Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Арго в современном русском языке

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Московский  гуманитарно-экономический институт
Кировский филиал
Гуманитарный  факультет (специальность журналистика) 
 
 

Курсовая  работа
по Современному русскому языку.
«Арго в  современном русском языке». 
 
 

Выполнила:
студентка 2 курса
очного  отделения
срок обучения 5 лет
Фрик  Ксения Игоревна 

Проверил:
Калинин Алексей 
Анатольевич 
 
 

г.Киров, 2009г. 

     Содержание. 

I. Введение……………………………………………………….……..3
II. Арго в современном русском языке……………………………….6
   Глава 1. Лексические особенности арго…………………….…….7
    Глава 2. Арго в молодежном жаргоне……………….…………...13
    Глава 3. Жаргонная лексика в современных  СМИ….………..…20
    Глава 4. Словари блатного жаргона...............................................27
III. Заключение…………………………………………………...…...29
IV. Приложение.………………………………………………………31
V. Список использованной литературы………………………….....33 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

«Уголовный жаргон - это "блатная музыка", которую
                                          в прошлых столетиях сочиняли  столичные мазурики,
                                                                                   жулики, воры и карманники»
Владимир  Даль. 

   Введение. 

   Тема  моей курсовой работы «Арго в современном  русском языке». Тема большая, и, казалось бы, можно многое написать. Но, начав работу, я поняла, что недостаточно знаю. То есть вроде как ориентируюсь, и при необходимости пользовалась.… Если о законах, понятиях, традициях, фактах, легендах, об историях тюремной жизни разговоры заходят,  то феней просто пользуются. На ней говорят, но о ней - нет. Также как и с "нормальным", ежедневным общением - мы не задумываемся о том, как и с помощью каких слов это делается. Назвать феню полноценным языком, конечно же, не представляется возможным. Она скорее сродни профессиональному жаргону.
   Жаргон (феня) возник из языка офеней (коробейников) и напоминает языки некоторых этнических групп, в том числе африканских и греческих. Некоторые исследователи считают, что в седьмом веке на Руси проживал офенский народ, исчезнувший почти бесследно и оставивший о себе память лишь в русских былинах. Археологи не отрицают эту версию, но и прямых подтверждений пока не найдено. Язык офеней передавался поколениями, и вскоре его стали употреблять нищие, бродячие музыканты, конокрады, проститутки.
   Собственно  воровской жаргон как социолект (жаргон острожников, позднее - каторжников) существовал в России как минимум с момента появления данной социальной категории, то есть где-то с XVI-XVII веков. Кроме него существовал целый ряд различных социальных, конфессиональных и профессиональных жаргонов. Ключевым при построении всех этих жаргонов было "затемнение", перешифровка лексики при сохранении общего строя русского языка. Не удивительно, что по этой же схеме происходило и формирование блатной фени. Это было связано с тем, что блатной мир сформировался как явление во второй половине XIX века преимущественно в западных и центральных губерниях России. Феней не просто общались, ею шифровали устную и письменную информацию, стремясь утаить смысл от лишних глаз и ушей. Жаргон вошел в воровские шайки, остроги и темницы, проник на каторгу. Их коренные обитатели даже отвыкали от родной речи, путая слова и выражения. Судя по всему, блатная феня сложилась как  оригинальное лингвистическое явление в период 50-80 годов XIX века. В 1850 году после длительных командировок "за черту" в западные губернии российской империи В.И.Даль, служивший в то время чиновником особых поручений при министре внутренних дел, опубликовал «Условный языкъ петербургскихъ мошенниковъ», содержавший около 5000 лексем. Уже в 1892 году в очередном издании «Наставления по полицейскому делу», опубликованном департаментом полиции министерства внутренних дел Российской империи отмечалось необычное явление: «межъ воровъ во множестве употребляются слова еврейского происхождения». В 1908 году фундаментальное исследование «Жаргонъ тюрьмы» издал в Санкт-Петербурге В.Трахтенберг - сам по всей вероятности «вор в законе» и выдающийся международный авантюрист, по некоторым сведениям состоявший на службе в русской закордонной разведке. В том же году И.Бец издал там же «Босяцкiй словарь». После революции публикации по данной тематике совершенно сошли на нет. В дальнейшем вплоть до начала «перестройки» блатная феня описывалась исключительно в справочниках и учебных пособиях системы исполнения наказаний, причем издания эти предназначались только для служебного пользования, и естественно авторы их не озадачивались рассмотрением вопросов этимологии. Но и во время «перестроечного» издательского бума вернуться к фундаментальному уровню исследований начала XX века почему-то не удалось. В XX века отмечалось активное употребление фени в среде еврейской молодежи - не только уголовной, но и студенческой, в среде коммерсантов и интеллигенции. Первый всплеск распространения блатной фени последовал в период, когда «красный террор» уже закончился, а «массовые репрессии» еще не начались - в это время даже «политические» получали относительно небольшие сроки лишения свободы, и, возвращаясь к обычной жизни, привносили в нее необычную тюремную лексику. Вторая волна распространения блатной фени прошла после частичной реабилитации в 1939-1941, а третья - после массовой амнистии и хрущевских реабилитаций. В результате очень многими, в том числе и деятелями искусства, блатная феня уже не воспринималась как чисто криминальный жаргон, а исходное значение слов стало забываться, сами слова - коверкаться и видоизменяться. Последний этап популяризации блатной фени пришелся на первую половину 90-х годов XX века, когда в «светском» обществе стало модно подчеркивать свою сопричастность к неким криминальным кругам, а воры и бандиты стали популярными персонажами массовой культуры, которые зачастую рассматривались как образец для подражания подрастающим поколением.
   Каждая  преступная группа, каждая тюрьма дополняли  воровскую речь все новыми словами  и выражениями. Но, несмотря на грандиозную производительность, воровской жаргон не стал богатым и полноценным языком.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     II. Арго в современном русском языке. 

     Язык - это «практическое, действительное сознание», в котором отражен не только общественно-исторический опыт человечества, но и социальный статус конкретного слоя общества. Язык имеет знаковую природу и системную организацию, являясь, вследствие этого универсальным средством общения. Язык используется в быту, в производственной деятельности человека, в различных областях науки, культуры, общественной и политической жизни общества. Выбор и активизация различных языковых средств в каждом конкретном случае зависит от целей, задач и условий общения, а так же от социальной среды, возрастной группы и многих других факторов. Так появляется функциональное расслоение русского языка. В различных функциональных слоях языка используется своеобразная стилевая система: в быту - бытовая, в общественно-политической жизни - публицистическая, в административно-правовой - деловая и т.д. Различаются так же социальные диалекты, которые принято разделять на 3 большие группы: жаргоны, условно-профессиональные языки и арго.    
     Возникновение и распространение в речи жаргонизмов  оценивается как отрицательное  явление в жизни общества и развитии национального языка. Однако введение жаргонизмов в литературный язык в исключительных случаях допустимо: эта лексика может понадобиться писателям для создания речевых характеристик персонажей или журналистам, описывающим жизнь в колониях.  
 
 
 
 

     Глава 1. Лексические особенности арго. 

     Жаргон (от фр. jargon) - это речь социальной или профессиональной группы, которая отличается от общеразговорного языка особым составом слов и выражений. Это условный язык, понятный только в определенной среде, в нем много искусственных, иногда условных слов и выражений. Долгое время основу общего жаргона составлял студенческий жаргон. Но в настоящее время это далеко не так. В последние десятилетия XX века основным источником пополнения жаргона стал арго.
     Арго (от фр. argot) - это речь определенных замкнутых групп, которая создается с целью языкового обособления. В значительной степени это объясняется тем, что язык советской тюрьмы стал достоянием гласности: было снято табу на лагерно-тюремные темы в литературе и кино, а это немедленно нашло отражение в прессе. Многие слова пришли в общий жаргон из воровского арго. Это в основном специальная или своеобразно основная общеупотребительная лексика. Например, «бабки» - деньги, «мочить» - убивать, «мент, мусор» - милиционер, «щипач» - мелкий жулик.
     Уголовный жаргон (феня, блатная музыка) находится  в постоянном развитии. На настоящее  время в нем насчитывается  более 15 000 слов и словосочетаний. Феня не однородна. В зависимости от региона значения отдельных слов могут не совпадать. Свои оттенки, особенности лексики имеет каждая тюрьма и зона. Различаются немало западные, южные и восточные "диалекты". На Украине миска называется «нифель», в России - «шлемка». В одних местах камерный стол зовут «дубок», в других - «общак». И таких примеров немало. Кроме того, каждая преступная профессия – «карманники», «домушники», «фармазонщики», «кидалы» и т.п., имеют свой специфический словарный запас. Феня несет и опознавательную функцию в преступной среде, позволяющую отличать своих и чужих.
     Арго  носит ярко выраженную «преступную» окраску. В связи с этим небезынтересно знать, что 87% арготизмов относится к «профессиональной» лексике и только 13% относится к «бытовой» лексике. Арго делится на ряд лексико-тематических групп:
     а) деклассированных элементов:
«клюквенник» - вор, специализирующийся по кражам в церкви, «кобурщик» - преступник, совершающий кражи при помощи подкопа или тайного хода, «жук» - вор», «блатарь» - профессиональный преступник;
     б) жертв преступников:
«фрайер, штымп, олень, штылет батайский» - жертва преступления, «фрайер ушастый» - глупая жертва преступления;
     в) оружия преступников и орудий преступлений:
«перо» - нож», «пика» - заостренный металлический предмет, используемый преступным миром в качестве оружия, «фигура, игрушка» - револьвер, «балерина» - отмычка, «маслина» - пуля, «масленок с маслятами» - пистолет с патронами»,
     г) преступлений:
«взлом с кабуром» - ограбление помещения с прокладкой тайного хода, «покупка» - кража, «рыхта» - подготовка к преступлению;
     д) преступных действий:
«дуплить» - избивать, «заделать» - убить, «выжарить» - изнасиловать, «обчистить» - обокрасть, «навести»  - указать на объект преступления;
     е) представителей правоохранительных органов:
«вертухай» - надзиратель в местах лишения свободы, «митрополит» - председатель суда, «мильтон» - милиционер, «кум, мент, крючок» - представитель правоохранительных органов, «хозяин» - начальник исправительно-трудового учреждения;
     ж) мест лишения свободы:
«взросляк» - место лишения свободы, где отбывают наказание совершеннолетние преступники, «дача, курорт» - место лишения свободы, «кича, кичеван» - тюрьма, «исправилка» - исправительно-трудовая колония;
     з) предметов тюремного обихода:
«намордник» - решетка на окне, «браслеты» - наручники, «пайка» - хлебный паек, который выдается в местах лишения свободы, «параша» - емкость для нечистот и испражнений в местах лишения свободы;
     и) людей по их социальной, профессиональной, возрастной и психологической характеристике:
«оголец» - подросток, «бобик» - ничтожный человек, «жлоб» - жадный человек, «заочница» - женщина, с которой осужденный познакомился заочно, по переписке,«валет» - дурак;
     к) частей тела человека:
«гребка» - рука, «маркоташки, буфера»  - женские груди, «копыто» - нога, «маска» - лицо, «рубильник» - нос;
     л) денег и драгоценностей:
«горячий камешек» - драгоценный камень, «капуста» - деньги, «кол» - один рубль, «косая» - сто рублей, «кусок» - тысяча рублей,
     м) спиртного и наркотиков:
«гарь» - спиртной напиток, «травка, план» - наркотик гашиш, «джеф» - наркотик морфий, «колеса» - наркотики в виде таблеток, «пузырь Петрович» - бутылка водки.
Остальные группы немногочисленны. В них входят названия животных, насекомых, действий правоохранительных органов, явлений  природы, признаков предметов и  некоторые другие обозначения.
     В арго широко распространено явление синонимии. Синонимические ряды нередко состоят из нескольких компонентов:
     «замочить - заделать - укоцать - пришить  - уговорить» - убить;
     «бегать - мазать - чистить - мыть - покупать - тырить» - воровать;
    «вложить - завалить - заложить - засыпать - сдать - продать» - предать;
     «блатарь  – блатной человек – жиган - урка» - профессиональный преступник;
     «погореть - подзалететь - спалиться - попухнуть» - попасться с поличным;
     «крутить - вертеть вола - нажаривать - заливать пушку» - обманывать.
Наличие большого количества синонимов в  арго объясняется тем, что люди «дна»  постоянно стремятся к усилению речевой выразительности. Носители арготизмов упрощают, односторонне сгущают нужное им значение слова. Неслучайно большинство арготических слов имеет конкретное значение. Любопытно, что для арго не характерна полисемия: многозначных слов в нем очень мало.
     Лексика арго трудна для «перевода», так  как арготическое слово редко бывает нейтральным - чаще всего оно крайне эмоционально и имеет поэтому определенный семантический «довесок». «Точных эквивалентов, - писал Б.А. Ларин, - тут нет хотя бы потому, что арготические словечки и конструкции часто имеют такой эмоциональный и волевой заряд, какого литературные языки не имеют ни для кого, а уж менее всего для говорящих на арго».
     Словообразование  в арго мало, чем отличается от словообразования в русском литературном языке. Большинство слов (78%) образовано лексико-семантическим способом - метафорой, метонимией, синекдохой. Для арго нередки слова с суффиксами:
     -яр- («мент-яр-а» - представитель правоохранительных органов, «кич-ар-а» - «тюрьма»),
     -арь- («блат-арь» - профессиональный преступник, «скок-арь» - вор, специализирующийся по кражам из домов и квартир, влезая туда через форточку или окно),
     -юг- («жит-юг-а» - жизнь, «фраер-юг-а» - жертва преступления).
При морфологическом  способе словопроизводства в  арго нередко наблюдается и перенос  значения. Лексическое значение нового слова резко отличается от значения образующей лексемы («оторва» - профессиональная преступница, которая отбирает у заключенных вещи и продукты питания, «шалашовка» - проститутка).
      Итак, каковы же основные функции арго?
    Конспиративная функция.
Арго используется для сокрытия намерений, замыслов, действий. Например, вор-карманник в толпе, не боясь того, что окружающие его поймут, может сказать своему «коллеге» следующую фразу: «Дави гусака с вторяка!» - делай вторую попытку к ограблению намеченной жертвы. «Бери за свисток фуцена, а я распрягу его» - бери за горло жертву, а я сниму с него одежду. Арго вырабатывалось и вырабатывается стихийно, но оно непонятно для непосвященных (законопослушной части населения), и эту непонятность уголовный мир нередко использует в своих противоправных целях.
     2. Опознавательная функция.
Арго - пароль, по которому узнают друг друга  деклассированные элементы. В 20-х годах преступники, если они не знали человека, если сомневались в его принадлежности к уголовникам, спрашивали: «Свой! Стучишь по блату?» - преступник? Говоришь на арго? Герой романа Г. Медынского «Честь», профессиональный преступник, спрашивает случайного, оступившегося правонарушителя Антона Шелестова: «По фене ботаешь?» И, видя, что тот не понимает этого арготического выражения, делает вывод, что Шелестов не «свой». Академик Дмитрий Лихачев в статье "Черты первобытного примитивизма воровской речи" писал: "Воровская речь должна изобличать в воре "своего", доказывать его полную принадлежность воровскому миру наряду с другими признаками, которыми вор всячески старается выделиться в окружающей его среде, подчеркнуть свое воровское достоинство: манера носить кепку, надвигая ее на глаза, модная в воровской среде одежда, походка, жестикуляция, наконец, татуировка, от которой не отказываются воры, даже несмотря на явный вред, который она им приносит, выдавая их агентам уголовного розыска. Не понять какого-либо воровского выражения или употребить его неправильно - позорно...".
     3. Номинативная функция. 
В арго имеется большое количество слов и фразеологизмов, которые используются для обозначения тех предметов и явлений, для которых нет эквивалентов в русском литературном языке. Например: «девятнашка» - икона девятнадцатого века, «кассир» - взломщик несгораемых касс и сейфов, «майданщик» - торговец и ростовщик в местах лишения свободы.
     4. Эмоционально-выразительная функция. 
Большинство слов в арго имеет ярко выраженную эмоционально-экспрессивную окраску. В лексике деклассированных элементов  много бравады, показного пренебрежения  к опасности. Вместе с тем, в арго имеется ряд слов, которые достаточно выразительны, остроумны, достаточно четко отражают предметы и явления окружающей действительности. Например: «доходяга» - слабый, истощенный человек, «дрейфить» трусить, «валять ваньку» - притворяться дураком, «сыграть в ящик» - умереть, «гастроль» -   поездка уголовника с целью совершения преступления.
      Пользующихся  блатным жаргоном можно разделить  на 2 основные группы - соответственно 2 основным группам обитателей тюрьмы: «братве» и «пассажирам» - «лишний человек» в тюрьме и зоне. Для первых это как родная стихия, это носители языка, для вторых - это скорее иностранный язык, который они изучают по необходимости. Первые иногда и не умеют выражать свои мысли по-другому. Они думают на фене. Вторые зачастую достаточно быстро начинают ее понимать, но вот пользуются с трудом, обычно только для обозначения понятий, специфических для тюрьмы и блатного мира, и отсутствующих в вольной жизни.
     Одним из спорных вопросов является вопрос о тайности арго. Некоторые исследователи считают арго полностью искусственным и тайным языком, другие же (например, Д.С.Лихачев) отрицают подобное утверждение, считая арготическую лексику своеобразной реакцией деклассированных элементов на окружающую действительность. 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 2. Арго в молодежном жаргоне. 

    С лингвистической точки зрения современное воровское арго демонстрирует свою неоднородность - прежде всего, в аспекте времени возникновения различных групп единиц. С одной стороны, в арго отчетливо выделяется достаточно древний лексический пласт, на устойчивость употребления единиц которого мало повлияли социально-экономические изменения,  произошедшие за последние столетия (эту часть уголовного жаргона можно условно назвать «старое арго»). С другой стороны, нельзя не заметить появления в уголовном жаргоне более динамичных лексических групп, возникающих (и, соответственно, исчезающих) вследствие отражения в арго различных социальных процессов, затрагивающих и сферу преступного мира. Например, появление в 30-50г. прошлого века таких уголовных арготизмов, как «полит» - политический заключенный, «пересидчик» - политический заключенный, который, отбыв срок наказания, остался в исправительно-трудовом лагере до особого распоряжения. В настоящее время новообразования в арго связаны с качественными изменениями в структуре преступного мира,  появлением новых видов преступлений (организованная преступность, экономические преступления, рэкет, заказные убийства).  
     В современном молодежном жаргоне  к единицам «старого арго» восходит примерно 200 жаргонизмов (в это число  входят морфонологические варианты отдельных жаргонизмов, а также производные жаргонизмы), которые можно распределить по следующим группам.
     Свыше 100 арготизмов перешло в молодежный жаргон без изменения своего лексического значения, например:
     «смыться» - скрыться, убежать;
     «слямзить» - украсть;
     «стучать» - сообщать, доносить.
     Некоторые арготизмы этой группы, будучи многозначными  или широкозначными в уголовном  арго, перейдя в молодежный жаргон, стали однозначными или сузили свое значение, например:
     «ксива» - любой документ (отсутствует значение письмо, записка);
     «шнифты» - глаза (отсутствует значение окна, стекла);
     «упираться рогом» - проявлять упрямство (отсутствует значение упорно работать).
     Отсутствие  значительных семантических изменений  при заимствовании данных единиц молодежным жаргоном можно объяснить тем, что понятия, выражаемые данными арготизмами, являются общезначимыми, актуальными не только для представителей уголовного мира.
     Чуть более 40 арготизмов, перейдя в молодежный жаргон, значительно изменили свою семантику. В данном случае речь идет уже не о сужении (расширении) значения или утрате некоторых значений многозначными словами, а о существенном переосмыслении семантики слова на основе актуализации «общезначимых» сем и вытеснении «уголовных». Например:
     «обштопать» - обмануть (в уголовном значении «обштопать» - ограбить);
     «гопник» - примитивный, интеллектуально неразвитый и крайне агрессивный человек («гопник» - уличный грабитель);
     «беспредел» - веселое времяпрепровождение, не стесненное условностями, формальной атмосферой («беспредел» - 1) нарушение воровских законов, воровского «кодекса чести» 2) преступная группировка, не соблюдающая воровских законов, стоящая особняком в преступном мире);
     «лох» – человек не достойный уважения, доверия («лох» - жертва преступления, тот, кого намечено обмануть, ограбить или убить).
     Отдельную группу свыше 30 единиц составляют арготизмы, совместившие в себе особенности рассмотренных выше единиц: сохранив лексическое значение, присущее им в арго, они (на его основании) развили новые значения, не свойственные данным единицам в составе уголовного арго. Например:
     «атас» - 1) сигнал опасности 2) нечто неординарное, потрясающее, необычное (в уголовном значении «атас» - сигнал опасности);
     «канать» - 1) идти, передвигаться, перемещаться 2) удовлетворять предъявляемым требованиям, подходить, соответствовать 3) стремиться быть похожим на кого-либо, подражать кому-либо («канать» - идти);
     «ништяк» -  1) нечто хорошее, отличное, замечательное 2) предмет, бывший в употреблении, но использованный не до конца («ништяк» - нечто отличное, замечательное);
     «шмара» - 1) проститутка 2) некрасивая девушка («шмара» - проститутка).
     Характерно, что переход в молодежный  жаргон определенных арготических  единиц происходит избирательно и в некоторых случаях не распространяется на однокоренные с ними (производные или производящие) лексемы, если они имеют ярко выраженный уголовный оттенок. Например,  «слямзить» - украсть, вошел в том же значении в состав молодежного жаргона, а производящая лексема «лямза» - мелкий воришка - нет; арготизм «мочить» - убивать был ассимилирован молодежным жаргоном в значении бить, ударять, но однокоренные единицы типа «мокруха», «мокрое дело» - убийство, «мокрая статья» - статья Уголовного Кодекса, квалифицирующая убийство, «мокрушник» - убийца, остались за пределами молодежного жаргона.
     И наоборот - попав в молодежный жаргон, арготизмы становятся основой для жаргонных единиц, напрямую не связанных с уголовной сферой, например:
     «мочить» - бить, ударять (от угол. «мочить» - убивать) – > «мочиться» - драться, «мочиловка» - драка;
     «ксива» - любой документ (от угол. «ксива» - документ, записка, письмо) – > «ксивник» - плоский мешочек для паспорта, носимый на шее;
     «ништяк» - 1) нечто замечательное, отличное 2) нечто не использованное до конца (от угол. «ништяк» - нечто хорошее, отличное) – > «заништячить» - использовать, употребить что-либо до конца.
     Группу  из более чем 20 единиц образуют жаргонизмы, восходящие к арготическим лексемам, не перешедшим в молодежный жаргон (то есть в жаргоне имеются лишь производные единицы, производящая же основа так и осталась в арго), например:
     «бузовой» - производящий сильное впечатление, неординарный (от угол. «буза» - 1) шум, скандал, неразбериха 2) неприятная история, случай, ситуация 3) ерунда, чепуха);
     «на шару» (получить что-либо) - 1) бесплатно 2) легко, без труда (от угол. «на шарап» (получить что-либо) - бесплатно или без труда, за счет наглых, бесцеремонных действий);
     «надыбать» - 1) найти 2) достать, приобрести (от угол. «дыбать» - идти; развитие второго значения произошло, возможно, под влиянием литературного слова «добыть» (по созвучию);
     «вольтануться» - сойти с ума, «вольтанутый» – сумасшедший, ненормальный (от угол. «валет» - дурак).
     Таковы основные особенности жаргонизмов, образованных на базе «старого арго».
     Группу новообразований в уголовном  арго (22 единицы) составляют арготизмы, появившиеся в последние годы и отражающие появление новых разновидностей преступлений и преступников, например:
     «киллер» - наемный убийца, бомбить, обувать;
     «товарить» - заниматься рэкетом, отнимать деньги или вещи;
     «крыша» – защита и покровительство со стороны преступной группировки.
Качественное  отличие данной лексики от единиц «старого арго» состоит в чрезвычайно широком и неоднородном составе ее носителей: указанные единицы понимаются и употребляются не только собственно представителями современного преступного мира, но и их потенциальными жертвами: коммерсантами разного уровня, а также рядовыми гражданами, не имеющими прямого отношения ни к уголовному миру, ни к коммерческой сфере. В речевом обиходе последних лексемы данной группы иногда получают переносное, более приближенное к повседневному быту толкование, например:
     «кинуть» – нечестно, несправедливо обойтись с кем-либо на бытовом уровне к примеру, не вернуть деньги, взятые в долг, или подвести, нарушить обещание (от угол. «кинуть» - совершить мошенничество с целью завладения чужими деньгами или имуществом);
     «понизить» - обмануть при расчете за покупку, недодать сдачу (от угол. «понизить» - лишить крупной суммы денег).
     Несмотря  на очевидно криминальный характер обозначаемых предметов, и явлений, арготизмы, входящие в рассматриваемую группу, обнаруживают явную тенденцию к переходу в разряд межжаргонной (или даже сленговой) лексики. В отдельных случаях наблюдается и обратное явление – использование общемолодежных жаргонизмов или сленговых единиц в функции новообразований арготического порядка, например:
     «бортануть» - избавиться, отвязаться от кого-либо; отвергнуть что-либо;
     «прокатить» - несправедливо обойтись с кем-либо; постепенно приобрели еще одно значение - «нечестным путем (за счет мошенничества или вымогательства) завладеть чужими деньгами или имуществом», став (в данном значении) синонимами таких арготических новообразований, как «кинуть», «понизить» и начав употребляться наравне с ними.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.