На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Образ Фауста в одноименной трагедии И.В.Гете «Фауст»

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 09.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и науки Украины
Луганский национальный университет имени  Тараса Шевченко
Факультет иностранных языков 
 
 
 
 

Кафедра всемирной литературы 
 
 
 

Курсовая  работа
Образ Фауста в одноименной  трагедии И.В.Гете «Фауст» 
 
 
 
 

Выполнила: студентка 3 курса, специальности
«английский язык и литература»
Явица Юлия 
 

Научный руководитель:
кандидат  филологических наук,
доцент, заведующий кафедрой
всемирной литературы
С.А.Ильин 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Луганск – 2011 
 

План: 

Введение………………………………………………………………….3
I. Трагедия «Фауста» в мировом литературоведении…………………6
Выводы к I разделу..................................................................................13
II. Проблематика и художественные образы «Фауста»……………...14
Выводы ко II разделу…………………………………………………...21
III. Фауст в системе образов трагедии…………………………………22
   3.1 Образ Фауста в трагедии Гете……………………………………22
   3.2 Образ Мефистофеля в трагедии Гете……………………………25
   3.3 Трагедия  Гретхен и разоблачение ханжеской  морали………….28
Выводы к III разделу……………………………………………………31
Заключение………………………………………………………………32
Список использованной литературы…………………………………..34 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

         Введение 

     Иоганн  Вольфганг Гете, бесспорно, вошел  в историю мировой, литературы как один из ярчайших писателей второй половины XVIII века. Эпоха Просвещения завершила переход к новому типу культуры. Источник света (во французском языке слово «просвещение» звучит как свет — «lumiere») новая культура видела не в Вере, в Разуме. Знания о мире и человеке призваны были давать науки, опирающиеся на эксперимент, философия и реалистически ориентированное искусство. Судьба унаследованных от XVII века творческих принципов оказалась неодинаковой. Классицизм был принят Просвещением, потому что отвечал его рационалистической природе, но его идеалы радикально переменились. Барокко превратилось в декоратизм нового стиля — рококо. Реалистическое осмысление мира набирало силы и проявлялось в самых разных формах художественного творчества.
     Как истинный представитель эпохи Просвещения, основоположник немецкой литературы Нового времени, Гете был энциклопедичен в своей деятельности: занимался не только литературой и философией, но и естественными науками. Гете продолжал линию немецкой натурфилософии, противостоящей материалистически-механистическому естествознанию. И все же взгляды на жизнь и мировоззрение человека ярче всего выражены в поэтических произведениях Гете. Итоговым сочинением стала знаменитая трагедия «Фауст» (1808-1832), воплотившая поиски человеком смысла жизни.
     Как говорил Эккерман о Гете: «Гете, всегда стремясь к многостороннему проникновению, сумел все свести к одному. В одном – единственном искусстве он неустанно растил и лелеял свое мастерство – в искусстве писать на родном языке. То, что материал, который шел ему на потребу, был многосторонним, - уже другой вопрос».
     Гете  — величайший поэт эпохи — был  в то же время выдающимся ученым, философом, естествоиспытателем. Он исследовал природу света и цвета, занимался минералами, изучал культуру античности, Средневековья и Возрождения. В «Фаусте» дана грандиозная картина Вселенной в ее понимании человеком Нового времени. Перед читателем предстает мир земной и потусторонний, человек, животные, растения, сатанинские и ангельские существа, искусственные организмы, разные страны и эпохи, силы добра и зла. Вечная иерархия рушится, время движется в любом направлении. Фауст, ведомый Мефистофелем, может оказаться в любой точке пространства и времени. Это новая картина мира и новый человек, который стремится к вечному движению, познанию и деятельной жизни, насыщенной чувствами.
     Актуальность  данного исследования заключается  том, что в работе трагедия «Фауст»  рассматривается как драма о  конечной цели исторического, социального бытия человечества. Проблемы, поставленные в «Фаусте» важны и не утратили свою актуальность до сих пор, поскольку «Фауст» - не столько драма о прошлой, сколько о грядущей человеческой истории, как она представлялась Гете. Ведь Фауст, по мысли в мировой литературе и попытка рассмотреть его как отражение просветительского мировоззрения.
     Целью курсовой работы является анализ значения произведения «Фауста» в мировой литературе и попытка рассмотреть его как зеркало просветительской художественной мысли и вершину мировой литературы.
     Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:
     - рассмотреть истоки, особенности  и значение европейского Просвещения;
     - изучить особенности литературы  эпохи Просвещения;
     - охарактеризовать роль «Фауста»  в культуре эпохи Просвещения;
     - проанализировать трагедию Гете  «Фауст» как отражение просветительской художественной мысли и вершину мировой литературы;
     - исследовать образ Фауста в  немецкой литературе и его  интерпретацию у Гёте.
     Объект  исследования - трагедия «Фауст» Гете, занимающая особое место в творчестве великого поэта.
     Предметом исследования является идея произведения и его влияние на мировую литературу.
     Для раскрытия темы использовались следующие  методы:
     - сравнительный метод;
     - метод противопоставления;
     - синтез научной деятельности с текстом Гете. 

         
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

        I. Трагедия «Фауста» в мировом литературоведении. 

     Жизнь Гете в веках, его влияние на литературы разных народов - одна из интереснейших  тем, издавна привлекающая к себе внимание исследователей.
     Многогранное, необычайное по широте и универсальности  творчество Гете явилось зеркалом, отразившим величие и противоречия переходной исторической эпохи. Важнейшие вопросы национальной жизни Германии конца XVIII-начала XIX столетия в его произведениях оказались тесно связанными с социальными и философскими проблемами общеевропейской значимости. Художник-новатор, Гете широко раздвинул границы просветительского искусства. Его эстетические идеи вдохновляли творчество многих выдающихся писателей последующей эпохи.
     Великому  поэту Германии суждено было стать  живым участником литературного развития многих народов. Влияние, оказанное им на мировую литературу, не следует, однако, понимать слишком прямолинейно и упрощенно. Отношение к Гете современников и потомков выражалось не только в восприятии и использовании его опыта, но и в споре с ним, в полемическом отклонении тех или иных сторон его мировоззрения и творчества.
     Особое  положение гётевского «Фауста» в  мировой литературе и шире — мировой  культуре позволяет рассматривать  его даже как своеобразный первоисточник  мифологического характера, по меньше мере соотнесённый с мифологическим сознанием. Так или иначе, но Томас Манн, «следуя немецкой традиции с её высокой положительной оценкой мифов, относил к последним не только выдающиеся философские системы (Ф. Ницше), но и творчество наиболее глубоких немецких писателей (И.-В. Гёте)»[22, с.78-92].
     Пизнанный специалист по мировой «фаустиане» Г. Г. Ишимбаева в своей работе «Образ Фауста в немецкой литературе XVT-XX веков» выделяет Фауста в одном перечислительном ряду «центральных и традиционных сюжетов мифологических и фольклорных персонажей» (наряду с античным Прометеем и библейским Иудой), которые «служат целям художественно-поэтического выражения универсалий вселенского бытия» и в этом качестве обрели значение общечеловеческих символов». В рамках данной работы представляется необходимым рассмотреть гётевскую трагедию «Фауст» в качестве своеобразного источника архетипических образов и моделей по отношению к русской литературе XX века [18, c. 216].
     Также можно выделить обширное и содержательное исследование И. Гербер-Мюнх «"Фауст" Гете. Глубоко психологическое учение о мифе современного человека», написанное в русле архетипической критики. Монография предваряется докладом К.Г. Юнга «Фауст и алхимия» и представляет собой своеобразное, но вместе с тем, подробное и последовательное юнгианское прочтение трагедии.
     Другая  перспектива в рассмотрении новаторства  Гете прослеживается в работах, так  или иначе затрагивающих проблему художественного метода. Так, монографии Б.Я.Геймана , И.Ф. Волкова имели своей целью представить трагедию как результат нового этапа просветительской литературы. В частности последний рассматривал сложный процесс формирования творческого метода писателя в различных плоскостях взаимодействий с просветительской, романтической и даже реалистической литературой. Сложившийся в результате метод получил название «универсально-исторический реализм». По мнению исследователя, введенный им термин указывает на промежуточное положение творческих принципов, сложившихся в «Фаусте»: с одной стороны - «универсальный реализм» литературы Просвещения, с другой - «конкретно- исторический» реализм литературы XIX-XX веков.
           Восприятие и оценка Гете в России определялись потребностями литературы и общественной жизни, находившихся в тесной связи с развитием русского освободительного движения. Анализируя сложный и многосторонний процесс освоения творчества Гете, необходимо учитывать целый ряд факторов: борьбу и смену литературных направлений, формирование новых эстетических вкусов, эволюцию жанров, изменения в практике художественяого перевода и т. п. Изучение всех этих обстоятельств в их взаимосвязи и взаимодействии позволяет воссоздать историю Гете в России, показать роль, которую играло его наследие в различные периоды истории русской культуры [11, 42-43].
     В последней трети XVIII в. русско-немецкие культурные и литературные контакты заметно расширяются. В России в  это время имелось уже немало образованных людей, читавших немецких авторов в оригинале и хорошо осведомленных о событиях литературной жизни тогдашней Германии. Показательно, что переводчик "Клавиго" О.П.Козодавлев счел излишним подробно говорить в предисловии об авторе трагедии и о его достоинствах, поскольку они "всем любителям словесных наук уже известны".
     Восприятие  Гете в России и в других европейских странах было подготовлено успехами молодой немецкой бюргерской литературы, завоевавшей во второй половине XVIII в. всеобщее признание. Продолжая борьбу Лессинга за создание самобытного национального искусства, молодой Гете и его сподвижники, "бурные гении", открыли живую стихию народного творчества литературе, обогатили ее новым демократическим содержанием и новыми выразительными средствами. Опыт "Бури и натиска" оказал воздействие на все последующее развитие немецкой словесности.
     Новые литературные веяния нашли широкий отклик за пределами Германии. Г-жа де Сталь, сопоставляя немецкую литературу с французской, отмечает достижения немецких авторов в раскрытии внутреннего мира человеческой личности, связанные с отказом от жестких канонов классицизма. "Литературная теория немцев, - пишет она в книге "О Германии", - отличается от всякой другой тем, что она не подчиняет писателей тираническим обычаям и условностям".
     В первых русских отзывах о Гете обращается внимание на те черты творчества поэта, которые отвечали потребностям развития нового литературного направления -сентиментализма. О.П.Козодавлев в примечаниях ко второму изданию "Клавиго" указывает, что Гете во всех своих произведениях "подражал единой натуре и не следовал правилам, удаляющим оную от глаз писателей и полагающим весьма тесные духу их пределы".
     Особенно  много для популяризации Гете сделал Жуковский, пробудивший своими переводами живой и глубокий интерес  к германской поэзии.
     Жуковский поместил перевод "Посвящения" к "Фаусту" под заглавием "Мечта. Подражание Гете", затем этот же перевод без указания источника был включен им в поэму "Двенадцать спящих дев".
     Интенсивное освоение Гете, начавшееся со второй половины 1820-х гг., в основном идет в русле  романтических идей. Показателен усиливающийся в эту пору интерес к Гете как к творческой личности. Романтиков 20-30-х гг., как и Жуковского, привлекает поэтический универсализм Гете, всеобъемлющий характер его мировоззрения. Образ поэта-мудреца, познающего радость бытия в слиянии со стихийными силами природы, получает воплощение в двух замечательных произведениях русской поэзии 30-х гг. - стихотворении Баратынского "На смерть Гете" и стихотворении Тютчева "На древе человечества высоком..."
     Вначале романтический культ Гете подвергся  атакам в Германии, затем, в силу сходства исторических условий, спор о великом поэте получает отклик в России. В обеих странах, остро ощущавших потребность в уничтожении феодального уклада, новые веяния наиболее отчетливо проявлялись в сфере литературы, допускавшей в то время известную свободу мысли [2, c.14-16].
     На  родине Гете литературную и общественную борьбу возглавляют Гейне, Берне  и писатели "Молодой Германии". Утверждение новых эстетических воззрений связано у них с  радикальным пересмотром всего  предшествующего периода литературного развития - так называемой "художественной эпохи", главной фигурой которой был Гете.
     Поход против Гете начался в Германии еще  в 20-е гг. Вдохновителем его был  критик Вольфганг Менцель, обвинивший веймарского патриарха в эгоизме и в равнодушии к судьбам родины. Воинствующий тевтономан, Менцель отрицал значение Гете для потомства, трактуя его творчество как выражение упадка немецкого духа. Эти выступления, совмещавшие буржуазно-националистические тенденции с расплывчатой либеральной фразеологией, имели шумный успех и использовались литераторами различных политических взглядов [7, c.51-53].
     На  рубеже 30-40-х гг. участниками дискуссии  о Гете становятся Белинский и  Герцен. С их именами связана одна из самых ярких эпох в истории  освоения творчества великого немецкого поэта в России.
     Консервативная  по своим идеологическим установкам, статья "Менцель, критик Гете" в  то же время представляет интерес  как новый шаг Белинского на пути к постижению гетевского реализма. Гете, утверждает Белинский, многосторонен и противоречив, как сама природа, которая служит ему "верным зеркалом". Русский критик отвергает узкоутилитарный подход к Гете и едко высмеивает "моралистов-резонеров", желающих "видеть в искусстве не зеркало действительности, а какой-то идеальный никогда не существовавший мир..." Ниспровергая авторитет Менцеля, Белинский, по верному замечанию советского исследователя, объективно выступал в защиту эстетических принципов, которых придерживалась и "Молодая Германия".
     Кардинальный  сдвиг, происшедший в мировоззрении Белинского в результате преодоления гегельянства, не мог не отразиться и на его отношении к Гете. Русского критика воодушевляет лозунг "социальности", его кумирами становятся Шиллер, Байрон, Лермонтов - представители "рефлектирующей", "субъективной" поэзии. Характеризуя немецкую литературу XVIII в., Белинский обращает внимание на присущие ей абстрактность, прекраснодушие, мечтательность. С этих позиций им переоценивается романтический образ Гете-олимпийца. Критик подчеркивает созерцательность поэзии Гете, в самых резких выражениях порицает его эгоизм, замкнутость в сфере личных чувств.
     Такое категорическое, безоговорочное осуждение  Гете характерно для периода, когда  Белинский радикально пересматривает свои прежние воззрения. Постепенно критику удается приблизиться к более объективной оценке наследия немецкого поэта. В статьях Белинского 1840-х гг. красной нитью проходит мысль о двойственности Гете - художника и человека. Произведения, в которых Гете "невыносимо велик", - "Фауста", "Прометея", "Коринфскую невесту" - критик-революционер противопоставляет "разным пустякам", вещам малозначительным, в которых отразился "аскетический и антиобщественный дух" старой Германии [8 , c.24-30].
     Оценка  Тургеневым мировоззрения и творчества Гете близка к той, которую давали немецкому поэту в эти же годы Белинский и Герцен. Преобладание у Гете чисто художественных интересов над общественными, его "аристократический индивидуализм" объясняется условиями Германии XVIII в., где стремление к автономии разума осуществлялось только "а теории, в философии и в поэзии".
     "'Фауст"  рассматривается Тургеневым как  произведение романтическое по  своим тенденциям: его герой-индивидуалист,  замкнувшийся в мире своих  мечтаний, занятый решением "трансцендентных  вопросов". Полемика с индивидуалистическим "романтизмом" первой части "Фауста" при отклонении второй его части, как произведения "холодного" и "непонятного", не позволила рецензенту увидеть оптимистическую перспективу гетевской трагедии, превращение индивидуальной проблемы в социальную [37, с.145].
     Непосредственно Гете посвящена работа Чернышевского "Примечания к переводу Фауста" (1856), опубликованная уже в советское  время. Сравнение "Примечаний" со статьей Тургенева позволяет  увидеть то новое, что вносит в  трактовку гетевской трагедии передовая критика 50-х гг.
     В образе гетевского героя Чернышевский акцентирует черты ученого, неутомимого  искателя истины. Принципиальное значение придается в комментарии его  монологу, утверждающему мысль о  том, что "в начале было бытие .
     Проблема  Гете в новых условиях не является уже такой злободневной и животрепещущей, какой она была для русской  литературы в 30 - 40-е гг. Признанный в  своем историческом значении, Гете воспринимается отныне как великий  классик. К его наследию обращаются ученые. С приобщением к культуре новых демократических слоев населения растет круг читателей Гете, что вызывает потребность в новых изданиях и новых переводах.
     Изучение "Фауста" остается одной из основных, кардинальных задач советского гетеведения. В 1958 г. в серии "Литературные памятники" вышел составленный В.М.Жирмунским сборник "Легенда о докторе Фаусте". Сборник снабжен статьей, прослеживающей историю образа Фауста и подводящей читателя к проблематике гетевской трагедии.  
 
 
 
 

         
 
 
 
 
 
 

      Выводы к I разделу 

     Переосмысленные гётевские образы «вживлены» в художественную прозу таких классиков русской  литературы, как Набоков и Булгаков, писателей эпохи Серебряного  века - Гумилёва, Чулкова, Слонимского, Лунца, Никандрова и других. Гёте в  творческой интерпретации XX века - это тема поистине неисчерпаемая, причём всякий раз при обращении к ней мы по-новому оцениваем и наследие немецкого писателя, вычленяя в «Фаусте» оригинальные идеи, по-разному коррелирующие с культурой XX века, по-другому оценивая на персонажей и сюжетные ходы классического текста. Произведения XX столетия и гётевский «Фауст» не просто обнаруживают в себе множественные точки пересечения, но вместе с тем при этом наблюдается образный диалог с классическим произведением его последователей.
     Тем самым, на основании проведенного исследования, мы можем сделать вывод о том, что в русской литературе XX столетия процесс усвоения гётевского концепта отличается своим многообразием. Речь идёт о сложном многообразии типологических и генетических связей отечественных произведений с первотекстом, каковым и является «Фауст» Гёте. К числу типологически окрашенных текстов, при присутствии в некоторых из них генетических схождений, мы относим произведения Гумилёва, Чулкова, Слонимского, Никандрова. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     II. Проблематика и художественные образы 

     Еще в ранние годы внимание Гёте привлекла  народная легенда о Фаусте, возникшая  в XVI веке.
     В XVI веке феодализму в Германии были нанесены первые серьезные удары. Реформация разрушила авторитет католической церкви; мощное восстание крестьян и городской бедноты до основания потрясло всю феодально-крепостническую систему средневековой империи.
     Не  является поэтому случайностью, что  именно в XVI веке зародилась идея «Фауста» и в народной фантазии возник образ  мыслителя, смело дерзающего проникнуть в тайны природы. Это был бунтарь, и, как всякого бунтаря, подрывавшего основы старого порядка, церковники объявили его вероотступником, продавшимся дьяволу.
     Христианская  церковь веками внушала простым  людям идеи рабской покорности и  смирения, проповедуя отречение от всех земных благ, воспитывая в народе неверие в свои собственные силы. Церковь ревностно охраняла интересы господствующего феодального класса, боявшегося активности эксплуатируемого народа.
     Легенда о Фаусте сложилась как выражение  страстного протеста против этой унижающей человека проповеди. Эта легенда отражала веру в человека, в силу и величие его разума. Она подтверждала, что ни пытки на дыбе, ни колесования, ни костры не сломили этой веры в массах вчерашних участников разгромленного крестьянского восстания. В полуфантастической форме образ Фауста воплощал в себе силы прогресса, которые нельзя было задушить в народе, как нельзя было остановить ход истории.
     «Как  влюблена была Германия в своего «Доктора Фауста»!» - восклицал Лессинг. И  эта любовь народа только подтверждала глубокие народные корни легенды.
     На  площадях немецких городов возводились  нехитрые сооружения, подмостки кукольного театра, и тысячи горожан с волнением  следили за приключениями Иоганна  Фауста. Такой спектакль в юные годы увидел Гёте, и легенда о Фаусте на всю жизнь захватила воображение поэта.
     К 1773 году относятся первые наброски трагедии. Последние сцены ее написаны летом 1831 года, за полгода до смерти Гёте.
     Но  основной идейный замысел великой  трагедии сложился в 90_х годах XVIII века, в годы, непосредственно следовавшие за французской революцией.
     Для читателя, который впервые приобщается  к художественному миру «Фауста», многое покажется необычным. Перед  нами - философская драма, жанр, характерный  для века Просвещения. Особенности  жанра проявляются здесь во всем: в характере и мотивировке конфликта, в выборе и расстановке действующих лиц. Острота конфликта определяется здесь не просто столкновением человеческих характеров, а столкновением идей, принципов, борьбой разных мнений. Место и время действия условны, то есть лишены точных исторических признаков.
     Когда происходят события в «Фаусте»? - вопрос, на который трудно ответить. Во времена Гёте? Едва ли. В XVI веке, когда  жил легендарный чернокнижник Иоганн Фауст? Но совершенно очевидно, что  Гёте не стремился создать историческую драму, изображавшую людей того времени. Смещение всех исторических времен особенно разительно во второй части. Елена, героиня древнего мифа (около 1000 лет до нашей эры!) внезапно переносится в эпоху рыцарского средневековья и встречается здесь с Фаустом. А их сыну Эвфориону приданы черты английского поэта XIX века Байрона.
     Условны не только время и место действия, но и образы трагедии. Поэтому невозможно говорить о типичности изображаемых Гёте характеров в том смысле, как это мы говорим, например, при рассмотрении произведений критического реализма XIX века.
     В Маргарите можно увидеть реальный тип немецкой девушки XVIII века. Но и  ее образ в художественной системе  трагедии играет особую иносказательную  роль: для Фауста она - воплощение самой природы. Образу Фауста приданы общечеловеческие черты. Фантастичен Мефистофель, и, как мы увидим, за этой фантастикой стоит целая система идей, сложных и противоречивых [19, с. 78-87].
     В связи с этим следует обратить внимание и на особенности сюжета в «Фаусте». Сюжет, как известно, отражает взаимоотношения персонажей. Но «Фауст» - не бытовая Драма, а философская трагедия. Поэтому главное здесь - не внешний ход событий, а движение гетевской мысли. С этой точки зрения очень важен и необычный пролог, который происходит на небесах. Гёте пользуется привычными для того времени образами христианской легенды, но, конечно, вкладывает в них совершенно иное содержание. Гимны архангелов создают своего рода космический фон. Вселенная величественна, все в природе находится в непрерывном движении, в борьбе:
     Грозя земле, волнуя воды,
     Бушуют  бури и шумят,
     И грозной цепью сил природы
     Весь  мир таинственно объят.
     Есть  глубокий смысл в том, что сразу  же по окончании этого гимна мирозданию начинается спор о человеке, о смысле его существования. Поэт как бы приоткрывает перед нами величие космоса, а затем спрашивает: что же такое человек в этом огромном, бесконечном мире?
     Мефистофель отвечает на этот вопрос уничтожающей характеристикой человека. Человек, даже такой как Фауст, по его мнению, ничтожен, беспомощен, жалок. Мефистофель издевается над тем, что человек гордится своим разумом, считая это пустым самомнением. Этот разум, утверждает Мефистофель, служит лишь во вред человеку, ибо делает его «еще более животным, чем любое животное» (в переводе Н. Холодковского: «чтоб из скотов скотиной быть»).
     Гуманистическую программу Гёте вкладывает в уста господа, который противопоставил  Мефистофелю свою веру в человека. Поэт убежден, что Фауст преодолеет временные заблуждения и найдет дорогу к истине:
     И посрамлен да будет сатана!
     Знай: чистая душа в своем исканье смутном
     Сознаньем истины полна!
     Таким образом, в прологе не только обнажен  основной конфликт и дана завязка  той борьбы, которая развернется  вокруг вопроса о призвании человека, но и намечено оптимистическое разрешение этого конфликта.
     В первой сцене перед нами кабинет  Фауста. Мрачная комната с готическими  сводами, уходящими высоко вверх, символизирует  тот душный, тесный круг, из которого Фауст стремится вырваться «на волю, в широкий мир». Науки, которые он изучал, не приблизили его к познанию истины. Вместо живой природы его окружают тлен и хлам, «скелеты животных и кости мертвецов».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.