На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Символы из животного мира в «Слове о полку Игореве»

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 19.09.2012. Сдан: 2012. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
Федеральное государственное бюджетное образовательное  учреждение высшего профессионального  образования
«Курганский государственный  университет» (КГУ) 
 
 
 
 
 
 

Контрольная работа
Символы из животного мира в «Слове о полку  Игореве» 
 
 
 
 
 

Дисциплина:               История отечественной литературы
Студентки группы ФЗ-3281с                                 Первухиной Юлии Юрьевны
Направления подготовки 031300 «Журналистика»
Преподаватель        Позднякова Е.Г., доцент 
 
 
 
 
 
 
 

Курган 2012
     Цель  данной работы – наиболее полно представить символы животного мира, используемые в «Слове о полку Игореве». Для этого необходимо дать общую характеристику используемым символам и на примерах рассмотреть особенности изображения животных и их символическое значение в «Слове о полку Игореве». 

1. Изображение животных в «Слове о полку Игореве»
     Животный  и ландшафтный мир «Слова»  необычайно широк и насыщен. Подробную характеристику общей картины животного мира в «Слове о полку Игореве» дает Дёмин. Он отметил, что в тексте «Слова» характеристики каждого животного, как правило, повторяются. Когда говорится, например, о волке или волках, то они серые и бегущие, скачущие, рыскающие; соловьи — поют, издают щёкот; сокол или соколы — прекрасно и целеустремленно летают, догоняют и бьют птиц; галки — «говорят» или молчат; вороны — «грают» или не «грают». Таким образом, каждый род животных в художественном отношении составляет однородную массу в «Слове», поэтому животные часто называются во множественном числе.
     Эти массы животных также взаимосвязаны: соколы и лебеди; соколы и галки; птицы, волки, орлы, лисицы; соловьи и галки; враны и галки; чайки и черняди; сороки, враны, галки, дятлы, соловьи. Особенно активную роль играют галки, повторяясь то в одном, то в другом перечислении и сцепляя всех птиц в единый мир. Автор часто употребляет и обобщающее слово «птици». В различных сравнениях «Слова» активную сцепляющую роль уже играют волки. Герой действует волком и орлом; лютым зверем и волком ; горностаем, гоголем, волком, соколом. В результате почти все звери и птицы, упоминаемые автором «Слова», художественно объединяются в цельный животный мир — «птичь... зв?ринъ».
     Каждая  часть ландшафта в «Слове»  представляется насыщенной живностью. Так, с полем связываются соколы, орлы, соловьи, галки, кречеты, враны, волки, лисицы, туры. К каждой детали ландшафта, даже мелкой, кто-то приставлен. В частности, горностай — «къ тростию», а чайки — «на струяхъ».
     Больше  всего фауна в «Слове» представлена птицами. Птицы связаны не только традиционно с небом и деревьями, но и со всеми основными частями ландшафта. С полем: «птици... въ пол? Половецкомъ», «соколы... чресъ поля широкая», «врани на болони» — на лугу. Связаны и с водой: «гогол?мъ на воду», «соколъ... къ морю», «дятлове... къ р?ц?», «галици... къ Дону Великому», «зегзицею по Дунаеви».
     Давно уже замечено: «Автор, без сомнения, был „птицегараздом" — птицеведом. Из всех животных он лучше всего знал птиц, их повадки». «Заптиченность» «Слова» сочетается с полным отсутствием упоминаний о рыбах. Глубины рек и моря пусты и словно безрыбны в «Слове». В лучшем случае упоминается речное дно. Отсутствуют также упоминания о насекомых.
     «Автор «Слова» относился к природе не как богослов, не как хозяйственный деятель, не только как охотник или военный тактик, а преимущественно как «абориген». В понятие «абориген» я не вкладываю какой-либо оттенок уничижения. Я не настаиваю также на том, что автор «Слова» обязательно был уроженцем степи или иной характерной местности. В понятие «аборигенность» вкладывается преимущественно психологический смысл, подразумеваются следующие свойства писателя: он тонкий и памятливый созерцатель природы; он основывается на своих личных впечатлениях; он создает как бы местную картину природы, а не рисует природу вообще; но он предпочитает давать обобщенную картину, а не частную зарисовку» - пишет Дёмин. [6, с. 62].
       «Автор никогда не вводит в свое произведение иноземных зверей, - отмечает Д. Лихачев. - Он реально представляет себе все то, о чем рассказывает и с чем сравнивает. Он прибегает только к образам русской природы, избегает всяких сравнений, не прочувствованных им самим и не ясных для читателей». [7, с. 40].
     2. Символы в «Слове о полку Игореве»
     Символы — основное образное средство «Слова», они представлены как предельная степень развития метафоры или, напротив, как нераскрытая метафоричность семантики синкретичного слова. «Символизирующее сознание» средневековья создало множество символов, которые в процессе познания заменяли собою понятие о вещи (свойственное нашему сознанию), еще не осознанное на логико-понятийном, представая на образном уровне: посредствующим между «вещью» и «словом» (знаком вещи) элементом было не понятие о вещи, а образ другой вещи, который и есть символ.
     С семиотической точки зрения структура «Слова» строится формальными пересечениями сопоставлений (параллелизм) и противопоставлениями (антитеза), содержательно наполненных уподоблений, в месте пересечения которых и содержится символ, а последовательное повторение (повтор) то связанных, то распущенных семантических узлов и создает «художественную ткань» произведения.
     Как известно, наложение христианских символов на славянские языческие, создавая собственно древнерусскую художественную культуру, происходило довольно легко ввиду общности многих символов (особенно связанных с природными циклами). Хотя «изложение «Слова» почти сплошь символично», представленные в произведении символы органично вплетаются в его контекст. Семиотическим подтекстом является не церковная история (что характерно, например, для цикла произведений о Мамаевом побоище), а природные циклы, это и определяет преобладающее воздействие со стороны мифологической системы славянской языческой культуры. Чисто христианская символика была бы не до конца понятной в XII в., она не соответствовала бы и идеологическому истолкованию этого именно воинского похода (не на агарян, сарацин или поганых вообще, а на конкретных, поименно названных половцев).
     Поскольку символ — идеологически важный знак, указанное предпочтение имеет свой смысл. Не случайно в тексте не употребляются абстрактно аллегорические символы — условные знаки (эмблемы), семантически закрытые для непосвященных и не развивающиеся в данном конкретном контексте как отражение мира абсолютных идей. Основная установка автора, наоборот, заключается в раскрытии и истолковании символов, предстающих в определенном и значимом ряду следования.
     Сама  способность символа к многократному семантическому варьированию создает возможность различного понимания, казалось бы, известного и понятного текста. Например, символ «солнце» одновременно может быть истолкован как солнце чувственное («горячюю лучю... тепло еси...»), светлое и чистое («красно еси») и «мысленное», т. е. как истина, нравственный закон и солнце правды. Христианская символика «света» и языческого «солнца» совмещаются, давая возможность варьирования в близкозначных терминах (зоря / заря, св?тъ и св?тъ св?тьлый / солнце и т. п. вплоть до языч. божества Дажьбога / Хръса), но обязательно в противоположности тьме, чрьному ворону и т. п.
     Гл. качество символа в «Слове» состоит в дробности и взаимопроницаемости традиционных для средневековья символов: св?тъ > заря > солнце > Дажьбогъ и т. п., т. е. принципом матрешки или, точнее, метонимические представления части за целое, части в целом, целого как вместилища частей. Метонимия и есть средство согласования символов в художественной ткани «Слова».
     В этом памятнике находим по крайней  мере три типа символов в зависимости  от их отношения к референту (явлению  действительности или предмету) и  к денотату (признаку различения и сопоставления предметов внешнего мира) — магические, мифологические и терминологические символы.
     Магия звука и цвета создает связь  образов с реальностью, причем «картина метафорическая и реальная слиты в одно целое», т. е. представляют собою символ.  

     «Золото»  — символ царства, или богатства, или знатности, все равно относительная  цена металла определяется его абсолютной ценностью, и образное содержание текста устанавливается его реальной содержательностью. Реальность многих «символов» — слов доказана историками искусства и натуралистами: чръленые щиты, златъ столъ, жемчюжна душа, злато ожерелие, сребрено стружие, преломление солнечных лучей в металле, затмение солнца, др. явления природы. Магические воздействия на силы природы и ответные ее действия на героев повествования лежат в основе таких символов.
     Мифологические символы — символы замещения, уподобления или знамения. Языческий символизм проявляется в том, что автор «Слова» каждый раз как бы воплощается в новый персонаж, персонифицируя себя в нем, а не стоит над ними. Взаимопроникаемость языческого мира (человек — дерево — зверь — вода...) становится художественно оправданным средством в описании этого мира. Косвенное обозначение лица, предмета, явления предпочитается прямому и непосредственному называнию простым указанием одного яркого (идеального или типичного) признака, вынесенного на первый план восприятия. Велесовъ внуче — Боян, Дажьбожи внуци — русичи, Осмомыслъ — Ярослав, шестокрилцы — воины или князья; уподобление героев волку, ворону, гнезду, зверю, зегзице, лебедям, лисам, орлу, соколу, соловью, туру и пр. — в сущности, то же оборотничество (которое приписывается одному лишь Всеславу), но распространение глаголом (соколомъ полет?) или эпитетом (чръный воронъ) подчеркивает необходимый признак уподобления; явления природы, символизирующие различные беды (ветры, солнце, гроза, тучи, дождь, молнии, гром, реки текут и пр.),— знамение и фон происходящих событий в те времена, «когда человек не отделял еще себя от природы».
     Новый тип символов в «Слове» представляют собою собственно языковые. Заимствованная метафора в новом культурном контексте становится символом; то же происходит и с переработанной в узком контексте языческой метафорой. «Средневековый символизм часто подменяет метафору символом. То, что мы принимаем за метафору, во многих случаях оказывается скрытым символом, рожденным поисками тайных соответствий мира материального и „духовного“». [8].
     Совмещение  «образа» и «понятия» (представление  образа как понятия) в словесном знаке характерно для «Слова». Как раз не в таких спорных метафорических выражениях (метафорой в этом памятнике кажется все нерасшифрованное и неясное), а в чисто метонимических переносах, например, в обозначении оружия как символа воина, его славы, действий и пр. (конь, копье, меч, сабля, седло, стрелы, стремя, стяг, шелом, щит и т. п.); реальность термина, перенесенная в новую для него формулу, обогащается дополнительным, фигуральным смыслом и перерастает в символ, когда утрачивается конкретная связь с определенным ритуалом, действием или состоянием этого лица или предмета.
     Также языкового происхождения и явление символического параллелизма, которое возникает при распространении формулы с определенным символом до предложения. «Принцип двойного воспроизведения действия» обычно представлен в развернутых «символических картинах», которые удобнее и было бы называть образом (в древнерусской поэтике этот термин по содержанию шире тропа и фигуры). Сопоставление «внуки — деды» — символ времени, «сев — жатва» — такой же символ, показывающий конкретное следствие из определенной причины; такие же образы «битва — пир»; войско в половецкой земле — тучи закрыли солнце; сон Святослава; мгла поля покрыла (русичи — зоря) и т. п. Глаголы оживляют символ, вставляя его в конкретную рамку данного повествования. Эта поэтическая символика объясняется параллелями из произведений народного творчества: звон — слава, увядание травы — горе, жемчуг — слезы, пир или жатва — битва, опадение листьев — разлука, трава ковыль — смерть, мутная вода — печаль, сокол — князь, ворон — враг, солнце — герой, птица — плач женщины и пр. — символика определенного содержания и, в соответствии с авторским замыслом, все — отрицательного, печального, горестного характера и смысла.
     Переводя  явления материального мира в  явления духовного порядка, отвлеченно общие, автор «Слова» создает символ, поскольку такой символ предполагается описанным действием через восприятие этого действия героем повествования (посеянные в битвах кости — взошли печалью).
     Таким образом, и символ как категория  раскрывается в «Слове» только в системном соотнесении с параллельными или противопоставленными ему средствами языка, т. е. системно, и является единственным из этих средств, о котором можно сказать, что символ — не троп или фигура речи, а связанный с реальностью знак неведомой силы — образ, —  силы, которая приводит в движение и само действие, и описание этого действия, и постижение смысла такого действия в случае, если возникает необходимость вскрыть идеологический подтекст всего произведения в целом. 
 

3. Символическое значение птиц и животных в «Слове о полку Игореве»
     По  мнению исследователей, сложно найти в древнерусской литературе другое произведение, в котором мир фауны был бы представлен так разнообразно и поэтично, как в «Слове о полку Игореве». Сегодня говорят о «феномене анималистической поэтики «Слова».[2]. Многогранны и семантическая нагрузка, и изобразительное значение образов живой природы в художественной структуре произведения. Звери и птицы выступают как в роли реально-физических участников событий, так и в символико-аллегорическом их воспроизведении, метафористике.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.