На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Контроль и запись переговоров

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 09.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                  Московский университет МВД России
                           Кафедра Уголовного процесса 
 

                                Курсовая работа на тему:
                      «Контроль и запись переговоров» 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                               Выполнил : Рядовой милиции
                                                                Курсант 312уч.вз.
                                                               Локтионов А.Н.
                                                               Проверил : полковник милиции
                                                               Ст. преподователь
                                                              Клементьева Е.С. 

                                         Дата проверки_____________
                                                Оценка_______________                                                         
 
 

                                             
 
                                                Москва 2011 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                           Содержание
            Введение                                                                                3стр.
    Понятие контроля и записи переговоров как следственного действия                                                                            5стр.
    Порядок производства контроля и записи телефонных переговоров                                                                      8стр.
    Соотношение прослушивания телефонных переговоров и контроля и записи переговоров.                                   14стр.
 
---
    Заключение                                                                     21стр. 

    Список  используемой литературы                               24стр. 

    Приложение                                                                    27стр. 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

     Введение 

     В 1934 году на выставке радиоаппаратуры  в Берлине впервые продемонстрирован звукозаписывающий аппарат, названный и запатентованный как «магнитофон». Практически одновременно в советской юридической литературе, появились первые высказывания о возможности применения звукозаписи в борьбе с преступностью». Опыт США показывает, что «практика подслушивания полицией телефонных переговоров начала особенно активно развиваться еще в период так называемого «сухого закона», т.е. прослушку разговоров внутри США впервые организовал Джон Гувер, основатель и директор Федерального Бюро Расследований. Он применял ее в борьбе против преступных группировок, занимавшихся незаконной торговлей спиртным в период "сухого закона" 1920-х годов.
     Впервые на законодательном уровне процессуальная регламентация следственного действия - прослушивание телефонных переговоров - была дана 12.06.1990г. ещё союзным законодателем, когда в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик была введена ст.351, в которой были описаны основания и условия, а также порядок осуществления этого следственного действия1. Законодатель не ставил перед собой задачи подробной процессуальной регламентации этого нового следственного действия, поскольку это предполагалось сделать на уровне отраслевого законодательства союзных республик, в том числе - и Российской Федерации2. Однако первая попытка процессуальной регламентации прослушивания (контроля) телефонных переговоров более 10 лет оставалась нереализованной3. Соответствующие изменения и дополнения в УПК РСФСР были внесены только 20 марта 2001 года (ст. 174' УПК РСФСР). В новом УПК это ст. 186 - «Контроль и запись переговоров».4 

     Преступность, в том числе организованные её формы сегодня представляют угрозу не только для отдельных граждан, но и для общества в целом. Изменилось качество преступности, которое вызвано в частности расширяющимся применением в преступной деятельности компьютерных технологий и технических средств разведывательного назначения. В таких условиях правоприменительные органы тоже должны быть «вооружены» аналогичными техническими средствами для фиксации доказательств.
     Без выявления раскрытия совершенных  преступлений, изобличения преступников, как справедливо отмечает В. А. Азаров, в России невозможно эффективно защищать личность, ее права и свободы, а также интересы общества и государства5.
   Актуальность  данной темы состоит в том что  контроль и запись переговоров  считается малоизученной. И в ней имеется множество спорных вопросов на которые необходимо уделить внимание. В данной курсовой работе я приведу некоторые точки зрения и попробую разобраться в данной проблеме и придти к однозначному выводу.
   Цели  курсовой работы изучить точки зрения авторов которые уделяли свое внимание данной теме. Сопоставить их точки зрения. Изучить нормативно правовые акты которые регулируют данную область уголовного процесса.
   Задачи  курсовой работы . Выяснить  однозначное  понятие контроля и записи переговоров как следственного действия.  Точный порядок производства данного следственного действия. Сопоставить и сравнить прослушивание телефонных и записи переговоров и контроль и запись переговоров.    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.Понятие  контроля и записи  переговоров как  следственного действия
     УПК России определяет контроль переговоров как прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограммы (п. 1141 ст. 5 УПК). Эта, несколько расплывчатая, формула не проясняет познавательного значения данного приема. В процессуальной литературе не сложилось единого взгляда на сущность контроля и записи переговоров. Уголовно-процессуальный закон (186 УПК) регламентирует данное действие в главе 25 УПК, наряду с обыском и выемкой, вследствие чего ряд исследователей видят в нем новое следственное действие. Другие же ученые разделяют высказанное автором суждение о том, что при контроле переговоров отсутствует определяющий признак следственного действия – непосредственное извлечение следователем доказательственной информации из соответствующего источника и ее закрепление, поскольку следователь сам переговоры не прослушивает и не фиксирует. Также обращается внимание на совпадение требований, регламентирующих контроль переговоров, в УПК РФ и прослушивание переговоров в п. 9 ст. 6 Закона об ОРД, что свидетельствует об одинаковой природе указанных действий. Кроме того, следователь, вправе организовать прослушивание телефонных переговоров за рамками ст. 186 УПК. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК и ч. 3 ст. 7 Закона об ОРД он может поручить проведение прослушивания оперативному органу и в этом случае речь явно идет не о следственном, а об оперативно-розыскном мероприятии. Следователь также вправе истребовать от оперативного органа материалы прослушивания, независимо от того, проводилось ли прослушивание и запись в качестве следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия, оперативный же орган и в том и в другом случае представляет фонограмму следователю со своим сопроводительным документом (ст. 186 УПК, ст. 11 Закона об ОРД). Из сказанного следует, что предусмотренный ст. 186 УПК контроль и запись переговоров – это типичное оперативно-розыскное мероприятие. Но, с другой стороны, УПК РФ содержит и несовпадающие с Законом об ОРД, правила контроля и записи переговоров и признает полученную в результате этого информацию доказательством по делу, что несколько сближает данный познавательный прием с другими следственными действиями.
   Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность  контроля и записи не только телефонных, но и иных переговоров. К последним относятся переговоры с использованием радио и других переговорных устройств (мобильные телефоны, пейджинговая связь, телетайп, электронная почта). Но нельзя считать, что «иные переговоры», это любой диалог, который люди ведут в обычной для них обстановке, не применяя технических средств, т.е. дома, на работе, в транспорте и т.д. В то же время, указанное действие может иметь различные цели.
   В одном случае оно направлено на получение  информации, имеющей значение для расследования и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, содержащейся в телефонных переговорах, которые подозреваемый, обвиняемый и другие лица ведут между собой. «Другими» могут быть лица, из числа родственников и близкого окружения обвиняемого и подозреваемого, а также лица, находящееся с ними в криминальных связях. Однако, как правильно отмечено в литературе, недопустим контроль переговоров между защитником и подзащитными. В этом случае оказалось бы нарушенной охраняемая законом профессиональная тайна адвоката (п. 3 ч. 3 ст. 56), раскрыта линия защиты, что фактически подрывало бы состязательное построение процесса.
   Вторая  цель – защита потерпевших, свидетелей, их родственников и близких от угроз совершения в отношении  их преступлений, осуществляемая посредством изобличения лиц, высказывающих в контролируемых переговорах такие угрозы, а также раскрытие этих преступлений.
  Контроль  переговоров является существенным ограничением конституционного права  граждан на тайну переговоров, которое  допускается лишь на основании судебного решения (ст. 23 Конституции РФ). Поэтому правовая регламентация контроля переговоров призвана определить пределы вмешательства в личную жизнь. Различие в целях контроля обусловило и различие в основаниях его проведения.
  На мой взгляд контроль и запись переговоров является следственным действием так как данной действие указанно в УПК РФ как следственное действие. Это действие непосредственно направленное на собирание доказательств по уголовному делу , а этот признак непосредственно указывает на то что это следственное действие.    
 
 
 
 
 
 
 

2.Порядок  производства контроля  и записи телефонных переговоров
     Первым основанием для получения разрешения суда следователь должен иметь достаточно веские основания предполагать, что в телефонных переговорах подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержаться сведения, имеющие значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 186 УПК), и на этом основании возбудить перед судом ходатайство о прослушивании. Ходатайство облекается в форму постановления, согласованного с прокурором, и должно содержать развернутую информацию, определяющую фактические основания и пределы ограничения тайны телефонных и иных переговоров. Указывается дело, в ходе расследования которого необходимо осуществить контроль переговоров, основания контроля (имеющиеся в деле доказательства), данные о лице, переговоры которого будут контролироваться и фиксироваться, срок в течение которого предполагается осуществлять контроль (он не может превышать шести месяцев), а также наименование органа, которому получается техническое осуществление контроля и записи.
   Второе  основание для контроля и записи телефонных переговоров потерпевшего, свидетеля, их близких является заявление этих лиц о том, что по телефону подозреваемый, обвиняемый или лица из их окружения высказывают в их адрес угрозы совершения насилия, или других преступных действий с тем, чтобы побудить их отказаться от изобличающих показаний, либо передать вымогателям какие-либо ценности, совершить в их интересах какие-либо действия и т.д. При таких обстоятельствах согласия суда на контроль и запись переговоров не требуется ибо указанные лица высказали свое согласие на прослушивание. Свое решение о прослушивании следователь, с согласия обратившихся к нему лиц,  оформляет мотивированым постановлением.
   Однако  если потерпевший, свидетель, близкие  им лица с таким заявлением не обращаются, но в тоже время имеются данные о том, что угрозы вымогательством, совершением других преступных действий, высказываемые при переговорах, могут быть зафиксированы и послужить уликами, способствующими успеху расследования, следователь вправе проявить инициативу в установлении контроля. В этом случае он, также с соблюдением указанных выше требований закона, возбуждает перед судом ходатайство о даче разрешения на контроль и запись переговоров.
   Свое  постановление, либо разрешение суда следователь  направляет в соответствующее подразделение  ФСБ или МВД, которые осуществляют прослушивание. В течение всего  срока контроля следователь вправе истребовать фонограмму для ее осмотра и прослушивания. Но подразделение, осуществляющее контроль и запись, вправе и по своей инициативе представить фонограмму следователю. Она направляется ему в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи переговоров и краткая характеристики использованных при этом технических средств.
   Непосредственное  восприятие сведений, зафиксированных  в фонограмме, осуществляется следователем путем ее прослушивания после  осмотра фонограммы. При осмотре и прослушивании участвуют понятые, при необходимости специалист а также, как об этом сказано в ч. 7 ст. 186, лица, чьи переговоры записаны (возможно оба участника переговоров).
   Из  контекста этой нормы следует, что  привлечение этих лиц к прослушиванию фонограммы не является обязательным. Это представляется правильным. Преждевременное придание этому оперативному, и негласному по существу, мероприятию открытого характера, т.к. осведомление лиц, ведших переговоры, о том, что их содержание известно следователю фактически представляло бы собой разглашение данных предварительного следствия, способное серьезно осложнить ход расследования.
   К тому же содержание переговоров позже, в момент ознакомления с делом, станет известно обвиняемому, если он был участником переговоров, что даст ему возможным оспаривать достоверность результатов прослушивания. При таком положении привлечение к прослушиванию лиц, чьи переговоры записаны, целесообразно лишь в ситуации, сходной с предъявлением доказательств при допросе: участники переговоров могут пояснить их содержание (например, убедить следователя в том, что произнесенные ими слова не имеют отношения к делу), т.е. способствовать определению их относимости (либо неотносимости). Эти пояснения (они же замечания) данные лица могут согласно закону, изложить в протоколе об осмотре и прослушивании фонограммы (в этой части протокол будет несколько напоминать протокол допроса).
   В протоколе также излагается внешнее  состояние фонограммы, факт прослушивания, указываются присутствующие при этом лица. Главное содержание протокола – дословное изложение той части фонограммы, которая по мнению следователя имеет отношение к расследуемому делу, т.е. содержит доказательственную информацию; остальные части фонограммы в протоколе не воспроизводятся. Если относящихся к делу сведений при прослушивании не выявлено, этот факт также отражается в протоколе. Участвовавшие лица могут изложить свои замечания к протоколу отдельно и тогда они  приобщаются к протоколу. Результатом контроля может оказаться распечатка словесных сообщений, посланных на пейджер, переданных по электронной почте, телетайпу, копии отправленных факсов. Содержание этих сообщений также фиксируется в протоколе.
   Если  звукозапись переговоров проводилась  соответствующими органами в качестве оперативно-розыскного мероприятия, предусмотренного ст. 6 Закона об ОРД, по поручению следователя или по инициативе оперативно-розыскного органа, фонограмма представляется следователю в порядке ст. 11 Закона об ОРД.
   На  основании постановления следователя фонограмма и полученные текстовые сообщения в полном объеме приобщаются к протоколу осмотра и прослушивания в качестве вещественного доказательства и хранятся при уголовном деле в опечатанном виде. В постановлении также указывается на прекращение дальнейшего контроля и записи переговоров. Следователь должен обеспечить сохранность и техническую пригодность фонограммы для повторного прослушивания, в т.ч. и в суде. После вступления приговора в законную силу и в случае прекращения дела, ее часть, не имеющая отношения к делу, уничтожается. Об уничтожении части фонограммы должна быть сделана отметка на протоколе ее осмотра и прослушивания. 
 
 
 

3. Соотношение Прослушивания  телефонных переговоров  и контроля и  записи переговоров.
       И так, для того чтобы дать понятие контроля и записи переговоров, мы должны определиться с тем, что это следственное действие или оперативно-розыскное мероприятие, так как дискуссии не угасают по сей день. По этому поводу Б Т. Безлепкин отмечает, что не только «...решение о прослушивании телефонных переговоров и их звукозаписи, но и само производство такого действия предполагаются как следственное действие»6. По мнению Л.М. Карнеевой, необычность рассматриваемой процедуры заключается в том, что прослушивание и звукозапись переговоров регламентированы как следственное действие при очевидном их негласном характере. О том, что процессуальное прослушивание телефонных и иных переговоров является именно следственным действием, свидетельствует, в частности, отнесение его к числу неотложных в дополнении к ч. 3 ст. 29 Основ уголовного судопроизводства7.
     О.Я. Баев считает, что контроль и запись телефонных и иных переговоров не являются следственными действиями. Приводя при этом соответствующие доводы, он пишет: «В то же время мы отнюдь не сомневаемся в высокой информационно-познавательной сущности названных действий и в возможности использования их результатов в судебном доказывании. Но — в соответствующем уголовно-процессуальном режиме»8.
     С.А. Шейфер, анализируя содержание ст. 186 УПК  РФ, констатирует, что «аналогичное действие «прослушивание телефонных переговоров» закреплено п. 10 ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности в качестве оперативно-розыскного мероприятия. При сравнении этих норм трудно найти существенные различия между ними. В этой процедуре отсутствует определяющий признак следственного действия: непосредственное получение следователем доказательственной информации от ее носителя9. В то же время С.А. Шейфер, рассматривая систему следственных действий, указывает, что существенным основанием классификации следственных действий является «непосредственный либо опосредованный процесс получения доказательственной информации»10. Правда, следственным действием с опосредованным процессом получения доказательственной информации С.А. Шейфер считает только проведение экспертизы. Однако сам факт последнего утверждения свидетельствует об относительности тезиса о непосредственном восприятии следователем от объекта доказательственной информации как непременном признаке следственного действия11.
     Таким образом, мы видим, что действительно  имеются разногласия, поэтому поводу, связи, с чем будет актуально разобраться в этом самим на основании законодательных актов РФ, а именно на основании статей УПК РФ и ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».
     Для простоты восприятия воспользуемся  сравнительно-анализируемой таблицей12. 

Следственное действие. Оперативно-розыскное  мероприятие.
Согласно  п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ «Контроль и  запись переговоров» - является следственным действием с точки зрения закона. В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной  деятельности» больше нет оперативно-розыскного мероприятия «Контроль и запись переговоров», а есть «Прослушивание телефонных переговоров».
Следователь сам инициирует контроль и запись переговоров, поскольку это входит в его компетенцию, а суд дает разрешение на его проведение. Оперативные службы являются только исполнителями соответствующего поручения следователя. Решение о проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия принимают сотрудники оперативных служб (суд соглашается  или не соглашается с их ходатайством об этом в предусмотренных законом случаях).
При контроле и записи переговоров их результаты подлежат обязательному сообщению следователю. При производстве оперативно-розыскных мероприятий  их результаты принадлежат оперативным  службам.
Контроль  и запись переговоров производятся только после возбуждения уголовного дела и в процессе его расследования. Оперативно-розыскные  мероприятия проводятся как до возбуждения  уголовного дела, так и после его  направления в суд.
Результаты  любого следственного действия имеют  статус доказательств. Результаты  оперативно-розыскных мероприятий  носят ориентирующее значение.
Следственные  действия не могут быть негласными, реализуются в четко определённом законом порядке. Оперативно-розыскные  мероприятия свободны от процессуальной формы, способ фиксации их результатов законом не определен. Они осуществляются по большей части негласно в соответствии с правилами конспирации.
 
     Следовательно, после того как мы определились с  принципами «контроля и записи переговоров», мы можем сделать вывод, что ОРМ и следственное действие в рамках «контроля и записи переговоров» отличаются друг от друга, но одновременно схожи по своей сущности, заключающейся в процессуальных особенностях самого следственного действия.
     И так, процессуальные особенности контроля и записи переговоров13:
    Из текста п. 2 ч. 3 ст. 186 и п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ следует, что контроль и запись переговоров — это следственное действие. Но ни для одного следственного действия законодатель не устанавливает срока его проведения, в три раза превышающего установленный двухмесячный срок предварительного следствия (ч. 5 ст. 186 и ч. 1 ст. 162 УПК РФ).
    В отличие от других следственных действий контроль и запись переговоров могут быть прекращены (ч. 5 ст. 186 УПК РФ) на основании постановления следователя.
    Ни одно следственное действие не запрещено по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, в то время как контроль и запись переговоров не могут осуществляться по делам этой категории. Характерно, что даже относительно наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки в УК РФ не содержится данного ограничения, хотя это следственное действие не в меньшей степени затрагивает неприкосновенность частной жизни граждан.
    Кроме того, любое следственное действие обязательно требует составления протокола установленной формы, согласно ст. 476 УПК РФ. Например, по результатам проведения обыска — протокола обыска (ст. 182 УПК РФ), освидетельствования — протокола освидетельствования (ст. 179 УПК РФ) и т. д. В отношении контроля и записи переговоров, согласно ст. 187 УПК РФ, этого не предусмотрено.
    Для выполнения любого следственного действия все правовые и организационно-технические возможности имеет сам следователь. Однако контроль и запись переговоров он объективно не в состоянии выполнить самостоятельно, так как не имеет для этого организационно-технических возможностей.
     «В  результате данное следственное действие представляет собой целый комплекс действий следователя и оперативно-технических  работников по производству контроля, записи, осмотра…»14.
     Из  всего вышеизложенного можно  сделать вывод, что «контроль  и запись переговоров» - это следственное действие инициируемое следователем с согласия руководителя следственного органа и с разрешения суда об осуществлении оперативными службами контроля и записи переговоров (иные и телефонные) подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, результат которых подлежит обязательному сообщению следователю, для его личной оценки в качестве доказательств. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Заключение 

     Написав основную часть курсовой работы, я  пришёл к выводу, что действующее  понимание о контроле и записи переговоров создает много проблем в плане уголовно-процессуального характера, тем самым не даёт в полной мере изучить прослушивание, контроль и запись телефонных переговоров с точки зрения Уголовно-процессуального права. Поэтому, целесообразно было выдвинуть свою точку зрения разрешения данной ситуации.
     И так, я считаю, во-первых, нужно изменить следственное действие «контроль и запись переговоров» на следственное действие «осмотр и прослушивание фонограмм», где фонограмма будет иметь своё определение в УПК РФ. Примерно так: «фонограмма – это запись произведённая специалистом с особым статусом и сохранённая на звуковой носитель по ходатайству следователя».
     В определении я упомянул «специалист  с особым статусом», так вот, во-вторых, в УПК РФ добавить к иным участникам уголовного судопроизводства помимо эксперта, специалиста и др. участников – специалиста с особым статусом. Т.е. к нему будут относиться сегодняшние специалисты, которые осуществляют прослушивание, контроль и запись как телефонных, так и иных переговоров. Особый статус будет заключаться в том, что он впитывает в себя схожий порядок документального оформления экспертизы, порядок действий присущий к ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» и главное, на основании принципов ст. 186 УПК РФ (контроль и запись переговоров). Это будет выглядеть так: Следователь, расследуя уголовное дело, направляет специалисту с особым статусом постановление «о проведении контроля и записи переговоров», естественно, постановление составляется на основании порядка определённым УПК РФ. Потом специалист с особым статусом, на основании полученного судебного решения в порядке схожем с получением судебного разрешения при ОРМ, осуществляет контроль и запись переговоров, результат которых на основании постановления следователя «о проведении контроля и записи переговоров» должен быть передан следователю в виде заключение специалиста с особым статусом с приложением фонограммы, которая уже с этого момента будет являться вещественным доказательством. И после того, как следователь получит заключение специалиста с особым статусом, может приступать к следственному действию «осмотр и прослушивание переговоров» цель которого, не запротоколировать ещё раз заключение специалиста с особым статусом, а цель заключается в том, чтобы лица, чьи телефонные переговоры записаны, подтвердили смысл своих высказываний. Тем самым, протокол данного следственного действия приобретёт характер более сильного аргумента в обвинении, чем вещественное доказательство.
     И в целом по поводу всей работы можно  сказать, что изменившийся на современном  этапе развития государства характер преступности, оснащение участников преступления современными средствами связи обусловливают необходимость все более широкого использования достижений научно-технического прогресса, и в частности контроля и записи переговоров для установления юридически значимых обстоятельств рассматриваемых посягательств. Совершенствование и развитие средств коммуникации дает основание прогнозировать тенденцию более широкого применения анализируемого следственного действия в борьбе с преступностью, особенно в связи с созданием системы антикриминальной безопасности. Поэтому изучение особенностей проведения этого следственного действия приобретает особое значение. 

 

     
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.