На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Норманская теория происхождения древнерусского государства

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 28.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Норманская теория происхождения древнерусского государства 
 

  Содержание:
   
 
 
 
 

Введение
    Предшественники Киевского государства.
    Анты-славяне.
    Расселение славянских племён и их имена.
    «Призвание варягов» – легенда или…?
    Норманнская теория.
    Норманисты и антинорманисты.
    Современная ситуация: преодоление крайностей.
  Заключение
  Список  литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Введение 
 
 

     Норманнская теория - один из важнейших дискуссионных  аспектов истории Русского государства. Сама по себе эта теория является варварской по отношению к нашей истории и к ее истокам в частности. Практически на основе этой теории всей русской нации вменялась некая второстепенность, вроде бы на достоверных фактах русскому народу приписывалась страшная несостоятельность даже в сугубо национальных вопросах. Обидно, что на протяжении десятков лет норманистская точка зрения происхождения Руси прочно была в исторической науке на правах совершенно точной и непогрешимой теории. Причем среди ярых сторонников норманнской теории, кроме зарубежных историков, этнографов, было множество и отечественных ученых. Этот обидный для России факт вполне наглядно демонстрирует, что долгое время позиции норманнской теории в науке вообще были прочны и непоколебимы.
     Норманская  теория - направление в историографии, сторонники которого считают норманнов (варягов) основателями первого государства восточных славян - Киевская Русь. Норманская теория была выдвинута в середине XVIII в. при Анне Иоанновне немецкими историками Г. Байером и Г. Миллером и др.
     Вопросам  исследования посвящено множество работ. В основном материал, изложенный в учебной литературе, носит общий характер.
     Объектом  данной работы является анализ "Норманской теории происхождения. Древнерусского государства, а предметом исследования – рассмотрение отдельных вопросов, связанных с происхождением норманской теорией.
     Цель  работы – изучить норманнскую теорию происхождения русского государства, а также рассмотреть её с точки зрения современности.
     Источниками информации для написания работы послужили базовая учебная литература, труды отечественных авторов, статьи и обзоры в специализированных и периодических изданиях, посвященных тематике данной работы, справочная литература, прочие актуальные источники информации.
 

   Предшественники Киевского  государства. 
 

     Огромная  территория будущего Киевского государства  никогда не была незаселенной. Уже за тысячу и больше лет до нашей эры греческие историки упоминают о многочисленных племенах и народах, населявших обширные пространства на север от Черного моря и северо-восток от Дуная. Греки, имевшие колонии на берегах Черного моря, поддерживали отношения с этими племенами и вели с ними торговлю. Такие же данные о населенности великой Русской равнины мы находим у историков византийских, римских, арабских, готских первого тысячелетия нашей эры.
     Будучи  единодушны в утверждении наличия  и многочисленности населения великой Русской равнины (территории Киевского государства), все древние историки в разные эпохи называют это население разными именами: киммерийцами, скифами, сарматами, актами, славянами. Это обстоятельство дало основание для создания теории о замене одного народа другим, при чем неизменной оставалась только территория.
     Новейшие  данные исторической науки дают объяснение этому непонятному исчезновению на одной и той же территории одних народов и появление других.
     Согласно  этому объяснению многочисленные племена  в разные эпохи делали попытки  создания государственных образований, при чем эти государственные  образования именовались по имени того племени, которое в данный момент было руководящим. Никаких полных исчезновений или уничтожений отдельных племен и народов не происходило, хотя в трудах Геродота говорится, что весь киммерийский народ покончил самоубийством из страха перед скифами. На самом деле, надо полагать, он слился с ними, предоставив им руководящую роль. И тогда иностранцы все население, все племена, вместо киммерийцев начали называть скифами. Несколько веков спустя то же самое произошло с сарматами, а еще через несколько веков с антами-славянами. Сведения, которыми мы располагаем, о киммерийцах очень скудны, но уже об их наследниках — скифах мы знаем гораздо больше. В 5-м веке до н.э. существовало скифское государственное объединение в Приазовьи и на Таманском полуострове, а около 3-го века мы находим сильное скифское государство в Крыму. Раскопки в окрестностях Симферополя открыли столицу этого государства — город Неаполь (Новгород) с мощными каменными стенами, богатыми гробницами и обширными зернохранилищами.
     В союзы скифских, а позднее скифско-сарматских племен, в качестве союзников или побежденных входили и племена славян, которые постепенно перемещались с северо-запада под давлением германских племен. В этих союзах славянско-русский элемент получил преобладание, а славянский язык вышел победителем при соприкосновении с языками потомков скифов и сарматов.
     Так постепенно к первой половине первого  тысячелетия после Р. X. население  южной, средней и северо-западной части великой Русской равнины  приобретает славянский, русский  характер. Иностранцы — античные историки — называют их склавинами и антами. Северо-западные племена — склавинами (славянами), а юго-восточные — антами. Византийский историк Прокопий сообщает, что склавины и анты говорят на одном и том же языке. Это же самое подтверждает и готский историк 6-го века Иордан и говорит, что это «великий народ», состоящий из «бесчисленных племен».
     Об  антах академик А. А. Шахматов пишет: «Славяне и Анты — это две отрасли  некогда единого племени. Анты — восточная часть этого распавшегося племени. Все что мы знаем об антах с совершенной ясностью ведет нас к признанию их восточными славянами, следовательно, предками русских»1.
     По  словам академика Грекова, «от истории  антов к истории Киевского  государства идет непрерывная линия развития. Это одна и та же этническая масса, говорившая на одном языке, веровавшая в Перуна, плававшая на однодревках, сжигавшая рабынь на могиле князя»2.
     Академик  Державин пишет: «анты не только предки восточных славян, но и создатели всей их культуры. Предшественниками Олега и Игоря были антские князья: Межамир, Издачич, Хвалибуд и неизвестные владельцы приднепровских кладов»3.
     Археологические раскопки последних десятилетий  дали неопровержимые доказательства наличия славянских поселений на всей территории великой Русской равнины уже в первые века нашей эры. Окрестности Киева, верховья Дона, Волги и Западной Двины, Галиция, Закарпатье, Псков были местами расселения славян, общего происхождения, языка и культуры, что неопровержимо подтверждается тщательным изучением археологических, исторических и лингвистических данных.
     Эти данные дают нам право утверждать, что за много веков до «призвания варягов» наши предки имели свою культуру и организовали свою жизнь без постороннего руководства. А это утверждение является в то же время и опровержением «нормандской теории».
     Кроме того, теперь установлено, что задолго  до «Руси» Рюрика существовали государственные  образования, военно-политические союзы, наших предков-антов. Например, объединение волынян с князьями Межамиром и Издаром, боровшихся с аварами. Или объединение племен, живших на реке Рось (правый приток Днепра), под руководством князя Божа, боровшихся с готами. Существует мнение, что именно это объединение послужило ядром, древнерусской народности.
     Легендарные Кий, Шек и Хорив — основатели Киева, по-видимому, были антско-славянскими князьями, а самое основание Киева некоторые историки относят к 430-му году. Все эти данные, число которых непрерывно растет в результате научных исследований, неопровержимо свидетельствуют о существовании организованной жизни наших предков задолго до призвания варягов и о наличии у них своей самобытной культуры. Останавливаться на них подробно не позволяют размеры намеченного труда, а потому все данные о предыстории Руси даются в максимально сжатом виде.
 

   Анты-славяне 
 
 

     Переходя  к жизни наших непосредственных предков славян-антов, сумевших ассимилировать еще в до-Киевский период скифские и сарматские этнические группы, прежде всего надо сказать, что они с незапамятных времен были жителями Европы, как теперь установили новейшие исторические исследования, и ни откуда они в Европу не приходили. Северно-западная группа славянских племен называлась словенами и их поселения распространились далеко вглубь средней Европы, до Эльбы и даже западнее, а также до побережья Немецкого моря и на острове Рюген.
     Юго-восточная  группа славянских племен была известна под общим названием антов  и распространилась до Приазовья  и берегов Черного моря.
     Обе группы славянских племен в середине первого тысячелетия нашей эры  выдержали тяжелую борьбу за свое национальное существование. Анты — с готами, гунами, аварами, и византийцами, стремившимся распространить свое влияние на земли антов. Словены с германскими племенами.
     Антам удалось выйти из борьбы победителями, отстоять свою национальность и самобытность и остаться хозяевами на своей территории — юге и юго-востоке Русской равнины.
     Другая  группа — словены — были частично вытеснены со своих земель агрессивными германскими племенами, частично ими уничтожена или порабощена и национально обезличена. Уцелевшие части этих племен переселились на восток в пределы будущего Киевского государства, основавши здесь новые города и поселения. Так, например, словенское племя, пришедшее из Полабии (района Эльбы) и основавшее там город Любец (Любек в Германии), поселилось у устья реки Десны, при ее впадении в Днепр и основало и тут город Любец (позднее Любечь).
     Интересные  данные о том, что представляли собою  славяне периода, предшествовавшего созданию Киевского государства, дает известный немецкий историк Гердер. Он пишет: «Славяне с любовью возделывали землю, занимались разными домашними искусствами и ремеслами, повсеместно открывали полезную торговлю произведениями своей страны, плодами своего трудолюбия. Они построили на берегах Балтийского моря, начиная с Любека, города. Между ними Винета была славянским Амстердамом. На Днепре они воздвигли Киев, на Волхове — Новгород, вскоре сделавшиеся цветущими торговыми городами. Они соединяли Черное море с Балтийским и снабжали северную и западную Европу произведениями Востока. В нынешней Германии они разрабатывали рудники, умели плавить и лить металлы, приготовляли соль, ткали полотно, варили мед, разводили плодовые деревья и вели по своему вкусу веселую музыкальную жизнь. Они были щедры, гостеприимны до расточительности, любили сельскую свободу, но вместе с тем они были покорны и послушны — враги разбоя и грабежа. Все это не избавило их от притеснений со стороны соседей, напротив — способствовало тому. Так как они не стремились к владычеству над миром, не имели жаждущих войн наследственных государей и охотно делались данниками, если только этим можно было купить спокойствие своей страны, то народы, в особенности, принадлежащие к германскому племени, сильно погрешили против них. Уже при Карле Великом начались жестокие войны, которые, очевидно, имели целью приобретение торговых выгод и велись под предлогом распространения христианства. Храбрые Франки, конечно, находили более удобным, обратив в рабство прилежный земледельческий и торговый народ, пользоваться его трудами, чем изучать земледелие, торговлю и самим трудиться. То, что начали, Франки, довершили Саксы. В целых областях славяне были истреблены или обращены в крепостных, а земли их разделялись между христианскими епископами и дворянами. Их торговлю на Балтийском море уничтожили северные германцы, Винета была разрушена датчанами, а остатки славян в Германии походят на то, что испанцы сделали из природных жителей Перу»4...
     По  свидетельству объективных немецких историков — славяне были щедро  одарены эстетическим вкусом, музыкальными и художественными способностями, были они сравнительно высококультурны и глубоко нравственны, хотя и не исповедовали христианской религии. Среди них отсутствовала ложь. Они относились к ближнему с истинно христианской любовью. Пленные у них считались наравне с домочадцами и после некоторого времени обязательно выпускались на свободу.
     Сейчас  на основании новейших исследований можно утверждать, что наши предки имели и сваю письменность, так  называемые «руська письмена». С  ними ознакомились св. Кирилл (Константин Философ) во время своего пребывания в Крыму, и, надо полагать, что именно эта «руська письмена» были впоследствии святыми Кириллом и Мефодием положены в основу их алфавитов — «глаголицы» и «кириллицы».  
 

 

Расселение  славянских племен и  их имена 
 
 

     Все славянские племена (анты и словены) уже к 8-му веку прочно расселились  то всей территории будущего Киевского  Государства. Хотя они еще и не были формально объединены в одно государство и жили отдельными племенами, однако, наличие одного языка и общей культуры и религии создавали все предпосылки для государственного объединения этих разрозненных племен. А борьба с инородческими соседями или этническими группами, вкрапленными на занятых славянами землях, делала это объединение настоятельно необходимым и логически, неизбежным. Не имели все славянские племена и какого-нибудь общего имени, но слово «русы», «рось», «русь» встречаются у многих иностранных историков эпохи предшествовавшей созданию Киевского Государства. Агатемер говорит, что Волга тогда называлась «Рось»; арабские летописцы под 713-м годом пишут о «Руси» поволжской; готский историк Иордан (5 век) пишет о племени «росомонах»; византийские, арабские и персидские авторы свидетельствуют о существовании южной «Руси» вокруг города «Россия», который был на устье Дона и исчез после захвата его готами, гуннами и хазарами. В конце 8-го века «Русь» (племя или народ) напали на город Сурож, (Судак в Крыму) о чем рассказывают византийские летописцы.
     На  севере, в Валдайской возвышенности, задолго до призвания варягов были известны славянские племена, называвшиеся «борусь» (от слова «бор»), и жили они в лесах. А также «рисколане» или «руськолуне» — это те, что жили в круглых городищах (коло-круг). Существуют данные, что племена, жившие в предгорьях Карпат называли себя «Русью». «Росью» называли себя жившие на берегах реки Роси анты-славяне.
     Имя «Русь» мы встречаем в разных частях великой Риской равнины, иногда одновременно, пока оно не стало общим именем всех племен, объединенных в Киевской Державе. Ко времени создания этого государства, создавшие его племена размещались следующим образом: Поляне — по среднему течению Днепра; Древляне - на север от полян, в Полесьи; Дреговичи - между реками Припетью и Двиной; Уличи или Угличи - часть в районе Карпат, другая отделившаяся часть - в Лесной Руси (Великороссии); Тиверцы - по Днестру, Дулебы - по южному Бугу; Белые хорваты - y Карпатских гор; Северяне - по рекам Десне и Суле, до Днепра; Радимичи - по реке Сож; Вятичи - по реке Оке; Кривичи с их ветвью - полочанами - верховьях Днепра, Двины и Волги; Ильменские или Новгородские славяне - вокруг озера Ильменя.  

   
 

«Призвание варягов» – легенда или  …? 
 
 

     Норманнская теория была основана на неправильном истолковании русских летописей. Главным недостатком почти всех работ и норманистов, и антинорманистов (больше применительно к 19 веку) «было наивное представление о Несторе, как единственном летописце, написавшем в начале 12 в. «Повесть временных лет»5, которую позднейшие летописцы аккуратно переписывали. Не обращали внимание на то, что в древней летописи три разных (и разновременных) упоминания о варягах, две разные версии об этнической природе Руси, несколько версий о крещении Владимира, три версии происхождения и возраста Ярослава Мудрого. Между тем еще в предисловии к изданию Софийского временника П. Строев обратил внимание на сводный характер русских летописей. В 30-е г. XIX в. на это же обстоятельство обращали внимание скептики М. Каченовский и С. Скромненко. Оба считали, что варяго-норманская проблема привнесена в летопись не ранее XIII в., а С. Скромненко подчеркивал мысль именно о сводном характере летописи6.
     Представления как о единственном Несторе-летописце были характерны для М.П. Погодина, который защищал авторство Нестора и его последователя Сильвестра и принимал норманистскую интерпретацию летописи. Антинорманисты, читавшие летописные тексты примерно так же, как и скептики, не могли мириться с тем, что скептики омолаживали летописные известия более чем на два столетия. В результате рациональное зерно в понимании летописей не было усвоено спорящими сторонами.
     В 30—40-х гг. XIX в. спор о Несторе принял иное направление. А. Кубарев в ряде статей сопоставил летопись с Житием Бориса и Глеба, а также Житием Феодосия Печерского, достоверно принадлежавшими Нестору. В летописи эти сюжеты излагал «ученик Феодосия», а в житиях — ученик преемника Феодосия — Стефан, лично Феодосия не знавший и писавший по воспоминаниям немногих знавших его старцев. Аргументацию А. Кубарева поддержал П.С. Казанский, полемизируя, в частности, с П. Бурковым, пытавшимся признать разнородные памятники, принадлежащими одному и тому же автору — Нестору. Именно П. Бутков пытался примирить сочинения Нестора с текстами летописи, полагая, что Нестеровы жития были написаны значительно ранее составления летописи Он не отрицал участия Нестора в летописании, но впервые поставил вопрос о летописных текстах X в., которые являются сводами, основанными на различных письменных и устных источниках. В последующей полемике, продолжающейся и до сих пор, обозначились разные взгляды на само понятие «летописный свод», а главное на способы выявления источников и причинах тех или иных вставок или изъятий текстов из летописей. В XX в. определились два основных подхода: А.А. Шахматова и Н.К. Никольского. Шахматов полагал, что надо сначала реконструировать текст того или иного свода и лишь, затем оценивать его содержание. В итоге, он много лет пытался восстановить редакции «Повести временных лет», но под конец пришел к заключению, что это сделать невозможно. Неоднократно он менял взгляд и на авторство основной редакции, то приписывая ее Нестору — автору житий, то Сильвестру. Древнейший свод, по Шахматову, был составлен в конце 30-х гг. XI в. в качестве своеобразной пояснительной записки в связи с учреждением в Киеве митрополии константинопольского подчинения. Многочисленные сказания, являющиеся как бы параллельными текстами к сообщениям летописей, он признавал извлечениями из летописей. Н.К. Никольский гораздо большее внимание уделял содержательной, идеологической стороне летописных текстов, усматривая и в разночтениях, прежде всего ту или иную заинтересованность летописцев и стоящих за ними идейно-политических сил. Соответственно и все внелетописные повести и сказания он считал не извлечениями из летописей, а их источниками. Литература в целом в Киевское время ему представлялась более богатой, чем это принято было думать ранее, а начало летописания он готов был искать в конце X в. Эти два подхода живут и поныне в работах по истории летописания.
     Практически в течение всего XIX в. изучение летописания и источников летописей почти не соприкасалось со спорами о варягах и русах. И это притом, что именно из летописей черпали исходный материал. Лишь в публикациях Д.И. Иловайского, выходивших в 70-е гг. XIX в. и собранных в сборнике «Разыскания о начале Руси», была установлена определенная связь между летописанием и проблемой начала Руси. Иловайский был абсолютно прав, устанавливая, что «Сказание о призвании варягов» является позднейшей вставкой в «Повесть временных лет». Указал он и на то, что Игорь никак не мог быть сыном Рюрика: по летописной хронологии их разделяли два поколения. Но на этом основании он сделал скоропалительное заключение, что если это вставка, то с ней, следовательно, не стоит и считаться. В итоге как бы зачеркивались не только концепция норманизма, но и основное направление антинорманизма — Венелина — Гедеонова — о южном, славянском береге Балтики как исходной области варягов. Историю Руси Иловайский искал только на юге, причем «славянизировал» разные явно неславянские племена, в частности роксолан, в имени которых многие видели первоначальных руссов.
 

  Норманская  теория 
 
 

     Первая  попытка систематически изложить русскую  историю относится к 18-му столетию. Приглашенные из-за границы немецкие профессоры-историки, со Шлецером во главе, на основании немногих известных тогда летописей и исторических документов написали русскую историю и создали так называемую «норманскую теорию» происхождения русского государства.
     Теория  это очень простая и сводится к тому, что иностранцы-норманны, выходцы из Скандинавии, пришли и организовали огромное государство славян, простиравшееся от Балтийского до Черного, моря и от Карпат до Волги. Пришли они, согласно этой теории, по просьбе самих славян, убедившихся в своей неспособности организовать государство и «призвавших» для этого варягов, которые пришли и распределили между собою северные области: Рюрик стал княжить в Новгороде; Синеус, его брат, — в Белозерске; Трувор, третий брат, — в Изборске. Впоследствии сын Рюрика — Игорь совместно со своим опекуном Олегом распространил свою власть на юг и положил начало объединению под своей властью всех славянских племен в одно Киевское государство (в начале 10-го века). При его сыне Святославе, за которого во время малолетства и походов правила его мать Ольга, и внуке — Владимире Святославовиче, крестившим в 988 году Русь, Киевское государство достигло огромного могущества и было не только самым сильным, но и самым культурным государством тогдашней Европы.
     Схема очень простая и история несложная: за неспособностью наших предков создать свое государство — сделали это «варяги». О том же, что представляли наши предки до прихода варягов, Шлецер пишет: «Конечно, люди тут были, Бог знает с каких пор и откуда. Но люди без правления (организации), подобно зверям и птицам, которые наполняют леса»7.
     А известный поэт А. К. Толстой в  своей шутливой «Истории» говорит: «Это самоунижение, признание своей неполноценности не знает история ни одного народа»
     Только  иностранцы, писавшие нашу историю, могли  создать такую, унижающую национальное достоинство теорию, которая сделалась господствующей в русской историографии на полтора столетия. Надо помнить, что создавалась эта теория в эпоху, когда вся Россия после революционных перемен Петра перестраивалась по немецким образцам и когда немцы были непререкаемым авторитетом в науке и всюду занимали ключевые позиции, а в России только что воцарилась немецкая Гольштей-Готторпская династия. (Карл Петр-Ульрих, герцог Гольштинский, женатый на принцессе Ангальт Цербсткой — Петр III).
     Взгляд  Европы на Россию тогда был, как на землю, если не совсем дикарей, то, как на землю полудикарей, некультурных азиатов — «московитов». Пришельцы с Запада принесли этот взгляд с собой, и, когда они, в качестве российских академиков и профессоров, стали писать русскую историю, то и изобразили ее как историю дикарей, которых организовали в государство пришедшие с Запада «варяги».
     Первоисточники  же, которыми располагали творцы «норманской теории», как уже сказано, были очень скромные и неполные. Языкознание тогда не началось, научная археология и другие вспомогательные отрасли исторической науки тогда отсутствовали. Образованных историков русского происхождения не было. Опровергнуть эту унижающую национальное достоинство теорию было некому.
     Оспаривать эту генеральную линию было не легко, ибо всякое сомнение в ее правильности рассматривалось как отрицание авторитета российских академиков-немцев, создавших «норманскую теорию», которой придерживалась до самой революции и Императорская Академия Наук и министерство Народного Просвещения.
     Однако, несмотря на все приведенные выше обстоятельства, сразу же после своего появления «норманская теория» встретила отрицательное и критическое к себе отношение. Русские люди не могли мириться с этой самоунижающей теорией. Уже Ломоносов восстал против нее, но ничего не мог сделать против всесильных тогда немцев.
     В 19-м веке, особенно в конце века, голоса противников норманской теории начинают звучать все громче, убедительнее и доказательнее. Быстрое развитие вспомогательных исторических наук, нахождение новых исторических памятников, систематическое изучение первоисточников и иностранных архивов — дали богатейший материал противникам норманской теории для полного ее опровержения. Все русские историки 19-го века (кроме «нормандца» Погодина) в той или иной степени содействовали опровержению теории о «призвании варягов». Об этом «призвании» Ключевский говорит: «призвать то призвали, но в качестве кого?»8 И объясняет, что славяне, культура которых в 9-м веке была неизмеримо выше культуры скандинавов-«варягов», действительно призывали иногда отряды варягов для охраны порядка и увеличения своих сил в борьбе с соседями. Бывало, говорит Ключевский, что ватаги варягов появлялись и без всякого призыва с целью грабежа и наживы и задерживались подолгу. Бывало, что призванные на службу варяги захватывали власть. Но все это не имеет ничего общего с тем объяснением появления небольших отрядов варягов, (чего никто не оспаривает), которое дает нормандская теория.
     В течение последних десятилетий текущего столетия почти все выдающиеся историки в России и многочисленные авторитетные русские историки в эмиграции единодушны в своем отрицании нормандской теории и, в свете новых фактов и открытий исторической и вспомогательных наук, дают документированные данные о том периоде жизни наших предков, в котором, по словам Шлецера, они жили „как звери и птицы, которые наполняют леса" — о периоде предшествовавшему созданию Киевского государства 
 

 

Норманисты  и антинорманисты 
 
 

     Итак, в 862 году новгородцы обратились к варягам: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет.  Да поидите княжить да володеть нами»9. И пришли  варяжские князья – «старейший Рюрик, седе на Новгороде, а другий, Синеус, на Белеозере, а третий Изборьсте, Трувор.  И от тех варяг прозвалась Русская земля»10.  С точки зрения Ключевского, «если снять несколько идиллический покров, перед нами откроется очень простое, даже грубоватое  явление». Какое же? Благодушное приглашение чужаков? – придите, властвуйте? Нет, это «военный найм», и «военные охранители получали определенный корм за свои услуги».  А затем? Почувствовав свою силу, наемники превратились во властителей. В 882 году, через 20 лет, некий Олег, дружинник Рюрика, появляется в Киеве;  он погубил земляков своих Аскольда и Дира, а затем правил при малолетнем сыне Рюрика – Игоре (882 – 912). Позиция Ключевского представляется нам достаточно уравновешенной – спокойное признание роли «варяжского элемента», без накаливания эмоций и страстей.
     Если  Ключевский норманист, то самый здравый. Княжество Киевское «явилось сперва  одним из местных варяжских княжеств». Однако Новгород  Ключевский не считал началом Русского государства: из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства. Ключевский и название Русь связывает с варягами – Русью называли « то варяжское племя, из которого вышли первые наши князья». А позднее, в 11-12 веках, Русью стала называться вся территория, подвластная русским князьям, со всем славяно-русским населением.
     Итак, если Ключевский норманист, то близко к нему стоит и наш современник Гумилев Лев Николаевич – географ, историк, этнограф – известен своей теорией  этногенеза и «пассионарности».
     Позиция Гумилева более жесткая. Так, читаем: «Существуют различные гипотезы о происхождении русов, которые на разных языках называются по-разному: ружены, росы, руги»11
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.