Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Бюджет Республики Беларусь

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 20.09.2012. Сдан: 2010. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    СОДЕРЖАНИЕ 
 

    1.Зарождение государства и бюджета Беларуси в волостях-княжествах
 Полоцкой  Руси и его развитие в составе  Древнерусского государства в  IX—XII вв.   4
    2. Развитие государственного бюджета в Белорусско-литовском государстве
 Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой в XIII—XVIII вв.                         10
    3.Становление бюджетной системы Беларуси в составе России и СССР с
конца XVIII в. по 1919 г.                                                                                                     21 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    ВВЕДЕНИЕ 

    Бюджет  проходит в своем развитии те же этапы, что и государство, претерпевая количественные и качественные изменения, его существование вне государства невозможно.
    Возникнув на ранних этапах общественного развития не как финансовая категория, а в виде государственной казны, пополнявшейся материальными ценностями, бюджет получил качественно новое содержание в связи с трансформацией общественных отношений, государства и его функций.
    В нашем исследовании сделана попытка восстановить непрерывный процесс зарождения и развития бюджета Беларуси на различных этапах развития государства: в волостях-княжествах Полоцкой Руси, в составе Древнерусского государства, Великого княжества Литовского, Речи Поспо-литой, России, СССР и, наконец, как самостоятельного бюджета суверенной Республики Беларусь.
    С этой целью в работе проведена  периодизация развития бюджета.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    1. ЗАРОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И БЮДЖЕТА  БЕЛАРУСИ В ВОЛОСТЯХ-КНЯЖЕСТВАХ  ПОЛОЦКОЙ РУСИ И ЕГО РАЗВИТИЕ В СОСТАВЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В IX—XII ВВ. 

    История свидетельствует, что в VI—VII вв. н.э. на землях, прилегающих к Западной Двине, Днепру и Припяти, осели три группы славянских племен: кривичи, дреговичи, радимичи, которые сформировались как восточное славянство и в дальнейшем составили основу белорусской народности. Основой общественной организации славян была община.
    У восточных славян рабовладение не получило широкого распространения. Уже с IX в. на территории Беларуси шел интенсивный процесс формирования феодальных отношений.
    Со  второй половины IX в. в племенах кривичей, дреговичей и радимичей появляется государственно-общественная организация. Наряду с уцелевшими племенными организациями, создаются и разноплеменные союзы, чисто политические союзы людей, объединенных соседством и общностью интересов. Образуются волости-княжества. Самыми большими волостями считались Полоцкая, Смоленская и Туровская. В летописи кроме них упоминаются и менее крупные: Витебская, Минская, Оршанская, Друцкая, Мстиславская, Изяславская, Слуцкая, Новогрудская, Несвижская, Пинская, Мозырская, Свислочская и др.
    В IX в. белорусские княжества не представляли собой единого государства, но каждое из них являлось государственным объединением.
    В волости устанавливалась своя исполнительно-законодательная власть: законодательная принадлежала вече — народному собранию, а исполнительная — князю с дружиной. Все хозяйственные и общественно-правовые отношения в пределах волости регулировались вече.
    Волостные князья с дружинами охраняли территорию своей волости и ходили в походы на соседние вражеские волости или отдаленные чужие земли, охраняли торговые пути и караваны, чинили суд и расправу. Кроме организации обороны и суда, князь издавал уставы, законы, собирал налоги с населения. При выполнении возложенных на него функций князь производил определенные расходы, которые должны были обеспечиваться соответствующими доходами. Такие доходы собирались в княжеской казне. Каждая волость-княжество как государственное формирование имела свою казну — своеобразный бюджетный фонд. Казна княжества не отделялась от казны князя и была в полном его распоряжении.
    В это время княжеская казна  формируется из материальных ценностей, и бюджет княжества не представляет собой финансовую категорию.
    Явившись  прообразом государственного бюджета, княжеская казна приобретает свойственные ему признаки: ее возникновение связано с появлением государственной организации у восточных славян; она создается как централизованный фонд, но пока еще не в денежном, а в натурально-вещественном выражении. Первые бюджеты по своему содержанию соответствовали дословному переводу древнефранцузского bougette, что означает кожаный мешочек [64, с. 150], или английского budget — мешок [56, с. 111].
    Таким образом, зарождение бюджета Беларуси тесным образом связано с историей развития белорусского государства. Генетические истоки бюджета берут начало из княжеской казны первых белорусских волостей-княжеств.
    Княжеская казна пополнялась в основном за счет дани, доходов от продажи рабов и имущества, захваченного в результате войн.
    Образование княжеств у восточных славян происходило  одновременно с формированием раннефеодального государства Киевской Руси. В середине IX в. восточные славяне стали объединяться, чтобы противостоять агрессии соседей-варягов и хазаров, которым они платили дань. Так возникли северный и южный союзы восточнославянских племен, на основе которых позже образовалось единое Древнерусское государство.
    Возглавлял  государство великий князь, которому подчинялись многочисленные удельные князья и бояре. Княжеские дружины охраняли торговлю восточных славян и отражали набеги кочевников, держали в повиновении крестьян и мещан. Сохранилось вече как орган местного самоуправления.
    За  выполнение своих функций по внешней обороне и внутреннему управлению князь получал от населения доходы. Казна великого князя все еще не отделялась от казны государства, но по статусу она была общегосударственным бюджетным фондом. Расходы великокняжеской казны на содержание княжеского двора и дружины носили общегосударственный характер. Дружина полностью была на иждивении князя. Князь ее кормил, одевал, вооружал и снабжал лошадьми.
    Доходы  великокняжеской казны формировались  за счет дани с населения (позже —  оброка), пошлин, доходов от продажи рабов, а также укладов с побежденных земель.
    В IX в. киевский князь, централизовав  вокруг себя разные племена, обложил их данью. Отсюда и возникло понятие "подданные". В то время дань была основным источником доходов. Она большей частью реализовывалась либо обменивалась на другие товары, пополнявшие княжескую казну. Это побуждало великих князей поощрять торговлю и способствовать ее развитию, охранять торговые интересы восточных славян и защищать великий водный путь "из варяг в греки".
    Доходы  от торговли рабами, которых княжеские  дружины захватывали на войне, составляли важную доходную статью.
    С развитием торговли все более  существенным источником доходов становились торговые пошлины. Выполнение великим князем своих внутренних функций — "чинить суд и расправу" — позволяло получать судебные пошлины и штрафы, которые тоже поступали в княжескую казну.
    Кроме всего прочего, доходы Древнерусского государства формировались и  за счет контрибуций. Так, согласно летописи, князь Олег, "... заключив с греками договор после удачного нападения на Царьград, взял с них "уклады", контрибуцию для городов Киева, Чернигова, Полоцка и других"[58, с. 71].
    Внутригосударственная деятельность великих князей стояла на втором плане но сравнению с  напряженной внешней деятельностью. Она состояла в установлении и сборе дани и оброка, необходимых на содержание как самих князей, так и их дружин.
    В Киевской Руси установились различные  способы сбора дани. Покоренные племена  везли ее на княжеский двор. Это  называлось повозом. В основном же на территории Древнерусского государства дань собиралась княжескими посадниками (наместниками). Кроме того, князья часто собирали ее, отправляясь со своей дружиной в так называемое полюдье.
    Иногда  сбор дани князья поручали своим дружинникам. Лица, собиравшие с населения дань, назывались данщика-ми. Торговые пошлины князьям собирали мытники и осме-ники.
    Изначально  дань была основной формой феодальных повинностей и вносилась продуктами неземледельческого характера (грибы, мех, мед, воск, рыба и др.) и деньгами (кунами). Размер дани определялся местными обычаями. Дань собиралась со двора, плуга, т.е. единицей обложения данью было хозяйство смерда-общинника (смерды — княжеские люди из состава сельского земледельческого населения, обложенные данью). Когда князь отправлялся собирать дань, то получал от населения еще и корм натурой или деньгами и дарь. Поскольку князья приезжали не только собирать дань, но и чинить суд и управу, то население выходило с дарами и поклонами. С годами такой порядок превратился в обычай, и дар из добровольного приношения сделался обязательным сбором, который назывался полюдьем дарованным.
    От  своей судебной деятельности князья получали виры — штрафы за убийство свободного человека, продажи —  штрафы (пени) в пользу князя за другие правонарушения, судебные уроки — пошлины с гражданских процессов. Со временем все они превратились в судебные пошлины.
    Кроме того, князья получали в свою пользу сборы: мыто, весчее, померное. Эти сборы  были вначале платой за различные услуги, оказываемые торговцам: мыто — пошлинный сбор с купцов за услуги при перевозке товаров через волоки или при упорядочении торговли на рынках через особых приставов — мытников; весчее и померное — при перевешивании и измерении товаров. Позже все эти сборы приобрели значение торговых пошлин.
    Итак, князю поступали доходы в виде дани, полюдья дарованного, корма, вира, продаж, уроков, сборов: мыто, вес-чего, номерного (пошлин) и некоторых других доходов.
    Под руководством великого князя находились многочисленные "светлые князья" — княжеские посадники, которые представляли в отдельных волостях особу князя и были его наместниками. Кроме прямой выдачи необходимых реквизитов для дружины, князь предоставлял посадникам в пользование часть своих доходов: даней, судебных штрафов и пошлин. Часть собираемой посадником дани использовалась на содержание княжеской дружины, а часть отправлялась великому князю в Киев.
    Во  внутреннем управлении волостями князья были самостоятельны; их отношения с князем, стоящим во главе государства, выражались в том, что они отсылали ему дань и ходили по его зову на войну.
    В пределах отдельных княжеств функционировала  собственная система сбора доходов в пользу князя. Иначе говоря, формировалась княжеская казна на уровне местного самоуправления (прообраз местного бюджета).
    В X—XII вв. на территории западных земель, как и в целом в Киевской Руси, укрепляется феодальное землевладение. Князья уже не удовлетворялись одними данями, судебными и торговыми пошлинами. Они искали себе и другие источники обогащения, которые видели во владении и эксплуатации земель.
    В этот период земля, бывшая основным средством  производства, стала собственностью феодалов. Верховным собственником земли являлся великий князь, который регулировал ее распределение между своими подданными, наделяя их землей за верную службу (государственную или военную).
    Феодалы, получив землю, наделяли ею крестьян, которые попадали к ним в зависимость и вынуждены были выполнять феодальные повинности: платить дань, оброк продуктами, денежный оброк и отрабатывать барщину.
    Если  изначально основной формой повинностей  была дань, то с ростом производительности труда, когда у крестьян стали появляться излишки продуктов, феодалы перевели их на оброк продуктами, а позже — на денежный оброк и барщину. В феодальном государстве существовали все четыре формы феодальных повинностей, но в определенные периоды одна из них была доминирующей: дань — в IX— XI вв., оброк продуктами — в XI — XIV вв., денежный оброк — в XV — первой половине XVI в., со второй половины XVI в. — барщина.
    Развитие  феодальных отношений привело к  укреплению феодальной знати и ее стремлению к обособлению и политической независимости от Киева.
    Со  второй половины XI — начала XII в. весь ход общественной жизни Древней Руси значительно усложнился. Летописные источники свидетельствуют, что экономическое и политическое развитие Киевской Руси проходило уже в условиях периода феодальной раздробленности. Древнерусское государство стало распадаться на отдельные княжества и феодальные республики. Некоторые земли приобрели статус самостоятельных государств. К концу XII в. киевский князь был совершенно обессилен и не имел уже никакой власти над князьями. Союз восточного славянства был признан распавшимся.
    За  время нахождения в составе Древнерусского государства белорусские земли накопили опыт государственно-общественной организации и сбора государственных доходов.
    В IX—XII вв. в Древнерусском государстве  были заложены основы формирования бюджетной системы. Несмотря на то, что казна великого князя не отделялась от казны государства, она выполняла функции государственного бюджета, была его предшественником. Выступавшая в качестве бюджетного фонда, государственная казна пополнялась как материальными ценностями, так и денежными доходами.
    Государственное устройство Киевской Руси определило и многоступенчатую систему формирования доходов: на уровне государства (великого князя), отдельных княжеств и внутри них.
    Волости и крупные города формируют свою казну, которая становится прообразом местного бюджета. По такому принципу позже стала формироваться бюджетная система Беларуси (государственный бюджет и местные бюджеты областей, городов, районов и т.д.).
    Закладываются принципы распределения доходов  между бюджетами. Имеется в виду, что доходы, взимаемые на территории волостей, поступали в казну удельных княжеств, за исключением той части,  которая направлялась великому князю.
    Тот факт, что великому князю отсылались доходы именно в виде части дани, позволяет признать существование принципа значимости в распределении государственных доходов: изначально дань была самым существенным доходным источником.
    Четко прослеживается территориальный принцип  сбора доходов, который проявлялся в том, что расчеты с великокняжеской казной каждая территория (волость, город) вела самостоятельно, а за сбор налогов на вверенной ему территории отвечал княжеский наместник.
    Относительная самостоятельность княжеств, широкие  права в решении вопросов формирования доходов казны и их использования  позволяют говорить о том, что уже была подготовлена почва к развитию такого понятия, как бюджетные права. Местная администрация наделена была правами по сбору доходов на своей территории, введению местных налогов и сборов, установлению их размеров.
    Более того, между уровнями власти сложились вполне определенные отношения в распределении государственных доходов (между удельными князьями и великим князем), что заложило основы для развития в будущем принципов формирования межбюджетных отношений.
    Таким образом, в IX—XII вв. создается в определенной степени упорядоченная, многоуровневая система формирования доходов государственного бюджетного фонда, организационные принципы которой в дальнейшем были положены в основу создания бюджетной системы Беларуси. Важно отметить и то, что зарождавшаяся система налогообложения уже предусматривала налоговые льготы для стимулирования тех или иных процессов хозяйственной жизни государства.
    В период распада Древнерусского государства  Полоцкое княжество обособилось  одним из первых, а в конце XI — начале XII в. от Киева обособились Гродненское, Новогруд-ское, Волковысское, Пинское и Дубровенское княжества. Несколько позже отделилось и Туровское княжество.
    Так как отдельные ветви княжеского рода непрерывно разрастались, то в  отдельных волостях возникало множество княжений. Деление на княжения не приобрело еще устойчивого характера, они то возникали, то упразднялись, то объединялись с другими, то вновь восстанавливались. Началась борьба между волостями и князьями, между городами, городами и пригородами, между князьями и вече.
    Таким образом, к концу XII в. белорусские  земли были политически раздроблены  и ослаблены междоусобицами. Литовские  князья стремились использовать феодальную раздробленность Киевской Руси для того, чтобы подчинить своей власти западные территории Древнерусского государства. Вместе с тем ослабленной Полоччине, живущей в обстановке феодальной раздробленности, необходима была сильная государственная власть для защиты от иноземных завоевателей. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    2. РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТА В БЕЛОРУССКО-ЛИТОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ - ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ И РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В XIII—XVIII ВВ. 

    XIII—XVI вв. называют Белорусско-Литовским  периодом истории Беларуси. Документы свидетельствуют, что в начале XIII в. происходит объединение литовских земель под властью одного князя Миндовга, который стремился расширить границы своего государства прежде всего за счет соседних княжеств Полоцкой Руси. Ранее других в подчинение Литвы, еще до ее объединения, попала Черная Русь с городами: Новогрудком, Слонимом, Гродно, Волковыском и др. В первой половине XIII в. Полоцкая земля вошла в состав Литовского княжества. Почти одновременно с Полоцкой определилось положение и Витебской земли как части литовского княжества, а затем Минской и Турово-Пинской.
    Таким образом, в конце XIII — начале XIV в. сложилось феодальное государство  — Великое княжество Литовское, в состав которого вошли белорусские, русские и украинские земли. Столицей своего государства Миндовг сделал город Новогрудок, а белорусский язык был признан в качестве государственного .
    Присоединенные  к Литве белорусские земли  не теряли своей политической индивидуальности, прав и обычаев.
    Вся законодательная власть и система  государственного управления в объединенном государстве принадлежали великому князю (господару). Он распоряжался и государственной казной.
    Совещательным органом при князе была великокняжеская дума, а позже — паны-рада, куда входили крупнейшие феодалы. К концу XV в. значение и полномочия рады выросли настолько, что она превратилась из совещательного органа в государственное учреждение, ограничивающее власть великого князя. К этому времени князь без одобрения рады не может распоряжаться государственными доходами, расходовать самостоятельно средства государственной казны, вводить новые налоги и сборы.
    Для выполнения управленческих функций  при князе формировался большой  чиновничий аппарат, в котором уже  функционировали две должности  подскарбия: земского и дворного. Подскарбий земский ведал казной государства, а подскарбий дворный — непосредственно доходами и расходами великокняжеских имений. Это дает основание предположить, что в Великом княжестве Литовском при ограничении власти великих князей и одновременном усилении полномочий рады и вальных сеймов как органов государственной власти происходит постепенное отделение государственной казны от казны князя. "Разграничивается его карман и государственный сундук; ему отводится определенная сумма ..." [56, с. 18]. Тем не менее, принимая во внимание верховную власть и право собственности великих князей, следует сделать уточнение: государственная казна все еще являлась и казной великого князя, хотя его права в распоряжении государственными доходами были уже ограничены. Бюджет государства представлял собой простую смету великокняжеских, а позже — королевских доходов и расходов. В это время доходы и расходы государства были тождественны доходам и расходам государей.
    В Великом княжестве Литовском  в XIV — первой половине XVI в., как и в других раннефеодальных государствах, шел процесс развития феодального способа производства, феодальных отношений. Верховным собственником земли, ее распорядителем был великий князь. Он регулировал земельные владения феодалов.
    Здесь, как и в других государствах, основным источником государственных доходов являются домены (или государственное имущество): земли, леса, реки. Первоначально это была собственность государя, на которой покоились его материальное существование, сила и власть. Без них он становился "государственным нищим", выпрашивающим подаяния в виде налогов, из господина превращался в "раба своего народа". С государственной точки зрения казенные домены считались важным достоянием, которое нельзя раздаривать.
    В XVI в. Жан Боден заявил, что каждый, кто советует продать домены, замышляет гибель государства. Продав домены, пришлось бы вновь приобретать их, утверждал Ш.Л. Монтескье в XVIII в. [56, с. 35].
    Однако  князья и цари в средние века этим мудрым советам не следовали. Домены раздаривались и расхищались, продавались и закладывались. Этот процесс мы наблюдаем и в Великом княжестве Литовском. Домены рано начинают "таять", дворянство без труда присваивает их себе. Великие князья, обладая верховной собственностью на землю, раздавали ее своим приближенным за выслуги "на вечность" или с указанием сроков владения.
    Таким образом, земли Великого княжества  Литовского имели различный статус: господарские (государственные), непосредственно  находящиеся в собственности  великого князя, частновладельческие, а также церковные имения. Степень участия отдельных категорий земель и их владельцев в формировании доходов государственной казны не была одинаковой.
    Как правило, раздавая земли "в особое содержание", князь определял  виды и размеры доходов, которые  они обязаны вносить в государственную казну.
    Так, в Бобруйской волости король Сигизмунд  отдал князьям, панам, боярам и дворянам только дань медовую с некоторых людей, "а дань грошовую и бобры, и куницы, — гласит лист короля от 7 марта 1533 г., — и иншiи всякiи повинности велели ... им на нас давати" [57, с. 360]. Однако чаще всего при пожаловании земель великий князь отрекался от всех своих прав, за исключением тех, которые он имел на все имения в государстве как представитель верховной власти.
    Согласно  действующим привилеям, выданным шляхте, она освобождалась от уплаты податей. Что касается частновладельческих крестьян, то они платили все подати (кроме серебщины и ордынщины) в пользу своего хозяина.
    Церковные земли, как правило, освобождены  были от всяких повинностей.
    Таким образом, основная доля государственных  доходов поступала с земель, в  которых велось господарское хозяйство (государственное и великокняжеское) как в сельской местности, так и в городах.
    Управление  на господарских землях и руководство  госпо-дарским хозяйством осуществлялись наместником-держав-цем или тивуном. В каждом округе, которым управлял наместник-державца, или тивун, находилось несколько великокняжеских дворов и дворцов. Это были собственно госпо-дарские усадьбы, содержащие дворные земли и угодья, эксплуатировавшиеся непосредственно господарем. Доходы с великокняжеских усадеб шли непосредственно князю. С остальных господарских (государственных) земель доходы поступали в государственную казну.
    Великокняжеские люди (сельскохозяйственное население и мещане) платили своему господарю различные подати со своих земель деньгами и натурой, а также несли различные повинности.
    Обложение сельскохозяйственного населения  и сбор платежей с них организовывались следующим образом. Крестьяне получали землю в пользование из рук феодала и должны были выполнять в пользу ее владельца разные повинности: платить дань, оброк продуктами, денежный оброк, отрабатывать барщину.
    Как уже отмечалось, в XIII—XIV вв. основной формой феодальных повинностей в  Великом княжестве Литовском был натуральный оброк, но сохранилась и дань; в XV в. получил развитие денежный оброк.
    Для целей обложения сельскохозяйственного  населения Великое княжество  Литовское воспользовалось теми земельными единицами, которые исторически сложились как результат развития семейно-родовой кооперации крестьян. Земельные участки как единицы обложения в разных его частях назывались по-разному. В Турово-Пинских княжествах — дворищами, в Смоленской земле в таком же значении, как дворище, употреблялся термин сельцо или селище, а части земель назывались вытями. Селище в значении земли как единицы обложения употреблялось и в Витебских землях. В частях бывшей Берестейской земли, в поветах Берестейском, Каменецком, Кобринском и других для обозначения крестьянских земельных участков закрепилось название жеребья.
    На  большей части Великого княжества  Литовского крестьянские участки, бывшие единицами обложения, не имели никаких специальных терминов, а назывались просто землями с прибавлением имени крестьян, бывших их владельцами, или какого-нибудь географического названия. Позже как в господарских волостях, так и в частных имениях единицы облагаемой земли стали называться волоками, что соответствовало волочной системе организации крестьянского хозяйства.
    Размер повинностей зависел от размера земельного участка, которым наделялся крестьянин.
    Натуральный оброк вносился в виде дякла и  мезлевы — податей натурой  со всего, что уродилось и прибыло  в крестьянском хозяйстве. Термин "дякло" применялся ко всему, что уродилось и прибыло, за исключением скота, а "мезлева" относился исключительно к скоту. Таким образом, дякла были ржаные и житные, пшеничные, овсяные, сенные и дровные, а мезлева бралась баранами, свиньями, яловицами, курами и яйцами и т.п.
    Термины "дякло" и "мезлева" не были чем-то новым: подати натурой взимались и ранее в литовских и белорусских землях в виде даней, о чем уже было сказано выше. Вероятнее всего, вводя дякло и мезлеву по польскому образцу, литовское правительство только приводило к одному типу и норме существовавшие ранее натуральные подати.
    Эти подати перелагались иногда и на деньги, особенно дякла сенные, дровные (их неудобно было перевозить к местам назначения) и мезлева.
    Порядок сбора платежей регламентировался  королевскими инструкциями и указами. Что касается дякол, то в соответствии с инструкцией, данной державцам королем Сигиз-мундом в 1529 г., жито и овес предписывалось собирать натурой и „суполно" отдавать городничим; „жыто и овес город-ничiи наши, в кождом повете кождого году мають водле торгу продавати, а пенязи до скарбу нашего отдавати" [57, с. 474]. Кур и яйца король оставлял для своей кухни , а в его отсутствие державцы должны были брать за курицу и десять яиц грош и отдавать деньги в скарб. Что касается сена и дров, то по инструкции 1529 г. они должны были собирать их „пе-нязьми".
    В отношении мезлевы инструкция 1529 г. предписывала собирать ее деньгами: за яловицу тридцать грошей, за курицу и десять яиц — один грош. Первоначально мезлева взималась в основном натурой.
    Среди плательщиков податей следует выделить данников, которые производили свои уплаты господарю большей частью из доходов, получаемых от эксплуатации местных угодий. Они платили дань медовую, бобровую и куничную, а также грошовую, или серебряную. Грошовая, или серебряная, дань бралась с пашенных земель, которыми владели данники, а натуральные — с их угодий.
    Взамен  меда, бобров, куниц и лисиц правительство  и частные владельцы принимали по установленной цене и деньги, а иногда и сами назначали плату. Так, писарь великого князя, собирая по его поручению дань, отчитывался, что взял "20 бобров грошми, по 40 грошей бобр, — то 13 коп. и 20 грошей, а три бобры шерстью, а осмдесят куниц шерстью" [57, с. 341].
    Кроме дани и дякла, бывшего своего рода данью, крестьяне уплачивали и различные другие платежи натурой, например, солью (с соляников), рыбой (с рыболовов), углем (с угольников), рудой (с рудников), льном, хмелем (в Жмудской земле платились пенязи льняные и хмелевые), санями, рогатинами и т.д., что соответствовало специальным службам крестьян.
    В Великом княжестве Литовском  существовал целый перечень специальных повинностей господарских людей, выполнение которых освобождало казну от дополнительных расходов. Так, отдельную категорию плательщиков составляли крестьяне, участвовавшие в работах по господарскому хозяйству и называвшиеся слуги, главной повинностью которых была военная служба и ее снаряжение (панцирная служба). Слуги вербовались из зажиточных крестьян, так как подготовка к военным походам связана была с большими расходами. Панцирная служба, как довольно тяжелая, освобождала несших ее лиц от всяких других повинностей, но они должны были за свой счет содержать хороших коней, обеспечивать сбрую и броню. Это в значительной степени разгружало государственную казну, сокращая прямые военные расходы.
    Вся ответственность по сбору податей  лежала на намест-никах-державцах и  тивунах — ближайших помощниках державцев в их хозяйственно-административной деятельности. На местах блюстителями господарских интересов были представители собственной крестьянской власти. Они назывались по-разному в различных местностях: приставы, приказники, сотники, сорочники, десятники и старцы. Возникновение такой пирамиды крестьянских властей обеспечивало наиболее полный контроль за уплатой податей и платежей. Должности эти были платные, а поступления от продажи должностей составляли особый доходный источник казны.
    Крестьянские  власти выгоняли людей на работу, "раскладывали" повинности и платежи, следили, чтобы с каждого участка шла возложенная на него "служба". Они должны были принимать все меры, чтобы на волости не было недоимок. Но если такие оказывались, то урядник дворный имел право взыскать их посредством грабежа, т.е. конфискации имущества. Если урядник не принимал таких мер, то недоимка так и оставалась недобором господарского двора. В отдельных волостях суммы недоимок распределялись между крестьянами.
    Денежные  оброки феодалы Великого княжества  Литовского стали вводить для крестьян с XV в., что способствовало увеличению денежных поступлений в государственную казну. Она все более превращалась в денежный фонд.
    Однако  еще длительное время одновременно существовала натуральная и денежная форма платежей податей.
    В соответствии с инструкциями 1514 и 1529 гг., намест-ники-державцы собирали с крестьян осадное, т. е. те денежные оброки, которыми заменялись издельные повинности крестьян.
    К этому же типу платежей можно отнести  и подать с сох, которую установил  король Сигизмунд в Жмудской земле  в 1527 г. Видя разорение крестьян от действовавшей в этой земле системы податей и повинностей, король вызволил их "от всех посадей и платов и доходов" господарских и предписал: "мають они нам давати с сохи волов по пятнадцати грошей, а с конской сохи по пол-осма гроша; а кто не мает волов, а ни клячи, ино от земли пять грошей; а куничники мають нам давати куницы водле давного обычая, а от сох их воловых по пол-осма гроша, а от коньских по половицы того" [57, с. 479].
    В западных областях Великого княжества  Литовского господарские подданные  платили чинш, который брался не только с волок, а и с земель неразмеренных, соответствуя „вроку" или „оброку" в восточных областях. В инструкции, выданной державцам дворов Виленского и Троцкого поветов, в числе доходов, которые они должны были собирать, называются и пенязи чиншевыи.
    В отдельных местностях Великого княжества  Литовского взимались подымщина, воловщина, поголовщина, посощина (объектом обложения  в данном случае были двор, вол, рабочий человек, соха).
    Историки  сделали предположение, что все  эти подати, вероятно, унаследованы Литвой со времен татарского ига, и различные их названия отражают различные стадии обложения татарской данью [57, с. 482]. Изначально они предназначались на военные издержки, на оборону от татар.
    Сначала они собирались ежегодно, но с течением времени были заменены временной серебщиной которая назначалась господарем и панами-радой на "вальных соймах". Правительство Великого княжества Литовского ввело серебщину как специальную подать для военных целей. Она взималась не только с господарских крестьян и мещан, но и с княжеских, панских и боярских подданных и относилась таким образом к разряду общегосударственных налогов.
    За  уплатой серебщины устанавливался строгий контроль. Так, например, в 1507 г., король с панами-радою "рос-казали тую серебщизну брати, тым обычаем: державцы наши мають тую серебщизну выбирати, без всякого умеш-канья, кождый у своем повете, з наших людей; а хоружiй кождый у своем повете маеть выбирати з людей боярских и дворянских и вдовьих и татарских под сведомом кождого державцы нашого; а князей и панов рад наших з их именей наместники их мають обирати и до скарбу нашого отдавати и присягу чинити, потому ж, как и наши врадники, перед под-скарбием земским, што справедливе выбирали, ни одное сохи и ни одного гроша не втаили и до скарба нашого сполна отдали" [57, с. 486].
    Схожей  с серебщиной была подать, известная  под названием ордынщина. Она взималась в основном натурой, соболями и сукнами. Подать эта, как и серебщина, раскладывалась общей суммой по местам и волостям.
    Мещанские общества нередко уплачивали серебщину  и ордынщину из своих общественных доходов.
    Таким образом, серебщина и ордынщина  были наиболее значимыми доходами, уплачивались в большей степени  деньгами и обладали всеми признаками налогов.
    В поветах Великого княжества Литовского были территории, которые назывались в ту пору места. Жители городов и местечек — мещане — составляли особый разряд плательщиков.
    Мещане  выполняли большое количество повинностей. К их числу принадлежали и поземельные  подати, которые в разных местностях носили разные названия и платились либо с волоки, либо с хозяйства, либо как денежная дань.
    Поземельные подати вместе с некоторыми другими  „по-Датками" и повинностями при  пожаловании магдебургского права  заменялись нередко общей суммой, которую должно было уплачивать место. Кроме того, на всех мещан, как было уже сказано выше, налагались чрезвычайные подати в виде серебщины и ордынщины.
    Итак, в доходах государственной казны  Великого княжества Литовского, как и других средневековых государств, мы встречаем: добровольные — дары, домены; принудительные — налоги, пошлины; специальное обложение — целевые налоги.
    Собственное хозяйство господаря во многих областях Великого княжества Литовского не приносило дохода. Не всегда прибыльным были и частновладельческие хозяйства. Между тем государственные потребности и роскошь княжеских дворов росли, что требовало изыскивать дополнительные источники доходов.
    В условиях, когда домены давали все  меньше дохода, а налоги были невозможны без согласия сословий, князья используют свою власть и исключительные права для пополнения казны, взимая те же налоги, но в скрытом виде, налоги, укрывающиеся под иной, с виду безобидной, не вызывающей никаких сомнений в правомерности форме.
    Так в феодальном государстве появляется новый источник доходов — регалии, т.е. фискальные права, доходные прерогативы казны, которые последняя брала в свое исключительное пользование, изъяв их из частного оборота, сферы деятельности населения [56, с. 37].
    Таким образом, в средние века регалии  исторически развиваются как переходная ступень от домениального хозяйства к налоговому государству. Это был период, в котором доменов было уже недостаточно, а налогов еще недостаточно.
    Регалий было множество. Они появлялись в  самых разнообразных видах, областях жизни, по самым различным поводам.
    Крупнейшими регалиями были горная, соляная, лесная, речная, рыбной ловли, охоты, водяных и ветряных мельниц и др. На них государю принадлежало верховное право собственности, ибо они находились над поверхностью земли, поэтому он мог эти объекты либо самостоятельно эксплуатировать, либо сдавать в аренду, взимать сборы за право, предоставляемое населению.
    Так возникла таможенная регалия — взимание налога с привозимых, вывозимых, провозимых товаров, с продаваемых на рынках, по существу своему — налог, не требовавший согласия сословий. Таким же образом возникли монетная и судебная регалии, как прерогатива верховной власти.
    Как видно, регалии дали генетическое начало косвенным налогам. Нехватка доходов  привела к тому, что князья постепенно, все в большей степени, стали использовать свою власть для контроля за разными видами торговли и промыслов. Так появились различные косвенные налоги в виде торговых пошлин и промысловых налогов. Из инструкций, данных в 1529 г. державцам Виленского и Троцкого поветов, державцам и тивунам Жмудской земли, следует, что они должны были собирать мыта речные, мостовое и перевоз, капщину, пенязи торговые, померное, весчее и пр.
    Мостовое, как и перевоз, были ни чем иным, как платежами за пользование мостом и перевозом. Бочечное померное взималось на торгу при перемере зерна. Такое же значение имела и вага, или весчее. Кроме того, в ряде мест взималась подужчина, которая была обычной пошлиной, взимавшейся с пустых подвод, ехавших на торг за покупками.
    По  инструкциям 1529 г. наместники-державцы должны были собирать в пользу господаря торговые пенязи в местах. Торговые пенязи взимались с лавок, или клеток. В приви-лее, выданном местечку Клещелязям на магдебургское право, читаем: "а хто...торгует хлебом, солью, лоем, або иными речьми, мает давати по грошу; а з яток мясных мает давати кождый резник и кождого торгу по плечу мяса бараньего на двор наш" [57, с. 505].
    Очевидно, регалии брались не только деньгами, но и натурой.
    Пиво  и мед подлежали обычно обложению  капищной и при производстве, и  при торговле ими, а торговля вином  облагалась корчомными пенязями.
    Клетки  и ятки мясные уступались иногда "на местскге потребы при пожаловании  магдебургского права. Как правило, весчее и померное при пожаловании магдебургского права также отдавалось "на местскге потребы" вместе с другими великокняжескими доходами. Эти факты говорят о существовавшем разделении доходов между государственной казной и бюджетами городов.
    Практика  сбора налогов была довольно разнообразная. Известно, например, что в 1486 г. король "продал" на два года за 140 злотых мостовое Городенское и бочечное померное Мерецкое жителям городенским. Но если раньше мостовое и бочечное померное собирались тамошними наместниками через слуг и отправлялись в казну, то сейчас, согласно арендному листу, право собирать их получили (купили за 140 злотых) граждане городенские [57, с. 502].
    Таким образом, в Великом княжестве  Литовском регалии все более  укреплялись как источник доходов  государственной казны в условиях сокращения доходов от домен. Наблюдался переход от домениального хозяйства к налоговому государству.
    Итак, основные итоги развития бюджетной  системы в Великом княжестве Литовском сводятся к следующему.
    Государственная казна Великого княжества Литовского в изучаемое время формировалась, как отмечалось, из натуральных и денежных податей и платежей.
    Уже существовало разграничение между  доходами, поступающими в великокняжескую (государственную) казну, и остающимися в распоряжении отдельных землевладельцев и территорий. Часть из них носила название помещичьих, благодаря тому, что частным владельцам было предоставлено право взимать их с крестьян в свою пользу. Другая часть, наиболее значимые доходы, относилась к общегосударственным и взималась как с государственных, так и с частновладельческих крестьян.
    Четко прослеживалось деление платежей на налоговые и неналоговые, налогов — на прямые и косвенные. Все большее их количество взималось в денежной форме. Великокняжеская казна все более становилась денежным бюджетным фондом, а бюджет — финансовой категорией.
    Дальнейшее  развитие получила бюджетная система государства. Имеется в виду, что в наиболее крупных городах при воеводах и старостах создавались особые господарские (государственные) скарбы, которые являлись своеобразной городской казной, прообразом городского бюджета. Главные города стягивали к себе значительные господарские доходы со всех или большинства волостей. Эти доходы шли большей частью на удовлетворение местных нужд, расходовались управлением центрального города.
    Тот факт, что часть государственных  доходов оставалась в распоряжении территорий и использовалась на их потребности, позволяет говорить о формировании бюджетных отношений между органами государственной власти различных уровней. Однако эти отношения не были каким-либо образом упорядочены. Строгого закрепления оставляемых городам доходов и их размеров еще не было, поскольку эти вопросы находились в компетенции государя и решались применительно к конкретным территориям и плательщикам. Действовала широкомасштабная система льгот и привил ей.
    Тем не менее уже обозначились принципы значимости доходов, подчиненности плательщиков и территориальной принадлежности, в соответствии с которыми подати либо зачислялись в число господарских доходов, либо оставлялись территориям (волостям, городам), или частным владельцам.
    Деление территории на волости, поветы, воеводства упорядочило организацию сбора государственных доходов, способствовало осуществлению контроля за их поступлением.
    Был выработан механизм сбора податей  и платежей. Органы государственного местного управления в лице наместников-державцев, тивунов, старост, отвечавшие за сбор доходов, во главе с подскарбием земским представляли собой организованные исполнительные службы, едва ли не прототип Министерства финансов и налоговых органов. Как представители великокняжеской власти они распоряжались доходами и осуществляли расходы в пределах поветов, волостей, могли вводить местные налоги и сборы.
    Итак, в Великом княжестве Литовском  продолжала формироваться бюджетная система государства, сложилась налоговая система, значительно увеличилось количество доходных источников казны за счет развития косвенного налогообложения. Свое дальнейшее развитие получила система сбора платежей.
    Белорусские земли расширили опыт построения государственного бюджета, приобретенный в составе Древнерусского государства.
    Во  второй половине XVI в. происходят изменения  в экономической и политической жизни Великого княжества Литовского. В 1569 г. была подписана уния с Королевством Польским. Согласно условиям унии, Великое княжество Литовское и Королевство Польское объединялись в одно государство — Речь Посполитую с единым королем, общим сеймом, единой денежной системой и общей внешней политикой. Однако Великое княжество Литовское и в составе Речи Посполитой оставалось самостоятельным. В нем сохранились правительство, армия, законодательство, своя территория, административное деление и административная система управления.
    Сохранилась и система податей и повинностей (налогообложение). Наряду с расширением практики взимания денежного оброка повсеместно распространены были и натуральные повинности. Дякло, мезлева и другие в XVI—XVII вв. не только сохранились, но и увеличились.
    К этому времени на территории Беларуси не только в государственных, но и в частновладельческих имениях утвердилась фольварочно-барщинная система хозяйства. Проведение аграрной реформы опиралось на накопленный феодалами опыт увеличения доходов путем перестройки своего хозяйства на основах рационального земледелия, а главное — широкого применения барщинного труда крепостных крестьян. "Устава на волоки" предусматривала перераспределение земли таким образом, что лучшие участки пахоты были отобраны у крестьян и превращены в пахотные земли шляхетского фольварка. К концу XVI в. фольварочно-барщинная система утвердилась не только в государственных, но и в частновладельческих имениях. Это позволило их владельцам увеличить свои доходы в 3—7 раз [54, с. 50].
    Постоянной  и обязательной повинностью крестьянина стала барщина. Упорядочение повинностей сопровождалось закрепощением крестьян и оформлением крепостного права. Эти процессы особенно интенсивно происходили в западных и центральных землях Беларуси. В восточных районах, где фольварочная система не стала преобладающей, население переводилось с оброка продуктами на денежный оброк.
    В доходах государственной казны  увеличивается доля доходов, поступающих с городов. Почти все наиболее крупные города к концу XVI в. добились магдебургского права. Такие города, как Полоцк, Брест, Могилев, Витебск, Минск, Гродно, являлись важнейшими торговыми центрами, через которые велась активная торговля с купцами России, Польши, Прибалтики. Более половины населения городов занимались сельским хозяйством. Горожане платили денежные подати, выполняли различные повинности. Натуральные повинности постепенно заменялись денежными налогами.
    Крупные торговые города имели богатых купцов, с которых собиралась донатива купеческая — государственный налог.
    Городской рынок вовлек в торговую деятельность и хозяйство крестьянина. Продажа продовольствия и сырья, поставляемого собственным сельским хозяйством и ввозимого из соседних стран, имела большое значение во внутренней торговле и привлечении доходов. С этих товаров при продаже взимался определенный побор в пользу города.
    К концу XVII в. экономическое положение  Речи Поспо-литой ухудшилось. Непрерывные  войны привели к опустошению государственной казны. В начале XVIII в. территория Беларуси вновь стала ареной военных действий. Северная война принесла разорение городам, привела в упадок ремесла, сельское хозяйство. Кроме того, начало XVIII в. ознаменовалось новой волной освободительного движения в Беларуси за воссоединение с Россией.
    Для ведения войн правительство Речи Посполитой занимало крупные суммы у магнатов. Поскольку на погашение долгов в государственной казне не было средств, правительство раздавало взамен остатки государственных земель. Так в Беларуси в XVIII в. образовались громадные латифундист-ские владения князей Радзивиллов, Огинских, Вишневец-ких, Тышкевичей и др. В их владения попали и крупные города. Экономически обособленные, они были государствами в государстве.
    Во  второй половине XVIII в. Речь Посполитая переживала политический кризис. Междоусобицы, классовые и национальные противоречия привели к ослаблению этого государства, ухудшению положения большинства населения. Внутреннюю слабость Речи Посполитой использовали правительства Пруссии, Австрии и России. Вторая половина XVIII в. заканчивается троекратным разделом Речи Посполитой в 1772, 1793 и 1795 гг., в результате которого государство перестало существовать.
    В 1772 г. к России отошла восточная часть  Беларуси с городами Полоцк, Могилев, Витебск. Остальная часть Беларуси была воссоединена только в 90-е гг. XVIII в.: центральная часть — в 1793 г., западная — в 1795 г. Таким образом, белорусские земли были воссоединены с Россией. 
 
 
 
 
 
 
 

    3.Становление бюджетной системы Беларуси в составе России и СССР с конца XVIII в. по 1919 г. 

    Воссоединение Беларуси с Российской империей было прогрессивным явлением. Беларусь вошла в состав государства, экономически более развитого, чем Речь Посполитая, оказалась вовлеченной в общероссийский рынок и на основе общественного разделения труда тесно связанной с другими экономическими районами России.
    Царское правительство осуществило ряд  мер по укреплению на белорусских землях своей власти. Для этого было проведено новое административно-территориальное деление. В итоге на территории Беларуси были созданы пять губерний: Могилевская, Витебская, Гродненская, Виленская и Минская, которые как западная область России участвовали в формировании доходов государственного бюджета.
    Бюджетная система дореволюционной России состояла из государственного и местных  бюджетов. Государственный бюджет охватывал всю империю, включая и Беларусь, из него финансировались общегосударственные программы и мероприятия. Местные бюджеты включали бюджеты отдельных административных районов: губерний, волостей, сел, городов. В соответствии с этим различались уровни местных бюджетов: земские (губернские), мирские (волостные и сельские) и городские.
    На  территории пяти белорусских губерний формировалась значительная доля доходов государственного бюджета России: прямые и косвенные налоги, доходы от государственных имуществ, пошлины, лесной доход, выкупные платежи и прочие доходы (табл. 2.1).
    Таблица 2.1
    Структура обыкновенных доходов государственного бюджета
    России, поступивших на территории пяти белорусских  губерний в
    1900—1913 гг., % к итогу [134, С. 276]
    Доходы     Год
 
    1900
    1905     1910     1913
    1     2     3     4     5
    Прямые налоги     В том числе:
    поземельный, с недвижимости и квартирный
    промысловый
    с денежных капиталов
    3,3     0,9 2,1 0,3
    3,0     0,8 1,8 0,4
    3,9     1,2 2,4 0,3
    4,2     1,3 2,6 0,3
    Косвенные налоги     В том числе: на спички
    на  табачные изделия
    20,0*     0,9 2,3
    5,8     1,1 2,4
    6,6     1,6 2,2
    6,8     1,5 2,6
    на  напитки и др.     16,8     2,3     2,8     2,7
    Пошлины     2,7     2,6     3,0     3,4
    Доходы  от казенной винной монополии     10,7     25,5     24,0     24,2
    Доход  от  государственных имуществ     Из  них: от железных дорог
    от  почты и телеграфа
    49,9     47,6 2,3
    53,1     50,1 3,0
    53,9     50,7 3,2
    52,7     49,4 3,3
    Лесной  доход     6,5     5,3     6,3     6,8
    Выкупные  платежи     5,1     3,6     0,0     0,1
    Пособия казне     0,7     0,5     0,7     0,3
    Прочие     1,1     0,6     1,6     1,5
    Итого     100,0     100,0     100,0     100,0
    *В  сумме косвенных налогов учтен акциз на водку, перешедший в последующие годы в статью "Доходы от казенной винной монополии".
    Из  табл. 2.1 видно, что основную долю доходов  составляли доходы от железных дорог. Если в 1900 г. их удельный вес в общем объеме доходов составил 47,6 %, то в 1910г. — 50,7 % и в 1913 г. — 49,4 %. Высокий уровень доходов от железных дорог был характерен для России в целом. Царское правительство стремилось через показатели бюджета продемонстрировать финансовую мощь государства, завуалировать грабительский характер бюджета. С этой целью в доходную часть бюджета включались валовые доходы железных дорог.
    Одновременно  в расходную часть включались расходы Министерства путей сообщения, но без процентов и погашения долгов по железнодорожным займам. Такое отражение доходов и расходов больше было похоже на бюджетные махинации, посредством которых правительство скрывало колоссальные расходы по усиленному финансированию работ, связанных с сооружением и выкупом железных дорог. В целом железнодорожное хозяйство для государства было убыточным.
    Роспись государственных доходов и расходов России состояла из двух частей: обыкновенной сметы и чрезвычайной. В чрезвычайной смете (бюджете) помещались железнодорожные доходы и расходы, а также займы, выпуски билетов Главного государственного казначейства. Пассивный итог железнодорожных балансов за период с 1866 по 1897 гг. составил 3 163 419 919 р. или 98 000 000 р. в год, что более, чем в три раза превышало средний размер положительного ежегодного сальдо обыкновенной сметы (бюджета), нарушая общее бюджетное равновесие. Результатом этого были постоянные бюджетные дефициты, и только в 1888 и 1889 гг. И. А. Вышнеградскому удалось дважды достигнуть абсолютного превышения доходов. Но уже в последующие годы дефициты возобновились [85, с. 10—12].
    В Беларуси превышение доходов от железных дорог над эксплуатационными  расходами ежегодно составляло 15— 30 млн р., которые со всей очевидностью выражают размеры эксплуатации государством белорусского народа. Следует заметить, что отражение в бюджете валовых доходов от государственных имуществ искажало структуру его доходов и социально-экономическую сущность, поскольку автоматически уменьшало долю косвенных налогов. Специалисты подсчитали, что при учете чистых доходов в составе доходов бюджета удельный вес всех видов косвенного обложения увеличился бы в Беларуси вдвое [134, с. 277].
    Значительные  поступления в государственную  казну обеспечивались за счет лесного дохода — 6,5 % в 1900 г. и 6,8 % в 1913 г. Лесные богатства Беларуси нещадно эксплуатировались, давая ежегодно казне от 6 до 12 млн р.
    В отношении прямого налогообложения  необходимо отметить, что в царской России не было подоходного налога. Оберегая интересы господствующих классов, царское правительство не применяло подоходного обложения. Обложению подлежало имущество, а не доходы. Прямые налоги составляли в 1900 г. 3,3 % и в 1913 г. — 4,2 % от всех доходов бюджета, поступающих на территории Беларуси. Из них поступления промыслового налога и налога с денежных капиталов составили в 1900—1913 гг. соответственно 2,1 — 2,6 % и 0,3 % в общих доходах бюджета (см. табл. 2.1).
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.