На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Экономическое развитие России после отмены крепостного права

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 07.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
        Тема  работы: Экономическое развитие России после отмены крепостного права.
План  работы:
    Развитие сельского хозяйства
    Развитие промышленности. Особенности рабочего класса
    Реформаторская деятельность С. Ю. Витте
    Список использованной литературы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Развитие  сельского хозяйства
       Во  второй половине XIXв. Россия оставалась страной преимущественно крестьянской, аграрной по показателям удельного  веса крестьянства во всем населении страны.1
       Сельское  хозяйство в пореформенной России было экстенсивным, увеличение валовых  сборов зерна достигалось за счет распашки новых земель (в то время  как при интенсивном развитии прирост производства обеспечивается совершенствованием земледелия и подъемом урожайности). Основным поставщиком хлеба оставались помещичьи хозяйства, но постепенно возрастала и роль крестьянских. В мировом экспорте хлеба Россия занимала первое место.
       После падения крепостного права помещикам  пришлось перестраивать систему  хозяйствования на рыночных началах. Сделанные во время реформы «отрезки» заставляли крестьян арендовать землю у помещиков, однако нередко они могли расплачиваться лишь своим трудом. Создавалась отработочная система хозяйства, при которой крестьянин обрабатывал землю помещика при помощи своего инвентаря и скота (в этом ее сходство с барщиной). Зимний найм, когда кончался хлеб, позволял помещикам нанимать крестьян на кабальных условиях — возникала полукрепостническая эксплуатация.2
       В пореформенное 20-летие обозначились два пути развития сельского хозяйства:
       1) прусский путь — медленная перестройка хозяйства с сохранением крупного помещичьего землевладения — распространился в Центрально-земледельческом районе (передовые помещики закупали скот и инвентарь, но вести предпринимательское хозяйство на больших площадях было невыгодно);
       2) американский путь — предпринимательское, фермерское хозяйство — применялся в степных районах Заволжья и Северного Кавказа, где помещичье землевладение было слабым или его не было совсем.3
       Вместе  с тем, в сельскохозяйственном производстве произошли глубокие перемены. Были освоены новые земледельческие  районы, начиналась специализация сельскохозяйственного  производства, наряду с традиционной конноручной техникой, на полях стали  появляться рабочие машины, увеличились валовые сборы сельскохозяйственных культур, повысилась их урожайность.
       Самым значимым новшеством явилась смена  натурального, потребительского земледелия земледелием торговым, работающим на рынок, на продажу. Оно далеко не стало господствующим. Повсюду, не только в глубинах, но и в центральных районах страны, сохранялись хозяйства почти не производившие, как и прежде, продукции для продажи, ограничивавшиеся личным, внутрисемейными потреблением. Но основной тенденцией эпохи становится рыночное хозяйствование.
       Главной причиной роста торгового земледелия была возросшая в стране роль денег. Применение наемного труда с его  денежной оплатой увеличивало рыночный спрос на предметы питания и определяло новые черты в экономике сельского  хозяйства. Взимание лежащих на деревне налоговых платежей исключительно в денежной форме тоже подстегивало этот переворот.
       Первые  пореформенные десятилетия 1860-е 1870-е  гг. – были для сельского хозяйства переходным этапом, еще мало отличавшимся от крепостного времени.
       Заметные перемены произошли в 1880-х - 1890-х гг. Они обозначились, прежде всего, в зерновом хозяйстве. Хлеб был всегда главным продуктом российского сельского хозяйства. После отмены крепостного права, в 60-70-е гг., его производство по-прежнему сосредотачивалось в старинных губерниях Центра – в центрально- черноземных и в значительной мере в центрально-нечерноземных губерниях. Господствовали здесь рожь, давняя потребительская культура, и овес, основная фуражная культура.
       Начиная с 80-х гг. и особенно стремительно в 90-е гг. произошло перемещение центров зернового производства на окраины Европейской России – на Юго-Восток и на Степной юг. На Европейских окраинах имелось обилие почти нетронутых черноземных массивов, и реформа способствовала их быстрому освоению. Личное освобождение крестьянства развязывало массовую миграцию из старинных, обжитых районов на новые земли. Большую роль также сыграло развернувшееся в 60-70-х гг., строительство в Европейской части страны железных дорог. На Юго-Востоке открылись громадные возможности для экстенсивного развития зернового производства, а ускорившийся рост городов, промышленных центров, их спроса на хлеб и хлебопродукты стимулировал перемещение сюда центра торгового земледелия. В результате, оба центральных района – Черноземный и Нечерноземный, на которые еще в 70- х гг. приходилось более 36 % общероссийского сбора хлебов, в 90-х гг. давали только 26,5%, а степные губернии Юго-Востока вместе с Приуральем поднялись с 18 до 30% среднего сбора.
       Перемещение центров зернового производства сопровождалось изменениями в его отраслевой структуре. В 80-е-90-е гг. рожь продолжала господствовать в центральных районах, но за пределами ржаные посевы систематически снижались, рожь теряла свое прежнее значение основной зерновой культуры и становилась хлебом по преимуществу внутридеревенского потребления. Рожь вытесняется пшеницей. Ею засевают южные черноземы, пшеница становится ведущей торговой культурой, и это соответствует тенденциям рыночного спроса – в конце века повсюду: и в России, и за рубежом, спрос на красные хлеба растет быстрее спроса на черные.
       Новые черты в зерновом хозяйстве влияли на его экономические показатели. В конце века повысилась урожайность  по обеим зерновым культурам –  по ржи, и по пшенице.
       Вторым  показателем является динамка валовых зерновых сборов. В пореформенные годы, с 70-х по 90-е, валовой сбор хлебов возрос с 1,8 млрд. пуд. до 2,6 млрд. пуд. Такого прироста, на 44 % за 30 лет, Россия никогда до тех пор не знала.
       Итоговым  показателем является уровень товарности зернового хозяйства. О его возрастании свидетельствуют:
       - во-первых, перевозки хлебопродуктов – с 358 млн. пуд. в середине 70-х гг. они поднялись до 783 млн. пуд. в середине 90-х гг.;
       - во-вторых, размеры хлебного экспорта – в 1881г. и в 1893-1897гг. они составляли 202,8 и 522,8 млн. пуд.4
       На  путь торгового земледелия переключились, наряду с зерновым производством, и  другие отрасли сельского хозяйства.
       Формируется специализация и районирование  производства. В пореформенный период, особенно в 80-90-е гг., в России сложились следующие направления торгового земледелия:
       - Картофелеводство. Картофель становится вторым хлебом для трудового населения города и деревни, и его посевы растут даже быстрее зерновых посевов. Наибольшей рыночной ориентацией отрасли отличаются прибалтийские и белорусские губернии, северо-западные и подмосковные губернии, целый ряд местностей средней полосы России.
       - Промышленное огородничество. Промышленные огороды, на которых овощи выращивались специально для продажи, чрезвычайно быстро растут вокруг столиц (особенно Петербурга) и вообще около крупных городов (т.е. с населением в 50 и более тыс. чел.), около фабричных и торгово-промышленных поселков и т.д. Особую известность получает огородничество Ростовского уезда Ярославской губернии, где практически все земли, кроме выгонов и лугов, оказываются занятыми под огородами, парниковое и тепличное овощеводство под Петербургом, Москвой и в Тверской губернии, такая местная продукция как нежинские огурцы, красносельская брюква, копорская капуста и многое другое.
       - Интенсивное молочное скотоводство. Это направление, утвердившееся во многих местностях северных, северо-западных и центрально-черноземных губерниях, включало выращивание породистого крупнорогатого скота, например, холмогорских коров в Архангельской губернии, телятнический промысел, маслоделие, прославившее Вологодчину, костромское, новгородское и иных мест сыроварение, в конце века почти не уступавшее знаменитому французскому, и многие другие молочные промыслы. Молочное скотоводство усилило такую специализацию торгового земледелия, как травосеяние.
       - Маслобойное производство в виде изготовления растительных масел изо льна, конопли, подсолнечника и других культур. Тщательное соблюдение на Руси постов и более низкие цены на растительное масло по сравнению со сливочным, способствовали ускорению специализации промысла. Особенно развитие он получает в Воронежской губернии, впервые освоившей торговые посевы подсолнечника.
       - Свеклосахарное производство, получившее развитие в юго-западных, южно- черноморских и среднечерноземных губерниях. Очень быстрый, благодаря капиталистической организации производства, рост посевов, сбора и переработки сахарной свеклы был способен полностью снабжать внутренний рынок достаточно дешевым сахаром, если бы не протекционистская политика правительства, санкционировавшая взвинчивание цен в России ради высокоприбыльной демпинговой торговли крупных сахарозаводчиков за рубежом.
       - Торговое льноводство. Самыми «льняными» губерниями были Псковская и Тверская. С конца 60-х и до середины 90-х гг. сбор льноволокна увеличился более чем в два раза, Псковский лен неоспоримо считался лучшим в Европе, а Россия – его крупнейшим производителем и экспортером: до 75% всего льна, перерабатывавшегося западноевропейскими фабриками, поставлялось в те годы из России.
       К отраслям торгового земледелия относились также табаководство, винокурение  и ряд других менее значимых промыслов.5
       Развитие  торгового земледелия стало качественной отметкой пореформенной эпохи. Нельзя, однако, преувеличивать ее значение.
       Происходило экстенсивное развитие хлебного производства, однако рост хлебных посевов существенно  отставал от роста численности населения  – в 90-е гг. посевы увеличились  на 10,5% , а население возросло на 34,8%. Рост хлебных экспортных поставок зачастую были свидетельством не избытков производства, а крестьянские нужды, задавленности деревни налогами.
       Главной причиной этих негативных явлений была запоздалость реформы 1861г., ее незавершенность, то, что в русской деревне не восторжествовал принцип частной крестьянской земельной собственности.
       Сильнейшие  пережитки крепостничества задерживали  прогресс сельского хозяйства, создавали невыносимые финансово-экономические условия для большинства крестьянского населения России. Они резко отличались от условий помещичьего хозяйствования.
       После реформы 1861г. началось расслоение крестьянства, выделились немногочисленные зажиточные семьи, появились совсем разорившиеся. Середняки и беднота составляли основную массу крестьянского населения.
       Крестьянская община, существовавшая на Руси испокон века, по реформе получила статус сельского общества. Община занималась распределением земельного надела; как административная единица исполняла налоговые и полицейские обязанности. Органом общинного управления был  сельский сход и избираемый сельский староста, который исполнял решения схода и распоряжения губернского старшины и мирового посредника. По закону на сход являлись только домохозяева. В черноземных губерниях это правило строго соблюдалось; в нечерноземных, где главы семейств часто бывали на заработках, на сходах прочное место заняли женщины и молодежь.
       В общине было коллективное землепользование и индивидуальное ведение хозяйства. Крестьяне владели землей чересполосно и получали средний урожай года. В большинстве общин земля нарезалась по числу мужчин, при рождении мальчика семья получала надел, со смертью мужчины — лишалась надела. Такие «частные переделы» происходили постоянно. В среднем раз в 12 лет происходил «коренной передел»: общинные земли заново разбивались по числу мужчин. Однако в некоторых общинах переделов не было совсем.
       В черноземных губерниях в первое пореформенное 20-летие коренной передел  стал редким явлением. Надел, даже уменьшенный, кормил семью, и крестьянин им дорожил.
       Появились зачатки наследственного и завещательного права. В некоторых губерниях наделы стали продавать, и земля становилась собственностью новых хозяев. В крестьянском сознании укоренялся взгляд на землю как на частную собственность.
       В нечерноземных губерниях крестьяне справлялись с выкупными платежами только с помощью посторонних заработков. Те, кто не мог идти на заработки, от надела освобождались. Переделы, как я уже говорил, были частым явлением, землю распределяли по мужчинам — работникам. Но крестьяне, занятые на работе в городе, не всегда успевали обрабатывать свой надел, в связи с этим все больше становилось пустующих, заброшенных земель, за которые взыскивались платежи и налоги. Крестьяне стремились при первой возможности избавиться от надела-разорителя. 60—70-е годы были тяжелым периодом в жизни крестьян нечерноземных губерний, но тесное общение с городом развивало предпринимательские навыки, многие крестьяне порывали с землей и оседали в городе.
       В целом у этой реформы, как и у всех реформ, есть свои плюсы и минусы, но главное, что эта реформа значительно ускорила переход от застойного натурально-потребительского хозяйства к товарно-рыночному.6 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Развитие  промышленности. Особенности рабочего класса
       Реформы 60—70-х годов улучшили политические и правовые условия для формирования капиталистических отношений. Другим условием успешного развития экономики было создание инфраструктуры, т.е. комплекса вспомогательных отраслей народного хозяйства (шоссе, железные дороги, каналы, порты, средства связи). Особенно остро стоял вопрос о сухопутных путях сообщения.
       Железнодорожное строительство в России началось при Николае I, первая крупная магистраль Москва — Петербург была открыта 1 ноября 1851г. В 60-е годы Москва стала центром железнодорожной сети. Дорога Москва — Нижний Новгород, открытая 1 августа 1862г., связала обе столицы с Волгой, затем дороги были проложены к южным губерниям, к Уралу. Правительство издало Устав российских железных дорог, упорядочивший правила ведения железнодорожного хозяйства, находившегося в основном в частных владениях, начался выкуп частных дорог в казну.
       В 1891г. началось строительство крупнейшей в мире Транссибирской магистрали, одновременно из Челябинска и Владивостока. Магистраль строилась тысячами рабочих, русских и иностранных, солдат, ссыльных, каторжных. Восточный ее участок проходил первоначально по территории Маньчжурии, после русско-японской войны председатель Совета Министров П.А. Столыпин настоял на строительстве Амурской дороги, имею­щей «главной задачей накрепко привязать к Рос­сии ее Дальний Восток». С прокладкой магистра­ли начался новый этап в истории Сибири, теперь она была связана с Россией и Европой.
       С отменой крепостного права промышленность должна была начать переход от принудительного  труда к вольнонаемному. В середине 60-х годов в России наблюдался подъем предпринимательства; правительство открыло дорогу частному капиталу, казенные предприятия передавались в частные ру­ки. Наибольшие успехи были в текстильном про­изводстве — ведущей отрасли русской промышлен­ности — за 20 лет удвоился выпуск и потребление хлопчатобумажных тканей. Были успехи и в пи­щевой промышленности, особенно сахарной: начал­ся экспорт сахара. В металлургии требовалось не просто перейти на вольнонаемный труд, но и про­извести техническое перевооружение. Производст­во металла на Урале в первые годы после реформы снизилось; с середины 70-х годов начала набирать силу горная и металлургическая промышленность в Донецком бассейне. Правительство поощряло раз­витие машиностроения; со второй половины 70-х годов подвижной состав железных дорог стал в ос­новном отечественного производства.
       После реформы в России выдвинулся ряд  за­мечательных предпринимателей: зарайский  ку­пец А. Ф. Бахрушин основал в Москве кожевен­ную фабрику, его сыновья  стали крупнейшими текстильными и кожевенными фабрикантами; П. И. Губонин, выходец из крестьян, основал не­сколько крупных промышленных предприятий; Н. И. Путилов приобрел сталелитейный завод око­ло Петербурга и сделал его крупнейшим маши­ностроительным предприятием.
       В первое пореформенное 20-летие в Россия сфор­мировались основные промышленные районы: Мо­сковский с развитой текстильной промышленностью, Петербургский с уклоном в металлообработку и ма­шиностроение, Уральский и Южный, ставшие ба­зой металлургической промышленности.
       В середине XIX в. в России начался промыш­ленный  переворот, т. е. переход от мануфактуры  к фабрике. Раньше всех начался и  быстрее завер­шился он в текстильной  промышленности; в ве­дущих отраслях переход на машинное производ­ство  произошел к концу XIX в. Замена ручного труда машинным повысила производительность труда, в развитии производительных сил произо­шел резкий скачок. Но кустарное и ремесленное производство все же осталось: оно ближе потре­бителю, нередко более гибко в отношении требований рынка, в некоторых случаях оно становит­ся искусством (например, дымковская игрушка, жостовские подносы и т. д.).
       Промышленный  переворот и развитие инфра­структуры  дали жизнь новым городам: город  Иваново- Вознесенск, образованный слиянием двух сел, стал крупным центром текстильной промышлен­ности, на юге стремительно развивался порт Рос­тов-на-Дону, многие торгово-промышленные села, не получив статуса города, фактически стали го­родами, в то время как старые города, оказавшие­ся вдали от проложенных дорог, теряли прежнее значение.
       Москва  и Петербург по численности населения  далеко опередили другие города. Самым  большим сибирским городом стал Томск, Большой Сибир­ский тракт  сделал его крупным торговым центром.
       Рабочий класс промышленных городов состоял  в основном из крестьян, пришедших на заработки. На время сельскохозяйственных работ они возвра­щались в деревни, и многие фабрики останавлива­лись. С течением времени рабочие оседали в горо­де, порывая с землей. Это был медленный процесс: в 60—70-е годы потомственные рабочие составляли лишь небольшое ядро рабочего класса; обычно это наиболее квалифицированные кадры.
       В целом промышленное развитие в первое по­реформенное 20-летие шло успешно: торговля, по­требности рынка определяли развитие легкой промышленности; на базе потребностей в ма­шинах и средствах доставки развивались тяже­лая промышленность и транспорт. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

После реформы 1861 г. главной основой народнохозяйственного  развития России стали технико-экономические  преобразования в промышленности. Развернулась замена ручного мануфактурного производства, и прежде всего архаичных вотчинно-посессионных предприятий, производством фабричным, основанным на применении системы рабочих машин; отмена крепостного права создала значительный резерв рабочей силы, необходимой для крупной машинной индустрии, и господствующий прежде принудительный труд стал быстро заменяться трудом вольнонаемным; было достигнуто значительное ускорение темпов роста, повышение производительности и увеличение объемов промышленного производства. Такого рода радикальные преобразования были исторически необходимы России, чтобы не допустить в будущем потрясений аналогичных поражению в Крымской войне.
Первые пореформенные  десятилетия вошли в историю  российской промышленности как время  совершения промышленного переворота. Как и в других странах позднего развития капитализма (США, Германии), он и в
России протекал быстрее, чем в пионерской Англии, занял примерно 30 лет, с 1860-х до конца 1880-х гг. Технико-экономические преобразования происходили в это время во всей промышленности. Но в отраслевом разрезе их масштабы и итоги были весьма несхожи. Крупные отраслевые подразделения подошли к концу промышленного и с разной степенью механизации, и с весьма различными объемами производств, определяемыми статистикой в их денежном исчислении.
Первое место  по этим показателям заняли отрасли  по переработке с/х продукции  с безусловным первенством среди  них пищевой промышленности, прежде всего винокуренной, сахарной и мукомольной. Главной основой быстрого роста  этих отраслей было расширение их сырьевой базы – повсеместное увеличение в с/х регионах посевов и сборов картофеля, сахарной свеклы и зерна. Действовали и другие факторы ускорения. Так, винокуренное и сахарное производства были акцизными, государственная была заинтересована в поступлении в бюджет акцизных сборов, и правительственные органы оказывали виноделам и сахарозаводчикам всяческое покровительство.
Вторым крупным  показателем была обрабатывающая промышленность, изготовлявшая продукцию потребительского и производственного назначения. Основными ее участниками были текстильная, бумажная, фарфоровая, фаянсовая, стекольная и другие отрасли, производящие товары широкого потребления, а также металлообрабатывающая промышленность. В хлопчатобумажном производстве промышленный переворот начался еще в дореформенной период, и оно уже тогда выделялось по своему технико-экономическому уровню не только в текстильной, но и во всей промышленности России. В первые голы после реформы, когда из-за гражданской войны в США почти вдвое сократился импорт американского хлопка, отрасль оказалась в застое, и только со второй половины 1860-х гг. с возобновлением поставок вновь стала набирать темпы роста.
Решающую роль сыграло достижение пропорциональности в развитии главных производственных процессов – прядения и качества. Первое приобрело фабричную организацию еще до реформы, и теперь происходило лишь его переоснащение, замена устаревших уже к этому времени механизмов новыми, более совершенными. В 60-80-х гг. бумаготкацкое производство переживает решительный перелом, происходит его укрепление, механизация, такую же модернизацию переживает ситцепечатание, и хлопчатобумажная промышленность теперь уже в целом переходит от мануфактурной к фабричной форме производства. За 30 лет, с 1861 г. по
1890 г. она почти в три раза увеличивает выпуск продукции, по объему производства занимает второе место в России (после винокурения) и, опередив известного европейского производителя – Францию, выходит на четвертое место в мире, пропуская вперед лишь Англию, Индию и США.
С большими или  меньшими успехами механизированное производство одерживает победы и в других отраслях легкой промышленности. К концу
1880-х гг. больше  половины ее продукции производится  фабричным способом, и это означает  завершение в основном промышленного переворота.
Совсем иначе  выглядела на этом фоне металлообрабатывающая  промышленность и ее ключевая отрасль  – машиностроение. Так, если сравнить достигнутую в 80-х гг. энерговооруженность (применение паровых двигателей) легкой промышленности и машиностроения, окажется, что на первую приходилась почти половина (48,4%)5 всей мощности паровых двигателей, в том числе на хлопчатобумажную промышленность – пятая ее часть (21,6%)6, а машиностроение, должное служить главной технической базой фабричного производства, только десятая ее часть.
Также уступало машиностроение другим отраслям и по объему произведенной продукции. Совокупность причин обусловливала такое отставание: низкий технический уровень машиностроения, унаследованный от дореформенной эпохи; крайне недостаточный топливно-сырьевой базис, возможности роста которого были уже исчерпаны на Урале и еще далеко не определились на Юге; неконкурентоспособность в отношении европейских, прежде всего английских поставщиков.
После реформы  формируется целая группа современно оборудованных предприятий, достигающая наиболее высоких показателей производства.
Особенно выделялся  Петербург. В 1880-х гг. на его долю приходилось лишь около 15% всех машиностроительных предприятий, несколько больше четверти рабочих и вместе с тем – половина всей выработки российского машиностроения.
Машиностроение  было в целом мало специализированной отраслью, но основную часть своих  производственных мощностей оно  отводило под транспортное машиностроение, достаточно обеспеченное сбытом и представлявшее предпринимателям наиболее перспективным. Значительное место занимало судостроение, главным образом в Петербурге и
Прибалтике. Быстро продвигалось вперед с/х машиностроение, хотя оно было уделом сравнительно небольших, средних и мелких предприятий.
За 30-летием промышленного  переворота машиностроение примерно в  три раза увеличивало объем производимой продукции и, несомненно, модернизировало  органическое строение российской промышленности.
Вместе с тем, ни по абсолютным размерам, ни по ассортименту изделий оно не отвечало растущим запросам народного хозяйства. Все эти годы большая часть потребного стране оборудования, в том числе и для ж/д, возмещалось за счет импорта. Будущее машиностроение зависело от развития добывающей промышленности.
Добывающая промышленность составляла третью отраслевую группу нарождающейся индустрии. Главное место в ней принадлежало горно- металлургической промышленности. Сюда же входили лесная и деревообрабатывающая промышленность и производство строительных материалов, кирпичное и стекольное.
Старейший, с  петровских времен возвысившийся Урал до конца XIX в. оставался главной  производящей областью России, в 80-х  гг. поставлял половину всего выплавляемого  в стране чугуна и железа. Здесь  технический застой смыкался с полуфеодальной системой управления и организации производства. После реформы 1861 г. старая посессионная система с ее приписными рабочими сошла на нет. Но вольный наем применялся лишь в очень небольших размерах, и на месте посессии заступила так называемая отработочная система. Основанием послужили крупные земельные владения заводчиков. В 1890 г. при металлургических заводах России числилось 11,4 млн. дес. земли, и из них 10,2 млн. дес. было при уральских заводах. Около 100 тыс. дес. в среднем на один завод позволили ввести указанную систему: рабочим раздавались в пользование участки земли, выгоны и другие угодья, и платой были отработки на заводе. Удалось задержать, таким образом, массы крестьян, устремившихся после отмены крепостного права и краха посессий на запад, и получить привязанную к заводам дешевую рабочую силу.
Обеспеченность  такой рабочей силой если и  не снимала вовсе, то весьма ослабляла  для здешних заводчиков проблему технической революции.
Производительность  уральской металлургии неизбежно  оставалась низкой.
В иных условиях, но тоже далеко не сразу, решались эти  проблемы в новом горно-металлургическом центре, формирующемся после реформы 1861 г. на Юге Европейской части  России.
В 70-х гг. проводились  исследования природных богатств будущего
Донецкого бассейна и их определяли как в полтора раза превышающие каменноугольные запасы в Англии и в восемь раз больше, чем во Франции.
В конце этого  десятилетия были открыты огромные запасы железной руды в
Кривом Роге. Новый центр должен был базироваться на сопредельной эксплуатации Донецко-Криворожских месторождений. В правящих кругах
России обсуждался и поддерживался проект развития на Юге тяжелой промышленности. Но оно рассматривалось лишь как  сопутствующее главному направлению  экономической политики – созданию сети ж/д. Поэтому обязательным условием правительственной поддержки пионеров южной металлургии ставилось либо их прямое участие в ж/д концессиях, либо производство оборудования, прежде всего рельсов, для ж/д.
По технико-экономическому уровню здешней заводской комплекс существенно отличается от уральского. На Юге самые мощные по тому времени доменные печи, господствует паровая энергетика, широко осваивается пудлинговый и начинает вводиться бессемеровский способ выделки железа, новым направлением работ становится сталелитейная производство и налаживается изготовление уже не железных, а стальных рельсов. Все заводы Юга пользуются исключительно наемной рабочей силой. Инженерно-технические персонал привлекается сюда широкими возможности приложения знаний и высокими жалованиями. Растущая потребность металлургических заводов и ж/д в минеральном топливе стимулирует рост Донецкого бассейна. К 1890 г. здешняя добыча каменного угля уже покрывает большую часть спроса народного хозяйства.
И, тем не менее, все эти годы на Юге с его новаторством, а старинный Урал преимущественно снабжает страну металлом, этим главным хлебом тогдашней промышленности. Обстояло так дело потому, что на Юге действовали причины, задерживавшие его развитие, и порождались они, так же как на Урале, наследием старого феодального строя. Так, крайне сдерживающее воздействие оказывала помещичья земельная собственность.
Землевладельцы  непрерывно взвинчивали цены, учитывая быстрое возрастание ценности земли. Это резко повышало издержки производства, тормозя развитие южного центра. Сказывалась, как и на всей промышленности, неупорядочность финансового хозяйства России. Сложной была на первых порах и проблема рабочей силы.
Все это негативно  сказывалось на развитии Южного горно- промышленного района. И хотя темпы  его роста были очень высоки: за 30- летеи 1860-1890-х гг. выплавка стали увеличилась в 23 раза, добыча угля – в 30 раз, объяснялись они отсчетом от изначального нулевого уровня. Юг еще не стал в эти годы неоспоримым конкурентом Урала, а вся тяжелая промышленность по главным показателям роста уступала легкой и пищевой промышленности. Машиностроение, напрямую зависевшее от топливно-металлургической базы, не могло служить опорой индустриального развития, и промышленный переворот совершался в основном за счет импортной техники и технологии.
Еще одним компонентом  добывающего комплекса 1860-1880-х гг. была нефтяная промышленность Бакинского района. До 1860-х гг. издавна существовавшие здесь нефтепромыслы собственностью государства и сдавались казной в откуп. Откупная система и возможность использования принудительного труда определяли и примитивную технику промыслов.
Только после  отмены в 1872г. откупной системы на нефтепромыслах началось внедрение новой техники  – смена колодезного способа  добычи бурением, применение паровых двигателей, новых способов хранения, и бурный рост добычи: в 1870 г. около 2 млн. пуд., в 1881 – 40, в 1890 –
243 млн. пуд.  Произошел он потому, что в  Бакинском районе стали лихорадочно  утверждаться новые, очень крупные  нефтедобывающие фирмы.
Первой из них была фирма братьев Р. и Л. Нобель. В 1879 г. они создали
«Товарищество производства братьев Нобель», произвели  инвестиции в технику и технологию добычи и переработки нефти, впервые  в России построили нефтеналивной  флот создали широкую сеть торговли нефтепродуктами. На исходе 1880-х гг. в нефтяной промышленности появился еще один крупный предприниматель – парижский дом Ротшильдов.
Он обосновался  в новом нефтяном районе –на Кубани и близ Грозного, по производительности стал равен Нобелям и, так же как и они, вышел на европейский рынок, организовал дочерние фирмы по торговле русским керосином в Англии, Бельгии, Голландии. На рубеже 90-х гг. Вырос еще один сильный предприниматель-фирма российского заводчика А.И.
Монташева. Крупные  капиталовложения и высокая конкурентоспособность всех трех фирм (вокруг было много мелких промыслов, но ион не определяли судьбу Бакинского района) позволили нефтяной промышленности занять необычное место в народном хозяйстве тогдашней России. Уже в ходе промышленного переворота отрасль вошла в систему мирового хозяйства и заняла в ней весьма прочные позиции. Крутой скачок в промышленном развитии произошел в последнее десятилетие XIX в.
Процесс расширенного производства, утвердившийся в России после реформы 1861 г., приобрел, как и во всех цикличный характер, реализовался путем последовательных смен кризиса, депрессии, оживления и подъема. Первый экономический кризис произошел в 1873г. Он поразил в основном хлопчатобумажную промышленность, снижение общего объема производства было небольшим, и в конце 70-х гг. оно вновь стало нарастать. Следующий кризис вспыхнул вначале 1880-х гг., был гораздо более длительным и постепенно охватил все отрасли промышленности.
Кризис сменился депрессией, и лишь с начала 1890-х  гг. началось оживление экономики. Последовал новый, самый значительный в пореформенную эпоху промышленный подъем. Он продолжался до конца века.
Две конкретные предпосылки сыграли решающую роль в наступлении и масштабности подъема 1890-х гг.
Первой послужил ознаменовавший эти годы второй подъем ж/д строительства. В 90-е гг. ежегодно вводилось в эксплуатацию ж/д линий почти в два раза больше, чем в годы первого подъема 60-70-х гг. Ж/д требовалось много металла, топлива, подвижного состава, и это стимулировало рост тяжелой промышленности.
Второй предпосылкой был интенсивный в конце века рост городов. Если все население  страны увеличилось за 1863-1897 гг. на 52%, то городское население возросло на 84%, а население наиболее крупных  городов – на
156%. Города предъявляли  спрос на продукцию тяжелой индустрии не меньший, а по некоторым ее видам даже больший, чем ж/д, например, изготовление кровельного железа увеличилось в 90-е гг. больше, чем топливная промышленность, машиностроение, производство строительных материалов.
Металлургия 90-х  гг. и по темпам роста, и по технической оснащенности производства далеко перешагнула уровень предыдущих лет.
Тон задавал  Южный горнопромышленный район, окончательно оттеснивший теперь Урал на второстепенные позиции в отечественной  металлургии.
Быстрому росту  производства способствует не только увеличение числа заводов-производителей, но и сопровождающие его организационно- технические новшества. Так, на Юге впервые появляются заводы, работающие по полному техническому циклу, т.е. сочетающие и доменное, и сталеплавительное, и прокатное производство. Молодой горнопромышленный район позволил существенно улучшить позиции России и в мировом производстве. По выплавке чугуна она уже в 1890 г. обогнала
Бельгию, в 1891 г. – Австро-Венгрию, а в 1899г., опередив Францию, заняла четвертое место  среди промышленно развитых стран  Запада.
Российская доля в мировой металлургии повысилась с 2,5% в 1886г. до
7,3% в 1900г.
Круто вверх  поднимается в эти годы топливная  промышленность. Рост каменноугольной  промышленности происходил преимущественно  на экстенсивной основе, за счет увеличения числа шахт и количества занятых. Однако и на такой основе добыча угля примерно в два раза увеличилась за 90-е годы. Напротив, в нефтяной промышленности утвердившиеся в ней крупные компании продолжали внедрение новых технологий к рубежу века заняли первое место в мире по добыче нефти.
Завершение промышленного переворота и быстрый, многоотраслевой рост фабричной промышленности резко повысили в 90-е гг. масштабы и уровень машиностроения. За 1890-1900 гг. число заводов в этой отрасли увеличилось в 2 раза, количество рабочих – в 3 раза, выпуск продукции в 4 раза. Приращение отрасли происходило, таким образом, в значительной степени за счет роста производительности труда. Сыграло роль повышение технического уровня машиностроения, увеличение мощности паровых двигателей и соответственно, повышение энерговооруженности труда, а также изменение числа кадровых, квалифицированных рабочих.
Наибольшая доля продукции приходилась, как и  прежде на транспортное машиностроение. Вместе с тем, в отличие от прошлых  лет, существенно нарастало производство промышленного оборудования и технических средств для с/х. По общему уровню российское машиностроение в 90-е гг. было очень далеким от европейского. Его отличала мелко-серийность производства, универсализм предприятий, в нем медленее, чем на Западе, осваивались новые технологические процессы и новые образцы продукции.
Соответственно, большую долю, до трети общего потребления  машин – двигателей, станков и  проч. Оборудования, и в 90-е гг. покрывал импорт. Он будет нарастать и впредь. И все же, шаг вперед был сделан в конце прошлого века значительный.
В промышленном подъеме 1890-х гг. наряду с тяжелой  индустрией участвовала и легкая промышленность. Решающее значение для  ее активной роли на этой фазе экономического цикла имели: ускорение роста  машиностроения в целом и, в частности, подразделений, поставляющих технику и технологии в легкую промышленность; рост городского населения, все предметы потребления приобретающего на рынке; ширившийся процесс буржуазного преобразования деревни, смены натурального земледелия торговым. Увеличение в связи с этим роли денег в крестьянском хозяйстве и, соответственно, большего его обращения к потребительскому рынку.
В общей стоимости  промышленной продукции преобладающее  место к концу столетия по-прежнему принадлежало легкой промышленности. Но по темпам роста лидерство было не в ее пользу: выпукс продукции тяжелой индустрии увеличился за 1890-е гг. в 2,8 раза, в легкой в 1,6 раза.
Такого рода соотношение установилось впервые  за всю историю российской промышленности. Созревали предпосылки для формирования аграрно- индустриальной структуры российкой экономики. Россиия приобретет такую структуру в начале ХХ в. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

После отмены крепостного  права развитие промышленного капитализма  в России пошло довольно быстро, несмотря на остатки крепостничества, еще задерживавшие это развитие. За 25 лет, с 1865 по 1890 год, количество рабочих на одних только крупных фабриках, заводах и железных дорогах увеличилось с 706 тысяч до 1.433 тысяч, то есть более чем вдвое.
Еще быстрее  стала развиваться капиталистическая  крупная промышленность в России в 90-х годах. К концу 90-х годов количество рабочих на крупных фабриках и заводах, в горной промышленности, на железных дорогах только по 50 губерниям Европейской России выросло до 2.207 тысяч, а по всей России - до 2.792 тысяч.
Это был современный  промышленный пролетариат, в корне  отличавшийся от рабочих фабрик крепостного  периода и рабочих мелкой, кустарной  и всякой иной промышленности, как  своей сплоченностью на больших  капиталистических предприятиях, так  и своими боевыми революционными качествами.
Промышленный  подъем 90-х годов был связан в  первую очередь с усиленным железнодорожным  строительством. За десятилетие (1890-1900 годы) было выстроено свыше 21 тысячи верст новых железнодорожных  путей. Железным дорогам требовалось  огромное количество металла (на рельсы, паровозы, вагоны), требовалось все больше топлива, каменного угля и нефти. Это привело к развитию металлургии и топливной промышленности.
Как и во всех капиталистических странах, в дореволюционной  России годы промышленного подъема сменялись годами промышленных кризисов, застоя промышленности, которые тяжело ударяли по рабочему классу, обрекали сотни тысяч рабочих на безработицу и нищету.
Хотя развитие капитализма после отмены крепостного  права шло в России довольно быстро, все же Россия очень отставала в своем экономическом развитии от других капиталистических стран. Огромное большинство населения было еще занято сельским хозяйством. В своей знаменитой книге "Развитие капитализма в России" Ленин приводил важные цифры всеобщей переписи населения, производившейся в 1897 году. Оказалось, что в сельском хозяйстве было занято около пяти шестых всего населения, в крупной же и мелкой промышленности, торговле, на железнодорожном и водном транспорте, на строительстве, на лесных разработках и так далее было занято всего только около одной шестой части населения.
Это показывает, что Россия, несмотря на развитие в  ней капитализма, была страной аграрной, отсталой в экономическом отношении, страной мелкобуржуазной, то есть такой, в которой преобладало еще мелко-собственническое, малопроизводительное единоличное крестьянское хозяйство.
Развитие капитализма  шло не только в городе, но и в  деревне. Крестьянство, самый многочисленный класс дореволюционной России, распадалось, расслаивалось. В деревне из наиболее зажиточных крестьян выделялась кулацкая верхушка, деревенская буржуазия, а, с другой стороны, многие крестьяне разорялись, увеличивалось количество крестьянской бедноты, деревенских пролетариев и полупролетариев. Количество же средних крестьян с каждым годом уменьшалось.
В 1903 году в России насчитывалось около 10 миллионов  крестьянских дворов. В своей брошюре "К деревенской бедноте" Ленин  подсчитал, что из этого количества дворов не меньше трех с половиной  миллионов дворов было безлошадных крестьян. Эти беднейшие крестьянские дворы засевали обычно незначительный клочок земли, остальную же землю сдавали кулакам, а сами уходили на заработки. По своему положению беднейшие крестьяне были ближе всего к пролетариату. Ленин называл их деревенскими пролетариями или полупролетариями.
С другой стороны, полтора миллиона богатых, кулацких крестьянских дворов (из всего числа 10 миллионов) забрали в свои руки половину всех крестьянских посевов. Эта  крестьянская буржуазия богатела, притесняя  бедноту и среднее крестьянство, наживаясь на труде батраков и поденщиков и превращаясь в сельскохозяйственных капиталистов.
Уже в 70-х и  особенно 80-х годах прошлого столетия рабочий класс в России начал  пробуждаться и повел борьбу с  капиталистами. Положение рабочих  в царской России было необычайно тяжелое. В 80-х годах рабочий день на фабриках и заводах был не менее 12.5 часов, а в текстильной промышленности доходил до 14-15 часов. Широко применялась эксплуатация женского и детского труда. Дети работали столько же часов, сколько и взрослые, но получали, так же как и женщины, значительно меньшую заработную плату. Заработная плата была непомерно низка. Большая часть рабочих получала 7-8 рублей в месяц. Самые высокооплачиваемые рабочие на металлообрабатывающих и литейных заводах получали не больше 35 рублей в месяц. Не было никакой охраны труда, что приводило к массовым увечьям и смерти рабочих. Не было страхования рабочих, медицинская помощь оказывалась только за плату. Необычайно тяжелы были жилищные условия. В маленьких "каморках", в рабочих казармах жили по 10-12 человек рабочих. Фабриканты часто обсчитывали рабочих, заставляли покупать в хозяйских лавках продукты втридорога, грабили рабочих при помощи штрафов.
Рабочие стали  сговариваться между собой и  сообща предъявлять хозяину фабрики, завода требования об улучшении своего невыносимого положения. Они бросали работу, то есть объявляли стачку, забастовку. Первые забастовки в 70-х и 80-х годах обыкновенно возникали из-за непомерных штрафов, надувательства, обмана при расплате с рабочими, сбавки расценок.
Выведенные из терпения рабочие во время первых забастовок иногда ломали машины, били стекла в фабричных помещениях, громили  хозяйские лавки и конторы.
Передовые рабочие  начали понимать, что для успешной борьбы с капиталистами нужна организация. Стали появляться рабочие союзы.
В 1875 году в Одессе организовался "Южнороссийский союз рабочих". Эта первая рабочая организация  просуществовала 8-9 месяцев, затем была разгромлена царским правительством.
В Петербурге в 1878 году организовался "Северный союз русских рабочих", во главе которого стояли столяр Халтурин и слесарь Обнорский. В программе этого союза было сказано, что по своим задачам он примыкает к социал-демократическим рабочим партиям Запада. Конечной целью союза ставилось проведение социалистической революции - "ниспровержение существующего политического и экономического строя государства, как строя крайне несправедливого". Один из организаторов союза - Обнорский жил некоторое время за границей, познакомился там с деятельностью марксистских социал-демократических партий и I Интернационала, руководимого Марксом. Это наложило свой отпечаток на программу "Северного союза русских рабочих". Своей ближайшей задачей этот союз ставил завоевание политической свободы и политических прав для народа (свободы слова, печати, права собраний и так далее). В числе ближайших требований было также ограничение рабочего дня.
Число членов союза  достигало 200 человек, и столько же было сочувствующих. Союз начинал принимать  участие в рабочих стачках, руководил ими. Царское правительство разгромило и этот рабочий союз.
Но рабочее  движение продолжало расти, охватывая  все новые и новые районы, 80-е  годы дают большое количество стачек. За пятилетие (1881-1886 годы) было более 48 стачек с 80 тысячами бастовавших рабочих.
Особенно большое  значение в истории революционного движения имела большая стачка, вспыхнувшая  в 1885 году на фабрике Морозова в Орехово-Зуеве.
На этой фабрике  работало около 8 тысяч рабочих. Условия  работы с каждым днем ухудшались: с 1882 по 1884 год заработная плата сбавлялась пять раз, причем в 1884 году расценки были сразу понижены на одну четверть, то есть на 25 процентов. Но, кроме того, фабрикант Морозов замучил рабочих штрафами. Как выяснилось на суде после стачки, из каждого заработанного рубля под видом штрафов у рабочего отнималось в пользу фабриканта от 30 до 50 копеек. Рабочие не выдержали этого грабежа и в январе 1885 года объявили стачку. Стачка была заранее организована. Руководил ею передовой рабочий Петр Моисеенко, который был раньше членом "Северного союза русских рабочих" и имел уже революционный опыт. Накануне стачки Моисеенко вместе с другими наиболее сознательными ткачами выработал ряд требований к фабриканту, которые были утверждены на тайном совещании рабочих. Прежде всего рабочие требовали прекращения грабительских штрафов.
Эта стачка была подавлена вооруженной силой. Более 600 рабочих было арестовано, несколько  десятков из них было отдано под  суд.
Подобные же стачки происходили в 1885 году на фабриках в Иваново-Вознесенске.
В следующем  году царское правительство, напуганное ростом рабочего движения, оказалось  вынужденным издать закон о штрафах. В этом законе говорилось, что штрафные деньги должны идти не в карман фабриканта, а на нужды самих рабочих.
На опыте морозовской и других стачек рабочие поняли, что они многого могут добиться организованной борьбой. Рабочее движение стало выделять из своей среды способных руководителей и организаторов, твердо отстаивавших интересы рабочего класса.
В то же время  на почве роста рабочего движения и под влиянием западно-европейского рабочего движения начинают создаваться в России первые марксистские организации. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Реформаторская  деятельность С. Ю. Витте.
 
С.Ю. Витте в  плеяде выдающихся министров финансов России один из самых талантливых. Одиннадцать лет он возглавлял Министерство финансов, которое не только успешно решало финансовые и кредитно-денежные проблемы, но и стало центром экономических реформ. 

В истории России конца XIX -- начала XX в. фигура Сергея Юльевича Витте занимает исключительное место. Глава Министерства путей сообщения, многолетний министр финансов, председатель Комитета министров, председатель Совета министров, член Государственного совета -- таковы его основные служебные посты. Этот известнейший сановник оказал заметное, а во многих случаях и определяющее влияние на различные направления внешней, но особенно внутренней политики импе-рии, став своеобразным символом возможностей и одновременно беспомощности российской государственной системы. 

Глава I. Жизнь и деятельность С.Ю. Витте
Сергей Юльевич  Витте родился 17 июня 1849 г. в Тифлисе. Его отец был директором департамента государственных имуществ на Кавказе, дворянином Псковской губернии. Предками его были голландцы. Мать - дочь саратовского вице-губернатора, а впоследствии члена главного управления наместника кавказского А. Фадеева и княжны Елены Долгорукой.
Вместе со своим  братом он учился в Тифлисской гимназии, увлекался музыкой и спортом, получив в итоге весьма посредственные оценки по наукам и по поведению. Приехав в Одессу, он понял, что они закрывают ему путь в университет. После этого он уговорил брата переселиться в незнакомый город, и они переехали в Кишинев. Здесь Витте впервые проявил свой упорный характер, и после усиленных занятий они с братом окончили экстерном Кишиневскую гимназию, получив новые аттестаты зрелости. Затем он закончил физико-математический факультет Новороссийского университета, который находился в Одессе, с присвоением степени кандидата математических наук, что дало С.Ю. Витте возможность приступить к педагогической деятельности.
После окончания  университета С.Ю. Витте мечтал о  кафедре математики. Однако родные - мать и дядя Р. Фадеев - убедили его, что университетская кафедра - карьера  не для дворянина. Уступив давлению, в 1869 г. в 20 лет он поступил в канцелярию одесского генерал-губернатора, а затем через несколько месяцев перешел в управление службы Одесской железной дороги. Железная дорога сначала была казенной, потом стала эксплуатироваться частным обществом, а затем вошла в состав общества Юго-Западных железных дорог. С.Ю. Витте прошел путь от помощника бухгалтера до руководителя службы движения.
Бюрократическая карьера С.Ю. Витте началась позднее, в 1888 г., когда он стал лично известен императору Александру III. Он отказался пустить царский поезд с повышенной скоростью, как требовала свита императора, и тем самым вызвал большое неудовольствие начальства. Но спустя два месяца после этого произошла катастрофа именно по названным Витте причинам. О нем вспомнили и вскоре он был приглашен в Петербург.
Бывший в то время министром финансов И. Вышнеградский  предложил ему место директора  департамента железнодорожных дел. С.Ю. Витте сначала не хотел менять своего независимого и хорошо оплачиваемого  положения на частной железной дороге на кресло чиновника. Однако министр сообщил, что этого желает сам император, и тогда предложение было принято. Сначала он возглавлял департамент железнодорожных дел в Министерстве финансов, а потом - с февраля 1892 г. - Министерство путей сообщения.
В августе 1892 г. С.Ю. Витте назначается Министром финансов и остается на этом посту одиннадцать лет. С этой работой связаны все успехи и достижения С.Ю. Витте, здесь было осуществлено главное дело его жизни - денежная реформа 1895-1897 гг.
Размах и природа  деятельности Министерства финансов в те годы позволяют говорить о том, что по существу это было своего рода министерство экономики и, возможно, даже нечто большее. В руках министра финансов было управление торговлей и промышленностью, торговым мореплаванием и железнодорожным строительством, отчасти на-родным просвещением, коммерческим и аграрным кредитом. Расходная смета министерства финансов и путей сообщения при С.Ю. Витте выросла со 187 млн.руб. в 1892г. до 822 млн.руб. в 1903г. Во всех расходах бюджета эта доля поднялась с 20 до 43% Абалкин Л. Экономические воззрения и государственная деятельность С.Ю. Витте // Вопросы экономики. - 1999. - № 4. - С. 5..
В министерстве сложился качественно иной, профессионально  подобранный кадровый состав чиновников. Для Витте всегда на первом месте стояла компетенция, а не происхождение. Складывались добрые отношения с людьми делового мира - с директором Петербургского международного банка Ротштейном и Саввой Морозовым. Витте поддержал академика И. Янжула и пригласил на экономическое отделение Петербургского политехникума ученых, лишенных возможности преподавать па университетских кафедрах. На должность управляющего Палатой мер и весов, находившейся в подчинении Министерства финансов, он рекомендовал Д. Менделеева.
К руководству департаментом торговли и мануфактур Министерства финан-сов он привлек В. Ковалевского, которого многие считали "левым". Он выдвинул и воспитал таких крупных администраторов и финансистов, как А. Путилов - управ-ляющий Дворянского и Крестьянского банков, а впоследствии - Азиатского банка, П. Барк - управляющий Волжско-Камского банка, которого Витте специально посылал за границу учиться банковскому делу Хорос В. С.Ю. Витте: судьба реформатора // Мировая экономика и международные отношения. - 1998. - № 9. - С. 99..
С.Ю. Витте принадлежит  почин в устройстве Всероссийской  выставки в Нижнем Новгороде и  русского отдела Всемирной выставки в Париже, наглядно знакомивших с  экономическим состоянием России.
Еще будучи министром  финансов, Витте возглавил в качестве председателя Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, созданное 22 января 1902 г. После проведения большой аналитической работы на местах Особое совещание на 28 своих заседаниях (с 8 декабря 1904 г. по 30 марта 1905 г.) рассмотрело многие крупные вопросы крестьянского правопорядка. Деятельность Витте па этом посту была направлена па реформу крестьянских отношений, что было не по душе реакционно настроенной части российской верхушки.
Одной из причин увольнения Витте с поста министра финансов была его твердая позиция относительно войны с Японией. Но именно он был выдвинут общественным мнением на мирные переговоры с Японией в Портсмуте как самый авторитетный и выдающийся деятель своего времени. Он приобрел уважение и сочувствие влиятельных кругов американского общества и добился для России весьма успешных результатов. Вынудив японскую делегацию в ходе переговоров высказаться по вопросу о денежной контрибуции, он умело переломил общественное мнение. Оно уже не могло сочувствовать державе, готовой продолжать войну, нарушающую торгово-экономические интересы всего мира, только ради денег. В итоге Япония согласия на контрибуцию не получила, а Россия ограничилась уступкой южной части Сахалина и прибрежной ветви Манчжурской железной дороги. С.Ю. Витте вернулся домой, а японское правительство ввело в Токио военное положение для удержания масс от возмущения и разрушительных эксцессов.
Вернувшись в  Россию, С.Ю. Витте нашел власть в  состоянии полной растерянности, метания  от диктаторского подавления революционного движения до дарования стране Конституции. Никто не имел готового решения и судьба вновь обратила свой взор на бывшего министра финансов. Сам он оказался перед мучительным выбором: чувством он был за сохранение самодержавия, умом - за Конституцию.
У С.Ю. Витте был  свой план: создание единой и твердой  государственной власти во главе  с Советом министров, наделенным неограниченными полномочиями. Правительство  должно было в рамках предоставленных  ему установок выработать основы конституционного строя, который и был бы с известной постепенностью сформирован. Свои взгляды он изложил в докладе на имя императора Николая II. В нем подчеркивалось, что корни происходящих в стране волнений лежат глубже. "Они - в нарушенном равновесии между идейными стремлениями русского мыслящего общества и внешними формами его жизни. Россия переросла форму существующего строя. Она стремится к строю правовому на основе гражданской свободы. В уровень с одушевляющей благоразумное большинство общества идеей должны быть поставлены и внешние формы русской жизни. Первую задачу правительства должно составлять стремление к осуществлению теперь же, впредь до законодательной санкции через Государственную думу, основных элементов правового строя: свобода печати, совести, собраний, союзов и личной неприкосновенности" Абалкин Л. Экономические воззрения и государственная деятельность С.Ю. Витте // Вопросы экономики. - 1999. - № 4. - С. 6-7..
На этом историческом документе Николай II начертал: "Принять  к руководству", - и поручил  С.Ю. Витте подготовить текст Манифеста, который был опублико-ван 17 октября 1905 г. вместе с объяснительной запиской. Сергей Юльевич Витте стал первым в истории России председателем Совета министров - постоянно действую-щего правительственного органа.
С разблокированием Сибирской магистрали войска стали стягиваться на европейскую часть страны, вооруженные выступления были подавлены, а о дарованных Манифестом свободах вскоре забыли. Остался не у дел и сам С.Ю. Витте - один из авторов конституционных реформ России. 14 апреля 1906 г. он обратился к царю с заявлением об отставке, а 16 апреля получил положительный ответ.
В течение последующих  девяти лет жизни С.Ю. Витте неоднократно возвра-щался к событиям того времени, переосмысливая их ход. Он четко отличал  свой подход к конституционной реформе от царского Манифеста, критически оценивал деятельность Государственной думы, мечтал о том, чтобы над его могилой было начертано: "Объяснительная записка 17-го октября".
В период короткого  пребывания во главе правительства  он достаточно четко представлял себе необходимость решения двух задач: посредством займа получить средства для того, чтобы в течение ряда лет не нуждаться в деньгах, и вернуть армию из Забайкалья в европейскую Россию. В своих воспоминаниях он посвятил истории получения займа целую главу, а затем выпустил специальную книгу".
Действительно, в конце 1905 г. Россия стояла на пороге финансового краха. Запасы золота таяли, его владельцы переводили капиталы за границу. Эмиссионное право Государственного банка на выпуск кредитных билетов было исчерпано. Поэтому заем был необходим для того, чтобы спасти золотое обращение в самый критический момент. Роль Витте в решении этой проблемы была высоко оценена Николаем II. Но тем не менее он был уволен после того, как из Парижа поступила телеграмма о подписании договора о займе.
После ухода  от активной политической деятельности С.Ю. Витте оставался членом Государственного совета, но большую часть времени  жил за границей, перио-дически возвращаясь  в Россию. Он начал работать над  обширными воспоминаниями, материалы для которых он собирал заранее. Особенно скрупулезно к описанию своей жизни и деятельности С.Ю. Витте стал относиться после того, когда его авторитет и влияние сильно пошатнулись. Его волновало мнение потомков. "Конечно, я уверен в том, - писал он, - что, когда я буду в земле, все выяснится, и мне будет отдано должное. Моих врагов забудут, а меня Россия не забудет" Абалкин Л. Экономические воззрения и государственная деятельность С.Ю. Витте // Вопросы экономики. - 1999. - № 4. - С. 8..
Глава II. Финансовая реформа
Министр финансов С.Ю. Витте продолжил традиции своих  предшественников: М.X. Рейтерна, Н.X. Бунге, И.А. Вышнеградского. Однако его подход к делу имел существенное отличие. С. Ю. Витте удалось убедить Николая II в необходимости последовательной эко-номической программы развития промышленности, индустриализа-ции экономики. Поэтому все действия С. Ю. Витте при осуществлении реформ в стране носили продуманный, логичный характер, его экономическая политика превратилась в систему, в которой каждое действие подкреплялось последующими ша-гами. В этом смысле "реформа Витте" может служить дидактическим пособием для всех государственных деятелей, ее следует изучать и про-пагандировать как один из ярких опытов в истории мировой эконо-мики.
Реформа С.Ю. Витте  включала в себя четыре основных направле-ния, обеспечившие промышленный подъем в  России в 90-х годах XIX в.
Первый  шаг состоял в проведе-нии финансовой реформы, которая включала жесткую налоговую политику с целью увеличения доходов государственного бюджета. Самым главным условием экономических преобразований стала денежная ре-форма С. Ю. Витте, гарантировав-шая стабильность и платежеспособ-ность рубля. Переход к золотому стандарту превратил рубль в одну из устойчивых европейских валют, что способствовало развитию банков-ского дела и расширению иностран-ных капиталовложений.
Вторым  шагом преобразований была последовательная промышлен-ная политика государства. С.Ю. Витте отмечал, что стабильность денеж-ной системы и крепкие финансы не являются самоцелью, они также не приведут к автоматическому само-произвольному развитию промыш-ленности. Необходимы значительные усилия со стороны государства для того, чтобы страна превратилась в индустриальную, развитую державу. Таким образом, промышленная по-литика по поддержке и развитию на-циональной экономики предопреде-лила успех реформы С.Ю. Витте.
Третий  шаг заключался в том, что С.Ю. Витте сумел привлечь крупные инвестиционные средства. Внутренние ресурсы - кредиты, за-емные средства -- не могли покрыть потребность промышленности в ка-питале в условиях подъема, поэтому иностранный капитал позволил су-щественно расширить источники финансирования. Приток иностран-ного капитала стал массовым явле-нием и за десятилетие 90-х годов вырос почти в три раза. Доля иностранного капитала в акционерных обществах составляла около 25 %.
Политика С.Ю. Витте сочетала в себе открытость и протекцио-низм. Высокие таможенные пошли-ны на импорт, доходившие до 33 %, поддерживали национальных производителей, а низкие пошлины на экспорт, разрешение иностранным компаниям приобретать заводы и шахты привлекали в массовом по-рядке иностранные капиталы.
Четвертый шаг позволил С. Ю. Витте направить усилия госу-дарства, национальных промышлен-ников, иностранного капитала в одно русло. С.Ю. Витте удачно определил точку экономического роста, выбрав ту отрасль, которая послужила толчком к развитию всей экономики. Этой отраслью стало строительство железных дорог. Раз-витие железнодорожного транспорта стимулировало рост, с одной сто-роны, добывающих отраслей и металлургии, с другой -- требовало развития машиностроения, вагоно- и паровозостроения. Разветвленная система железных дорог, которая за 10 лет увеличилась на 22 тыс. км, втягивала в народнохозяйственный комплекс отдаленные районы, при-водила к региональной специализа-ции в сельском хозяйстве и больше-му разделению труда в экономике.
В начале ноября 1892 г. С. Ю. Витте представил Александ-ру III доклад "О способах сооруже-ния  Сибирского железнодорожного пути". Обоснование этого строите-льства он связывал с освоением огромной территории, развитием экономических связей европейской части России с Сибирью, а также с развитием всемирной торговли. Речь шла о рынке с почти полумиллиардным населением (Китай, Япо-ния, Корея) и полумиллиардным (в рублях) оборотом международной торговли. Подписание соглашения с Китаем о строительстве железнодо-рожной линии было крупным успе-хом С.Ю. Витте.
Строительство КВЖД не только расширяло экономические  возможности России на Дальнем Востоке, но и обеспечивало такие экономические выгоды и преимущества, как снижение на треть китайских тамо-женных пошлин на ввозимые и вы-возимые товары, свободу установле-ния железнодорожных тарифов и др. Карамова О.В. Министр финансов С.Ю. Витте - «архитектор» экономического подъема // Бухгалтерский учет. - 2002. - № 14. - С. 4.
Министр финансов С. Ю. Витте был поставлен перед  фактом нали-чия больших запасов  золота, кото-рые не могли быть пущены в обра-щение. В то же время Государствен-ный  банк должен был поддерживать коммерческие обороты в стране (для чего пришлось разрешить новый выпуск кредитных билетов), а каз-начейству было необходимо осуще-ствить ряд платежей из бюджета, поэтому был проведен новый внутренний заем в кредитной валюте. Тем самым С.Ю. Витте снискал себе несправедливую славу сторонника безграничных выпусков бумажных денег. Но ничего другого в этот момент он предпринять не мог. К тому времени еще не был упрочен курс рубля, что служило основой для спекуляции. Не был решен во-прос о том, золото, серебро или оба металла сделать разменными на кредитный рубль.
В конце 1894 г. вопрос о ликви-дации долга государства (казны) банку по кредитным билетам  временных выпусков 1877--1878 гг. был  решен полностью, хотя и в последующие  годы для внутренних целей приходилось  использовать эмиссию. С января 1881 г. по 1 января 1897 г. долг казны банку уменьшился с 962 до 621,3 млн руб.
При С.Ю. Витте  происходило дальнейшее совершенствование  ра-боты Государственного банка, кото-рый, с одной стороны, играл роль местного операционного учрежде-ния для Петербурга и его района, а с другой -- должен был осуществлять банковское дело всей страны.
В 1893 г. министр  финансов С.Ю. Витте поставил вопрос об освобождении Государственного банка  от выполнения текущих дел и операций города Петербурга.
Совершенствовать деятельность Министерства финансов начали еще при императоре Александре III, а С.Ю. Витте продолжил. Было утверждено "расписание должнос-тей по классам и разрядам мундиров и пенсий" и повышены все оклады. Для чиновников стало обя-зательным высшее образование, продвижение по государственной службе предполагало выслугу для должностей 6-го класса не менее 3 лет, 5-го класса -- не менее 6 лет.
При С.Ю. Витте  государство не только вкладывало средства в промышленность, но и стало получать от нее значительные доходы. Резко  изменилась структура бюджета в  сторону возрастания в нем  доли до-ходов от промышленности. Доходы от железных дорог вытеснили тамо-женные пошлины и питейный ак-циз.
В отличие от налоговой политики Н.X. Бунге, С.Ю. Витте  использовал налоги для мобилизации  и концентрации капиталов при  про-ведении индустриализации. Государственный  бюджет превратился в аккумулятор  денежных средств страны. Экономические аспекты превалировали в финансовой поли-тике государства.
Развитие отечественной  промышленности и необходимое для  этого развернутое строительство  железных дорог С.Ю. Витте считал обязательным условием для успешной внешнеэкономической деятельности: торговли с другими государ-ствами, возможности получения займов, привлечения иностранных капиталов Карамова О.В. Министр финансов С.Ю. Витте - «архитектор» экономического подъема // Бухгалтерский учет. - 2002. - № 14. - С. 5..
Глава III. Денежная реформа 1895--1897 годов
Среди реформ С.Ю. Витте, естественно, наибольший интерес  вызывает опыт стабилизации российского  рубля.
В XIX в., особенно в последней его четверти, большинство  стран перешло к золотовалютной системе в связи с громадным  ростом товарного обращения и развитием кредита. Англия фактически перешла к золотой валюте в конце XVIII в., а официально золотой монометаллизм был провозглашен в 1816г. В 70-х годах он был введен в Германии, в скандинавских странах, в странах латинского монетного союза (Франции, Италии, Бельгии и Швейцарии), а также в Греции и США, а в 90-х годах - в Австро-Венгрии, Японии и Аргентине Денежная реформа в России 1895-1897 гг. Аналитический обзор по документам и материалам реформы. - М.: Институт экономики, 1992. - С. 9.. Таким образом, на данном принципе основывалась вся мировая экономика. Поэтому надо подчеркнуть, что и крушение российской денежной системы в период первой мировой войны было не провалом модели Витте, а составной частью развала мировой системы золотого монометаллизма.
Денежная реформа  в России готовилась достаточно долго  и заняла в целом примерно 15-17 лет. Значительный вклад в ее проведение внесли три предшествующих министра финансов - М. Рейтерн, Н. Бунге и И. Вышнеградский. С.Ю. Витте продолжил  и завершил их дело. Причем «действовать новому министру финансов пришлось в более благоприятной обстановке: на крутом подъеме была промышленность; продолжался бурный процесс железнодорожного строительства; ряд позитивных сдвигов наблюдался в сельском хозяйстве; торговый баланс имел устойчивое положительное сальдо. Немаловажное значение приобрел и тот факт, что золотой запас государства к началу денежной реформы увеличился до 645,7 млн. руб.» (при И. Вышнеградском - на 309 млн. руб.). Витте умело реализовал эти преимущества. Его главная цель состояла в том, чтобы укрепить денежную систему России - несущую конструкцию быстро формирующегося единого национального рынка Белоусов Р. Исторический анализ бюджетной политики России // Экономическая безопасность. Производство - Финансы - Банки. - М.: Финстатинформ, 1998. - С. 248..
Началу денежной реформы предшествовал ряд актов, призванных сократить объем спекулятивных  сделок и ослабить валютную интервенцию. 13 июня 1893 г. банкам было запрещено даже косвенно содействовать игре на курсе. Лица, виновные в заключении подобных сделок, подлежали штрафу в размере 5-10% от суммы сделки. Была введена "статистическая" (1 коп. на 100 руб.) пошлина на ввоз и вывоз кредитных билетов. За тайный ввоз или вывоз, то есть без уплаты пошлины, предусматривался штраф в размере 25% с контрабандной суммы. На Берлинской бирже, игравшей важную роль в спекуляции с российскими рублями, в 1894 г. была произведена массовая (на 30 млн. руб.) скупка кредитных билетов по низкому курсу. При расчетах же их пришлось погашать по более высокому курсу, что было весьма выгодно России.
К числу подготовительных мер можно отнести и заключение таможенного договора с Германией. В ответ на высокие пошлины  на русский хлебный экспорт Витте  провел через Государственный совет закон, в соответствии с которым тарифные ставки были признаны минимальными лишь для тех стран, которые придерживались режима наи-большего благоприятствования в отношениях с Россией. Германия тако-го режима не придерживалась и ее экспорт в Россию облагался пошлиной по повышенной ставке. Германия была вынуждена пойти на уступки. В 1894 г. был заключен новый торговый договор. Самолюбию Витте льстило то, что с этого момента его персоной заинтересовался весьма уважаемый им рейхсканцлер германской империи князь Отто Бисмарк.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.