На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


научная работа Научно-популярные издания

Информация:

Тип работы: научная работа. Добавлен: 09.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение

     В последние десять-пятнадцать лет другой стала наша страна, изменились общественные отношения, в нашу жизнь прочно вошел рынок. 
Однако надо обратить внимание и на другие моменты, происходящие в жизни общества. Например, огромных успехов достигли фундаментальные и прикладные науки, большие изменения произошли в системе среднего и высшего образования. Все это в известной степени находит свое отражение на страницах многочисленных научно-популярных изданий, пропагандирующих достижения отечественной и мировой науки в различных отраслях знания, рассказывающие о новых открытиях, результатах исследований в тех или иных сферах научной деятельности. 
Ни в коем случае нельзя отрицать роль научно-популярных изданий в жизни и общества в целом, и отдельно взятого человека. Несмотря на бурное развитие телевидения и сети Интернет, научно-популярные издания не перестают пользоваться спросом как у массового читателя, так и у читательской аудитории, интересующейся теми или иными вопросами: психологией, культурой, географией, историей, философией и т.д. 
В этих условиях возрастает роль редактора в работе над оформлением научно-популярного изданием, что, в свою очередь, требует новых под-ходов в редакторской деятельности, глубокий знаний издательского дела. 
Все вышеизложенное определяет, на наш взгляд, актуальность представленной работы.

     Целью работы является изучение работы над  оформлением научно-популярного  издания.
      
 
 
 

1. Основные требования к оформлению научно- популярных изданий

     При подготовке научно-популярного издания  редактор учитывает, что сегодня  читатель получает информацию из всех средств пропаганды и имеет высокий  образовательный уровень. При этом популярная книга о науке не может и не должна заменять ни учебник, ни инструкцию.
     В числе научно-популярных произведений есть такие, которые могут быть отнесены к тому же жанру, что и научные  произведения, это монография, статья. На основе жанра научно-популярной монографии осуществляется создание издания, которое называется научно-популярной монографией. Как во всякой монографии, в ней должны быть изложены сведения по одной проблеме, теме. Это, например, какое-либо открытие, изобретение, создание теории, проблема научного поиска, проблема становления и развития науки и др. Одним из примеров научно-популярной монографии можно считать книгу академика В.А. Кириллина «Страницы истории науки и техники», выпущенную издательством «Наука» в 1986 г. в серии «Наука. Мировоззрение. Жизнь».
     В монографии освещен чрезвычайно широкий круг вопросов истории развития науки и техники от древнего мира до нашего времени, от натурфилософии и ранней атомистики до квантовой электроники и космических лучей. Имеет ли право на жизнь подобная монография по истории науки и техники, может ли она найти своего читателя? Думается, что в этом не может быть сомнений. В ней расставлены основные вехи истории многих важнейших направлений науки и техники, коротко охарактеризованы (или только названы) главные творцы этих направлений, обозначены важнейшие этапы их развития. 
 
 
 

     Очевидно, что наряду с подобной монографией  могут быть монографии, посвященные  отдельным, узким направлениям в  области науки и техники, отдельным  проблемам и темам. А там, где  развитие науки, решение научных проблем, там и исследователи, ученые, их творческая научная деятельность, их научная биография. Э.А. Лазаревич называет биографии в числе основных научно-популярных произведений. Если переходить к рассмотрению процесса редакторской подготовки и создания на его основе издания, то встает вопрос: каким может быть это издание? По характеру информации и составу основного текста оно имеет необходимые признаки монографии.
     В биографическом произведении освещается жизнь ученого, показывают формирование его мировоззрения, дается характеристика его вклада в науку. Биографии ученых в научно-популярном смысле привлекательны тем, что в них бывают показаны научные достижения в тех областях познавательной деятельности, которой занимался ученый. Иногда это относится к какому-либо одному научному направлению, которому ученый привержен в течение всей своей творческой жизни, как, например, И.П. Павлов. В биографии ученого наряду с основным научным направлением могут быть представлены научные результаты, полученные в других сферах науки. Так, если взять для примера биографию А.Д. Сахарова, то оказывается, что она богата описаниями больших научных достижений и не только в ядерной энергетике. В середине 1960-х годов А.Д.Сахаров находился в блеске своей славы, будучи лауреатом Нобелевской и других премий, имея три золотые звезды Героя труда, звание академика и пр. Кроме того, ему принадлежат признанные научным миром исследования космических лучей, космологии — науке о происхождении и эволюции Вселенной, а также в области физики элементарных частиц. 
 

     Художник  научно-популярной книги может прибегнуть к методу анализа текстов, основанному  на учете их субъективно-предикатной  структуры.
     Понять  текст - значит выделить в нем смысловые (единицы) ситуации. Смысловая единица  текста состоит из темы текста (субъекта), т.е. того, о чем говорится, и словесного раскрытия темы (предиката), т.е. того, что именно говорится, а также связующего отношения между ними, которое может быть причинно-следственным, доказывающим, конкретизирующим, иллюстрирующим и т.п.
     Анализ  текста поможет художнику:
    - правильно проиллюстрировать издание, т.е. создать требуемые условия, облегчающие читателю понимание прочитанного, и правильно организовать свою работу: составить список ведущих тем, которые должны быть проиллюстрированы как главные;
    - найти побочные темы, которые могут быть «развиты», дополнены наглядными иллюстративными средствами и т.д.;
    - определиться в выборе сюжетов и в известной степени в выборе «методов» их трактовки, опираясь на связующие отношения между субъектом и предикатом.
     Общую логически-смысловую структуру произведения, как правило, передают оглавлением, реже - составлением к каждой главе  краткого перечня тем. Художник-оформитель поддерживает эту функционально-тематическую линию автора уже простым введением иллюстрированных шмуцтитулов, тематических заставок и пр. Однако действия художника будут более активными и целенаправленными, а изображения - более точными, если он будет яснее представлять систему иллюстрирования, в чем ему и призван помочь анализ логически-смысловой структуры произведения при соответствующей помощи литературного редактора.
     Художнику-иллюстратору полезно также знать метод  последовательного авторского изложения (помощь литературного редактора  обязательна): от общего к частному (дедукция) или от частного к общему (индукция) - и продуктивную последовательность, которая может развиваться от причины к следствию и обратно, от ошибочного к истинному, от сходства к различиям, от известного к неизвестному и т.п.
     Знание  метода авторского изложения поможет художнику в «разворачивании» средств наглядности, в составлении иллюстративного ряда (визуальной фразы), т.е. в придумывании и сочетании разного рода познавательных рисунков.
     В структуре научно-популярных текстов  следует выделять части, несущие, передающие научную информацию (так называемые информанты), и отличать их сопутствующих им частей-распространителей.
     Части-информанты реализуют функцию научного сообщения. Сопутствующие части выполняют  функции эмоционального воздействия, привлечения, удержания внимания и  дополняющего разъяснения и пр.
     В целом текст научно-популярного произведения состоит из разнообразных комбинаций двух названных частей (информантов и распространителей). При построении и решении этих частей, в их сочетании обычно проявляются авторская литературная индивидуальность и степень адаптации.
     К сожалению, нередко художники-оформители предпочитают иллюстрировать легко изобразимые сюжетно-эмоциональные сопутствующие части текста, т.е. части-распространители, в то время как основные научно-информационные узлы, к которым действительно бывает трудно подобрать изобразительный аналог, остаются без внимания. В результате иллюстрации «проходного» значения начинают в издании «забивать» информацию научную.  
 
 

     Подобное  отвлечение читателя от основной научной  информации (особенно для читателя неподготовленного или детского возраста) совершенно недопустимо, так как смысл научно-популярного издания заключается именно в такой информации. Художникам следует откликаться иллюстрированием на части-информанты.
     Художником  должны быть отмечены все особенности  текста научно-популярной литературы, не только вычленены идейные сюжетно-тематические линии, но и определена логически-смысловая его организация.
     Выбор сюжетно-тематических линий или  узлов, особенно влияющих на выявление  тех, которые должны быть пояснены иллюстративным материалом, акцентированы им, требует от художника научно-популярной книги особого внимания. Непонимание внутренней организации (структуры) научно-популярных текстов часто ведет к оформительским ошибкам.
     Композиционно-конструктивная организация издания, т.е. оформление, заключается в следующем:
        - композиционно-шрифтовое выражение отдельных составляющих текста;
        - акцентирование подлежащих выделению элементов;
       -  зонирование полос набора и функциональное размещение на них (в пределах полосы, разворота) текстовых и иллюстративных элементов;
         типизация расположения и оформления  однородных элементов (возможно, с помощью модульных систем) и т.д.
     Композиционно-конструктивная организация будущего издания осуществляется в макетной проработке с учетом всех ранее названных факторов.
     Решая композиционные вопросы оформления издания, художник стремится с помощью  пространственно-шрифтовой организации  облегчить процесс прочтения  текста. 

     Оформление  изданий научно-популярной литературы будем определять (и оценивать) как поиск лучшего способа представления информации.
     Нежелательно  делать мелким кегль набора и уменьшать  поля при значительных массах сплошного  текста, добиваясь таким образом  экономичности за счет удобства пользования  и чтения. Характеристики оформления, особенно такие, как доходчивость, привлекательность, проявляются для читателей научно-популярной литературы как фактор психологический - подсознательное желание читать либо не читать данную книгу. Приятность связана с комфортностью чтения.
     Оформление  абзацных членений текста научно-популярной литературы может быть значительно более разнообразным по сравнению с изданиями иных типов и видов литератур. Для оформительского решения будут иметь значение характер текстового материала и характер его прочтения:
         а) материал издания, рассчитанный  на длительное, последовательное, сплошное  прочтение больших объемов текста, лучшe сильно не «разрывать» и  при оформлении сохранять традиционное  решение абзацного отступа (втяжкой);
         б) при структурно сложном тексте, рассчитанном на выборочное чтение и просматривание для замедления прочтения, облегчение поиска и пр., допустимы и различные иные приемы оформления, например абзацные отступы, отбивки и т.д.
     Выбирая между двухколонником и одноколонником, т.е. сплошным заполнением текстом всего поля полосы набора, следует учитывать, что решение о числе колонок на странице должно диктоваться не только длиной строки, определяющей скорость чтения (быстрое или замедленное), но и структурными особенностями текста: 

         а) для последовательного, сплошного, непрерывного, текучего изложения предпочтительнее сплошное заполнение полосы нaбopa текстом;
         б) частые разрывы сплошного  текста рисунками (особенно оборочными), таблицами, дополнительными текстами  и т.д. будут мешать непрерывности прочтения, и в этом случае можно подумать о двухколоннике, диктующем модульное и возможно более целесообразное по размерам расположение всех элементов;
         в) учитывая опыт газетно-журнальных  изданий, можно предпочесть двухколонник  для изданий с активно акцентированным текстовым набором, позволяющим свободное, подчас непоследовательное, выборочное прочтение (быстрое ознакомление, просматривание и т.д.);
         г) набор в несколько колонок  текста может оказаться целесообразным  для изданий с инструктивным или справочным уклоном, где преобладающим явится иллюстративный материал, где неразрывны при чтении рисунок и «свой» текст, где на развороте довольно большого формата окажется достаточно разнородный материал.
     Не  обнаружено существенных различий в  скорости прочтения текстов с выключенной строкой и текстов флагового набора. Считая, что невыключенный набор не снижает удобочитаемости текста, можно выбор характера выключки отнести к области вопросов композиционных. При наборе текстов «флагом» достигается равная отбивка слов в строках, что придает композиционную равномерность набору. Общий вид полосы лучше и приемлем при длине строк около 5 квадратов.
     Организация материалов в виде таблиц не исключает  возможности их иллюстрирования.
     Художник  научно-популярного издания должен средствами оформления создавать условия, обеспечивающие точную передачу научной информации.  

2. Редакторский анализ художественно-технического оформления на примере серии книг «История книжного искусства»

      Наш анализ следует начинать с 70-х годов ХХ века, когда в отечественном книжном искусстве наступает своеобразный перелом: в эстетическом движении произошел переход к фотонабору и офсетной печати, ознаменовавший новую ступень свободы дизайна от сопротивления материала по сравнению с типографикой металла.
      Российские  дизайнеры книги с увлечением стали постигать типографическую  лексику Херба Любалина, Пола Рэнда, Джорджа Черны.
      В авангарде дизайнерских инноваций  оказался альманах «Искусство книги» (Приложение 3), который в 60-80-е годы прошлого столетия стал для ведущих книжных оформителей своеобразной экспериментальной площадкой1. Например, издания Н.Калинина, одного из талантливых мастеров той поры, сплошь состоят как бы из одних левосторонних полос, о чем говорят и сдвинутые к корешковому сгибу колонцифры на правых страницах, и более широкие, чем противоположные, внутренние поля на левых. От первой до последней страницы книги дизайнер четко и последовательно выдерживает асимметрию построения.
      Ритм  смещения задается уже переплетом, где три из четырех строк текстовой информации резко сдвинуты влево. Вопреки привычным представлениям текст расположен в левом углу и на авантитуле.
      Художник  тонко учитывает эффект визуального  восприятия книги, согласно которому взгляд зрителя-читателя по левой полосе скользит, а на правой задерживается. Калинин как бы лишает его возможности остановиться: неравновесность разворота побуждает читателя перевернуть страницу, но и там его ждет подстегивающий толчок к дальнейшему движению.
      В каждом новом разделе книги сравнительно с предыдущим уменьшается высота наборной полосы. Подобный «ход» одновременно и обнажает логику рубрикации в духе функционального дизайна, и воплощает пафос движения, непостоянства, отвечая интенциям экспрессивной типографики.
      В творчестве российских художников книги 70-х годов как бы совместились два этапа мирового графического дизайна. Рациональные устремления «интернационального стиля» и игровые тенденции экспрессивной типографии проросли на нашей почве одновременно, притом нередко синкретически переплетаясь.
      Протест семидесятников против духовного климата  эпохи застоя принял форму утверждения  вневременных, субстанциальных ценностей  человеческого бытия, возвышения над  рутиной реальной повседневности.
      Бук-дизайн оказался той сферой, где художественное мировидение семидесятников реализовалось особенно продуктивно. Используя мотивы типографики прошлого, художники 70-х создали современную книгу «на тему» классической книги.
      Если  Жуков вводит в контекст современного издания и символически использует элементы и приемы традиционной типографики, то еще дальше по пути актуализации культурных ценностей прошлого идут М. Аникст и А. Троянкер, разрабатывая серию «История книжного искусства», которую в 70-х годах начало выпускать издательство «Книга». В 70-е годы вышли в свет два первых издания этой серии: «Эльзевиры» В. Аронова (М., 1975) и «Альд и альдины» В. Лазурского (М., 1977).
      Подробный анализ изданий, открывших серию  «История книжного искусства», мы находим в статье А.Б. Стерлигова «Уроки старых мастеров» в альманахе «Искусство книги» (вып. 10, М., 1987).
      Анализируя  «Эльзевиры» В. Аронова (М., 1975) и «Альд  и альдины» В. Лазурского (М., 1977), мы прежде всего отмечаем, что дизайнеры поставили перед собой цель создать композиционно-типографическими средствами эффект маленького исторического театра. На страницах их книг читатель встречается не только с добротно воспроизведенными титульными листами, полосами и разворотами старинных изданий, но и с той жизненной средой, в которой эти издания рождались и функционировали. И если репродукции книг воссоздают аромат старых шрифтов, иллюстраций и наборных композиций, то другая часть зрительного ряда (гравюры и живопись конца XV-XVII вв.) словно переносит сегодняшнего читателя в ландшафты Венеции и Амстердама, в мир праздничных церемоний, запечатленный Карпаччо и Беллини, в деловую и домашнюю жизнь Голландии, увиденную глазами Рембрандта, Вермра, мастеров натюрморта. В результате старинные произведения печатного искусства предстают нам не как музейные экспонаты, а как продукт и частица некой духовно-предметной субстанции, как носитель непреходящего ценностного начала, как некая антитеза нашей суетливой повседневности.
        Из книги читатель узнает, что издания знаменитого голландского издательства Эльзевиров2 конца ХУ1 - начала ХУШ века - целая эпоха в мировой и европейской истории искусства книги. Эльзевиры печатали книги большими тиражами, нередко объединяя в серии дешевых, карманных книг, предназначенных для нового читателя, появившегося в Голландии в ХУ1 веке.
      Фирма Эльзевиров, основанная Лодевейком старшим, просуществовала с 1581 по 1712 г. Многочисленная династия: Лодевейк (ок.1540 - 1617), Матиас (1564 - 1640), Бонавентура (1583 - 1652), Абрахам (1592 - 1652) - прославилась во всех странах Европы изданиями научной и учебной книги. У них было предприятие огромного размаха, и оно сыграло выдающуюся роль во всей дальнейшей истории книжного дела.
      Красивый  и простой шрифт для малоформатных  изданий, разработанный в их типографии и получивший название эльзевир, применяется и до настоящего времени. Они ввели в употребление и необычно малые для того времени форматы в 1/16,1/24 долю листа. Особенно интересно введение Эльзевирами формата 1/12, который выходит за пределы пропорции, кратной двум, является как бы вытянутым, удлиненным. Он так и именуется: формат-эльзевир.
      Эльзевиры выпустили несколько миниатюрных  изданий, которые наглядно демонстрировали  достижения издателей в полиграфии и искусстве оформления книги. В 1627 г. была выпущена миниатюрная книжечка «О королевском праве» (92*56 мм). В следующем году были напечатаны «Афоризмы» Гиппократа, размер этой книги был еще меньше (92*44), а формат «Сатирикона» Петронис 1676 - 1677 года издания составил и вовсе 88*48 мм.
      Уменьшение  форматов привело к удешевлению  книг, способствовало увеличению тиражей. Наряду с феодалами и церковниками потребителями книг становится «третье  сословие» - незнатные и небогатые  люди. Современниками это воспринимается как настоящаяеволюция на книжном рынке. Книга Эльзевиров выходит из замков и аббатств и выходит на шумные площади городов. Становится модным носить книги с собой. Для этой цели в одежде появился «кармашек для книги». Поэтому иногда и говорят, что Эльзевиры открыли эпоху карманной книги.
      Обширной  библиографической и генеалогической  литературе об Эльзевире подведены  итоги в капитальном труде A. Willems, «Les Elsevier» (1880). Для русских читателей  любопытны также каталоги замечательной  по достоинству и количеству экземпляров коллекции Эльзивиров, собранные в зале инкунабул Императорской Публичной Библиотеки в С.-Петербурге: Walther, «Les Elzevir de la Bibliotheque imperiale publique».
      Не  меньший интерес представляет собой  содержание и художественно-техническое  оформление издания «Альд и альдины» В. Лазурского (М., 1977).
      В центре внимания дизайнера - Альд Мануций  – выдающийся книгоиздатель ХУ-ХУ1 вв. Альд Мануций родился около 1450 г. в Бассиано, близ Рима. К своему родовому имени Manucci он добавлял впоследствии Romanus (римлянин), реже - Bassianus (уроженец Бассиано) или Latinus. Имя его звучало по латыни так: Alolus Pius Munutius Romanus.
      Передать  всю прелесть и изысканность этих описанных шедевров спустя века –  сложная задача. Поэтому в основу взаимодействия «старого» и «нового» в серийном издании «История книжного искусства» В.Аронов и В.Лазурский закладывают не принципы интеграции, а принцип контраста. Их авторские тексты заверстаны в современной экспрессивной манере: флаговый набор, обратный абзацный отступ, резкий сдвиг наборной полосы к верхнему краю страницы при отсутствии колонтитулов, превышение размера внутренних полей над величиной боковых. Все эти приемы оттеняют, позволяют острее почувствовать уравновешенность наборных композиций репродуцируемых старых книг, симметрию их разворотов, гармоничность соотношений полей.
      Дизайнеры используют прием контраста и  организуя движение читателя по книге. Насыщенный зрительный ряд не выделен  в специальную зону, он перемежается с текстом, и читатель, соответственно, должен все время переключаться с чтения на визуальное восприятие и обратно. Недостаток подобного общения с книгой-прерывистость освоения ее как вербального, так и зрелищного содержания-компенсируется остротой перехода от одного к другому и активизацией внимания реципиента, которое неизбежно ослабевало бы при получении информации в однородной форме. Контраст оказывается особенно эффектным и эффективным благодаря применению иллюстрационных вклеек-гармошек, неожиданно меняющих формат книги на альбомный и каждый раз открывающих взору читателя некую увлекательную панораму.
      В издании В.Ф. Шматова «Искусство книги Франциска Скорины» - М., -1990 перед читателем раскрывается история восточнославянской книги и облик величайшего белорусского просветителя, издателя Франциска Скорины (ок.1490-1552). Первая изданная им книга - «Псалтирь» (1517 г.), - положила начало тематической серии, озаглавленной «Библия русская». Впоследствии Скорина продолжил свое дело в Литве, в ее столице Вильно, где издал такие богослужебные книги, как «Малая подорожная книжица» и «Апостол» (1523-1525 гг.). Адресуя свои издания «простым русским людям», печатник имел в виду прежде всего своих земляков-белорусов, находящихся под польско-литовским гнетом, но естественно, что его книги вошли в церковный обиход и в Московском государстве.
      В издании Шматова представлен  интересный научный материал, посвященный  жизни и творчеству Ф.Скорины, художественному  оформлению его пражских и виленских  изданий, в том числе полиграфической  и декоративно-пространственной организации текста. Здесь, в частности, подчеркивается, что благодаря Скорине в кириллическом книгопечатании впервые представлены все известные к тому времени элементы художественного оформления книги. Скорина ввел в кириллическую книгу титульный лист, фолиацию, колонтитулы, стишицы, сложные многофигурные иллюстрации.
      В разные годы исследованиями творчества Ф.Скорины занимались такие известные  отечественные ученые, как А.А.Сидоров, В.С.Сопиков, А.И.Миловидов, В.В.Стасов, Н.Н.Щекотихин, Л.Т.Баразна, Е.Л.Немировский, А.И.Некрасов, В.В.Чепко и др.
      Не  «искусство в книге», а «искусство книги» – эти слова могут стать  эпиграфом к работе, посвященной  изданиям белорусского первопечатника.
      Начальное образование будущий просветитель получил в Полоцке - в школе, которая, возможно, существовала при Софийском соборе, где в то время работал известный книжник Алексей; созданные им рукописи по сей день хранятся во Львове, в Варшаве, в Хиландарском монастыре на Афоне3. Человек книжный и широко образованный, любивший книгу и превосходно владевший мастерством ее изготовления, Алексей мог быть первым учителем Франциска Скорины; возможно, именно он приобщил будущего просветителя к богатой восточнославянской книжной традиции.
      Всего он выпустил в Праге в 1517-1519 годах 20 изданий, содержавших 23 ветхозаветные книги Библии. Общий объем пражских изданий - 1200 листов. Из них в 1517 году отпечатано 324, в 1518-м – 352, в 1519-м - 524 листа. Последний год существования типографии был самым продуктивным. А может быть, книги этого года (например, четыре завершающие книги Пятикнижия, где дата не указана) Скорина продолжал печатать в 1520 года4.
      Уже в самом первом пражском издании  – в Псалтыри, мы находим необычный  знак, который может быть принят за издательскую марку. На начальном  листе этой книги помещена П-образная заставка. Мы видим на ней странные существа с человеческими головами, но с туловищами хищных птиц. А в «окне» этой заставки помещен гербовый щит, на котором изображен солнечный диск с наползающим на него полумесяцем. Затмение Солнца. Какое оно имеет отношение к деятельности просветителя? Белорусский искусствовед Н.Н.Щекотихин установил, что 6 марта 1486 года солнечное затмение случилось в родном городе Скорины - Полоцке. Исходя из этого, он предположил, что именно в указанный день в семье белорусского купца Луки родился мальчик, впоследствии прославивший свое имя. В память о необычном небесном явлении, которым был ознаменован день его рождения, Скорина и избрал для себя столь загадочный и необычный издательский знак.
      В дальнейшем мы встретим эту издательско-типографскую марку во многих изданиях белорусского просветителя, и чаще всего на иллюстрациях.
      В пражских изданиях Скорины помещено 45 иллюстраций, некоторые из которых  повторяются. Для печатания иллюстраций  было изготовлено 38 оригинальных досок. Все иллюстрации выполнены в технике обрезной ксилографии. Сам ли Скорина гравировал их или заказывал какому-то мастеру в Праге, Венеции, а может быть, и в Нюрнберге, остается только догадываться. На этот счет существуют различные мнения, однако все гипотезы об авторе гравюр пражских изданий достаточно спорны и субъективны.
      Среди иллюстраций скорининской Библии особое место занимает портрет самого Франциска  Скорины, помещенный на последних листах Книги Иисуса Сирахова, вышедшей 5 декабря 1517 года, и Книг Царств, вышедших 10 августа 1518 года. Белорусский просветитель и в этом случае выступает новатором. Мы не можем привести ни одного примера, относящегося к XV - началу XVI в., когда бы издатель или типограф поместили в книге свои портреты. Скорина как никто другой чувствовал престиж профессии: он законно гордился тем, что «делал» книги для народа. Не стоит забывать и о том, что портрет помещен не просто в книге, а в Священном Писании. Другого такого случая за всю историю издательского дела мы не знаем.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.