На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Причина недостатка пресной воды

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 26.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Причина недостатка пресной  воды.
      Введение.
       Дефицит пресной воды – явление, знакомое человечеству с древнейших времен. Не раз он становился причиной кризисов и социальных катастроф. В традиционном обществе дефицит воды случался в  локальных масштабах, и обусловленные  им кризисы тоже оставались локальными. Но по мере развития человечества увеличивались  масштабы и вододефицита, и кризисов. Именно водный кризис, обусловленный  последствиями грандиозных работ  по гидромелиорации (а именно – вторичным  засолением почвы), стал причиной гибели цивилизации Древнего Двуречья. Аналогичные  проявления неумелого водопользования  привели к экономическому ослаблению Карфагена, последовавшему затем его  поражению в войнах с Римом  и фактическому исчезновению с карты  Древнего Средиземноморья. В наши дни  водный кризис приобретает глобальные масштабы.
       По  данным ООН, уже сейчас более 1,2 млрд. людей живут в условиях постоянного  дефицита пресной воды, около 2 млрд. страдают от него регулярно (в сухой  сезон и т. п.). По прогнозам ФАО, к середине третьего десятилетия XXI в. численность живущих при перманентной нехватке воды превысит 4 млрд. человек. Подобные прогнозы представляются весьма правдоподобными. Еще в 1997 г. Дж. Родда  экстраполировал, во-первых, растущую кривую глобального водопотребления (при трех возможных сценариях) и  падающую кривую экономически доступных  водных ресурсов. Отметим, что при  экстраполяции учитывались, естественно, только сложившиеся тенденции, уже  действующие факторы негативного  антропогенного воздействия на водные источники (загрязнение, истощение  вследствие недопустимо высокого водозабора, осушение верховых болот с неизбежным иссяканием питаемых ими малых рек, сведение лесов на водосборе и  т. д.), ожидаемые, но еще практически  не проявившиеся факторы (например потепление климата) в прогнозах такого рода не могут быть учтены. Получилось, что  кривые водопотребления и доступных ресурсов пересекаются в 2035–2045 гг. (в зависимости от сценария). Однако за прошедшие 10 лет выяснилось, что потребление растет «круче», чем в самом неблагоприятном сценарии, а объем доступных ресурсов сокращается быстрее, чем в период, взятый за базу при экстраполяции, – при соответствующих корректировках пересечение приходится уже примерно на 2025–2030 гг.
       Конечно, в реальности подобное пересечение  вообще неосуществимо, кривая водопотребления  не может подняться выше уровня предельно  доступных запасов. Продолжение  роста водопотребления с темпами, характерными для второй половины ХХ в., уже невозможно. Смысл экстраполяционного прогноза – предупреждающее знание, оно служит стимулом для постановки проблемы: как кривые, демонстрируемые  экстраполяционным прогнозом, в  ходе реализации процесса трансформируются силами, не принимаемыми во внимание при  экстраполяции, что это за силы, как  они будут действовать? Приближение  глобального водного кризиса  остановит рост водопотребления, это  произойдет с той же непреложностью, с какой выполняются законы природы, но к каким экономическим, социальным и политическим последствиям приведет эта остановка?
       В последние десятилетия все чаще дефицит пресной воды возникает  в регионах, где его раньше не было, и повсеместно усиливается. Очевидная причина этого –  расширение водопотребления увеличивающимся  населением и растущей экономикой. Однако если бы дело ограничивалось только этой причиной, то ухудшались бы лишь относительные  показатели водообеспеченности (не обязательно  реального потребления): объем водных ресурсов в расчете на душу населения  и на единицу производимого продукта. Однако пресной воды удовлетворительного  качества становится меньше не только в относительном, но и в абсолютном измерении. Это обстоятельство часто  недооценивается, подчас и вовсе  остается незамеченным. Тем не менее, именно оно позволяет понять сущность процесса нарастания вододефицита и  определить основные принципы стратегии, которая позволит развивающемуся человечеству решить проблему. Для его анализа необходимо начать с естественнонаучного аспекта, чтобы затем перейти к экономическому и политическому аспектам. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Водные  ресурсы и их воспроизводимость.
       Пресную воду (во всяком случае, из поверхностных  источников) привыкли считать воспроизводимым, возобновляемым ресурсом. Предполагается, что эксплуатация водных объектов не наносит им существенного ущерба, во всяком случае, ущерб не достигает критического уровня, за которым начинается деградация водного объекта – источника пресной воды, а ее воспроизводимость (даже необязательно в полном объеме) становится проблематичной. Часто водные ресурсы противопоставляют минеральным (прежде всего нефти), утверждая, что запасы нефти неизбежно иссякнут (с этим спорить не приходится), а запасы пресной воды – никогда. Для науки наивность подобных представлений очевидна уже много лет, но адекватное понимание проблемы все еще пробивает дорогу к общественному сознанию, хотя теперь каждому известны примеры гибели малых рек, зарастания озер, очень высокого загрязнения водных объектов всех видов и разновидностей.
       Здесь следует разделять два аспекта. Первый касается качества воды в природных водных объектах, то есть ее пригодности для различных целей – прежде всего питьевого водоснабжения (именно здесь обычно применяются наиболее строгие критерии качества), рыбоводства, сельского хозяйства, использования в промышленности; главное здесь – изучение природных процессов воспроизводства качества. Второй аспект исследует физическое количество доступной воды и процессы воспроизводства этого количества. На первый взгляд, во втором аспекте возникают более простые проблемы, однако это не совсем верно. В качественном аспекте задачу (по крайней мере, при современном уровне знаний), как правило, рассматривают в относительно ограниченных, локально определенных рамках. В то же время границы той системы, которую нужно изучать для получения количественных оценок и прогноза их изменения, очертить гораздо труднее, они не только менее четкие, но обычно и гораздо более широкие, а сами процессы отличаются многообразием и высокой неопределенностью.
       Для изучения проблемы в обоих аспектах одним из ключевых является понятие  экосистемы. Это важнейшее для современного естествознания понятие в первом приближении можно определить как открытую воспроизводящуюся, саморегулирующуюся систему, в которую входят абиотические факторы внешней среды и сообщество живых организмов, обитающих в заданных этими факторами условиях. Поверхностные воды суши – совокупность специфических и при этом весьма разнообразных экосистем. Как количество, так и главное – качество пригодной для использования воды, воспроизводимой конкретным водным объектом, в существенной мере зависят от соответствующей экосистемы и ее состояния. Угнетение, деградация, тем более гибель пресноводной экосистемы неизбежно влекут серьезное ухудшение качества, а подчас и ощутимое изменение количества воспроизводимой пресной воды. Нормально функционирующая экосистема находится в состоянии равновесия с окружающей ее средой, потоки вещества из системы и в нее сбалансированы (и значимо меньше, чем обмен внутри экосистемы). Отклонение от равновесия, если оно не превосходит саморегулирующих возможностей экосистемы, достаточно быстро устраняется. Чрезмерное воздействие на экосистему, превосходящее эти возможности, угнетает ее, инициирует деградационные явления.
       Изучение  динамики экосистем, анализ их состояния  – исключительно сложная задача. Главная характеристика, уменьшение которой однозначно свидетельствует  об ухудшении здоровья экосистемы, ее угнетении, а затем и деградации – биоразнообразие. Оценивая биоразнообразие экосистемы, принимают во внимание как количество биологических видов, представители которых составляют соответствующее сообщество организмов, так и показатели внутривидового разнообразия. (В глобальной и региональной экологии обязательно учитывают также разнообразие экосистем.) Вторая характеристика – биопродуктивность экосистемы – показывает количество биомассы, которую она производит за год (имеется несколько способов измерения биомассы, чаще других используется приведение к массе органического углерода). Однако в отличие от биоразнообразия рост биомассы может быть и негативным симптомом, сигнализирующим о неблагополучии экосистемы (в частности, массовое размножение чужеродного вида может привести к нарушению экологического баланса, а в дальнейшем – к угнетению и деградации экосистемы). Чрезмерное эвтрофирование водоема (увеличение массы водорослей вследствие роста концентрации в воде веществ, связанных с оборотом органики, прежде всего соединений азота и фосфора, из-за смыва минеральных удобрений с территории, а также сброса загрязненных органикой стоков) является едва ли не самой распространенной причиной ухудшения качества воды. Чаще всего эта причина – вторичная. Следует отметить, что в настоящее время практически во всех водных объектах России, расположенных в освоенных регионах, наблюдается активное эвтрофирование (это относится также к Каспийскому и Азовскому морям, Финскому заливу, заливу Петра Великого, бухте Золотой рог и другим участкам акватории наших морей).
       Среди первичных процессов, обусловливающих ухудшение качества пресной воды, обычно в центре внимания оказывается антропогенное загрязнение. Естественно, в первую очередь – это сброс неочищенных сточных вод непосредственно в водные объекты. Далее следуют смыв разнообразных загрязняющих веществ (прежде всего минеральных удобрений, пестицидов, гербицидов) паводками и атмосферными осадками с почвы, проникновение поллютантов в поверхностные источники из подземных (чаще других такими поллютантами оказываются нефтепродукты, но свою лепту вносят соли тяжелых металлов, радионуклиды и т. д.). Существенную роль играет и выпадение загрязнителей из атмосферы, прежде всего с осадками: окислы серы и азота вызывают закисление почвы на территории водосбора с весьма серьезными последствиями и для водных экосистем, а восстановленный азот усиливает эвтрофикацию водоемов. Однако в случае природных водных объектов (как и любых иных экосистем) дело не в том, попадают или не попадают антропогенные загрязнители в эти объекты, а в том, как количество таких загрязнителей соотносится с возможностями, потенциалом самоочищения. Соответствующую характеристику обычно называют ассимиляционным потенциалом экосистемы. Предел воздействий на экосистему, превышение которого вызывает в ней необратимые деградационные процессы, называют ее несущей емкостью. В отличие от ассимиляционного потенциала несущая емкость учитывает не только загрязнения, но и все иные виды воздействия на экосистему, например забор воды (в том числе и из подземных источников), сведение леса на водосборе, горные выработки, нарушающие гидрогеологический режим, и многое другое.
       Не  вызывает сомнения, что проблема почти  повсеместного ухудшения качества пресной воды в мире обусловлена  тем, что антропогенное воздействие  на ее источники – водные объекты  – превышает их несущую емкость. Частный случай – антропогенное  загрязнение, уровень которого превышает  ассимиляционный потенциал экосистемы, – обычно принимают за главную причину. Однако другие антропогенные воздействия (примеры указаны выше) имеют не меньшее значение, причем не только в качественном, но и в количественном аспекте. Истощение поверхностных водных источников обусловливается прежде всего косвенными воздействиями на них – через нарушения лесных экосистем, режима воспроизводства подземных вод, механическую обработку почвы в сельском хозяйстве и пр. Важнейшее значение имеет распространение производимых человеком возмущений по «гидрологическим цепочкам», например, осушение верховых болот неизбежно влечет оскудение питаемых ими рек, чрезмерный забор воды из подземных источников может привести к катастрофическим последствиям даже для крупных рек.
       Даже  беглый обзор факторов, влияющих на воспроизводство водных ресурсов, убеждает в том, что важнейшее значение для возникновения водного дефицита имеет общее экологическое неблагополучие, которое сегодня характерно для  большинства стран мира и биосферы в целом. Уничтожение лесных экосистем (а в настоящее время в мире сведено около 40 % лесов, существовавших три тысячи лет тому назад, причем основная часть этих потерь приходится на последние сто лет), опустынивание, с катастрофической скоростью распространяющееся во многих регионах мира, почти полная утрата луговых и степных экосистем  и замена их агроценозами – все  это факторы истощения водных источников, ухудшения качества воды. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Глобальный  водный кризис и перспективы  российской экономики.
        Каковы перспективы  выхода России на рынок водоемкой  продукции? Для промышленности они, несомненно, очень высоки. К весьма водоемким отраслям относятся все  основные подотрасли электроэнергетики, и Россия имеет здесь весьма солидный технологический опыт и научный  задел. Конечно, значительная часть  оборудования на наших теплоэлектростанциях морально устарела и физически изношена, но перспектива экспорта электроэнергии может послужить стимулом для  обновления. Россия имеет колоссальные запасы угля, и весьма вероятно, что  до появления принципиально новых  способов производства электричества  они будут востребованы. Естественно, расширение использования угля требует  перехода к технологиям, обеспечивающим радикальное сокращение негативного  воздействия на окружающую среду. Кстати, нет сомнений в том, что и ожидаемые  новые электропроизводящие технологии будут весьма водоемкими. Вода в  значительных количествах необходима для металлургического производства, а СССР 20 лет назад был мировым  лидером по объемным показателям  выплавки стали и ряда цветных  металлов. Исключительно водоемкими являются нефтеоргсинтез, химия полимеров, и, опять-таки, эта отрасль представлена в России как промышленными предприятиями, так и научными коллективами, способными вывести ее на высокий уровень  эффективности. Существенным обстоятельством  является и то, что продукция данной отрасли используется при производстве технологий интенсивного водопользования (полимерные трубы, фильтры и пр.). Это может стать стартовой  площадкой для прорыва и на рынок высоких технологий этого  профиля. Еще одна водоемкая отрасль  промышленности – целлюлозно-бумажная, традиционная для нашей экономики, прекрасно обеспечена в России не только водой, но и основным для нее  видом сырья – древесиной.
       В исследованиях проблем дефицита воды, однако, внимание обычно акцентируется  на продукции не промышленности, а  сельского хозяйства. На первый взгляд, здесь не найти особенно радужных перспектив для России. Холодный климат, бегство молодежи из села, обезлюдевшие деревни, массовый алкоголизм среди  остатков не только мужского, но и женского сельского населения, утрата традиций ведения сельского хозяйства  – все это хорошо известные  и весьма негативные внутренние обстоятельства. К ним добавляется такой весьма существенный внешний фактор, как  заниженные цены на сельскохозяйственную продукцию на мировом рынке. Тем  не менее, острота неизбежного глобального  водного кризиса заставляет внимательно  рассмотреть и это направление.
       Заниженные  мировые цены на продукты питания  – результат хорошо спланированной и реализованной политики развитых стран. В данный момент такие цены еще выгодны для них, как были выгодны заниженные цены на нефть  в 1950– 1960-е годы. Так будет не всегда. Как только в глобальном масштабе станет ощущаться недостаток продовольствия (именно в глобальном масштабе, а  не в отдельных странах вследствие неурожаев или иных относительно случайных обстоятельств), и это  станет фактором международной нестабильности, причиной активизации терроризма и  т. п., цены на сельскохозяйственную продукцию  начнут расти. Значимость сурового климата  часто переоценивается. Конечно, даже в условиях глобального потепления России не стоит надеяться стать  экспортером, например, хлопчатника. Однако когда-то наша страна была главным экспортером  зерна в мире, и это – лучшее доказательство того, что по природным  условиям она может играть на рынке  продовольствия далеко не последнюю  роль и сегодня. Речь идет не о том, чтобы сеять пшеницу в бассейнах  Яны или Индигирки. Надо использовать ту огромную (например, по западноевропейским масштабам) территорию, где у нас  вполне приемлемые условия для сельского  хозяйства. Таких урожаев и надоев, как во Франции или Нидерландах, у нас, скорее всего, не будет, но ведь по затратам на добычу и доставку внешнему покупателю наша нефть тоже примерно в восемь раз дороже, чем в Кувейте. Наконец, социальные и демографические факторы в российской деревне – это проблемы, которые необходимо решить независимо от того, что мы собираемся делать на внешнем рынке. Возможно, что одним из решающих моментов здесь должна стать миграционная политика. Так или иначе, но без возрождения сельского хозяйства у России нет будущего.
       В настоящее время основой экономики  Российской Федерации является топливная  промышленность, база для ее развития – весьма значительные запасы минерального сырья, имеющиеся в стране. Однако эти запасы – невоспроизводимый  ресурс, со временем он неизбежно иссякнет. Истощение запасов нефти, представляющей собой главную статью российского  экспорта и определяющей основные источники  дохода бюджета, прогнозируется через 25–30 лет. Однако с 1990-х годов геологоразведка  не компенсирует в полной мере отработку  эксплуатируемых месторождений  вновь открываемыми. Принимая во внимание это обстоятельство, некоторые аналитики (а также министр природных  ресурсов Российской Федерации Ю. П. Трутнев) прогнозируют истощение российских запасов нефти примерно через 15 лет. Во всяком случае, указывают именно этот срок, когда пытаются обосновать необходимость существенного улучшения  работы геологоразведки и соответствующего увеличения ассигнований на нее.
       Запасы  природного газа истощатся позже, но вряд ли стоит рассчитывать на то, что  с помощью этого вида углеводородного  сырья удастся заделать все бреши  в хозяйстве, которые возникнут  из-за истощения запасов нефти. Очевидно, что расширение добычи газа неизбежно  ускорит иссякание и этого  источника.
       Однако  даже если истощение запасов нефти  и природного газа в России произойдет существенно позднее, нашей экономике  все равно необходимо преодолеть чрезмерную зависимость от рынка  энергоресурсов, диверсифицировать  экспортное производство, развивая перерабатывающие отрасли.
       В рассуждениях о будущем российской экономики обычно слышатся призывы  к рывку в постиндустриальный мир, к переходу от сырьевого хозяйства  к высокотехнологичному. Для такого перехода имеются важные предпосылки, но нельзя игнорировать и весьма серьезные  препятствия. По удельным экономическим  показателям наша страна существенно  отстает от развитых стран. У нас  неблагоприятная демографическая  ситуация, ее радикальное изменение  требует длительного времени. Положение  усугубляется потерями интеллектуальных ресурсов из-за «утечки мозгов», и  хотя в последние годы она заметно  замедлилась, но уже понесенные утраты весьма значительны. Недостаток финансирования российской науки в течение более  чем полутора десятилетий снизил как ее результативность, так и  потенциал. Эти долгосрочные факторы  будут остро сказываться именно в тот период, который будет  ключевым для перехода к высоким  технологиям. Поэтому маловероятно, что Россия сможет в течение двух-трех десятилетий преодолеть научно-техническое  отставание от развитых стран по всему  спектру высокотехнологичной продукции. Следовательно, необходимо выбрать  приоритетные направления экономического развития, исходя из объективных преимуществ, которыми располагает страна. Представляется, что главное преимущество России в «постнефтяной» период – водные ресурсы.
       Вода  – не единственный воспроизводимый  ресурс, так что напрашивается  вопрос: не применимы ли рассуждения  о воде, пусть с теми или иными  модификациями, к другим воспроизводимым  ресурсам? Первое, о чем вспоминают в этой связи, – лес. Россия –  самое богатое лесом государство  мира (как и в случае с пресной  водой, обладает почти четвертью  мировых запасов). Несомненно, в будущем  лесная и, особенно, лесоперерабатывающая промышленность должны занимать существенно  более значимое место в экономике  России, чем сейчас. Однако в отличие  от пресной воды кризисной ситуации с древесиной в мире нет и не прогнозируется. Кризис, несомненно, имеет  место, если говорить о сохранности  и биосферных функциях лесных экосистем (человек вырубил уже около 40 % лесов на планете), но это – совсем другой сюжет, во всяком случае, не предполагающий увеличения лесозаготовок. Далее. древесина вполне заменима в большинстве сфер ее применения синтетическими материалами и/или металлами, а ее использование как источника энергии сближает лесное хозяйство с сельским, поскольку основано на использовании быстрорастущих пород (типа североамериканской сосны), высаживаемых на лесных плантациях. В этом случае мы опять возвращаемся к воде как необходимому фактору производства. Что касается иных «природных» биологических ресурсов, то трудно ожидать, что по значению для мировой экономики они приблизятся к водоемкой продукции. Исключение составляет марикультура, но, во-первых, это, по-видимому, более далекая перспектива (имея в виду массовое производство), чем здесь рассматривается, во-вторых, при весьма протяженной береговой линии для России характерны два фактора, существенно осложняющих развитие этого производства: первый – подавляющая часть наших морей – холодные воды Северного Ледовитого океана; второй – эти регионы почти не имеют населения.
Перестройка структуры мировой экономики  под давлением угрозы глобального  водного кризиса формирует исключительно  благоприятные условия для водообеспеченных стран, поскольку неизбежен рост спроса и цен на водоемкую продукцию. Экспортеры водоемкой продукции  окажутся в положении, аналогичном  тому, которое обеспечивает благоденствие  нынешних экспортеров нефти. Воспользоваться  этим шансом можно будет только при  условии серьезной подготовки к  развитию экспортных водоемких производств.
       Одна  из стратегических задач управления развитием российской экономики  состоит в том, чтобы определить, какие отрасли наиболее перспективны в этом аспекте, создать благоприятные  условия для их развития, синхронизированного  с ожидаемыми неизбежными сдвигами на мировом рынке. Вполне вероятно, что именно производство водоемкой  продукции станет доминирующим направлением для российской экономики в «постнефтяной» период. Эти отрасли и должны стать  «заказчиками» на высокие технологии, специалистов, инфраструктуру и пр. В связи с этим весьма ответственными представляются задачи водохозяйственного комплекса страны (ВХК); в него включаются, с одной стороны, водное хозяйство как инфраструктурная и ресурсообеспечивающая отрасль, с другой – все основные отрасли-водопользователи. ВХК будет принадлежать одна из главных ролей в обеспечении устойчивости развития экономики страны. В свою очередь, водное хозяйство должно будет обеспечить, во-первых, устойчивое водопользование, во-вторых, неистощимость эксплуатации водных ресурсов, их гарантированное воспроизводство, сохранение природных механизмов, их адекватное возобновление.
       Сейчас  большое внимание уделяется вопросам энергетической безопасности (в различных  аспектах). В условиях глобального  водного кризиса на первый план выйдет водная безопасность. Мировое сообщество будет трактовать ее как такое  распределение воды и водоемкой  продукции, при котором не возникает  угрозы мировой стабильности по причине  водных войн, водного терроризма и  т. п. Соответственно, мировое сообщество будет заинтересованно следить  за эффективностью и полнотой использования  водных ресурсов там, где они имеются. Поэтому трактовка водной безопасности на национальном уровне будет предполагать, во-первых, удовлетворение потребностей экономики страны в водных ресурсах и, во-вторых, соответствие потребностям мирового сообщества в эффективном  использовании избыточных для национальной экономики водных ресурсов. Здесь  нет противоречия между интересами мирового сообщества и национальными  интересами, поскольку для страны выгодно эффективно и устойчиво  использовать свои ресурсы, продавать  водоемкую продукцию на мировом  рынке по ценам, обеспечивающим как  минимум нормальную прибыль. Реальное противоречие в другом: между интересами страны и способностью ее элиты (хозяйственной, административной, политической) обеспечить адекватное соблюдение этих интересов.
       Проблема  выбора стратегии развития российской экономики в «постнефтяном» периоде  в научной постановке не рассматривается  ни в отечественной, ни в мировой литературе. Не изучалась также роль водных ресурсов как структурообразующего фактора для реального сектора народного хозяйства России. Задачи водного хозяйства не ставились и не анализировались для условий, когда оно оказывается центральной ресурсообеспечивающей отраслью. Возможности развития производства водоемкой продукции в России практически не исследовались в общей народнохозяйственной постановке, хотя известны работы по отдельным отраслям (гидроэлектроэнергетика, отчасти орошаемое земледелие) в частных постановках. Системную, широкомасштабную, много- и междисциплинарную научную проработку этих проблем нельзя откладывать до времени, когда глобальный водный кризис из прогнозируемого превратится в реальный, к ней необходимо приступить уже сейчас. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Заключение.
       На  стадии, нарушения, вызванные производственной деятельностью, устраняются естественным самовосстановлением и целенаправленными мероприятиями человека, требующими определенных материальных затрат. Третья стадия предусматривает восстановление и поддержание нормального состояния среды только искусственными путями с привлечением технических средств. На этой стадии использования морских ресурсов требуются значительные капиталовложения. Отсюда ясно, что в наше время экономическое освоение океана понимается более широко. Оно включает в себя не только использование его ресурсов, но и заботу об их охране и восстановлении. Не только океан должен отдавать людям свои богатства. Но и люди должны рационально и по-хозяйски их использовать. Все это осуществимо, если в темпах развития морского производства учитывать сохранение и воспроизводство биологических ресурсов океанов и морей и рациональное использование их минеральных богатств. При таком подходе Мировой океан поможет человечеству в решении продовольственной, водной и энергетической проблем. 
 
 
 
 
 
 
 

    Причины и темпы вымирания  животных.
      Введение.
       Человек издавна оказывал влияние на природу, воздействуя как на отдельные  виды животных, так и на сообщества в целом. Но лишь в ХХ столетии рост населения, а главным образом качественный скачок в развитии науки и техники привели к тому, что антропогенные воздействия по своему значению для биосферы вышли на один уровень с естественными факторами планетарного масштаба. Преобразование ландшафтов в города и иные поселения человека, в сельскохозяйственные угодья и промышленные комплексы охватило уже более 20% территории суши. Расход кислорода в промышленности и транспорте составляет в масштабе всей биосферы порядка 10% планетарной продукции фотосинтеза; в некоторых странах техногенное потребление кислорода превышает его производство растениями. В наши дни воздействие человека на природные системы становится направляющей силой дальнейшей эволюции экосистем.
     Наибольшее  значение имеет влияние человека на возобновимые ресурсы (относящиеся  к исчерпаемым). К этой группе относятся  все формы живого и биокосного вещества: почвы, растительность, животный мир, микроорганизмы и т.д. Совокупность возобновимых ресурсов - не что иное, как глобальная экосистема Земли (или  генофонд); она существует на основе фундаментальных закономерностей  экологии. Для того, чтобы эксплуатация биологических ресурсов была разумной и способствовала действительному  прогрессу социальной, культурной и  научно-технической жизни человечества, нужно четко представлять себе механизмы  влияния различных сторон деятельности человека на природные системы, знать  закономерности реакции биологических  объектов на антропогенные воздействия  и на этой основе переходить к управлению экосистемами с целью поддержания их устойчивости и продуктивности. 

      Причины вымирания животного  и растительного  мира.
     Издавна человек распахивал землю и рубил  леса, пас скот и строил города. Всё  это было необходимо, но все это  влияло на природу.
     Люди, конечно, не понимали, что они рубят  сук, на котором сидят. Часто дикую  природу они считали своим  врагом. В средние века в Европе появилось даже «философское» обоснование  наступления на природу, в частности  на лес: большое количество леса якобы  свидетельствовало о дикости  страны – лес противопоставлялся цивилизации.
     Сейчас, конечно, другое дело. Леса – богатство  любого государства, и поэтому во многих странах ведутся постоянные работы по лесовосстановлению. Но посадить дерево еще не значит восстановить первозданный лес – многие растения не появляются в восстановленных  лесах, хотя в прежних они жили. То же самое происходит и при распашке залежных земель – исчезают растения, которые способны жить только там.
     Причин  оскудения животного мира тоже много. В природе все связано, и вырубка  лесов или распашка залежных земель лишила животных их исконных мест обитания: нашим соседям по планете просто не остается места для жизни. Конечно, нельзя оценивать однозначно действия человека в отношении к природе. Но так или иначе, животный, как  и растительный, мир под натиском человека начал скудеть.
     За  последние десятилетия техническое  могущество человечества достигло таких  размеров, что его воздействие  на живое планеты сделалось небывалым. Скорость вымирания животных и птиц будет расти, по подсчетам экологов, в десятки и даже в сотни  раз больше, чем когда-либо раньше на Земле. Ещё несколько веков  назад животный мир Европы был  гораздо более богаче и многообразнее. Однако, если есть оправдание тому, что  хозяйственная деятельность людей  большей частью является жизненной  необходимостью, то целенаправленное и бессмысленное истребление  животных оправданий не имеет.
     Безусловно, нельзя и не нужно отрицать отстрел, который необходим для регулирования  численности животных. Нельзя и не нужно отрицать промысловую охоту. Речь не об этом, а о массовых охотах, в которых принимали участие  сотни и тысячи людей. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Уничтожение редких животных –  взгляд в прошлое.
       Промысловая охота привела к полному исчезновению многих животных, в частности туров  – родоначальников крупного рогатого скота. Последний из живших на Земле  туров был убит в XVII веке. Истреблялись не только серии туры, зубры или  кабаны и медведи. Истреблялись и  более мелкие животные. Сильно, например, пострадали птицы.
       Европейские рыбаки стали пользоваться мясом  морских птиц в качестве наживки  сразу же после того, как начали ловить рыбу в водах северо-восточного побережья Северной Америки.
       «Морские  птицы не только кормили тех, кто  продавал их, но и способствовали развитию рыбного промысла, поскольку их здесь  так много, что рыбаки наживляют  на крючок по четверти тушки морской  птицы; некоторые суда из года в год  используют такую приманку во время  промысловых рейсов», - писал Никоя  Дени, участник нападения на гнездовья. Натиск на птичьи колонии в погоне за наживой неумолимо нарастал.
       В 1580 году в прибрежной судоходной зоне Северо-Восточной Атлантики вели промысел уже более 300 европейских  судов, а к 1700 году их стало в четыре раза больше.
       До  конца XIX века успех промысла трески американскими и канадскими судами зависел от наличия на борту наживки  из мяса морских птиц, главным образом  из грациозных буревестников и глупышей.
       Птицу добивали с лодок с помощью  веревки длиной 5…6 метров, к которой  крепились крючки с печенью трески. «Рыбаки испытывают большое удовольствие от этой охоты. Когда жертва попадает на крючок, она энергично пытается подняться в воздух или, растопырив лапы, старается удержаться на воде, когда ее тащат в лодку. Рыбак  прокусывает ей череп зубами, либо разбивает его ударом матросской дубинкой. Так продолжается до тех  пор, пока не будут пойманы сотни две птиц». Убийство буревестников и глупышей ради добывания наживки продолжалось вплоть до 1949 года.
       Хотя  уничтожение морских птиц первыми  европейцами осуществлялось в значительных масштабов, оно не идет ни в какое  сравнение (разве что оно было более явным) с тем разорением, которое выпало на их долю в наше время.
       Катастрофический  урок популяции морских птиц принесло применение в рыбном промысле жаберных сетей из моноволокнистых синтетических  материалов. Такие сети практически  невидимы в воде, и пикирующие сверху птицы, не замечая их, запутываются в сетях и тонут.
       Со  времен внедрения в 1960 годах плавных  сетей в промысел лосося у западных берегов Гренландии ежегодно гибнут в среднем 250 000 штук, причем был год, когда их погибло в сетях от 500 000 до 750 000. Бессчетное число морских  птиц гибнут от разлива нефти и  нефтяных пятен. Даже небольшое загрязнение  способно погубить 100 000 особей морских  птиц.
       В 1741 году остатки экспедиции Витуса Беринга высадились на каком-то неизвестном  островке вблизи Камчатки и у самого берега обнаружили стада невиданных морских животных. Спереди они  были похожи на тюленей, сзади имели  рыбий хвост, а плавники у этих животных располагались не горизонтально, как у рыб, а вертикально, как  у китов. Они совершенно не боялись  людей, спокойно кормились у берегов  водорослями, позволяли себя гладить. Если животному причиняли боль, оно  отплывало, но вскоре, как и всякое другое доброе существо, забывая обиду  или прощая человека, обидевшего его, возвращалось.
       Животные  эти были совершенно безголосы, только детёныши тоненько попискивали. Раненные, истекающие кровью, вытащенные на берег  и умирающие, они тяжело вздыхали и смотрели на человека глазами, полными  предсмертной тоски. И суровые, привыкшие  ко всему, моряки, сами едва избежавшие смерти, похоронившие своего командира  и многих товарищей, отказались от охоты на этих животных, несмотря на то, что у них почти не было продуктов.
       Обо всём этом мы знаем благодаря тому, что один из членов экспедиции –  врач и натуралист – Георг Стеллер  вёл дневник. В нём Стеллер  назвал неизвестных животных морскими коровами. Позже они получили название коровы Стеллера, но назвали тогда, когда их уже не существовало на Земле.
       В Африке массовое истребление животных началось в XVIII веке, когда голландцы, заселявшие южную часть континента, начали продвигаться на Север. Первой жертвой стали зебры. Колонисты  быстро поняли: зебра – легкая добыча, и мясом зебр завоеватели стали  кормить превращенных по сути дела в рабов африканцев, из шкур делали мешки для пищи, бурдюки для  воды.
       Зебры не мешали людям. В Африке хватало  место и землевладельцам, и скотоводам, и диким животным. Однако колонисты  решили, что они занимают пастбища, пригодные для овец, и началось направленное истребление «солнечных лошадок» - так когда-то называли зебр римляне.
       Зебр  было много, охотникам не хватало  пуль. Они вырезали из убитых животных свинец и снова заряжали им ружья. Однако колонистам показалось, что  уничтожение животных идёт слишком  медленно. Тогда они нашли другой, более быстрый и более выгодный способ, при котором не нужно было тратить порох и свинец: зебр окружали и подгоняли к пропасти. При  этом животные, падая с многометровой  высоты, разбивались.
       Сейчас  в Африке стада зебр очень немногочисленны, а одна из самых интересных –  зебра-квагга – была истреблена полностью.
       Уничтожение зебр – это только один пример варварского  отношения людей к животным. Таких  примеров можно привести множество. Достаточно сказать, что на африканском  континенте осталось не более 10% животных, обитавших там до прихода европейцев.
       Пожалуй, самую трагическую и самую  постыдную страницу в истории  отношении человека к животным вписали  колонисты, переселившиеся в Северную Америку из Европы. Они, как сказал один американский учёный, «убивали, будучи одержимыми какой-то дьявольской силой, заставляющей убивать всё и вся». И в первую очередь это относится  к уничтожению бизонов.
       Могучие и добродушные великаны, уступавшие дорогу даже более мелким и слабым животным, не убегавшие от опасности  и не умевшие защищаться, паслись  на обширных равнинах от Нью-Йорка до Миссисипи. Позже учёные подсчитали, что за несколько десятилетий  здесь были уничтожены десятки миллионов  бизонов. Причём бизонов не только отстреливали, их уничтожали самым варварскими  и мучительными способами. На пути бизоньих стад вокруг озер и по берегам рек, зажигали костры, чтобы измученные и томимые жаждой животные не могли  приблизиться к воде. Бизоны шли  к другим водоёмам, но всюду их встречала  стена огня. Многие из этих животных не выдерживали этой пытки и гибли, других убивали, подпустив к воде.
       Убивали бизонов ради мяса и шкур, ради копыт  и рогов или же просто для забавы и развлечения. Но был и политические мотивы в истреблении бизонов. Бессильные покорить исконных обитателей Северной Америки завоеватели пошли в  поход на бизонов, зная о том, что  именно они кормят и одевают людей. Действительно, то, что не могла сделать  за тридцать лет армия, а именно покорить индейские племена, сделали охотники на бизонов: лишившись своих кормильцев, индейцы стали погибать от холода и голода.
       К началу ХХ века нигде во всей Америке  почти не осталось бизонов, их число  по самым приблизительным расчётам сократилось до 1500 000 штук.
       К приведённым выше примерам истребления  птиц и животных можно добавить тигров и львов, леопардов и гепардов, бобров, соболей, диких лошадей, верблюдов, кенгуру, тапиров и многих других видов животных и птиц – этот список получится длинный: с начала современного летоисчисления полностью уничтожено около 350 видов животных, из них за 1750 лет – около 130…135 видов, оставшееся количество видов – за последние 200 лет.
       Известно, что на протяжении всей эволюции живого на Земле происходило вымирание  одних видов, а на смену им возникали  другие. Однако сейчас исчезновение видов  происходит несравнимо более стремительными темпами, чем появление новых. И  если эта тенденция сохранится, человек  в ближайшее столетие может, как  полагают учёные, фактически остановить на нашей планете ход эволюции. Столь тяжёлыми последствиями обернётся  это для него самого, сейчас даже трудно представить.
       Для того, чтобы этого не произошло, есть только один выход: сберечь бесценный  генетический фонд планеты, сложившийся  на протяжении миллиардов лет эволюции всего живого, т.е. уцелевшие до наших  дней виды животных и растений. Отдельными мерами по спасению того или иного  вида тут уже не помочь нельзя: требуется  претворение в жизнь целой  системы научно обоснованных мероприятий, осуществление специальных планов, где главное – это бережное отношение к природе и разумное использование её богатств. 
 
 
 
 
 
 
 

      «Красная  книга» - летопись о редких организмах. Современные проблемы в области охраны вымирающих животных и растительных организмов.
     В настоящее время на Земле живёт  по крайней мере несколько сотен  видов млекопитающих и птиц, находящихся  на грани исчезновения. Этих животных, если не будут приняты срочные  меры ближайшие поколения людей  смогут увидеть лишь на фотографиях  или в художественных фильмах.
     В 1949 году Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) организовал постоянно действующую  Комиссию по редким видам живого и  растительного мира. Основной задачей  она определила создание мирового списка видов, нуждающихся в первоочередных охранных мерах. Тогда-то, как сигнал «SOS» и прозвучало впервые название «Красная Книга», предложенное зоологом Питером Скоттом, долгое время возглавлявшего Комиссию.
     Красная книга СССР была официально учреждена  в 1974 году. Ведение её поручено было ВНИИ природы. Ботаники ведают в ней  растениями, зоологи – животным миром. Это огромная работа, обязывающая  держать в поле зрения все те многие тысячи видов животных (больших и  малых), которые обитают на просторах  нашей страны.
     На  страницы Красной Книги МСОП заносятся  те виды растений и животных, которым  угрожает исчезновение с лица Земли. Это огромная и кропотливая работа проделывается не ради любопытства. Деятельность человека отрицательно сказывается  на животном и растительном мире нашей  планеты.
     Люди  продолжают распахивать залежные земли  и хозяйствовать в лесах, продолжают прорывать каналы, прокладывать дороги, газопроводы и нефтепроводы, добывать полезные ископаемые, строить новые и расширять уже существующие города – всё это необходимо для жизнедеятельности.
     Города  расширяются не по прихоти людей  – это веление времени. Дороги, каналы, аэродромы необходимы для  жизнедеятельности людей, их с каждым годом становится всё больше и  больше. Человечество не может обойтись без продуктов сельского хозяйства, без древесины, руды, каменного угля, нефти, торфа. Их добыча неизбежна связана  со вторжением человека в мир живой  природы: например, уменьшаются площади, на которых могут существовать животные, которые в свою очередь лишаются жизненного необходимого пространства своего «дома», атмосфера и водоёмы  загрязняются промышленными отходами, газами и ядохимикатами.
     До  сих пор существуют браконьеры –  люди, нарушающие сроки охоты, убивающие  больше, чем разрешено, охотящиеся на охраняемых редких животных, использующие незаконные оружия лова.
     Конечно, есть законы, запрещающие в определённое время или в определённых местах охоту или ограничивающие её, есть инспекторы, которые следят за выполнением  этих законов.
     Но  в лесу, в поле, на реке и болоте человек часто остаётся наедине  только со своей совестью. Здесь  она для человека – единственный закон. Но есть люди, к совести которых  взывать бесполезно: они уничтожают редких животных, зарабатывая при  этом большие деньги, причем убивают  даже в заповедниках.
     Носорогов на планете осталось не более 18000, тем  не менее их продолжают уничтожать, т.к. рог этого животного очень  ценится на черном рынке. Можно привести и другие примеры, но и без этого  ясно, что многим животным грозит опасность, они нуждаются в охране и защите.
     Прекрасно сказал Альберт Швейцер ёще в  начале ХХ столетия: «Сегодня кажется  не совсем нормальным признавать в  качестве требования разумной этики  внимательное отношение ко всему  живому, вплоть до низших форм проявления жизни (одноклеточных). Но когда-нибудь будут удивляться, что людям потребовалось так много времени, чтобы признать несовместимыми с этикой бессмысленное причинение вреда жизни. Этика есть безграничная ответственность за всё, что живёт…».
     Красная книга является воплощением этой ответственности. 5 марта 1980 г. провозглашён текст Всемирной стратегии охраны природы.
     Одной из главной проблем современности  в ней названа проблема сохранения генетического разнообразия – всех без исключения биологических видов, поскольку их исчезновение необратимо. Можно очистить загрязнённую воду, посадить дерево взамен срубленного  или вместо одного иссякнувшего вида топлива перейти на другое. Но нельзя вернуть к жизни вид, если исчезли  последние его представители, а  вместе с ними его генофонд –  та генетическая информация, что служит для его воспроизведения и  передается от одного поколения к  другому. Потеря эта абсолютна и  окончательна, и даже при самых  фантастических прогнозах генной инженерии  ей будет не под силу «построить»  утраченные гены, если нет образца  для подражания.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.