На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Насилие в конфликтах

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 21.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО  ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ
"МОСКОВСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ
ИНДУСТРИИ ТУРИЗМА" 
 
 
 
 

КАФЕДРА
"ПСИХОЛОГИИ  УПРАВЛЕНИЯ" 
 
 
 

ДИСЦИПЛИНА
«КОНФЛИКТОЛОГИЯ» 
 
 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
" Насилие в конфликтах " 

Вариант № 9 
 
 
 

Выполнила студентка
 II курса 205 группы
факультета  заочного обучения
Комлева Дарья Игоревна
№ студенческого  билета 71/09 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

МОСКВА  2011 г.
    Насилие в конфликтах 

    
    Дать  определение понятию, рассмотреть сущность и функции насилия. Объяснить причины  природы человеческой агрессивности.
    Насилие может быть по праву причислено к  вечным спутникам человеческого  рода. Оно выступает неотъемлемым элементом общественного бытия  и способом его организации, первичным  фактором формирования социальных и  государственных образований. Насилие  является открытым проявлением самой  структуры бытия.
Содержательный  смысл многочисленных понятий социального  насилия сводится к его трактовке  как применения силы в отношении  кого-либо, нанесения физического, духовного  и имущественного вреда, нарушения  чьих-либо интересов и прав, узурпации  свободы воли. Насилие или угроза его применения принуждает людей  к поведению, не соответствующему их желанию, препятствует соматической и  духовной реализации человеческих потенций.
   Насилие можно рассматривать как один из древнейших и наиболее примитивных  способов разрешения социальных конфликтов. Вся история человечества представляет собой череду насильственных действий, направленных па порабощение и уничтожение  одних индивидов и социальных групп другими. Крайними формами  проявления насилия являются различного рода войны, геноцид, террор и массовые убийства людей. 
   Развитие  мировой цивилизации не избавило человечество от массового насилия  и войн. XX в. побил все мыслимые и немыслимые рекорды по числу  жертв насилия. Только в двух мировых  войнах погибло свыше 70 млн. человек, а в различного рода локальных  конфликтах — еще около 30 млн. человек. Десятками миллионов исчисляются жертвы преступлений против личности.
   Исследователи проблемы отмечают, что в настоящее  время происходит эскалация насилия  в большинстве стран мира. Особенно тревожная тенденция роста насилия  наблюдается в современном российском обществе. В последние годы в нашей  стране насилие стало универсальным  средством разрешения любых ее шальных  конфликтов, возникающих как на уровне государственных структур и отношений, так и на уровне взаимодействия отдельных  индивидов.
   Какова  же природа насилия и агрессивности  человека?
   По  мнению Ф. И. Минюшева: «сегодня в этой области существуют по крайней мере четыре направления: биогенетическое (этологическое), психологическое, экологическое  и социальное»2.
   Биогенетическое объяснение человеческой агрессивности  исходит из того, что человек от своих древних предков частично унаследовал (сохранил) характер дикого зверя (О. Шпенглер). Человек сочетает в себе унаследованную инстинктивную  агрессивность и приобретенные  в ходе эволюции культурные традиции (знания, нормы, ценности), которые являются механизмами самоограничения агрессивности (К. Лоренц).
   Психологическое направление объясняет человеческую агрессивность изначальной враждебностью  людей по отношению друг к другу, стремлением решать свои внутренние психологические проблемы за счет других, «необходимостью разрушить другого  человека, чтобы сохранить себя» (3. Фрейд).
   Экологическое объяснение агрессивности основывается на том, что индивид или социальная общность представляет собой самоорганизующуюся систему, которой для получения  свободной энергии и поддержания  жизнедеятельности «необходимо разрушать какие-то другие неравновесные системы: природу, живые организмы».
   Социальная  теория объясняет насилие и агрессивность  социальными отношениями, существующими  в обществе и в первую очередь  борьбой людей за свое существование.
   Очевидным является факт, что в одинаковых условиях разные люди ведут себя по разному: одни более агрессивны, другие менее агрессивны. Этому обстоятельству также имеются несколько объяснений, которые можно свести к двум основным: психологическому и социальному.
   По  мнению Э. Фромма, различные типы характеров реализуются через действия психических  механизмов. В психике человека содержится конфликт двух начал: жизни и смерти. Первое — биофильство — выражается в ориентации на жизнь и созидание, второе — некрофильство — в  страсти к разрушению и уничтожению. Доминирование одного из начал в  психике человека и определяет тип  характера индивида.
   Современные исследования подтверждают факт наличия  в психике отдельных индивидов  предрасположенности к агрессивному поведению или насилию. Но все  же решающим фактором формирования агрессивной  личности является влияние социальной среды, в которой проходит социализация личности.
   В обществе или социальной общности, где культивируется жестокость, насилие, отсутствие сострадания, сочувствия и  милосердия, дети с раннего возраста «впитывают» навыки агрессивного поведения. Особенно негативное влияние оказывает  на социализацию ребенка насилие  в семейных отношениях, например, агрессивное  поведение отца по отношению к  другим членам семьи.
   Излишне строгое семейное воспитание также  способствует формированию потенциальной  агрессивности, враждебности, настороженности, опасения и страха. Такую личность принято называть авторитарной. Считается, что основным фактором в формировании авторитарной личности является семейное воспитание (взаимоотношения родителей  и детей). Однако вполне очевидным  является и то, что в процессе формирования авторитарной личности существенную роль играют все последующие институты  социализации (детский сад, школа, вуз, трудовой коллектив, общество, государство), если в них доминируют жесткие  отношения соподчинения и культ  власти.
   В годы коммунистического правления  в СССР насилие и жестокость были возведены в ранг государственной  политики, а «образ врага» (которого надо беспощадно уничтожать) стал одним  из самых распространенных феноменов  общественной жизни. Коммунистическая идеология оправдывала государственный  экстремизм, выдавая его за самый  надежный и эффективный способ разрешения классовых противоречий. Из людей  вытравливали основные нравственные и  гуманные ценности (совесть, честь, сострадание, милосердие и др.), отравляя их сознание ядом ненависти и жестокости.
   Авторитарные  отношения (на всех уровнях социализации) формируют личность, готовую подчиняться  силе и власти. Но в отношениях с  более слабыми или стоящими на более низких статусно-ролевых позициях такая личность весьма агрессивна и  безжалостна. Одним из примеров авторитарных взаимоотношений может служить  феномен дедовщины в Российской Армии.
   Совершение  насильственных действий в немалой  степени стимулируется принадлежностью  подростка к той или иной территориальной  группировке. Такие объединения, как  правило, отличаются высоким уровнем  групповой солидарности и традициями жестокого обращения как с «чужаками», так и с членами своей группы, стоящими на более низкой ранговой ступени. В ходе своего развития территориальные группы подростков могут формироваться в бандитские группировки, носящие название своих территорий (например, «Люберецкая», «Солнцевская» и т. д.).
   В последние годы общественность и  специалисты бьют тревогу по поводу кинопродукции, пропагандирующей секс и насилие. Исследования, проведенные  в США и других странах Запада, показали прямую зависимость между  насилием в кино и насилием «как в кино».
   Смакование  насилия и жестокости на телеэкранах  особенно пагубно влияет на детей  и подростков. Это обусловлено  следующими обстоятельствами:
   а) подростки больше чем взрослые проводят времени перед телеэкраном;
   б) детская психика более впечатлительна, поэтому экранные образы дольше сохраняются  в памяти подростка;
   в) слабая правовая (юридическая) культура подростков не позволяет им критически осмыслить происходящее на экране. Например, герой много серий подряд убивает, калечит людей и не несет  наказания. В результате у подростка  создается иллюзия вседозволенности и безнаказанности, которая также  стимулирует насилие и жестокость.
   Не  менее пагубное влияние на рост насилия  в обществе оказывает безнаказанность  в реальной жизни. Десятки и сотни  нераскрытых преступлений порождают  новые преступления. А бытовое  насилие в семье (избиение супруга  супругом, издевательства родителей  над детьми и др.) по сути является узаконенной формой семейных отношений, легальным институтом воспроизводства  насилия.
   Стимулирующее воздействие на рост насилия и  преступности в обществе оказывают  не только слабая правовая база и недостаточная  эффективность работы правоохранительных органов, но и сформировавшееся в  общественном сознании представление  о том, что насилие и преступность получили широкий размах, а уровень  раскрываемости преступлений низкий. В такой обстановке действует  принцип вовлеченности в уже  сложившиеся объективные (а порой  и выдуманные) обстоятельства. Под  их воздействием одни идут на преступления, чтобы успеть «половить рыбку  в мутной воде», использовать благоприятно складывающиеся обстоятельства. Другие предпочитают решать возникающие проблемы своими силами (нередко применяя насилие  и нарушая закон), так как считают, что правоохранительные органы не могут  оказать им необходимую помощь. Третьи, под влиянием страха и бессилия оправдывают  акты насилия (если они не затрагивают  лично их) как справедливое возмездие. Таким образом, создается синергетическая (саморазвивающаяся) система, культивирующая насилие в обществе.
   Принцип вовлеченности в конфликт и насилие  имеет место и в международных  отношениях. Особенно наглядно он проявился  во время Первой и Второй мировых  войн.
   К факторам, влияющим на рост конфликтности  и насилия в обществе, относится  также употребление алкоголя. Особенно негативное воздействие он оказывает  на бытовые конфликты. По данным исследования, 91\% семейных конфликтов был спровоцирован  пьянством одного или обоих супругов; 12\% конфликтов возникли в ходе совместной выпивки преступника и потерпевшего; 69\% лиц совершивших убийство находились в момент преступления в разной стадии алкогольного опьянения; 87\% осужденных за тяжкие телесные повреждения также  в момент преступления были в нетрезвом  состоянии.
   Для современного российского общества проблема алкоголизации страны и  связанный с ней рост насилия  оцениваются специалистами как  непосредственная угроза национальной безопасности. 

    
    Привести  типологию насилия.
   Типология насилия весьма обширна и многообразна. Можно квалифицировать насилие  по видам причиняемого ущерба (физическое, психическое и др.); по формам воздействия (убийство, террор, изнасилование и  т. д.); по субъектам конфликтного взаимодействия (межличностные, групповые и др.). Одним словом, насилие в конфликтах имеет столь же многообразную  типологию, как и сами конфликты.
   Однако  для исследования проблемы более  продуктивным является иной подход к  классификации насилия. В основе его лежит разграничение насилия  на два основных вида: «прямое насилие» и «структурное насилие».
   Прямое  насилие — непосредственное воздействие  субъекта на объект (убийство, телесные повреждения, задержание, изгнание и  т. д.).
   Структурное насилие — создание определенных условий (структуры), ущемляющих потребности  и интересы людей (например, эксплуатация человека человеком в обществе).
   Значительный  интерес представляет типологизация  насилия, предложенная Д. Галтунгом: 
 

     Потребности выживания Потребности благополучия Потребности идентификации Потребности свободы
Прямое  насилие Убийство Телесные повреждения, блокада, санкции, нищета Десоциализация, ресоциализация, отношение к людям как к гражданам второго сорта Репрессии, задержание, изгнание
Структурное насилие Эксплуатация  типа А Эксплуатация  типа В Внедрение в  сознание, ограничение информации Маргинализация, разобщение
   В таблице прямое и структурное  насилие сочетаются с четырьмя классами потребностей (выживания, благополучия, идентификации, свободы), в результате получается восемь типов насилия.
   Эксплуатация  типа А предполагает ущемление базовых  потребностей человека до такой степени, что вопрос стоит о его биологическом выживании. Эксплуатация типа Б предполагает нищенское состояние эксплуатируемого человека.
Десоциализация  означает вытеснение из собственной  культуры.
Ресоциализация  — вынужденная интеграция с другой культурой.
   Д. Галтунг исследовал также такой  тин насилия, как «культурное  насилие», под которым он понимает «любой аспект культуры, который может  использоваться для легализации  насилия в его прямой и структурной  форме»1.
    Рассмотреть насилие в разных аспектах: как средство доминирования и господства,  как средство защиты.
 
    Вопросам  насилия в жизни людей посвящены  многие труды, они являются предметом  озабоченности политиков, затрагивают  жизненные интересы миллионов людей  во всем мире. В своих крайних  выражениях насилие проявляется  в форме войн, террора, геноцида в  межэтнических отношениях, а в межличностных — в виде преступлений против личности (убийства, грабежи, изнасилования, драки с нанесением увечий). Даже в семье систематически происходят насильственные действия в отношении детей и женщин.
    В современном мире происходит эскалация  насилия, как социального, так и  межличностного. Все геополитические  доктрины различного уровня и масштаба основаны на стремлении к доминированию  в регионе или в мире прежде всего «великих держав», средства массовых коммуникаций систематически проповедуют  культ силы, экраны телевизоров заполнены  сюжетами насилия. Порой кажется, что  люди рождаются лишь для того, чтобы  превратиться в насильников или  их жертв.
    Можно ли рационально, научными методами познать, понять и объяснить феномен господства, доминирования и связанных с  ними насилия и агрессивности  человека и общества? Сегодня в  этой области существуют по крайней  мере четыре направления: биогенетическое (этологическое), психологическое, экологическое  и социальное.
    Биогенетическое и этологическое объяснение. К. Лоренц, известный этолог, утверждал, что существует связь между «естественной историей агрессии», описывающей влечение к борьбе у животного, влечение, направленное против своих сородичей, и «агрессиями в истории человечества». Более того, он ясно высказался в пользу биогенетической природы агрессивности человека, заявляя, что «пагубный по своим размерам агрессивный инстинкт, который как дурное наследие и по сей день сидит у нас, людей, в крови» был пронесен через многие тысячелетия как результат генетической селекции. К. Лоренц полон пессимизма в отношении силы здравого смысла и чувства ответственности современного человека: «Имея в руках атомные бомбы, а в центральной нервной системе — эндогенные агрессивные инстинкты вспыльчивой обезьяны, современное человечество основательно утратило свое равновесие». Современный человек, по Лоренцу, является лишь промежуточным звеном между животным и истинно гуманным человеком.
    Еще дальше в переносе на человеческое общество законов мира животных пошел  О. Шпенглер, автор книги «Закат Европы». Накануне захвата власти в Германии Гитлером он провозгласил, что «человек — это хищный зверь», т.е. зверь, чья  «жизнь построена на убийстве», и  что характер свободного зверя перешел  к организованному народу. При  этом существуют народы, «чья сильная  раса сохранила характер хищного  зверя, разбойничьи, агрессивные народы — господа... Человечество заплатило 50 млн. жизней в процессе обуздания такого «хищного зверя» в виде народа, опутанного нацистским бредом «о праве на мировое господство» германской расы.
    Если  установки О. Шпенглера и ему  подобных идеологов самым убедительным образом опровергнуты самим фактом, Второй мировой войны, то утверждения  К. Лоренца нуждаются в корректировке  с помощью рациональных аргументов. Критики Лоренца и других поддерживающих его воззрения этологов делают вывод  об их непоследовательности в рассуждениях: Лоренц призывает к тому, «чтобы мы разделяли как две; принципиально  различные вещи — инстинктивно унаследованное и приобретенное путем передачи традиций». Традиции — это прежде всего культура, т.е. знания, нормы  и ценности, навыки и умения населения. Следовательно, при размышлениях о  биогенетических основаниях агрессивности  человека мы должны помнить и о  многовековой истории человеческой культуры, придавшей человеческому  поведению пластичность, сформировавшей ценность права и возможности  выбора линии, поведения и связанное  с этим чувство ответственности  за свободный выбор.
    Если  говорить о микроуровне проявления агрессивности людей, то представляется верным утверждение Р. Мертона о  том, что всякое отклонение от культурной норм« (в нашем случае — насилие  над другим) есть нормальная реакция  нормальных людей на ненормальные условия. Следовательно, насилие есть в большей  мере реакция человека на условия, препятствующие удовлетворению человеком каких-то своих потребностей, интересов, нежели проявление врожденного инстинкта  агрессивности.
    Существует  биогенетическое объяснение альтруистического  поведения животных — альтернативы агрессивности. Его основу составляет «отбор родичей», при которой гибель отдельных особей обеспечивает сохранение генов близкородственных, организмов. Человеческий же альтруизм принципиально  иной и определяется двумя основными  мотивациями: механизмом сопереживания, сочувствия и потребностью следовать  этическим нормам, принятым в данной культуре.
    Этологические концепции имеют значение не только для проникновения в тайны  поведения животных, но и для человековедения. Академик И.П. Павлов сделал замечательный  вывод: «Нет никакого сомнения, что  систематическое изучение фонда  прирожденных реакций животного  чрезвычайно будет способствовать пониманию нас самих и развитию в нас способности к личному  самоуправлению».
    Современные оценки сводятся к осознанию необходимости  проявлять «величайшую осторожность при сопоставлении социального  поведения животных и человека, наделенного  сознанием и феноменом культурного (негенетического) наследования».
    Психоаналитическое  объяснение. З. Фрейд утверждал, что нужно учитывать «изначальную враждебность людей по отношению друг к другу» и что агрессия проявляется как «не поддающаяся уничтожению черта человеческой природы». Следуя посылке о переносе на другого человека того, что угнетает Я индивида, он пришел к убеждению, что войну следует понимать как попытку психологического самосохранения народа, как выход наружу деструктивного влечения к самоуничтожению, к смерти. Следовательно, он истолковывает агрессию как выход, «выплескивание» влечения к смерти — важнейшего, как считают многие антропологи, феномена человеческого существования, накладывающего свою печать на все жизненные проявления человека как существа конечного. Г. Маркузе, стремясь совместить марксизм и психоанализ, в свое время пришел к выводу, что господство одних людей над другими обусловлено в конечном счете биологическими инстинктами. Вторая мировая война, однако, показала, что причины войны связаны с жизнеобеспечением народов («жизненное пространство» — германский нацизм, «совместное сопроцветание» — японский милитаризм, борьба за свободу и независимость народов, оказавшихся жертвами агрессии).
    Будем справедливы. Сегодня представляется логичным и современным вывод  З. Фрейда о грядущем человечества. Он писал: «Вопрос о судьбе человеческого  рода, по-видимому, сводится к тому, удастся ли, и если удастся, то в  какой мере, в ходе культурного  развития преодолеть те нарушения процесса совместного бытия, которые приводят человека к агрессии и самоуничтожению». Для сегодняшней России этот вывод  можно истолковать так: реализация основных ценностей светской культуры — свободы и справедливости —  должна сопровождаться обязательным ростом уровня правосознания народа, его  уважения к закону и моральной  норме, иными словами — становлением и развитием правового государства. Удастся ли это, пока не известно.
    Основной  вывод психоаналитической теории: культура по мере ее освоения личностью переориентирует  агрессивность человека, направленную наружу, на него самого, превращаясь  в саморегулятор поведения. Самокритика, однако, порождает неврозы — бич  современного человечества.
    Экологическое объяснение агрессивности. Живой организм есть система, стремящаяся сохранить свое внутреннее состояние, несмотря на внешние колебания (изменение условий обитания и жизнедеятельности). В терминах синергетики, т.е. науки о самоорганизующихся системах, а в нашем случае — о самоорганизующемся социальном прогрессе, отношение такого организма к физическому миру можно назвать отношением устойчивого неравновесия. Устойчивость такому неравновесию придает целенаправленное расходование предварительно накопленной энергии самим организмом. Хищник, например, «отбирает» такую энергию у своих «жертв» — растений, травоядных животных, а иногда и у сородичей. Убывание (благодаря уравновешивающему давлению среды) накопленной энергии вызывает возрастание энтропии, и если не проводить антиэнтропийную работу, то организм приходит в состояние термодинамического равновесия со средой, т.е. к смерти. T о же самое происходит и с человеческим организмом.
Но как  социальным образованиям получать энергию  извне? На любом уровне жизни организма, индивидуального или социального, для того чтобы получать свободную  энергию, необходимо разрушать какие-то другие неравновесные системы: природу, живые организмы (разрушается даже Солнце — ему осталось по некоторым  данным «жить» около пяти млрд. лет). Следовательно, созидая, мы разрушаем. Снижение энтропии в одном месте  сопровождается ее повышением в другом — жизнь и смерть взаимобусловливают друг друга. Активное, созидание в  любой сфере (материальной, социальной, духовной) сопровождается разрушительной работой, энтропийным процессом. Этот закон надо учитывать во всех проектах, правилах, хабитусах, реальных нововведениях.
Всмотримся  в природу — в ней установлен взаимный, контроль за разрушениями: больше, например, растений — больше травоядных, следовательно, с течением времени  — меньше растений, далее — больше травоядных — больше хищников, что, в свою очередь, приводит к уменьшению травоядных, следовательно, к увеличению растений, и т.д. В природе нет понятия прогресса, происходящее в ней сводится к понятию выживания. Наращиваются этажи агрессии, при которой разрушительная активность одних видов регулируется разрушительной активностью других. Чем выше этаж, тем сложнее внутренняя организация. Происходит, как утверждают; синергетики, «интеллектуализация» природы, позволяющая выживать в новых средовых условиях. На вершине такой пирамиды — человек с его развитым интеллектом. По логике такой схемы, человек агрессивен по своей природе, причем более агрессивен, нежели остальные виды. Обуздание агрессивности в обществе (прежде всего по отношению к своим сородичам) происходит посредством культуры, внесоматического наследования традиций — ее ценностей, норм, правил поведения, правовых ограничений агрессивности в межличностных и социальных отношениях. Это — самоограничение человечества. Некоторые мыслители утверждают ныне, что мера развития интеллекта обусловливает и меру развития оружия по принципу «атака — защита» и что такое самоограничение предусмотрено природой (или творцом?): например, атомная бомба самим фактом своего появления и существования диктует соответствующее поведение, направленное на ограничение агрессивности народов. Иными словами, война преодолевается войной, т.е. готовностью к ней по отношению к агрессору, а экологическое разрушение — экологической культурой общества.
     Итак, рост сложности организма обусловлен необходимостью выживания, выживание  есть созидание, последнее сопровождается разрушительной работой вовне, разрушение же требует проявления агрессивности, больший интеллект — большая  агрессивность. Таково синергетическое  объяснение агрессивности.
     Слишком все просто в этой схеме. Общим  недостатком всех экологических  объяснений агрессии и насилия является, на мой взгляд, упрощенное видение данной проблемы. Правда, есть исследователи, говорящие, что интеллект есть инструмент экономии агрессии. Думается, именно интеллектуальная сила человека в себе самой содержит нравственные пределы своего агрессивного проявления — недаром Сократ настаивал на том, что знание тождественно добродетели. Без знаний не было бы и ядерного оружия — этого средства принуждения к миру целых народов. Думается, что экологи пытаются средствами формальной логики, не терпящей противоречий, решать вопросы диалектики развития природы и общества. Поэтому схемы, построенные логически весьма правильно, обычно не раскрывают всей сложности проблемы.
     Социальное  объяснение насилия. Известно выражение К. Маркса о том, что насилие всегда являлось повивальной бабкой истории. Понятно, что это не призыв, а констатация факта (в «Интернационале» есть слова: «Весь мир насилья мы разрушим...»). Насилие связано с жестокостью в отношениях между людьми (группами, народами), а она есть функция нужды, т.е. ощущения недостатка в удовлетворении потребностей, в первую очередь витальных. Жизненная борьба за существование ужесточает отношения людей, и перед этим фактором все остальные факторы агрессивности человека отступают на задний план. Взаимная борьба людей за обладание благами, за социальную позицию, обеспечивающую влиятельный статус и престиж, за преимущества в образовании и в собственности является социальной формой проявления феномена доминирования человека над человеком, его стремления к преимуществу в какой-либо области, вызывающего сопротивление других. Яснее всего такая борьба выражена в классовой борьбе между богатыми и бедными, борьбе угнетенных против угнетателей и т.д. Этой борьбе несть числа: еще древние утверждали, что идет «война всех против всех» ( bellum omnium contra omnes ) и что «силу следует отражать силой» ( vim vi repellere licet — Сенека).
Такой борьбой любовь оттесняется в  семью, сводится либо к сексуальной, или же к любви по отношению  лишь к близким, или же человек  ищет поддержки, понимания и утверждения  своей личности в религии. Социальная же жизнь нагнетает лишь неврозы  при таком расщеплении человека на борца, не останавливающегося ни перед  чем в стремлении доминировать, и  любящего, растворяющегося в другом. Я человека при этом расколото, и  чувства, его самоощущение амбивалентны. Экспектации от такого человека весьма противоречивы, и очень трудно ему  доверять при взаимодействии с ним. Отношения непрозрачны, личность расщеплена.
Современная социальная жизнь навязывает индивиду тот модус действия, который организует социальную практику и выступает  для индивида как хабитус —  система предрасположенностей (диспозиций), объективно приспособленных для  достижения определенных результатов, т.е. социальных целей. Для отдельного человека хабитус — это круг жизненных  необходимостей, в которых активно  присутствует прошлый опыт в виде схем восприятия, мыслей и действий, что и гарантирует «правильность» практик, их легитимность в глазах людей. Хабитус зависит, однако, больше от различий в обществах, воспитании, престиже, обычаях и модах, нежели от субъективности индивидов. И если социальная жизнь  диктует индивидам способ действий, который наиболее эффективно приводит к цели в данных условиях, то люди обычно выбирают линию своего поведения, исходя из этого диктата. Общество, построенное на принципах доминирования, господства одних над другими, открывает  дорогу к насилию. «В решении спорных  вопросов все чаще отдается предпочтение насильственным способам решения конфликтов... существенно расширяется зона действия использования насилия». Криминальная ситуация в России сейчас отличается исключительной напряженностью, преступления часто принимают характер, угрожающий основам общества. Опасным феноменом  является насильственное овладение  боевым оружием. Вспышки насилия  за последние годы, их оценка и анализ подводят к мысли о том, что главным фактором социального насилия являются не инстинкты агрессивности человека — ведь за эти годы генотипы не изменились, — а социальные условия жизни. Следовательно, речь вообще должна идти не о полной ликвидации насилия в обществе, а о его минимизации, о максимально возможном уменьшении роли насилия в предлагаемых обществом способах действия, ведущих к успеху индивида в сферах экономики, политики и экзистенциальности.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.