На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа В.В. Андреев и Великорусский оркестр

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 22.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Содержание 

    Введение…………………………………………………………………..  с. 4
    Глава 1.В.В. Андреев – создатель Великорусского оркестра……….....  с. 7
    1.1.Андреев и возрождение балалайки …………………………………..с. 7
    1.2. Оркестр на начальном этапе  развития……………………………...с. 12
    Глава 2. Сподвижники В.В. Андреева …………………………………с. 17
    2.1.Роль сподвижников в развитие и формирование Великорусского оркестра ……………………………………………………………………….с. 17
    2.2. Вклад соратников Андреева в народно – оркестровое искусство ……………………….........................................................................................с.27
    Заключение……………………………………………………………….с.31
    Список  литературы………………………………………………………с. 33
    Приложение………………………………………………………………с. 35 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Введение
    Актуальность  исследования.
    Россия  всегда была богата талантами. Много блестящих имен внесено ею в летопись мирового искусства, и среди них есть имена людей, которых обычно называют «самородками», занимающих в искусстве особое место. Они не оканчивали консерваторий и университетов, то есть не имели специального образования, но зато прошли «университеты» жизни, достигли вершин мастерства и признания каждый в своей области благодаря природным данным и способностям, большому желанию, страсти к искусству и инициативе, многократно помноженными на целеустремленный труд.
    Первое  место среди них, безусловно, принадлежит  патриарху  народной музыки в России Василию Васильевичу Андрееву. Это  не случайно. Он дорог нам не только потому, что извлек русские  народные инструменты из «мрака первобытности, приниженности  и запустения» и вернул их народу в усовершенствованном виде,  но и потому, что все настоящие достижения в области народно-инструментальной   музыки   и   исполнительства   на   инструментах нашего народа тесно связаны с его именем.
    Интерес, проявляемый в настоящее время к событиям прошлого, к истории, вполне закономерен не только потому, что весь долгий и трудный процесс развития народной музыки заслуживаете того, чтобы об этом знали любители и ценители национального искусства нашего народа, но и потому, что без истории нельзя понять и осознать процессы настоящего.
    Степень научной разработанности.
    Проблемы, связанные с русским народно-инструментальным музыкальным искусством, надо признаться, в отечественной музыкальной науке исследованы менее всего. Можно лишь сожалеть о слишком скудных публикациях, которые отражают эту сферу; мало мы знаем и деятелей народной музыки. Даже об Андрееве фигуре № 1 в этой области — нет сколько-нибудь полного разностороннего исследования, монографии.
    К настоящему времени во всех этих отраслях и системах обучения игре на струнно-щипковом народном инструментарии накоплены значительные успехи. Они проявляются и в сольных формах исполнительства, свидетельством чему могут служить достижения наших лучших домристов, балалаечников, гитаристов, гусляров, и в коллективных — ансамблях и оркестрах. Достаточно хотя бы упомянуть, что количество одних только профессиональных оркестров русских народных инструментов ныне приближается к ста и многие из них стали заметным явлением  всего отечественного музыкального искусства, примером и образцом для обширной сферы любительства.          
    Несмотря  на ряд имеющихся изданий по истории  русских народных струнно-щипковых инструментов, обстоятельного изучения их становления явно недостаточно. Наиболее полно рассматривались вопросы бытования этих инструментов лишь в сфере фольклора — в работах А. П. Агажанова, А. А. Банина, Ю. Е. Бойко, К, А. Верткова, В. К. Галахова, И. В. Мациевского, Ф. В. Соколова.
    Впечатляют  своей обстоятельностью также статьи Н. И. Привалова— историка народных инструментов, этномузыковеда, ближайшего сподвижника В. В. Андреева. Интересная информация о русском инструментарии и народной инструментальной музыке помещена в первом томе капитального двухтомника видного историка отечественной музыки,
    В изучении деятельности В. В. Андреева и  его сподвижников явно превалировал биографически-описательный аспект, начиная с первых работ его современников и вплоть до брошюр А. С. Чагадаева, A. С. Илюхина, Ф. В. Соколова, статьи М. С. Колчевой. Более обстоятельный анализ деятельности B.  В. Андреева, как и его коллег Б. С. Трояновского, Г. П. Любимова, можно найти в книгах Е. И. Максимова.
    Наиболее  широкое изучение бытования национального  инструментария в сфере нотной, письменной традиции можем найти в подытоживающей многие более ранние изыскания книге известного отечественного инструментоведа К. А Верткова «Русские народные музыкальные инструменты». Наряду с их доскональным описанием, здесь скрупулезно и глубоко прослеживается бытование народно-инструментального искусства на протяжении ряда веков. При этом особый акцент делается на изучении процесса формирования андреевского Великорусского оркестра. По мнению автора, он представляет собой «высший этап развития русских народных инструментов и русской народной инструментальной музыки».
    Положение о том, что оркестр народных инструментов является высшим этапом развития всей народной инструментальной музыки, включая и ее фольклорную ветвь, не могло не вызвать решительного протеста со стороны представителей науки о фольклоре. Тем самым были значительно активизированы изыскания фольклористов в области инструментализма бесписьменной традиции, проявившиеся прежде всего в глубоких, обобщающих трудах А. А. Банина, Ю. Е. Бойко, В. К. Галахова и особенно — в ряде работ И. В. Мациевского, среди которых своей фундаментальностью выделяется недавно опубликованная книга «Народная инструментальная музыка как феномен культуры».
    В начале XXI века появляются интересные статьи Б. А. Тарасова — главным образом, они были опубликованы в журнале «Народник». Их издание позволило музыкальной общественности по-новому взглянуть на всю деятельность В. В. Андреева, глубже осмыслить ее значение прежде всего в плане создания сплоченной команды сподвижников, единомышленников, полнее осознать работу ряда его последователей. Именно эти статьи способствовали уточнению многих положений из истории народного инструментализма — благодаря доскональному изучению автором первоисточников, опоре на выверенные фактические данные и обоснованности научной аргументации, широте взгляда на изучаемые явления в целом. И все же становится очевидным, что, несмотря на публикацию ряда работ по истории струнно-щипковых русских народных инструментов, материалов для осмысления процессов их становления все же явно недостаточно.
    Цель  исследования
    Целью нашего исследования является изучение истории создания и развития оркестра русских народных инструментов.
    Объект  исследования
    Объектом  исследования является Великорусский  оркестр. 
    Предмет исследования
    Предметом исследования является организация  и функционирование музыкального коллектива.
    Метод работы
    Методом работы будет изучение источников, систематизация и сопоставление  собранных материалов.
    Задачи  исследования:
    1. проанализировать предпосылки усовершенствования балалайки.
    2. проследить  деятельность Андреева на начальном этапе развития оркестра.
    3. проанализировать роль сподвижников в развитии и формировании Великорусского оркестра.
    4. отследить вклад соратников Андреева в народно-оркестровое искусство.
    Композиционные  особенности
    Работа  состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения. 

      
 
 

    ГЛАВА 1. В.В. АНДРЕЕВ –  СОЗДАТЕЛЬ ВЕЛИКОРУССКОГО ОРКЕСТРА.
    1.1 АНДРЕЕВ И ВОЗРОЖДЕНИЕ БАЛАЛАЙКИ.
    Замечательный патриот России, реформатор русских народны: инструментов, создатель и руководитель первого Великорусского оркестра, общественный деятель и педагог, композитор и дирижер, исполнитель-виртуоз на балалайке и гармонике — таков Андреев, жизнь и творчество которого — яркий пример служения своему отечеству.
    В. В. Андреев, так много сделавший  для развития русской народно-инструментальной музыки, был   человеком разносторонних дарований: талантливый музыкант и организатор, тонкий знаток живописи, прекрасный рассказчик, комический актер, превосходный танцор, наконец, кумир великосветских салонов и законодатель мод. Блестящее по тому времени воспитание, полученное им, тесное общение с известными деятелями музыки и искусства, незаурядные способности и личные качества снискали ему уважение и признание и позволили занять достойное место среди выдающихся сынов России.
    Василий Васильевич Андреев родился 3 января 1861 года в городе Бежецке Тверской губернии в семье потомственного почетного гражданина, купца первой гильдии. Когда мальчику исполнилось два года, умер отец и все заботы по воспитанию маленького Васи взяла на себя его мать — высокообразованная, умная женщина.
    Он  счастливо сочетал в себе лучшие качества своих родителей: унаследовал  от матери обаятельность, темперамент, музыкальность, доброту и романтический склад души; от отца — энергию, предприимчивость и волю. Эти черты сослужили ему впоследствии хорошую службу на трудном творческом пути.
    В детские годы зародилась любовь к  простым людям. Музыкальные способности  проявились у мальчика рано. И вот однажды пятилетнего Васю застали в людской с гармошкой в руках. Инструмент был изъят, увлечение «неподобающим» инструментом привело воспитателей в ужас и послужило толчком для матери — начать серьезно обучать ребенка музыке. Но занятия на фортепиано не охладили интереса юного музыканта к гармонике.
    Известно, что в студенческие годы юноша  усиленно занимался на скрипке, а его учителем был Н. В. Галкин, будущий дирижер Александрийского театра и профессор Петербургской консерватории. Занятия под руководством такого музыканта имели очень важное значение; и, видимо, в этот период у Андреева формируются и складываются определенные педагогические понятия о системе занятий. Все это он успешно применил впоследствии; скрипичные навыки помогли будущему «отцу русской балалайки».
    Жизнь на широкую ногу, содержание домашней челяди, частые поездки за границу  пошатнули материальное положение Андреевых, и вскоре семья была вынуждена продать особняк и переехать на постоянное жительство в село Марьино. С этим местом связана вся дальнейшая судьба В. В. Андреева, ибо именно здесь в 1883 году состоялась та знаменательная встреча с балалаечником Антипом, о котором сам Андреев позже вспоминал так:
    «Был  тихий июньский вечер. Я сидел  на террасе своего деревенского дома (в сельце Марьино), выходящей на широкий двор обнесенный  сельскохозяйственными постройками с двумя флигелями по бокам, и наслаждался тишиной деревенского вечера. Эта тишина в деревне наступает как-то сразу. Сейчас только еще раз давались человеческие голоса, в полях скрип колес, мычание коров и прочее, но с окончанием полевых работ все сразу погружается в тишину сладкого отдыха, оберегаемого самой природой. Кажется, что деревья боятся пошевелить листьями, чтобы не нарушить покой много потрудившихся людей.  В  подобные минуты бывает так тихо, что за много верст слышен какой-нибудь звук, которые днем не услышишь и в двадцати шагах. Я люблю эту тишину...
    В такой именно вечер я вдруг  услыхал дотоле еще неведомые  для меня звуки:   они исходили из одного из флигелей для рабочих. Я различил очень ясно, что играли на струнном инструменте. Игрок! наигрывал плясовую песню, вначале в довольно медленном темпе! а потом все быстрее и быстрее. Звуки разгорались все ярче, мелодия лилась, полная ритма, неудержимо подталкивая к пляске. По двору шла работница с ведрами воды... Я заметил, как тяжелые ведра заколыхались и из них полилась вода, а ноги крестьяне стали быстро выделывать фигуры в такт с музыкой. Я почувствовал, что и собственные мои ноги стремятся проделать то же сам и что одна нога давно уже пристукивает в такт песне, исполняемое на неведомом инструменте невидимым игроком. Недолго продолжались эти чудеса. Я сорвался с места и подбежал к флигелю откуда неслись звуки. Передо мной на ступенях крыльца сидел мой работник, крестьянин, и играл на... балалайке! Я видел уж! раньше этот инструмент..., но никогда еще не слыхал игры на нем! Я был поражен ритмичностью и оригинальностью приема игры на балалайке и никак не мог постичь, как такой убогий с виду, несовершенный  инструмент только с тремя струнами, может давать столько звуков!..
    Присмотревшись внимательно,  как играл Антип, я попросил его тут же показать некоторые приемы игры». Трояновский свидетельствует о том, что Антип был левша, и потому Андреев на его балалайке сперва ничего не мог сыграть, пока наконец не догадался перевести струны Тогда дело пошло на лад, и талантливый В. В. Андреев через три дня далеко превзошел своего учителя».
    И далее Андреев продолжает: «А через  неделю я уже играл на ней не хуже самого учителя, чем он был немало огорчен, негодуя, что в такой короткий срок ученик стал чуть не выше учителя. Правда, репертуар, которым располагал мой учитель, был невелик, да и, вообще, балалайка в то время была примитивной, т. к. на ней не было постоянных ладов, а они навязывались из тех же струн...
    ...Я  помню, что тогда же, как каленым  железом, выжглась в мозгу мысль:  играть самому и довести игру  на балалайке до совершенства! Не знаю, что сильнее руководило мной — инстинкт или национальное чувство. Я думаю, что было и то и другое, а соединение их дало мне ту силу, которая не знает на своем пути преград и не останавливается ни перед какими жертвами в своем стремлении довести дело до конца»1.
    Казалось, на этом закончится увлечение молодого барина простой русской балалайкой, но судьба распорядилась иначе. Неподалеку от Марьина находилось поместье страстного любителя игры на балалайке помещика А. С. Пасхина. У него он научился многим новым исполнительским приемам. Долгие часы проводит Андреев за расчетами и чертежами, решив усовершенствовать инструмент, ищет новые приемы игры, но ощутимого движения вперед нет. Наконец, после долгих раздумий, с согласия и благословения матери, 23-летний Андреев решает поехать в Петербург, где долгое время безуспешно обращается к известным музыкальным мастерам с просьбой сделать ему усовершенствованную балалайку. Один из них с условием «нигде и никому о том не рассказывать» соглашается изготовить концертный инструмент. Первая балалайка, сделанная мастером В. В. Ивановым в 1885 году, имела передвижные жильные лады и была далека от совершенства, но тем не менее позволила Андрееву выступать с ней на любительских вечерах.
    Первое  упоминание в печати о деятельности В. В. Андреева относится к 1886 году. И если в самом начале на игру В. В. Андреева смотрели как на чудачество, не более, то по прошествии нескольких месяцев многие увидели в балалайке нечто большее. Причем отдельные обозреватели и критики справедливо связывали игру     В.В. Андреева     на народных инструментах и  
с общим  интересом к разного рода проявлениям  национального духа. Не случайно в  тот период в Петербурге возникали многочисленные кружки и
коллективные формирования в виде народных (вокальных и инструментальных) хоров и капелл.
____________________            
1 Е.И. Максимов. Российские музыкальные самородки.-М.,1987.-с.14                                                                                                                  
    Проходит  сравнительно немного времени, и имя В. В. Андреева в столице у многих на устах. Он неизменный участник великосветских раутов, на которых блистает актерскими и музыкальными способностями, играет на балалайке и гармонике. Газета «Кронштадтский вестник» № 48 от 26 апреля 1887 года сообщала: «Есть люди, которых природа одарила замечательными способностями. Таким счастливцем-баловнем, несомненно, является некто г. Андреев...».
    Дальнейшие  выступления В. В. Андреева вызвали  доброжелательные отклики: «В высшем обществе обратил на себя всеобщее внимание также г. Андреев, любитель, неподражаемо играющий на балалайке. Национальный инструмент, под рукой г. Андреева, положительно неузнаваем».
    Андреев получает таким образом большую  моральную поддержку. Он заказывает известному музыкальному мастеру Ф. С. Пасербскому новую балалайку, сначала пятиладовую, а вскоре и хроматическую, двенадцатиладовую. Появление хроматической балалайки открывает новые исполнительские горизонты, и, по существу, именно с этого момента начинается история возрождения народного инструмента в новом его качестве. В. В. Андреев очень серьезно и много работает над освоением его и повышением своего исполнительского мастерства.
    После этого следует целая серия  концертных выступлений, и новая  балалайка в руках Андреева начинает завоевывать аудиторию. Однако одними концертами решить эту задачу, безусловно, было нельзя. Андреев решает создать руководство для игры на балалайке. К этой цели он склоняет известного издателя П. К. Селиверстова, совместно с которым была выпущена в 1887 году первая Школа игры для 5-ти ладовой балалайки, наиболее распространенной в тот период. Почти семь лет это пособие являлось единственным и сыграло большую роль в деле популяризации и распространения инструмента в России, в широких слоях населения страны.
    В. В. Андреев стремится к признанию и известности. Он "выступает как рассказчик, танцор, исполнитель на многих инструментах, а также неизменно играет... на балалайке и гармонике. Его выступления встречали по-разному. Большинство музыкантов-профессионалов, высоко оценивая виртуозность, технику и музыкальную одаренность Андреева, все же отказывалось признавать «музыкальную правоспособность» балалайки.
    Первые  официальные сольные выступления  в концертах и разного рода благотворительных вечерах, первое признание пробудили у Андреева мысль о создании кружка, о привлечении сторонников и последователей. 

    1.2. ОРКЕСТР НА НАЧАЛЬНОМ  ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ
    Усовершенствованный инструмент стал намного доступнее  для начального освоения благодаря  точно зафиксированной хроматической  темперации. После создания нового инструмента количество желающих обучаться на нем стало стремительно расти. У Андреева стали появляться ученики; некоторые из них вскоре стали «почти виртуозами игры на этом инструменте».
    Поскольку поначалу обучение велось преимущественно на основе устной традиции, «с рук» преподавателя, Андрееву обычно приходилось играть совместно с учениками. Такая коллективная игра привела к созданию музыкантом в содружестве с Пасербским тесситурных разновидностей балалаек — поначалу альта, затем и иных, различных по величине и диапазону инструментов. Осенью 1887 года из 8 исполнителей был образован Кружок любителей игры на балалайках, а 20 марта 1888 года состоялся первый концерт Кружка в одном из залов Петербурга, имевший, по свидетельству будущего ближайшего соратника В. В. Андреева Н. П. Фомина в публикуемых его «Отрывках из воспоминаний», огромный успех.
    Безусловный интерес представляла программа Кружка. Балалаечники играли русские песни, «с большим вкусом и в чисто русском духе, переложенные г. Андреевым». Они исполнили: «Во пиру была», «Во саду ли, в огороде», «Я вечор в лугах гуляла», «Научить ли тя, Ванюша», «Барыня», «Выйду ль я на реченьку», «По улице мостовой», «Камаринская».
    В состав Кружка тогда входили: В. В. Андреев, Ф. Е. Ренике, А В. Паригорин, А. А. Волков, Н. П. Штибер, Д. Д. Федоров, А ф. Соловьев, В. А. Панченко, П. А. Эльман. Фамилии подтверждают и сохранившиеся в архиве В. В. Андреева документ и фотография. Между тем согласно известным материалам в концерте 20 марта принимало участие не девять, а восемь исполнителей. Кроме того, фамилии Эльман в списках оркестра за 1888 год не значится. Окончательно установить исполнителей, в связи с неточностями в архивных списках, не представляется возможным.
    Концерт по традиции был смешанным, но, бесспорно, успех выпал в основном на долю балалаечников. В. В. Андреев исполнил соло на балалайке — свой марш, поразив слушателей своеобразной техникой, а вечер закончила гармоника.
    Комментируя успех выступления Кружка, печать положительно оценила сам факт выхода на концертную эстраду русских народных инструментов. «Вопрос о законности и пригодности балалайки, — отмечала одна из столичных газет, — практически решен утвердительно. Из сферы загнанности и забвения усовершенствованная балалайка, вышла на музыкальную дорогу». И еще: «В русской музыке предвидится крупный переворот. Балалайка перестанет быть принадлежностью «черни непросвещенной» и с надлежащей помпой будет перенесена из дворницкой в гостиную и в залы концертов...».
    Именно  эта дата считается днем рождения оркестра русских народных инструментов. Возникает вопрос: можно ли считать оркестром состав в 8 человек? Ответ должен быть утвердительным, и вот почему. В Кружке с самого начала был соблюден основной принцип, отличающий оркестровое исполнительство от ансамблевого: дублирование партий при четком функциональном разделении их на группы (мелодия, бас, аккордовое сопровождение). Так, уже в первоначальном своем виде в коллективе существовало несколько мелодических инструментов — балалаек прим, играющих одну партию в унисон; несколько позже партию каждой из тесситурных разновидностей балалайки исполняло по два исполнителя и т. п. Не случайно уже с момента своего возникновения Кружок часто именовался оркестром, а в дальнейшем при расширении состава — вплоть до 16 человек к середине 90-х годов — он увеличивался за счет количества инструментов, дублирующих ту или иную партию.                                                                                                           
    Создав  свой небольшой балалаечный оркестр, Андреев сразу же поставил задачу его популяризации в массах. Поначалу единственно реальным средством для этого являлась организация кружков балалаечников в воинских частях. Он справедливо полагал и неоднократно это подчеркивал, в частности в представленных в сборнике материалах (статьи «О русских народных инструментах», «Как мне пришла мысль заняться усовершенствованием балалайки», «К вопросу о русской народной музыке», письмо к Л. Н. Толстому и др.), что демобилизованные солдаты, возвратись в родные села, города, на фабрики, заводы и т. п., будут культивировать у окружающих любовь к балалайке, а через это — будут способствовать возрождению высокохудожественных образцов народной песенности. Уже данное начинание во многом способствовало музыкально-эстетическому воспитанию широких слоев народа.
    Эта работа, осуществлявшаяся Андреевым  на протяжении ряда лет (с 1891 по 1897 год) совершенно безвозмездно и потребовавшая ежедневных многочасовых занятий, заслуживает всяческого уважения, характеризует его как незаурядного музыканта-просветителя. Неимоверных усилий стоила ему организация такого обучения, устройство концертов объединенного оркестра балалаечников, борьба с недоверием и презрением к народному инструменту со стороны бюрократически-чиновничьего аппарата военных канцелярий.
    В 1898 году в одном из юбилейных концертов, посвященных 10-летию коллектива, принял участие оркестр из 380 балалаечников-солдат, а впоследствии в различных полках обучалось до 600 человек, из которых половина ежегодно выступала в концертах в Мариинском театре, свидетельствуют о плодотворности усилий Андреева.
    В результате в 1897 году при содействии выдающегося знатока, собирателя и исполнителя народных песен Т. И. Филиппова, занимавшего одновременно заметное место в государственном аппарате, музыканту удалось добиться учреждения в войсках штата преподавателей игры на балалайке, первоначально состоящего из десяти человек — своих сподвижников, а сам он был возведен в должность «заведующего преподаванием народной музыки в войсках гвардии». Деятельность эта активизировалась в дальнейшем: как видно из письма к Т. И. Филиппову 1899 года, Андреев хлопочет об увеличении штата преподавателей, расширении сферы их работы, чтобы получить возможность еще шире распространять русские народные инструменты в народе. Спустя несколько лет число преподававших в войсках сотрудников его оркестра действительно было существенно увеличено.
    Таким образом, впервые дело Андреева начало обретать профессиональный статус: часть участников коллектива становилась балалаечниками-профессионалами не только по уровню мастерства, но и по источнику средств существования, они могли уже оставить свою прежнюю работу.
    Но, в первую очередь, активно совершенствовался  в своем мастерстве сам Кружок любителей на балалайках. Вскоре после первого концерта начинают появляться другие аналогичные кружки.
    Дело  Андреева ширилось и крепло. Русское  балалаечное искусство вступило в новый этап развития, который потребовал более солидного практического руководства, основанного на уже сложившемся опыте. Вот почему Андреев в 1893 году со всей серьезностью работает над новой Школой игры на хроматической балалайке. Через год такая Школа выходит в свет и становится практическим  необходимым  руководством   для  всех   любителей.
    Позже В. В. Андреев так сформулировал  свои творческие концепции. В предисловии к своей Школе для балалайки он писал: «...я задумал усовершенствовать всеми пренебрегаемый, заброшенный народный русский инструмент и поставить его наряду с другими инструментами того же типа, например испанской гитарой и итальянской мандолиной, и доказать ради истины и национального самолюбия, что балалайка, хотя и имеетвсего три струны, но нисколько не уступает своими музыкальным качествами другим ей подобным народным инструментам».
    20 марта 1888 года выступал всего  лишь кружок или ансамбль состоящий  из восьми исполнителей, а не тот полный состав, который принято называть оркестром. В этой связи уместно подчеркнуть, что в тот период не было четкого разграничения понятий между оркестром и ансамблем. Очень часто любое небольшое коллективное формирование называлось и оркестром, и ансамблем, и капеллой, и просто кружком.
    Таким образом, не должно быть разночтений в отношении принципиальной даты рождения русского народного оркестра. Но если говорить о полном домрово-балалаечном составе, плюс отдельные народные духовые и ударные инструменты, то такой состав сформировался спустя 10 лет после организации Кружка любителей игры на балалайках, примерно на рубеже 1896—1897 годов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.