На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Уголовно-правовая и криминалистическая характеристика стадий подготовки террористического акта

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 03.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?2
 
С О Д Е Р Ж А Н И Е

Задание на выполнение выпускной квалификационной работы …………

  3

Отзыв руководителя………………………………………………………….

  4

Рецензия специалиста………………………………………………………...

  5

Введение ……………………………………………………………………...

  6
Глава 1. Уголовно-правовая характеристика террористической
               деятельности………………………………………………………...
 
13
§ 1. Понятие и классификация преступлений террористического
       характера…………………………………………………………………
 
13
§ 2. Уголовно-правовая характеристика терроризма и террористического акта……………………………………………………………………….
 
36
Глава 2. Уголовно-правовая характеристика стадий подготовки
               террористического акта…………………………………………….
 
56
§ 1. Понятие, виды и значение стадий совершения преступления………..
56
§ 2. Публичные призывы к осуществлению террористической
       деятельности или публичное оправдание терроризма………………...
 
66
§ 3. Незаконное пересечение Государственной границы Российской
       Федерации………………………………………………………………..
 
72
§ 4. Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или
       сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных
       устройств, а также их хищение или вымогательство………………….
 
 
77
§ 5. Содействие террористической деятельности…………………………..
85
§ 6. Финансирование акта терроризма либо террористической
       организации……………………………………………………………...
88
Глава 3. Криминалистическая характеристика стадий подготовки
               террористического акта ………………………………………….
 
101
§ 1. Понятие и значение криминалистической характеристики………….
101
§ 2. Определение стадий преступления при отработке типичных
       оперативно-розыскных версий по факту совершения
       террористического акта………………………………………………….
 
105
§ 3. Первоначальные следственные действия по расследованию
      преступлений террористического характера…………………………..
121
§ 4. Перспективные направления развития криминалистической
       характеристики стадий подготовки террористического акта………..
 
133
Заключение …………………………………………………………………...
140
Список использованной литературы ……………………………………….
147
Приложение…………………………………………………………………..
151
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
Актуальность темы исследования. Террор и терроризм — давняя проблема человеческого общества. Это социально негативное явление во второй половине XX века стало существенным элементом международной напряженности. Резкие «вспле­ски» террористической активности в 1970— 1980-х гг. были характерны как для разви­тых стран Европы (Италия, ФРГ, Франция, Испания, Великобритания), так и для стран Латинской Америки и других регионов (Израиль, Турция, Индия). В 1990-х гг. в мире поднялась и до сих пор свирепствует очередная «волна» терроризма, захлестнувшая США, Израиль, бывшую Югославию, Индию, Турцию, Россию, Афганистан и другие государства мира. Сегодня терроризм превратился в постоянно действующий и активно используемый фактор политической борьбы, как на международной арене, так и внутри суверенных государств.
Терроризм представляет реальную угрозу национальной безопасности страны: похищение людей, взятие заложников, случаи угона самолетов, взрывы бомб, акты на­силия в этноконфессиональных конфликтах, прямые угрозы и их реализация и т.д.
Не случайно в Концепции национальной безопасности Российской Федерации в перечне факторов, создающих широкий спектр внутренних и внешних угроз нацио­нальной безопасности страны, названо увеличение масштабов терроризма. Деятель­ность экстремистских организаций и группировок в настоящее время продолжает оста­ваться серьезным фактором дестабилизации социально-политической ситуации в Рос­сии и представляет собой серьезную угрозу конституционной безопасности и террито­риальной целостности страны.
В борьбе с терроризмом, масштабы которого во всем мире возрастают год от года, страны мира, их правоохранительные органы постоянно ведут поиск новых средств, позволяющих им успешно противостоять этому явлению. Решая данную задачу, каждое государство должно стремиться к эффективному подавлению террористической деятельности и одновременному обеспечению прав человека и его основных свобод.
По данным ГИАЦ МВД России[1] в 2005 г. произошло снижение общего числа заре­гистрированных преступлений террористического характера на 42,9%. Снижение произошло преимущественно за счет заведомо ложных сообщений об акте терроризма - число соответствующих зарегистрированных фактов уменьшилось на 43%. В то же время общее число иных зарегистрированных преступлений террористического харак­тера увеличилось по сравнению с 2004, а также 2001 - 2002 годами [2].
В 2005 году заметно возросло число выявленных лиц, совершавших преступле­ния террористического характера (кроме числа субъектов заведомо ложного сообщения об акте терроризма). Это могло быть связано и с тем, что изменялось соотношение числа погибших в боевых столкновениях террористов и числа тех, которые задержива­лись, привлекались к уголовной ответственности.
Отмечен рост более чем в 1,5 раза - с 218 до 408 зарегистрированных преступле­ний террористического характера, совершенных участниками организованных групп или преступных сообществ. В 2005 г. в суд в порядке ст. 222 УПК РФ было направлено уголовных дел об актах терроризма (ст. 205 УК РФ), совершенных в составе организо­ванных групп или преступных сообществ (преступных организаций), в 3 раза больше, чем в 2004 г. (соответственно 102 и 26) [3].
Терроризм следует рассматривать не только как проявление организованности преступности в России, но и как результат деятельности международных террористи­ческих организаций, а также фактически внешней агрессии - так называемой суррогатной войны. В составе организованных преступных формирований террористического характера, действующих в Северо-Кавказском регионе, в том числе в Чеченской Республике, правоохранительными органами и спецслужбами выявлялось немало иностранных граждан и лиц без гражданства. По данным ФСБ, на начало 2005 года в России уничтожено 190 главарей боевиков, на территории Чечни действовало от 60 до 200 иностранных террористов-наемников. Многие из них выступали в роли организаторов, руководителей террористических организаций, их структурных подразделений, масштабных террористических акций, инструкторов, готовивших исполнителей к совершению террористических акций и диверсий.
Сегодня продолжается формирование глобальных террористических сетей, осуществляющих подготовку террористических акций; отмечается проникновение террористов и их пособников в государственные и общественные структуры; создаются инфраструктуры террористических группировок, в том числе по финансированию террористической деятельности; отмечается тенденция подготовки более редких, но все более масштабных акций; молодые люди включаются в различные неформальные объединения, от которых при определенных условиях может исходить террористическая опасность, в том числе базирующаяся на убеждении, что принимаемые в рамках закона меры борьбы с сепаратистским и исламским терроризмом не являются результативными.
В 2001 - 2005 гг. к уголовной ответственности привлекались и осуждались исполнители либо организаторы конкретных террористических актов, локальных подразделений террористических организаций. Организаторы же масштабной террористической деятельности либо не выявлялись, либо погибали в вооруженных столкновениях, либо находились за рубежом. Среди них - и те, в экстрадиции в Россию которых было отказано. Многие участники террористических организаций были амнистированы.
Несмотря на широчайшую распространенность террористических проявлений и повсеместную борьбу с ними международное право не может предложить единое понятие термина «терроризм», определить круг деяний, охватываемых этим явлением. Российский законодатель, стремясь к максимальному охвату преступных форм терроризма, не смог исключить проблем, которые возникают при квалификации деяний, схожих по внешним признакам с терроризмом. В научной литературе по-разному толкуются и преступления террористической направленности.
Указанные обстоятельства предопределяют важность построения в рамках террорологии более совершенного понятийного аппарата, отражающего как сущность соответствующих явлений, так и представляющего собой средство, инструментарий дальнейшего, более углубленного познания терроризма и связанных с ним побочных явлений. Это необходимо, прежде всего, в целях эффективного выполнения принятых во многих странах решений по борьбе с терроризмом и террористическими преступлениями.
Указанные обстоятельства требуют дальнейшей глубокой теоретической разработки обозначенных проблем и определяют актуальность избранной темы научной работы.
Степень научной разработанности темы. Проблема терроризма, достаточно давно разрабатываемая в зарубежных странах, до начала 1990-х гг. в отечественной правовой литературе исследовалась лишь как международно-правовая категория. Наиболее заметные разработки в тот период были сделаны в научных трудах А.Н.Трайнина, Н.С. Бегловой, И.П. Блищенко, Т.Е. Бояр-Созоновича, Л.Н. Галенской, И.И. Карпеца, Е.Г.Ляхова, Л.А. Моджоряна и др.
Начиная с 1990-х гг., проблема терроризма стала предметом фундаментальных исследований многих ученых, рассматривавших ее с правовой, политической, социальной, экономической, философской, исторической, психологической позиций. В их числе: Ю.М. Антонян, А.А. Аслаханов, B.C. Бурданова, О.Н. Ведерникова, И.А.Возгрин, Я.И. Гилииский, ГГ. Горшенков, А.И. Гуров, Л.Д. Гаухман, С.А. Денисов, СВ. Дьяков, СУ. Дикаев, А.И. Долгова, В.П. Емельянов, Н.Г. Иванов, П.А. Кабанов, М.П. Киреев, B.C. Комиссаров, В.Н. Кудрявцев, Н.Д.Литвинов, В.В. Лунеев, Е.Г.Ляхов, В.В. Мальцев, А.К. Микеев, СФ. Милюков, Г.М. Миньковский, B.C. Овчинский, В.Е.Петрищев, В.П. Ревин, В.П. Сальников, Л.В.Сердюк, И.Л. Трунов, В.В. Устинов, А.В. Федоров, Д.А. Шестаков, В.Е. Эминов, Н.Г. Янгол и другие исследователи.
Кроме того, проблема терроризма освещалась в трудах современных отечественных психологов, социологов, историков, политологов, таких как О.В.Будницкий, В.В. Вилок, М. В. Виноградов, Э. Генри (С.Н. Ростовский), С.А. Гончаров, А.И. Грачев, О.А. Кимлацкий, И.Б. Линдер, О.М. Нечипоренко, М.Е. Орлова, Э.А, Паин, Н.А. Романов, СА. Степанов, С.А. Титков, Б.Г. Чурков, С.А. Эфиров.
Значительный массив научной информации заложен в трудах и источниках информационно-публицистического характера, раскрывающих специфику эволюции развития внутриполитической ситуации в России, посвященных выявлению причин и факторов, определяющих его современное кризисное состояние, в том числе и в плане существующей террористической угрозы. Данное обстоятельство побуждает обратиться к работам отечественных и зарубежных исследователей, освещающих проблемы, связанные с вооруженными конфликтами и антиправительственными выступлениями на различных этапах его развития в составе России.
Оценивая современный уровень развития отечественной науки в области исследований теории и практики терроризма, тем не менее, необходимо отметить, что цельная концепция, учитывающая специфику расследования и предупреждения террористических актов, пока разработана недостаточно.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе обеспечения безопасности общества от террористических угроз, государственного противодействия терроризму и преступлениям террористической направленности а также в ходе пресечения террористических актов.
Предмет исследования составляют: социально-правовой феномен терроризма и связанные с ним явления: понятие терроризма, террористические акты, составляющие в своей совокупности терроризм как явление, а также уголовно-правовая  характеристика террористической деятельности и стадий подготовки к террористическим актам, особенности преступлений террористического характера меры противодействия им; правовые акты, юридическая и иная литература, касающаяся борьбы с терроризмом, пресечением террористической деятельности; современное международное право и российское законодательство, регламентирующее рассматриваемую сферу общественных отношений; практика расследования и противодействия преступлений на стадиях подготовки к террористическому акту.
Цель и задачи исследования. Целью исследования является комплексный анализ наиболее актуальных проблем противодействия проявлениям терроризма и разработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательства, регламентирующего предупреждение террористических преступлений и систему мер государственного противодействия терроризму.
Методологическую базу исследования составляют положения диалектики и вытекающие из них научные методы познания объективной действительности. В процессе исследования применялись общие, специальные и частнонаучные методы исследования (историко-правовой, статистический, сравнительно-правовой, системно-структурный), а также приемы конкретно-социологического анализа (изучение документов, судебной практики).
Нормативно-правовой базой исследования выступают международные акты, законы и подзаконные акты, постановления и решения высших органов и должностных лиц законодательной, исполнительной и судебной власти России в области противодействия проявлениям терроризма и пресечения преступлениям террористического характера в стране и за ее пределами.
Это, в частности, Конституция Российской Федерации; Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 г.; Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом от 12 января 1998 г.; Международная  конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 3 апреля 2000 г., Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г., Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма от 14 сентября 2005 года, Уголовный кодекс Российской Федерации; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации; Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г.; Указ Президента РФ «О мерах по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона» от 22 января 2001 г.; Указ Президента РФ «О мерах по противодействию терроризму» от 4 ноября 2007 г., иные нормативные акты.
Эмпирическую базу исследования составляют:
— статистические данные ГИЦ МВД Российской Федерации, ФСБ Российской Федерации;
— данные, полученные в процессе анализа и обобщения  уголовных дел о терроризме и преступлениях террористического характера, рассмотренных Верховными судами
— материалы судебно-следственной практики по расследованию преступлений террористического характера.
Структура работы. Научная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы.
 
 
Глава 1. Уголовно-правовая характеристика
террористической деятельности
 
1.1.Понятие и классификация преступлений террористического характера
 
В ранее действовавшем Федеральном законе "О борьбе с терроризмом" (ст. 3) давалось определение понятия преступлений террористического характера: преступления, предусмотренные ст. ст. 205 - 208, 277 и 360 УК РФ; к преступлениям террористического характера могут быть отнесены и другие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом РФ, если они совершены в террористических целях.
Федеральный закон "О противодействии терроризму" не содержит понятия преступления террористического характера. Однако в ст. 24 Закона перечислены преступления, организация, подготовка и совершение которых от имени или в интересах организации является основанием для признания такой организации террористической.
Речь идет о преступлениях, предусмотренных следующими статьями УК РФ:
-       террористический акт (ст. 205);
-       содействие террористической деятельности (ст. 205.1);
-       публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2)
-       захват заложника (ст. 206);
-       организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208);
-       угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211);
-       посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277);
-       насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278);
-       вооруженный мятеж (ст. 279);
-       публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280);
-       организация экстремистского сообщества (ст. 282.1);
-       организация деятельности экстремистской организации (ст. 282.2);
-       нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360).
Статьи 205 - 206, 208 и 211 расположены в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности" разд. IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" Особенной части УК РФ, ст. ст. 277 - 280, 282.1 и 282.2 - в гл. 29 "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства" разд. X "Преступления против государственной власти" Особенной части УК РФ, а ст. 360 - в гл. 34 "Преступления против мира и безопасности человечества" одноименного разд. XII Особенной части УК РФ.
Соответственно, исходя из структуры Особенной части УК РФ преступления террористического характера можно разделить на три группы:
?       преступления террористического характера, посягающие на общественную безопасность (ст. ст. 205 - 206, 208 и 211 УК РФ);
?       преступления террористического характера, посягающие на основы Конституционного строя и безопасности государства (ст. ст. 277 - 280, 282.1 и 282.2 УК РФ);
?       преступление террористического характера, посягающее на мир и безопасность человечества (ст. 360 УК РФ).
 
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ (ст.ст.. 205 - 206, 208 и 211 УК РФ)
 
В статье 205 УК РФ установлена уголовная ответственность за террористический акт. В диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ дано определение террористического акта, соответствующее определению понятия террористического акта, данному в п. 3 ст. 3 Федерального закона "О противодействии терроризму". Так, согласно ч. 1 ст. 205 УК РФ террористический акт - это совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.
Следует отметить, что в Европейской конвенции о пресечении терроризма, заключенной в г. Страсбурге 27 января 1977 г. [4], не дается единого определения понятия "терроризм". В статье 1 названной Конвенции установлено, что для целей выдачи между Договаривающимися государствами ни одно из нижеуказанных преступлений не квалифицируется в качестве политического преступления, или преступления, связанного с политическим преступлением, или преступления, совершаемого по политическим мотивам:
a) преступление, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, подписанной в г. Гааге 16 декабря 1970 г. [5] Указанная Конвенция ратифицирована СССР в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1971 г. N 2000-VIII [6] со следующей оговоркой, сделанной при подписании: Правительство Союза Советских Социалистических Республик не считает себя связанным положениями п. 1 ст. 12, предусматривающего, что споры о толковании или применении Конвенции передаются в арбитраж или в Международный Суд по требованию одной из Сторон в споре. В соответствии с Федеральным законом от 03.03.2007 №28-ФЗ «О снятии оговорок к некоторым международным договорам» снята оговорка к пункту 1 статьи 12 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов и признан не действительным абзац второй Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1971 года № 2000 –VIII «О ратификации Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов».[7];
b) преступление, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанной в г. Монреале 23 сентября 1971 г. [8] Указанная Конвенция ратифицирована СССР в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1972 г. N 3719-VIII [9] со следующей оговоркой, сделанной при подписании: Правительство Союза Советских Социалистических Республик не считает себя связанным положениями п. 1 ст. 14, предусматривающего, что споры о толковании или применении Конвенции передаются в арбитраж или в Международный Суд по требованию одной из Сторон в споре В соответствии с Федеральным законом от 03.03.2007 №28-ФЗ «О снятии оговорок к некоторым международным договорам» снята оговорка к пункту 1 статьи 14 Конвенции о борьбе с незаконным актами, направленными против безопасности гражданской авиации и признан не действительным абзац второй Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1972 года № 3719 –VIII «О ратификации Конвенции о борьбе с незаконным актами, направленными против безопасности гражданской авиации».[10];
c) серьезное преступление, связанное с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов;
d) преступление, связанное с похищением, захватом заложников или серьезным незаконным насильственным удержанием людей;
e) преступление, связанное с применением бомб, гранат, ракет, автоматического стрелкового оружия или взрывных устройств, вложенных в письма или посылки, если подобное применение создает опасность для людей;
f) покушение на совершение одного из вышеуказанных преступлений или участие в качестве сообщника лица, которое совершает подобное преступление или покушается на его совершение.
Европейская конвенция о пресечении терроризма от 27 января 1977 г., подписанная от имени Российской Федерации в г. Будапеште 7 мая 1999 г., ратифицирована в соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 121-ФЗ [11] со следующим заявлением: Российская Федерация исходит из того, что положения ст. 5 и п. 2 ст. 8 Конвенции должны применяться таким образом, чтобы обеспечить неотвратимость ответственности за совершение преступлений, подпадающих под действие Конвенции, без ущерба для эффективности международного сотрудничества по вопросам выдачи и правовой помощи.
Часть 2 ст. 205 УК РФ предусматривает повышенную уголовную ответственность за террористические деяния, совершенные:
группой лиц по предварительному сговору;
с применением огнестрельного оружия.
В части 3 ст. 205 УК РФ предусмотрен особо квалифицированный состав терроризма: деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 этой статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения.
Согласно примечанию к ст. 205 УК РФ лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.
В части 1 ст. 205.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за:
вовлечение лица в совершение преступления, предусмотренного ст. ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ;
склонение лица к участию в деятельности террористической организации;
вооружение либо обучение лица в целях совершения указанных преступлений;
финансирование акта терроризма либо террористической организации.
Часть 2 ст. 205.1 УК РФ устанавливает повышенную уголовную ответственность за те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Это может быть как должностное лицо, понятие которого дано в примечании 1 к ст. 285 УК РФ (лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации), так и лицо, не являющееся должностным, но использующее свои служебные полномочия.
В примечании к ст. 205.1 УК РФ указано, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное указанной статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма, либо пресечению указанного в настоящей статье преступления террористического характера и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.
На защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия финансированию терроризма (как и легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем) направлен Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (название в ред. Федерального закона от 30 октября 2002 г. N 131-ФЗ).[12]
Федеральный закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", как установлено в его ст. 2 (в ред. Федерального закона от 16 ноября 2005 г. N 145-ФЗ [13], регулирует отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма; в соответствии с международными договорами Российской Федерации действие указанного Федерального закона распространяется на физических и юридических лиц, которые осуществляют операции с денежными средствами или иным имуществом вне пределов Российской Федерации.
Россия несет международные правовые обязательства в соответствии с Конвенцией об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, заключенной в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г. [14] Названная Конвенция подписана от имени Российской Федерации в г. Будапеште 7 мая 1999 г. и ратифицирована в соответствии с Федеральным законом от 28 мая 2001 г. N 62-ФЗ [15]. Следует отметить, что в ст. 174 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 №162-ФЗ) предусмотрена уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, а в ст. 174.1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 №162-ФЗ) - легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления.
В части 1 ст. 206 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.
Норма ч. 1 ст. 206 УК РФ основана на положении п. 1 ст. 1 Международной конвенции о борьбе с захватом заложников, принятой 17 декабря 1979 г. Резолюцией 34/146 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций [16]: любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое как "заложник") для того, чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложников по смыслу настоящей Конвенции.
Согласно п. 2 ст. 1 Международной конвенции о борьбе с захватом заложников любое лицо, которое
a) пытается совершить акт захвата заложников или
b) принимает участие в качестве сообщника любого лица, которое совершает или пытается совершить акт захвата заложников, также совершает преступление для целей настоящей Конвенции.
СССР присоединился к Международной конвенции о борьбе с захватом заложников в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1987 г. N 6941-XI [17]. В соответствии с Федеральным законом от 03.03.2007 №28-ФЗ «О снятии оговорок к некоторым международным договорам» снята оговорка к пункту 1 статьи 16 Международной конвенции о борьбе с захватом заложников и признан не действительным абзац третий Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1987 года № 6941 –XI «О присоединении Союза Советских Социалистических Республик к Международной конвенции о борьбе с захватом заложников».[18]
Часть 2 ст. 206 УК РФ устанавливает повышенную уголовную ответственность за захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные:
?       группой лиц по предварительному сговору;
?       с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;
?       с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
?       в отношении заведомо несовершеннолетнего;
?       в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
?       в отношении двух или более лиц;
?       из корыстных побуждений или по найму.
В ч. 3 ст. 206 УК РФ предусмотрен особо квалифицированный состав захвата или удержания лица в качестве заложника: деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 этой статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.
В примечании к ст. 206 УК РФ предусмотрено, что лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
В части 1 ст. 208 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за:
создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом;
руководство таким формированием.
Часть 2 ст. 208 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом. При этом согласно примечанию к ст. 208 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
Запрет на создание вооруженных формирований установлен в ч. 5 ст. 13 Конституции РФ (само собой, в ч. 5 ст. 13 Конституции РФ подразумеваются вооруженные формирования, не предусмотренные федеральным законом).
Вооруженность является обязательным признаком банды, предусмотренным ст. 209 УК РФ, в связи с чем целесообразно использовать разъяснения, данные в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" [19] в отношении данного признака:
вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия;
использование участниками нападения непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности.
при решении вопроса о признании оружием предметов, используемых членами банды при нападении, следует руководствоваться положениями Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" [20], а в необходимых случаях и заключением экспертов.
В части 1 ст. 211 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за:
?       угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава;
?       захват такого судна или состава в целях угона.
Как говорилось выше, СССР ратифицировал Конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, подписанную в г. Гааге 16 декабря 1970 г. В соответствии с Федеральным законом от 03.03.2007 №28-ФЗ «О снятии оговорок к некоторым международным договорам» снята оговорка к пункту 1 статьи 12 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов и признан не действительным абзац второй Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1971 года № 2000 –VIII «О ратификации Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов».[21]
Часть 2 ст. 211 УК РФ устанавливает повышенную уголовную ответственность за те же деяния, совершенные:
?       группой лиц по предварительному сговору;
?       с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
?       с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
В части 3 ст. 211 УК РФ предусмотрен особо квалифицированный состав угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава: деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 этой статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.
 
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА
(ст. ст. 277 - 280, 282.1 и 282.2 УК РФ)
Статья 277 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. Как говорилось выше, в диспозиции ст. 277 УК РФ понятие террористического акта определено в более узком виде по сравнению в п. 3 ст. 3 Федерального закона "О противодействии терроризму": посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность.
По составу к преступлению, предусмотренному ст. 277 УК РФ, близко квалифицированное убийство, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ: убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Как разъяснено в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" [22], по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.
Там же Пленум Верховного Суда РФ разъяснил следующее:
?       под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.);
?       к близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.
Как следует из заключения Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 9 декабря 2004 г. N 26/1 "На проект Федерального закона N 115259-4 "О противодействии терроризму" [23], предполагалось внесение в ст. 105 УК РФ изменения, предусматривающего еще один квалифицированный состав убийства - убийство, совершенное в террористических целях, с одновременным наделением следователей органов федеральной службы безопасности правом расследования таких преступлений.
В статье 278 УК РФ установлена уголовная ответственность за следующие действия:
?       действия, направленные на насильственный захват власти в нарушение Конституции РФ;
?       действия, направленные на насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ;
?       действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.
Статья 279 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за организацию вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации.
В части 1 ст. 280 УК РФ установлена уголовная ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.
С этой целью Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности", определяет в ст. 1, экстремистская деятельность (экстремизм) это:
1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:
?       насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
?       подрыв безопасности Российской Федерации;
?       захват или присвоение властных полномочий;
?       создание незаконных вооруженных формирований;
?       осуществление террористической деятельности;
?       возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
?       унижение национального достоинства;
?       осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;
?       пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;
2) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;
3) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;
4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в т.ч. путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.
Часть 2 ст. 280 УК РФ предусматривает повышенную уголовную ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации.
В Федеральном законе "О противодействии экстремистской деятельности" использовано понятие экстремистских материалов, которое определено в ст. 1 указанного Закона: предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в т.ч. труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.
В ст. 8 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" предусмотрено предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов через средство массовой информации и осуществления им экстремистской деятельности:
?       в случае распространения через средство массовой информации экстремистских материалов либо выявления фактов, свидетельствующих о наличии в его деятельности признаков экстремизма, учредителю и (или) редакции (главному редактору) данного средства массовой информации уполномоченным государственным органом, осуществившим регистрацию данного средства массовой информации, либо федеральным органом исполнительной власти в сфере печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, либо Генеральным прокурором РФ или подчиненным ему соответствующим прокурором выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости таких действий либо такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений. В случае если возможно принять меры по устранению допущенных нарушений, в предупреждении также устанавливается срок для устранения указанных нарушений, составляющий не менее десяти дней со дня вынесения предупреждения (ч. 1 ст. 8);
?       предупреждение может быть обжаловано в суд в установленном порядке (ч. 2 ст. 8);
?       в случае если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок не приняты меры по устранению допущенных нарушений, послуживших основанием для вынесения предупреждения, либо если повторно в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в деятельности средства массовой информации, деятельность соответствующего средства массовой информации подлежит прекращению в установленном указанным Федеральным законом порядке (ч. 3 ст. 8).
В соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в Российской Федерации запрещаются распространение через средства массовой информации экстремистских материалов и осуществление ими экстремистской деятельности.
Согласно ч. 2 ст. 11 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 8 указанного Закона, либо в случае осуществления средством массовой информации экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, деятельность соответствующего средства массовой информации может быть прекращена по решению суда на основании заявления уполномоченного государственного органа, осуществившего регистрацию данного средства массовой информации, либо федерального органа исполнительной власти в сфере печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, либо Генерального прокурора РФ или подчиненного ему соответствующего прокурора.
В части 3 ст. 11 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" предусмотрено, что в целях недопущения продолжения распространения экстремистских материалов суд может приостановить реализацию соответствующих номера периодического издания либо тиража аудио- или видеозаписи программы либо выпуск соответствующей теле-, радио- или видеопрограммы в порядке, предусмотренном для принятия мер по обеспечению иска. В соответствии с ч. 4 ст. 11 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" решение суда является основанием для изъятия нереализованной части тиража продукции средства массовой информации, содержащей материал экстремистской направленности, из мест хранения, оптовой и розничной торговли.
Статья 12 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" направлена на недопущение использования сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности:
?       запрещается использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 12);
?       в случае если сеть связи общего пользования используется для осуществления экстремистской деятельности, применяются меры, предусмотренные указанным Федеральным законом, с учетом особенностей отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации в области связи (ч. 2 ст. 12).
Как установлено в ч. 1 ст. 13 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности", на территории Российской Федерации запрещаются издание и распространение печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих хотя бы один из признаков экстремистской деятельности (экстремизма). К таким материалам относятся:
а) официальные материалы запрещенных экстремистских организаций;
б) материалы, авторами которых являются лица, осужденные в соответствии с международно-правовыми актами за преступления против мира и человечества и содержащие признаки экстремистской деятельности (экстремизма);
в) любые иные, в т.ч. анонимные, материалы, содержащие признаки экстремистской деятельности (экстремизма).
Статьей 13 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" также установлено следующее в отношении борьбы с распространением экстремистских материалов:
установление наличия в информационных материалах признаков, предусмотренных п. п. "а" - "в" ч. 1 этой статьи, осуществляется федеральным судом по месту нахождения организации, осуществившей издание таких материалов, на основании представления прокурора (ч. 2 ст. 13);
решение суда об установлении наличия в информационных материалах признаков экстремистской деятельности (экстремизма) является основанием для изъятия нереализованной части тиража. Организация, дважды в течение двенадцати месяцев осуществившая издание экстремистских материалов, лишается права на ведение издательской деятельности (ч. 3 ст. 13);
копия вступившего в законную силу судебного решения о признании информационных материалов экстремистскими направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере юстиции. Федеральный список экстремистских материалов подлежит периодическому опубликованию в средствах массовой информации (ч. 4 ст. 13);
решение о включении материалов в федеральный список экстремистских материалов может быть обжаловано в суд в установленном порядке (ч. 5 ст. 13);
материалы, включенные в федеральный список экстремистских материалов, не подлежат распространению на территории Российской Федерации. Лица, виновные в незаконных изготовлении, распространении и хранении в целях дальнейшего распространения указанных материалов, привлекаются к административной либо уголовной ответственности (ч. 6 ст. 13).
В соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. N 112-ФЗ [24] в связи с принятием Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" Уголовный кодекс РФ дополнен ст. ст. 282.1 и 282.2, предусматривающими уголовную ответственность за организацию экстремистского сообщества и организацию деятельности экстремистской организации соответственно.
В ч. 1 ст. 282.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за:
?       создание экстремистского сообщества;
?       руководство таким экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями;
?       создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской направленности.
При этом определение понятия экстремистского сообщества дано непосредственно в диспозиции ч. 1 ст. 282.1 УК РФ: организованная группа лиц для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы преступлений, предусмотренных ст. 148 "Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий", 149 "Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них", ч. ч. 1 и 2 ст. 213 "Хулиганство", ст. 214 "Вандализм", 243 "Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры", 244 "Надругательство над телами умерших и местами их захоронения", 280 "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности" и 282 "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства" УК РФ (преступления экстремистской направленности).
Часть 2 ст. 282.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за участие в экстремистском сообществе.
В ч. 3 ст. 282.1 УК РФ установлена повышенная ответственность за деяния, предусмотренные частями первой или второй указанной статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Это может быть как должностное лицо, понятие которого дано в примечании 1 к ст. 285 УК РФ (лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации), так и лицо, не являющееся должностным, но использующее свои служебные полномочия.
Примечанием к ст. 282.1 УК РФ установлено, что лицо, добровольно прекратившее участие в экстремистском сообществе, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
В части 1 ст. 282.2 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за организацию деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.
Часть 2 ст. 282.2 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.
В примечании к ст. 282.2 УК РФ предусмотрено, что лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в Российской Федерации запрещаются создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности.
Согласно ч. 2 ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в случае, предусмотренном ч. 4 ст. 7 указанного Федерального закона, либо в случае осуществления общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация могут быть ликвидированы, а деятельность соответствующего общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда на основании заявления Генерального прокурора РФ или подчиненного ему соответствующего прокурора. В части 4 ст. 7 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" предусмотрено, что в случае, если предупреждение общественному или религиозному объединению либо иной организации о недопустимости осуществления экстремистской деятельности не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок соответствующими общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением не устранены допущенные нарушения, послужившие основанием для вынесения предупреждения, либо если в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в их деятельности, в установленном настоящим Федеральным законом порядке соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация подлежит ликвидации, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, подлежит запрету.
В части 3 ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" установлено, что по указанным основаниям общественное или религиозное объединение может быть ликвидировано, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, может быть запрещена по решению суда также на основании заявления федерального органа исполнительной власти в сфере юстиции или его соответствующего территориального органа.
Согласно ч. 4 ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" в случае принятия судом по основаниям, предусмотренным указанным Федеральным законом, решения о ликвидации общественного или религиозного объединения их региональные и другие структурные подразделения также подлежат ликвидации.
В соответствии с ч. 5 ст. 9 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество общественного или религиозного объединения либо иной организации, ликвидируемых по основаниям, предусмотренным указанным Федеральным законом, подлежит обращению в собственность Российской Федерации. Решение об обращении указанного имущества в собственность Российской Федерации выносится судом одновременно с решением о ликвидации общественного или религиозного объединения либо иной организации.
Приостановление деятельности общественного или религиозного объединения регулируется положениями ст. 10 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности":
в случае осуществления общественным или религиозным объединением экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству или создающей реальную угрозу причинения такого вреда, соответствующие должностное лицо или орган с момента их обращения в суд по основаниям, предусмотренным ст. 9 указанного Федерального закона, с заявлением о ликвидации общественного или религиозного объединения либо запрете его деятельности вправе своим решением приостановить деятельность общественного или религиозного объединения до рассмотрения судом указанного заявления;
решение о приостановлении деятельности общественного или религиозного объединения до рассмотрения судом заявления о его ликвидации либо запрете его деятельности может быть обжаловано в суд в установленном порядке;
в случае приостановления деятельности общественного или религиозного объединения приостанавливаются права общественного или религиозного объединения, его региональных и других структурных подразделений как учредителей средств массовой информации, им запрещается пользоваться государственными и муниципальными средствами массовой информации, организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирование и иные массовые акции или публичные мероприятия, принимать участие в выборах и референдумах, использовать банковские вклады, за исключением их использования для осуществления расчетов, связанных с их хозяйственной деятельностью, возмещением причиненных их действиями убытков (ущерба), уплатой налогов, сборов или штрафов, и расчетов по трудовым договорам;
если суд не удовлетворит заявление о ликвидации общественного или религиозного объединения либо запрете его деятельности, данное объединение возобновляет свою деятельность после вступления решения суда в законную силу;
приостановление деятельности политических партий осуществляется в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О политических партиях".
В отношении приостановления деятельности политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения в ст. 39 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях" (в ред. Федерального закона от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ) [25] установлено следующее:
в случае нарушения политической партией Конституции РФ, федеральных конституционных законов, Федерального закона "О политических партиях" и иных федеральных законов федеральный уполномоченный орган выносит политической партии письменное предупреждение с указанием допущенных нарушений и устанавливает срок их устранения, составляющий не менее двух месяцев. В случае, если политической партией в установленный срок эти нарушения не были устранены и предупреждение федерального уполномоченного органа не было обжаловано в суд, деятельность политической партии может быть приостановлена на срок до шести месяцев решением Верховного Суда РФ на основании заявления федерального уполномоченного органа (п. 1 ст. 39);
в случае нарушения региональным отделением или иным структурным подразделением политической партии Конституции РФ, федеральных конституционных законов, Федерального закона "О политических партиях" и иных федеральных законов соответствующий территориальный орган выносит региональному отделению или иному структурному подразделению политической партии письменное предупреждение с указанием допущенных нарушений и устанавливает срок их устранения, составляющий не менее одного месяца. В случае если региональным отделением или иным структурным подразделением политической партии в установленный срок эти нарушения не были устранены и предупреждение территориального органа не было обжаловано в суд, деятельность регионального отделения или иного структурного подразделения политической партии может быть приостановлена на срок до шести месяцев решением верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и автономного округа на основании заявления соответствующего территориального органа (п. 2 ст. 39);
уполномоченные органы вправе внести в суд заявление о приостановлении деятельности политической партии, ее регионального отделения или иного структурного подразделения после вынесения двух письменных предупреждений в соответствии с подп. "в" п. 1 ст. 38 Федерального закона "О политических партиях", если эти предупреждения не были обжалованы в суд в установленном законом порядке или если они не признаны судом не основанными на законе. Заявление федерального уполномоченного органа или его территориального органа в суд о приостановлении деятельности политической партии, ее регионального отделения или иного структурного подразделения не может быть внесено в суд в период рассмотрения им жалоб на указанные предупреждения (п. 3 ст. 39);
в случае если местное или первичное отделение политической партии не является юридическим лицом, установленную Федеральным законом "О политических партиях" ответственность за допущенные указанным местным или первичным отделением нарушения несет соответствующее региональное отделение политической партии (п. 4 ст. 39);
деятельность политической партии, федеральный список которой на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ был допущен к распределению депутатских мандатов, не может быть приостановлена по основаниям, предусмотренным подп. "г" и "д" п. 3 ст. 41 Федерального закона "О политических партиях", в течение четырех лет со дня голосования на указанных выборах (п. 5 ст. 39);
не допускается приостановление деятельности политической партии со дня официального опубликования решения о назначении (проведении) выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, выборов Президента до дня официального опубликования результатов соответствующих выборов, за исключением случаев, предусмотренных п. п. 1, 4 и 5 ст. 9 Федерального закона "О политических партиях" (п. 6 ст. 39);
не допускается приостановление деятельности регионального отделения политической партии со дня официального опубликования решения о назначении (проведении) выборов депутатов законодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Российской Федерации, высшего должностного лица соответствующего субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации) до дня официального опубликования результатов указанных выборов, за исключением случаев, предусмотренных п. п. 1, 4 и 5 ст. 9 Федерального закона "О политических партиях" (п. 7 ст. 39).
В соответствии с подп. "б" п. 3 ст. 41 Федерального закона "О политических партиях" в случае неустранения в установленный решением суда срок нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности политической партии, политическая партия может быть ликвидирована по решению Верховного Суда РФ. Согласно подп. "б" п. 3 ст. 42 Федерального закона "О политических партиях" в случае неустранения в установленный решением суда срок нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности регионального отделения и иного структурного подразделения политической партии по решению суда осуществляется ликвидация регионального отделения и иного структурного подразделения политической партии.
В статье 43 Федерального закона "О политических партиях" предусмотрена возможность обжалования решения суда о приостановлении деятельности либо ликвидации политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения:
решение суда о приостановлении деятельности либо ликвидации политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения может быть обжаловано в случаях и порядке, установленных федеральным законом (п. 1 ст. 43);
отмена решения суда о приостановлении деятельности либо ликвидации политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения влечет за собой возмещение государством всех убытков, понесенных политической партией в связи с незаконным приостановлением ее деятельности, деятельности регионального отделения и иного структурного подразделения политической партии либо незаконной ликвидацией политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения (п. 2 ст. 43).
 
ПРЕСТУПЛЕНИЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА, ПОСЯГАЮЩЕЕ НА МИР И БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (СТ. 360 УК РФ)
В части 1 ст. 360 УК РФ установлена уголовная ответственность за нападение:
на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой;
на служебные или жилые помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой.
Основанием для закрепления такой нормы явилась Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, принятая в г. Нью-Йорке 14 декабря 1973 г. резолюцией 3166 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН [26].
В статье 1 названной Конвенции определено, что лицо, пользующееся международной защитой, есть:
a) глава государства, в т.ч. каждый член коллегиального органа, выполняющего функции главы государства согласно конституции соответствующего государства, или глава правительства, или министр иностранных дел, находящиеся в иностранном государстве, а также сопровождающие члены его семьи;
b) любой представитель или должностное лицо государства, или любое должностное лицо, или иной агент межправительственной международной организации, который во время, когда против него, его официальных помещений, его жилого помещения или его транспортных средств было совершено преступление, и в месте совершения такого преступления имеет право в соответствии с международным правом на специальную защиту от любого нападения на его личность, свободу и достоинство, а также проживающие с ним члены его семьи.
Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1975 г. N 2727-IX "О ратификации" [27] со следующей оговоркой, сделанной при подписании: "Союз Советских Социалистических Республик не считает себя связанным положениями пункта 1 статьи 13 Конвенции, согласно которой любой спор между двумя или более государствами-участниками, касающийся толкования или применения Конвенции, передается по просьбе одного из них на арбитраж или в Международный Суд, и заявляет, что для передачи такого спора на арбитраж или в Международный Суд необходимо в каждом отдельном случае согласие всех сторон, участвующих в споре" В соответствии с Федеральным законом от 03.03.2007 №28-ФЗ «О снятии оговорок к некоторым международным договорам» снята оговорка к пункту 1 статьи 12 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов и признан не действительным абзац третий Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1975 года № 2727 –IX «О ратификации Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов».[28]
В ч. 2 ст. 360 УК РФ предусмотрен квалифицированный состав преступления. Квалифицирующим признаком является нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, в целях провокации войны или осложнения международных отношений.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.2.Уголовно-правовая характеристика терроризма и террористического акта
 
В статье 3 Федерального закона «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. № 35 – ФЗ раскрывается понятие "терроризм" как идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий. По сравнению с ранее действующим Федеральным законом от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" это понятие существенно изменилось. Так, в названном Федеральном законе терроризмом признавалось:
- насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов;
- посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность;
- нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений.
Но, несмотря на то, что терроризмом является уже сама идеология насилия, уголовная ответственность предусмотрена ст. 205 Уголовного кодекса Российской Федерации только за совершение определенных действий, т.е. за совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях, т.е. за непосредственное совершение террористического акта.
Не соответствует закрепленное в статье понятие терроризма тому, что понимается под ним в Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.), ратифицированной Федеральным законом от 10 января 2003 г. N 3-ФЗ и вступившей в силу для Российской Федерации 29 марта 2003 года. Так, терроризм указанная Конвенция определяет как:
"а) какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в приложении к настоящей Конвенции, и как оно определено в этом договоре;
б) любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, - и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон" (статья 1).
В приложении к Конвенции указаны следующие международные документы, понятия из которых также будут приведены ниже:
- Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, совершенная в Гааге 16 декабря 1970 года;
- Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, совершенная в Монреале 23 сентября 1971 года;
- Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 14 декабря 1973 года;
- Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 17 декабря 1979 года;
- Конвенция о физической защите ядерного материала, принятая в Вене 3 марта 1980 года;
- Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, совершенный в Монреале 24 февраля 1988 года;
- Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, совершенная в Риме 10 марта 1988 года;
- Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, совершенный в Риме 10 марта 1988 года;
- Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 15 декабря 1997 года;
- Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 9 декабря 1999 года;
Необходимо также отметить, что на данный момент не существует единого понятия терроризма, в т.ч. международного. В мире имеется множество мнений по этому вопросу. Так, в "Трактате по международному уголовному праву", вышедшем в США под редакцией М. Бассиони и В. Нанди, говорится, что терроризм является международным преступлением, которое угрожает человеческому спокойствию и безопасности, оскорбляет всеобщую совесть и наносит ущерб человеческому достоинству. Между тем терроризм также расшатывает государственные и политические устои страны, является причиной смерти и увечья людей, наносит существенный материальный ущерб, угрожает территориальной целостности. По мнению Дж. Дугарда (ЮАР), международный терроризм - это насильственные акты, имеющие целью вызвать политические изменения, которые подрывают международные отношения и которые международное сообщество рассматривает как несовместимые с желаемыми нормами поведения. Дж. Дугард говорит о террористических актах, которые направлены на подрыв международной политической системы связей и противоречат нормам международной морали и права.
Ю. Динстейн (Израиль) утверждает, что сущность терроризма вообще и международного терроризма в частности проявляется в беспорядочном насилии, обычно направленном против людей без разбора (невинные жертвы террористического акта) в целях создания в массах идеи, что цель оправдывает средства: чем ужаснее преступление, тем лучше с точки зрения террористов. С. Агравала (Индия) считал, что наиболее удачным является смешанное определение понятия "международный терроризм", включающее общую дефиницию и основные элементы этого преступления. По его мнению, необходимые элементы международного терроризма - это угроза насилием или применение насилия, создающие условия опасности дли невинных людей или населения в целом, и международный характер преступления. Следовательно, С. Агравала указывает на террористические акты, которые в известной мере затрагивают международные отношения, но угрожают не собственно их субъектам и международному правопорядку, а людям, гражданскому населению, которые не имеют отношения к целям террористического акта.
Л. Кабрал (Аргентина) предлагал рассматривать в качестве международного преступления такие действия, как:
- покушение на главу иностранного государства или сопровождающих его официальных лиц, представителей международных организаций;
- захват воздушного судна во время международного рейса и другие подобные действия;
- преступления против средств или путей международных связей;
- покушения, совершаемые в местах проведения встреч международного характера, штаб-квартирах международных организаций, конгрессов, олимпийских деревнях и т.д.
Данный перечень, однако, не учитывает такого существенного момента, как то, что объектом посягательств иностранных террористов, даже при политических мотивах, могут быть мирные граждане.[29]
По мнению Р. Арона, акт насилия рассматривается как террористический в том случае, когда его психологический эффект обратно пропорционален его истинным физическим результатам. Э. Арегача определял терроризм как акты, сами по себе являющиеся традиционными формами общеуголовных преступлений, но совершаемые преднамеренно, с целью вызвать панику и беспорядок в организованном обществе, разрушить общественный порядок, парализовать противодействие террору со стороны общества и интенсифицировать беды и страдания общества.
ЦРУ США предложило такое определение: "Терроризм - это применение или угроза применения насилия в политических целях отдельными лицами или группами лиц, действующими против существующего в данной стране правительства, когда такие действия направлены на то, чтобы нанести удар или запугать более многочисленную группу, чем непосредственная жертва, в отношении которой применяется насилие". Такое определение давало США основание считать насилие, осуществляемое "национально-освободительными движениями", террористическим.
Международный терроризм ЦРУ понимался как терроризм, направленный против иностранных граждан, организаций либо правительств, при условии его поддержки иностранным правительством или организацией. Террористическую деятельность проводят группы, ставящие задачу ниспровергнуть определенный государственный строй, исправить национальную или групповую несправедливость или подорвать международный порядок как конечную цель своей деятельности.
Таким образом, международный терроризм понимается большинством авторов как вид политического насилия, затрагивающего в той или иной степени международные отношения. Вместе с тем в определениях отсутствуют ясные указания на объект и субъект этого преступления.
Международный терроризм исследовался советскими правоведами. Однако в силу объективных факторов определения такого терроризма носили однобокий характер. А.Н. Трайнин, первый советский исследователь международных преступлений, среди иных международных правонарушений не конкретизировал данное понятие, а ссылался на Конвенцию о предупреждении и пресечении терроризма 1937 года. П.С. Ромашкин также отсылает к ней. Д.Б. Левин определял международный терроризм как убийство дипломатических представителей и вообще политических деятелей иностранных государств в целях усиления международной напряженности и раздувания политических и военных конфликтов. Данное определение неполно, оно не учитывает, что террористические акты могут совершаться по отношению не только к дипломатам иностранных государств, но и к обычным гражданам. Примером тому может служить захват террористами в Турции парома "Евразия". Террористы выдвинули условие освобождения заложников при выполнении Россией политических требований в Чечне.
И.П. Блищенко и Н.В. Жданов писали, что международный терроризм охватывает не только насилие против представителей иностранного государства или на иностранной территории лицами, имеющими гражданство, отличное от гражданства страны места совершения террористического акта, но и подрывной деятельности одного государства против другого либо поощрения такой деятельности на территории одного государства с территории другого.
И.И. Карпец рассматривал терроризм как преступление международного характера особого вида: это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (охватывающая два или более государств) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушений на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов. По мнению автора, цель терроризма - нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма являются также дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами. Охар
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.