На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Кейнсианская теории

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Содержание
Введение………………………………………………………..………….3
1. Характерные черты неокейнсианства………………………...………5
2. Теория экономической динамики р. Харрода………………………..8
3. Посткейнсианство………………………………….…………………18
Заключение…………………………………………………………….…22
Список литературы……………………...……………………………….25

Введение
Многогранность экономической жизни порождает множество экономических наук. Изучая экономику, человек обнаруживает взаимосвязи между её различными гранями; соответственно и науки, изучающие элементы экономической жизни, сложились в систему экономических наук. Методологической базой такой системы служит экономическая теория. В то же время экономическая теория имеет свой предмет, отражающий специфику экономической деятельности как отдельного экономического субъекта, так и совокупности всех функционирующих субъектов на уровне национальной экономики. Экономическая теория - наука, изучающая принципы выбора путей использования ограниченных ресурсов в условиях рыночного хозяйства.
В данной работе мы рассмотрим одну из моделей экономической теории, а именно - кейнсианскую концепцию экономического роста.
Основоположник данной теории Дж. М. Кейнс - своего рода революционер экономической науки нашего века. Английский экономист, влияние которого на экономическую мысль в XX века сравнимо с воздействием Адама Смита и Давида Рикардо на экономическую мысль XIX века, был человеком необычайно интеллектуальным и неординарным. Он создал принципиально новые методологические подходы к экономике и экономической политике, являлся родоначальником и разработчиком макроэкономики, создателем нового языка экономической теории. Выдающийся ученный полвека назад дал ответ на то, является ли экономика наукой практической: "Идеи экономистов и политических мыслителей - и когда они правы, и когда они ошибаются - имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности именно они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно неподверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого".
И главная задача данной работы - осветить взгляды, положения, подходы и предложения кейнсианской школы; показать основные идеи и принципы, доказать их необходимость и сегодня, применить и значимость как для современного общества так и для истории.
 


1. Характерные черты неокейнсианства
Неокейнсианство до второй половины 70-х годов выступало одним из главных течений буржуазных теорий государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики и представляло собой развитие кейнсианства применительно к новой исторической обстановке послевоенного капитализма. Неокейнсианство как специфическое направление сложилось в первой половине 50-х годов под влиянием углубления общего кризиса капитализма и связанного с ним завершения процесса перехода от монополистического к государственно-монополистическому капитализму, научно-технической революции, экономического соревнования двух социально-экономических систем и краха колониальной системы империализма.
Как и кейнсианство, неокейнсианство исследовало функциональные, количественные зависимости народнохозяйственных величин в процессе капиталистического воспроизводства. Однако в новых исторических условиях, когда проблема темпов экономическою развития стала рассматриваться как вопрос жизни и смерти капитализма, неокейнсианство уже не могло ограничиться рассмотрением преимущественно проблем “статического состояния экономики”. Оно вынуждено было отказаться от тезиса о стагнации капиталистической экономики. Неокейнсианцы выступили с критикой тех положений теории Дж. М. Кейнса, которые придавали ей характер “статической” теории, т. Е. Ориентировали ее на рассмотрение количественных зависимостей линии простого воспроизводства. Последователи Дж. М. Кейнса, опираясь на основные понятия и методологию его теории, в центр внимания поставили проблемы государственно-монополистического регулирования расширенного капиталистического воспроизводства. Теоретики неокейнсианства Р. Харрод, П. Калдор, Е. Домар, Э. Хансен и другие акцентировали внимание на количественных зависимостях расширенного капиталистического воспроизводства, или, по терминологии неокейнсианства, проблемах экономической динамики и экономического роста.
Неокейнсианство, выступая в качестве важнейшей теоретической основы экономической политики государственно-монополистического капитализма, исходило из главной посылки кейнсианства об утрате стихийного механизма автоматического восстановления равновесия и необходимости государственного регулирования капиталистической экономики. Особенность неокейнсианства состояла в том, что оно, отражая более зрелую ступень развития государственно монополистического капитализма, отстаивало необходимость систематического, и притом в известной мере прямого, а не спорадического и косвенного) как в теории дж. М. Кейнса, воздействия буржуазного государства на капиталистическую экономику.
Этой главной задаче и было подчинено дальнейшее развитие кейнсианства и в послевоенный период: разработка кейнсианской теории под углом зрения “экономической динамики”, пристальное внимание к вопросам сбережения и реального накопления капитала, разработка теории кумулятивного процесса, основанной на соединении концепций мультипликатора и акселератора и призванной дать такое объяснение количественных взаимосвязей роста инвестиций и национального дохода, которое в известной мере приоткрыло бы конкретно-экономический аспект факторов, порождавших относительно высокие темпы расширенного капиталистического воспроизводства (в отдельные годы послевоенного периода), однако вуалировало бы его социально-экономические аспекты, расширенное воспроизводство капиталистических противоречий в ходе капиталистического накопления.
Методология неокейнсианства характеризуется макроэкономическим, народнохозяйственным подходом к рассмотрению проблем воспроизводства, использованием, так называемых агрегативных категорий типа: совокупный спрос, совокупно предложение, совокупные инвестиции, совокупные сбережения, национальный доход, общественный продукт, и т. П., позволяющих, с одной стороны, уловить некоторые наиболее общие количественные зависимости процесса капиталистического воспроизводства, точнее, некоторые всеобщие воспроизводственные формы и зависимости, а с другой - затушевать их классовую сущность и антагонистический характер.
Как и кейнсианство, неокейнсианство акцентировало внимание преимущественно на конкретно-экономических функциональных зависимостях простого процесса труда в его народнохозяйственном аспекте, абстрагируясь, как правило, от капиталистических производственных отношений или трактуя их в вульгарно-апологетическом плане. В условиях научно-технической революции неокейнсианство вынуждено было отказаться от характерной для прежнего кейнсианства абстракции от изменения производительных сил буржуазного общества и ввести в свой анализ показатели изменений в экономике, происходящих в результате технического прогресса. Например, Р. Харрод разработал понятие “коэффициента капитала”, которое трактуется им как отношение всей величины используемого капитала к национальному доходу за определенный период времени, т.е. как своеобразный показатель “капиталоемкости” единицы национального дохода. Вместе с тем неокейнсианство выдвинуло вопрос о типах технического прогресса, выделяя, с одной стороны, технический прогресс, который ведет к экономии живого труда, а с другой - технический прогресс, обеспечивающий экономию овеществленного труда в средствах производства (по терминологии неокейнсианства - капитала). “нейтральным” именуется такой вид развития техники, при котором уравновешиваются эти тенденции, т.е. применяется органическое строение капитала. Анализ показывает, что это не типично для современного капитализма. При всем противоречивом характере факторов, воздействующих на динамику органического строения капитала, его основная тенденция в условиях современной научно-технической революции - это тенденция к росту.
Дополняя теорию воспроизводства Дж. М. Кейнса, в частности его концепцию “мультипликатора дохода” (в соответствии с которой национальный доход изменяется в зависимости от изменения объема совокупных капиталовложений всего общества), неокейнсианцы выдвинули теорию акселератора, которая рассматривает обратную зависимость совокупного объема капиталовложений от изменений величины национального дохода. На основе соединения теорий мультипликатора и акселератора теоретики неокейнсианства создали концепцию “кумулятивного процесса”, трактуя механизм расширенного капиталистического воспроизводства не как социально-экономический, а как технико-экономический процесс.
Особенностью неокейнсианства является также разработка его представителями специфических (формул расширенного капиталистического воспроизводства, моделей экономического роста). Их характерная черта состоит в том, что, как правило, в них не представлено совокупное движение составных частей всего общественного продукта и капитала, рассматриваемых под углом зрения натурально-вещественной и стоимостной структуры. Обычно модели экономического роста неокейнсианства улавливают лишь отдельные количественные взаимосвязи процесса воспроизводства, преимущественно в его конкретно-экономическом, а не социально-экономическом аспекте. Являясь важным средством теоретического обоснования экономической политики государственно-монополистического капитализма, неокейнсианство оказалось не в состоянии избавить капитализм от внутренне присущих ему противоречий и антагонизмов и даже в сколько-нибудь существенной мере ослабить их.
 
2. Теория экономической динамики р. Харрода
Видное место среди неокейнсианцев принадлежит английским экономистам Р. Харроду и Дж. Робинсон. Австралийский экономист Г. Харкоурт писал: “возрождение интереса к проблеме роста и накопления в послевоенный период было возвещено классикой сэра Р. Харрода. И продолжено главным трудом Д. Робинсон “накопление капитала”. Теория государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики, основные принципы которой были разработаны Дж. М. Кейнсом в “общей теории занятости...” Под непосредственным влиянием мирового экономического кризиса и депрессии 30-х годов, трансформировалась в послевоенный период под воздействием новых исторических условий - формирования и быстрого прогресса мировой социалистической системы, дальнейшего роста капиталистического обобществления производства и углубления общего кризиса капитализма - в теорию государственно-монополистического регулирования капиталистического производства с целью достижения устойчивого темпа расширенного капиталистического воспроизводства, в теорию экономической динамики, или теорию экономического роста. Это изменение формы буржуазного макроэкономического анализа - от теории занятости к теории экономической динамики - представляло собой отражение роста противоречий современного капитализма в условиях обострения экономического соревнования двух противоположных мировых систем.
Если Дж. М. Кейнс формулировал свою задачу как устранение чрезмерной безработицы, т. Е. В известном смысле ставил перед собой частную проблему короткого периода, то теоретики экономической динамики подняли более сложный и общий вопрос: отыскать пути обеспечения устойчивых темпов роста капиталистической экономики. Одно это изменение акцента буржуазного макроанализа свидетельствовало о новом этапе борьбы двух систем, наступившем в послевоенный период.
Характерно, что идея о неизбежности экономических кризисов явилась отправным пунктом главной работы английского буржуазного экономиста, профессора оксфордского университета р. Харрода “к теории экономической динамики”, одного из виднейших последователей Дж. М. Кейнса, сыгравшего важную роль в развитии неокейнсианства. Это произведение Р. Харрода, основные идеи которого были разработаны в конце 1946 и начале 1947 г., написано им под впечатлением начавшегося в США первого послевоенного кризиса перепроизводства 1945-1946 гг. Р. Харрод исходил из убеждения, что при всех, даже наиболее благоприятных, условиях капиталистическим странам не удастся избавиться от периодических депрессий. В предисловии к своей книге он писал: “в основу этих лекций положена мысль, что раньше или позже мы должны столкнуться с проблемой стагнации и что экономистам именно на нее придется обратить главное внимание”
Предмет исследования неокейнсианских представителей макроанализа, их методология подчинены той же главной задаче, что и работы Дж. М. Кейнса, поискам количественных зависимостей капиталистического воспроизводства с целью выработки практических рекомендаций государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики. Однако новые экономические задачи, поставленные перед ними послевоенными условиями развития капитализма, потребовали дальнейшего развития макроэкономических исследований и разработки новых экономических проблем, прежде всего проблемы расширенного воспроизводства. О буржуазных теориях экономического роста Б. Селигмен писал: “цель их состоит в том, чтобы обнаружить такие точки равновесия во времени, которые были бы совместны с различными динамическими воздействиями, вторгающимися в экономику”
Методология р. Харрода близка методологии Дж. М. Кейнса: широкое использование агрегированных экономических величин, позволяющих в известной мере уловить всеобщие экономические формы, в которых осуществляется процесс общественного воспроизводства, и уклониться от анализа социально-экономического содержания этого последнего; характерный и для Дж. М. Кейнса количественный подход к экономическим явлениям; довольно широкое применение психологического метода. Отличие методологии р. Харрода состоит в том, что она больше приспособлена к рассмотрению расширенного воспроизводства, прежде всего в том смысле, что р. Харрод не абстрагируется от изменения производительных сил. Он включает в число переменных величин, как технику производства, так и численность рабочей силы и выработку продукции па душу населения более того, он признает изменения количественных пропорций в распределении национального дохода. Однако основная методологическая позиция кейнсианства остается у Р. Харрода неизменной. Он также абстрагируется от исторических аспектов законов капитализма, сосредоточивая свои усилия на их функциональных аспектах, от процессов развития капиталистического способа производства как особой системы производительных сил и производственных отношений и целом.
То обстоятельство, что он ближе Дж. М. Кейнса подошел к проблемам развития экономики капитализма, поставив в центре внимания проблему расширенного воспроизводства, вынудило его занять более негативную позицию, чем Дж. М. Кейнс, в отношении “трудового измерителя” экономических величин, в отношении тех немногих элементов трудовой теории стоимости, отражающих функциональные аспекты экономических явлений, которые имеются в теории Дж. М. Кейнса. Произведенное Р. Харродом изменение в предмете исследования - переход от “статики” к “динамике” - усилило опасность, таящуюся для буржуазной апологетики в подходе к экономическим явлениям с точки зрения “трудового измерителя”.
Прежде всего отличие теорий неокейнсианцев от концепции Дж. М. Кейнса состоит в постановке проблемы экономической динамики в противовес и в дополнение к экономической статике, которой уделял главное внимание Дж. М. Кейнс. Что же понимается под экономической динамикой и статикой?
Анализ работы Р. Харрода показывает, что в основе разграничения им статики и динамики лежит разграничение простого и расширенного воспроизводства. Таким образом, постановка Р. Харродом проблемы динамики есть не что иное, как выдвижение им в отличие от Дж. М. Кейнса и в развитие его идей проблемы расширенного воспроизводства.
По теоретическим вопросам, затрагивающим социально-эконо-мическое содержание экономических отношений капитализма а не чисто количественное их выражение, р. Харрод занимает определенно вульгарные позиции. Они носят особо вульгарно-апологетический характер, когда р. Харрод бывает вынужден рассматривать проблему источников капиталистических доходов, прибыли, процента и т. П. Так, ссудный процент он трактует как “вознаграждение за акт ожидания”, а прибыль - как “плату за риск”. Вопрос о происхождении эксплуататорских доходов в соответствии с традицией вульгарной буржуазной политической экономии подменяется здесь другим вопросом (который также трактуется апологетически): чем оправдать получение таких доходов?
Основные усилия он направляет к тому, чтобы выяснить, оправдан ли прирост денежной суммы, отданной в кредит, а отнюдь не к тому, чтобы установить источник этого прироста, хотя, по видимости, р. Харрод поднимает решающую в этом отношении проблему: как возникновение процента связано с законом стоимости, бледной тенью которого в работе р. Харрода выступает некий “закон возмещаемости”. “если бы в самом деле не существовало никаких веских соображений, оправдывающих такой прирост, процент должен был бы встретить не только моральное осуждение, но нарушил бы важный основной закон экономической науки... По которому ничто не приобретается без возмещения”.
И здесь проблема переносится из экономической в моральную область. Сама постановка вопроса предполагает, что возможно такое оправдание процента, такие “веские соображения”, которые могли бы исключить нарушение “закона возмещаемости”.
Об этом свидетельствует и выдвижение р. Харродом принципа “предпочтении во времени” (кстати, давно известного из концепций австрийской школы). Суть его состоит в том, что “блага настоящие” ценятся выше, чем “блага будущие”. “мы не так живо представляем себе будущее, как настоящее", - пишет р. Харрод, - “и выгоду иметь деньги в будущем оцениваем ниже выгоды иметь их теперь...”. “предпочтение во времени” есть ни что иное, как жадность, уточняет далее харрод.
Опираясь на столь, солидное “основание”, р. Харрод приходит к неожиданному заключению, что получатель процента за отданные в ссуду деньги не только не будет иметь никакого выигрыша, но, наоборот, “он почти наверняка потеряет от этого”.
Почему же это произойдет? Во-первых, заявляет р. Харрод, заимодавец должен будет урезать свое потребление на сумму и время займа. Во-вторых, большая сумма денег в будущем может иметь меньшую полезность, чем меньшая сумма в настоящее время. И “нищенский излишек” в виде ссудного процента не может компенсировать эту разницу вследствие “закона убывающей полезности дохода”.
Таким образом, р. Харрод собирает вместе и систематизирует старые вульгарные концепции: теорию “воздержания” н. Сениора, концепцию “настоящих и будущих благ” австрийской школы, “принцип неопределенности будущего” - в своей попытке оправдать одну из форм прибавочной стоимости - ссудный процент, более того, затушевать сам факт финансовой эксплуатации трудящихся масс.
Это лишний раз подтверждает тот вывод, что буржуазный макроэкономический анализ в том случае, если он затрагивает проблемы, связанные с сущностью экономических отношений капитализма, неизменно становится на апологетические позиции.
По мнению р. Харрода, в частной экономике действуют мощные силы (в виде невыгодности получения процента за кредит), которые существенно ограничивают частные сбережения. Отсюда проистекает вывод р. Харрода о необходимости государственного контроля над сбережениями. “в данный момент”, - пишет он, - “мы живем в условиях режима, при котором объем национальных сбережений в большей степени контролируется государством”.
Нечеткость в классификации сбережений на потребительские и производственные, которую допускает р. Харрод, затрудняет ему рассмотрение вопроса о влиянии изменения процентной ставки на величину сбережений. “здесь было бы уместно рассмотреть возможное влияние понижающейся процентной ставки на размер сбережений”, - писал р. Харрод. - “к сожалению, представляется невозможным дать на этот вопрос определенный ответ”.
Нет ничего удивительного в таком заключении р. Харрода, ибо “сбережения” по-разному реагируют на изменение величины процента в зависимости от своей собственной природы. Накопление капитала в денежной форме стимулируется при понижающейся ставке процента, поскольку возрастает средний предпринимательский доход капиталиста. Личные же сбережении уменьшаются при падении процента, выплачиваемого банками по вкладам. Дело здесь в том, что капиталист платит процент за взятые в ссуду деньги, потребитель же получает процент за вложенные в банк деньги, которые он сберегает для будущего потребления. Отождествление денежной формы капитала и денег как таковых лежит и в основе этой позиции.
Это количественное различие в движении двух видов “сбережений”, разумеется, замечает р. Харрод. Он пишет о том, что корпоративные сбережения, в том числе и прибавочные, стимулируются падающей величиной процента. Что же касается личных сбережений, то о них р. Харрод пишет: “во всех случаях эти сбережения должны, по-видимому. Уменьшаться с понижением процентной ставки". Однако р. Харрод затрудняется дать определенный ответ на вопрос о том, как меняется объем сбережений в случае снижения процента, поскольку под воздействием теории “воздержания” он сводит к личным сбережениям и корпоративные сбережения, по крайней мере их часть.
“общий вывод из всего этого анализа остается неопределенным”, - заключает р. Харрод. - “прибавочное сбережение корпораций, вероятно, растет но мере понижения процентной ставки, тогда как личные сбережения, вероятно, понижаются”. Таким образом, очевидно, что именно вульгарная политэкономическая концепция “воздержания” от потребления при формировании капитала является препятствием к количественному макроэкономическому исследованию зависимости объема накопления капитала от изменения ставки процента.
Р. Харрод во многих пунктах поддерживает теорию процента дж. М. Кейнса, и прежде всего его трактовку процента как “психологического феномена”. По харроду, процент есть ни что иное, как “результат суждений и мнений, надежд и опасений... А вовсе не физическое явление”.
Последнее утверждение р. Харрода направлено к тому, чтобы отрицать объективный характер процента, свести его к чисто волевому акту.
Но все же р. Харрод не во всем согласен с дж. М. Кейнсом в теории процента. Он критикует дж. М. Кейнса за игнорирование им “ожидания” в трактовке процента и за связь процента только с “предпочтением ликвидности”. Реальная основа этой критики состоит в стремлении р. Харрода усилить апологетическую направленность теории “сбережепия”, т. Е. Теории капиталовложения, которая без теории “ожидания” утрачивает одну из важных апологетических опор. “я должен признать”, - пишет р. Харрод, - “как это наверняка должен был бы признать и дж. М. Кейнс, что. Прежде чем может быть получена некоторая сумма капитала, должны иметь место следующие два действия: 1) ожидание и 2) расставание с ликвидностью”.
Таким образом, возникновение капитала р. Харрод объясняет “ожиданием”, позволяющим накопить определенную сумму денег, и “расставанием с ликвидностью”, т. Е. Предоставлением данной суммы в кредит. Акты накопления капитала и кредитование, хотя и в психологизированной форме, все же выделены р. Харродом. Однако он полностью игнорирует эксплуататорскую основу накопления капитала, его связь с присвоением прибавочной стоимости, а потому и кредит рассматривается фактически как “заем денег”, а не как форма движения ссудного капитала.
Р. Харрод критикует теорию процента дж. М. Кейнса и по другой линии. Он упрекает его в односторонности при трактовке зависимости между величиной процента и объемом предложения ссудного капитала. “...существуют две возможности определения взаимной связи между процентом и размером предлагаемых сбережений, из которых кейнс, по-видимому, учел только одну”.
Дж. М. Кейнс, как отмечает р. Харрод, рассматривал условия, для которых были типичны недостаток капитала и боязнь вкладывать капитал вследствие глубоких кризисных процессов, охвативших капиталистическую экономику в 30-е годы. В результате капиталовложения оказывались ниже сбережений, полная занятость отсутствовала. Теперь же характерно, как пишет р. Харрод, другое: норма процента устанавливается на таком низком уровне, что капиталовложения начинают опережать сбережения. В результате возникает инфляция.
Отсюда видно, что р. Харрод проводит различие между накоплением денежного капитала (сбережение) и реальным капиталовложением (капиталовложение). Важно и то, что р. Харрод подчеркивает возможность несовпадения этих двух величин. Если сбережения превышают капиталовложения, то возникает безработица, если же, напротив, капиталовложения превышают сбережения, возникает инфляция.
Стремление добиться такого соотношения этих двух величин, которое необходимо для обеспечения динамического равновесия, порождает, по мнению р. Харрода, “потребность в контроле” государства над экономикой. Говоря об условиях послевоенной инфляции, р. Харрод замечает: “нынешнее положение как раз и является точно такой ситуацией, при которой усилия министра финансов направлены на удержание нормы процента, соответствующей предпочтению ликвидности, на уровне значительно ниже того, при котором капиталовложения сравнялись бы с суммой сбережений, производимых в условиях полной занятости. Отсюда потребность в контроле”.
Необходимость государственно-монополистического регулирования порождаются, таким образом, по свидетельству р. Харрода, и присущим капиталистической экономике противоречием между накоплением капитала и капиталовложением. Процессы обобществления, охватывающие и эту сторону капиталистического воспроизводства, - вот основа “контроля”, о котором пишет р. Харрод. Следовательно, он связывает необходимость “контроля” над экономикой с процессами накопления капитала, т. Е. С необходимостью обеспечения расширенного воспроизводства.
В этой связи характерно, что р. Харрод значительное внимание уделял вопросу о возможности “естественной тенденции” нормы ссудного процента к понижению. В этом он видел “решающий вопрос современного экономического положения”. Следуя за дж. М. Кейнсом, он считал, что капиталистическая экономика не в состоянии собственными силами обеспечить соответствующее понижение процента. “между тем все согласны, что это есть единственное действенное лекарство от безработицы”, - писал р. Харрод. - “безработица упорно держалась годами и не была излечена. Поэтому планомерное снижение процентной нормы является делом первостепенной важности”.
Анализ показывает, что теория сбережений р. Харрода подчинена главной задаче его экономической концепции - анализу количественных зависимостей процесса накопления капитала, т. Е. Расширенного воспроизводства. С одной стороны, р. Харрод вынужден выделить в качестве ключевого момента расширенного воспроизводства накопление капитала; этой цели служит его категория “прибавочных сбережений корпораций”, а также фактическое разделение им капитала на две части, из которых одна функционирует в целях обеспечения капиталисту дохода на нужды личного потребления, другая обеспечивает получение накопляемой части прибавочной стоимости. С другой стороны, он маскирует эксплуататорское происхождение и использование “корпоративных сбережений” под общим понятием личных сбережений.
 
3. Посткейнсианство
В 50—60-е годы появляется новое течение, связанное с пересмотром ортодоксальной кейнсианской экономической теории, которое получило название посткейнсиансва. Оно сложилось из экономистов, которые придерживались разных методологических и идеологических подходов, и объединило ученых Англии и США. На его формирование оказали влияние институционализм, марксизм, монетаризм. С одной стороны, посткейнсианство представляет английское левое кейнсианство, центр которого находится в Кембридже (его представители: лидер данного направления — Дж.Робинсон, Н.Калдор, П.Сраффа). С другой стороны, американское посткейнсианство, представленное Р. Клауэр, А. Лейонхуфвуд, П. Дэвидсо н, С. Вайнтрауб, Г. Мински и др.
Первоначально данное направление носило название левого кейнсианства, так как рассматривало рост заработной платы в качестве главного фактора расширения эффективного спроса и выступало за ограничение власти монополии, проведение социальных реформ.
В 80-е годы в условиях консервативного сдвига в идеологии и политике «радикальное посткейнсианство» утратило свою популярность. Получило распространение посткейнсианство, которое связано с дальнейшим обновлением теории Кейнса и приспособлением ее к требованиям макроэкономической политики в современных рыночных условиях.
Современное посткейнсианство продолжает поиски мер, позволяющих осуществлять эффективную стабилизационную политику. Среди проблем, которыми они занимаются: ценообразование, денежный спрос и предложение, финансовые рынки и их воздействие на экономическую нестабильность и инфляцию.
Посткейнсианцы считают ценообразование новой основой макроэкономики. Целью теории ценообразования является стремление показать особенности ценообразования в реальных условиях существования регулируемых рынков товаров и рабочей силы, когда преобладание крупных фирм, способных в определенных пределах регулировать цены и объемы производства, сочетается с господством профсоюзов и коллективными договорами о заработной плате, когда в процессы ценообразования вмешивается государство. В ситуации несовершенной конкуренции цены не изменяются быстро и эластично, не позволяют в короткий срок привести в равновесие новое соотношение спроса и предложения. В результате фирмы реагируют на изменение ситуации на рынках колебаниями объемов производства, результатом которых и являются длительные отклонения от состояния равновесия с неполным использованием производственных мощностей и рабочей силы.
С помощью концепции трансакционной, или контрактной, экономики посткейнсианцы объясняют несовершенство конкуренции, в которой отмечается, что в современном хозяйстве все отношения строятся на основе трансакции — договоров — и экономика носит договорный характер. В этом заключается макроэкономическая причина слабой подвижности и негибкости цен. Договор не может основываться на подвижности цен, а предполагает устойчивые цены, что способствует составлению планов, расчетов на будущее. Это обусловливает устойчивость заработной платы, которая в дальнейшем предопр
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.