На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Рынок образовательных услуг в России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 08.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ  СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ РЫНКА ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ

Введение

   

Формирование  рынка образовательных  услуг

Коммерциализация  образования

Коммерциализация  высшего образования

Заключение

Литература        

   

Введение

 
Одной из тенденций изменения системы образования является его коммерциализация. К концу прошлого века сформировалась целая отрасль мирового хозяйства — международный рынок образовательных услуг с ежегодным объемом продаж в несколько десятков миллиардов долларов и объемом потребителей в несколько миллионов студентов. Появилась новая статья экспорта — получение высшего образования иностранными студентами.
По оценкам  Всемирной торговой организации, емкость  мирового рынка образования 50–60 млрд. долларов. Устойчивый лидер — США, контролирующие почти четверть мирового финансового образовательного оборота. На втором месте по объемам образовательных продаж Великобритания с 15 процентами. Следом идут Германия и Франция: первая держит чуть больше 10% мирового рынка, вторая чуть меньше. Завершают лидерский список Австралия, Канада и Испания, освоившие по 7–8% рынка[1]. Скромное место российского высшего образования в этом ряду (десятые доли процента мирового рынка) — одно из свидетельств неконкурентоспособности нашей высшей школы.
В сегодняшней  России складывается ситуация, в которой  гражданское общество может проявлять  себя как самостоятельный субъект, независимый от государства, открыто  провозглашать свои интересы, которые могут не совпадать с интересами государства, и противостоять государству, отстаивая их. Ослабление роли государства проявляется и в разрушении единой, монолитной системы ценностей, что уничтожает саму основу существования и функционирования единого образовательного пространства. Это становится отличительной чертой нового этапа развития системы образования, которую мы уже можем легально называть "рынком образовательных услуг"[2].
Исходя из вышесказанного, целью нашей работы является рассмотрение факторов коммерциализации системы  образования и формирования рынка  образовательных услуг.
Рынок образовательных  услуг формируется в настоящий  момент на всех ступенях образования: дошкольном, общем, профессиональном, дополнительном и высшем. Как и любая инновация, коммерциализация образования имеет свои достоинства и недостатки. В данной работе мы рассмотрим этапы коммерциализации в системе образования и этапы формирования рынка образовательных услуг в России.

Формирование  рынка образовательных  услуг

 
С одной стороны, государство согласно оплачивать образование  детей, и поддерживать таким образом  систему образовательных учреждений, но в тоже время оно более не стремится к тотальному доминированию и контролю этой сферы. Об этом же может свидетельствовать постепенный спад популярности идеи компенсаторного образования и целенаправленного дополнительного финансирования школ, в которых учатся дети из групп национальных и социальных меньшинств.
Интересно, на наш  взгляд, сравнить данную практику с  российской. В статье 4 Закона РФ «Об  Образовании» государство берет  на себя обязательство оплатить уже  полученные образовательные услуги, но только в рамках государственного образовательного стандарта. То есть, российское государство, посредством законодательства, не стимулирует конкуренцию образовательных учреждений, не оплачивая дополнительные образовательные услуги; но в тоже время и не стремится и контролировать выбор родителями школы[3].
Один из ведущих  социальных теоретиков Эрнест Геллнер  в своей работе "Условия свободы" определяет феномен гражданского общества как "институциональный и идеологический плюрализм, препятствующий установлению монополии власти и истины и уравновешивающий центральные институты..."[4], чьи институты уравновешивают государство. Различные социальные группы получают принципиальную возможность свободно вступать в непосредственный контакт с образовательным учреждением, для воспроизводства именно своей системы принципов и норм поведения. Отказ от социокультурной одинаковости как основы общества, превращает «знание о различиях» в основу современной системы образования. Исходное неравенство граждан, в смысле их культурной различности, превращается в их культурную и социальную независимость друг от друга. Возможность воспроизводства идентичности, культуры осуществляется, в частности, и посредством приобретения в собственность, и контролирования образовательных учреждений, легализации спроса на «альтернативное образование».
Подобная ситуация создает условия для свободной  конкуренции на рынке образовательных  услуг. Это конкуренция потребителей за определенные услуги и конкуренция образовательных учреждений за определенный тип потребителя. Участие в этой конкуренции могут принимать, с одной стороны, только те социальные группы, которые, во-первых, «совершенно не удовлетворены» уже существующими государственными образовательными услугами, во-вторых, располагают собственной сформированной идеологией как основой для активности, и, в-третьих, запасом свободного экономического ресурса. В каждой конкретной ситуации в роли потребителя услуг теперь могут выступать совершенно различные субъекты: этнические или социокультурные общности, регионы, муниципалитеты, родители учеников обучающихся в школе, предприятия или ВУЗы, с которыми сотрудничает школа[5].
Регионализация  образования, формирования муниципальной  системы финансирования образовательных  учреждений, многоканальное финансирование образования, создание сети независимых  образовательных учреждений, частных  школ, колледжей приводит к изменению структуры рынка образовательных услуг.
Различные социальные группы также становятся самостоятельными и активными потребителями на рынке образовательных услуг, формируя новую структуру спроса и предложения. Так, например эксперты констатируют факт, что «созданная в России сеть элитных образовательных учреждений по количественным показателям превысила число детей, интеллектуальное, психологическое и физическое развитие которых позволяет реализовать программы повышенной сложности без негативных последствий для здоровья. При этом спрос на услуги этих учреждений не снизился»[6]. Напротив, можно говорить о повышении подобного спроса. Количество специальных и элитных школ, школ различных типов более не контролируется государством в соответствии со своими потребностями, а подчиняются законам свободного рынка.
Сегодня каждое образовательное учреждение вынужденно самостоятельно самоопределяться, формулировать  свою специфику и искать свою «социальную нишу», они становятся активными субъектами рыночных отношений. Сами образовательные учреждения получают возможность самостоятельно конкурировать за определенного потребителя своих услуг; активно и открыто пропагандировать свою «особенность, специфичность» как наиболее привлекательную сторону своего образовательного процесса; активно формировать спрос на свои специфические услуги, а не только удовлетворять уже существующие потребности, артикулируемые потребителями. Следствием этого является разработка и использование специфичных, авторских курсов и программ как основы образовательного процесса в каждой конкретной школе, что влечет за собой постепенный отход от жесткой ориентации на единые образовательные стандарты. Школа перестает быть стандартной.
Изменения на рынке  образовательных услуг являются следствием не только изменения роли государства в сфере образования, и не ограничиваются только сменой типа отношений собственности (исключительно  государственной на разнообразную, рыночную).
Меняется специфика  государственного контроля в сфере  образования. Государство перестает  рассматривать образование как  основного поставщика тружеников и  специалистов, как «кузницу кадров».
Резкое сокращение государственного сектора в экономике  изменяет объем и специфику потребностей государства в квалифицированных специалистах. Рынок труда продолжает испытывать потребность в высокообразованных и квалифицированных работниках, но забота о своем образовании, трудоустройстве и благосостоянии становится объектом личной заботы каждого, а не делом государства.
В России все  большее распространение получает малый и средний бизнес, «гибкие  технологии», интенсивно растет занятость  в сфере услуг. Изменяется специфика  рынка труда, а соответственно и  запросы социальных групп в отношении образования, структура спроса на образовательные услуги. Спрос переориентируется с подготовки "трудящегося-рабочего" с конкретным набором навыков (школьника с определенным набором знаний) на "технолога-дизайнера". Потребность в навыках трудовой деятельности сменяется необходимостью развития способностей к проектировочной деятельности[7].
Мир переходит  к новому уровню образовательного стандарта. Высшее образование стало массовым. Городская экономика развитых стран с предубеждением относится к тем, кто не может предъявить диплом о высшем образовании. И это скорее не проблема квалификаций, а проблема менталитета. Система найма действует по принципу «свой — чужой».
Рост сферы услуг — даже в России она составляет уже две трети рынка труда — выдвинул новый стереотип массового работника. Работник теперь общается не со станком и с деталью, а с клиентами, и от качества этого общения напрямую зависят продажи и доходы предприятия. От работника требуется высокий культурный уровень.
В торговых сетях  и бутиках России выпускники торговых ПТУ и техникумов безнадежно проигрывают  студентам и выпускникам даже непрофильных инженерных и педагогических факультетов вузов. Городские семьи это прекрасно понимают и делают выбор: если в 2003 г. на одного учащегося ПТУ приходилось четыре студента вузов, то к 2010 г. соотношение составит один к восьми[8]!
Превращение университетов из элитных в массовые организации поставило большинство из них перед проблемой ограниченности ресурсов и необходимости строгой экономии. Если раньше редким ресурсом был талант, то сегодня им стали деньги. Необходимость выполнения обязательств по обучению потоков студентов, возросших в три, а то и в пять раз, неизбежно делает формальным отношение преподавателей и администраторов к отдельному студенту. Университетская фабрика отныне мыслит количествами.
В поточных университетах  выдвигаются узкие преподаватели, специализирующиеся на работе с большой аудиторией. Эффективным становится преподавание с минимумом обратной связи. Преподаватели начинают вкладываться в методики массового контроля и технику презентаций. Исследователи оттесняются на старшие курсы, где они могут рассчитывать на интерес малых групп продвинутых студентов. Результатом является недостаточное инвестирование университетов в исследования. Но главный негативный результат — большинство студентов оказываются вовсе выключены из процесса получения и критики нового знания или ноу-хау. Они больше не готовятся как инноваторы.
Академическую эффективность (накопление профессиональной и общественной репутации) замещает экономическая. Появились и первые чемпионы такой эффективности: открытые университеты с дистанционными программами обучения, предлагающие учащимся стандартные, обезличенные и облегченные модули информации.
   

Коммерциализация  образования

 
Конкуренция явилась  новым по сравнению с советским  периодом институциональным состоянием в российской системе общего образования, став одним из главных следствий ее коммерциализации. Со стороны идеологов образовательной реформы на конкуренцию возлагаются задачи по оптимизации деятельности общеобразовательных учреждений, повышению качества образовательных услуг. Однако как общеобразовательные учреждения адаптируются в условиях конкуренции? Какие управленческие стратегии использует их руководство в поле конкурентной борьбы для поддержания/повышения собственной конкурентоспособности? Соответствуют ли реальные последствия конкуренции в системе общего образования декларируемым задачам?
Статистические  данные демонстрируют неоднозначность  ситуации: с одной стороны, в последнее  десятилетие происходит снижение числа  учеников (на 36%) и количества общеобразовательных учреждений (на 14%) в России. С другой стороны, выросло количество государственных и негосударственных лицеев и гимназий (на 37%)[9].
Появление новых  факторов активизации конкуренции (демографический спад и подушевое нормативное финансирование, введение ЕГЭ и профильного обучения) привело к существенному изменению характера функционирования и развития российских общеобразовательных учреждений.
Конкуренция общеобразовательных  учреждений содержит в себе две взаимосвязанные компоненты: экономической и символической борьбы. Экономическая борьба в поле конкуренции осуществляется посредством набора предлагаемых платных образовательных услуг и уровня цен на них. Символическая борьба проявляется в конструировании общеобразовательными учреждениями собственного имиджа, в котором актуализируются качества, привлекательные для их целевой аудитории.
Процесс позиционирования общеобразовательных учреждений в  поле конкуренции происходит постоянно, определяя «лидеров», «середняков» и «аутсайдеров». Позиция, занимаемая общеобразовательным учреждением  в поле конкуренции, начинает определять его позицию в образовательном пространстве, особенно в условиях детерминированности финансово-материального положения школы количеством учеников. Таким образом, конкуренция выступает значимым неформальным и латентным механизмом дифференциации общеобразовательных учреждений в локальном образовательном пространстве.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.