На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Дело врачей

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 29.09.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное Государственное Образовательное  учреждение высшего профессионального  образования
«Санкт-Петербургский  государственный  университет культуры и искусств» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

РАБОТА  НА ТЕМУ : 

Дело  врачей 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Работа  по предмету:
Новейшая  история 20 века
Преподавателю:
Игнатьева О.А 
 

Студента второго курса
Факультета  Культурологи и искусств
Заочного  отделения
Красильникова Кирилла Борисовича 
 
 

Содержание. 

Введение 

    Предпосылки и появление « дела врачей »…………………стр. 1
    Медики, проходившие по « делу врачей »………………… стр.6
    « Дело врачей » и общественное мнение……………………стр. 13
    Завершение и итоги « дела врачей »…………………………стр. 19
 
    Заключение…………………………………………………………..
    Литература…………………………………………………………... 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

    Введение 

    Человеческая память очень избирательна и поэтому мы стараемся запоминать все самое хорошее, что происходило с нами в жизни, а все самые негативные стороны нашей личной или общественной истории мы стараемся не вспоминать. Так уж устроен наш мозг, который « сортирует» всю полученную информацию и негативные воспоминания «прячет» в самый дальний угол нашего сознания и подсознания. Но несмотря на это в нашей жизни есть такие исторические моменты, которые мы не должны, да что там говорить, не именем права забывать. Да некоторые из них жестокие, кровавые, не справедливые, циничные……но «они» (моменты) НАШИ! Это наша с вами история, от которой мы не имеем права отворачиваться.
    Я бы хотел рассмотреть трагическую  страницу нашей страны, последний 
этап правления И.В.Сталина, а точнее его последнее злодеяние – «Дело    врачей».
    Предпосылкой  для  фальсификации этого дела стало то, что в 1953 году Сталин планировал «окончательное решение еврейского вопроса». Так называемое «дело врачей-вредителей» должно было подготовить «общественное мнение» страны к выселению евреев из всех республик СССР в Якутию, в район Верхоянска (где морозы доходят до 68 градусов) и в другие районы Сибири и Дальнего Востока. Поблизости от Хабаровска уже стали строить бараки для приема ссыльных. Значительную часть еврейского населения СССР планировалось уничтожить в пути — руками толпы, которая жаждала найти выход своему «справедливому гневу» против ненавистных «жидов-отравителей». Все партийные и советские учреждения, руководство всех железных дорог ждали только приказа свыше, чтобы осуществить задуманное. 6 марта должен был состояться суд над «врачами-убийцами», которых заставили признаться в несовершенных преступлениях. Все, казалось, было готово к тому, чтобы заработали страшные жернова, которые должны были перемолоть еврейский народ в прах…
    Интерес к тем событиям до сих пор не угасает , но не смотря на это данная тема плохо изучена. Среди основных историографов проблематики можно, пожалуй отметить, Я. Л. Рапопорта, С. Щноля, Я.Я.Этингера, Н. Сафронову. На основе их работ, была написана данная работа. Однако, больший вклад в данный вопрос привнес Я. Л. Рапопорт. Гениальный историограф, он наиболее глубоко рассматривал данный вопрос. В основном на его работах был составлен данный реферат. 
 
 
 
 
 

1.Предпосылки и появление « дела врачей » 
 

    13 января 1953 года весь мир был  ошеломлен сообщением, опубликованным  в центральных советских газетах  и переданным по радио. В  этом сообщении мир был информирован  о раскрытии в Советском Союзе  (главным образом, в Москве) преступной организации крупных работников медицины, совершавших чудовищные преступления: пользуясь доверием своих пациентов, они подло умерщвляли их, назначая заведомо противопоказанные им по характеру заболевания и состоянию здоровья мероприятия, приводившие часто к неизбежной гибели. Их жертвой стали выдающиеся деятели Советского государства - Щербаков, Жданов, крупные военачальники. В эту организацию входили виднейшие представители советской медицины - профессора и академики (в дальнейшем к ним присоединили большую группу врачей, рангом пониже). Их преступная деятельность, которую они осуществляли по заданию разведок капиталистических стран, не ограничивалась умерщвлением пациентов; одновременно они вели шпионскую работу по заданию тех же разведывательных органов. В этом сообщении были названы имена некоторых активных членов преступной организации (М. С. Вовси, Я. Г. Этингер, Б. Б. Коган, М. Б. Коган, А. М. Гринштейн и другие), к ним был присоединен и народный артист СССР и видный общественный деятель С. М. Михоэлс, убитый за несколько лет до этого в Минске наездом неизвестного грузового автомобиля. Автомобиль и его водитель остались необнаруженными. 1
    Идейной платформой этой группы преступной шайки  был еврейский буржуазный национализм, вдохновленный связью с американской еврейской организацией "Джойнт", о существовании которой, как впоследствии выяснилось, многие из привлеченных по этому делу не подозревали и даже не знали такого названия. Все сообщение имело яркую антиеврейскую направленность.
      Помимо террористической организации еврейских буржуазных националистов, был арестован по аналогичному обвинению до этого сообщения и после него ряд крупных ученых медиков нееврейской национальности (В. Н. Виноградов, В. X. Василенко, В. Ф. Зеленин, Б. С. Преображенский, М. Н. Егоров и другие), а еврейская группа была дополнительно укомплектована профессорами И. А. Шерешевским, M. Я. Серейским, Я. С. Темкиным, Э. М. Гельштейном, Б. И. Збарским, М. И, Певзнером, И. И. Фейгелем, В. Е. Незлиным, Н. Л. Вильком, автором этих строк и многими другими. Некоторые из них умерли до организации этого дела и до сообщения о нем и были "арестованы" посмертно (М. Б. Коган и М. И. Певзнер, а Я. Г. Этингер, арестованный в 1950 году, умер в тюрьме до его включения в список "извергов рода человеческого").
    Личным  врачом Сталина был профессор  В. Н. Виноградов, отличный клиницист  с большим опытом. В свой последний врачебный визит к Сталину в начале 1952 года В. Н. Виноградов обнаружил у него резкое ухудшение в состоянии здоровья и сделал запись в истории болезни о необходимости для него строгого медицинского режима с полным уходом от всякой деятельности. Когда Берия сообщил ему о заключении профессора В. Н. Виноградова, Сталин пришел в бешеную ярость. Как осмелился этот ученый-наглец отказать ему в его безграничном земном могуществе!
    - "В кандалы его, в кандалы", - заорал он, как это рассказал  Н. С. Хрущев на XX съезде КПСС. 2
    При психологической направленности параноидного психопата, каким был Сталин, не мог  он усмотреть в поступке Виноградова  только индивидуальный, направленный против него, вредительский террористический акт. Вступила в силу цепь построений параноидного психопата с вывернутой логикой.
    Первое  звено этой цепи - факты послушания медиков, когда они, теряя профессиональную добросовестность и принципиальность, служили его политическим целям. Он помнил заключение врачей о смерти его жены, покончившей самоубийством, но, по официальной версии послушного синклита медиков, умершей от аппендицита. Он помнил рабский медицинский бюллетень о смерти Орджоникидзе, покончившего самоубийством, а не умершего от паралича сердца, согласно этому бюллетеню. Он мог вспомнить заключение медицинских экспертов по делу о "злодейском" умерщвлении Менжинского, Горького и его сына лечившими их врачами (Плетневым, Левиным, Казаковым). 3
    Начало  было положено арестами в руководящем  составе кремлевской больницы. Была активно включена врач Л. Тимошук, работник электрокардиографического кабинета кремлевской больницы и секретный  сотрудник МГБ; то ли из собственного усердия и инициативы, то ли по заданию она стала снабжать следственные органы материалами о вредительских, по ее мнению, заключениях о состоянии здоровья и о лечебных мероприятиях со стороны лечащих профессоров, которые замечало ее "высококомпетентное" и бдительное око. Панорама заговора оживала за счет ареста крупнейших специалистов-медиков. Л. Тимошук была вознесена в ранг Жанны Д'Арк, особенно после признаний арестованных в их "преступной" деятельности. Нужно ли писать, какими методами были получены эти признания ? Это были испытанные многолетней деятельностью органов госбезопасности методы, при помощи которых у врагов "вырывали признание из горла", как это рекомендовал еще в 1937 году В. М. Молотов, ближайший соратник Сталина. Эти методы уже описаны в художественной литературе. В них входили и физические мучения, и мощные психологические воздействия, перед которыми трудно было устоять.
    "Дело  врачей" первоначально было лишено  национальной окраски. В числе  преступников были и русские,  и евреи. Но затем оно было  направлено преимущественно в "еврейское" русло.
    "Еврейская"  перекраска "дела врачей" была  произведена Рюминым, по крайней  мере, она приписана Н. С. Хрущевым  ему. Рюмин сообщил Сталину  о существовании заговора "еврейских  буржуазных националистов", инспирированного американской разведкой. Рюмин информировал при этом Сталина, что министр госбезопасности Абакумов знает об этом заговоре, о нем сообщил Абакумову ранее арестованный профессор Я. Г. Этингер. Но Абакумов якобы хотел скрыть существование этого заговора и, чтобы ему в этом не помешал Я. Г. Этингер, он умертвил его в тюрьме. Действительная причина смерти Я. Г. Этингера в тюрьме, вероятно, никогда не будет установлена с точностью. В последний период его жизни, до ареста, он страдал ишемической болезнью сердца (склерозом коронарных артерий) с частыми приступами стенокардии, и вероятнее всего его сердце не выдержало наслоившихся на него в заключении испытаний. Сталин серьезно отнесся к сообщению Рюмина. Абакумов был снят с должности министра госбезопасности и даже арестован, и все следствие по "делу врачей" было поручено Рюмину. Рюмин усердно развивал это дело в нужном направлении, но смерть Сталина оборвала его усердие. Вскоре он был расстрелян, как главный организатор этого "дела", превосходящего по своей подлой основе все подлости периода "культа личности". В дальнейшем был расстрелян по приговору открытого суда и Абакумов, как и другие активные деятели МГБ. 4 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Медики  проходившие по «  делу врачей » .
 
    В соответствии со своим назначением  — совершенствованием профессиональной подготовки врачей страны — в ЦИУ возглавляли кафедры крупнейшие авторитеты советской медицины. Недавно кончилась Великая Отечественная война, опыт медицины во время войны был огромен. В то время существовали должности: «главный хирург Советской армии», главный терапевт…», «главный отоларинголог …» и т. д. Многие из «главных» после войны пришли в ЦИУ.
    Директором  ЦИУ была профессор Вера Павловна Лебедева. Во время революции она  вместе с наркомом здравоохранения  Н.А.Семашко с энтузиазмом налаживала здравоохранение в стране. Особое внимание она уделяла «материнству и младенчеству», огромную работу пришлось выполнять в разрушенной стране. Она сохранила с революционных лет особый, истинно товарищеский стиль общения. Людям уважаемым она доверительно говорила «ты». Вера Павловна умело и с большим тактом управляла сложным коллективом профессоров ЦИУ. По специфике медицины врачи-профессора должны быть величественны и авторитетны. Когда в больничную палату входит профессор, за ним движется свита доцентов, ординаторов и лишь в самом конце лечащий врач, больные ждут откровений и излечений.
    Сыщики  были тупы и невежественны. Как потом  оказалось, их задачи были очень несложны. Они имели фотографии будущих  жертв и отмечали в своих блокнотах, где, когда, куда пошел «опекаемый». С кем говорил. Отмечали по часам время входа или выхода из данного кабинета данного человека. Зато потом, на следствии обвиняемому говорили: «Нам все известно! Такого -то числа в 15 часов 35 минут вы вошли в кабинет такого-то и там договорились (тут следователь мог придумать,что угодно, — не надо было магнитофонов) о заговоре … А в 16 часов 40 минут …»
    Более трех лет (13 января 1949 года) прошло с  ареста главного врача знаменитой Боткинской больницы в Москве Бориса Абрамовича Шимелиовича. Три года пыток и избиений на допросах членов Еврейского антифашистского комитета в застенках МГБ. Давно по приказу Сталина начато это «дело». Убит великий артист Михоэлс. Арестована единственная женщина академик Лина Соломоновна Штерн — создатель концепции гемато-энцефалических барьеров. А «дело» не получается, не удается устроить показательный процесс, по аналогии с процессами 30-х годов. Тогда обвиняемые, сломленные пытками, покорно признавались во всех преступлениях. А были они выдающимися деятелями партии большевиков, прославленными военными и хозяйственными деятелями. А тут поэты, артисты, писатели, журналисты, «лица еврейской национальности», все ещё не готовы к показательному процессу. Стойко держится Шимелиович. Стойко держится 70 летний дипломат Соломон Лозовский. Простодушна и несгибаема была Л.С.Штерн. Всех, кроме Л.С.Штерн, расстреляли 12 августа 1952 года.5
    Тогда и был задуман грандиозный  процесс «Дело врачей-вредителей», преимущественно евреев. Чтобы разжечь  в стране расовую ненависть и «решить еврейский вопрос».
    Аресты  основного «контингента» врачей начались в ноябрьские праздники 1952 года. Любили чекисты эффекты —  любили арестовывать людей на балу, на вокзале, при поездке в командировку.
    Арестованных  подвергали пыткам. Не обязательно было бить престарелого профессора, иногда было достаточно не давать ему спать неделю и больше. Ночью ужасные допросы. Днем не давали спать. Помогал палачам и карцер, ледяной бетонный с трубами охлаждения, куда заталкивали в одном нижнем белье без носков и морили голодом: две кружки воды и кусок хлеба в сутки. Дополнительным средством были неснимаемые много дней наручники. Их мучали почти два месяца до официального сообщения в газетах 13 января 1953 года :
     «…  органами государственной  безопасности … раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза …
     Шпионы, отравители, убийцы, продавшиеся иностранным  разведкам, надев  на себя маску профессоров-врачей …, используя оказываемое им доверие, творили свое черное дело…
     Подлая  рука убийц и отравителей  оборвала жизнь товарищей  А.А.Жданова и А.С.Щербакова  … 
     Врачи-преступники  умышленно игнорировали данные обследования больных, ставили  им неправильные диагнозы, назначали неправильное, губительное для жизни «лечение»…
     Органы  государственной  безопасности разоблачили  банду презренных наймитов империализма. Все они за доллары  и фунты стерлингов продались иностранным  разведкам, по их указкам  вели подрывную террористическую деятельность.
     Американская  разведка направляла преступления большинства  участников террористической группы (Вовси, Б.Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и др.). Эти врачи-убийцы были завербованы  международной еврейской  буржуазно-националистической организацией «Джойнт», являющейся филиалом американской разведки…
     Во  время следствия  арестованный Вовси  заявил, что он получил  директиву «об  истреблении руководящих  кадров СССР» через  врача в Москве Шимелиовича и  известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса … Другие участники группы — Виноградов, М.Коган, Егоров, являлись давнишними агентами английской разведки, по ее заданию они давно творили преступные дела …»
    Профессор Мирон Семенович Вовси, заведующий 1-й кафедрой терапии ЦИУ (всего  было три кафедры терапии), был знаменитым врачом. Во время войны он был Главным терапевтом Красной армии. Он был двоюродным братом великого артиста Михоэлса. Его предполагали сделать главным обвиняемым. У него не хватило физических и психических сил противостоять издевательствам и он подписывал протоколы, сфабрикованные следствием.
    Профессор Владимир Никитович Виноградов был  личным врачом Сталина. Он был выдающимся специалистом. В 30-е годы он дал экспертное заключение о вредительской деятельности своего предшественника, профессора врача Плетнева, он знал как велось следствие в те годы. После ареста он подписывал любые протоколы следствия без сопротивления.
    В печати называли несколько десятков имен. Арестованных было много больше. Аресты шли по всей стране. В газетах одна за другой появлялись статьи с описанием вредительского лечения, проводимого врачами-евреями в разных городах страны. Появились слухи, что евреи «прививают рак» своим пациентам. Даже зубные врачи ухитряются делать это при пломбировании зубов. В стране нарастал психоз. Можно было ожидать погромов.
    До  конца ноября арестовали всех евреев-профессоров  ЦИУ. Почему-то оставили на свободе  декана факультета терапии Рубинштейна. Через день он, не выдержав ожидания ареста, покончил самоубийством. Декан  в ЦИУ — значительное лицо. Все были подавлены страхом. Никто не решался идти на его похороны.
    Не  все евреи — сотрудники ЦИУ  были профессорами или доцентами. Не все были арестованы. Но все, кроме  двух, были уволены с работы. Сделано  это было традиционным способом. От райкома партии в институт прибыла комиссия, составленная почему-то из чиновников Министерства путей сообщения. Члены этой комиссии с серыми бесцветными лицами и невыразительными глазами заседали в большой комнате за длинным столом.
    Вызывали  очередную жертву, в торце стола был специальный стул. Из «личного дела» зачитывали какие-то бумаги, задавали невнятные вопросы. Затем, за закрытыми дверями что-то обсуждали и постановляли: «Для работы в ЦИУ непригоден». Было совершенно бесполезно спорить, говорить о своих правах или тем более достоинствах и заслугах. Выгнали всех за исключением двух. 6
      Александр Львович Шляхман - был  замечательным врачом. Высокий, седой,  доброжелательный, он не мог бы  работать в обычной поликлинике.  Там на прием одного больного  отводится около 15 минут. Этот врач не просто «осматривал» больного. Он его изучал. На это уходило больше часа. Он выслушивал, выстукивал, измерял кровяное давление, размышлял, снова исследовал пациента. И иногда говорил: «Мне еще многое не ясно. Я подумаю, Приходите опять через неделю». Шел в библиотеку и изучал литературу, чтобы не ошибиться в диагнозе. Все это было бесценно для врачей, прибывших в ЦИУ для усовершенствования.
    А.Л. Шляхман заинтересовался новым  методом и с молодым энтузиазмом  стал осваивать возможности применения радиоактивных изотопов в клинических и экспериментальных исследованиях. Я помогал ему по мере сил.
    Со  времени революции А.Л. Шляхман  был в партии большевиков. Он приходил на партийные собрания в торжественном  черном костюме, в белоснежной рубашке с темным галстуком, садился на одно и то же место в верхнем ряду аудитории и молчал. Он никогда не выступал, ничего не говорил, был строг и серьёзен.
    Он  был арестован наряду с более  выскопоставленными коллегами, профессорами и академиками. Его мучили в тюрьме, как и прочих. Он молчал. Никого не предал, ничего не подписал, ни с чем не согласился.
    Для оформления обвинительного заключения доказательства «вредительского характера  » лечения больных арестованными  врачами нужны были заключения экспертов. Нужно было доказать, что они не лечили, а убивали своими назначениями пациентов.
    Эксперты  нашлись и необходимые акты экспертизы были подписаны.
    Однако  к чести российских врачей — не все соглашались подписывать  такие акты.
    Директор  Института фармакологии профессор Василий Васильевич Закусов был известен резкостью и даже грубостью по отношению к сотрудникам. Он не подбирал выражений, «распекая» сотрудников. Он требовал «порядка» и точного выполнения своих обязанностей. Он не позволял сотрудницам появляться даже жарким летом в неофициальном одеянии, например, без чулок. И на него часто обижались, хотя и признавали его профессиональные достоинства. А тут он еще потребовал не одну, а две квартиры в новом доме для членов Медицинской академии — одну для жилья, а другую, чтобы разместить в ней свою обширную коллекцию картин…  
 
 

    К нему обратились с просьбой подписать  экспертный анализ рецептов для лекарств, которые выписывали «врачи-вредители», «чтобы ускорить смерть своих больных». В.В., взяв перо, четко и спокойно написал: «Лучшие врачи мира подпишутся под этими рецептами». И был арестован. 7
    Сталин  затеял кардинальное решение «еврейского  вопроса». Он предполагал устроить показательный процесс 5-7 марта 1953 года. Затем на центральных площадях казнить  «профессоров убийц», устроить виселицы и повесить, распределив казнимых по разным городам для охвата возможно большей части населения этим зрелищем. Ввиду возникшего при этом всенародного возмущения — депортировать всех евреев в Сибирь, не исключая по дороге нападений на эшелоны с депортируемыми возмущенных граждан. Он имел опыты депортации: были вывезены во время войны целые народы — калмыки, чеченцы, крымские татары, ингуши. Из Грузии были изгнаны месхетинцы и мингрелы. Казалось естественным сделать это с еще одним народом — евреями. Было, правда, все сложнее. Евреи были рассеяны по стране. Они вросли во все отрасли народного хозяйства, науки, культуры. Было множество смешанных браков и, соответственно, нечистокровных евреев.
    Все бы так и получилось. Были заготовлены товарные вагоны для эшелонов. Спешно строили бараки в местах, предназначаемых для высылаемых. Составляли списки для чистокровных и «полукровок».
    Все бы так и получилось. Но … Оставшись  без медицинского патронажа, доверяя  лишь старому знакомому ветеринарному (!) фельдшеру, 73-летний тиран умер от инсульта, по официальному сообщению, как раз 5-го марта 1953 года. Еще почти месяц арестованные оставались в тюрьмах (а некоторые и дольше). Они ощущали разительную перемену в поведении тюремщиков. Но причины не знали. 8
    4 апреля 1953 года в газетах появилось:
     Сообщение Министерства Внутренних Дел СССР
     Министерство  внутренних дел СССР провело тщательную проверку всех материалов предварительного следствия  и других данных по делу группы врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства.
     В результате проверки установлено, что  привлеченные по этому  делу профессор Вовси  М.С., профессор Виноградов В.Н., профессор Коган  М.Б., профессор Егоров П.И… профессор Фельдман А.И., профессор Этингер Я.Г., профессор Василенко В.Х., профессор Гринштейн А.М., профессор Зеленин В.Ф.,профессор Преображениский Б.С., профессор Попова Н.А., профессор Закусов В.В., профессор Шерешевский Н.А., врач Майоров Г.И. были арестованы бывшим Министерством государственной безопасности СССР неправильно, без каких-либо законных оснований.
     Проверка  показала, что обвинения, выдвинутые против перечисленных  лиц, являются ложными, а документальные данные, на которые  опирались работники следствия, несостоятельными. Установлено, что показания арестованных, якобы подтверждающие выдвинутые против них обвинения, получены работниками следственной части бывшего Министерства государственной безопасности путем применения недопустимых и строжайше запрещенных советскими законами приемов следствия.
     На  основании следственной комиссии, специально выделенной Министерством  внутренних дел СССР для проверки этого  дела, арестованные … и другие привлеченные по этому делу полностью  реабилитированы в предъявленных им обвинениях во вредительской, террористической и шпионской деятельности и, в соответствии со ст.4 п.5 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, из-под стражи освобождены.
     Лица, виновные в неправильном ведении следствия, арестованы и привлечены к уголовной ответственности».
    Сам Сталин поначалу вел себя в этом деле нарочито двойственно, позволяя трактовать свои намерения и так, и эдак. Даже высказывал вслух сомнения: «Не верю, что врачи — мошенники. В конце  концов, единственным доказательством против них являются доносы Тимашук». Но все, как обычно, молчали: за доказательствами, знали они, дело не станет. И действительно, вскоре сами арестованные стали «признаваться», что «сократили' жизнь» Щербакову, «умертвили» Жданова, старались вывести из строя маршалов Василевского, Говорова и Конева, — и все это по заданию «международной еврейской буржуазно-националистической организации Джойнт, созданной американской разведкой».
    20 января 1953 года Тимашук пригласили  в Кремль. Ввиду занятости Сталина, принял ее Маленков. Он высоко оценил ее «патриотический поступок», позволивший раскрыть «преступную деятельность профессоров-медиков», и сообщил, что только что на заседании Совета Министров и лично товарищем Сталиным ей вынесена благодарность и решено наградить ее орденом Ленина.
    На  середину марта 1953 года готовился грандиозный  судебный процесс. Он должен был завершиться  вынесением смертных приговоров и публичными казнями, вслед за чем надлежало начать массовую депортацию, выселение евреев. Заместитель председателя Совета Министров Булганин, получивший от Сталина указание готовить для этого воинские эшелоны, спустя 17 лет называл главными организаторами намечавшихся акций Маленкова и Суслова.
    Но  «дело врачей» имело еще одну сторону, до поры до времени тщательно скрывавшуюся от широкой «общественности». Ведь кто-то должен был ответить за выдвижение и липовую проверку лояльности й благонадежности врачей, оказавшихся «шпионами отравителями». 9
    Когда Маленков и Игнатьев докладывали  Сталину выбитые следствием показания кремлевских медиков, он бросил фразу: «В этом деле ищите большого мингрела». А чтобы не оставалось каких-либо сомнений, о ком идет речь, 20 февраля 1953 года, просматривая привезенный ему Игнатьевым и его заместителем С. А. Гоглидзе проект обвинительного заключения по делу Абакумова, произнес: «Не верю я Берии, он окружил себя какими-то темными личностями».
    Не  очень-то уютно чувствовали себя и Хрущев с Булганиным. Да и сам Маленков навряд ли был более уверенным в своем положении, чем они. Вот почему вся эта четверка проявила такое единодушие в критические дни предсмертной агонии «вождя всех народов».10 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    « Дело врачей » и  общественное мнение.
 
    Очень многие, в том числе и некоторые  медицинские работники, бесконтрольно  приняли на веру содержание сообщения  от 13 января. Реакция была двойная: дикое  озлобление против извергов человеческого  рода (другого названия для них  не могло быть) и панический ужас перед "белыми халатами", в каждом носителе которого видели потенциального, если уже не действующего убийцу. Во всех учреждениях - стихийные и организованные митинги с требованиями самой суровой казни для преступников, и среди участников митингов многие предлагали себя в палачи. Предлагали себя для этой цели и представители медицинской профессии, врачи и даже профессора, то ли действительно оболваненные и наказанные богом лишением разума, то ли подчеркивавшие этим свое отмежевание от собратьев по профессии, зверских преступников. Страсти разжигала и советская печать, клеймившая в исступленных от заказанного гнева статьях извергов рода человеческого. 11
    Советская пресса буквально неистовствовала  в злобном словоизвержении. Это  была самая ра
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.