На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Терминология как система понятий науки и инструмент познания, выявления новых знаний

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    §3.Терминология  как система понятий  науки и инструмент познания, выявления  новых знаний. 

    Последние десятилетия XX века и начало XXI века можно охарактеризовать как эпоху  постоянно ускоряющегося научного прогресса. Так, если сумма человеческих знаний в 50-е — 60-е годы удваивалась каждые 10 лет, а в 70-е – каждые пять, то в начале XXI века удвоение информации происходит каждые 2 года. Постоянное развитие человеческого познания ставит перед языком задачу обеспечить все стороны жизни и деятельности человека новыми наименованиями. Результатом информационного взрыва стал «терминологический взрыв» — значительный  рост числа новых терминов, а также возникновение новых терминологий, сопровождаются появлением новых отраслей знания [Гринев, 1993; 9]. В современных условиях упорядочение специальной лексики и ее адекватное представление в словарях различных типов приобретает огромное значение для успешного развития науки и эффективного взаимопонимания специалистов разных стран.
    В Западной Европе зарождение понятий  «термин» и «терминология» можно отнести ко второй половине XVIII века, именно данному периоду принадлежат научные труды профессора Кристиана Готфрида Шутца, в которых он использует термин «terminologie»; первое употребление прилагательного «terminologisch» датируется 1788 годом [Rey, 1990; 15]. При этом данные слова зачастую использовались с отрицательным оттенком. Вплоть до XIX века французские словари определяли терминологию («terminologie») как совокупность сложных, непонятных и бесполезных слов («vaine terminologie» — бесполезная терминология (фр.)). Начало развитию теории терминоведения было положено в 1930-е годы опубликованием докторской диссертации австрийского ученого Е. Вюстера «Международное нормирование речи в технике, в особенности в электронике», в которой были заложены основы науки о терминах [Wuster, 1931]. Е. Вюстер стал основоположником Венской терминологической школы и основателем международной терминологической организации ИНФОТЕРМ, цель которой состояла в создании банка терминов и консолидации усилий исследователей в области терминологии по всему миру. В зарубежном языкознании лингвистические аспекты терминологической лексики нашли отражение в работах таких исследователей, как Е. Андрюс (1947), Р. Аллан (1947), А. Рей (1990), Дж. Сейгер (1990).
    В России интерес и традиция внимательного  отношения к специальной лексике  прослеживаются со времен появления  письменных канонизированных источников и научных текстов [Ковтун, 1975]. Однако эта традиция была ограничена нуждами  переводческой и лексикографической практики. Начало собственно терминологической деятельности как самостоятельного направления в научных исследованиях в отечественном терминоведении относится к 1931 году, когда была опубликована первая статья Д. С. Лотте «Очередные задачи технической терминологии», посвященная унификации и стандартизации терминологии. Терминология стала предметом научных интересов многих ученых. С момента заложения теоретических основ терминоведения был создан ряд работ, которые охватывают следующие направления в терминологии: взаимодействие терминов с общелитературной лексикой [Л. А. Капанадзе, 1965; Л. В. Кулик, 1987; И. В. Федорова, 1986]; формирование проблематики и основных понятий науки о терминах [В. М. Лейчик, 1989; А. В. Суперанская, 1989; С. В. Гринев, 1993]; определение принципов упорядочения терминов [Э. К. Дрезен, 1936; Д. С. Лотте, 1961; В. П. Даниленко, 1993], структурно-семантические и грамматические особенности терминологии [Т. Л. Канделаки, 1977; Т. Р. Кияк, 1989; В. В. Иванов, 1996;]; терминообразование [Г. О. Винокур, 1939; И. В. Арнольд, 1966; В. П. Даниленко, 1977]; составление частотных терминологических словарей [А. М. Шпак, 1964; П. М. Алексеев, 1968]; описание лексики различных предметных областей [Р. А. Будагов, 1977; И. А. Андреюк, 1990; Н. Н. Гончарова, 2000; Л. В. Дубровина, 1986; Т. С. Кириллова, 1998; М. Г. Павлова, 1986]; перевод терминов с одного языка на другой, интернационализация терминов [В. В. Акуленко, 1972; Ю. А. Бельчиков, 1959; Ф. А. Циткина, 1988].
    В последние годы лексикографы разных стран всё чаще посвящают свои труды описанию терминологии. Среди отечественных исследователей целесообразно отметить работы (В. Г. Гака, 1981 - 1990; Б. Ю. Городецкого, 1982-1989; С. В. Гринёва, 1986 - 1995; Ю. Н. Марчука, 1992 - 2003; В. М. Лейчика, 1971-2002; О. М. Карповой, 1978 -2003; Л. Л. Ступина, 1973 - 1985; В. В. Дубичинского, 1994 - 2003). Наиболее значимые среди зарубежных исследований работы X. Касареса, X. Бежуа, Р. Р. К. Хартманна, X. Джексона, С. И. Ландау, Т. Мак Артура, Б. Свенсона, и П. Ван Стеркенбуурга (Касарес, 1958; Bejont, 1995; Hartmann, 1983-1997; Jackson, 2002; Landau, 1996; McArthur, 1986; Svensen, 1993; Van Sterkenbuurg, 2003).
    В 1989-1991 гг. был опубликован трёхтомный энциклопедический труд Ф. Дж. Хаусмана (Worterbucher/ Dictionaries/ Dictionnaires. Ein internationales Handbuch zur Leksikographie) на немецком, иностранном и французском языках; в 1997 — многоязычный словарь X. Бергенхольтца, И. Кантела, Р. В. Фьелд (Nordisk Leksikografisk Ordbok); в 1998 — одноязычные словари Р. К. К. Хартманна, Г. Джеймса (Dictionary of Lexicography) и И. Бурханова (A Dictionary of Basic Terminology). В 2002 г. был издан двуязычный глоссарий О. М. Карповой (Англо-русский глоссарий лексикографических терминов), являющий собой дополнение к многоязычному словарю X. Бергенхольтца, И. Кантела, Р. В. Фьелд (Nordisk Leksikografisk Ordbok).
    Исследованиями, касающимися лингвистической терминологии английского языка занимались О. С. Ахманова, 1966; Н. Б. Гвишиани, 1994; А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский, 1966; Н. А. Слюсарева, 1979. Термины методики преподавания русского языка были предметом исследования и описания у М. Р. Львова, 1980; Б. А. Глухова, А. Н. Щукина, 1993. Словарь Б. А. Глухова и А. Н. Щукина под названием «Термины методики преподавания русского языка как иностранного» стал первым опытом описания базисных понятий методики преподавания языков, что способствовало упорядочению терминосистемы. В 1996 году впервые в нашей стране вышел «Методический словник. Толковый словарь терминов методики обучения языкам», составленный Р. К. Миньяр-Белоручевым (1996). Он определяет термин как "слово, наделенное функцией обозначать научное понятие, составляющее вместе с другими понятиями данной отрасли науки или техники одну семантическую систему"(1996, с. 122). В.А. Татаринов в учебнике "Теория тер-миноведения" указывает, что термин может быть определен как "языковой знак (слово или словосочетание), соотнесенный со специальным понятием, явлением или предметом" (Татаринов, 1996, с. 157) . ГА. Дианова определяет термин как "знак какой-нибудь семиотической системы, представленной базисными знаками (предметом, образом, словом, знаком, символом) и соотнесенный с соответствующим понятием"(1996, с. 15).
          Что касается англоязычной методической терминологии, то ее описание отражено в словаре по методике преподавания языков Д. Ричардса, Д. Платта (1992), в книге Г. Стерна «Основные понятия методики преподавания английского языка» (1984),  издательствами Лонгман и Оксфордского университета, в материалах семинаров по методике преподавания языков Совета Европы. Здесь отражены взгляды на методические понятия английских и американских специалистов.
    Среди русских специалистов иностранными методическими терминами занималась Г. В. Рогова (1983,1988), которая составила глоссарий терминов к учебнику по методике преподавания английского языка. Широко ведущиеся в нашей стране теоретические исследования терминологии на базе трудов О. С. Ахмановой, Р. А. Будагова, В. В. Виноградова, Г. О. Винокура, В. П. Даниленко, В. М. Лейчика, Д. С. Лотте, А. А. Реформатского и других ученых стали основой для создания отечественной терминологической школы. Интересен тот факт, что само понятие «терминология» является иллюстрацией необходимости упорядочения специальной лексики: до недавнего времени, как указывает профессор С. В. Гринев, он обозначал три разных понятия: «система терминов определенной области знания», «вся совокупность терминов языка» и «наука, изучающая термины». Чтобы  избежать сложности, в толковании данного термина для обозначения второго понятия была предложена «терминологическая лексика» или «терминолексика», а для последнего понятия в 1969 году – «терминоведение».
     Конкретно педагогической терминологией занимались Н.М. Кантор, Б.А. Глухов, А.Н. Щукин, Р.К. Миньяр-Белоручев, Н.И. Полякова, В.О. Тэн.
    Н.М. Кантор отразил в своих работах понятийно-терминологическую систему педагогики (Кантор, 1980). НИ. Полякова провела социолингвистическое исследование лексики школьного дела Великобритании (Полякова, 1990), а В.О. Тэн исследовала педагогическую терминологию с позиции лингвострано-ведческого подхода (Тэн, 1986).
    Полезными для нашего исследования оказались работы, касающиеся лингвистической терминологии английского языка. Ее описали О.С. Ахманова (Ахманова, 1966), Н.Б. Гвишиани (Гвишиани, 1994), А.Н. Баранов, ДО. Добровольский 1966), Н.А. Слюсарева (1979). В.В. Сафонова дала рекомендации по описанию научно-технических сокращений в двуязычных толково-переводных глоссариях. (Сафонова, 1986).
    Термины методики преподавания русского языка были предметом исследования и описания у М.Р.(Львова Львов, 1980), Б.А. Глухова, А.Н Щукина (Глухов, Щукин, 1993). Словарь Б.А. Глухова и А.Н. Щукина под названием "Термины методики преподавания русского языка как иностранного" стал первым опытом описания базисных понятий методики преподавания языков, что способствовало упорядочению терминосистемы. Дефиниции терминов тщательно отобраны из авторитетных источников русских авторов, термины даны в алфавитном порядке с указанием толкований с позиции разных учёных. 

     
      Еще более неоднозначно обстоит дело с иностранными терминами, например в иностранном языке «terminology», который дан в современных работах [Sager, 1990; Rey, 1990] используется во всех трех значениях, несмотря на тот факт, что в иностранном языке существует русский эквивалент «терминоведение» – «terminology science», а в немецком языке die Terminologie – «терминология».  Таким образом, наблюдается отсутствие изоморфизма терминологических соответствий в различных языках.
    Что касается конкретно англоязычной методической терминологии, то ее описание отражено в словаре по методике преподавания языков Д. Ричардса, Д. Платта (1992), в книге Г. Стерна " Основные понятия методики преподавания английского языка" (1984), изданные издательствами Лонгман и Оксфордского университета, в материалах семинаров по методике преподавания языков Совета Европы. Здесь отражены взгляды на методические понятия английских и американских специалистов.
    Среди русских специалистов английскими методическими терминами занималась Г.В. Рогова (1983,1988) , которая составила глоссарий терминов к учебнику по методике преподавания английского языка. Но изданного специального переводного или толкового словаря английских терминов методики преподавания нет. В русской методической литературе английские термины не систематизированы, нет единого толкования и единых русских эквивалентов.
    Р.К. Миньяр-Белоручев в предисловии к своему методическому словнику указывает, что "лингводидактика остро нуждается в упорядоченной терминологии, которая должна являться основой теоретических исследований; такая терминология не может интерпретироваться по-своему теми или иными авторами" (1996, с.З).
    Исследований по сопоставительному описанию английской и русской терминологий методики обучения иностранным языкам и по проблемам обучения данным терминам нет. Нет также и рекомендуемых стандартов употребления данной лексики. Единичны исследования и в отношении передачи методической терминологии на родном языке.
Диагностический тест, проведённый в Сочинском пединституте для студентов 3-его курса, подтвердил плохое знание методической терминологии английского языка. Так, из 20-и предложений с методическими терминами студенты перевели правильно только 5 (syllabus, teaching approach, drilling, first language, method), т.е. 25%. Практика обучения методике преподавания английского языка показывает, что процесс чтения аутентичной методической литературы, восприятие лекций по методике, профессиональное общение с иностранцами осложняется тем, что в них содержатся лексические единицы, которые трудно перевести, понять и которые отражают уникальные явления, свойственные методике стран изучаемого языка..
    Методические термины являются "слабым местом" и причиной многих трудностей у студентов языковых вузов и специалистов в области обучения ИЯ. Можно утверждать о существовании противоречия между уровнем современных требований в отношении межкультурного профессионально-ориентированного общения и недостаточной подготовленностью студентов и специалистов к реализации поставленных задач. Из этого противоречия возникает проблема необходимости обогащения терминологической речи студентов.
     Однако, существуют все предпосылки для проведения исследований по данной проблеме, т.к. в достаточной мере разработаны общетеоретические вопросы описания и передачи терминологии (Воскресенская Л.Б., 1982, 1985; Гвишиани Н.Б.,1986,1994; Глухов Б.А.,1979; Глухов Б.А., Щукин А.Н.,1993; Гринев СВ., 1993,1995; Дианова ГА, 1996,2000; Кантор Н.М.,1968,1980; Митрофанова О.Д., 1973,1985; Морковкин В.В.,1988; Соколова Н.Г.,1999; Тэн В.О., 1986).
          Человеческое знание о мире возможно во многом только благодаря его выраженности в языке в форме понятий, определений, словесных формулировок законов, принципов и собственно терминов. Для получения как можно более полного знания необходимо максимизировать полноту, четкость и краткость его представления в языке. Эвристическая роль языкового представления знания во многом зависит от способа или формы его материализации. Одним из основных способов языкового выражения специальных знаний являются термины, которые создаются, чтобы обеспечивать возможность общения и обмена информацией в процессе профессионально-научной деятельности и оптимизировать развитие человеческого познания. Познание понимается нами, прежде всего, как общественно-исторический процесс творческой деятельности людей, формирующий их знания. «Это отражение и воспроизведение действительности в мышлении человека, обусловленное взаимодействием субъекта и объекта в процессе практической деятельности, результатом чего является новое знание о мире. Одновременно, это процесс построения особой концептуальной модели окружающей действительности в человеческом сознании» [Володина 2000,7].
    Язык  есть важнейшее средство человеческого  общения. Без общения не может быть общества, а тем самым и человека. Без языка не может быть мышления, то есть понимания человеком действительности и себя в ней (Реформатский, 1961, с. 7). В мире существует большое количество языков, согласно лингвистическим справочникам – порядка 5 000. Это число может возрастать или убывать в зависимости от добавления/исключения из общего количества языков территориальных диалектов. Однако в эту группу языков не включены научно-технические языки или языки для специальных целей, хотя их часто сравнивают с иностранными языками, поскольку для слушателя, не владеющего терминологическим аппаратом, общение на специализированном языке терминов окажется таким же невозможным, как и на любом иностранном, который он не изучал. Язык, как исключительно сложное явление, может быть определён с различных точек зрения в зависимости от того, какая сторона или стороны языка выделяются.
    Определения возможны:
    а) с точки зрения функции (или функций) языка: язык, как средство общения  людей и, есть средство формирования, выражения и сообщения мысли;
    б) с точки зрения устройства (механизма) языка: язык есть набор некоторых  единиц и правил использования этих единиц, то есть комбинирования единиц; эти единицы «делаются» («воспроизводятся»  в готовом виде или «производятся» – формируются в речи) говорящими в данный момент;
    в) с точки зрения существования  языка: язык есть результат социального, коллективного навыка «делания»  единиц из звуковой материи путём  сопряжения некоторых звуков с некоторым  смыслом;
    г) с семиотической точки зрения: язык есть система знаков, то есть материальных предметов (звуков), наделённых свойством обозначать что-то существующее вне их самих;
    д) с точки зрения теории информации: язык есть код, с помощью которого кодируется семантическая информация (Солнцев, 1973, с. 12).
    Уникальная  способность людей — с помощью  языка в процессе деятельностного  общения познавать и изменять окружающую действительность — позволяет  рассматривать язык как творческое, созидательное начало. Однако язык – не просто средство обмена информацией. Диапазон его применения практически ничем не ограничен. Он является необходимым инструментом обобщающей деятельности мышления, что обусловливает его особую, ни с чем не сравнимую роль в познании, осмыслении и преобразовании мира человеком [Володина 2000, 7]. Таким образом, можно утверждать, что язык — знаковая память человека как индивида, необходимая для сохранения приобретенных знаний, трудовых навыков и передачи накопленного социально-трудового и познавательного опыта в процессе общения. Специальные знания, а к таковым можно причислить любую информацию об объектах, процессах и явлениях в природной и социальной среде, которая позволяет дополнить или уточнить современную информационно-научную картину мира, нуждаются в особом механизме накопления и передачи. Здесь естественный национальный язык, как универсальная информационная среда, предоставляет массу возможностей для формирования таких механизмов. Человеческий индивид выступает в роли носителя информации о мире, «загруженной» в его память в процессе воспитания, обучения и производственной деятельности.
    В. А. Карпов в своей книге «Язык  как система» пишет: «Язык – это  система, которую необходимо вывести, доказать, эксплицировать» (Карпов, 1992, 5) и продолжает словами В. З. Панфилова «иначе говоря, если понимать под системой совокупность определённым образом соотносящихся элементов, каждый из которых обладает качественной определённостью, проявляющийся в его отношениях с другими элементами, а под структурой отношения двух элементов, то оказывается, что в рамках структурного направления в языкознании «язык по существу отождествляется со структурой, а понятие системы становится излишним» (Карпов, 1992, 5). Идея системности языка содержится и в трудах Ф. де Соссюра, который теоретически обосновал системный характер языка через введённое им понятие соотносительной значимости, или ценности, единиц языка, а также через понятия синтагматических и парадигматических отношений между единицами языка (Соссюр, 1933).
    Языковая  среда неоднородна и человеческий индивид способен пользоваться только некоторой частью ее потенциала, той частью, с которой он наиболее интенсивно контактирует. Остальное, либо вообще исключается человеком из повседневного обмена информацией, либо хранится в качестве пассивного запаса знаний, к которому он обращается по мере надобности. В своей работе по исследованию динамики терминологических процессов В. А. Ступин указывает, что причиной информационной неоднородности языковой среды является усложнение информационных связей между отдельными структурными элементами общества. Вследствие чего, индивид, помещенный в одну из социально-ролевых «клеточек» (позиций) общественного пространства, воспринимает как «свои» только те элементы языка, то есть слова, сочетания слов, синтаксические конструкции, тексты, понятия, суждения, умозаключения, которые слышит и произносит чаще всего. Весь язык он уже не осознает как целостность. Это, главным образом, слова, обозначающие предметы его непосредственного окружения, с которыми он постоянно взаимодействует, а, следовательно, и понятиями, которыми он оперирует. Прочие предметы, понятия, слова как бы «отчуждаются», становятся собственностью (пусть иллюзорной) других индивидов, и от этого перестают быть понятиями привычными [Ступин 2000, 31]. В этом кроется одна из основных причин необходимости формирования четких и отлаженных универсальных механизмов передачи и хранения специального знания, так как специалист какой-либо предметной области будет испытывать неизбежные трудности в адекватном восприятии терминологической информации, предназначенной для специалиста другой предметной области, пусть даже и смежной. А наличие в структуре современного общества многочисленных социальных институтов, образований, ролей, групп ассоциаций и других структурных элементов приводит к информационной разобщенности и требует для каждого элемента достаточно обширных языковых ресурсов для реализации своих собственных языковых задач.
      Лишь  на первый взгляд может показаться, что без знания норм языка можно  обойтись. На самом же деле даже беглое знакомство с профессиональной деятельностью выпускников языковых вузов убеждает в том, что низкая языковая подготовка является серьезной помехой в выполнении ими своих обязанностей, а в условиях развития многоязычия это обстоятельство, без сомнения, становится и фактором, отрицательно влияющим на конкурентоспособность специалистов.
      В частности, в настоящее время  употребление терминов стало как  никогда актуально. Стремительно развиваются  различные науки, делаются новые  открытия, соответственно появляются новые термины, поэтому особое внимание было уделено рассмотрению вопроса образования терминов и правилам их употребления.
    Обучение  профессиональному подъязыку терминологии необходимо осуществлять на языковом материале, отобранном на научной основе и отражающем особенности методики. Отбор лексики определенного подъязыка должен осуществляться путем лингвистического и лингвостатистического анализа. (Гринев С. В., 1993; Марчук Ю. Н., 1996). Н. Б. Гвишиани подчеркивает, что «именно через термины человек овладевает теорией, поэтому необходимо, чтобы термин был четко осмыслен как единица определенной понятийной системы» (1994, с. 3).
    При ознакомлении с методической иноязычной терминологией нас ожидают многие трудности: неоднозначность термина, поиски переводных эквивалентов, сопоставительный анализ понятийных систем и другие. Следует отметить, что работа по составлению многоязычного банка данных методических терминов (МБДМТ) связана со значительными трудностями, так как приходится решать целый ряд лингвометодических вопросов о том, что является термином, чем он отличается от слова, какие есть типы терминов и как их лучше объяснить, как соотносятся лексическое и понятийное значения в термине и многие другие. Для решения лингводидактических задач по устранению терминологического барьера представляется необходимым уточнить авторские позиции в отношении интерпретации понятия «термин», так как он неоднозначно трактуется; определить принципы отбора методических терминов; произвести классификацию терминов. Тогда проведённое исследование может служить базой для гармонизации английской, немецкой и русской терминосистем методики преподавания языков, стандартизации данной терминологии, составления методического словника и для обучения профессиональному подъязыку методических терминов.
    Признание терминологии частью языковой системы  в настоящий момент не ставится под  сомнение. Тем не менее, вплоть до 70-х  годов XX века вопрос статуса термина  в кругу терминоведов был темой  оживленных дискуссий [Вопросы терминологии, 1962; Место терминологии в системе современных наук, 1970]. Одна позиция заключалась в стремлении противопоставить термины общеупотребительной лексике и вывести их за пределы языка [Капанадзе, 1965;]. Противоположная тенденция была направлена на идентификацию термина с общей лексикой –  «ни в форме, ни в содержании нельзя найти существенной разницы между словом общераспространенной, неспецифической лексики и словом лексики терминологической» [Кузьмин, 1962]. Существование столь отличных друг от друга точек зрения можно объяснить, в первую очередь, различием применяемых при изучении терминологической лексики подходов терминоведов и терминологов. Терминоведы, то есть специалисты в области лингвистики, логики, информации, занимаются теоретической деятельностью. Практическую работу ведут преимущественно терминологии-специалисты соответствующих областей прикладной деятельности. В решении данного вопроса необходимо учитывать двойственную природу термина, а именно термина как логоса и термина как лексиса [Реформатский, 1959]. В определении термина есть две стороны: во-первых, понятийная, семантическая, обусловленная развитием системы понятий той или иной науки, того или иного производства, ремесла, и, во-вторых, структурно-языковая [Виноградов, 1961; 5]. Таким образом, с одной стороны, термин соотнесен с системой понятий определенной области знания, и эта соотнесенность является центральной для терминолога. С другой, он входит в лексическую систему языка, что представляет особый интерес для терминоведов. Однако расхождение подходов к терминологии языковедов и специалистов конкретных предметных областей является не единственной причиной существования этих двух точек зрения. Другим обоснованием может послужить тот факт, что в терминологической лексике, наряду с терминами, явно отличающимися по форме от общеупотребительных слов. Наличие во всякой терминологии определенного количества лексических единиц, которые одновременно являются и специальными терминами, и словами общего языка — так называемых «консубстациональных» терминов — является общепризнанным фактом [Гринев, 1986; Андреенко, 1980; Sager, 1990]. Однако существует расхождение во мнениях о способах появления консубстациональных терминов. Ряд исследователей отмечает, что в настоящее время практически каждое слово (за исключением стилистически окрашенных) обозначает понятие, являющееся предметом исследования той или иной предметной области [Гринев, 1990; Моисеев, 1970]. Напротив, определенная часть слов, которые сейчас признаются общеупотребительными, ранее причислялись к единицам специальной лексики и были известны лишь ограниченному числу посвященных. И лишь со временем они стали общеизвестными. При этом постоянно наблюдается процесс перехода общеупотребительной лексики в разряд терминов, и, наоборот, преобразование терминов в общеупотребительные слова. Данный факт свидетельствует о том, что граница между терминологической и общеупотребительной лексикой нестабильна и имеет функциональный характер. Таким образом, наличие консубстациональной лексики и процессов постоянного перехода лексических единиц из одного разряда в другой позволяет сделать вывод о том, что ключевое отличие термина от общеупотребительной лексики заключается не в форме, а в специфичности его употребления. Следовательно, при проведении границы между терминами и «нетерминами» первостепенное значение отводится сфере употребления. Таким образом, функциональный критерий выходит на передний план. Соотнесенность термина со специальной сферой употребления связана с тем, что он используется для названия или обозначения специальных понятий. Терминология – это слова специальные, ограниченные своим особым назначением [Реформатский, 1959; 46]. Данное свойство термина является принципиально важным, поскольку оно определяет не только принадлежность термина к специальной области знания, но и все остальные свойства термина.
    Многие  ученые различают два типа лексики: терминированную (перешедшую из общего языка) и терминологическую (перешедшую из терминологии в общий язык) (Верещагин Е. М., Костомаров В. Г., 1976; Митрофанова О. Д., 1973; Прохорова В. Н., 1993; Рождественский Ю. В., 1993). Например, такая терминологическая лексика, как lesson, method, procedure, drill. Терминированная лексика не теряет образности, культурно-исторических ассоциаций. Терминированная лексика часто обладает национально-культурной семантикой, например «Counseling Learning» «Silent way», «global learning», «streaming», «Total Physical Response». Некоторые термины обладают общеязыковой аккумулятивной функцией, существенной для национальной культуры. Термин – это принадлежность специального языка, средство называния специальных понятий и предметов. В лексикологии и лексикографии разработана целая система требований для термина (Гринев С. В., 1993; Марчук Ю. Н., 1993; Татаринов В. А., 1996). Становление термина очень часто процесс сложный, длительный. Термин подвергается влиянию языковых норм и понятийного поля соответствующей области знаний (Дианова Г. А., 1996; Татаринов В. А., 1996, 1998). Первоначально могут существовать  различные языковые формы одного и того же понятия. Например, «method», «way» (метод). Со временем термин приобретает стабильность, которая в свою очередь, зависит от стабильности соотнесенного с ним понятия, так как понятия являются функцией культуры, а она – категория  историческая и находится в связи с состоянием общества и его деятельностью. Процесс становления системы понятий непрерывен.
    Необходимо  отметить, что противопоставление термина  общеупотребительной лексике не предполагает вынесение терминологии за пределы литературного языка. Терминосистема в работе рассматривается как подсистема литературного языка, но на правах самостоятельного сектора [Даниленко, 1971; 11]. С одной стороны, она подвержена влиянию тенденций развития» общелитературного языка, с другой – терминология развивается самостоятельно и может даже влиять на развитие общелитературного языка. По словам В. А. Татаринова, «вынос терминологии за пределы литературного языка равнозначен на социальном макроуровне выносу всей человеческой культуры за пределы человеческого общества» [Татаринов, 1996; 161]. Таким образом, терминологическая проблема остается открытой для многих исследователей и является неоднозначной в сфере функционирования в языке.
     Минимальной значимой единицей информации в языковой среде выступает слово. Однако следует  отметить, что в качестве носителя специальной информации может выступать далеко не любое общеупотребительное слово, а слово с определенными дополнительными признаками и свойствами, которые делают его термином определенной предметной области.
    Термин  выступает как основной элемент механизма передачи и накопления специального знания. И прежде чем подробнее рассмотреть данный механизм, необходимо заострить внимание на феномене термина. Вообще понятие термин довольно многогранно и требует отдельного рассмотрения хотя бы уже в силу наличия бесчисленного множества попыток дать определение термину.
    Обладая сложной внутренней семантической  структурой термин является единой, самостоятельной  единицей наименования. (Овчаренко  В.М., 1969. С. 41 – 42.)
    Термин  — это единица какого-либо конкретного естественного или искусственного языка (слово, словосочетание, аббревиатура, символ, сочетание слова и букв-символов, сочетание слова и цифр-символов), обладающая в результате стихийно сложившейся или особой сознательной коллективной договоренности специальным терминологическим значением, которое может быть выражено либо в словесной форме, либо в том или ином формализованном виде и достаточно точно и полно отражает основные, существенные на данном уровне развития науки и техники признаки соответствующего понятия. Термин — слово, обязательно соотносимое с определенной единицей соответствующей логико-понятийной системы в плане содержания.
    А. А. Реформатский определяет термины  «как однозначные слова, лишенные экспрессивности». ( Реформатский А. А., 1959.) М. М. Глушко констатирует, что «термин – это слово или словосочетание для выражения понятий и обозначения предметов, обладающее, благодаря наличию у него строгой и точной дефиниции, четкими семантическими границами и поэтому однозначное в пределах соответствующей классификационной системы». (Глушко М. М., 1974. С. 33).
    Говоря  о лингвистической природе термина, отметим, что, во-первых, термин – это  неотъемлемая органическая часть лексической  системы литературного языка. Во-вторых, термины отличаются от других разрядов слов своей огромной информационной  насыщенностью.
    Основное  требование, предъявляемое к термину, - его однозначность. В общетерминологическом  плане это требование реализуется  двумя путями, т. к. существуют две  категории терминов: 1) общенаучные и общетехнические термины и 2) специальные (номенклатурные) термины. Общенаучные и общетехнические термины выражают общие понятия науки и техники. Термины существуют не просто в языке, а в составе определенной терминологии. Терминология, как система научных терминов, представляет собой подсистему внутри общей лексической системы языка. Капанадзе Л.А. 1965. С.75 – 86.
      Согласно А. А. Реформатскому,  терминология – это система  понятий данной науки, закрепленных  в соответствующем словесном  выражении. Если в общем языке (вне данной терминологии) слово может быть многозначным, то, попадая в определенную терминологию, оно приобретает однозначность.
    Специфика терминов как особого лексического разряда слов состоит в том, что  они создаются в процессе производственной и научной деятельности и поэтому  функционируют лишь среди людей, обладающих соответствующими научными и производственными реалиями, то есть макроконтекстом. Поэтому в отличие от обычных слов, однозначность которых в речевой коммуникации обеспечивается ситуацией или лингвистическим контекстом, однозначность термина регламентируется экстралингвистическим макроконтекстом или лингвистическим микроконтекстом.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.