На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


автореферат Органы акционерного общества: основные правовые проблемы и пути их решения

Информация:

Тип работы: автореферат. Добавлен: 03.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
                                 На правах рукописи 
                   
                   

    Плешков Дмитрий Вадимович 
 
 

    Органы  акционерного общества: основные правовые проблемы и пути их решения 
 
 
 

    Специальность: 12.00.03 - гражданское право;
    предпринимательское право; семейное право;
    международное частное право 
 
 

    Автореферат
    диссертации на соискание ученой степени 
    кандидата юридических наук 

               

                 Москва - 2011 

    Диссертация выполнена на кафедре гражданского права факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
        
Научный руководитель:             кандидат юридических наук, профессор                                                                                                 
                                                          Иванов Антон Александрович    

Официальные оппоненты:         доктор юридических наук
                 Могилевский Станислав  Дмитриевич
                 доктор юридических наук
                 Сумской Дмитрий Александрович 

                Ведущая организация:            Федеральное государственное бюджетное  образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина» 

    Защита  состоится «05» декабря 2011 года, в 15:00 на заседании Диссертационного совета Д 212.048.11  при Национальном исследовательском  университете «Высшая школа экономики», по адресу: 109017, г. Москва, ул. Малая Ордынка, д.17, ауд.315.
    С диссертацией можно ознакомиться в  библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» 

    Автореферат разослан «03» ноября 2011 года 

Ученый  секретарь диссертационного совета 
доктор юридических наук                                                            А.Я. Курбатов

 

     ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ  РАБОТЫ 

    Актуальность  темы исследования. Индикатором качества правового регулирования общественных отношений является, прежде всего, судебная практика. Её анализ показывает, что часть положений Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО), касающихся деятельности органов корпорации, применяется судами противоречиво, а некоторые положения не применяются вовсе, оставаясь «мертвыми нормами». Причиной такого состояния дел является не только и не столько отказ законодателя от обращения к доктринальным наработкам, сколько отсутствие приемлемого решения ряда серьезных проблем в самой доктрине. Российское акционерное законодательство развивается достаточно динамично. Очевидно, что игнорирование накопившихся проблем приведет к трудностям в применении новых норм.
          Проиллюстрируем сказанное  примерами.
          Оптимизация правового  регулирования деятельности органов  корпорации и – шире – юридического лица вообще невозможна без уяснения юридической природы изучаемого феномена. Даже на этот основной вопрос в литературе, как представляется, сегодня нет удовлетворительного ответа:  концепции «орган – законный представитель» и «орган – часть юридического лица» имеют существенные недостатки и не могут быть признаны удовлетворительными.   
          В соответствии с  положениями действующего законодательства члены коллегиальных органов юридического лица, а также его единоличный исполнительный орган должны действовать в интересах корпорации. За неисполнение этой обязанности предусмотрена гражданско-правовая ответственность. Между тем, само понятие «интерес юридического лица» имеет неопределенное содержание, что препятствует практической реализации вышеупомянутых норм. Указанный вопрос остается не проясненным и в доктрине.
          Сказанное, на наш  взгляд, свидетельствует в пользу актуальности заявленной темы исследования.
    Степень научной разработанности. Основой настоящего исследования послужили труды дореволюционных (П. Писемский, А.И. Каминка, Г.Ф. Шершеневич, В.Б. Ельяшевич, Н.С. Суворов, И.Т. Тарасов и др.), советских (А.В. Венедиктов, О.А. Красавчиков, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин, С.Н. Братусь, М.И. Кулагин, В.А. Ойгензихт и др.) и современных (Е.А. Суханов, Д.В. Ломакин, Г.В. Цепов, С.Д. Могилевский, Д.И. Степанов, И.С. Шиткина, В.А. Белов, Ю.А. Тарасенко, Д.И. Дедов, А.А. Маковская и др.) ученых-цивилистов.
    Предмет исследования. Предметом настоящего исследования является совокупность норм российского законодательства (как действующего, так и ранее действовавшего), регулирующих деятельность органов открытого акционерного общества.
    Цель  диссертации состоит в выявлении  проблем в правовом регулировании деятельности органов корпорации и формулировании предложений по разрешению этих проблем.
    Методологические  основы исследования. В ходе исследования применялись исторический, системный, сравнительный и логический методы.
    Научная новизна исследования.
    Новизна проведенного исследования состоит  в а) выявлении значимых проблем, не нашедших отражения в существующей литературе по теме диссертации, и формулировании предложений по разрешению этих проблем; б) формулировании новых предложений по разрешению проблем, выявленных ранее другими исследователями; в) приведении дополнительной аргументации в защиту точек зрения иных авторов, занимающихся соответствующей проблематикой; г) приведении аргументации, ставящей под сомнение опубликованные выводы иных исследователей; д) формулировании предложений по изменению действующего законодательства.  
 
 

    Положения, выносимые на защиту:
    Орган юридического лица – юридико-техническое понятие, обозначающее совокупность должностных лиц, за счет воли которых формируется и выражается вовне воля юридического лица.
          С точки зрения разделяемой  автором теории фикции утверждение  о том, что орган является частью юридического лица, означает, что такой  орган также представляет собой  фикцию. Ошибочность такого вывода очевидна: единственной функцией органа является преобразование воли входящих в его состав индивидов в волю организации, существование органа юридического лица в отсутствие людского субстрата попросту невозможно. В отличие от самого юридического лица его орган представляет собой совокупность обладающих волей и сознанием индивидов, обеспечивающих выражение воли юридического лица в общественных отношениях. Именно разнопорядковость явлений «юридическое лицо» и «орган юридического лица» не позволяет авторам подвергаемой критике теории выявить свойства отношений между «целым» и «частью». В отношениях с юридическим лицом (правовой фикцией) находится не орган юридического лица, являющийся лишь юридико-технической категорией, а субъекты права, входящие в состав такого органа.
          Не является орган  юридического лица и его представителем. Прежде всего, теория представительства не применима к коллегиальным органам: во-первых, решения такие органы принимают, как правило, большинством голосов, а не на основе консенсуса, во-вторых, члены таких органов не вправе действовать от имени корпорации. Единоличный орган юридического лица также не является его представителем, поскольку он не только вступает в отношения с третьими лицами, но и обладает рядом внутренних полномочий.
    Между обществом и лицами, входящими в состав его органов, возникают гражданско-правовые отношения. Указанные отношения носят договорный характер: офертой является согласие кандидата на выдвижение в состав органа, акцептом – решение об избрании. Договор, лежащий в основе соответствующих отношений, представляет собой договор особого рода (sui generis).
          В содержание указанных  правоотношений всегда входит обязанность  менеджера действовать в интересах общества. Данная обязанность носит общий характер, понуждение к её реальному исполнению невозможно. Данная обязанность не прекращается вследствие совершения конкретного действия, направленного на ее исполнение. Член коллегиального органа (лицо, выполняющее функции единоличного органа) обладает совокупностью «внутренних» прав, которые могут быть осуществлены посредством собственных действий менеджера и не требуют совершения активных действий со стороны общества.
          Отношения между  менеджером и корпорацией являются гражданско-правовыми организационными отношениями;
    Выявлено противоречие в положениях закона, регулирующих ответственность органов корпорации. Статья 71 Закона об АО (вслед за статьей 53 ГК РФ) предписывает менеджменту общества действовать «добросовестно и разумно», но при этом устанавливает вину в качестве субъективного основания ответственности руководителя. Такой подход не выдерживает критики, поскольку категория вины раскрывается в гражданском праве через категории добросовестности и разумности. Существующие законодательные формулировки ведут правоприменителя по заведомо неверному пути: их буквальное толкование приводит к выводу о необходимости установления, во-первых, недобросовестности и неразумности действий руководителя (объективная сторона), во-вторых, его вины (субъективная сторона). Добросовестность и разумность характеризуют не объективную, а субъективную сторону правонарушения, а потому упоминание о них должно быть исключено из формулировки обязанности менеджера. Последняя состоит лишь в необходимости действовать в интересах общества.
          Ответственность за убытки, причиненные обществу, может быть возложена на руководителя при установлении его недобросовестности (вины). По мнению автора, вина руководителя должна устанавливаться посредством сопоставления его действий с действиями лица, обладающего аналогичным опытом и знаниями. При этом руководитель, ссылающийся на отсутствие знаний или опыта, не может быть освобожден от ответственности, если знаниями и опытом, необходимыми для принятия правильного решения обладает обычный руководитель. Презумпция вины руководителя не нашла прямого законодательного закрепления. Напротив, из анализа действующих норм может возникнуть впечатление, что добросовестность и разумность – часть объективной стороны правонарушения, а потому их отсутствие должно доказываться истцом (обществом или его акционером). На самом деле, отсутствие вины в совершении действия, несовместимого с интересами общества, должен доказывать непосредственно руководитель;
    Убытки в контексте статьи 53 ГК РФ и статьи 15 ГК РФ – понятия, не равнозначные по смыслу. В первом случае речь идет о негативных экономических последствиях, связанных с нарушением интереса (а не права) общества. Эта специфика никоим образом не отражена в законе, что приводит к судебным ошибкам. С точки зрения статьи 15 ГК РФ дарение имущества общества физическому лицу не будет считаться убыточным, поскольку права общества при этом не нарушаются, речь идет лишь о реализации правоспособности коммерческой организации (в практике встречаются решения, демонстрирующие именно такой подход);
    Оценке на предмет правомерности подлежит не вся деятельность руководителя, а конкретное действие (бездействие). Прибыль (убыток) по итогам деятельности за конкретный период деятельности юридического лица не означают правомерности (противоправности) деятельности руководителя;
    Дифференциация решений органов управления на «не имеющие силы» и «недействительные», по мнению автора, не является оптимальной. В законе должна присутствовать лишь одна категория – недействительные корпоративные решения. При этом корпоративное решение должно признаваться недействительным с момента вступления в силу соответствующего решения суда. Кроме того, целесообразно допустить признание корпоративных решений недействительными не только по иску акционеров, но и по иску органов, ответственных за регистрацию юридических лиц в случаях, когда нарушение потенциально затрагивает интересы значительной группы акционеров (незакрытый перечень таких нарушений должен содержаться в законе).
          В основу разграничения  решений на «не имеющие силы»  и «недействительные» положены критерии очевидности и серьезности допущенного нарушения. Однако многочисленные примеры указывают на несостоятельность этих критериев.
          В частности, едва ли принятие решения недостаточным  количеством голосов в случае, когда для принятия решения не хватило одного голоса, – нарушение более серьезное, чем неизвещение о проведении собрания акционера – владельца 15% акций общества. В то же время первое решение относится к не имеющим силы, второе – к недействительным.
          Таким же образом  дело обстоит и с очевидностью нарушения. Например, вопрос о том, относится ли тот или иной вопрос к компетенции общего собрания, может быть достаточно сложным. Далеко не всякий акционер сможет правильно определить соотношение стоимости имущества, передаваемого по сделке, и балансовой стоимости активов общества (не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что составление бухгалтерского баланса – не прерогатива акционера), а именно от этого соотношения зависит решение вопроса о компетенции общего собрания по одобрению конкретной крупной сделки и т.д.
          Упомянутая неочевидность  нарушений, допущенных при принятии корпоративных решений, ставит под удар стабильность гражданского оборота. Так, новый директор акционерного общества сможет оспаривать сделки, совершенные предыдущим руководителем, ссылаясь на отсутствие юридической силы у решения о назначении последнего. Указанное обстоятельство коснется не только добросовестных контрагентов юридического лица, но и добросовестных приобретателей имущества, переданного по таким сделкам;
    Нормы действующего законодательства, посвященные сделкам с заинтересованностью, содержат лишь формальные критерии и не рассчитаны на применение в случаях, когда лицо, формально не являющееся заинтересованным, является таковым фактически. Действующее законодательство следует дополнить нормой, позволяющей оспаривать сделки, одобренные формально независимым директором, который 1) на самом деле являлся зависимым, 2) был осведомлен о такой зависимости, 3) мог повлиять на результаты голосования и 4) голосовал в пользу одобрения сделки в собственном интересе, противоречащем интересу общества.
    Теоретическая и практическая значимость
    Автором сформулировано понятие органа юридического лица, выявлены характерные особенности  органа юридического лица как совокупности должностных лиц, дано понятие интереса юридического лица и т.д. Работа содержит конкретные рекомендации по изменению действующего материального и процессуального законодательства.
    Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли отражение в трех статьях, опубликованных в рекомендуемых ВАК журналах.
    Структура и содержание диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих одиннадцать параграфов, и списка использованной литературы.  

 

     ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ 

          Во Введении обосновывается актуальность темы предпринятого исследования, обозначается степень ее изученности, цель и задачи работы, рассматриваются составляющие методологической и эмпирической базы, определяется научная новизна, приводятся положения, выносимые на защиту, описывается апробация результатов исследования, структура диссертации.
    Первая  глава – «Понятие органа юридического лица» состоит из пяти параграфов.
    Первый  параграф посвящен разработке понятия  «орган юридического лица».
    Исследовательская часть работы начинается с разрешения автором вопроса о том, что представляет собой воля юридического лица. Автор полемизирует с учеными, полагающими, что у юридического лица с момента его создания существуют самостоятельные, неизменные воля и интерес (Ю.А. Тарасенко). Тот факт, что «воля» представляет собой понятие психологическое, не дает оснований говорить о полной фиктивности воли юридического лица. Автор приходит к выводу о том, что последняя формируется в результате сложной процедуры согласования воль физических лиц. Процесс волеобразования юридического лица носит непрерывный характер, следовательно, заранее оценить то или иное действие на предмет соответствия воле организации невозможно.
    Механизмом, преобразующим волю физических лиц (далеко не всегда – участников юридического лица) в волю организации является орган юридического лица, представляющий собой лицо (совокупность лиц), наделенное (наделенную) определенной компетенцией, реализовать которую возможно не иначе, как в установленном порядке.
    Автор солидаризуется с учеными, рассматривающими юридическое лицо как правовую фикцию. С точки зрения теории фикции суждение о том, что некоторый феномен является частью правовой конструкции, лишено познавательного значения. Исследователя, прежде всего, интересуют отношения, в которых находится часть и целое. Таким образом, концепция «орган – часть юридического лица» (Б.Б. Черепахин и др.), нашедшая отражение и в судебной практике, не может быть признана удовлетворительной, поскольку никоим образом не проясняет содержания соответствующих отношений.
    Представление, в соответствии с которым орган  юридического лица является его представителем особого рода (П. Писемский, Г.Ф. Шершеневич, Д.М. Чечот и др.), также не выдерживает критики, поскольку не объясняет происхождение т.н. «внутренних» полномочий единоличного исполнительного органа. Кроме того, в прокрустово ложе этой теории не укладывается деятельность коллегиальных органов.
    Специфика деятельности органов юридического лица, по мнению автора, проявляется в следующем:
    волю юридического лица по конкретным группам вопросов его деятельности, определенным законом и учредительными документами, формирует и выражает во вне несколько групп назначенных или избранных в установленном порядке лиц либо лиц, ставших участниками юридического лица. Указанные группы назначенных, избранных либо приобретших права участия в юридическом лице и обозначаются условно термином «орган юридического лица»;
    законом и учредительными документами предусмотрена определенная процедура преобразования воли лиц, упомянутых в пункте (1), в волю юридического лица;
    лица, упомянутые в пункте (1), из факта их избрания, назначения либо участия в юридическом лице приобретают совокупность прав по отношению к самому юридическому лицу, необходимых для их добросовестного и разумного участия в образовании и выражении во вне воли юридического лица.
          Образования, не отнесенные прямо к органам юридического лица, могут быть признаны таковыми, если они:
    состоят из членов общества или лиц, избранных членами общества непосредственно или опосредованно. Специфика органов юридического лица такова, что полномочия по участию в волеобразовании общества и волеизъявлению от имени общества конкретное лицо получает именно в силу избрания (назначения) на соответствующую должность. Эти полномочия не вытекают ни из трудовых, ни из иных (не являющихся организационными) гражданских правоотношений, хотя бы эти отношения и существовали в действительности;
    нормативно наделены компетенцией по решению вопросов деятельности общества как управленческой (в узком смысле), так и контрольной.
          Во втором параграфе  диссертации автором предпринята  попытка прояснения природы отношений между корпорацией и членом ее выборного органа.
          Автор приходит к  выводу о том, что такие отношения являются гражданско-правовыми организационными отношениями. Мнение, в соответствии с которым такие отношения являются обязательственными (Д.И. Степанов), автор полагает ошибочным. По мнению исследователя, рассматриваемые правоотношения обладают определенной спецификой, позволяющей отграничить их от обязательств. К исследуемым правоотношениям в силу их особой природы не применимы:
    1) положения о сроке исполнения обязательства (правовая связь общества и менеджера имеет длящийся характер и не прекращается вследствие совершения конкретного действия);
    2) положения, позволяющие требовать исполнения обязанности в натуре. Реализация данного способа защиты прав и интересов (статья 12 ГК РФ) находится в прямом противоречии с природой соответствующих отношений. Член совета директоров обязан действовать в интересах общества, что не тождественно совершению конкретного действия по требованию общества. Абсурдно выглядит ситуация, при которой по иску общества, заявленному генеральным директором, член совета директоров понуждается к голосованию тем или иным образом (даже если доказано, что принятие конкретного решения объективно выгодно компании). Решение суда, по сути, будет подменять управленческое решение менеджера общества, что, с одной стороны, лишает смысла внутрикорпоративную управленческую деятельность, с другой – возлагает на суд обязанности по оценке целесообразности конкретных экономических решений, что, конечно, имеет самое отдаленное отношение к задачам правосудия;
    3) положения, ограничивающие возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства. Возможность общества во всякое время прекратить соответствующие отношения с менеджером не вызывает сомнения и напрямую следует из закона (общее собрание акционеров имеет право во всякое время досрочно прекратить полномочия совета директоров, таким же образом могут быть прекращены полномочия генерального директора). Право менеджера отказаться от исполнения основной обязанности не вытекает из закона, однако оно в полной мере соответствует сути внутрикорпоративных отношений. С момента утраты менеджером интереса к управлению наименее заинтересованным в таком менеджере становится само общество. Качество работы руководителя находится в прямой зависимости от его заинтересованности в этой работе. Ситуация, при которой менеджер понуждается к исполнению обязанностей в судебном порядке, вполне возможна. Однако вероятнее всего такой менеджер будет работать без какого-либо рвения и инициативы, что, в конечном итоге, приведет к невосполнимым потерям для корпорации. Не случайно в соответствии с действующими положениями ГК РФ отношения, в которых силен лично-доверительный элемент, могут быть прекращены в любое время по инициативе любой из сторон.
          Точка зрения, в соответствии с которой рассматриваемые отношения носят трудовой характер, автором также не разделяется. Во-первых, трудовые отношения всегда носят возмездный характер (в то же время, отношения между корпорацией и членом ее органа могут быть безвозмездными), во-вторых, член органа корпорации не подпадает под т.н. диспозитивную власть корпорации (термин Л.С. Таля).
    Третий  параграф посвящен понятию компетенции  органов юридического лица.
    Автор отмечает, что определения компетенции, выработанные в рамках административного и государственного права, не могут быть внедрены в область гражданского права в неизменном виде. В то же время, попытки цивилистов дать адекватное определение компетенции, не увенчались успехом.
    По  мнению автора диссертации, компетенцию органа юридического лица следует определить как круг вопросов (предметов ведения), принятие решения по которым входящими в состав органа лицами при соблюдении установленного порядка влечет правовые последствия для этого юридического лица, его участников и лиц, входящих в органы его управления.
    Автор предлагает отличать предметы ведения органа юридического лица от полномочий должностных лиц, входящих в состав такого органа. Предметы ведения органа – вопросы, принятие решения по которым данным органом в установленном порядке будет означать принятие такого решения самим юридическим лицом. Полномочия должностного лица – права, которыми это должностное лицо наделено для эффективной реализации функций органа в целом.
    В четвертом параграфе исследуется юридическая природа органа юридического лица.
    Автором последовательно анализируются  имеющиеся в литературе взгляды на природу решения органа юридического лица. По мнению исследователя, точки зрения, в соответствии с которыми решения органа юридического лица квалифицируются как сделки, юридические поступки и локальные нормативные акты – неверны. Автор солидаризуется с мнением ученых, рассматривающих такие решения в качестве юридических фактов особого рода – корпоративных актов.
    Пятый параграф посвящен ответственности  лиц, входящих в органы юридического лица, за причиненные последнему убытки.
    В работе рассматриваются элементы состава правонарушения, влекущего ответственность руководителей юридического лица. По мнению автора, категории добросовестность и разумность характеризуют не обязанность руководителя по отношению к обществу (такая обязанность сводится к поведению в интересах юридического лица), а являются указанием на то, что ответственность руководителя за убытки, причиненные обществу, строится на началах вины.
    Автором предпринята попытка установления содержания категории «интерес общества», используемой законодателем в целях формулирования положений об ответственности руководителя юридического лица. Поскольку юридическое лицо не является социальной реальностью, у него не может быть никаких собственных интересов. Вступление в отношения с акционерным обществом – есть способ удовлетворения разнообразных интересов различных субъектов (акционеров, наемных работников, менеджеров, контрагентов). В этой связи встает вопрос о том, чьи интересы должны приниматься во внимание в целях применения статьи 71 Закона об АО.
    По  мнению автора, ответ на этот вопрос следует из положений действующего акционерного законодательства: единственный субъект, которого закон не обязывает действовать в интересах общества – это его акционер. Из этой посылки следует, что у каждого акционера есть некоторый интерес, вытекающий непосредственно из акционерного статуса. Законодатель полагает, что при прочих равных условиях (при отсутствии конфликта интересов) акционер и без особых на то указаний будет стремиться к удовлетворению именно этого интереса, который, как представляется, и является интересом корпорации. Для акционеров коммерческой организации таким интересом является получение дохода либо вследствие распределения дивидендов (из прибыли общества), либо вследствие увеличения капитализации компании. Следовательно, интересами общества будут являться а) получение прибыли (увеличение доходов, уменьшение расходов), б) рост собственной капитализации.
    Автор приходит к выводу о том, что убытки в контексте положений об ответственности руководителей корпораций возникают не в результате нарушения права общества, а в результате умаления его интереса.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.