На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Английские работные дома

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 21.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ
      Общепринято, что человек, чтобы жить – должен трудиться, добывать или производить. Но постепенное социальное расслоение привело к тому, что появился слой людей, имеющих средства, освобождавшие их от необходимости и соответственно обязанности трудиться. В каком - то обществе это разрешалось, в каком - то – нет, наоборот, каралось ссылкой, конфискацией имущества, но так или иначе прецедент имел место, и возникла проблема обязательности труда.
     В истории всегда были люди, так или  иначе, уклонявшиеся от труда (но при  этом не имевшие собственных средств  к существованию): нищие, попрошайки, приживалы, паломники и пр. И общество должно было как-то решать проблему их обеспечения.
     На  протяжении человеческой истории государство  и церковь пытались решать острые социальные проблемы, такие как нищенство, бедность и безработица. Бедность и ее крайняя форма проявления – нищенство, требующие обязательного общественного вспомоществования, не связывались с понятиями ответственности людей за свое положение. Появление экономического человека и соответственно экономического сознания стали символами процесса индустриализации. На смену традиционному обществу пришло индустриальное: открытое и мобильное, а вместе с ним армия людей без земли, без сеньора, без куска хлеба, с которыми что-то надо было делать. Постепенно меняется восприятие общественным сознанием «бедняка». Бедные начинают отождествляться с опасными классами. Бедняк и нищий становятся синонимами бездельника и бродяги.
      Одно из решений проблемы бедности было найдено и связано с так называемыми «работными домами». Работные дома как таковые давно ушли в прошлое. Однако далеко не решены проблемы бродяжничества, нищенствования, нежелания работать.
     Объектом  исследования в курсовой работе являются английские работные дома.
     Предметом исследования в курсовой работе являются функции и деятельность английских работных домов.
     Целью курсовой работы является изучение английских работных домов, а именно рассмотрение понятия, функций, деятельности, а также влияния работных домов на социальные проблемы того времени (нищенство, бродяжничество, безработицу).
     Для достижения цели курсовой работы были определены следующие задачи:
      рассмотреть понятие и функции  английских работных домов;
      проанализировать деятельность английских работных домов;
      определить результаты деятельности английских домов. 

СОЗДАНИЕ  СИСТЕМЫ РАБОТНЫХ ДОМОВ
      С развитием общества и с развитием  индустриализации появляется новая  социальная политика по отношению к  нуждающимся слоям населения. Она  включала в себя два элемента:
      стремление трудоустроить «здоровых» бедняков и бродяг, подкрепленное репрессиями;
      организация централизованной системы помощи.
      Самым главным проектом в социальной политике стал проект создания системы работных домов для здоровых нищих. Первенствующая роль здесь принадлежит работному  дому Бридвел в Лондоне, создание которого стало результатом экспериментов  английской социальной политики, пришедшей  к выводу, что труд под страхом  наказания явится наиболее эффективным  путем искоренения нищенства. В 1552 г. Специальная комиссия, созванная  Эдуардом VI и лондонским епископом Николасом Ридли сформировала цели политики помощи в Лондоне: бродяги, бездельники и «паразиты» должны быть помещены в poorhouses, где будет строжайший трудовой режим. К 1557 г. такой дом был открыт в Бридвеле, бывшей резиденции Генриха VIII1.
      Лондонский  Бридвел представлял из себя хорошо охраняемые мастерские, находившиеся под постоянным надзором и отличавшиеся тюремной дисциплиной. Мастерские были под контролем ремесленных гильдий, а питание заключенных зависело от результатов их труда. Бездельничавших  бродяг отправляли на работы на рудники  и пекарни, где работа была тяжелой  и требовала не квалификации, а  лишь физической силы.
      Бридвел вскоре столкнулся с непреодолимыми трудностями: безработица в Лондоне  была настолько велика, что он не в состоянии был обеспечить работой  всех направляемых туда бродяг, отчего роль дома как карательного заведения  тут же понизилась.
      В результате идея Бридвела в плане  приучения бродяг к честному труду  провалилась, что прояснило, однако, важную вещь: проблема предоставления работы всегда тесно связана с состоянием рынка рабочей силы2.
      Англия  в период создания первых исправительных домов переживала экономический  спад. В Акте 1610 г. предполагалось иметь  при них мельницы, ткацкие и  чесальные мастерские, дабы не оставить пансионеров без дела. В 1630 г. по указу  британского короля была создана  специальная комиссия для контроля за неукоснительным соблюдением  законов о бедных. В том же году появился целый ряд распоряжения комиссии: в частности, предписывалось привлекать к ответственности попрошаек  и бродяг, а также всех тех, «кто коснеет в праздности и не желает трудиться за разумную плату либо расточает все деньги свои в кабаках». Всех их следовало отправлять в исправительные дома.
      Уже в середине XVII в. начался подъем, требовавший возможно большего привлечения рабочей силы, желательно дешевой, что стало мощным стимулом в организации работных (исправительных) домов. Так, один их организаторов работных домов в Англии сэр Мэтью Хейл писал в начале 1660-х гг., что помогать искоренению нищеты есть «для нас, англичан, задача в высшей степени необходимая и наш первейший христианский долг»; обязанность же эта должна быть возложена на судейских чиновников, которые поделят каждое графство на части, объединят соседние приходы и организуют дома для принудительных домов. «Тогда никто не станет просить подаяния и не найдется человека столь ничтожного и общественной пагубы жаждущего, чтобы подавать нищим милостыню и поощрять их»3.
      Несколько иначе понималась идея создания работных домов в других странах Европы. Так, в 1587 г. голландский гуманист Дирк Вокертс Коорнхерт опубликовал  трактат, в котором отмечалось, что  новая социальная политика должна сочетать в себе элементы как наказания  и принудительного труда, так и минимума свободы. Вскоре в Амстердаме появились два работных дома: для мужчин – Распхёйс, где основным занятием стала обработка бразильского дерева, и для женщин и детей – Спинхёйс, где последние занимались прядением и шили одежду. Работа в голландских работных домах велась по группам, а труд оплачивался. Кроме того, особое время отводилось для молитв и чтения религиозных книг, а пребывание было ограничено 8 – 12 годами.
        В то же время нарушителей  режима ожидали жестокие наказания:  в том же Распхёйсе они содержались  в отдельных камерах, постоянно  наполнявшихся водой. В камере  имелась помпа и заключенный  был непрерывно занят работой,  откачивая воду.
      Голландский образец стал показательным для  устройства работных домов в Германии. В 1610-е гг. такие заведения появились  в Бремене и Любеке, а затем  и в ряде других городов: в Гамбурге (1620), Базеле (1667), Бреслау (1668), Франкфурте (1684), Шпандау (1684), Кенигсберге (1691), Лейпциге (1701), Халле (1717), Касселе (1720), Бриге и  Оснабрюке (1756), Торгау (1771)4.
      Здесь были сделаны попытки ввести в  функционирование домов некоторые  рациональные начала: так, в уставе гамбургского работного дома отмечалось, что стоимость произведенной  работы четко высчитывается, а призреваемые получают лишь четвертую ее часть. Восемь управляющих составляли общий план работ. Мастер давал задание каждому  и в конце недели проверял, как  оно выполнено. В Германии у каждого  из изоляторов возникла своя специализация: пряли в основном в Бремене, Брауншвейге, Мюнхене, Бреслау, Берлине; ткали –  в Ганновере. В Бремене и Гамбурге мужчины зачищали доски; в Нюрнберге  – шлифовали оптические линзы; в  Майнце – мололи муку5.
      Различные формы, которые принимала политика изоляции, наказания и «перевоспитания  через труд», зависели от социального  и культурного контекста. И здесь  наиболее яркий пример продемонстрировала католическая Франция, где внедрение  новой трудовой этики также оказало  существенное влияние на дальнейшее развитие страны.
      Первые  попытки изолировать бедноту  в Париже предпринимаются еще  в начале XVII в., в правление Марии Медичи, когда для этой цели создается три госпиталя. Осенью 1611 г. специальным декретом запрещалось просить милостыню в Париже, а нищим предписывалось немедленно найти себе работу или явиться на работы в один из госпиталей. Улицы Парижа оказались под постоянным наблюдением полиции и, в конце концов, голод погнал нищих в госпитали. Через 6 недель там оказалось около 800 человек,  а к 1616 г. – 2200 человек. Женщины, продолжавшие просить подаяния, подвергались публичной порке и бритью головы, мужчины заключались в тюрьму; подавать милостыню запрещалось под угрозой строгого наказания.
      Было  создано три госпиталя: для мужчин, для женщин, и детей, достигших  восьмилетнего возраста, и для  серьезно больных. В первых двух заключенные  должны были работать с рассвета до сумерек, начиная с 5 часов утра летом  и с 6 часов утра зимой. Мужчины  были заняты на рудниках, в пивоварении, на лесопилках и «в других местах тяжелого труда», в то время как дети и  женщины шили и пряли, выделывали обувь и пуговицы и т.п. Не выполнявшие определенную надзирателями трудовую норму наказывались: их дневной пищевой рацион сокращался, а при постоянных нарушениях труда они выселялись из госпиталя и подвергались заключению в темнице. Нищим, которые работали в этих госпиталях, выплачивалась лишь четверть заработка, остальное шло в пользу госпиталя. Параллельно были созданы специальные отряды стражи для борьбы с уличным нищенством с введением особого вознаграждения за поимку бродяг6.
      В глазах властей и посторонней  публики эти госпитали стали  при всех их противоречиях институтами  благотворительности. Помещение туда виделось как своего рода привилегия для парижских бедняков, так как  «чужим нищим» грозило только изгнание. Первый параграф статута о госпиталях проводил четкую грань между теми нищими, которые были уроженцами Парижа и должны были быть помещены в госпитали, и всеми остальными, подлежащими  наказанию и изгнанию. В то же время переселение из госпиталя  означало перемещение из одной тюрьмы в другую, худшую – тюрьму Шатле7.
      Под необходимость организации госпиталей подводилось и соответствующее  идеологическое обоснование: в частности, утверждалось, что они предназначены  для того, чтобы, с одной – предоставить бедноте возможность трудиться, а с другой стороны, дать необходимое  религиозное наставление. Тем самым  полицейское принуждение и репрессии  оправдывались чувствами христианской благотворительности, тем, что они  помогут беднякам научить жить честно.
      В 1620 – 1630-е гг. ведущую роль в создании госпиталей во Франции, получивших название «общих», стала играть тайная религиозно-политическая организация Общество Святого Причастия. Опыт Парижа вскоре был распространен и на другие города. Так, в 1647 г. появился план создания общего госпиталя в Тулузе, куда помещались все без исключения нищие, включая маленьких детей, и где все обязаны были трудиться; просить же милостыню было запрещено. Эффект от нововведений оказался крайне противоречивым: с одной стороны, повысилась эффективность оказывавшейся помощи при снижении размеров подаваемой милостыни, а с другой стороны, выросла опасность бунтов бедноты во времена выступлений политической оппозиции (так называемой фронды)8.
      И все же наивысшим достижением  стало создание Общего госпиталя  в Париже. 4 мая 1656 г. был подписан специальный декрет об его образовании. При этом учитывались как предыдущий опыт сознания таких госпиталей, так  и ситуация, сложившаяся к тому времени во французской столице. Так, парижский хронист Генри  Саваль утверждал, что число бедняков в Париже достигло 40 тысяч человек. В этих условиях Общество Святого  Причастия организовало раздачу  милостыни и обязало местные  католические братства и благотворительные  организации оказывать постоянную помощь бедноте в своих приходах. Параллельно была создана специальная  полиция, арестовывавшая нищих и  бродяг. Нищенство запрещалось под  угрозой порки и отправкой  на галеры9.
      Парижский «Общий госпиталь» стал единым органом  управления для нескольких уже существовавших учреждений, в том числе в состав госпиталя вошли «дом и госпиталь  Сострадания, большой и малый, с  богадельнею, дом и госпиталь  Сципиона, дом мыловаренного завода, со всеми владениями, садами, домами и постройками к ним прилегающим». Сюда же были включены приют для  инвалидов войны, госпитали Сальпетриер  и Бисетр и др. Все эти заведения  отводились для бедняков Парижа «обоего  пола, всякого возраста и происхождения, любого звания и состояния, каковы бы они ни были, здоровые либо увечные, больные либо выздоравливающие, излечимые  либо неизлечимые»10.
      Итак, огромные богодельни-тюрьмы и работные дома становятся во второй половине  XVII в. символом новой эпохи и находят повсеместное распространение. Актом от 1670 г. идея работных домов была вновь реанимирована в Англии в виде создания так называемых workhouses – работных домов. В 1697 г. первый работный дом появился в Бристоле, в 1703 г. – в Вустере и Дублине, затем аналогичные дома появились в Плимуте, Норидже, Гулле, Эксетере. К началу XVIII в. их число уже достигло 126, а в середине века было 200 работных домов. Большую часть продукции домов составило текстильное производство, в основном прядение шерсти. Так, в уставе бристольского работного дома было записано: « Бедняки обоего пола и любого возраста могут трепать пеньку, прясть и аппретировать лен, чесать и прясть шерсть». В Вустере возникла мастерская для детей, где изготовляли ткань и одежду. Наконец, специальный закон 1723 г. разрешил местным приходам ограничивать помощь тем беднякам, которые отказываются работать в таких домах11.
      Таким образом, борьба с показной бедностью, ленью и аморальностью посредством полицейских и административных мер привела в XVII в. к созданию системы работных домов. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

АНГЛИЙСКИЕ РАБОТНЫЕ ДОМА. ПОНЯТИЕ
      Работные  дома (Workhouses) - приюты для бедняков в Англии 17-19 вв12. Впервые появились в XVII в. Широкое развитие получили в силу "Закона о бедных" 1834, упразднившего систему выплаты приходами пособий по бедности. По этому закону 15 тыс. приходов Англии и Уэльса были сгруппированы в несколько сот "союзов", каждый из которых был обязан содержать один работный дом. В работные дома отправлялись бедняки, не имеющие средств к существованию. Система работных домов сократила расходы имущих классов на оказание помощи пауперам, так как добровольно в работные дома шли лишь беспомощные старики и инвалиды. В связи с развитием социального обеспечения в Англии в XX в. система работных домов изжила себя. Парламент законодательным постановлением 1597 г. сформулировал постановление о бедняках и бродягах, действовавшее до 1814 г., а в 1834 г. был принят новый «Закон о бедных», предусматривавший упразднение системы выплаты приходами соответствующих пособий по бедности. Средства приходов направлялись на содержание работных домов, куда по-прежнему направлялись бедняки, не имевшие необходимых средств для существования.
     Содержание  в работных домах мало отличались от тюремных. Антисанитария, тяжелый  каждодневный труд, зверства надзирателей стали характерным явлением для  работных домов. Не случайно их прозвали «бастилиями для бедных». Сама угроза помещения в работные дома была направлена на устрашение рабочих, которые были вынуждены соглашаться на любые  условия работы на фабриках и заводах, и, тем самым, заметно понижала заработную плату. Движения низов, нередко, были направлены и против работных домов, которые  их или разрушали или мешали возводить новые. Таким образом, принудительный труд существовал в передовой капиталистической стране в течение нескольких сотен лет13.
ФУНКЦИИ РАБОТНЫХ ДОМОВ И  РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
     В целом, при всем многообразии работных домов, нашедших свое применение в разных странах Западной Европы, эти исправительные заведения выполняли две важнейшие функции:
    изъятия из общества праздношатающихся и профилактики волнений и бунтов с целью поддержания социального мира и равновесия;
    использования дешевой рабочей силы через предоставление работы людям, которых держат под замком и заставляют трудиться «на благо всех».
      Определенные  итоги господства «трудового начала»  в сфере призрения были подведены  во второй половине XVIII в., когда силу набирала эра Просвещения, а человек вновь возвращал себе свою ценность. С функциональной точки зрения создание домов - изоляторов оказалось мерой неудачной.
      Во-первых, появление работных домов в штыки  было встречено предпринимателями, владельцами мануфактур. Так, Даниель  Дефо писал, что работные дома, используя  дешевую рабочую силу, лишь плодили  бедняков в своем окружении. «Это значит отдать одному хлеб, отобранный у другого, посадить бродягу на место  честного человека и заставить последнего подыскивать себе другую работу, чтобы  прокормить семью», - Д. Дефо.
      Принимая  безработных и нищих, работные дома лишь маскировали растущие проблемы и в некоторой степени позволяли  избежать политических волнений. Распределяя  безработных по принудительным мастерским, эти дома способствовали росту безработицы  в прилегающих регионах или в  соответствующих отраслях экономики. Не смогли влиять работные дома и на понижение рыночных цен, так как  последняя учитывала и затраты  на содержание пансионеров. Попытки  же реформирования работных домов в  обычные мануфактуры не увенчались успехом14.
      Во-вторых, труд заключенных в работных домах  был непроизводителен. Об этом свидетельствовал доклад специальной комиссии, созданной  в Париже в 1781 г., когда группы заключенных  Общего госпиталя стали использоваться для подъема воды (вместо лошадей): «Что за причина понудила найти для  них столь странное занятие? Только ли экономия, или то было единственно  необходимость хоть чем-то занять узников? Если то была лишь необходимость занять людей каким-либо делом, то уместнее было приставить их к работе более  полезной и для них самих, и  для госпиталя. Если же причина кроется  в экономии, то ни малейшей экономии мы в том не усматриваем».
      В 1790 г. в отчете Дома Сострадания отмечалось, что были перепробованы «все виды мануфактур, какие только может предложить столица. В конце концов, почти  уже отчаявшись, остановились на плетении силков как на занятии менее разорительном»15.
      В-третьих, в числе обитателей работных домов  оказывались люди различных категорий  призреваемых. Так, в 1737 г. в Бисетре  попытались провести рациональное распределение  подопечных по пяти службам:
      смирительный дом, темницы и тюремные камеры для тех, кто был задержан по тайному королевскому повелению (то есть королевские «пансионеры»);
      помещения для «хороших» бедняков;
      помещения для взрослых паралитиков;
      помещения для сумасшедших и безумцев;
      помещения для венерических больных, выздоравливающих и детей, родившихся в исправительном доме.
      В регистрационных списках германских работных домов выделялись следующие  категории: «развратник», «слабоумный», «мот», «калека», «помешанный в уме», «вольнодумец», «неблагодарный сын», «отец-расточитель», «проститутка», «умалишенный». И никакого намека, чем одна категория отличается от другой. Налицо полнейшее единообразие, а главное условие содержания в доме – изоляция от общества16.
      Так, в числе обитателей Общего госпиталя  находились и больные, страдавшие венерическими  заболеваниями. Камеры с ними были переполнены: в Бисетре в 1781 г. на 138 мужчин приходилось 60 коек; в Сострадании на 224 женщины  – 125 коек. Помещали в смирительные дома и сумасшедших, но в отношении  их никакого лечения не предусматривалось. Так, врач Оден Рувьер в конце XVIII в. отмечал: « Мальчик десяти-двенадцати лет, каковой попадает в заведение это из-за нервических припадков, сочтенных эпилептическими, находясь среди настоящих эпилептиков, перенимает болезнь, которой прежде у него не было, и не имеет на долгом жизненном пути иной надежды на излечение, кроме той, какую доставляют ему усилия собственного его естества, далеко не всегда достаточные».
      Немаловажным  здесь становилось и то, что  отсутствовала связь между репрессиями  и благотворительностью, практиковавшихся в госпиталях, а именно стиралась  грань между профессиональным нищенством, подлежавшим наказанию, и остальной  беднотой, которой должна оказываться  помощь или быть предоставлена работа. Беднякам должна быть представлена свобода  обучаться честному труду, а принудительный труд в госпитале должен был занять резервное место в качестве орудия наказания17.
      Но  не следует оценивать значение создания работных домов лишь с точки зрения их функционирования. Не случайно на воротах  гамбургского работного дома был  начертан своеобразный девиз: «Labore nutrior, labore plector» («Трудясь, я получаю пищу, трудясь, я наказываю себя»). В 1667 г. на дверях Спинхёйса в Амстердаме было написано: «Не бойся! Я не мщу безнравственным; я вынуждаю доброту. Моя рука тяжела, но мое сердце полно любви». Эти девизы отразили новую реальность, характерную для стран, вступивших на путь раннебуржуазного развития. Концентрация и изоляция бедноты в работных домах стали реальным проявлением трудовой этики и новой карательной доктрины: минимум свободы и максимум работы, совмещенные с политикой перевоспитания через труд.
      Политика  изоляции в целом имела большое  влияние на эволюцию современного общества в Европе. Сочетание благотворительности  и политики репрессией оформило трудовую этику. Труд, как протестантские, так  и католические, как аграрные, так  и сравнительно экономически развитые страны толкнул на путь индустриальной революции, стал формой социального  обучения путем адаптации людей  к новым структурам экономической  жизни. Сочетание же тюрьмы и мануфактуры  создало базу для функционирования современной фабрики, с ее дисциплиной, строгими правилами и организацией работы18. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
           Одно из решений  проблемы бедности было найдено и  связано с так называемыми  «работными домами». Работные дома - приюты для бедняков в Англии.
     Эти исправительные заведения выполняли  две важнейшие функции: изъятия из общества праздношатающихся и профилактики волнений и бунтов с целью поддержания социального мира и равновесия; использования дешевой рабочей силы через предоставление работы людям, которых держат под замком и заставляют трудиться «на благо всех».
  Введение практики работных домов в Англии XIX в. – серьезное социально-экономическое и социально-политическое решение. Поланьи дает негативную характеристику этой системе фактически принудительного трудоустройства бедняков, их вынужденного обращения в работные дома и унизительного образа жизни. «Благопристойность и самоуважение, выработанные столетиями размеренной, добропорядочной жизни, быстро улетучивались среди разношерстного сброда обитателей работного дома, где человек должен был остерегаться, как бы его не сочли более в материальном смысле благополучным, чем его соседи».
     Й.А  Шумпетер следующим образом трактует введение поправок к Закону о бедных: «Следует четко различать два  аспекта этого акта. С одной  стороны, он значительно улучшил  административный механизм выдачи пособия  бедным и отменил многое из того, что и сейчас могло бы рассматриваться  как злоупотребление. С другой стороны, он ограничил помощь беднякам их содержанием в работных домах и в принципе запретил выдачу пособия тем, кто в них не живет; идея заключалась в том, что нельзя обрекать на голодную смерть трудоспособного безработного, пребывающего в нужде, но содержать его следует в полутюремных условиях».
     Работные  дома в Англии представили истории  реальную попытку в рамках государственной  политики (а не локальной благотворительной  помощи) решения проблемы бедности, бродяжничества и трудоустройства.
     Поланьи рассматривает социально-политическую концепцию введения работных домов, сопоставляя ее с социальными  трудовыми утопиями Оуэна, идеями Бентама. Ни в одной европейской стране, кроме Англии, не было столь негативного  опыта введения подобных учреждений. Именно в Англии бедняку, стоящему на грани голодной смерти, был предложен выбор между отсутствием какой бы то ни было помощи и помещением в работный дом, где насаждались совершенно невыносимые условия существования.
     С функциональной точки зрения создание домов - изоляторов оказалось мерой  неудачной. Во-первых, появление работных домов в штыки было встречено предпринимателями, владельцами мануфактур. Во-вторых, труд заключенных в работных домах был непроизводителен. В-третьих, в числе обитателей работных домов оказывались люди различных категорий призреваемых.
     Работные  дома как таковые давно ушли в  прошлое. Однако далеко не решены проблемы бродяжничества, нищенствования, нежелания работать.
 


     СПИСОК  ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
     Алпатов,В. Черная книга капитализма / В.Алпатов, В.Гросул, А.Донченко. – М.: ИТРК, 2007. – 216 с.
     Кузьмин, К.В. История социальной работы за рубежом  и в России: учеб. пособие для  вузов/К.В. Кузьмин, Б.А. Сутырин. – М.: «Академический проект.Трикста», 2002. – 480 с.
     Мортон  А. Л. История английского рабочего движения / Мортон А. Л., Тэйт Дж., пер. с англ., М.: Иностранная литература,1959. – 420 с.
     Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени, СПб.: Алетейя, 2002. – 314 с.     
     Сидорина, Т.Ю. Общественные науки и современность /Сидорина Т.Ю. Человек и его работа: из прошлого в информационную эпоху. – 2007. - № 3. – с.32 – 43.
     Смирнов , С.Н. Социальная политика: учеб. пособие для вузов/ Смирнов С.Н., Сидорина Т.Ю. – М.: ГУ ВШЭ, 2004. – 431 с.
     Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. 1963. – 516 с.
     Штокмар,В.В. История Англии в средние века. – Л.: Алетейя, 1980. – 218 с.
     Шумпетер,Й.А. История экономического анализа: Пер. с англ. под ред. В.С. Автономова. СПб: Экономическая школа, 2001. – 504 с.
     Энгельс Ф., Положение рабочего класса в Англии /К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 2, 512 с.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.