На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Спор норманистов и антинорманистов о природе Древнерусского государства

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 19.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление
Введение…………………………………………………………………………..3
I. «Норманнская теория» происхождения государства у восточных славян и ее критика в XVIII–XIX вв.
      Создание норманнской теории в середине XVIII в: авторы, источники, основные положения……………………………………………………………...5
      Развитие дискуссии в XIX в……………………………………………...11
II. Норманнизм и критики норманнской теории в ХХ в.
2.1. Перемены  в русской исторической школе  в начале XX в………………..16
2.2. Советская  историческая школа в решении  норманнского вопроса: основные  направления…………………………………………………………..21
III. Современная ситуация……………………………………………………30
Заключение…………………………………………………………………….34
Список  использованных источников и литературы…………………….38 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
     Откуда  и когда взяла свое начало древняя  Русь? В исторической науке существуют две точки зрения, которые продолжают бороться за влияние на историю возникновения  древнерусского государства. Это точка  зрения о том, что варяги – представители южно-балтийского, поморского славянства, больших племенных конфедераций, которые в VIII–IX–X вв. практически доминировали на южных берегах Балтики, определили многое в истории возникновения древнерусского государства и оказали огромное влияние на религию, культуру этого региона, и на развитие всего восточного славянства.
     Есть  и другая точка зрения, которую  отстаивают уже больше 200 лет. В стенах Российской академии наук в XVIII в. родилась норманнская теория. Она появилась  в момент шведской агрессии против русских северо-западных земель, попытки  захвата Новгорода и всех прилегающих  территорий. Эта теория гласит о  том, что древнерусское государство  было создано норманнами-варягами. Родоначальниками этой теории выступали  Иоганн Готфрид Байер, кенигсбергский ученый-лингвист, а вслед за ним  другой немецкий ученый Герард Фридрих  Миллер, приглашенные Петром I для работы в Санкт-Петербург в 1724 г. В частности, опираясь на текст летописи «Повести временных лет», они утверждали, что свое имя – Россия вместе с государственностью – получила от скандинавов (норманнов). По сути, эта теория является основой для политических, государственных претензий скандинавского мира по отношению к славянским землям.
      Вопрос  о происхождении государства  стоит во главе угла любой раннесредневековой «истории народа», историографического  сочинения. 
Для русской историографии таким сочинением была «Повесть временных лет», которая отвечала на вопрос «откуда есть пошла русская земля» и «кто в Киеве начал первее княжити». «Повесть» содержит «сказания о призвании князей из-за моря». И само это сказание, а главное – его интерпретация – составляют предмет дискуссий, основу для рождения норманской теории, а позже и антинорманской.

     Целью работы является исследование норманнской теории возникновения Древнерусского государства и ее критика во взглядах историков.
     Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
     – охарактеризовать норманнскую и антинорманскую теории возникновения Древнерусского государства;
     – проанализировать развитие взглядов историков по данному вопросу, начиная с XVIII в.;
     – рассмотреть современную ситуацию исследуемого вопроса.
     На  сегодняшний день тема норманнской  теории возникновения древнерусского государства не исчерпана, она обновляется  новыми аргументами, новыми источниковедческими  наблюдениями.
      К вопросу образования Русского государства  обращалось и обращается большое  число представителей различных  наук – от истории, археологии до лингвистики  и географии. Положительным является то, что увеличивается число публикаций, повышается комплексность исследования вопроса о происхождении Древнерусского государства. Как ранее, так и  сейчас идут  споры об истории  возникновения Древнерусского государства. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

I. «Норманнская теория» происхождения государства у восточных славян и ее критика в XVIII–XIX вв.
     1.1 Создание норманнской  теории в середине XVIII в: авторы, источники,  основные положения
     Официальное распространение норманнская теория получила в 30-40-е гг. XVIII в., когда многие высшие должности при дворе были заняты немецкими дворянами. Естественно, что и весь первый состав Академии Наук был укомплектован немецкими  учеными.
     Так, в стенах Российской Академии Наук в XVIII веке родилась норманнская теория, согласно которой Киевское государство  было создано норманнами-варягами. Родоначальниками этой теории выступали  Иоганн Готфрид Байер, кенигсбергский ученый-лингвист, а вслед за ним  другой немецкий ученый Герардт Фридрих  Миллер. Считается, что создали они  эту теорию под влиянием политической обстановки. Чуть позже эту теорию развил Август Людвиг Шлёцер1.
     Немецкие  ученые для изложения своей теории возникновения Древнерусского государства  использовали следующее утверждение «Повести Временных Лет»: «и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Да пойдите княжить и володеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля»2.
     Большинство историков считает, что Синеуса  и Трувора на самом деле не существовало (в переводе с древнешведского языка слова «сине хус трувор» означают «с домом и дружиной»)3.
     Далее немецкие ученые доказывали, что образование  государственности у восточных  славян – заслуга исключительно  норманнов и делали выводы об извечной отсталости славян. Старший из князей Рюрик положил, как считал летописец, начало княжеской династии. После  смерти Рюрика другой варяжский князь  Олег (есть сведения, что он был родственником  Рюрика), правивший в Новгороде, объединил  Новгород и Киев в 882 г. Так сложилось, по мысли летописца, государство  Русь (называемое историками также  Киевская Русь)4.
     Немалое внимание для подтверждения своей  правоты сторонники норманнской  теории уделяли известиям западных историков. Здесь в качестве основного  источника можно назвать Бертинские летописи и сочинения епископа кремонского  Лиутпранда, который дважды был послом в Константинополе в середине X в5.
        «Опираясь на недостоверную часть русской летописи … о призвании рядом славянских племен в качестве князей … варягов, норманнов по происхождению, Байер, Миллер, Шлёцер стали утверждать, что норманны … были создателями Русского государства»6.
     Норманнская теория содержит в себе два общеизвестных  пункта: во-первых, норманнисты утверждают, что пришедшие варяги есть скандинавы и они практически создали  государство, что местному населению  было не под силу; и, во-вторых, варяги оказали огромное культурное влияние  на восточных славян. Общий смысл  норманнской теории совершенно ясен: скандинавы создали русский народ, подарили ему государственность, культуру, вместе с тем подчинив его себе.
     Против  этого утверждения сразу же выступили  русские ученые и, в частности, М. В. Ломоносов, который положил начало полемике между норманнистами и антинорманнистами. М. В. Ломоносов увидел в истории с призванием князей указание на изначальную неполноценность славян, не способных к самостоятельному государственному творчеству. Действительно, любой русский человек должен был воспринять эту теорию как личное оскорбление и как оскорбление русской нации, в особенности такие люди, как М. В. Ломоносов. «Немцы» были обвинены в предвзятости. 
     Очень показателен в этом отношении  красочный рассказ историка правда уже XX в. М. А. Алпатова о возникновении норманнской теории: «Тени двух соотечественников – Рюрика и Карла XII – витали над теми, на чьих глазах рождался этот вопрос. Полтавская виктория сокрушила амбиции завоевателей времен Карла XII, норманнская теория, возводившая русскую государственность к Рюрику, наносила удар по амбициям русских с исторического флага. Это был идейный реванш за Полтаву. Покрытый пылью веков древний сказ о варягах обрел новую жизнь, стал острейшим современным сюжетом... Варяжский вопрос, следовательно, родился не в Киеве в летописные времена, а в Петербурге в XVIII в. Он возник как антирусское явление и возник не в сфере науки, а в области политики. Человеком, который произвел первый «выстрел» в этой баталии, был Байер»7.
     Именно  тогда начался спор по норманнской  проблеме. Противники норманнской концепции  так же признавали достоверность  летописного рассказа-первоисточника и не спорили об этнической принадлежности варягов. Однако, ссылаясь на летописный сюжет о походе Аскольда и Дира и захвате или Киева считали, что до появления варягов-норманнов  в Киеве существовала своя княжеская  русская династия.
     Полемика  между норманнистами и антинорманнистами  обозначилась по ряду вопросов:
     1) Являлись ли варяжские князья  основателями государства Киевская  Русь?
     2) Термин «русь» является словом  скандинавского или иного происхождения?
     Фактически  речь идет о степени участия скандинавов  в сложении Древнерусского государства. С этой нейтральной позиции, написана статья А. Н.Сахарова в «Советской исторической энциклопедии».
     Автор утверждал, что норманнская теория – это «направление в историографии, сторонники которого считают норманнов (варягов) основателями государства  в Древней Руси». С этой точки  зрения в трудах академиков-немцев, первых российских академиков вполне возможно видеть подлинно академическое  отношение к русской истории, основанное, прежде всего, на изучении источников?
     Была  в советской историографии и  другая позиция. Б. Д. Греков в издании  «Киевской Руси» 1953 г. отмечал: «Под норманнизмом мы понимаем «теорию», «доказывающую» неполноценность русского народа, его  неспособность создать свою культуру и государственность, утверждающую за варягами-норманнами роль основателей  русского государства и творцов  русской культуры»8. Такую точку зрения разделял и Д. А. Авдусин9.
     Исследователи, занимавшиеся норманнским вопросом, не обратили внимание на фактическую  достоверность самого призвания  варягов и вообще об иноземном  происхождении княжеских династий. Напротив, все исследователи идут от вышеупомянутой легенды и только различным образом толкуют ее текст; например: что она подразумевает  под варягами и Русью? На какое  море она указывает? И в каком  смысле понимать слова «Пояша по себе всю Русь».
     Историки  спорили о правописании, о знаках препинания в летописном тексте, стараясь заставить его работать в пользу своей версии. В то время как  весь этот текст нисколько не в  состоянии выдержать исторической критики, незатемненной предвзятыми идеями и толкованиями.
     Тем не менее, Байер заложил основу норманнской  теории происхождения государственности  на Руси, и в XVIII в., и в последующие  два с половиной столетия гипотеза Байера нашла поддержку эрудитов как из числа германоязычных ученых (Г. Ф. Миллер, А. Л. Шлёцер, И. Э. Тунман, X. Ф. Хольманн, К. X. Рафн) в России и за рубежом, так и среди русскоязычных (Н. М, Карамзин, М. Н. Погодин, А. А. Шахматов, В. А. Брим, А. А. Васильев, Н. Г. Беляев, В. А. Мошин, В. Кипарский). Норманнисты настаивали на том, что термином «русь» обозначались именно скандинавы, а их противники готовы были принять любую версию, лишь бы не дать норманнистам фору.
      Антинорманнисты считают, что  термин «Русь» доваряжского происхождения и восходит к очень древним временам. В «Повести временных лет» есть места, которые противоречат легенде о призвании двух братьев княжить. За 852 г. есть указания о том, что при царствовавании в Византии Михаила уже была Русская земля. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях речь идет о том, что варягов княжить приглашали все северные племена, в том числе и Русь. Советские исследователи М. Н. Тихомиров, Д. С. Лихачев считают, что запись о призвании варяжских князей появилась в летописи позже, чтобы противопоставить два государства - Киевскую Русь и Византию. Автору летописи для этого потребовалось указать иностранное происхождение династии. Согласно исследованию А. А. Шахматова, варяжские дружины стали называться Русью после того, как перешли на юг.
      Понятно, что с таким подходом к решению  проблемы антинорманнисты не могли  рассчитывать на победу в данном споре. А патриотический запал М. В. Ломоносова, С. П. Кращенинникова и др. дали повод норманнистам обвинять этих и последующих антинорманнистов в том, что их сочинения – всего лишь плод патриотических настроений.
     В итоге дискуссий сложились мощные, живые и поныне, «норманнская» и «антинорманнская» школы10. 
 

      1.2. Развитие дискуссии  в XIX в.
      В XIX в., ставшим временем становления российской исторической науки, варяжский вопрос решался неоднозначно. Норманнский взгляд поддерживало большинство ученых, в том числе русских.
     Пожалуй наиболее основательно он выражен в  трудах Н. М. Карамзина11. Первый вопрос, которым задается Н. М. Каразмин, это «вопрос: кого именует Нестор Варягами? … по известию Несторовой летописи, Варяги овладели странами Чуди, Славян, Кривичей и Мери, не было на Севере другого народа, кроме Скандинавов, столь отважного и сильного, чтобы завевать всю обширную землю от Балтийского моря до Ростова (жилища Мери): то мы уже с великой вероятностью можем заключить, что Летописец наш разумеет их под именем Варягов»12. Таким образом, под варягами Н. М. Карамзин понимает скандинавов. В качестве аргументов выступают сообщения летописи, скандинавские имена варяжских князей.
     Второй  вопрос: «…какой народ, в особенности  называясь Русью, дал отечеству  нашему и первых Государей и самое  имя…?»13. Н. М. Карамзин отождествляет варягов с Русью и помещает их в Королевство Шведское, «где одна приморская область издавна именуется Росскою, Ros-lagen, и Финны доныне именуют всех ее жителей Россиами, Ротсами, Руотсами»14.
     Таким образом, Н. М. Карамзин ведет свое исследование так же как и норманнисты XVIII в., например Г. З. Байер, основываясь так  же на сообщения «Повести временных  лет». Однако события начала русской  государственности в «норманнистской» трактовке Н. М. Карамзина получили интересную, вовсе не уничижающую славян оценку: «…Начало Российской Истории представляет нам удивительный и едва ли не беспримерный в летописях случай: Славяне добровольно уничтожают свое древнее правление, и требуют Государей от Варягов, которые были их неприятелями.
     Желая некоторым образом изъяснить  сие важное происшествие, мы думаем, что Варяги, овладевшие странами Чуди и Славян за несколько лет до того времени, правили ими без угнетения  и насилия, брали дань легкую и  соблюдали справедливость. Господствуя  на морях, имея в девятом веке отношения  с Югом и Западом Европы, Варяги или Норманы долженствовали быть образованнее Славян и Финнов, заключенных  в диких пределах Севера; могли  сообщить им некоторые выгоды новой  промышленности и торговли, благодетельные для народа.
     Бояре Славянские, недовольные властию  завоевателей, которая уничтожала их собственную, возмутили, может быть, сей народ легкомысленный, обольстили его именем прежней независимости, вооружили против Норманнов и выгнали их; но распрями личными обратили свободу в несчастие, не сумели восстановить древних законов и ввергли отечество в бездну междоусобия. Тогда граждане вспомнили, может, быть о выгодном и спокойном правлении Норманнском: нужда в благоустройстве и тишине велела забыть народную гордость, и Славяне, убежденные – как говорит предание – советом Новгородского старейшины Гостомысла, потребовали Властителей от Варягов…»15.
     Таким образом, Древнерусское государство  Киевская Русь было основано, по мнению Н. М. Карамзина, иноземцами, но не путем  завоевания как многие другие современные  ему государства, а мирным путем, через призвание князей.
     Борьбу  с этой «теорией» вели В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский и др. Норманнскую теорию подвергали критике  русские историки С. А. Геодонов, И. Е. Забелин, А. И. Костомаров и др.
     Суть  возражений та же, что и в XVIII в.: признается факт призвания варягов, то есть норманнов, при этом утверждается, что государственность  славянская имеет истоки не на севере в Новгороде в его варягами, а на юге, в Киеве. В качестве основного  источника так же используется «Повесть временных лет».
     Наибольшей  остроты дискуссия достигла в  середине XIX в., когда в защиту норманнской  теории выступили датский историк, профессор Копенгагенского университета Вильгельм Томсен и русский историк, академик А. Куник. В работе В. Томсена «Начало русского государства» (1891 г.) были с наибольшей полнотой и ясностью сформулированы основные аргументы в пользу норманнской теории. После выхода в свет этой работы многие ученые пришли к выводу, что норманнское происхождение Русского государства можно считать доказанным. И хотя антинорманнисты продолжали свою полемику, большинство представителей официальной науки встало на норманнистские позиции.
     В ученой среде установилось представление  о произошедшей в результате опубликования  работы Томсена победе норманнистической концепции истории Древней Руси. Прямая полемика против норманнизма почти прекратилась. Так, А. Е. Пресняков полагал, что «норманнистическая теория происхождения Русского государства вошла прочно в инвентарь научной русской истории»16. Также основные положения норманнской теории, т. е. норманнское завоевание, ведущую роль скандинавов в создании Древнерусского государства признавало подавляющее большинство советских ученых, в частности М. Н. Покровский и И. А. Рожков. По мнению Рожкова на Руси «государство образовалось путем завоеваний, сделанных Рюриком и особенно Олегом». Это высказывание, как нельзя лучше иллюстрирует положение, сложившееся в русской науке в то время.
     Вместе  с тем ряд историков XIX в. стояли на позициях воинствующего антинорманнизма. В частности, Гедеонов в своем  двухтомном труде «Варяги и Русь» (1876 г.) подверг критике взгляды норманнистов и привел ряд доказательств местного происхождения термина «русь» и присутствия его в Восточной Европе с очень давних времен.
     Противники  норманнской теории (антинорманнисты) признают, что в основе легенды, описанной  в летописи, лежит реальный исторический факт вокняжения в Новгороде варяга Рюрика. Заслуга Рюрика заключается  в том, что он только положил начало первой правящей династии на Руси –  Рюриковичей. Но сами варяги вскоре ославянились (уже внук Рюрика носил славянское имя Святослав) и не оказали заметного  влияния на развитие социально-экономических  и политических процессов у славян.
     Новшеством XIX в. пожалуй следует признать представление  о славянском происхождении первых киевских князей, а кроме того появляется новое представление о том, что  процесс образования государства  явление довольно сложение, а поэтому  при ведущей роли варягов не могло  состояться без соответствующего развития общественных отношений самих славян.
      Это мнение мы встречаем в «Курсе русской  истории» у В. О. Ключевского. «Слово «Русь», по предположению автора «Повести о Русской земле», первоначальное значение имело племенное: так называлось то варяжское племя, из которого вышли  первые наши князья. Потом это слово  получило сословное значение... Позднее  Русь или Русская земля... – получило географическое значение17. Наконец в XI–XII вв., когда Русь как племя слилась с туземными славянами, оба эти термина Русь и Русская земля ... являются со значением политическим: так стала называться вся территория, подвластная русским князьям…имена первых русских князей-варягов и их дружинников почти все скандинавского происхождения; те же имена встречаем и в скандинавских сагах: Рюрик в форме Hrorekr, Олег по древнекиевскому выговору на «о» – Helgi, Ольга – Helga, Игорь – Ingvarr и т.п... Из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства; Киевское варяжское княжество ... стало зеркалом того союза славянских и соседних финских племен, который можно признать первоначальной формой Русского государства»18.
      С точки зрения В. О. Ключевского, «если снять несколько идиллический покров,… перед нами откроется очень простое, даже грубоватое явление». Благодушное приглашение чужаков? – придите, властвуйте? Нет, это «военный найм», и «военные охранители получали определенный корм за свои услуги»19. Затем, почувствовав свою силу, наемники превратились во властителей. В 882 г., через 20 лет, некий Олег, дружинник Рюрика, появляется в Киеве; он погубил земляков своих Аскольда и Дира, а затем правил при малолетнем сыне Рюрика – Игоре (882–912 гг.). Позиция Ключевского представляется нам достаточно уравновешенной – спокойное признание роли «варяжского элемента», без накаливания эмоций и страстей.
      Княжество Киевское «явилось сперва одним из местных варяжских княжеств»20. Однако Новгород Ключевский не считал началом Русского государства: из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства. Ключевский и название Русь связывает с варягами – Русью называли «то варяжское племя, из которого вышли первые наши князья»21. А позднее, в XI–XII вв., Русью стала называться вся территория, подвластная русским князьям, со всем славяно-русским населением.
     Таким образом, в XIX в. дискуссия по вопросу  об истоках русской государственности  была продолжена русскими и зарубежными  учеными. По-прежнему основным источником для норманнистов и антинорманистов  остаются письменные источники, в основном Повесть временных лет, и по-прежнему все исследователи едины в  признании реальным версии летописи о признании варягов новгородцами. При этом, представители норманнизма (Н. М. Карамзин) отнюдь не настаивали на отсталости славян, подчеркивая мирный характер призвания варягов, а не завоевательный. А у антинорманнистов появляется представление о сложном процессе создания государства и роли славянских общественных институтов в этом процессе, а так же мнения о ведущей роли Киевской династии в образовании государства. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

II. Норманнизм и критики норманнской теории в ХХ в.
     2.1. Перемены в русской  исторической школе  в начале XX в.
     Русские ученые XVIII и XIX вв. обычно относились с  полным доверием к Сказанию о призвании  варягов. Они спорили лишь по вопросу  об этнической принадлежности пришельцев, не сомневаясь в самой реальности сообщаемых летописью под 862 г. событий22. Постепенно, однако, складывается мнение, что в рассказе о призвании запечатлено и многое из действительности начала XII в., когда создавалась летопись.
     Так, Н. И. Костомаров на диспуте с М. П. Погодиным 19 марта 1860 г. о начале Руси говорил: «Наша летопись составлена уже в XII в. и, сообщая известия о  прежних событиях, летописец употреблял слова и выражения, господствовавшие в его время»23. О влиянии новгородских порядков поздней поры при создании легенды писал Д. И. Иловайский24.
     Но  настоящий перелом здесь наступил благодаря работам А. А. Шахматова («Разыскание о древнейших русских  летописных связях» (1908 г.) и «Повесть временных лет» (1916 г.)), который показал, что Сказание о призвании варягов  это – поздняя вставка, скомбинированная способом искусственного соединения нескольких северорусских преданий, подвергнутых глубокой переработке летописцами.
     Исследователь увидел преобладание в нем домыслов над мотивами местных преданий о  Рюрике в Ладоге, Труворе в Изборске, Синеусе на Белоозере и обнаружил  литературное происхождение записи под 862 г., явившейся плодом творчества киевских летописцев второй половины XI – начала XII в25.
     После исследований А. А. Шахматова в области  истории русского летописания ученые стали значительно осторожнее относиться к летописным известиям о происшествиях IX в.
     Не  обошлось, впрочем, и без крайностей. Некоторые исследователи отказались видеть в тексте отражение каких  бы то ни было реальных фактов. В. А. Пархоменко, например, призывал «совершенно скептически» отнестись «к летописному повествованию  о призвании на княжение Рюрика»  и не придавать этому «северному легендарному эпизоду» серьезного научного значения26.
     Некоторые, но не все. М .Н. Покровский полагал, например, что «всего безопаснее» придерживаться текста летописи. В результате легенда превратилась в исторически достоверное известие. А. Н. Кирпичников, И. В. Дубов и Г. С. Лебедев в призвании Рюрика видят продуманную акцию, позволявшую урегулировать отношения в масштабах всей Балтики, а самого Рюрика отождествляют с мелким датским конунгом Рериком Ютландским. (Такая гипотеза была высказана еще 150 лет назад Ф. Крузе).27
     И вес же «пересмотр» легенды о призвании варягов состоялся. Удалось установить историческую основу отдельных ее элементов. Еще В. Т. Пашуто отметил вероятную достоверность той ее части, которая содержит древнерусскую правовую лексику – «ряд» и «право».
     Е. А. Мельникова и В. Я. Петрухин, анализируя сообщения «Повести временных лет» о договорах Руси, о регулировании  отношений с варягами, а также  сопоставляя практику договоров  со скандинавскими конунгами в Англии и Франции, пришли к заключению, что  «ряд» варяжской легенды был  реальностью, а сведения о нем  дошли до составителя «Повести временных  лет» в устной традиции. «Ряд» заключался представителями нескольких славянских и финских племен с предводителями военного отряда; «ряд» предусматривал передачу им верховной власти на территории этих племен; «владение» приглашенных ограничивалось условием «судить по праву», то есть руководствоваться  местными правовыми нормами. «Ряд»  также должен был включать условия  содержания и обеспечения варягов, князя и его дружины. Истоки «ряда» варяжской легенды прослеживаются в древнерусской вечевой практике28.
     Отношение самого А. А. Шахматова к норманской проблеме всегда было сложным. Объективно его труды по истории летописания  сыграли важную роль в критике  норманнизма и подорвали одну из основ норманнской теории. На основании текстологического анализа летописи, им установлен поздний и недостоверный характер рассказа о призвании варяжских князей. Но вместе с тем он, как и подавляющее большинство русских ученых того времени, стоял на норманнистских позициях. Он пытался в рамках своего построения согласовать противоречивые показания Начальной летописи и нерусских источников о древнейшем периоде истории Руси.
     Возникновение государственности на Руси представлялось А. А. Шахматову последовательным появлением в Восточной Европе трех скандинавских государств и как результат борьбы между ними. Первое государство скандинавов было создано пришедшими из-за моря норманнами – русью в начале IX в. в Приильменье, в районе будущей Старой Руссы. Именно оно было «русским каганатом», известным по записи 839 г. в Бертинских анналах. Отсюда в 840-е гг. норманнская Русь двинулась на юг, в Поднепровье, и создала там второе норманнское государство с центром в Киеве. В 860-е гг. северные восточнославянские племена восстали и изгнали норманнов и русь, а затем пригласили к себе из Швеции новое варяжское войско, создавшее третье норманнско-варяжское государство во главе с Рюриком. Таким образом, варяги – вторая волна скандинавских пришельцев – начали борьбу с ранее пришедшей в Восточную Европу норманнской русью; победило варяжское войско, объединившее Новгородскую и Киевскую землю в одно варяжское государство, принявшее от побежденных киевских норманнов имя «Русь». Само название «Русь» А. А. Шахматов производил от финнского слова «руотси» – обозначения шведов и Швеции.29
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.