейшая черта этого начального этапа адаптации состоит в том, что деятельность организма протекает при почти полной мобилизации функционального и энергетического резервов. Однако даже это не всегда может обеспечить необходимый адаптационный эффект. Например, бег нетренированного человека происходит при близких к максимальным величинам работы сердца, легких, при максимальной мобилизации энергетических ресурсов в скелетных мышцах, сердце, печени. При этом бег не может быть ни достаточно быстрым, ни достаточно длительным, очень скоро наступает истощение. Тренированный же человек может бежать быстрее и дольше, на выполнение той же мышечной работы ему потребуется существенно меньшая мобилизация систем кровообращения, дыхания и меньшие энергетические затраты по сравнению с нетренированным.
При действии эмоциональных стрессоров именно на этом срочном этапе адаптации  могут возникать стрессорные  повреждения. Это объясняется тем, что эффективность существующих физиологических механизмов может оказаться недостаточной для нагрузки, связанной с действием данного стрессора, и организм вынужден работать «на износ». Для того чтобы эта срочная, но несовершенная адаптивная реакция сменилась более совершенной долговременной адаптацией, необходимы время и повторные действия стрессора. В результате в органах и тканях функциональной системы, вовлеченной в адаптивную реакцию, формируется так называемый структурный след адаптации
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.