На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Франкфурдская школа в истории социологии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Челябинская  государственная академия культуры и искусств» 
 
 

Курсовая  работа
Тема: Франкфуртская школа в истории социологии. 
 

                                                                Выполнила:
                                                                 студентка группы 201с
                                                                 Д.Д. Михайловская
                                                                  
                                                                Проверил:
                                                                 кандидат философских наук, доцент
                                                                 В.Е. Солдатов  

                                               
Челябинск
2011
Оглавление 
 

 

Введение 

    Франкфуртская школа занимает в истории социологической мысли огромное место. Идеи её представителей и на сегодняшний день остаются очень актуальными, а выдвинутые ими методологические принципы до сих пор активно используются в социологии. Теории, разработанные школой, позволяют понять историю современного Запада, круг вопросов и проблем, интересовавший мыслящих людей на протяжении нашего века и интересующий их до сих пор. Речь идет о таких темах, как отчуждение, тоталитарность, одномерность человека в эксплуататорском мире, господство технократии, экологические проблемы и т.д. Именно поэтому Франкфуртская школа была выбрана мной в качестве объекта исследования в данной курсовой работе. Предметом изучения является история становления и развития Франкфуртской школы, вклад внесённый её представителями.
     Целью данной работы является  выявление места, занимаемого франкфуртской школой в истории социологии; её вклад в социологическую науку.
     В ходе исследования решался ряд задач:
- Изучение истории становления и развития Франкфуртской школы.
- Выявление условий возникновения социально-философских взглядов Франкфуртской школы.
- Рассмотрение идей и философских воззрения выдающихся представителей школы.
    
      

Глава 1. История становления и развития Франкфуртской школы 

1.1 Исторические периоды  развития Франкфуртской  школы 

     История Франкфуртской школы берёт своё начало в 1923 году, когда группа талантливых, а в политическом отношении радикально - критически настроенных философов, социологов, экономистов, историков и литераторов объединяются вокруг Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне (Германия), который возглавляется на тот момент Максом Хоркхаймером. Именно на базе этого института в итоге и возникает знаменитая Франкфуртская школа.    
     В развитии школы различают три периода: европейский, американский и западногерманский. Эти периоды отражают не только собственно институциональные этапы её становления, но и институционально-теоретические судьбы школы.
     Первый период обычно называют европейским, так как географическое расположение Франкфуртской школы в это время связано с европейскими странами и городами (Германия, Франкфурт-на-Майне, и Швейцария, Женева, куда ученые вынуждены эмигрировать после прихода к власти фашистов).  Крупнейший представитель Франкфуртской школы и фактический ее основатель и руководитель – Макс Хоркхаймер. Руководствуясь некоторыми идеями неомарксизма, сделавшего центральным предметом своего внимания процессы социального отчуждения, Хоркхаймер и его последователи пытались создать такую социологическую теорию, которая, с одной стороны, преодолела бы разрыв между эмпирической социологией и философской теорией (философией истории), а, с другой стороны, наследовала бы диалектику Маркса. Парадокс заключается в том, что общая социологическая теория, которую создавали представители франкфуртской школы и, прежде всего ее основатель Хоркхаймер, не имела позитивной направленности, она строилась на критических основаниях. При этом за идеал критики был принят односторонне интерпретированный «Капитал» Маркса. Хоркхаймер и его ученики ориентировались на «критику буржуазной политической экономии» Маркса и пытались дать критику всего современного общества, причем критика замышлялась как всеобщая, тотальная. Такой подход нашел отражение в понятии «тотальное отрицание», которое широко представлено в идеях и положениях франкфуртских ученых.    
     Американский период начинается тогда, когда вторая мировая война вынуждает франкфуртцев перебраться из Европы в США. В этот период на одно из первых мест в социологических исследованиях членов этой школы выдвигается блок проблем, связанных с феноменом авторитаризма, к чему в немалой степени побуждали война, фашистское государство в Германии, личность фюрера и его приспешников.  В 1950 г. группа авторов во главе с Теодором Адорно (1903—1969) выпустила в свет фундаментальный труд «Авторитарная личность», содержащий социологический и психологический (в духе неофрейдизма) материал, позволяющий охарактеризовать тип личности, порождаемый тоталитарными режимами, «фашизоидным» обществом. Среди этих черт авторы выделяют консерватизм, агрессивность, властность, ненависть к интеллигентности, стереотипность мышления, конформизм, ненависть к представителям других этнических групп и пр. В предисловии к книге Хорхаймер писал об авторитарной личности как новом антропологическом типе, возникшем в XX веке. Адорно и его соавторы разработали типологию авторитарной личности; были выведены конвенционалистский, садомазохистский, причудливый, меланхолический и манипулятивный типы.  Несколько ранее (1948 г.) Адорно и Хоркхаймер подготавливают к печати книгу, которую следует рассматривать как своеобразную концентрацию всего социально-философского и социологического учения Франкфуртской школы. Эта книга называется «Диалектика просвещения. Философские фрагменты». Всё «буржуазное просвещение» характеризуется ими как «миф XX столетия». Это великое заблуждение - считать современное общество свободным, демократическим, просвещенным. На самом деле оно «больное». В нем господствуют коллективное безумие, массовая паранойя. Диалектика, стало быть, заключается в том, что происходит превращение просвещения, разума в безумие, помрачение. Философия, наука, техника, по представлениям франкфуртцев - исчадье ада. Они - источник цивилизованного рабства.
     Западногерманский период связан с возвращением на родину после второй мировой войны целого ряда видных представителей Франкфуртской школы. В этот период особо заявляют о себе такие исследователи, как Герберт Маркузе и Юрген Хабермас.  Центральный вопрос, который интересует Г. Маркузе (1898 —1979), - о причинах «болезни» современного общества и поиски выхода из кризисного состояния буржуазной культуры.  
Достаточно экстравагантные взгляды Маркузе расцениваются как «неомарксизм», «фрейдо-марксизм» и т. д., а его «революционные» призывы и лозунги по существу являются псевдореволюционными. Тем не менее, ложноромантическая теория Маркузе нашла отклик среди определенной части западной молодежи. Маркузе стал идейным вождем движения «новых левых», представители которого возлагали главные надежды на террор, насилие, «экспорт революции» и т.д.

      В 70-е годы происходит распад Франкфуртской школы. Её корифеи уходят из жизни один за другим: Адорно умирает еще в 1969 г., Поллок в 1970 г., Хоркхаймер в 1973 г., Маркузе в 1979 г., Фромм в 1980 г. Дороги их молодых последователей и учеников расходятся уже настолько далеко, что о них вряд ли правомерно говорить как об одном идейном течении. Франкфуртская школа навсегда уходит в историю. Но её идейное наследие остается важнейшей частью сокровищницы современной леворадикальной мысли.
1.2 Условия возникновения социально-философских взглядов Франкфуртской школы 

     Любое явление имеет свою собственную  логику. И если мы имеем дело  с идейным течением, которое оказало сильное влияние на умонастроения и действия многих своих современников, очевидно, что его появление и развитие не случайны. Так и было с Франкфуртской школой. Её возникновение и её взгляды стали попыткой найти ответы на животрепещущие проблемы эпохи, то есть сделать то, что не удавалось другим идейным и политическим направлениям.
     Франкфуртская школа - это явление  ХХ века, реакция на его противоречия, его трагедии и его возможности.  Наивысший расцвет течения, формулировка  его основных взглядов приходится на 30-е - 60-е годы, то есть время торжества так называемого «фордистско-тейлористского» этапа индустриального капитализма. Индустриально-конвейерная система производства потребовала формальной рационализации, строгой научности и предсказуемости в жизни социума. Она предполагала особый тип разделения труда и всех общественных функций вообще, доходящий до детальной специализации в выполнении задач в рамках больших экономических и социальных комплексов. Таким образом, было запрограммировано детальное разграничение между руководителями и исполнителями конкретных операций, причем последние все больше отрывались от процессов принятия решений, все меньше и меньше постигали общий смысл и цель своих собственных действий, превращаясь в автоматы, которые не рассуждая исполняют приказы начальника. Люди становились придатками гигантской социально-экономической мегамашины, ее колесиками и винтиками. Ее общая направленность на максимальное извлечение прибыли и максимальный рост господства над всем и вся, над внутренней природой человека и над окружающей его средой приобретала разрушительный характер. Жизнь человека, несмотря на внешнюю рациональность и логичность, была пронизана иррационализмом и абсурдом. Никогда это не чувствовалось так, как в ХХ столетии, веке мировых войн, концлагерей и атомной смерти. Как писал Эрих Фромм, «мы не замечаем, что стали жертвами власти нового рода. Мы превратились в роботов, но живем под влиянием иллюзии, будто мы самостоятельные индивиды... Индивид живет в мире, с которым потерял все подлинные связи, в котором все и вся инструментализированы; и сам он стал частью машины, созданной его собственными руками. Он знает, каких мыслей, каких чувств, каких желаний ждут от него окружающие, и мыслит, чувствует и желает в соответствии с этими ожиданиями, утрачивая при этом свое «я»...».
     Модели идеальной фабрики, работающей как единый механизм, соответствовало представление о социальном организме, который действует по централизованному, строго научному плану и управляется наиболее компетентными профессионалами - технократами, бюрократами, политиками. За людьми сохранялись в лучшем случае права периодически отбирать наиболее способных начальников и правителей, но не возможности самоуправления. При тоталитарных режимах им не было позволено даже этого, поскольку считалось, что правящие партии и вожди воплощают в себе подлинное научное знание, истину. Но, как отмечал Маркузе, «современная эпоха склонна к тоталитарности даже там, где она не произвела на свет тоталитарных государств». Резко возросла контролирующая роль государства во всех сферах жизни. Средства массовой информации, господствующие нормы и ценности пронизали своим воздействием не только внешнее поведение, но и внутренний мир отдельной человеческой личности. Человек все больше следовал заданным принципам поведения, теряя способность к критическому восприятию мира и самостоятельному мышлению. «Мы пришли к заключению, что общество станет развивается к тотально управляемому миру. Что все будет регулироваться, все!»- говорил позднее Хоркхаймер.
     Новое состояние общества требовало осмысления и анализа. В какой мере удовлетворяли этим потребностям существовавшие тогда идейные системы?
     Позитивизм, оптимистическая идеология буржуазии, превратился в оправдание и инструмент технократического господства. Он воспринимал существовавшие общественные явления, как «позитивный факт», как научную данность, не противоречивую и не связанную с другими аспектами социальной жизни. Позитивизм, утверждавший «разумность» действительного, не только не способствовал развитию свободного, критического мышления, способного заглянуть за узкие пределы сегодняшнего дня, но и высушивал саму действительность, выстраивая и регламентируя ее по научным, а на деле достаточно произвольно отобранным критериям. Сами эти критерии были заимствованы из окружающей эксплуататорской действительности и истолковывались, как естественные и непреложные. Так возник, например, социал-дарвинизм: условия капиталистической конкуренции были объявлены вечными и естественными для человека, а затем перенесены на мир природы; исследователи принялись отыскивать иерархию и внутривидовую конкуренцию в животном мире. Сделанные таким образом «естественно-научные» выводы позитивизм снова применил к обществу, очистив его от всяких этических или гуманистических соображений. О реакционной сущности и роли позитивизма в ХХ веке хорошо сказал датский писатель Йенс Бьернебе: «Сущность естественных наук - все, что выявлено... эмпирическим исследованием, установлено усилиями поколений ученых в лабораториях, за микроскопами... - все это доказывает, что человек есть высшее млекопитающее. То, что мы называем этикой, может оправдываться только социальной целесообразностью... Предположим, что мы оказываемся в ситуации, когда быть моральным нецелесообразно. Предположим, что для какой-то нации полезно иметь несколько миллионов рабов или для общества полезно истреблять бесполезную жизнь... Концлагеря в Германии служили осуществлению биологической целесообразности экономического, политического и гигиенического укрепления определенной расы. Мы должны смириться с мыслью, что они никогда не стали бы возможными без представлений, которые сложились о человеке в современных естественных науках...».
     Марксизм, выросший из гегелевской диалектики и претендовавший на социально-критическую роль ниспровергателя «данности», также не справился с этой задачей. Уже у Маркса антиавторитарная цель свободного общества сочеталась с авторитарными путями и методами его достижения - через захват политической власти, диктатуру нового государства и новую иерархию, пусть даже на «переходный период». Начиная по крайней мере с Энгельса, и особенно в представлениях 2-го Интернационала марксизм все больше превращался в «идеологию», то есть в ложное сознание. Цель освобождения человека все больше отодвигалась в будущее, ей придавалось все меньшее значение, средства подменяли собой цель. Идея самоорганизованной человеческой практики, представление об истории как о равнодействующей воль отдельных людей сменились единой, претендующей на подлинную научность схемой общественного развития, теорией необходимого, не зависящего от воли людей и предопределенного действия социальных законов, так называемым «экономическим детерминизмом». Марксисты взяли на вооружение представление об «обществе-фабрике», работающем как единый индустриальный гигант под рациональным, планово-научном руководством партии и нового государства. Тем самым марксизм перенял логику и принципы капитализма, абсолютизировал и обожествил индустриальное развитие и переносил на будущее свободное общество капиталистическую модель организации производства и жизни. Из теории борьбы с отчуждением он превратился в идеологию, обосновывающую необходимость отчуждения. Как справедливо отмечал аргентинский анархистский теоретик Эмилио Лопес Аранго, «подчинение трудящегося класса материальным факторам - всем видам развития крупной индустрии следует подлинному процессу авторитарной доктрины: превращает наемных тружеников в бессознательный придаток экономической машины, а существующий режим - в естественное и необходимое следствие истории». Из этой «исторической реальности» следует фатализм процесса индустриального роста и централизации, который трудящиеся «не могут» прервать по воле собственного сознания и силой своих организаций. И рабочее движение, хотя и являясь антиподом развитию капитализма, становится его проявлением и следствием. Вот почему, по мнению последователей Маркса, рабочие организации подчинены фатальным законам, от которых невозможно уклониться.
     Таким образом, истолкованный марксизм в сочетании с ленинистским партийным авангардизмом был в «Советском Союзе» поставлен на службу правящей бюрократии и стал идеологическим обоснованием тоталитарного господства номенклатуры.
     В философской мысли усиливалась ориентация на преодоление жесткого детерминизма. Но все эти попытки (неокантианцев, эмпириокритиков и эмпириомонистов, экзистенциалистов, «философии жизни», интуитивистов, феноменологов) нельзя было считать совершенно успешными и, главное, могущими так или иначе оказаться полезными делу социального освобождения.
     Отметим, что ряд марксистских теоретиков в 20-е годы начал осознавать кризис детерминистского марксизма. Одним из первых это сделал Дьердь Лукач, написавший в 1919-1923 гг. книгу «Марксизм и классовое сознание». Эта работа оказала большое влияние на формирование идей Франкфуртской школы. Лукач призвал вернуться к «подлинному Марксу» в противоположность теоретикам 2-го Интернационала, которые рассматривали марксизм лишь как объективистски - экономическое учение и извратили социальную диалектику и исторический материализм. Еще до публикации «Экономическо-философских рукописей 1844 г.» Маркса Лукач обратил внимание на проблему отчуждения человека в обществе. Лукач выступил за то, чтобы все процессы и явления общественной жизни рассматривались во взаимосвязи и взаимодействии, то есть в «целостности». Это позволит преодолеть позитивистски-эклектическое описание действительности и «экономический материализм», то есть примат экономических мотивов в объяснении истории. Полемизируя с Энгельсом, Лукач отверг распространение диалектического метода на познание природы, поскольку такие определения как взаимодействие субъекта и объекта, единство теории и практики, историческое изменение субстрата категорий и т.д. там неприменимы. Природу можно познавать и рассматривать только во взаимоотношении с «целостной» деятельностью людей. Лукач видел в пролетариате именно целостный субъект-объект, «то есть первый в истории субъект, который способен (объективно) к осознанию общества». По мере развития его борьбы, пролетариат преодолевает «необходимость», и субъективный фактор, сознательная воля класса становится всеобъемлющей силой. Лукач выступил против разделения на теорию и практику, истолковывая их как единый «праксис», то есть активность субъекта, обращенную на порожденную его активностью, отчужденную от него опредмеченную среду. Все эти положения Лукача мы обнаружим затем у Франкфуртских философов.
     В такой общественной и идейной ситуации возникала и развивалась Франкфуртская школа.
     Для понимания мотивов и побуждений представителей франкфуртской школы, возможно, стоит привести отрывок из воспоминаний самого Хоркхаймера: «Мы оба буржуазного происхождения и познакомились с миром в том числе через наших отцов-торговцев... Его (Адорно) мать была итальянкой, всемирно известной художницей, художницей была и его тетка. Два философа, которые оказали решающее влияние на начало критической теории - это Шопенгауэр и Маркс. Мы пережили первую мировую войну и после этого учились не для того, чтобы сделать карьеру, а чтобы познать мир. То, что нам это удалось и что мы потом, тем не менее, выбрали академическую карьеру, связано тем, что у нас был великолепный философский учитель - Ханс Корнелиус, правнук художника Петера Корнелиуса, друга Гёте. Он был профессором, но уже тогда критиковал университет и своих коллег так, как это теперь делают студенты. Да, он был профессором философии и говорил нам: чтобы быть философом - все это входит в критическую теорию - нужно знать естественные науки, нужно знать кое-что из искусства, музыки... И только так, с его помощью мы приобрели совершенно иное представление о философии, нежели то, которое обычно сейчас - то есть, что это не предмет, не дисциплина такая же, как все остальные».
     Институт социальных исследований возник в 1923 г. Как вспоминал Хоркхаймер, он был основан в благотворительном порядке богатым предпринимателем Херманом Вайлем. Хоркхаймер и Адорно были дружны с его сыном. Они предложили, чтобы институт оставался учреждением, независимым от государства и в нем могли собираться люди, желающие исследовать проблемы, которые они считали важными для общества. Институт приобрел сравнительно левый характер. Его возглавил известный австро-марксист Карл Грюнберг, издававший с 1911 г. журнал под названием «Архив по истории социализма и рабочего движения». Грюнберг опубликовал ряд до тех пор неизвестных работ Маркса, Энгельса, Бернштейна, Макса Адлера, Карла Корша, Лукача. При нем институт занимался в большей мере экономическими вопросами. Например, Поллок в 1926 - 1927 гг. ездил в научную командировку от института в СССР и опубликовал затем монографию об «экспериментах по планированию» в СССР. В 1929 г. сотрудник института Г.Гроссман опубликовал интереснейшую книгу «Закон накопления и гибели капиталистической системы», которая оказала и продолжает оказывать большое влияние на леворадикальных экономистов Запада.
     После инфаркта прежнего директора Франкфуртский институт возглавил Хоркхаймер. При нем первостепенное внимание стало уделяться социальной философии. В 1932 г. начинается издание «Журнала социальных исследований». Но тут к власти в Германии приходят нацисты. Институт переехал в Женеву, в 1934 г. в Париж, в 1939 г. в США. Именно в эмиграции, основываясь на анализе причин победы фашизма в Германии, Хоркхаймер, Адорно и Маркузе сформулировали основные положения «критической теории».
     Герберт Маркузе (1898 - 1979) был наиболее ценным приобретением Франкфуртской школы в этот период, хотя первые свои шаги в философии он сделал самостоятельно. Он трактовал марксистскую философию истории как теорию «исторической возможности радикального действия, призванного освободить для реализации целостного человека необходимую новую действительность. Ее носителем является сознательный общественный человек, единственное поле деятельности есть история, раскрывающаяся как основная категория человеческого существования». Маркузе подчеркивал активный субъективный момент бытия. История для него - результат волевых целеполаганий человека. Напротив, объективные закономерности представали как несвобода, проявление отчуждения, овеществления и опредмечивания человека.
     Маркузе принимал участие в первом критическом издании до тех пор неопубликованных работ раннего Маркса – «Экономическо-философских рукописей 1844 г.» и «Немецкой идеологии» Опираясь на них, он публикует в 1932 г. исследование «Новые источники для обоснования исторического материализма. Интерпретация впервые опубликованных рукописей Маркса». В нем он выдвигает теорию «негации», то есть отрицания настоящего, которая предвосхитила теорию «негативной диалектики» Адорно. Свой метод исследования субъективного сознания и целеполагания в истории Маркузе назвал «диалектической феноменологией». Он потребовал пересмотреть многие категории марксистской философии. Прежде всего, он подчеркивает антропологический подход раннего Маркса и сближает его с экзистенциализмом. Главной для анализа капитализма Маркузе считает категорию отчуждения, причем не только от средств производства, но от собственного бытия во всех его проявлениях, от собственной биологической природы, от возможностей свободно и солидарно творить свою историю. Сознание человека колонизовано отчужденным бытием и его нормами.
     В эмиграции ядро института держалось вместе, продолжало издавать «Журнал социальных исследований». Хоркхаймер и Маркузе преподавали в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В период войны некоторые сотрудники Франкфуртсой школы (в том числе Маркузе) работали для правительства США, в том числе в секретных службах. Их главным мотивом была при этом борьба с гитлеризмом.
     После войны пути философов разошлись. Адорно и Хоркхаймер вернулись в Европу. Хоркхаймер восстановил институт во Франкфурте, был ректором и профессором местного университета, некоторое время в 50-х гг. преподавал и в Чикаго. Маркузе остался в США, преподавал в Колумбийском и Калифорнийском университетах, исследовал «советский марксизм» в Гарварде, был профессором университета в Сан-Диего, неоднократно совершал лекционные поездки по Европе. В период студенческого бунта 60-х они оказались почти что по разную сторону баррикады. 

Глава 2. Основные представители Франкфуртской школы. Идеи и философские воззрения выдающихся франкфурцев. 

2.1 Макс Хоркхаймер. Основатель и духовный лидер Франкфуртской школы 

     Макс Хоркхаймер (1895-1973) - немецкий философ и социолог, основатель Франкфуртской школывозникшей на базе Института социальных исследований при Франкфуртском университете им. Гёте; профессор, заведующий кафедрой социальной философии, ректор университета (1951-1953), директор Института в 1931-1953, с 1953-1963 совместно с Адорно, издатель печатного органа школы «Журнала социальных исследований». Сфера теоретических интересов Xоркхаймера – Кант, Гегель, Маркс; западный марксизм (через раннего Лукача и Корша); Шопенгауэр, Ницше, М. ВеберЭ. Блох. До эмиграции из Германии в 1932 году в связи с приходом к власти фашистов опубликовал работы «Кантова критика способности суждения как связующее звено между теоретической и практической философией» (1925) и «Начала буржуазной философии истории» (1930), в которых проявился главный принцип его отношения к действительности – критицизм, а также культурно-пессимистическая концепция истории. В соответствии с принципом – критицизм на основе исследования реальной социальной практики – формировалась и школа, направление которой в целом определялось напряженной исторической обстановкой. В деятельности школы как раз и выразилась интеллектуальная реакция на эти события и оценка сложившегося кризиса, а также попытки теоретически осмыслить возможности его преодоления.
     Статьи Xоркхаймера 30-х гг. посвящены критико-рефлективному рассмотрению проблем истины, научного познания, социальных функций философии, отношений метафизики, социологии и психоанализа. Большое внимание уделяется философии Гегеля: Xоркхаймер считал школу «гегелевской» и в разработке способов формирования диалектически целостного знания, исследовании структурных связей общества, философии истории и создании модели либерального буржуазного государства опирался на гегелевские традиции. Однако, осуществляя провозглашенные школой цели - «заботу о счастье людей» (Маркузе), сформулировал новое соотношение: человек - критика - диалектика. В эмиграции, сначала в Женеве и Париже, затем в США - в  Колумбийском университете в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, Xоркхаймер опубликовал ряд программных для всей школы работ, среди которых особое место занимает статья "Традиционная и критическая теория" (1937).
     По возвращении в Германию Xоркхаймер поддерживал контакты с научными учреждениями США, руководил исследованиями по антисемитизму ("Studies in Prejudice, N.Y., 1949-1950). Ряд работ Xоркхаймера посвящен анализу новой ситуации в ФРГ. В них отразилась эволюция взглядов Xоркхаймера, усиление его скепсиса и неверие в возможность прогрессивных общественных изменений. Интерпретируя марксизм как общественную теорию, Xоркхаймер, ранее считавший себя марксистом и сторонником революции, особенно в годы национал-социализма, выражает разочарование как в пролетариате, так и в «свободно парящей интеллигенции» (А.Вебер), которых раньше был склонен рассматривать как «субъектов истории» и связывал с ними освободительные тенденции общественного развития. В концепции критики науки отрицается ее нейтральность, подчеркивается социальная обусловленность и ангажированность, ограниченность специальным знанием и позитивизм, а следовательно, неспособность к обоснованию радикальных перемен. Такая трактовка имела не только методологическое, но и мировоззренческое значение, оказала влияние на многие современные концепции философии науки. Труды позднего Xоркхаймера отмечены усилением пессимизма, («Мысли о религии», 1935; интервью журналу "Шпигель", 1970). И все же его последняя социальная установка – это защита мира свободы как «свободы отдельного» (индивидуальности). Завершающим изданием трудов Xоркхаймера явилась двухтомная «Критическая теория» (1968, состоящая из его избранных работ 30-40-х гг.). Xоркхаймер вел большую общественно-просветительскую работу, занимал ряд почетных должностей в Германии и США. Его труды оказали значительное, влияние на развитие западной социальной философии и социологии. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.2 Идеи Теодора Адорно 

     Теодор Адорно (1903—1969) известен как крупный социолог, участвовавший в зарождении и становлении Франкфуртской школы. Родившись в Германии (во Франкфурте-на-Майне), он получил прекрасное музыкальное образование, которое продолжал совершенствовать в Вене. Адорно проходил обучение музыкальной композиции у одного из самых известных композиторов XX в. и основателей музыкального авангарда А. Шенберга. В молодые годы он проявил большой интерес к теоретическим занятиям философией, эстетикой, художественной и особенно музыкальной культурой. Именно в этих областях науки он стал главным теоретиком Франкфуртской школы.
     Особенно велики его достижения в области социологии музыки, где были написаны одни из первых и наиболее глубоких работ («Философия новой музыки», «Введение в социологию музыки» и др.). Благодаря активным занятиям в сфере музыкального искусства и критическим выступлениям в печати с анализом его произведений Адорно приобрел славу одного из ведущих теоретиков музыки и музыкальных критиков Германии.
     Защитив докторскую диссертацию, он готов был вести преподавательскую деятельность. Но приход Гитлера к власти круто изменил его судьбу, равно как и многих ученых-обществоведов, тем более людей еврейской национальности. Адорно был вынужден уехать из Германии. Сначала он оказался в Великобритании, а через четыре года — в США. В этой стране он вначале участвовал в проведении исследований в сфере музыкального искусства на радио в рамках знаменитого проекта, которым руководил П. Лазарсфельд. Однако маркетинговая концепция проекта противоречила теоретическим установкам самого Адорно, и он, выйдя из проекта, переезжает в Калифорнийский университет, где работает вместе с М. Хоркхаймером.
     После войны социолог возвращается во Франкфурт-на-Майне, где в университете имени Гёте ведет активную работу. Он участвует в ряде теорет
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.