На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Конституция США и Билль о правах

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



          Содержание

 

Введение                                                                                                                                              3

Принятие конституции США                                                                                                    4
Конституция США и Билль о правах                                                                                    11                           
Анализ Конституции США                                                                                                                14                           
-          власть народа                                                                                                                14
-          гарантии прав и свобод человека. Билль о правах                                          15
-          федерализм и суверенитет                                                                                                  15
-          разделение властей, система сдержек и противовесов                                          16
-          историческая эволюция                                                                                                  17
Заключение                                                                                                                                            19
Литература                                                                                                                                            21
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

Введение

 
Принцип разделения властей опирается на идеи, восходящие ещё к древнегреческому мыслителю Аристотелю. Основную разработку они получили в 18 веке у французского философа Ш. Монтескье. Согласно его взглядам, свобода, то есть право делать всё, что не запрещено законами, может быть обеспечена только в таком государстве, где власть разделена на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. В условиях демократического режима каждая из властей обладает определённой самостоятельностью и уравновешивается другими властями. Компетенция каждого органа определяется так, чтобы исключить его господство над другими органами. Это одна из важнейших гарантий против произвола. Пример достаточно жёсткого разделения властей дала конституция США.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 

           Принятие конституции США

                           
Формирование США, как независимого госу­дарства, занимает сравнительно небольшой исторический отрезок времени. С момента образо­вания на территории современного государства первых английских переселенческих колоний в первой половине XVII века и до юридического оформления США в единое федеративное государ­ство после принятия Конституции в 1787 году прошло чуть более полутора веков. Но именно в тот период были заложены основы американской государственности, созданы предпосылки для появления на свет юридического документа но­мер один в истории Соединенных Штатов Америки – Конституции 1787 года. Процесс ее разработки неотделим от истории борьбы  за государственную независимость, свободу и объединение штатов в единое госу­дарство.[1]   А воплощённые в ней традиции закладывались еще первыми поселенцами, принесшими на новые земли идеалы естественного права, английское  “общее право”, суд присяжных за­седателей и другие прогрессивные правовые ин­ституты того времени, ставшие первоосновой при формировании колониальных органов управ­ления.
С течением времени, в процессе укрепления ко­лоний и их борьбы за независимость, зарождается и развивается специфическая американ­ская практика компромиссов, сыгравшая впоследствии решающую роль в процессе принятия Конституции 1787 года. Суть ее состояла в том, что при совместном рассмотрении политических вопросов штатами нередко принимались компромиссные решения, отвечающие, в первую очередь, соображениям рациональности и практической пользы для сто­рон (даже если эта “польза” вступала в про­тиворечие соображениям существующей морали).
В ходе совместной вооруженной борьбы за неза­висимость, длившейся с 1775 по 1783 год, и превратившейся в, своего рода, буржуазную ре­волюцию, ликвидировавшую многие феодальные пережитки, штаты прошли путь от добровольного военного союза до конфедерации, созданной в 1781 году.
Необходимо отметить, что в этот период были созданы юридические документы, оказавшие влияние не только на ход событий того вре­мени, но и на развитие американских демократических традиций в будущем. Это, прежде всего, “Декларация независимости Соединенных Штатов” 1776 года, главным автором которой яв­ляется Т. Джефферсон, а также Статьи Конфеде­рации 1781 года, ставшие фактически первой Конституцией образовавшегося межгосударствен­ного союза. Нельзя не вспомнить в этой связи и о первом проекте федерации, созданном еще в 1748 году Б. Франклином.
Все эти документы в большой степени оказали влияние на содержание Конституции 1787 года. Таким образом, заклады­валась ее юридическая база.
В начавшейся войне Англии, “владычице морей”, сильнейшей в военном и экономическом отношениях державе, противостояли 13 восставших колоний. Хотя большинство их жителей боролось за дело революции, население колоний не было единым. К сторонникам Англии, тори, или лоялистам, принадлежали английские чиновники, агенты английских купцов, англиканские священники, землевладельцы-феодалы средних колоний, многие богатые плантаторы и купцы. В рядах сторонников революции, вигов, или патриотов, как их называли, так же шла борьба между консервативной верхушкой, боявшейся демократического порыва масс, и радикальным, буржуазно-демократическим крылом. К последнему примыкали фермеры, городские рабочие ремесленники и т. д., возглавляла же его радикальная буржуазия. Среди важнейших деятелей этого движения были Томас Джефферсон, Сэмюэль Адамс, Патрик Генри.
Джефферсон, один из самых образовательных американцев своего времени, был последователем английских философов и французских просветителей.
Патриархом американской революции был великий учёный, писатель, общественный и государственный деятель Бенджамин Франклин.  Крупнейший представитель просвещения, которое в Америке и Европе являлось идеологической подготовкой буржуазной революции, он был выразителем нарождавшегося американского национального самосознания и провозглашал идею единства колоний.
В мае 1775 г. собрался второй континентальный конгресс. В июне он решил образовать регулярную армию и назначил её главнокомандующим Джорджа Вашингтона, богатого виргинского плантатора-аристократа, который в конгрессе принадлежал к группировке умеренных. Конгресс провозгласил право американцев взяться за оружие, но опять отправил королю петицию о перемирии, названную “оливковой ветвью”. В ответ король объявил колонии мятежными.
Логическим  выходом из всей борьбы колоний с Англией было провозглашение независимости, но прошло немало времени, пока оно свершилось. Левое, демократическое крыло вигов, всё время, требовавшее решительных мер и немедленного разрыва с Англией, настаивало на провозглашении независимости. В процессе войны выковывалось единство колоний, рождалась американская нация.
4 июля 1776 г. второй континентальный конгресс принял “Декларацию независимости”. День этот стал американским национальным праздником. Штаты (бывшие колонии) Америки объединились (отсюда название “Соединённые Штаты Америки”) и провозглашали, что отделяются от Англии. В “Декларации”, автором которой был Томас Джефферсон, это отделение обосновывалось как общими принципами, так и конкретными обстоятельствами. “Декларация независимости” была выдающимся документом своей эпохи. Возникшая под влиянием передовой европейской и американской мысли, она воздействовала на политические идеи в других странах. “Декларация” провозглашала равенство всех людей, их право на “жизнь, свободу и стремление к счастью”. Она утверждала принципы народного суверенитета и самоопределения наций. [2]
Победа под Саратогой была началом перелома в войне. Она изменила международное положение в пользу американцев. В 1780 г.  по инициативе России возникла “Лига нейтральных”, отстаивавшая право нейтральных стран перевозить во время войны на своих кораблях любые товары воюющих держав, кроме оружия. Был провозглашён “вооружённый нейтралитет” – члены Лиги грозили защищать свои права  силой в случае надобности. В Лигу вступили многие страны, и её создание довершило международную изоляцию Англии, которая до этого, пользуясь своим могуществом на морях, пыталась разрушить всю морскую торговлю своих противников. Осенью 1781 г. американские войска Вашингтона и французские части во главе с Рошамбо и Лафайетом окружили крупную армию английского генерала Корнуоллиса, сосредоточившуюся у прибрежного виргинского города Йорктауна.  19 октября 1781 г. армия Корнуоллиса капитулировала, и это было фактическим окончанием войны на Американском материке. Длительные и сложные мирные переговоры, которые  вели в Париже с английскими представителями американский посол в Париже Бенджамин Франклин и другие уполномоченные Соединённых Штатов Америки, завершились предварительным мирным договором в 1782 г. и окончательным – в 1783 г. [3]
Из войны новая держава вышла в довольно неустойчивом экономическом положении. В политическом отношении Соединённые Штаты Америки не представляли собой сплочённого целого. Первая их конституция – “Статьи конфедерации”, принятая конгрессом в  1777 г. и утверждённая штатами в 1781 г., представляла отдельным штатам фактическую самостоятельность, вплоть до права объявления войны; конгресс же конфедерации являлся консультативным органом, и даже бюджет его составлялся только из добровольных взносов штатов.
Казна конгресса была пуста, между тем государство было отягощено военными долгами, войска требовали уплаты жалования и обещанных льгот. Перед роспуском, в  1781 – 1783 гг.,  в армии происходили на этой почве волнения и даже были попытки государственного переворота. Частично требования солдат и офицеров были удовлетворены предоставлением земельных участков.
После окончания войны и устранения главного внутреннего врага – лоялистов – усилилась классовая борьба в рядах патриотов. Народные массы, стремившиеся к истинному равенству, ожидали от революции большего, чем она дала им. К тому же экономические тяготы послевоенного периода пали главным образом на них. Уплата долгов, государственных и частных, при переходе от обесцененных бумажных денег к твёрдым металлическим, который проводила буржуазия, разоряла фермеров и ремесленников, доводила их до долговой тюрьмы. Поэтому народное движение объединилось в требовании “дешёвых” денег и в выступлениях против взыскания долгов. Высшим его пунктом было восстание Шейса, в котором участвовали многие бывшие фронтовики.[4]
Восстание Шейса послужило сигналом для власть имущих – сомнений не было – грядёт революция .отряды Шейса удалось рассеять .победители безмерно радовались тому ,что у Шейса не оказалось качеств военного вождя .
Но прославленный государствовед Дж. Мэдисон взглянул в корень дела – бывшие сторонники Шейса устремились на выборы в штатах , “придав выборам такой оборот ,при котором смогут проводить в жизнь свои взгляды под эгидой конституционных положений. В случае  их победы возникнет законный шейсизм, против которого противоядия нет”. Эта угроза была похуже нового восстания.
Политические перемены назрели, их необходимо было претворить в жизнь. Правящими кругами было принято решение преодолеть приближающийся кризис путем изме­нения государственного устройства объединив­шихся колоний.  В этом процессе сыграть ре­шающую роль была призвана новая Конституция, закрепившая федеративное устройство страны. Осуществление этих планов было поручено Учре­дительному конвенту, собравшемуся в 1787 году под председательством Д. Вашингтона. Непо­средственное участие в разработке текста Кон­ституции приняли ведущие юристы Америки и об­щественные деятели государства: Д. Мэдисон, Т. Джефферсон, Б. Франклин, А. Гамильтон и др.
События, происшедшие в Америке после 1776 г., так же как и история правительства Британии, заставили “отцов основателей” усомниться, способно ли народное согласие само по себе быть достаточным гарантом свободы. Народное правительство может оказаться слишком слабым, чтобы предотвратить внутренние беспорядки (как это было в Массачусетсе). Народное большинство может, с другой стороны, обладать склонностью к тирании. Фактически, тирания большинства, по утверждению Д. Мэдисона, грозит даже более серьёзными неприятностями, чем власть меньшинства.
Делегаты совещания в Филадельфии  (май 1787 года) считали, что “демократия” в том виде, как её понимали раньше, – то есть власть толпы, обнаруживается, например, в ходе восстания Б. Шейса,  – не могла привести к решению проблемы. С другой стороны, аристократия – власть меньшинства – тоже не была выходом из положения, поскольку меньшинство так же можно испортить властью, как и большинство. Д. Мэдисон считал, что свободу нельзя защищать только разработкой конституции, которая ограничивала бы полномочия правительства.
Сразу после того, как конституционное совещание было созвано,  делегация Вирджинии предоставила всеобъемлющий план, в значительной мере разработанный Мэдисоном, с целью учреждения абсолютно нового национального правительства. Этот план в короткое время стал основным предметом обсуждения на совещании.
Соглашаясь рассмотреть “План Вирджинии”, участники совещания изменили его основную задачу. Они отказались от пересмотра статей Конфедеративного договора в пользу создания истинно национального правительства. “План Вирджинии” призывал к созданию прочного национального государства, организованного по принципу существования трёх независимых ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной. Они должны основываться на двух ключевых принципах: общенациональная законодательная власть может принимать решения по всем вопросам, по которым не полномочны действовать отдельные штаты, например, налагать вето на любой или все законы штатов; по крайней мере, одна из законодательных палат должна избираться прямым общенародным голосованием.
Во время дебатов представители штата Нью-Джерси и других малых штатов начали проявлять беспокойство о том, что на совещании будет принята конституция, согласно которой штаты окажутся представленными в обеих палатах Конгресса на основе численности населения. Малые штаты опасались, что более крупные штаты всегда будут иметь перевес голосов. Вильямом Патерсоном был предложен альтернативный “план Нью-Джерси”, который предлагал не замену, а пересмотр Конфедеративного договора, создание более сильного централизованного правительства, но с сохранением представительства в нём штатов, как было условлено ранее в Конфедеративном договоре – один голос от одного штата.  “План Нью-Джерси” предполагал создание однокабинетного или однопалатного Конгресса, в котором каждый штат обладал бы равным количеством голосов.
До того, как было достигнуто соглашение между штатами, главной проблемой была не демократия, а свобода, а точнее – правильное её дозирование. У противников нового правительства, которых стали называть антифедералистами, было множество возражений разного рода, но их всех объединяла вера в то, что свободу можно сохранить только в маленьких республиках, где управляющие пространственно близки к управляемым.
Напротив, Гамильтон и Мэдисон утверждали, что свобода в большей степени сохраняется в крупных республиках, в которых сосуществуют различные точки зрения и интересы, а не в единообразных малых обществах. Предпочитая большую республику, Мэдисон вовсе не пытался подавить демократию. Более того, он стремился показать, как реально работает демократическое правительство и как можно улучшить его работу. Для того, чтобы управлять, различные интересы должны объединяться и создавать коалицию, то есть союз.
Мэдисон пришёл к заключению, что в странах такого размера, как Соединённые Штаты, с их огромным  разнообразием интересов “согласие большинства вряд ли может быть достигнуто на других принципах, чем принцип справедливости и общего блага” Из своих рассуждений Мэдисон сделал достаточно смелые выводы. Он предположил, что национальное правительство  должно находиться на известной дистанции от народа и быть изолированным от его минутных настроений, поскольку люди не всегда хотят поступать должным образом. Правительство должно иметь возможность защитить и политиков и народ от того, что их станут использовать в недостаточно обдуманных или неблаговидных целях.
Когда пенсильванский делегат Джеймс Уилсон 1 июня 1787 г. вынес на повестку дня Конституционального Конвента в Филадельфии вопрос о будущей “исполнительной власти”, то – согласно записям Джеймса Мэдисона – воцарилось долгое молчание. 55 депутатов 12-ти участвующих штатов – Род-Айленд отказался от участия – сознавали, что они коснулись болевой точки новой правительственной системы: большинство из них  считали усиление исполнительной власти по сравнению с положениями опубликованных в 1777 г. “Статей конфедерации” обязательным; одновременно царила неизвестность о конкретной форме, которую должна была принять такая исполнительная власть, а так же о готовности населения принять рост власти этой традиционной, наблюдаемой с особым недоверием, ветви правительства.
Уже  первая конституция “Статьи конфедерации”, знала институт президента, глава которого возглавлял Конгресс, своего рода собрание дипломатов тринадцати участвующих штатов. Этот президент избирался конгрессом на один год и действовал только как “первый среди равных” и церемониальный глава без права влиять на политические события. И это было полностью созвучно общему направлению революционной эпохи, которая поднимала престиж законодательной власти и увеличивала влияние парламентов по отношению исполнительной.
Когда в 1776 – 77 гг. в большинстве отдельных штатов была разработана новая конституция, губернаторов сделали чисто исполнительными органами парламентов, урезав, ссылаясь на суверенитет народа и республиканский принцип самоуправления, их полномочия .
Отсюда исходила тенденция к господству парламента, на которое потом – вместе с неспособностью действовать и финансовой бедностью Конгресса – в 80-е годы была переложена ответственность за слабость и грозящий развал союза. После окончания войны за независимость в 1783 г.  множились  голоса критиков, которые настаивали на коренных реформах как конституций отдельных штатов, так и “Статей конфедерации”. По их мнению, союз можно было спасти, только устранив превосходство государственных парламентов и укрепив позиции федерального правительства, особенно федеральной исполнительной власти. Это “национальное движение”, интеллектуально оформленное и организационно форсированное Александром Гамильтоном и Джеймсом Мэдисоном, вызвало недовольство верных принципам радикальных республиканцев, но влилось, однако, под давлением кризиса в Конвент реформ в Филадельфии. Здесь делегаты игнорировали данные им родными парламентами инструкции, по которым должны были предложить только “поправки” к “Статьям конфедерации”; вместо этого, исходя из плана делегации Вирджинии, они начали обсуждение совершенно новой конституции, по которой коренным образом изменялось соотношение сил в союзе.
Дебаты об исполнительной власти были особенно затруднительны, так как чётко выявляли отход от радикальных основных принципов революции к умеренным представлениям о равновесии власти в смысле английской конституционной традиции[5].
Большинство делегатов в Филадельфии видели идеал не в ограниченном господстве большинства граждан,  а в перенесении разделения власти между королём, лордами и третьим сословием, восхваляемого Монтескье как сохраняющее свободу и стабилизирующее в американские условия.
Вопрос состоял только в том, кто должен занять место короля и лордов, так как в Новом Свете не было родового дворянства. В качестве последнего свои услуги предложила федеральная структура Соединённых Штатов, так как “верхняя палата” Конгресса, сенат, мог рассматриваться как представительство отдельных штатов. Замену для короля, который мог бы одержать победу над сильной законодательной властью, состоящей из двух палат, было найти нелегко, тем более, что исполнительная власть всегда идентифицировалась в сознании современников с наследственной монархией. Конвент рассмотрел целый ряд мелочей, начиная с навечно выбранного президента (предложение Гамильтона, которое, ввиду общественного мнения, не имело шанса реализации) и заканчивая коллегиальным руководящим органом, наиболее соответствовавшим бы республиканским принципам.
Джеймс Уилсон уже своё первое высказывание связал с заявлением о том, что “исполнительная власть должна состоять из одного человека”. Хотя Эдмонд Рендлльф из Вирджинии предостерегал что это “зародыш монархии”, предложение Уилсона было принято в ходе обсуждения. По мнению большинства, таким образом, будет обеспечено то, что исполнительная власть будет располагать единой волей, имея достаточно энергии и эффективности для служения благу нации и, одновременно будут господствовать чёткие условия, касающиеся ответственности за действия исполнительной власти. Подспудно при этом свою роль сыграло то обстоятельство, что многие делегаты видели в Джордже Вашингтоне, победителе Войны за независимость, председательствовавшем на Конституционном Конвенте, желаемого кандидата на новую должность.
Уже изначально конституция была составлена так, что президент и Конгресс постоянно зависели друг от друга, а конфликт и кооперация являлись двумя сторонами одной медали.
Федералисты, как себя называли защитники новой конституции, постарались донести эту общую картину до ещё довольно скептического населения и дебатах по ратификации, которые длились с 17 сентября 1787 года, когда был опубликован филадельфийский проект, до конца  лета 1788 года. Ведомство президента испытало атаки антифедералистов, хотя критика концентрировалась скорее на общем перемещении власти из отдельных штатов в федеральное правительство. С точки зрения противников конституции, устранение суверенитета отдельных штатов и усиление федерального правительства указывали направление к единому централизованному государству, американской империи, править которой будет якобы честолюбивая и жаждущая власти национальная элита. Президентство они воспринимали как инструмент этой элиты, окончательной целью которой являлось бы введение монархии по английскому образцу. [6]
Ожесточённость нападок потрясла создателей конституции. Федералисты, прежде всего Гамильтон, Мэдисон и Джон Джей, в письмах к общественности (которые уже в 1788 году были изданы как книга под названием “Федералист”) красноречиво защищали конституцию, включая и новый институт президентов. Они признавали, что президент располагает такими же полномочиями, как английский король, так как должность не наследуется, то человеку, неспособному по природе, доступ к государственной вершине остаётся закрытым, а президент, оказавшийся неподходящим для этой должности, может быть заменён в обычном порядке или, в случае необходимости, процедурой импичмента смещён с должности. Только предложенная конституция осуществляет идеал правительственной системы, полностью построенной на демократически-республиканской основе.
Конституция могла вступить в действие только после ратификации девятью из 13 штатов. В ходе её обсуждения в стране развернулась небывало острая и жаркая борьба, в которой сложились первые американские политические партии. Одна из них – федералисты – защищала сильное центральное правительство и требовала утверждения конституции, выражая тем самым интересы финансовой и торгово-промышленной буржуазии и части плантаторов. К ним примкнули все те, кто хотел “закона и порядка”, устав от сепаратизма штатов, волнений фермеров и трудового люда городов. Идеологами этой группы выступили Дж. Мэдисон, Дж. Джей и А. Гамильтон. Они публиковали свои соображения в газете “Федералист”. Среди них особенно выделялся 32-летний Александр Гамильтон, бывший адъютант Вашингтона, вступивший в бизнес чуть ли не с 14 лет. Он предложил свой план развития экономики, обеспечивавший прогресс капитализма свободной конкуренции: уничтожение торговых барьеров между штатами; защиту отечественной промышленности от иностранной конкуренции с помощью протекционизма, т. е. высоких пошлин на ввозимые промышленные изделия; свободу действия банков и накопления капиталов и др. Гамильтон считал, что на первых порах государство должно опекать не аграриев, а промышленников, купцов и банкиров. Его недаром называли архитектором американского капитализма и первым идеологом буржуазии.
Антифедералисты (Т. Джефферсон, П. Генри и др.), или демократы-республиканцы, отстаивали интересы аграрной демократии – фермеров и части плантаторов, ратовавших за широкие права штатов и сильную местную власть. Они добивались свободы торговли и возражали против новых налогов. Их поддерживала мелкая и средняя буржуазия, “низы” городов.
В начале октября 1787 года А. Гамильтон отправился в небольшой городок Олбани, столицу штата Нью-Йорк, чтобы принять участие в осенней сессии Верховного суда. По всей вероятности, там, среди собравшихся взволнованных государственных мужей, истцов и ответчиков он осознал глубину споров по поводу конституции.
Одарённый публицист, оригинальный политический мыслитель, Гамильтон решил объяснить жителям своего штата преимущества новой конституции. Он привлёк к сотрудничеству опытнейшего юриста Дж. Джея, одно время бывшего президентом континентального конгресса, и виргинца Дж. Мэдисона, справедливо считавшегося “отцом конституции”. Конечно, такие яркие личности, как Гамильтон – в будущем выдающийся министр финансов первого правительства США, Мэдисон – отслуживший два срока президентом страны, Джей – верховный судья США, имели свои личные взгляды и пристрастия. Гамильтон был столь яростным сторонником олигархической республики, чуть ли не монархии, что даже не счёл нужным высиживать на всех заседаниях конституционного конвента.
В то судьбоносное для США время они, оставив всё, что их разъединяло, заговорили одним голосом Публия.
Время торопило, и, по преданию, Гамильтон набросал первую статью “Федералиста” в кабине шлюпа на обратном пути в Нью-Йорк. Она увидела свет в нью-йоркской газете “Индепендент Джорнэл” 27 октября 1787 года. Все трое авторов не имели определённых планов как в отношении периодичности написания и публикации статей, так и их количества, равно как точно не договорились о темах, которые будут затронуты. Создатели “Федералиста” с самого начала положили говорить одним голосом и по сему соблюдать строжайшую анонимность.
Уже в конце 1787 г. статьи “Публия” завоевали самую широкую известность. Вслед за публикацией в издательстве “Маклин” “Федералист” в быстрой последовательности выдержал два французских (1792 и 1795 гг.) и ещё два американских издания. Во французских изданиях анонимность авторов оказалась нарушена – указывались авторы: “господа Гамильтон, Мэдисон и Джей, жители штата Нью-Йорк. [7]
Центром оппозиции новой конституции стали Вирджиния и Нью-Йорк. Род-Айленд и Северная Каролина два года не ратифицировали конституцию. И всё же 21 июня 1778 г. Удалось добиться её ратификации. Новая конституция начала действовать в марте следующего, 1789 г.[8] 
Принятие конституции требуемым количеством штатов было достигнуто не столько благодаря пропаганде её преимуществ, сколько благодаря обещанию федералистов добавить к тексту требуемую критиками декларацию основных прав (Билль о правах) для защиты личности и отдельных штатов от федерального произвола. [9] Вместе с этим большую роль сыграло доверие, которое оказывало Джорджу Вашингтону большинство американцев.[10]
 

Конституция США и Билль о правах.
 
Конституция США, хотя и далеко не безупречна, но существует без особых изменений вот уже более 200 лет, больше, чем какая-либо другая в мире. За 200 лет к ней было принято всего 26 поправок, придавших ей гибкость и соответствие изменяющимся условиям жизни страны. И всё это благодаря тому, что создатели конституции 1787 г. трезво  учли предшествующий исторический опыт и достижения передовой общественной мысли своего времени, идеи Ш. Монтескье, Ф. Бэкона, Дж. Локка и др. Конечно, это была Конституция, закрепившая власть богатого меньшинства, но она давала конституционные гарантии демократическим правам и свободам.[11]
Основополагающим принципом конституции был провозглашен принцип разделения властей, который предполагает организационную незави­симость трех ветвей государственной власти – законодательной, исполнительной, судебной  и разграничение функций между ними. Анализируя исторический опыт, авторы Конституции пришли к выводу, что если в одном органе или у одного лица сосредотачивается вся полнота власти, то это неминуемо ведет к возникновению тирании. Чтобы этого не произошло, власть должна быть разделена между различными органами госу­дарства таким образом, чтобы они взаимно кон­тролировали и сдерживали друг друга. В ре­зультате каждая из основных властей получала значительную независимость. Особое внимание при разработке конституции было обращено на создание действенной системы взаимных сдержек и противовесов. Джеймс Мэдисон, один из глав­ных “архитекторов” Конституции США, по этому поводу говорил, что до тех  пор, пока органы государственной власти “... не будут связаны и переплетены до такой степени, чтобы предо­ставить каждому из органов конституционный контроль над другими, максимально требуемый уровень разделения, как сущность свободного правительства, иногда на практике не сможет быть организован надлежащим образом”. (цитата по: Карнентэр Д. “Познаем Америку” – Санкт-Петербург, 1995 г. с. 28).
Конституция США сравнительно краткий документ. В ней содержится приблизительно 7 тыс. Слов. Она включает три компонента:
Преамбула, которая не признаётся судами и американской доктриной за составную часть закона, а рассматривается только с точки зрения источника, от которог
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.