На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Роль Д.И.Менделеева в таможенном праве

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 01.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
1. Фактор государственности  в таможенных отношениях 
"Таможенные  тарифы России" Д.И. Менделеев  посвятил истолкованию, разъяснению  целесообразности и обоснованности  нового русского таможенного  тарифа. В этом он видел свою  основную авторскую задачу. Для  ее решения использован метод сравнительного анализа истории и современности таможенных отношений в России.
Такой подход имеет принципиальное методологическое значение, во-первых, как объяснял автор, "современное нельзя уразуметь  правильно, не познакомившись с историческою обстановкою дела, во-вторых, названный метод позволил обобщить и показать противоречивый опыт становления и трансформации таможенно-тарифной политики, из которого следовали поучительные уроки для России.
Рассуждения Д.И. Менделеева основывались на положении об установлении единства российского народа и государств в исторически сложившихся географических пределах. Именно государственная обособленность, определяемая всею суммою исторических влияний, обусловила необходимость появления такого его атрибута, как таможенный тариф, и являлась главной причиной неприемлемости начал свободной торговли в международных отношениях.
Отсюда логический вывод, следующий из суждений Д.И. Менделеева "Пока будут государства друг от друга отдельными, с независимыми своими целями, средствами и правительствами – до тех пор будет надобность в таможнях"
Эта простая  истина не всеми в России понималась. Подтверждая ее очевидность, Д.И. Менделеев  отмечал, что немцы не разделяли  с Россией выгод своего положения, ее целей не преследовали, оградились от ввоза русского хлеба пошлинами; англичане не допускали даже мысли о том, чтобы Россия имела доступ в Индию, преследовали свои сепаратные цели на всем Востоке. Тогда и у нас в народном самосознании возникает вопрос: зачем же, если от этого нет нам выгоды, давать тем и другим внутри нашей страны все те же права, какие принадлежат русским?
Д.И. Менделеев  считал, что в ответе на этот вопрос нужно исходить из примата политических факторов характера межгосударственных отношений и государственных интересов. "Политические причины, - отмечал он, - суть первые в таможенных отношениях. Из этой причинной связи следовало, что таможенный тариф и связанные с ним отношения – неотъемлемый атрибут государства, особая среда его деятельности.
Но при всей обусловленности нуждами и интересами государства таможенно-тарифная система обладает определенной самостоятельностью и оказывает на государство свое влияние. Д.И. Менделеев выразил это следующим образом: "два добра должны, могут и дают таможни. Во-первых, доход государственной казне, во-вторых, возбуждение развития труда внутри страны. Если бы не было таможенных доходов или налогов, следовало бы увеличить другие или изобрести новые.
Обложение иностранного товара пошлиною закономерно уже  по одному тому, что всякое производство внутри страны несет всякого рода налоги для надобности государственной казны. Поэтому обложение иностранных привозных товаров, которые не понесли при своем производстве общей налоговой тяготы, есть простая мера справедливости. Посредством этого происходит выравнивание ценовой стоимости и конкурентоспособности иностранных товаров с товарами отечественного производства.  

Но главное - "таможенные пошлины на иностранные  товары увеличивают возможность  производства облагаемых товаров внутри страны, а всякое увеличение производительности своей страны дает заработок и увеличивает весь внутренний свободный оборот страны".5 Таковы, по словам Д.И. Менделеева, "первичные" соображения, которые объясняли закономерность взимания в России таможенных пошлин с иностранных товаров, их назначение и функции.
В основу своего исторического обзора таможенных отношений  в России Д.И. Менделеев положил  фундаментальное исследование К. Лодыженского "История русского таможенного  тарифа" (СПб., 1886).
Становление таможенных тарифов в России имело свою историческую последовательность. Изначально и далее – когда Россия сложилась уже в царство, а потом в империю – у нее были различные внутренние торговые сборы: помимо личных (за право торговли), городских и местных были сборы для государственных надобностей. Они взимались со всяких товаров, сообразно с их массою (например, по числу возов) или количеством и с их ценностью. В этих целях были свои внутренние таможни. С этого начинали почти всюду.
Уничтожение внутренних таможен имело позитивные последствия для развития внутренней промышленности и торговли. Производитель был освобожден от многих стеснении, препятствий и формальностей. Поэтому, когда граф П.И. Шувалов в царствование Елизаветы Петровны настоял на уничтожении сплошь всех внутренних таможен и многих внутренних торгово-промышленных налогов (декабрь 1753 г.), - вся Россия ликовала, а в Петербурге в тот день праздновали, жгли фейерверки.
Такой путь проделали  и другие страны. Германия освободилась от своих внутренних таможен почти через столетие. При всех отличиях ее условий от российских суть этого дела была одна – и у нас, и в Германии уничтожение внутренних таможенных сборов сопровождалось усилением внешней таможенной охраны. В России все привозные товары были обложены таможенными окладами, увеличенными на 13 % с цены товара. Это привело к тому, что доходы уничтоженных таможен были заменены доходами новых таможен, взимавших пошлины с привозных товаров. Наряду с возмещением доходов казны это косвенно вызвало оживление производительности.
Показывая значительность данной меры, Д.И. Менделеев отмечал, что внешнеторговые обороты государств ничтожно малы по сравнению с внутренними. Так, Россия вывозила пшеницы и ржи  не более 20 % от всего производства. Но все, что помогает внутреннему производству и обращению, в то же время косвенно приводит и к внешнему вывозу, а в конечном итоге – отвечает всем интересам страны. Такой мерой явилось упразднение внутренних таможен.
Д.И. Менделеев  пояснял, что между уничтожением внутренних таможен и тем, что носит название "свободной торговли" (международной), нет никакой связи. "Внутренняя свободная торговля сживается с государственностью и через нее развивается, приводя всюду к протекционизму, естественно рождающемуся... из необходимости государственных доходов, падающих прежде всего на всякие виды торговли....
По этой причине, считал Д.И. Менделеев, "всюду, где  государственное самосознание рождалось  и укреплялось, прибегали при  этом к общему обложению всех привозных  товаров и устраивали таможни. Пошлины эти называют фискальными. Их бы следовало назвать государственными, потому что в них содержится не только простой интерес фиска или государевой казны, но и интерес государственной справедливости, различия государств и необходимости для государства иметь доходы и распределять их по возможности равномерно. Так поступали и в старой России. Все чужеземное облагалось.
Но до того Россия пережила время первичной  свободной торговли. Оно предшествовало времени осознания пользы, выгодности, даже необходимости неразрывной связи крепкого государственного единства и развития в его среде промышленности. Д.И. Менделеев советовал: "Читайте историю России и сличайте времена изменения таможенных окладов с временами нарастания государственного сознания и вы убедитесь над этим частным примером в той связи, какая есть, была и навсегда останется между нарастанием народно-государственного самосознания и 

обложением  чужеземных товаров таможенными  окладами. В них сказывается жизнь  страны, быть может, не меньше, чем в битвах, завоеваниях и даже в изменениях гражданских порядков.
Сложившаяся в самостоятельное государство  Россия сделала много сознательных попыток для укрепления торговых отношений иностранцев с русскими, не останавливалась давать иностранцам  много привилегий, надеясь, что они поведут к усилению вывоза за границу русских избытков. Но проку не вышло, только иностранный монополизм усиливало. "И надо думать, - рассуждал Д. И. Менделеев, - что такие-то уроки и научили, в конце концов, смотреть на внешние таможенные пошлины не только со стороны доходной статьи, но и со стороны покровительства. Практика "свободной внешней торговли" в стране, лишенной промышленного развития, но сложившейся в государственном отношении, а потому пекущейся о благе подданных и о силе и могуществе государства, по моему мнению, всегда должна привести к протекционизму.
Таким образом, по Менделееву, эволюция торговых сборов и пошлин проходит две стадии: внутреннюю и внешнюю. Главным фактором появления  внешних таможенных пошлин – пошлин в общепринятом смысле – стали политические причины: осознание государством необходимости обеспечения доходов своей казны. Неразрывно с этим связано упразднение внутренних таможен и замена их таможнями, взимавшими пошлины с привозных товаров.
Пошлинное обложение иностранных привозных товаров – явление (действие) правомерное и обоснованное. Оно вызвано происхождением этих товаров, их отличием, преимуществом по налоговому обложению от местных товаров и государственными интересами.
Изначально  – это фискальные интересы государства, обусловленные осознанием необходимости доходов государственной казны. Но по мере роста государственного самосознания, прежде всего осознания потребности промышленного развития, функции пошлин усложняются, повышаются до покровительственного содействия внутреннему производству. Из этого следует, что приоритет и характер функций таможенных пошлин обусловлен уровнем развития государства (государственности). Чем выше этот уровень, тем эффективнее покровительственное содействие пошлинного обложения привозных товаров промышленному развитию страны.
К обоснованию  правомерности взимания таможенных пошлин с иностранных товаров, их целевого назначения и функций Д.И. Менделеев возвращался неоднократно с учетом многогранности этой проблематики и особенностей ее рассмотрения в каждом конкретном случае.
В заключительной части "Толкового тарифа" Д.И. Менделеев  сделал вывод о том, что таможенными  доходами все страны пользуются, преследуя  преимущественно три главные  цели:
    1) косвенное  получение дохода (фискальные пошлины, например, в Англии);
    2) охрану  основных промыслов, подавляемых  иностранной конкуренцией (например, обложение хлеба в Германии  и Франции);
    3) развитие  видов промышленности, могущих укрепиться  в стране, но еще не укрепившихся, однако относящихся к товарам, которые пользуются спросом в стране (например в США обложение всяких фабрикатов).  

"Россия  по всем трем причинам должна  держать сравнительно высокие  пошлины, - утверждал Д.И. Менделеев, - и если б этого не делала, то поступала бы не предусмотрительно и во вред своему экономическому развитию.
Через несколько  лет Д.И. Менделеев изложил эти  положения в иной редакции. "Таможенные пошлины с привозимых товаров, –  писал он, – имеют троякою цель:
    1) чисто  фискальную (доход казначейства), облагая потребителей налогом лишь по той причине, что налоги нужны, а этот собирается сравнительно легко и, если он невелик, не препятствует потреблению (за этот вид и за следующий, отмечал Д.И. Менделеев, стоят даже фритредеры);
    2) акцизную  цель, то есть обложение высоким налогом предметов дробного, привычного, но не особо необходимого потребления, таких как спирт, чай, табак и тому подобное;
    3) покровительственную,  когда облагаются предметы ввоза  или для охраны существующей  в стране промышленности (например, в Германии налог на хлеб) противу иностранного  

    соперничества, или для возбуждения в стране видов промышленности, могущих в  ней развиться" (например, пошлина  на сахар, вызвавшая в России становление  своего свеклосахарного производства).11  

Суждения Д.И. Менделеева о покровительственной таможенной пошлине характеризуют содержание этой пошлины. А именно:
    а) ее охранительные  начала по отношению к той промышленности, которая создана в стране;
    б) возбуждающее (вызывающее) воздействие на те виды промышленности, которые имеют все условия для развития страны.  

Фискальная  и акцизная цели обложения привозных  товаров по сути аналогичны – направлены на пополнение доходов государственной  казны.
Итак, обобщая  менделеевские характеристики функций (целенаправленности) таможенных пошлин на ввозимые товары, можно выделить следующие:
Приведенная схема является следствием теоретического и логического анализа. В реальной практике эти функции часто совмещаются  или тесно переплетаются, дополняют  одна другую.
2. Неустойчивость таможенно-тарифной политики и ее последствия для промышленного развития страны
Под углом  эволюции таможенных пошлин и их функций  Д.И. Менделеев рассматривал эволюцию российских таможенных тарифов - от Новоторгового  устава царя Алексея Михайловича ("первый стройный русский таможенный тариф") до тарифа 1891 г., который положил "начала настоящего протекционизма, выдающего нарочитое развитие видов промышленности". Он отмечал, что в царствование Алексея Михайловича пробуждается здравое сознание государственных интересов как следствие уже имеющегося опыта. Оно проявлялось в определенных ограничениях прав иностранцев на ведение торговли внутри России и во взыскании с них больших денежных сборов, чем с русских купцов.
В целях развития отечественной торговли и промышленности Алексей Михайлович отменил в 1654 г. откупную практику таможенных сборов12. "Тот же дух развивающейся государственности, приложенный к промышленным отношениям страны", проникает в "Новоторговый устав". Им определялись не только внутренние торговые сборы, но и внешние, собиравшиеся на границах царства с отпускаемых и привозимых товаров. Большая часть отпускных и привозных товаров была обложена пошлиной в четыре и пять процентов их стоимости. То есть, привозные товары за небольшим исключением облагались так же, как и отпускные. Это была истинная "свобода торговли", известная в России исстари. "Так от отрицательного протекционизма, т.е. от покровительства иностранцам, внешнеторговая русская политика перешла к "свободной торговле", т.е. к нулевому протекционизму, или уравнению иностранных товаров с русскими, и перешла затем к протекционизму положительному. Как отрицательное, так и нулевое покровительство не воздействовали на возбуждение новых видов русской промышленности. Развивались одно земледелие и сельские промыслы.
Переход к  протекционизму положительному был  осуществлен Петром Великим, который  предпринимал гигантские усилия для  развития торговых и промышленных отношений  России и первый ввел покровительственный  таможенный тариф в 1724 году Этот тариф установил прямую зависимость размеров таможенного обложения ввозимых иностранных товаров от уровня 

производства  их аналогов внутри страны. Это был "уже явно протекционистский тариф  и притом очень своеобразный и  резкий". Петр направил его на охрану того, что уже было достигнуто, установилось в заводском и фабричном деле, а того, что Россия не производила, облагать не велел. "Свои плоды это принесло, - отмечал Д.И. Менделеев, - но многое было изменено в следующие царствования, и эта быстрая смена одного тарифа другим, это отсутствие твердой таможенной политики, которое повторялось множество раз, служит естественным объяснением того, что не все, о чем Петр Великий заботился в промышленности, развилось в должной мере. На деле его система в своей целости никогда не осуществлялась.
После Петра  начались отступления в сторону "свободной торговли", снижения таможенных пошлин. При Елизавете  Петровне тарифная система Петра  по частям была возобновлена, а в 1757 г. был составлен фискально-покровительственный таможенный тариф.
В царствование Екатерины II в 1767 г. был принят "усредненный  тариф", на который могли ссылаться  как протекционисты, так и последователи "свободной торговли". Но этот тариф был в большей мере проникнут "добрыми намерениями" и не выдерживал критики по многим конкретным позициям. Понимая его несовершенство, царица повелела каждые пять лет пересматривать таможенный тариф. Такое правило повредило развитию промышленности, которая нуждалась в прочности и предсказуемости тарифа.
Это подтверждал тариф, принятый в 1782 году. В целях противодействия контрабанде и улучшения русского торгового баланса были снижены или облегчены отпускные (вывозные) пошлины, а также многие ввозные пошлины и сняты большинство запрещений на ввоз товаров. Хотя и слабее прежнего, тариф отражал заботу о том, чтобы наплыв иностранных товаров не подорвал начавшуюся русскую фабрично-заводскую промышленность. Д.И. Менделеев характеризовал этот тариф как фискально-охранительный, бесцветный и сбивающий с пути, на который стали становиться многие даже из помещиков, устраивая у себя в имениях фабрики и заводы.
Новый, повышенный тариф на ввоз товаров был принят в 1796 году. Но на деле он не применялся, потому что его отменил Павел I сразу, как вступил на престол. "При  таких сменах, при такой исторической горячке событий промышленность расти не может. Она и не росла. - отмечал Д.И. Менделеев.
По сути, такое  положение сохранялось и в  царствование императоров Павла I и  Александра I. В это время, считал Д.И. Менделеев, Россия доканчивала свое историческое сложение и становилась первоклассною мировою державою. Однако интересы всей ее промышленности стояли на заднем плане, и тарифы были только "предлогом" споров. По выражению Д.И. Менделеева, они обсуждались больше всего так, чтобы от таможен было побольше дохода да контрабанды было бы поменьше, курс бы не портился и политическим отношениям был бы в них ответ.
Д.И. Менделеев  обращал внимание на то, что "тарифами также пользовались для целей  внешней политики как войнами, и  если изменяли их иногда в интересах страны, то лишь случайно, чаще всего по поводам внешнеполитическим, так как на торговлю и промышленность глядели свысока, считая только сельское хозяйство достойным сочувствия и внимания.
Особо выделил  Д.И. Менделеев "Положение о нейтральной торговле на 1811 г." и одноименный таможенный тариф М.М. Сперанского.Это был таможенный тариф, отвечающий интересам России. В Манифесте, изданном в связи с принятием этого тарифа, объявлена была его цель: "преградить усиление непомерной роскоши, сократить привоз товаров иностранных и поощрить, сколь можно, произведения внутреннего труда и промышленности".
Наполеон  использовал принятие тарифа как  один из поводов для объявления войны  России. В этой связи Д.И. Менделеев  заметил: "Вот где сказывается яснее, чем в абстракте, что после размежевания земель промышленные интересы руководят судьбой народов. И кружева французов, и корабли англичан служили, конечно, только поводом войны. 

Тариф 1811г. оказал свое воздействие на быстрый рост количества разнообразных заводов, "по завету Петра поднял промышленность на должную высоту народного дела". Д.И. Менделеев отмечал, что "перелом совершился. Он сделан протекционизмом 1724 и 1811 гг. Но между ними протекло почти столетие, а крепко держались начатого всего лет по пяти, не больше. Но и это имело свое значение".
Д.И. Менделеев  отмечал активную роль Н.С. Мордвинова в обосновании необходимости и важности защиты отечественной промышленности протекционистским таможенным тарифом и его непосредственное участие в осуществлении мер, содействующих развитию фабрично-заводской деятельности.
После окончания  войны с Францией и завершения военных действий в Европе были сделаны  значительные отступления от протекционистских  мер таможенного тарифа 1811 года. Они были закреплены в тарифах 1816 и 1819 годов. Это привело к быстрому нарастанию ввоза иностранных товаров и падению отечественного промышленного производства.
В 1822 году был  издан новый тариф, сходный с  тарифом 1816 года. Быстрая смена таможенных тарифов и резкие колебания таможенных окладов подрывали русскую промышленную инициативу.
Рассматривая  последующий период, Д.И. Менделеев  характеризовал его следующим образом: "С 1822 г. вплоть до 1850 и особенно до 1867 гг. общий план оставался тот  же: протекционизм явный, но не крайний, изредка вызывающий; запреты снимаются, но налагаются на допускаемые товары крупные оклады; вывозные пошлины понижаются и затем все снимаются; защита всего, что началось производиться, соблюдается неуклонная, и хотя пошлины, иногда неумеренно высокие, понижаются, но зато недостаточные возвышаются; словом, впервые в эту эпоху протекционизм прилагается с последовательностью и твердостью, особенно же при императоре Николае Павловиче, когда министром финансов, а потому – по духу русской истории – и министром промышленности и торговли был гр. Канкрин, экономист самобытный, зрело охватывающий, подобно Листу в Германии, связь внутренней промышленности с национальным развитием.
Д.И. Менделеев  отмечал, что "в эту эпоху постоянного  протекционизма" развились - "и притом постепенно и несомненно под влиянием тарифа" – многие виды отечественной заводско-фабричной промышленности, особенно хлопчатобумажная, свеклосахарная, шерстяная и писчебумажная, учреждались или укреплялись высшие технические училища (институт путей сообщения, технологический и др.), окрепли российские финансы и курс рубля. На это время приходилось устройство таможенного дела и уничтожение внутренней таможенной границы между Польшей и Россией. Д.И. Менделеев назвал это мерами, имевшими важное политическое и экономическое значение для той эпохи.
Но первоклассное  значение для судеб России, в том  числе развития ее промышленности и  таможенно-тарифного дела, Д.И. Менделеев  признавал за такими событиями исторического масштаба, как освобождение крестьян и строительство железных дорог, что "это меры промышленно-подготовительные, освобождающие… и более важные и настоятельные, чем самый обдуманный вид протекционизма или свободной внешней торговли. 

Д.И. Менделеев  прослеживал ослабление протекционистских  таможенно-тарифных мер, начатое еще  Канкрином. Оно особенно усилено  влиянием на тариф фритредера Тенгоборского  в начале 50-х годов, а также  господством в русском обществе и литературе помещичьего пренебрежительного отношения к фабрично-заводским делам, проникновением в Россию идей и соображений английских фритредеров. Этим Д.И. Менделеев объяснял те постепенные перемены, которые были совершены в русском тарифе с 1842 по 1868 гг., а также сам характер тарифа 1868 года. "От запретительного и напряженно-возбуждающего тарифа 1811 г., - отмечал он, - перешли в тарифе 1822 г. к явному, иногда даже возбудительному, протекционизму, а потом стали переходить, а в тарифе 1868 г. и подошли к охранительному протекционизму, - а охранять-то было почти нечего, потому что все шло вперед, а мы стояли. Тарифом 1868 г. были недовольны как крайние фритредеры, так и заявленные протекционисты. Это означало, что в нем не было крайностей, что он был компромиссом разнообразных и несложных промышленных требований того времени. Покровительственные начала в названном тарифе оставались, но не развивались, превратившись в охрану того, что было ранее достигнуто.
Поучительные  уроки о национальных потерях, упущенных  возможностях промышленного развития следовали из практики систематических тарифных уступок фритредерским требованиям и снижения ставок пошлин (от запретительных до беспошлинных) на ввоз готовых изделий и машин, произведенных в 50-е – 60-е годы. В 1861 году был разрешен беспошлинный ввоз чугуна и железа для механических заводов. Тариф 1868 г. установил пошлину на ввоз чугуна 5 коп. кредитных, а железа 35 коп. кредитных.
Основной  причиной систематического снижения тарифа считались отсталость российской металлургической промышленности, а также возросшая потребность в этих товарах для строящихся железных дорог. Отсталость объясняли просто – неумелостью.
Д.И. Менделеев  решительно опровергал эти домыслы. "Отсталость произошла не от неумелости, - доказывал он, а от того, что в то время составители тарифов не понимали, что техническая умелость не рождается сама собою, а вызывается заказами, опытом, практикою, а их своим заводам не давали; все, что стало надобным, - от пушек и рельсов до вил и проволоки – стали спрашивать за границей. От нее брали капиталы в виде займов и акций и облигаций и ей же отдавали эти самые капиталы за работу, за добычу ее руд, за переделку их в металл, за производство из него всего надобного России с ее строящимися железными дорогами.
Этими причинами обусловлена была и дороговизна продуктов русских металлургических заводов. Центр их находился на Урале, производство было основано на дорогостоящем и примитивном древесном топливе. В то время весь мир уже перешел на производство дешевого чугуна и железа на каменном угле. На Урале заводское дело находилось в руках немногих довольно нажившихся ранее владельцев, которые пользовались особым покровительством правительства. Освоение месторождений угля и устройство там заводов (например, в Донецком крае) не стимулировалось. Дешевые железо и чугун могло дать только производство на каменном угле. А такого производства не было, потому что заказы отдавались за границу.
Д.И. Менделеев, основываясь на таможенных отчетах, привел данные о том, сколько ввозилось  в Россию металлов "в эпоху построения наших железных дорог". За 12 лет (с 1869 по 1880 гг.) было ввезено 435 млн пудов чугуна, железа, стали и изделий из них общей стоимостью около 1.100 млн руб. кредитных. Это составляло в среднем ежегодно около 30 млн пудов на сумму около 100 млн руб.
Для оплаты своих  заказов Россия за те же 12 лет взяла  за границей займы на сумму около 1.600 млн кредитных рублей и платила  за них высокие проценты – в  среднем не менее 50 млн руб кредитных. Если бы ежегодно в дело развития русской каменноугольной и железной промышленности вкладывали не названную сумму процентных выплат, а в 10 раз меньшую, хотя бы по 5 млн. руб., - "все бы давным-давно свое было". Вложения в свою промышленность за 12 лет составили бы 60 млн руб., а на проценты по займам ушло не менее 500 млн руб. "В промышленном благосостоянии России наступил бы тот порядок", которого теперь в скором времени не дождаться 

Следовательно, рассуждал далее Д.И. Менделеев, "не в умелости дело, а в понимании  того значения, которое имеет промышленность в наше время, когда все ждут воин и готовятся к ним при помощи вооруженного мира и при помощи усиления фабрично-заводской производительности". Этого понимания недоставало ни у Тенгборского, ни у других авторов тарифов 1850-1868 годов.
Обобщая свои суждения по этому вопросу, Д.И. Менделеев  заключал: "Пробовала Россия при  Иоаннах отрицательный протекционизм. Опыт убедил, что худ он. Пробовали  при Алексее Михайловиче и  нулевой. Он на деле ничего не дал. Пробовали  вызывающий проктекционизм. Он и при Петре Великом, и при Елизавете Петровне, и при Александре I, и при Николае Павловиче дал свои плоды, вызвав фабричное тканье и пряденье, хоть в них настоятельной надобности не было, дал и свеклосахарное дело, хоть и писалось еще в 20-х годах, что нельзя нам и думать соперничать с тропическими странами в производстве сахарного песку, дал и кое-что другое, чему, настойчиво вызывая, покровительствовали. Даже на глазах современников родились не бывалые дела с нефтью, потому что их вызывали тарифом и всякими мерами.
Тернистый путь проделал российский таможенный тариф, многое в тарифной практике было испытано. Но не хватило главного – способности  извлечь из этого уроки на государственном  уровне. Д.И. Менделеев с сожалением констатировал, что "все это – опытом дознанное, с разумом истории всех народов согласное и объясняемое самим существом понятий о государственности и промышленности, - все это сводилось на задний план; видели одно: свое, если ему покровительствовать, будет дорого и плохо, следовательно, - это худо; а потому не надо его, возьмем, что надо, чужое, - оно дешевле... Сонм литературы – от беллетристов до экономистов – и тот не понимал, что значит, на какой застой обрекается страна, требующая товары нового времени, а их не производящая, куда придет народ, отпускающий хлеб, вырубающий леса и взамен того заводящий цветы просвещения.
Но результаты этого непонимания были неутешительными. Продолжая свои мысли, Д.И. Менделеев  отмечал: "Стремились к иностранному из-за дешевизны. Но курс рубля упал, и дешевизна свелась на дороговизну. При этом стало ясным как день, что если продолжать и дальше спрос иностранного, то падение курса и, следовательно, дороговизна всего еще будет возрастать, потому что курс будет еще более падать.Такие горькие уроки из недооценки и забвения промышленного развития страны преподавала российская действительность.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.