На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Общественно-культурная жизнь Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 гг

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 20.09.2012. Сдан: 2010. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
Курсовая работа по истории Беларуси на тему:
Общественно-культурная жизнь Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 гг.. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

План
Введение…………………………………………………………………………………………3
1Глава. Политика оккупационных властей в сфере культуры...............................7
2.Глава. Работа общественных и культурных организаций в условиях оккупации………………………………………………………………………………………. 12
а. Молодежная политика германских оккупационных властей……………………12
б.Деятельность Белорусской  Рады доверия и Белорусской Центральной Рады………………………………………………………………………………………………16
3.Глава. Деятельность советских организаций в период немецкой оккупации………...23
а. Деятельность советских организаций ………………………………………………..23
б. Деятельность Компартии Белоруссии……………………………………………....29
Заключение………………………………………………………………………………………37
Список литература………………………………………………………………………………39 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение. 

 Представленная курсовая посвящена общественно-культурной жизни Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 годах. Введение своей курсовой работы, начну с историографический обзора  литературы по теме «Общественно-культурная жизнь Беларуси во время немецкой оккупации 1941-1944 гг.». Тема является сложной, потому что, литературы, которая могла бы рассказать всю правду или просто показать, что происходила в культурной и общественной жизни во время немецкой оккупации вышло в свет сравнительно мала, а если и были публикации, то вся литература, которая вышла в советский период была субъективной. Показывала одну сторону оккупационного режима на Беларуси, негативные стороны немецкой оккупации, литература была пропитана советской идеологией. Однако тема является   актуальной, потому что слабо изучена.
Не будет преувеличением сказать, что как в советской, так и в западной литературе долгое время не существовало трудов, в которых на должном научном уровне были бы представлены внутренняя жизнь на оккупированных гитлеровцами советских территориях и деятельность оккупационной администрации. Причина этого понятна: при обращении к указанной проблематике обнаруживалось слишком много "неудобных" для советских властей фактов, которые не вписывались в рисуемую пропагандой идиллическую картину морально-политического единства, советского патриотизма и дружбы народов. Сюда относятся прежде всего значительный размах сотрудничества с оккупационными властями и оживление деятельности националистических организаций в военные годы (как с ведома оккупантов, так и независимо от них), приводившие подчас к гибели, депортации и массовому бегству десятков и сотен тысяч ни в чем не повинных людей.
Достаточно упомянуть в этой связи о терроре, который был развязан экстремистским крылом Организации украинских националистов против поляков Волыни и Восточной Галиции и об участии ряда соединений польской Отечественной армии (Армии Крайовой) в операциях против советских партизан. Из-за роста антисемитских тенденций в политике послевоенных лет официальная пропаганда зачастую умалчивала и о массовом истреблении еврейского населения на оккупированной территории (как и о грабеже имущества, который устраивали местные жители после уничтожения их недавних соседей), в лучшем случае обозначая жертв эвфемизмами "мирные жители" и "советские граждане" и никак не поясняя причин их гибели. Следует также иметь в виду, что во время оккупации немецкие власти в пропагандистских целях разоблачали преступления сталинской поры (например, расстрел польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском), поэтому обращение к истории тех лет неизбежно было связано и с напоминаниями о приводившихся гитлеровской пропагандой реальных фактах. Поэтому неудивительно, что о жизни на оккупированных территориях из доступной советскому читателю литературы можно было узнать немного. Основное внимание исследователи уделяли советскому партизанскому движению и антифашистскому подполью. О механизме же оккупационной власти, социальном облике тех, кто с ней сотрудничал, а также о пропаганде, которая велась на занятых территориях, имелась лишь скудная информация. Общим недостатком советских документальных публикаций и мемуаров, отражающих события тех лет, является обилие неоговорённых цензурных купюр, количество которых подчас увеличивалось от одного издания к другому.
Даже материалы Нюрнбергского процесса, как известно, на русском языке не были изданы целиком (полного русского их издания нет и до сих пор). Лишь в 1960-е гг. благодаря некоторому ослаблению цензурных ограничений стали появляться написанные с большей объективностью мемуары (в том числе переводные) и научные исследования. В целом, однако, указанная проблематика была изучена совершенно недостаточно. Что же касается западных авторов, то для них были почти недоступны советские архивы, что неизбежно снижало ценность их работ.
Как ранее упоминалось литературы про немецкую оккупацию вышло  в советский период очень мало, вот некоторые из них. При изучение духовной жизни людей, культуры Беларуси военного периода, то этот период был  одним с центральных направлений исследовательской работы обществоведов  республики. Первые публикации по проблеме начали появляться еще  в ходе войны. Значительным историографическим фактам этого времени стола обнародование материалов. Ученые Беларуси, которые  были эвакуированы  в советский тыл, с гневом говорили в своих выступлениях на сессии о уничтожении гитлеровцами культурных ценностей  республики.
В целом по вопросам всей культуры Беларуси военного времени в названный период опубликованный только небольшой артикул Ц.С.Гарбунова.В нем приведено в основном бегущие данные  по воссозданию заведений, культуры, сведения о культурной жизни республики на время  1944 г. К артикула  Ц.С. Гарбунова тесно присоединяется работа Г.Сафьяна "Белорусская культура и немецко-фашистские "культуртрегеры", которая вышла в первые послевоенные годы. Небольшая по объему публикация несет значительную новую информацию по проблеме. К уже известных фактов уничтожения высшей школы в Беларуси автор добавляет новые штрихи и детали.
В первые, послевоенные годы тема культуры в период Великой Отечественной войны  затрагивалась в публикациях союзных журналов, которые выходили в центральных издательствах СССР. Исследователи Беларуси в второй половине 40-начала 50-х годов шаг за шагом углублялись  в изучение разных  аспектов культуры республики военного времени. Появляются работы, которые пробуют провести разбор всей белорусской литературы периода войны. Публикация М.М.Барсток, читателю предлагается во многом новая информация: кто с писателей с какими изданиями сотрудничал в годы войны, называются литераторы, приводятся сведения о контактах белорусских писателей и поэтов с русскими литературоведческими.
Продвигалась вперед и исследование вопросов, связанных с рождением, становлением и развитием подпольной советской печати Беларуси периода войны. Два артикулы при светила подпольной "Звяздзе"  одна со создателей газеты Я.М.Савицкой. Она рассказывает про выпуск первых листовок в Минске осенью 1941 г.
Настоящий информационный "взрыв" по теме произошел в 60-80-я годы. Это в первую очередь содействовал выход в мир ряд крупных работ на союзном уровне. Материал по истории культуры Беларуси периода Великой Отечественной войны  содержится в 6-томнай "История Великой Отечественной войны Советского Союза , монография «Патриотизм учителей и школьников Белоруссии» авторы П.М.Кобринца, А.И.Залески.В 1977 году вышла в свет книга И.И.Сачанки «Публицистика белорусских писателей в года Великой Отечественной войны».
В литературе этого периода скрывается тема коллаборационизма,  с выявлением тех причин и условий, которые толкали людей к сотрудничеству с оккупантами. В социологическом отношении эта тема почти не рассматривалась советскими авторами, поскольку при обращении к ней обнаруживалось, что численность коллаборационистов была весьма значительной. Ранее в историографии господствовали упрощённые оценки этого явления. Советские авторы нередко "зачисляли" в партизаны чуть ли не всё гражданское население и полагали, что в органы гражданской администрации и особенно полиции по доброй воле шли исключительно "сволочи". Однако реальная картина была иной. Если под коллаборационизмом понимать стремление к выживанию на оккупированной территории, то в той или иной степени коллаборационизм проявлялся на всех социальных уровнях. Что же касается службы непосредственно в органах местной администрации, включая полицию, то, как свидетельствуют архивные материалы, в первые месяцы оккупации в добровольцах не было недостатка.
Как применительно к немецким чиновникам, так и применительно к местным уроженцам, сотрудничавшим с оккупантами, трудно нарисовать социальный портрет коллаборациониста. Наиболее полно этот вопрос рассмотрен на материале сохранившихся личных дел полицейских чинов ("полицаев"), которых в 1944 г. было зарегистрировано около 2200 человек. В основном полиция состояла из молодых людей (18-22 лет), главным образом белорусов и русских, около одной пятой составляли поляки. Более 70% полицейских было набрано из крестьян, лиц с высшим образованием в полиции было крайне мало. Около трети из них служили ранее в Красной Армии или в советской милиции. Что касается мотивов, по которым местные уроженцы шли в полицию и иные карательные органы, то далеко не всегда такая служба объяснялась принуждением со стороны оккупантов. Часть "полицаев" была в обиде на советскую власть (особенно в западнобелорусских землях, где в 1939-1941 гг. ускоренным темпом проводились социалистические преобразования). Для других служба в полиции была средством самоутверждения, предоставляла возможность повысить свой социальный статус. Для некоторых групп, в частности, поляков, полицейская служба гарантировала большую личную безопасность и одновременно давала шанс способствовать формированию подпольных структур Армии Крайовой и т.д.. Не последнюю роль, разумеется, играли стремление к обогащению и сведению личных счётов, нередко обусловленных национальными предрассудками.
После развала Советского Союза в свет много вышла литературы, которая менее субъективная.
Положение стало меняться лишь в самые последние годы.  В 2001 году  человечество отметило печальный юбилей - 60-летие начала второй мировой войны. В преддверии этой даты в стране и за рубежом вышел в свет ряд монографий, авторы которых пытаются заново осмыслить горький опыт военных лет и исследовать не изученные ранее вопросы. К числу таких трудов относится и книга Бернгарда Кьяри, посвящённая одной из самых трагических страниц белорусской истории - периоду гитлеровской оккупации 1941-1944 гг. В России выходят в свет новые публикации документов,3 мемуары и дневники 4 и, наконец, научные труды различного объема и качества.
Сходным образом обстоит дело и в других бывших союзных республиках, в том числе и в Белоруссии. В новых трудах белорусских учёных в той или иной мере затрагивались проблемы, связанные с гитлеровской оккупацией БССР.В последние годы ряд трудов был подготовлен совместно белорусскими и немецкими исследователями. Вот например работа под редакцией Коваленя  Беларусь в годы Великой Отечественной войны или Туронак Ю. «Беларусь пад нямецкай акупацыяй». И всё же в этих работах оставался недостаточно изученным целый ряд важных вопросов - например, проблема коллаборационизма.
Книга Коваленя основана на обширном документальном материале, извлечённом из 15 различных архивов Германии, Англии, Белоруссии и России. Многие из использованных фондов до недавнего времени были недоступны для исследователей (документы КГБ Белоруссии, фонды ЦК КПСС, трофейные фонды Особого архива в Москве и др.). Впечатляет и список использованных в книге опубликованных источников и литературы, насчитывающий около 800 названий.
В своей курсовой работе я попытался показать две стороны общественно-культурной жизни с одной стороны что делали немецкие оккупационные власти в этой сфере, другая сторона какие мероприятия были  проведены советскими организациями. В курсовой работе я постараюсь разобрать подробна политику как фашистских так и советских властей по отношению молодежи, как повлияла политика  оккупантов на  культурную жизнь Беларуси и как противостояли советские организации политике оккупантов в сфере культуры. Подробно будет разобраны такие организации как «Союз Белорусской молодежи», «Центральная Белорусская Рада», «Комсомольская организация» и компартия Беларуси. Будет проанализирована их деятельность. Прежде чем перейти к основной части курсовой, я кратко расскажу что происходила на Оккупированной территории Беларуси.
Территория Беларуси, целиком или частично, находилась под оккупацией с июня 1941 г. к июля 1944 г.Оккупационный режим в Беларуси - это система политических, экономических, военных и идеологических мер, направленных на ликвидацию советского общественно-государственного строя, грабеж национальных богатств и ресурсов, заключение и уничтожение белорусского народа. Оккупационная политика была итогам государственного курса фашистской Германии, разработанного в директивных документах и программных выступлениях нацистских руководителей.
Идеологической основой оккупационной политики были  человеконенавистнистнической
теории нацистов: о "расовому перевесу" немецкой нации над всеми другими; о "исторической необходимости" расширения "жизненного пространства" для немцев и их "неотъемлемом праве" на мировое господство.
В соответствия с планом "Барбаросса" оккупанты уничтожили государственность белорусского народа и территориальную целостность республики. Территория генерального округа Беларуси, которая состояла  примерно 1/3 территории БССР, была включено в рейхскомиссариат "Остланд" с резиденцией в Риге и разделена на 10 "округов. Для руководства генеральным округом, округами и районами создавался центральный административный аппарат гитлеровцев.
Во главе генерального округа Беларуси стоял генеральный комиссариат, который возглавлял один с соратников Гитлера Вильгельм Кубэ. После уничтожения Кубэ минскими подпольщиками 22 сентября 1943 г. его места занял групенфюрер войск СС Курт фон Готберг.
Фашисты утвердили бело-красно-белое знамя и герб "Погоня" - символы эмигрантского правительства БНР, которое сотрудничал с немцами. Сделал это гаулейтер Беларуси Кубэ: "Цвета бело-красно-бело должны быть в будущем признаком Белорутении".Вся полнота власти принадлежала фашистской военной и штатской оккупационной администрации. Главным средствам поддержания "нового порядка" были армии и разные службы: СС (охранные отряды); СО (штурмовые группы); СД (служба безопасности); гестапо (политическая полиция); жандармерия и др.
Стремясь духовно поработить народ, гитлеровцы разграбили все ВУЗ, НИИ, Беларуски государственный исторический музей, Государственную картинную галерею, уничтожили тысячи памятников древности, истории, культуры, архитектуры Беларуси, разорили музеи, театры, клубы, более чем 7 тыс. школьных зданий и г.д.
Посредством специально созданных школ, газет, журналов, радио, кино и других средств агитации и пропаганды гитлеровцы стремились привить населению Беларуси дух покорности, послушание, развить национальную враждебность, сломать их свободу к борьбы за независимость, против фашистской Германии.
Чтобы расколоть единство белорусского народа, найти в нем опору, гитлеровцы пробовали создавать националистические организации. Да, 22 октября 1941 г. была создано Белорусская народная самопомощь (БНС). Ее статус был утвержденный Кубэ. БНС хотела признания за собой право на самоуправление и делала попытки создать своего военизированное формирование - Белоруски корпус самоохраны (БКС).
С разрешения оккупантов в июни 1943 г. был созданный Союз белоруской молодежи (СБМ), который объединял около 8 тыс. юношей и девчат. Руководители третьего рейха стремились готовить юношей к службы в вермахте, были сформированный даже роты СС для борьбы с партизанами. Союз белоруской молодежи в многом напоминал немецкий "Гитлерюгенд".
В декабри 1943 г. была создано Белорусский центральный совет (БЦР). Совет ставила целью мобилизацию всех сил белорусского народа для уничтожения большевизма.
В марте 1944 г., когда армии Германии оказались в катастрофическом положении, оккупанты разрешили создать в Беларуси большие, чем раньше, вооруженные национальные формирования. Было организованно 55 батальонов Белоруской краевой защиты. Но широко развернуть свою деятельность БЦР, БКА уже не удалось. Красная армия начинала подготовку операции по высвобождению Беларуси.
Во время оккупации, как бы не хотелось немецким оккупантом продолжали действовать советские организации. Гитлеровцы активно стремились уничтожить все большевистские организации.
Советские организации комсомол и Компартия активно  проводили агитацию населения, создавали школы по советскому образцу, выпускали газеты на оккупированной территории. Не находились и в стороне и от культурной жизни Беларуси, хоть некоторым стоила жизни, так как оккупационные власти безжалостно уничтожали всех подсобников советской власти.
В результате всего выше сказанного, возникают следующие задачи, какие мероприятия были проведены немецкими  властями в сфере культуры Беларуси, как повлияли коллаборационисие и советские организации на историю культуры Белоруссии с 1941-1944 гг..  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1Глава. Политика оккупационных властей в сфере культуры.
"Когда я слышу слово культура, я снимаю предохранитель своего браунинга", -заявил герой одной из пьес Ганса Йоста, принадлежавшего к числу ведущих официозных драматургов фашистской Германии.В этих словах - едва ли не кредо нацистов. Гитлер в своих рассуждениях о культурном процессе в самой Германии и на завоеванных землях только чуть более широко  выражал эту же позицию:"Культура и знания  представляют определенную опасность для класса господ.Но свободный доступ к культуре является еще более опасным для сохранения класса рабов.Идеал культуры,доступной только привилегированным"[16,c.45].
Опыт удушения культурной среды, не устраиваивавшей нацистов, они приобрели еще задолго до вторжения в Беларусь. В Германии и в захваченных странах Западной и Центральной Европы обыденностью стали убийства и  изгнание творческих работников,запрет произведений неугодных авторов,сжигание "вредных" и "опасных" книг, уничтожение других культурных ценностей, объявленных ненужным хламом.
Глумлению подвергалось культурное достояние народов Беларуси.Поведение германских солдат было сформулировано в  приказе генепал-фельдмаршала фон Рейхенау войскам, где подчеркивалось, что "никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения"[4,c.78].Эти указания в полной мере претворялись оккупантами и на белорусской земле.За 1941-1945гг. нацисты уничтожили в Беларуси свыше 500 крупных памятников культурного и научного характера, нанесли огромнейший урон культурным учреждениям республики. Ими было разрешено свыше 5300 клубов и красных уголовков, более 200 библиотек, 26 музеев, много других очагов культуры.Ущерб, причиненный захватчиками только учреждениями сферы искусства, исчислялся в 163,4 млн. рублей  в ценах того времени.Разрушались и разграблялись вузы, средние специальные учебные заведения и  школы.Оккупанты полностью уничтожили в Беларуси 6177 школ и повредили 2648, уничтожили в школах республики 20-миллионный книжный фонд, разорили около 2200 медучреждений, свыше 2600 детских заведений.
В Минске захватчики уничтожили государственную картинную галерею, расхитили представлявшие значительную ценность картины и скульптуры (более 500 произведений).Были разгромлены Белорусский театр и балета, 1-й Белорусский драмтеатр,Дома союзов писателей, художников и композиторов.Все, что представляло ценность, объявлялось собственностью рейха, вывозилось и растаскивалось различными конкурирующими ведомствами и службами оккупантов. Остальное бросалось бесхозным, просто уничтожалось на месте. Генеральный комиссар Беларуси В.Кубе, в частности, в письме к Розенберг,датированном 29 сентября 1941г., признавал, что в Белгосуниверситете бессмысленно "уничтожены и разграблены  приборы стоимостью в миллионы марок"[18,c.46].
Оккупанты разграбили хранилища культурного достояния и во многих других городах республики, а также старинные замки Беларуси, храмы и памятники старины.Так, только из Витебска они вывезли 25 вагонов культурных ценностей, из Могилева -13 вагонов.
В военных условиях верховным функционерам гитлеровской клики, и нацистским деятелям, задействованным непосредственно в оккупационной администрации на местах, приходилось вырабатывать хоть какие-то временные ориентиры в социально-культурном процессе в захваченных областях. Насчет  долговременных перспектив в этой сфере некоторую ясность вносили директивы и установки нацистских "бонз",касающиеся общего подхода к разрешению "славянской","восточной" проблемы и Беларуси."Если мы будем обучать русских, украинцев  и киргизов читать и писать, то впоследствии это обернется против нас. Образование даст более развитым из них возможность изучать историю, овладеть историческим опытом, а отсюда развивать политические идеи, которые не могут не быть губительными для наших интересов ...- предостерегал своих приверженцев Гитлер.-Нельзя, чтобы они знали больше, чем значение дорожных знаков. Обучение в области географии может быть ограничено одной -единственной фразой-"столица рейха-Берлин"...Математика и все прочее совершенно не нужно"[18,c.54].Гиммлеру "культурный" уровень людей в захваченных областях в идеале виделся таким:"...простой счет, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том,чтобы повиноваться немцам, быть честными, старательными. Умение читать я считаю не нужным"[18,c.54].Такими главари нацистов видели будущих своих рабов на Востоке, поставляющих рейху всевозможные жизненные блага.
Однако меняющаяся  ситуация в оккупированной Беларуси, военная обстановка на фронтах, которая складывалась не в пользу немцев, заставляли непосредственных проводников в жизнь германской политики на Востоке  действовать не совсем так, как это требовалось в вышеизложенных сентенциях фашистских вождей. Часть гитлеровцев, и в первую очередь гауляйтер Кубе, для достижения своих целей избрали "гибкую" тактику как наиболее надежный путь к освоению захваченных военной силой пространств, к победе в длительной тяжелой войне. Только этим можно объяснить, что в условиях тотального террора и зверств  СС,СД и гестапо, других карательных служб в Беларуси все же предпринимались  попытки налаживания школьного дела, в условиях военной разрухи выходили некоторые газеты, другая печатная продукция, обращенная к населению.
В оккупированной Белоруссии издавалось множество коллаборационистских газет и журналов: «Беларуская газета» ( "Белорусская газета "), «Пагоня» ( "Погоня "), «Bieіaruski hoіas» ( "Белорусский голос "), «Новы шлях» ( "Новы путь ") и т. д. Эти издания вели антисемитскую, антисоветскую и профашистскую пропаганду. В специальной статье, опубликованной 25 сентября 1943 года после уничтожения Кубе в «Белорусской газете», редактор этой газеты Владислав Козловский писал: «Сердце сжимает скорбь… Его  нет больше среди нас. Генеральный комиссар Вильгельм Кубе был одним из наилучших, наисердечнейших друзей…, который думал и говорил так, как каждый белорусский националист…».[13,c.25]
Переполненные апологией "нового порядка",теплились некоторые другие  очаги белoрусской культурной жизни. Эту возможность дало сочетание разных тенденций в практике германской оккупационной политики на белорусских землях.
Беспощадно жесткий, варварский подход возобладал в безудержном уничтожении еврейского населения, а также его духовно-культурных ценностей, нарабатывавшихся веками. Ярко проявился и в уничтожении носителей знаний и интеллекта, традиций и опыта народа - интеллигенции. Истребление  интеллигенции было одним из методов подрыва "биологической силы" славянских народов. Не делалось исключения и для народа Беларуси.
По замыслам гитлеровцев, в первую очередь подлежала исчезновению новая генерация интеллектуалов выросшая и сформировавшаяся в условиях советской действительности. В ней нацисты  не без оснований видели серьезного политического противника. Генеральный план "Ост" предусматривал полное уничтожение "коммунистической интеллигенции".
По большому счету, гитлеровцы опасались не только интеллигенции, активно способствовавшей утверждению  советского строя и вошедшей  в состав ВКП(б),но и всей интеллигенции захватываемых областей как таковой. Есть немало свидетельств этому. Так, нацистские идеологи заявили:"Мы должны вырвать их мозг. Мы должны уничтожить культурные слои" [18,c.61].Как написала гитлеровская газета "Национальцайтунг", после победы Германии на Востоке придется "медленно истребить и уничтожить и ту часть интеллигенции, которая сохранится на оккупированной немцами территории"[16,c.27].
По воспоминаниям профессора-медика Д.А.Маркова, принудительно вывезенного в Германию и оказавшегося в лагере Ноймаркт, фашистами, которые временами были склонны поговорить с образованными заключенными, почти всегда приводился аргумент:"Ваша страна, эта страна чернорабочих...И нам не нужна ваша неполноценная, не арийская интеллигенция, а нужны только рабочие руки"[16,c.38].
С первых дней вторжения на белорусскую землю гитлеровцы начали осуществлять задуманное.Они убили, замучили в концлагерях и тюрьмах, гетто вывезли в Германию многие тысячи представителей интеллигенции Беларуси. В Барановичской области например, только учителей ими было истреблено более четырехсот. Из Брестской области на принудительные работы в рейх было отправлено свыше 300 педагогов.
В условиях текущей военной действительности, расширяющейся партизанской борьбы оккупационными властями осуществлялись попытки использовать кадры творческого, умственного труда в соответствии с нуждами рейха.
Активным проводником такой тактики был гауляйтер Кубе.По его установкам возможности инициировавшегося "роста белорусского национального самосознания" виделись в первую очередь в упорно-повседневной "культурнической" работе. Уже в начале своей деятельности в Минске Кубе заявил, что обратит особое внимание на развитие культуры. В подобных пропагандистских декларациях не было недостатка в белорусской столице и в другие времена, при других оккупационных правителях. Поэтому ожидать каких-либо серьезных действий от таких намерений не приходилось, тем более в Беларуси, уже разбомбленной, разграбляемой и уничтожаемой, поднимавшейся на беспощадную партизанскую войну. Однако Кубе и его сторонники в оккупационной администрации попытались отойти от примитивных насильственных методов, преследуя интересы  рейха. В данном случае оккупанты, применив хитроумную тактику, решили сыграть на белорусской национальной идее.
В органе  управления "Белорутенией"-генеральном комиссариате, подчиненном Кубе, были созданы отделы политики, пропаганды и культуры. Отделы культуры, просвещения  и другие, родственные им, были организованы также при городских, окружных и районных органах управления. С подачи Кубе деятельность уцелевших и восстанавливаемых культурных очагов, образовательно-просветительных учреждений, информационно-пропагандистских органов получила национально-белорусскую окраску.
Населению оккупантами навязчиво внушался тезис о том, что Германия является центром культуры и именно из её пределов культура распространялась на весь мир; фашисты изображались обладателями высших духовных ценностей. Германия-"освободительница" подавалась как опекун муз, искусства, культуры, науки. В коллаборационистской среде допускалась культуротворческая деятельность, но, конечно, под немецким контролем, по немецкому распорядку.
В своих целях нацисты использовали воздействие театра. Так, в Минске из голодающих, обнищавших актеров, не успевших эвакуироваться, приказом по городской управе была утверждена труппа Белорусского драматического театра, начал работу 1 сентября 1941г.Свидетельством того, как оккупационные власти приспосабливали к пропагандиским целям постановку театрального дела в Минске, являются воспоминания актера театра им.Купалы Н.И.Сченсновича: "Снова и снова появлялись приказы...И в каждом: за невыполнение-расстрел! Все должны идти на работу по своей специальности... а ослушники будут расстреляны...Труднее всего было в драме. Что играть? Советские пьесы нельзя...Причем некоторые не знали белорусского языка. А играть приказано по-белорусски. Оккупантам нужно было создать видимость "свободного белорусского государства", со своим правительством, своей оперой, драмой,балетом..."[6,c.35].Кроме Минска деятельность белорусских театральных трупп оккупанты стремились использовать в Витебске, Смоленске, некоторых иных городах.
Разрешалось литературное творчество, хотя без политического уклона не обходилось и здесь. В выходивших периодических оккупационных изданиях печатались Н. Арсеньева, Л.Гениюш,А. Соловей, М. Седнев, В. Клишевич, Л. Случанин,Т. Лебеда и другие авторы. За преобладание "литературщины" перед политическими публикациями немцы, следившие за печатью, взыскивали с редакторов изданий.Ту же Л.Гениюш, по ее воспоминаниям, всяческими средствами пытались перетащить из Праги в Минск на пропагандистскую работу. Н. Арсеньевой приходилось писать тексты для военных маршей коллаборационистских формирований ("Беларусь наша маці-краіна","У гушчарах").
Использовать оставшиеся в силу разных причин научно-преподавательские кадры гитлеровцы попытались посредством создаваемого Белорусского научного товарищества (БНТ).Кубе в июне 1942г. даже был объявлен его "почетным президентом".От ученых  требовали разработки научных тем исходя из задач, диктуемых военными условиями. Вплоть до осени 1943 г. оккупационные власти пытались активизировать деятельность БНТ, во многих существовавшего лишь фиктивно. Позже было уже не до него.
Свои цели преследовались и в школьном деле. В практической политике на местах под давлением обстоятельств администрации приходилось переступать очерченные в Берлине образовательные рамки для покоряемого населения. С 1 октября 1941 г. захваченной гитлеровцами Беларуси вводилось обязательная  школьное обучение для детей в возрасте с 7 до 14 лет, открывались начальные, в ряде мест - семилетние так называемые народные школы, основное количество таких школ пришлось на центральную и западную часть Беларуси. В отдельных случаях властями разрешалось открытие средних школ; кроме того, было позволено функционирование некоторого числа профессиональных школ и курсов, обучение местной молодежи сельскохозяйственными и рабочим профессиям входило в планы оккупантов - рабочие руки рейху были нужны.
Школа, разрешенная захватчиками, должна была, по их замыслу, прививать воспитанникам дух "Новой Европы", преклонение перед величием Германии, желание служить вождям рейха. Стремясь распространить свое влияние на школьную молодежь, оккупанты принуждали ее посещать занятия в организуемых школах, грозя родителям за отсутствие детей в классах штрафами и другими наказаниями. Учебный процесс, по замыслам немцев, должен был служить воспитанию послушания и покорности. Гитлеровцы стремились претворить в жизнь принцип:"В лучшем случае приемлемо образование, которое готовит для нас полезных марионеток"[6,c.53].Вдохновитель и проводник "гибкой" тактики в Беларуси Кубе в газете "Минскер цайтунг" вполне откровенно высказывался о цели осуществления "школьной политики"- необходима было достигнуть "немецкой ориентации белорусской молодежи"[6,c.51].Ориентации на фашистский рейх служило содержание преподавания. Ему оккупационные власти стремились придать откровенно пропагандистскую профашистскую окраску. Как в иных случаях,"школьная  политика" проводилась с опорой на белорусских коллаборационистов.
Себе во благо оккупанты попытались использовать религиозную ситуацию в Беларуси. В лице религиозных организаций и структур они видели серьезное средство, влияющее на местное население, и постарались держать их в русле своей политики. С приходом немецких войск религиозная жизнь в Беларуси, лишь теплившаяся при большевиках  оживилась. Ее восстановлению оккупационные власти не препятствовали, даже способствовали населению в этом, надеясь на приобретение политических выгод, расположения, симпатии со стороны определенных слоев народа. Гитлеровцы не мешали открытию храмов, закрытых при советской власти, в ряде случаев даже официально присутствовали на торжественном открытии церквей.
Идеологический надзор, слежка, преследования нелояльных были повседневностью всех разрешенных фашистами культурно-цивилизационных "асяродкаў".Допущение культуротворческой деятельности в коллаборационистской среде сопровождалось жестким контролем со стороны оккупантов, регулированием, внедрением немецких установок, идеолого-пропагандистских образцов. Поощрялась также встречная инициатива коллаборационистов в  практических культуротворческих акциях, сориентированных на создание элементов культуры, альтернативной культуре БССР. Одной из иллюстраций к этому может служить выдержка из сообщения подпольщиков Минска  в октябре 1942 г. за линию фронта:"Из артистов оперной группы создан церковный хор ...Духовенством устраивались специальные концерты духовной музыки...В эстрадной группе часто выступают баянисты.Свои концерты начинают исполнением марша Гитлера... В драмтеатре сейчас готовят пьесу, написанную Вильгельмом Кубе. Им написано несколько вещей ...Был издан приказ по театру, что каждый артист обязан сдать за четыре класса белорусской национальной школы, в противном случае будет снят с работы. Требовалось знание белорусского нацдемовского языка, а не такого, которым владели артисты. Приказано было также каждому артисту заполнить анкету: принадлежал ли к какой-либо левой партии, состоял ли членом ВЛКСМ или компартии, имеются ли в роду евреи...Помимо белорусских песен и плясок участники кружков разучивают немецкие гимны и марши, стихи на белорусском и немецком языке, посвященные Гитлеру..."[23,c.64].
Об активных пропагандистско-культурнических контактах оккупантов с коллаборационистами свидетельствуют многочисленные документы.Вот красноречивая выдержка из одного такого - докладной записки немецкого окружного комиссара в Барановичах :"Важным пропагандистским средством является участие всех немецких учреждений в местных национальных торжествах, торжественных собраниях и культурных мероприятиях, чтобы тем самым показать свое руководство...На проводившихся всегда в округе 1 мая торжествах, а также празднованиях 22 июня и 25 марта кульминационным пунктом... являлось вручение наград,дипломов и подарков особо отличившимся местным служащим, а также местные солдаты, крестьяне и рабочие приглашались на совместный с немцами товарищеский ужин. Такая практика оказалась очень ценной"[21,c.34].
Следует отметить, что после гибели Кубе в сентябре 1943 г. возглавившему оккупационную администрацию в генеральном округе Беларусь фон Готтбергу менять тактическую линию предшественника не пришлось, после поражений под Курском и Орлом еще более изменилась точка зрения официального Берлина на взаимоотношения с народами оккупированных территорий. На местах предписывалось проводить мероприятия, которые действовали бы"успокаивающе" на население, тщательно маскировать истинные цели фашизма в войне на востоке. Поэтому эсэсовцы Готтбергу пришлось продолжить "культурничество" Кубе. Пойдя на создание Белорусской центральной рады(БЦР),Готтберг постарался придать пропагандистскую эффективность этому событию. В области культуры провозглашалось право БЦР на самостоятельные решения. В конце 1943-1944 гг. немцы стремились создавать видимость национального государства белорусов со своим правительством, миражную картину "расцвета" белорусской культуры. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.Глава.Работа общественных и культурных организаций в условиях оккупации.
а.Молодежная политика германских оккупационных властей.
Опираясь на аппарат местного самоуправления, оккупанты стремились получить надежную опору среди молодого поколения, пытаясь воспитывать его в духе национал-социализма. Разумеется, только демагогические пропагандистские лозунги не способствовали решению этой проблемы. Кроме того, сильное влияние на молодежь оказывало патриотическое настроение партизан и подпольщиков. Тем не менее Кубе, по-видимому, не терял надежды на успех, когда писал в журнале "Белорусская школа":"Школьная политика решает самую важную задачу в каждой стране. Школьное управление для нас, немцев, дело само собой разумеющееся.Государственный муж Адольф Гитлер видит в руководстве народом самую важную задачу. И она начинается в школе. К этому мы и обратились".[5,c.9]
В газете "Минскер цайтунг" Кубе прямо указывал, что цели системы образования - онемечивание белорусской молодежи. Чтобы полнее представить намерения захватчиков в организации школьного дела, обратимся к документу, определявшему временный школьный порядок, который был обнародован в октябре 1941 г. В нем говорилось: "Забота о белорусской культуре, обычаях и просвещении является одной из существенных задач школ генерального округа Беларусь. Другие народности, поляки и русские, проживающие на этом жизненном пространстве, должны усвоить белорусскую культуру. В связи с этим должны быть привлечены к должны быть привлечены к учительской работе с дальнейшей проверкой знаний по специальности, моральных и политических взглядов все мужчины и женщины, способные работать учителями. Преподавание в школах будет на белорусском языке. В местностях, заселенных польским меньшинством, в школах в каждом классе должно быть не менее 6 часов в неделю занятий на белорусском языке. К работе в школе привлекаются не только народные учителя, но и все другие силы, которые были до этого заняты в других учреждения, включая специальные и высшие школы".[9,c17]
Более циничное заявление трудно представить. Ведь в это время происходили массовые убийства детей и учителей, разрушались школьные здания, музеи и библиотеки. Только в Барановической области было убито более 400 учителей. За годы войны "защитники" белорусской культуры уничтожили и повредили 8826 школьных зданий, их 20-миллионный книжный фонд.
В ином разделе документа подчеркивается, что "высшей инспекцией в области руководства и надзора за школой является генеральный комиссар, другими инстанциями является уездные надзоры за школой". Как видим, германская сторона не допускала и мысли выпускать из поля зрения эту важнейшую сферу формирования мировоззрения молодежи. Именно школе отводилось одно из ключевых мест в системе воспитания подрастающего поколения в духе национал-социализма. С этой целью "Временный школьный порядок" предписывал:"В начале первой лекции каждого дня следует показывать знания новой Европы под руководством Адольфа Гитлера. Любое большевистское влияние, выходящее из школы, будет наказываться смертью, так как подрастающая молодежь генерального пространства Беларуси должно быть выращена в духе новой Европы под руководством Адольфа Гитлера".[6,c79]
Чтобы не упустить из-под идеологического воздействия детей, было введено обязательное общее начальное образование (кроме детей евреев). За отказ посылать своих детей всенародные школы родители и учащиеся подвергались различным наказаниям. Родители штрафовались от 500 до 1000рублей, некоторые лишались хлебных карточек.[6,c.79]
Чтобы основательно укрепить свое влияние на школьную молодежь Беларуси, учебный процесс носил ярко выраженную прогерманскую окраску как по форме, так и по содержанию. Каждый класс должен был иметь портрет фюрера. Учитель обязывался, войдя в класс, приветствовать учеников известным нацистским жестом и восклицанием "Хайль Гитлер" или "Жыве Беларусь".Ученики должны были в такой же форме отвечать учителю. Перед началом уроков в течение 30 минут проводились беседы по биографии Гитлера и его соратников.
В октябре 1941 г. при генеральном комиссариате был создан Инспекторат  белорусских школ, который возглавил чешский немец И. Сивитца. Определенное влияние на систему школьного образования имели созданные с разрешения оккупационных властей общественные организации Белорусская народная самопомощь, а также Союз белорусской молодежи, Белорусская Рада Доверия.
Идеологическое воспитание планировалось начинать с дошкольного возраста, опираясь на некоторый советский опыт. Так, на территории генерального округа были открыты 23 детских садика и 25 детских домов, где воспитывались 2807 детей, С октября 1941 г. открывались начальные школы. По данным "Белорусской  газеты", в 1941/42 учебном  году действовало около 3 тыс.школ, в которых обучалось 270 тыс. детей, учебную работу вели около 9 тыс. учителей. В 1942/43 учебном году начали работать 7 прогимназий, 16 профессиональных школ, 6 учительских семинарий. Но в связи с недостатком школьных помещений и педагогических кадров, довоенный уровень не был достигнут.Например, в Минске до войны работало 49 школ, а в 1941/42 учебном году - только 12, где обучалось 6 тыс. детей.
Политика оккупантов в системе школьного образования была только частью общего плана восточных территориального порабощения белорусской молодежи. Осуществлялось воздействие на молодежь и вне школы. С этой целью 22 июня 1943 г. по инициативе немецких властей был создан Союз белорусской молодежи (СБМ). С самого начала возникновения СБМ планировался как самостоятельная белорусская молодежная организация, подчиненная немецким оккупационным властям. Создание СБМ преподносилось как акт "гуманизм" и "лояльность" германских властей по отношению к населению Беларуси. Цели, задачи, функции и рамки деятельности были изложены в уставе и программе организации, которые утвердил В.Кубе. Они преследовали цель подготовки новой генерации белорусов в духе национал-социализма.
Еще в мае 1942г.руководители молодежной фашистской организации гитлерюгенд Артур Аксман, подписал приказ об организации при имперском руководстве гитлеровской молодежи (ГМ) главного отдела АФ VI(работа среди молодежи оккупированных восточных областей).Это ведомство занималось разработкой молодежной политики на захваченных Германией восточных территориях. Согласованным решением министра восточных областей Розенберга и молодежного лидера Германии Аксмана в начале сентября 1942 г. образовано Восточное управление имперского руководства молодежи в составе  восточной областной организации Национал-социалистической рабочей партии Германии
(НСДАП) с резиденцией в Берлине. При администрациях генеральных округов Литва,Латвия,Эстония,Беларусь рейхскомиссариата "Остланд" были открыты отделы по работе с юношами и девушками. Молодежный отдел генерального комиссариата Беларусь возглавлял банфюрер В.Шульц.
Имперское руководство гитлерюгенда разработало план создания общеевропейского союза германской молодежи. С целью изучения возможностей создания такой организации Аксман побывал в 1942г. на оккупированных территориях. Первым шагом на пути осуществления этой идеи стала организация национальных союзов молодежи. Уже в сентябре 1942г. в прибалтийских республиках были основаны первые на оккупированной территории Советского Союза молодежные союзов. Подобные решения принимались на самом высоком уровне и не являлись инициативой отдельных немецких "гуманистов" вроде Кубе. Реализация молодежной политики оккупантов зависела в значительной степени от событий на советско-германском фронте. Когда первые успехи сменились неудачами под Москвой,Сталинградом, особенно под Орлом и Курском,немецкой администрации пришлось решать множество других проблем, кроме идеологических. К тому же оккупанты убедились в том, что подавляющая масса молодежи настроена патриотически и не приемлет ни "нового порядка", ни нацистской идеологии. Не зря руководитель политического отдела генерального комиссариата Беларусь Мирш отмечал:"Идеологическое воспитания молодежи в Советском Союзе достигло цели, в чем могли убедиться германские солдаты, которым пришлось сражаться с воинскими частями, укомплектованными из комсомольцев".[9,c.18]
Разумеется, требовалось время, чтобы воспитать подрастающее поколение в новом измерении морально-политических ценностей, а для этого нужны были соответствующие кадры. Поэтому  еще в начале войны в Германии были организованы 6-месячные курсы по подготовке пропагандистов национал-социализма. Главными задачами выпускников были подготовка кадров для СБМ и создание организаций этого создание организаций этого союза. Значительная часть центрального и окружного аппаратов, руководители школ СБМ являлись выпускниками этого политического курса.Как правило, это были выходцы из Беларуси,бывшие молодые офицеры Красной Армии, добровольно сдавшиеся в плен.Например, шеф руководящего штаба СБМ Михаил Ганько в 1941г. сдался в плен немцам. Он окончил курсы пропагандистов. Работал переводчиком отдела пропаганды. являлся тайным доносчиком Кубе. За преданность оккупантам Кубе назначил его шефом руководящего штаба СБМ.
Следует отметить, что по инициативе коллаборационистов попытки создания молодежных организаций предпринимались и ранее. Так, школьный инспектор Барановичского округа еще в 1942г. обратился в генеральный комиссариат Беларусь по поводу создания организации "Молодой дубок".Организационно это формирование было аналогично организации немецкой молодежи. В уставе определялась основная задача: "Воспитание белорусской молодежи вне школы в духе новой Европы, избавление молодого поколения от влияния жидо-большевизма".Организации должны были создаваться в основном в школах. Однако власти не дали официального разрешения.[13,c.95]
Наибольшее же распространение на оккупированной  территории Беларуси получил Союз белорусской молодежи, который активно поддерживался руководством генерального комиссариата молодежь. Уже в апреле 1943 г. на совещании гебитскомиссаров, которое проходило в Минске, руководитель политического отдела генерального комиссариата Беларусь заявил: "Молодежь на сегодняшний момент либо пассивно относится к нам, либо совсем нас отвергает. Когда на родине последние силы мобилизуются для тотальной войны, здесь тысячи и тысячи молодых людей ничего полезного для нас не делают  и являются балластом для немецких властей. Мы должны использовать эти резервы на войну и потому ищем необходимые методы". Далее говорилось, что для более эффективного использования белорусской молодежи она будет организована в союз наподобие гитлерюгенда.Задачи союза были сформулированы предельно ясно:"Создание молодежной  организации имеет цель поднять среди белорусского народа доверие к немецкому руководству. СБМ возглавляется немцами. Руководство организацией возлагается на отдел политики, культуры и СД. Чтобы придать организации самостоятельный характер, будет организован главный штаб из белорусов. Руководителей назначает генеральный комиссар. В штаб каждого округа входят трое немцев и один белорус."[13,c.120]
Выступая на этом совещании, руководитель молодежного отдела генерального комиссариата Беларусь баннфюрер Шульц обозначил цели СБМ, главная из которых - использование потенциала белорусской молодежи на нужды Германии. Всеми возможными средствами необходимо завоевать доверие белорусского народа, чтобы он "проникся политикой немецкого руководства и добровольно участвовал в осуществлении германского дела".
Обращаясь к гибитскомиссарам, Кубе потребовал уделить молодежной проблеме наибольшее внимание, взять в свои руки работу по вовлечению молодежи в организацию, планирование работы и обслуживание молодежи. Вопросы создания СБМ обсуждались неоднократно на всех уровнях управления. На совещании в Слонимском округе, которое проходило в начале мая 1943 г. в присутствии 400 бургомистров, старост, полицейских, один из лидеров союза СБМ Б. Суровый призывал руководителей оккупационной администрации включиться  в работу по созданию организаций СБМ в каждой области в районе.
Проводимая работа по созданию СБМ убедительно раскрывает замыслы германского оккупационного руководства - привлечь подрастающее поколение на сторону нацистской Германии. Заранее было укомплектовано руководящее ядро СБМ,лидеры которого обучение и национал-социалистскую обработку на специальных курсах.
Отмечу, что захватчики всячески скрывались истинные цели создания молодежных союзов. Большинство принятых документов о создании и основных направлениях их деятельности носили строго конфиденциальный характер.
Официально СБМ был провозглашен 22 июня 1943 г. После этого три месяца велась активная организаторская работа. 17 июля были назначены руководители отделов главного штаба, 5 окружных и 5 исполняющих обязанности окружных руководителей. По уставу в члены СБМ могла вступать молодежь 10-20-летнего возраста, кроме евреев. Каждый вступающий должен был дать письменную клятву безоговорочно выполнять все требования своих руководителей.
В июне 1943 г. были открыты  специальные школы В Минске, Альбертине (около Слонима) и в Флорианове (недалеко от Ляховичей) по подготовке руководящих кадров. Уже в первом выпуске Минской школы был подготовлен 21 курсант. В Флорианове проходили обучение руководители женской молодежи, в Альбертине-среднего звена СБМ. Известно, что только Альбертинскую школу окончили около 700 юношей.
Курсанты отбирались из наиболее образованной части молодежи в возрасте15-25 лет.Руководящие кадры СБМ готовились не только для территории генерального округа Беларусь. Выпускники направлялись в прифронтовые районы, а также для организаций  СБМ, создававшихся в Германии среди молодежи, насильно вывезенной из Беларуси.
Многочисленные призывы вступать в "ряды европейской молодежи", обещания лучшей жизни мало способствовали росту членов СБМ. В декабре 1943 г. руководители оккупационной администрации вынуждены были издать постановление, которое обязывало директоров школ заставлять всех детей, достигших 10-летнего возраста, вступать в члены СБМ. Но и эти меры не дали необходимых результатов.
К июню 1944 г. было подготовлено не менее 1300 организаторов СБМ, которые сумели создать организации СБМ в 56 районах генерального округа и в 4 округах прифронтовой зоны Беларуси, а также среди молодежи, вывезенной в Германию.
По данным различных источников, численность СБМ достигала 12,5 тыс. членов, из них в генеральном округе - до 8 тыс., в прифронтовой зоне - около 1тыс.и среди вывезенных в Германию не менее 3,5 тыс. человек.
Недостаток архивных сведений не позволяет определить полностью социальный и возрастной состав союза. Однако можно представить облик отдельных организаций. Например, ивацевичская организация в сентябре 1943г. насчитывала 87 человек, из которых 8 служили в полиции,20 были служащими различных оккупационных учреждений, 9 работали на предприятиях и 35 учащиеся школ. Койдановская организация вначале 1944 г. объединяла 105 детей: 91 - до 14 лет и только 14 - старше.
По неполным данным можно установить, что до 70% членов СБМ не достигали14-летнего возраста, половину из них составляли девочки. Организации преимущественно удавалось создать в населенных пунктах, где размещались немецкие или полицейские гарнизоны.
СБМ имел форму полувоенной организации. Члены союза носили униформу, руководители имели звания, носили погоны или нашивки.
С конца 1943 г. началась активная вербовка во вспомогательные воинские формирования и отряды СС. В декабре 1943 г. шеф СБМ Ганько издал секретный приказ о мобилизации в роту СС юношей 1920-1927 гг. рождения. Окружные руководители обязались до 10 января 1944 г. закончить подбор кандидатов. По имеющимся сведениям, в первую из сформированных рот СС набрали 116 юношей. Весной 1944 г. оккупанты и их помощники вынуждены были начать принудительную вербовку 15-20-летних юношей для службы на фронте и в тылу. Радио,газеты,листовки призывали молодежь вербоваться в Германию. "Ты будешь иметь хорошее питание, хорошую одежду и заработную плату":"Твоя семья будет поддержана и защищена"-такими обещаниями и призывами оккупанты рассчитывали пополнить свои ряды.[2,c.18]
Оккупационные власти прилагали усилия к созданию и пополнению СБМ, надеясь с его помощью решить несколько проблем. Во-первых, необходимо было склонить на свою сторону ту часть населения, которая оставалась нейтральной по отношению к немцам и не участвовала в сопротивлении им. Во-вторых, участие молодежи в СБМ должно было  ослабить партизанское движение и подпольную борьбу. В-третьих, СБМ, по расчетам оккупантов, мог стать источником трудовых ресурсов  для промышленности и сельского хозяйства Германии, а также пополнить ряды понесшего большие потери вермахта.
Перелом в войне в пользу СССР вынуждал даже ортодоксальных нацистов менять свои расовые представления, искать на захваченных территориях политических союзников. Местным коллаборационистским силам было разрешено создавать различные партии, союзы, национальные движения, деятельность которых не противоречила политическим целям Третьего рейха.
Представляется, что эти шаги должны были обеспечить устойчивое управление оккупированными регионами, с одной стороны, а с другой стороны-межнународный резонанс. Германские власти стремились демонстрировать западной общественности привлекательность оккупационной политики, ее широкую поддержку местными жителями.
Наряду с организацией Союза белорусской молодежи создавались и другие национальные молодежные организации.Причиной послужило то, что  после поражения германских войск под Орлом и Курском на территорию Беларуси прибыло значительное количество беженцев, в основном тех, кто спасался от преследований за сотрудничество с оккупационными властями. Скопилось много и военнослужащих из восточных воинских формирований, которые сражались на стороне вермахта.
Весна 1944 г. стала периодом объединения всех антибольшевистских сил. Чтобы противостоять массовому развитию партизанского движения и подпольной борьбы, а также наступлению Красной Армии,германские власти инициировали создание в Бобруйске Союза борьбы против большевизма (СБПБ).Согласно манифесту и программе СБПБ, которая была опубликована в газете "Речь", главной целью союза являлась борьба против все проявлений иудо-большевизма. Руководителем организации был назначен капитан М. Октан. Имелись и региональные отделения в Осиповичах,Лапичах,Пуховичах и других местах. Юноши и девушки в возрасте 10-18 лет объединялись в молодежное объединение союза.Предполагалось, что в будущем СБПБ выступит консолидирующим ядром всех прогерманских молодежных союзов.Однако имевшиеся противоречия организационного и идеологического характера не позволили реализовать этот замысел.
Созданные молодежные союзы призваны быть стать надежным средством идеологического воспитания молодежи, вовлечения ее в борьбу  на стороне нацистской Германии против Красной Армии и партизан. Однако расчеты оккупантов оправдались частично. В ряды прогерманских молодежных союзов, включая СБМ, вступило немногим более 13 тыс. человек. Белорусские юноши и девушки в большинстве своем не восприняли национал-социалистскую идеологию.Даже пропагандируемая идея национально-государственного возрождения Беларуси не могла стать привлекательной  на фоне массовых репрессий, чинимых различными карательными органами оккупантов.
б.Деятельность Белорусской  Рады доверия и Белорусской Центральной Рады.
В   созданном военно-административном оккупационном аппарате не последнее место отводилось прибывшим в обозе наступающих немецких частей белорусским эмигрантам, являвшимся "доверенными" лицами немецкого военного командования. С их помощью осуществлялось привлечение местных активных пособников оккупантов к участию в создании административных структур в Беларуси. Эти лица оказывали оккупантам активную помощь в подавлении зарождавшегося партизанского движения.
Для укрепления "нового порядка" с 22 сентября 1941 г. при непосредственном содействии В. Кубе во всех округах Беларуси начинает действовать Белорусская самопомощь, функции которой оказались аналогичными для работы Белорусских комитетов самопомощи, действовавших накануне войны в Германии и Польше, Белорусская самопомощь, вербуя себе сторонников среди белорусского населения, явилась опорой оккупационной администрации В.Кубе.
Накануне краха фашистской захватнической политики на Востоке, создавая иллюзию возможности образования самостоятельного белорусского государства под протекторатом фашистской Германии, испросив  для этого разрешение в Берлине, В . Кубе пошел на образование в Беларуси Рады доверия при Генеральном комиссариате, которая была образована 27 июня 1943 г., накануне разгрома фашистских войск под Орлом и Курском, когда призрак "неминуемой катастрофы встал перед фашистской Германией", чего не могли не знать и оккупационные власти в Беларуси.
Пресса того времени сообщала, что в состав Рады доверия вошли:Вацлав Ивановский,Сымон Цитович, Модест Яцкевич,Язеп Душевский,Михаил Ганько.Старшиной Рады назначен В.Ивановский, заместителем -Ю.Соболевский.
27 июня 1943 г. на совещании в Генеральном Комиссариате по поводу провозглашения Рады доверия, которая именовалась тогда и как Комитет доверия при Генеральном Комиссариате Беларуси, наряду с представителями оккупационных властей присутствовали бургомистры, корреспонденты газет и радио, руководители белорусских профсоюзов, вожаки Союза Белорусской Молодежи.
Перед собравшимися выступил В.Кубе, который заявил: "Рада доверия будет административной комиссией, которая будет совещательным органом при немецком управлении.
...Я объявляю, что этот комитет будет помогать советом руководителям отделов  Генерального Комиссариата. Она будет создана следующим образом: каждая округа посылает через своего окружного комиссара по одному представителю.
...Членам Рады доверия будет предоставлены различные возможности для работы на пользу собственного народа и новой Европы Адольфа Гитлера. Сюда, в первую очередь, относятся духовная готовность распознавать  еврейский большевизм, как смертельного врага белорусского народа, и бороться с ним. Здесь должна быть проявлена отвага и готовность стать на сторону Европы, верно выполняя свои обязанности перед вождем и немецкой армией".[20,c.15]
К декабрю 1943 г. деятельность Рады доверия сводилась к тому, что члены Рады активно участвовали в совещаниях при руководителях отделов Генерального Комиссариата.Они написали ряд предложений. Например, в меморандуме "О борьбе с партизанами", переданном в Комиссариат В.Кубе, в частности говорилось:"... и позволяем себе предложить для борьбы с бандитами следующее:создание совместного немецко-белорусского органа для борьбы с партизанами, в который бы входили представители Генерального Комиссариата, СД, СС и белорусов, который бы имел цель вырабатывать соответствующие мероприятия и контролировал их проведение в борьбе с партизанами; создание белорусской тайной полиции для борьбы с бандитами; оживление пропаганды через белорусскую прессу..." [20,c.16]
Создание Рады доверия не имело ничего общего с личными "симпатиями" В.Кубе к белорусскому народу, о чем пытаются говорить отдельные авторы в своих публикациях. Рада доверия просуществовала 3 месяца и была по сути таким же придатком административному аппарату оккупантов, как и другие организации типа Белорусской самопомощи, СБМ и т.п., что подтверждают уставы и другие организационные документы. Так, в уставе Белорусской самопомощи провозглашалась необходимость работы ее активистов и рядовых членов для "лучшего культурного развития" белорусского народа и опеки над нуждающимися в помощи людьми. На практике же отделы опеки самопомощи оказывали такую помощь лишь семьям полицейских, самооховы и иным участникам карательных операций из числа белорусов, которые пострадали в боях с партизанами. Опеку над школами осуществлял пропаганды самопомощи, работавший в духе нацистской пропаганды.
После осуществления партизанами боевой операции 22 сентября 1943 г., в результате которой был уничтожен Вильгельм Кубе, его преемником на посту генерального комиссара стал Курт фон Готтберг.Если Кубе являлся непосредственным ставленником нацистской партии на временно оккупированной территории Беларуси, то фон Готтеберг стал генеральным комиссаром как представитель высшего военного командования вермахта и в первую очередь войск СС.
Начало деятельности "команды" Готтберга совпало с коренным изменением обстановки на фронтах Великой Отечественной войны. Провал "молниеносной войны" против СССР стал реальностью, о чем открыто высказывались как в кругах оккупационной администрации, так и в Германии. Спасая свои жизни, главари фашистской партии уступали свою верховную власть более подготовленным профессионалам из военных.
По опыту, проверенному нацистами в других странах оккупированной Европы, геноцид проводился с использованием активных немецких пособников, которые служили в местных волостных, окружных управах, что ранее неоднократно давало желаемых результаты  в тоже время являлось одним из характерных признаков начала агонии нацизма как политического течения еще находившего поддержку у определенной части населения оккупированной территории. В этой обстановке возник, а затем был реализован план создания политической организации белорусских националистов, которая способствовала сплочению немецкой гражданской администрации с белорусским народом, а точнее с той частью, что хотела сотрудничать с оккупантами.
Такой организацией на базе Рады доверия Кубе других организаций, созданных накануне по инициативе оккупационного аппарата, и попыталась стать Белорусская Центральная Рада.
По замыслу фон Готтеберга, она могла стать послушным исполнителем приказов и указаний оккупационных властей, чем впоследствии и оказалась. Собрали Раду за счет активных пособников немцев, в первую очередь тех, кто числился в "доверенных лицах" немецкого военного командования и имел влиятельных покровителей высокого ранга, фон Готтеберг сделал ставку на белорусских националистов из среды эмигрантов, прибывших в Беларусь, также "команде" Готтберга пришлось также прибегнуть к помощи пособников из местных националистов и лиц, в той или иной мере "обиженных" советской властью, которые лучше приезжих знали особенности работы с населением. Это были лица, настроенные пронемецки. Именно из них отбирались и кандидаты в члены БЦР, которую лично формировал Готтберг. Сама по себе обстановка оккупационного режима исключала возможность демократических начал при образовании Белорусской Центральной Рады. Созданием БЦР преследовались конкретные военные и политические цели, которые решались путем осуществления трех требований, поставленных Берлином перед Генеральным Комиссариатом Готтберга.
Во-первых, добровольное, в сочетании с принудительными мерами, привлечение большого количества мужского населения в особые отряды, которые после кратковременной подготовки могли бы войти в состав немецких полицейских полков. Эти вооруженные отряды должны были вступить в борьбу с партизанами в Беларуси под командованием немецких офицеров. Все эти части должны участвовать в подавлении партизанского движения. Таким образом, с помощью белорусских "особых отрядов" немцы намеревались не только ликвидировать партизанские силы в Беларуси, но и освободить для нужд фронта воинские части, которые отводились сюда для переформирования или отдыха. Борьба с партизанами возлагалась гитлеровцами на самих белорусов. Следует отметить, что использование БЦР для массовой мобилизации мужского населения в батальоны БКО было достаточно продуманным, что объяснялось не столько личным желанием генерального комиссара выслужиться перед руководством в Берлине, сколько вынужденной мерой администрации  фон Готтберга, направленной на пополнение вооруженных сил новыми резервами, необходимыми командованию фашистских армий группы "Центр" для борьбы партизанского движением в Беларуси.
"Команда" Готтберга намеревалась путем всеобщей мобилизации от имени Белорусской Центральной Рады пополнить ряды немецкой армии и вывести местное мужское население из Белоруссии накануне ее освобождения Красной Армией.
Готтбергу в определенной степени удалось решить эту задачу, инсценировав создание БЦР и поручив ей создать "национальные" батальоны БКО, которые затем были введены в ряды действующей немецкой армии и подчинены немецким офицерам. Мобилизация в БКО, проведенная БЦР, пополнила ряды полицейских  и других войск. Главное заключалось в том, что Готтберг с помощью лидеров БЦР попытался использовать батальоны БКО вначале для разгрома партизанских сил, против соотечественников, как нередко для этого поступали все предыдущие оккупационные власти.
Во-вторых, задачу, которую должна была решить БЦР, можно охарактеризовать как  провокаторскую. По замыслу фон Готтберга и СД,БЦР в повседневной деятельности, добившись признания со стороны некоторой части населения, используя опыт нацистской части населения, используя опыт нацистской пропаганды, должна была попытаться оправдать преступления гитлеровцев, совершаемые на белорусской земле(политику геноцида, угон населения на каторжные работы в Германию, грабеж материальных ресурсов Беларуси и др.).
В-третьих, задачей БЦР, по замыслу гитлеровцев, являлось привлечение к сотрудничеству с оккупантами новых пособников, что успешно решали лидеры, другие активисты Рады. Они сгруппировались вокруг Р.Островского и его ближайших единомышленников. В этой среде оказались не только белорусские националисты эмигранты, но и многие из тех, кто попытался связать свою судьбу с оккупантами в силу каких-либо причин. Стало известно, что Готтберг подыскивая кандидатуры на пост лидера Рады, который смог бы прилечь в ее ряды других лиц, обратились с предложением советнику Генерального Комиссариата по вопросам прессы и пропаганды, который одновременно выполнял функции цензора белорусских газет, Юрию Соболевскому и к руководителю БНС Николаю Шкеленку. Однако они от первой роли отказались. В это время в Минске оказался Р.К. Островский -"доверенное лицо немецкой армии", бежавший накануне из Могилева вследствие стремительного наступления Красной Армии. Немцы предложили ему сформировать состав Рады, так как они хорошо знали его по работе во главе административного аппарата оккупантов в Минске, Брянске, Смоленске, Могилеве, где он непосредственно участвовал в работе по созданию окружных администраций. Р.К. Островский умело подбирал угодных "новому порядку" местных начальников из числа активных немецких пособников, используя свои личные связи.
Предлагая своим единомышленникам вступать в Раду, Р.К. Островский даже в среде своего близкого окружения пытался изобразить БЦР как "национальное" правительство. Уверял, что гитлеровцы предоставляя БЦР независимость и самостоятельность в управлении Беларусью, а за собой якобы сохранят право "союзника и гостя", как это провозглашали в Беларуси в 1918 г. немецкие оккупанты. Некоторые согласились с доводами Р.К. Островского, хотя и должны были видеть истинные причины формирования гитлеровцами такого "правительства". Не многие знали, что весь состав Рады подбирался и проверялся с помощью сотрудников СД. Никаких выборов членов БЦР не было. Они назначались оккупационными властями и  утверждались администрацией Готтберга. Гитлеровцы полностью контролировали всю организационную сторону создания БЦР, заменив  ею бесславно просуществовавшею 3 месяца белорусскую Раду доверия.21 декабря 1943 г. в большом зале Генерального Комиссариата Белоруссии в торжественной обстановке состоялась представительное собрание, посвященное образованию оккупантами Белорусской Центральной Рады. Собрание открыл, выступив с речью, Курт фон Готтберг. Генеральный комиссар заявил :"Мы находимся под впечатлением могучего натиска людей и вооружений, который большевики развернули против нас. В этой борьбе за свободу европейских культур и народов немецкий солдат несет главную тяжесть".[20,c.87]Фон Готтберг, зачитав устав ЦБР,объявил, что назначает Р.Островского президентом новой Рады, которому было предоставлено слово для доклада о программе деятельности Рады. Одновременно попытался завуалировать факт создания оккупантами Рады национальными лозунгами и якобы исполнением давнишних желаний и стремлением белорусского народа к самостоятельности с помощью немецкого государства. Он отметил происходивших в Минске событий с фактами национальной истории, Р.Островский, в частности, заявил:"Историческое минувшее дает много доказательств, что белорусская политическая мысль всегда была направлена в сторону Германии.Так было в прошлом, когда наше государство искало помощи у немецкого народа. Так было в 1918году, когда Рада послала историческую телеграмму немецкому правительству, прося помощи в борьбе с большевизмом, и теперь.." [20,c.88]
Островский огласил Декларацию Рады, которая по замыслу оккупантов, должна определять основные направления деятельности лидеров БЦР. Суть ее сводилась к перспективам предлагавшегося оккупантам "возрождения" белорусского народа, что мыслилось нацистами только под руководством Германии. Судя по тексту учредительных документов БЦР, утвержденные Генеральным Комиссариатом, белорусы в "ближайшего будущем" должны были пройти "по пути прогресса всеобщему счастью" с помощью идеального немецкого правления к равенству с другими народами "новой Европы".[20,c.89]
Если в уставе говорилось, что Белорусская Центральная Рада имеет  задание мобилизовать все силы белорусского народа на уничтожение партизанского движения и"право и обязанность высказывать для этого все необходимые предложения" и не более, то текст Декларации БЦР в определенной степени завуалировал демагогическими фразами истинные намерения оккупантов. В частности, Раде дозволялось "проводить необходимые мероприятия в области социальной, культурной и школьной жизни".Это в условиях военного времени и оккупации Беларуси было неосуществимо, что затем и подтвердилось в реальной жизни. Тем не менее находились люди, которые на время поверили в возможность реализации этих намерений, одновременно понимая, что не немецкий фашизм провидит открытую политику геноцида.
Другими словами, оккупационные власти лишали Раду всяческих прав, наделяя ее обязанностями, которые осуществляли ее лидеры, выполняя безукоснительное задания немецкой оккупационной администрации и командования вермахта.
Нацистская пропаганда широко освещала в прессе по радио события, связанные с образованием БЦР и содержанием ее устава. Об этом много говорили сами лидеры Рады, публикуя материалы в газетах, обращаясь к народу с воззваниями и т.д.
Уставом БЦР предусматривалось, что главой Рады назначается президент, который в любое время мог оказаться  смещенным по приказу генерального комиссара,  другие члены Рады, по предложению президента, утверждались также Готтбергом.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.