На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Принцип разделения ветвей власти в Российской Федерации

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 28.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ) ФИЛИАЛ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
     ВЫСШЕГО ПРОЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
     «РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» 
 

     КАФЕДРА ________________________________________ 

КУРСОВАЯ РАБОТА
     ПО  ДИСЦИПЛИНЕ: «Конституционное право  России Федерации»
НА ТЕМУ: «Принцип разделения властей и его реализация в Российской Федерации» 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Санкт-Петербург
2011 г.
 

     СОДЕРЖАНИЕ 

    Введение
    ГЛАВА I. Понимание принципа разделения властей
    1.2. Правовое оформление принципа разделения властей в современной России
    ГЛАВА II. Особенности реализация принципа разделения властей в Российской Федерации
    Заключение
    Библиография
     
      

 

      ВВЕДЕНИЕ
     За  весь  исторический  период  своего   сознательного   существования общество в лице самых ярких представителей по-разному отвечало на вопрос  об идеальной модели государственного устройства.  Основной  мировой  тенденцией конца XX века является приоритет модели правового  государства и торжество теории естественного права. Российская  Федерация в настоящее время переживает период экономических и социально-политических реформ, основной целью которых выступает создание  условий  для максимальной реализации личности в обществе и государстве. Поскольку, основным ориентиром для этого служат современные  представления  о  демократии  и  основных  принципах  ее воплощения,  особую  важность  приобретает  изучение   основных   принципов, делающих такую демократию возможной на практике.
           Данная курсовая работа посвящена рассмотрению вопроса  реализации принципа разделения властей в современной России.
           Целью курсовой работы является всестороннее исследование  «разделения властей», как теории и принципа, оказавших огромное влияние на формирование в России гражданского общества с сбалансированным взаимодействием всех уровней власти.
           Для  того, чтобы поставленная цель была раскрыта   необходимо структурировать  материал по  теме в соответствии  с основными задачами предпринимаемого исследования:
           1. Раскрыть понятие принципа разделения властей на основе различных теоретических подходов к этому вопросу;
           2. Проанализировать правовой опыт реализации принципа  разделения властей в современных российских условиях;
           3.  Изучить развитие принципа разделения властей   в   современной российской государственно-правовой действительности.
           В данной курсовой работе используются следующие универсальные и специальные юридические методы исследования:
           - логический;
           - сравнительно-исторический;
           - историко-реконструктивный.
           Логический  метод  позволяет   исследовать  внутренние   закономерности складывания модели правового государства  и  теории  разделения  властей  на базе норм логики, которая, как известно, является наукой  о закономерностях мышления.
           Сравнительно-исторический метод  дает возможность  посредством   анализа разнообразных подходов к проблеме  выявлять  общие и специфические черты принципа  разделения  властей  в  процессе  его  реализации  в  обществах  с различными традициями.
           Историко-реконструктивный метод  способствует   через   движение от настоящего   к   прошлому,  от   следствия   к   причине   рассмотреть и проанализировать  различные  стадии  эволюции  взглядов  на  роль  и   место государства в жизни общества, позволяет понять закономерность  существующих в настоящее время принципов правовых взаимоотношений между гражданами.
           В процессе исследования были проанализированы следующие источники:
     Конституцию РФ 1993г., Конституции  США,  Франции;  материалы  помещенные  в хрестоматиях по истории России и истории  государства   и  права  зарубежных стран. Учебная литература в  работе  представлена  исследованиями  известных отечественных специалистов в лице Алексеева С.С., Венгерова   А.Б,  Кутафина О.Е., Хропанюк Н.Е. и др.
           Рассматривая проблему разделения властей невозможно  проигнорировать первоисточники, а именно труды авторов самой теории:   Дж. Локка и Ш.Монтескье.
     В целом необходимо отметить,  что рассмотрение  теории и принципа разделения властей только на первый взгляд, кажется легкой,  поверхностной задачей, которую можно решить рядом общих фраз и выводов. На  самом деле настоящее исследование проблемы демонстрирует противоречивое  однообразие  в подходах особенностях и нюансах в отношении к модели правового  государства.
     Такое разнообразие является объективным отражением   неоднородности в развитии мирового сообщества в современный период. 

 

    ГЛАВА I. Понимание принципа разделения властей 

     Разделение  властей - один из основных принципов политической организации общества, закрепленный в конституционном законодательстве всех современных государств либеральной демократии.
     Основной  смысл данной политической концепции  состоит в предотвращении или  сведении до минимума возможности злоупотребления властью путем ее сосредоточения в одних руках. Средством для этого служит установление в государстве такого отношения различных властей между собой, при котором они могли бы сдерживать друг друга, не допуская перевеса одной из них. Данная система сдержек и противовесов предполагает четкое правовое определение компетенции и функций трех основных видов власти - законодательной, исполнительной и судебной, характера их отношений с обществом и между собой. В соответствии с тем, как осуществляется распределение полномочий трех ветвей власти в основном законодательстве, можно выделить три основные формы правления правового государства - конституционная монархия, президентская республика и парламентская республика. Реализация принципа разделения властей (наряду с принципом народного суверенитета) означала решающий шаг при переходе от государственности старого порядка (абсолютизма) к правовому (конституционному) государству нового времени1
     Концепция разделения властей в ее классической формулировке Ш. Монтескье традиционно являлась предметом острых дискуссий. Дискуссии эти хорошо описаны в научной литературе, и поэтому здесь нет необходимости подробно останавливаться на этом. Ограничимся лишь кратким воспроизведением исторического развития идеи разделения властей.
     Как показал А.Н. Медушевский, итогом эволюции научных представлений о принципе разделения властей является торжество  функционального подхода, когда  принцип разделения властей рассматривается  не как деление единой суверенной государственной власти, а как специализация функций отдельных частей государственного аппарата2. В этой связи существенный интерес представляет классификация распределения функций государства, разработанная в свое время Н.Н. Алексеевым.
     Н.Н. Алексеев предлагает следующую классификацию распределения функций государства.
     1. Распределение функций без проведения  начала специализации. При такой  системе каждый государственный  орган наделяется всеми возможными  государственными функциями - полнотой  осуществления властных актов. Возможное при этом совпадение деятельностей и неизбежные столкновения избегаются не путем разделения труда, но посредством замещения одного органа другим. Это система замещающих друг друга властей, зачатки которой можно наблюдать уже в некоторых учреждениях старых абсолютных монархий. В Московской Руси, например, Боярская дума замещала царя в его отсутствие, причем, действуя вместо царя, она действовала как царь и осуществляла все возможные акты, которые в обычном порядке осуществлялись царем. Особенно это чувствовалось в эпохи междуцарствия или во времена несовершеннолетия царя, когда Дума замещала царскую власть во всех отношениях. Сенат был учрежден Петром Великим для вершения всех государственных дел в отсутствие монарха. "Власть Сената простиралась на все вообще роды дел государственных, ему поручено было высшее управление оными. Указам его повелено было повиноваться, как указам самого государя"3. Именно эта модель распределения функций использовалась и в Советской России. Как известно, советская доктрина отрицательно относится к теории разделения властей в смысле европейских воззрений и современной европейской практики. Однако же при множественности верховных органов советской власти и Советское государство не могло избежать проблемы распределения функций. Как отмечает Н.Н. Алексеев, "распределение это осуществляется тем путем, что верховные, стоящие во главе государства коллегии - Съезд Советов, Центральный исполнительный комитет, его Президиум и Совет народных комиссаров, обладая полнотою власти, последовательно заступают друг друга, причем высшая коллегия обладает правом контроля над деятельностью низших коллегий"4
     2. Распределение функций с проведением  начала специализации. Этот тип  распадается, в свою очередь,  на следующие подвиды:
     а) строгое проведение начала специализации. Эту систему предлагали Ф. Рехм, И. Кант. Ее характеризуют как систему абсолютного разделения властей, т.е. такой полной специализации функций, которая исключает между соответствующими органами всякое сотрудничество. На практике подобная система была последовательнее всего проведена в Конституции Французской Республики 5 фруктидора третьего года (22 августа 1795 г.);
     б) специализация функций при условии  возможности отрицательного воздействия  одних органов на другие. Именно такой способ распределения функций предлагал Ш. Монтескье5. По его мнению, теория разделения властей требует такого правительственного аппарата, который ставит искусственные преграды против злоупотребления власти. Отдельные единицы власти следят друг за другом и останавливают друг друга тогда, когда совершается покушение на нарушения законности и права. Но подобное балансирование властей и их равновесие возможны только в том случае, если власти обладают правом взаимного контроля. Наиболее полно этот тип распределения функций реализовал себя в Конституции США от 17 сентября 1791 г.;
     в) специализация функций при условии  не только отрицательного контроля, но и положительного вторжения одной  власти в компетенцию другой. Эта  система имела два исторических воплощения, с одной стороны, в переходных формах абсолютной монархии к умеренному конституционализму и, с другой стороны, в современных парламентских республиках. В первом случае монархическая власть, приобретая с введением конституционного режима специальный характер власти исполнительной, однако же, оставляет за собою право широкого вмешательства в дела законодательства.
     Так, например, в России по Манифесту 1906 г. монарху не только присвоено было право абсолютного veto, право роспуска парламента и право исключительной инициативы в изменении основных законов, но еще сверх того присваивалось право издавать чрезвычайные указы, имеющие силу законов и, таким образом, конкурировать до известной степени с законодательным корпусом в лице Государственного совета и Государственной Думы6. Второй случай - современная парламентская республика. Здесь законодательная власть в лице парламента получает возможность существенного влияния на исполнительную власть вплоть до права отставки Правительства.
     Задаваясь вопросом, какая модель распределения государственных функций является естественной с эволюционной точки зрения, следует констатировать, что это распределение функций без начала специализации. Эта модель имела место на всем протяжении дореволюционной истории России вплоть до 1906 г. Именно это неспециализированное распределение функций имело место и в Советской России. Наконец, именно эта характерная с эволюционной точки зрения модель распределения функций мешала последовательному воплощению принципа разделения властей в ходе реформ 1905 г. и мешает воплощению этого принципа уже в истории современной России. 

    1.2. Правовое оформление  принципа разделения  властей в современной  России
     Выше  было отмечено, что принцип разделения властей понимается разнопланово и многоаспектно. Современное его понимание сводится к функциональному аспекту, но этот функциональный аспект отнюдь не лишает принцип разделения властей его главной сущностной политической составляющей. Принцип разделения властей касается именно политического аспекта, а не административного распределения функций с целью рационализации управленческой деятельности государства. Назначение принципа разделения властей не столько в рационализации, сколько в предотвращении узурпации власти в одних руках (так этот принцип понимался в период борьбы с абсолютизмом) или в создании надлежащих механизмов разрешения политических конфликтов между различными политическими силами в условиях уже относительно устоявшегося демократического режима.
     Таким образом, не любое распределение  функций внутри государственного аппарата имеет отношение к принципу разделения властей, и в первую очередь это касается т.н. распределения функций без проведения начала специализации, где распределение преследует чисто административные, но не политические цели. Выводы ряда современных авторов о том, что и здесь при широком понимании следует говорить о разделении властей, признаются в этой связи малоубедительными. Принцип разделения властей не свойствен политическому сознанию российского общества и является в него привнесенным в ходе экзогенной модернизации. Причем проведение этой модернизации сталкивается здесь с рядом существенных трудностей, связанных с монархическим восприятием государственной власти, когда последняя идентифицируется с конкретной личностью, а не с учреждением или иным, лишенным личностных черт, политическим институтом7.
     Вообще  преобладание личностного начала над  началом учреждения является характерной  чертой российского политического  и правового сознания, и это  касается не только политических, но и  административных реформ, когда, например, структура правительства строится исходя не из отраслевых и функциональных критериев, а исходя из личностных предпочтений, которые определяют не только назначение чиновников, но и структуру органа. В частности, этим объясняется столь частое изменение структуры Правительства РФ в истории уже современной России.
     Возвращаясь к принципу разделения властей, следует  отметить, что результаты по его  внедрению в процессе экзогенной политической модернизации в политическую систему России как в случае с Манифестом 1905 г., так и в постсоветской истории не могут считаться удовлетворительными. Как в первом, так и во втором случае реализовала себя так называемая модель функциональной специализации, в которой возможен не только отрицательный контроль, но и положительное вторжение одной власти в компетенцию другой. Причем в обоих случаях возможности положительного контроля не являются взаимными, а сосредоточены только в руках главы государства при минимуме ответственности с его стороны8.
     С точки зрения основ современной либеральной демократии все это, безусловно, отрицательные явления. Анализируя проблемы современного парламентаризма в России, В.Е. Усанов пишет по этому поводу: "В настоящее время происходит фактическое формирование в рамках системы разделения властей новой ветви государственной власти - президентской, оказывающей значительное влияние на объективное развитие всех остальных ветвей государственной власти, в первую очередь законодательной. Российская Федерация, конституционно определенная как республика смешанного типа, неуклонно приближается фактически и юридически к президентской республике при отсутствии в обозримой перспективе сколько-нибудь реальных возможностей превращения в республику парламентскую. В России действует жесткая президентская форма правления - суперпрезидентская республика. В ней глава государства возвышается над всеми остальными органами государственной власти, обладает широкими полномочиями во всех сферах общественной жизни и в то же время не несет какой-либо политической ответственности. Это искажает систему разделения властей: в России происходит значительный перекос в сторону исполнительной власти, которая через Президента как ее фактического руководителя подчиняет себе все остальные. На реализацию парламентом Российской Федерации его функций серьезное влияние оказывает исполнительная власть в лице Президента и Правительства России, а также судебная власть через деятельность Конституционного Суда. Вследствие этого самостоятельность парламента в реализации своих полномочий (что предполагает теория разделения властей) ограничивается. В системе разделения властей роль парламента сведена к минимуму: принятие угодных исполнительной власти законов и выполнение ряда формальных контрольных полномочий. А это - угроза развитию авторитарного режима, признаки которого, к сожалению, уже проявляются в политической действительности (упразднение либо снижение роли элементов непосредственной демократии (референдум, выборы глав регионов), устранение оппозиции, отсутствие политического "веса" Правительства, отсутствие независимых от государства национальных телеканалов и др.)"9.
     Со  всем этим сложно не согласиться, однако следует иметь в виду и другое. Политический уклад, выработанный исторической эволюцией того или иного общества, имеет отнюдь не безграничные возможности к своему волевому изменению. В этой связи, исходя из исторической эволюции и опыта многочисленных модернизаций, Россия вряд ли может являться парламентской республикой. Доминирующий (хотя и на подсознательном уровне) монархизм в политическом сознании российского общества, неустойчивость институционального начала и, как следствие, доминирование личностных начал в построении административной системы управления в случае введения в России парламентской формы правления приведет к невозможности осуществления эффективного административного управления страной в целом. Причиной этой невозможности будет являться политический конфликт между законодательной (прежде всего, это касается Государственной Думы) и исполнительной (Правительством РФ) властью, ощутившими себя полностью самостоятельными политическими акторами. Подобный конфликт между двумя ветвями власти мы можем наблюдать в политической системе современной Украины, конфликт этот имел место и в постсоветской истории России в сентябре - октябре 1993 г. Весьма наивно полагать, что конфликт этот будет успешно разрешен в рамках правового поля, а именно посредством судебного рассмотрения. Ни современная история Украины, ни события с обращением в Конституционный Суд РФ в октябре 1993 г., ни степень готовности современного российского правосудия к рассмотрению подобного рода дел не дают нам таких оснований10. Многочисленные отставки Правительства со стороны парламента и саботирование исполнения законодательных актов со стороны Правительства - таков будет итог введения в современной России парламентской формы правления.
     Таким образом, существование в России президентской республики является оправданным, оправданной является и сила президентской власти, так  как политическая реальность такова, что Президент в России не только глава государства, но и реальный арбитр в урегулировании политических разногласий между различными частями государственного аппарата.
     Необходимость выполнения Президентом функций  политического арбитра во многом оправдывает и невозможность перехода современной России к чисто президентской форме правления, кода Президент не только глава государства, но и де-юре является главой исполнительной власти. Полное отождествление Президента с одной из ветвей власти, помимо, безусловно, положительного эффекта усиления его ответственности, будет иметь и отрицательные последствия. Будучи главой исполнительной власти, Президент не сможет быть арбитром в политических спорах между ветвями власти, т.к. его вмешательство в этом случае справедливо будет расценено как административное давление на парламент или суд.
     В целом рассмотрение принципа разделения властей с позиций исторической эволюции политического сознания российского  общества, а также с позиций  политической модернизации позволяет нам констатировать, что сложившаяся в современной России модель реализации принципа разделения властей является довольно разумной и представляет собой результат компромиссного сочетания современных мировых демократических идеалов и способности российского общества к их воплощению. 
 
 
 
 
 
 

 

      ГЛАВА II. Особенности реализация принципа разделения властей в Российской Федерации
       Принцип разделения властей выступает юридической формой государственного властвования, реализуемой посредством выявления, формирования и утверждения в виде общеобязательных правил воли народа, законодательная деятельность характеризуется определенными формами участия в ней органов всех ветвей государственной власти.
     Решающая  роль парламента в законотворческом процессе основывается на строгом соблюдении принципа разделения властей, который предполагает, что органы исполнительной и судебной властей не вправе произвольно вторгаться в законодательный процесс; они действуют в нем в соответствии с теми полномочиями и в таком порядке, какие для них определены законом. Гарантом последовательной реализации принципа разделения властей в законодательном процессе является Президент РФ.
     В демократическом правовом государстве  каждая из ветвей власти выполняет  свои функции, обладая в очерченном для нее конституционно-правовом пространстве собственными предметами ведения и конкретным объемом полномочий. Это, однако, не исключает существования пересекающихся сфер общественных отношений, где все три ветви власти, действуя на основе универсального по своему значению конституционного принципа разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ), в то же время тесно взаимодействуют в рамках строго отведенных им полномочий для достижения единых конституционно значимых целей. Одной из таких сфер является законотворчество.
     Опыт  государственно-правового развития всех государств, включая зарубежный конституционализм, со всей очевидностью свидетельствует, что вытекающее из принципа разделения властей исключительное право парламента на осуществление законодательной деятельности не может рассматриваться как имеющее абсолютное значение. Такого рода "стерильное" разделение властей, в том числе при разработке и принятии законов, возможно только в идеальном и, стало быть, несуществующем государстве. Сущность разделения властей - в его нормативно определенном, национально и исторически конкретном варианте - состоит в организационно-функциональном разграничении основных направлений деятельности государственной власти при обеспечении условий властно-управленческой кооперации, тесного взаимодействия и взаимодополнения в деятельности их субъектов. Это в полной мере касается и законотворческой сферы.
     Законотворчество - весьма специфичная юридическая  форма государственно-властной деятельности посредством выявления, формирования и утверждения воли народа в виде общеобязательных (законодательных) правил. Необходимость адекватного и полного выражения воли народа в законе, обеспечение в нем должного баланса интересов различных социальных групп, публично-территориальных образований, учет всех возможных положительных и отрицательных последствий введения законодательного регулирования, формирование уже на стадии принятия законодательного решения условий для как можно более полного достижения его целей в последующей правоприменительной практике, защита от принятия произвольных (несправедливых, несоразмерных, непропорциональных) законов настоятельно требуют сотрудничества всех органов государственной власти в законодательном процессе при их подчиненности общим конституционным целям. Как указал в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, исходя из вытекающего из Конституции РФ требования обязательности для всех органов публичной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых в соответствии с её ст. 80 (ч. 3), все субъекты права законодательной инициативы, наделенные властными полномочиями, обязаны в процессе осуществления своих полномочий действовать таким образом, чтобы не ставить под угрозу стабильность установленных Конституцией РФ государственно-правовых форм жизнедеятельности общества и должный баланс общественных интересов; этим обусловливается и необходимость взаимодействия и координации деятельности участников законодательного процесса на различных его стадиях, включая стадию законодательной инициативы11.
     Осуществляемая  при приоритетной (ведущей) роли парламента (только он может принимать окончательное  решение о судьбе законопроекта  и его итоговом содержании) законодательная  деятельность характеризуется участием в ней органов других ветвей государственной власти, при том что в силу принципа разделения властей органы исполнительной и судебной властей не вправе в произвольном порядке вторгаться в законодательный процесс, а действуют в нем в соответствии с теми полномочиями и в таком порядке, какие для них определены законом.
     Таким образом, без активного взаимодействия парламента с органами других ветвей власти, в особенности с органами исполнительной власти, невозможно эффективное  законотворчество.
     Исполнительная  власть играет все более активную роль в законотворческой сфере, в том числе путем участия в законодательном процессе12. Это вполне закономерное явление, так как деятельность исполнительной власти не сводится лишь к механическому исполнению законов. Очевидно, что создаваемые законы прежде всего должны отвечать потребностям общества. А кому, как не исполнительной власти, лучше всего известны эти потребности и материально-финансовые возможности их удовлетворения? Помимо этого, органы исполнительной власти обладают мощным аппаратом, способным квалифицированно разработать качественные законы, необходимые обществу и государству.
     Одна  из основных форм участия исполнительной власти в законодательном процессе предусмотрена ч. 3 ст. 104 Конституции  РФ, которая наделила Правительство РФ серьезными полномочиями по воздействию на законодательный процесс, установив, что законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только при наличии заключения Правительства.
     Как отмечают некоторые исследователи, практику реализации ч. 3 ст. 104 Конституции  РФ трудно признать однозначной. "Субъекты законодательной инициативы не всегда достаточно компетентны, чтобы подготовить развернутое финансово-экономическое обоснование к своему законопроекту. Правительство же вполне обоснованно отказывает давать заключение на законопроекты, к которым не приложены необходимые расчеты. В результате нередко официальные отзывы Правительства на такие законопроекты рассматриваются субъектами права законодательной инициативы как заключения"13. Подчеркнем, что заключением Правительства может признаваться не каждый документ, полученный от Правительства. Например, таковым не будет считаться письмо Председателя или члена Правительства, заключение министерства, хотя бы и содержащее оценку законопроекта. Предусмотренный Конституцией документ должен называться "Заключение", исходить от имени Правительства, быть подписанным Председателем Правительства либо его заместителем.
     Многие  исследователи отмечают, что с  формально-юридической стороны для  внесения законопроекта необходим  сам факт представления заключения, при этом не имеет значения содержание, т.е. не является существенным, поддерживает или отвергает Правительство положения законопроекта. Если Правительством представлено отрицательное заключение, это не станет препятствием для рассмотрения законопроекта Государственной Думой. В этой связи возникает вопрос о необходимости дачи такого заключения. Некоторые исследователи предлагают в случае дачи Правительством отрицательного заключения на представленный законопроект предусмотреть в Законе и Регламенте Государственной Думы отказ в дальнейшем рассмотрении законопроекта как не имеющего механизма последующей реализации14.
     Возможно, подобное предложение входит в существенное противоречие с принципом разделения властей, так как дает возможность исполнительной власти практически налагать вето на любой законопроект еще на стадии законодательной инициативы. Представляются верными существующие правовые нормы, которые никак не ограничивают дальнейшее законодательное рассмотрение законопроекта в случае отрицательного заключения Правительства. Подобное содержание заключения значительно усложняет прохождение законопроекта через палаты Федерального Собрания, помимо этого, подобный законопроект вряд ли будет подписан Президентом РФ15
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.