На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Совместные предприятия

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 09.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение

 
       Актульность темы исследования  обоснована современной инвестиционной ситуацией, сложившеяся в России, которая характеризуется комплексным воздействием на нее совокупности следующих негативных факторов.
     Во-первых, сохраняется тенденция сокращения государственных инвестиций из федерального бюджета в основные производственные фонды, что объективно неизбежно в переходный период в процессе смены режимов воспроизводства основного капитала, когда планово-распределительная система государственного материально-технического снабжения уже разрушена, а рыночные саморегулирующиеся механизмы еще не заработали в полную меру.
     Во-вторых, анализ капитальных операций Российской Федерации показывает, что Россия продолжает оставаться крупнейшим иностранным  нетто-инвестором, причем в роли донора выступают как государство, так и частный сектор. Иными словами, при огромных инвестиционных потребностях российской экономики национальный частный капитал предпочитает инвестироваться в зарубежные, преимущественно краткосрочные активы. При этом вывоз российского капитала, включая осуществляемый в противоправных формах, сопоставим с размерами западной финансовой помощи, оказываемой нашей стране, или даже превышает их.
     В-третьих, отсутствует стимул для трансформирования  в инвестиции огромных сбережений российского  населения. Большая их часть вкладывается в иностранную валюту, не создавая ресурсов для инвестирования в национальную экономику, что означает предоставление беспроцентного кредита стране происхождения валюты, т.е. инвестирование американской а не отечественной экономики.
     В-четвертых, несмотря на прилагаемые усилия, государственной власти не удалось добиться перераспределения мировых инвестиционных потоков в пользу нашей страны, объем прямых иностранных капиталовложений в российскую экономику незначителен, в силу чего Россия продолжает оставаться на периферии интересов стратегических иностранных инвесторов. Таким образом, страна переживает тяжелейший инвестиционный кризис, являющийся важнейшей составляющей  национального общеэкономического кризиса.
     Объектом  исследования являются взаимоотношения государства и хозяйствующих субъектов, действующих на основании соглашения о разделе продукции.
     Предметом исследования в данной работе является деятельность совместных предприятий, работающих на основании соглашения о разделе продукции на территории Российской Федерации.
     Значение  иностранных инвестиций как одного из непременных условий экономического возрождения страны состоит в  том, что в период низкой национальной инвестиционной активности, когда ни федеральный и местный бюджеты, ни сами экономические агенты не располагают достаточным инвестиционным потенциалом, зарубежные капиталовложения могут сыграть важную роль в модернизации российской промышленности. Поэтому увеличение притока иностранных инвестиций будет способствовать оживлению экономики Российской Федерации и выводу ее из кризиса.
     В России совместные предприятия (СП) стали  развиваться раньше всех форм привлечения  иностранного капитала. Однако процесс  создания и функционирования СП на территории нашей страны явно не отвечает тем задачам, которые они призваны решать. Слишком большая их часть действует сейчас не в сфере производства высококачественной продукции, а в торговле, посредничестве, сфере услуг и т.п. Создается много мелких совместных предприятий с незначительной долей иностранного капитала. К сожалению, на сегодняшний день, климат, в котором вынуждены работать такие компании нельзя назвать благоприятным. Существует множество проблем, связанных с несовершенством законодательной базы, налогообложением, высокой степенью риска для тех, кто решил работать на российском рынке (многие крупные иностранные инвесторы вынуждены даже страховать себя от политических и иных рисков, вызванных нестабильной обстановкой в нашей политической и экономической системах).
     В свою очередь участие иностранного капитала в России обнаруживает ряд отрицательных последствий долгосрочного характера. В их числе приоритетное внимание западных инвесторов к добыче и экспорту топливно-энергетических ресурсов, что способствует исчерпанию невозобновляемой продукции и гипертрофированному развитию экономики страны и отдельных регионов. Слабость государственного регулирования иностранного капитала в РФ создает условия для развития в стране малоэффективного производства, сильно загрязняющего окружающую среду.
     Целью данной работы является комплексный научный анализ существующих проблем и потенциальных перспектив улучшения работы совместных предприятий, работающих на основе соглашения о разделе продукции.
     Для достижения цели были поставлены и  решены следующие задачи:
    рассмотреть роль и значение совместных предприятий в развитии мировой экономической системы, их формирование и функционирование
    изучить правовую природу совместных предприятий и предпосылки заключения Соглашения о разделе продукции
    представить схему функционирования Соглашения о разделе продукции в России
    проанализировать проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2»
    проанализировать возможность совершенствования системы управления совместным предприятием, действующим с соглашением о разделе продукции и рассмотреть методические подходы к оценке деятельности совместных предприятий, действующих с соглашением о разделе продукции.
     В первой главе приведены теоретические  и организационно-экономические  основы создания и развития совместных предприятий, действующих на основе соглашения о разделе продукции.
     Вторая  глава описывает опыт совместного  предпринимательства в форме  соглашения о разделе продукции  в Россиийской Федерации, приводятся общие принципы работы и примеры  проектов, функционирующих на территории РФ.
     В третьей главе приводится анализ приоритетных направлений повышения эффективности работы совместных предприятий, действующих на основе соглашения о разделе продукции. Подавляющее большинство методик основывается на выявлении факторов, определяющих конкурентоспособность хозяйствующих субъектов, при этом упор делается на выявлении максимального количества этих факторов, создании их исчерпывающего списка.
     Относительно  степени разработанности темы следует  отметить, что в отечественной  и зарубежной литературе имеется  достаточно работ, изучающих деятельность совместных предприятий и функционирование соглашений о разделе продукции.
     Хронологические рамки и раницы исследования охватывают период 90-ч годов и начало XXI века.
     Соглашение  о разделе продукции имеет  двойственный характер. С одной стороны СРП предоставляет право на добычу нефти, так как оно уполномочивает подрядчика осуществлять нефтяные поисково-разведочные работы и эксплуатацию в пределах области контракта. С другой стороны СРП реализовывает договорную форму сотрудничества между подрядчиком и государственной стороной. Это сотрудничество отличается от сотрудничества, осуществляемого участниками совместного предприятия, при котором права и обязанности пропорционально разделены между участниками. Соглашение же о разделе продукции предусматривает, что государственная сторона и подрядчик преследуют единую цель, то есть стремятся к оптимальному развитию нефтяных ресурсов области контракта, но имеют различные права и обязанности.
     Общность  цели делает необходимым сотрудничество, в рамках которого они и должны осуществить свои (различные) права и исполнять свои (различные) обязательства. Это означает, что государственная сторона и подрядчик должны стараться вести себя так, словно фактически они являются участниками совместного предприятия. Такое сотрудничество в духе совместного предприятия невозможно, если в СРП государственная сторона рассматривается исключительно как сторона, уполномоченная осуществлять надзор и стремящаяся лишь управлять и использовать финансовые средства подрядчика для производства нефти, которое служит прежде всего ее собственным интересам и интересам страны-хозяина нефти. Будут ли преуспевать государственная сторона и ее подрядчик в эффективном сотрудничестве друг с другом, зависит не только от того, как их сотрудничество зафиксировано в соглашении, но, главное, от духа взаимного доверия и взаимопонимания между сторонами.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ СОВМЕСТНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ И СОГЛАШЕНИЯ О РАЗДЕЛЕ ПРОДУКЦИИ

1.1. Роль и значение совместных предприятий в развитии мировой экономической системы их формирование и функционирование

 
     Совместное предприятие - предприятие любой формы собственности, созданное на основе объединения имущества учредителей (юридических и физических лиц). В числе учредителей совместного предприятия могут быть и иностранные юридические и физические лица.
     Целью СП является наиболее полное использование потенциала каждой из сторон, а также максимум полезного эффекта от их деятельности.
     Важная роль в формировании и диверсификации международного производства принадлежит совместным предприятиям (joint ventures) и свободным экономическим зонам. Совместные предприятия (СП) создаются в таких формах: акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью, коммандитные общества, холдинги и т.п. Они характеризуются тремя главными признаками: общим имуществом, общим управлением и общим распределением прибыли. Сфера деятельности общих предприятий охватывает предпроизводственную стадию (научно-исследовательские и проектно-конструкторские работы, информационные услуги), процесс производства товаров, сбыт и послепродажное обслуживание, сотрудничество в области финансов, страхового дела, транспорта, туризма и др. Резкий рост количества общих предприятий наблюдается в последнее время в странах Восточной Европы, новых независимых государствах, которые возникли на местности бывшего СССР, в Китае.
     Разворачиваются процессы, связанные с углублением международного деления и кооперации работы, глобализацией хозяйственных связей, усилением взаимозависимости стран и регионов мира.
     Важнейшие тенденции в развитии международной торговли вызванные решающим влиянием на ее динамику и структуру современной научно-технологической революции, радикальных изменений, которые происходят в системе «наука-техника-производство». Резко обостряется конкуренция на мировых рынках товаров и услуг, усиливаются регионализация международной торговли и соответствующая сегментации единого мирового рынка; возрастает интернациализация торговли, т.е. относительно отделяется межфирмовый товарообмен с целью экономии на рыночных трансакциях; все более выразительно проявляются процессы натурализации товарообмена (бартер), особенно между государствами бывшего СССР[28. С. 105].
     Снижение  уровня государственного вмешательства  в экономику, технологические и  экономические изменения, возрастающая роль новаторства и обновления продукции, а также экономическая интеграция способствовали широкому распространению  совместных предприятий. Сегодня фирмы в большей степени, чем прежде, склоняются в пользу стратегий, ориентированных на сотрудничество, а не на конкуренцию, будь то при разработке новых технологий или выходе на новые рынки.
     При создании СП преследуются определенные цели[48. С. 444]:
    повышение конкурентоспособности продукта на рынке, отрасли в целом;
    привлечение дополнительных финансовых и материальных ресурсов;
    использование передовой зарубежной техники и технологии;
    использование торговой марки партнера для улучшения процесса сбыта и повышения конкурентоспособности;
    приобретение опыта в сфере руководства кадрами и производственным процессом;
    развитие экспортной базы и сокращение нерационального импорта;
    улучшение материально-технического обеспечения за счет получения от зарубежного партнера неизготавливаемых ими дефицитных материалов, комплектующих узлов и деталей («отверточное» производство);
    разделение коммерческого риска с иностранным партнером в случае финансового краха.
     В России выбор формы привлечения прямых иностранных инвестиций в форме СП, т.е. конкретное решение о создании СП, принимается при учете влияния разного рода факторов. К ним можно отнести: наличие производственно-технологического потенциала, доступ к ресурсам; оценку позиции предприятия относительно привлекательности рынка (емкость рынка, относительная прибыльность дела, барьеры для вступления в рынок, размеры рынка, тенденции его развития); оценку позиции предприятия относительно конкурентов (число, масштаб конкурентов, свои преимущества, динамика цен — тенденции конкурентов, организация сбыта и т.д.);
     Как считают немецкие специалисты (в настоящее время большое количество СП создается именно с участием предприятий из Германии), российские партнеры, создавая СП, стремятся прежде всего увеличить размер инвестиций в свое производство, устраняя тем самым «узкие места» в финансировании, а также освоить новые технологии с помощью более совершенного оборудования, получить лицензию, ноу-хау и знания в области менеджмента. Еще один важный момент — желание российского предпринимателя сохранить собственное положение на рынке, в связи с чем он может отказаться от своих традиционных рынков и начать осваивать новые. [22. С. 167]
     Соответственно у зарубежных партнеров есть свои мотивы и цели при создании СП в России. В первую очередь к ним можно отнести: освоение новых рынков; сокращение издержек производства (сокращение капитальных затрат и снижение риска при создании новых мощностей); приток ресурсов (приобретение новых источников сырья и обновление производственной базы).
     Одним из главных мотивов создания СП иностранными партнерами является выход на новые рынки. Особо отмечается возможность долгосрочного использования потенциала национального или регионального рынков, некоторых особенностей российского рынка и структуры сбыта. Не менее важным представляется краткосрочное использование рыночных возможностей (например, продажа дефицитных на данный момент времени потребительских товаров). Еще одна цель — сокращение издержек за счет перебазирования производства в страну партнера с использованием производственных преимуществ, в связи с более низкими затратами на персонал. Возможно также более длительное применение устаревающих на Западе технологий. Для определенных видов производств в России существуют более благоприятные законодательные условия, что также может сыграть определенную роль при принятии решения о создании совместного с Россией предприятия[18. С. 12].
     Конечно, нужно обязательно учитывать, что иностранные партнеры ставят перед собой в первую очередь цели, отвечающие глобальным стратегиям фирм. Важна собственная презентация на ранее недоступных рынках. Одним словом, у зарубежных партнеров присутствует как производственно-экономическая, так и маркетинговая мотивация создания СП.
     Кроме всего прочего, существуют и специфические мотивы, влияющие на принятие решения о создании СП[38. С. 27]:
    национальные, когда инвесторами являются бывшие граждане этой страны или СП создается учредителями одной национальности;
    личностные, если решение о создании принимается на родственных началах;
    экологические, если решается задача выноса экологически вредных производств;
    повышение престижа и другие социально-психологические стремления.
     Зарубежные предприниматели рассчитывают на конкурентоспособность продукции СП на мировых рынках, прежде всего за счет сравнительно низкой стоимости факторов производства. Конечно, имеется определенный интерес со стороны иностранных партнеров к научному потенциалу России, разработке перспективных технологий, что может стимулировать вложения иностранных капиталов в инновационную сферу[63. C.6].
     Однако наблюдается некоторое противоречие: Россия стремится получить через СП доступ к современным высококачественным технологиям, но западные фирмы стараются реализовать в СП прежде всего технологии, находящиеся на нисходящей ветви своего жизненного цикла и не приносящие прежних доходов на мировых рынках, но достаточно эффективных, по их мнению, на “рынке продавца” в восточноевропейских странах, в том числе и в России[26. С. 76].
     При всем своем различии цели предприятий-партнеров должны согласовываться, а не противоречить друг другу. Главные цели немецких фирм — освоение рынка в стране партнера и сокращение издержек посредством перебазирования производства. Первой из них хорошо соответствует стремление российского партнера к валютным поступлениям, а второй — освоение более совершенных технологий и инвестирование иностранного капитала в собственное производство.
     Создание совместного предприятия (СП) может преследовать цель осуществления совместной производственной, научно-технической, инвестиционной, коммерческой и иных не запрещенных соответствующим национальным законодательством видов деятельности хозяйствующих субъектов. Создание СП может рассматриваться в качестве одного из способов выхода на новый рынок для продвижения национальных товаров, организации сети обслуживания и ремонта экспортируемых сложных товаров, реализации дорогостоящих проектов, в том числе объектов для производства, эксплуатации, ремонта, модернизации и/или уничтожения различной техники.
     Гражданским и торговым законодательством иностранных государств предусмотрены следующие формы организации предпринимательской деятельности[25. С. 612]:
    единоличные предприятия;
    полные товарищества;
    коммандитные товарищества;
    общества с ограниченной ответственностью;
    акционерные общества (открытого и закрытого типа) и др.
     Первые три формы относятся к объединению лиц (персональные товарищества). Общим для них является не только объединение капиталов, но и совместная деятельность их членов, Т.е. в особом значении личного элемента. Это проявляется, в частности, в ограничении права на уступку членства в товариществе, в предоставлении каждому участнику права на ведение дел и представительство товарищества.
     Последние две формы представляют собой объединение капиталов. В них члены товарищества не принимают участия в приложении капитала к процессу воспроизводства, они объединяют лишь капиталы. Представительство и оперативную деятельность таких товариществ осуществляют специально созданные этими обществами органы. Такое деление имеет практическое значение, так как за рубежом преимущественным признается объединение капиталов юридических лиц.
     Из перечисленных форм создания СП целесообразно использовать последние две формы: общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество закрытого или упрощенного типа (закрытые корпорации в США, частные компании с ограниченной ответственностью в Англии, акционерные общества по типу закрытых в Испании, Италии и др.). Использование этих форм объясняется тем, что они имеют такие преимущества, как:
    ограниченная ответственность акционеров (паедержателей) перед кредиторами;
    отсутствие публичной ответственности акционеров (паедержателей); ограничения в передаче акций (паев);
    несколько упрощенный порядок учреждения;
    сравнительно небольшой размер уставного капитала и т.п.
     При создании СП российскому участнику необходимо учитывать нормы применимого права (которые нередко являются обязательными), конкретно касающиеся создания совместных предприятий, а также нормы, регламентирующие создание корпоративных органов с независимым правовым статусом (юридического лица). В связи с этим при создании собственных или смешанных (совместных) предприятий в иностранных государствах необходимо предварительно изучить законодательство об иностранных инвестициях в принимающем государстве, а также наличие и содержание международного договора России с соответствующим государством о взаимной защите инвестиций и соглашения об избежании двойного налогообложения.
     Порядок практических действий по созданию СП может быть следующим[52. С. 64]:
     1. Разработать концепцию создания и деятельности СП.
     2.Определить экономическую целесообразность создания СП, его организационно-правовую форму и подготовить проекты учредительных документов. Следует учитывать, что создание СП может быть осуществлено как путем приобретения (покупки) пакета акций и/или паев (доли) юридического лица (предприятия) за рубежом, так и путем учреждения нового юридического лица.
     При этом должны быть проработаны следующие вопросы, включающие, в частности:
     - предмет деятельности СП;
     - правовое положение СП;
     - цели и задачи;
     - структура;
     - распределение обязанностей между учредителями;
     - состав участников;
     - принципы и условия сотрудничества;
     - размер уставного капитала и доли каждого из участников;
     - права участников;
     - персонал;
     - контроль деятельности;
     - обеспечение конфиденциальности;
     - ответственность сторон;
     - финансовые вопросы, включая вопросы налогообложения;
     - порядок реорганизации и ликвидации и иные вопросы.
     Кроме того, требует проработки вопрос обеспечения СП и командируемого российского персонала СП служебными и жилыми помещениями, а также решение других вопросов (зарплата, медобслуживание, транспорт и иные бытовые проблемы), принципы работы СП и т.п.
     Если при создании совместного предприятия главный упор делается на само это предприятие, а не на фирмы-учредители, значит, мы имеем дело с третьим типом совместных предприятий. Предприятия этого типа встречаются все реже, а их учреждению должен предшествовать весьма тщательный анализ жизнеспособности всего проекта, поскольку в данном случае отношение родительских фирм к новому предприятию играет ключевую роль в его успехе.
     При подготовке соглашения об учреждении совместного предприятия предприниматель должен иметь представление как о типичных трудностях, так и о ключевых факторах успеха. Большинство проблем, возникающих при создании совместного предприятия, так или иначе сводятся к тому, что партнеры с недоверием относятся друг к другу; один считает, что его вклад больше, чем вклад другого; они не могут договориться о том, как поделить между собой контроль над новым предприятием и какова должна быть мера его автономии[56. С. 99].
     Создать эффективно функционирующее совместное предприятие непросто, но трудности можно минимизировать, если заранее учесть три момента. Первый связан со временем. Время — фактор критический для любых новых предприятий вообще, но, если создается совместное предприятие и все действия приходится с кем-то согласовывать, сроки могут приобретать критическое значение. Дело здесь не только в том, что в силу необходимости согласования каждого шага развитие совместного предприятия потребует больше времени, чем обычно, но и в том, что наличие совместного предприятия может помешать всем фирмам-учредителям в дальнейшем вести самостоятельные действия в данной конкретной рыночной нише. Это обстоятельство может вырасти в серьезную проблему, особенно если речь идет о динамичном, быстро меняющемся рынке.
     Очень важную роль играет также характер взаимоотношений между фирмами-учредителями и их отношение к совместному предприятию. Это второй момент, который следует учитывать. Вероятность того, что совместное предприятие добьется успеха, будет выше, если менеджеры всех компаний-участников поверят в его успех и сумеют заразить своей верой других. Нужно не только установить правильные отношения при создании совместного предприятия, нужно суметь сохранить их в течение всего срока его существования. Может быть, следует подумать о создании какого-то специального механизма, который помогал бы своевременно выявлять первые симптомы взаимонепонимания, пока они не переросли в серьезную проблему, а также о методах устранения породивших их причин.
     Наконец, все участники совместного предприятия должны четко представлять себе, ради каких целей это предприятие создается, и не возлагать на него чересчур радужных надежд (третий момент). С проблемами сталкиваются любые предприятия, какова бы ни была их структура. Если же говорить о совместных предприятиях, то здесь особенно трудно что-либо сказать заранее. Многие совместные предприятия разваливаются потому, что их учредители не совсем ясно понимали, ради каких целей они создали свое предприятие, или потому, что стремились достичь большего, чем это было возможно в конкретной ситуации.

1.2. Правовая природа и существенные условия, участники и предпосылки заключения Соглашения о разделе продукции

 
     Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции», принятый 30 декабря 1995 года, направлен на создание благоприятных условий для привлечения иностранных инвесторов в сферу недропользования. Закон предоставляет государственные гарантии стабильности условий хозяйственной деятельности на весь период действия соглашения о разделе продукции.
     В соответствии с соглашением о разделе продукции РФ предоставляет иностранному инвестору на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиск, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ. Инвестор со своей стороны обязуется провести указанные работы за свой счет и на свой риск.
     Характерные особенности соглашения о разделе продукции заключаются в следующем[31. С. 86]:
     - определении прав инвестора на принадлежащую ему продукцию на основе права собственности на продукцию, которая может быть вывезена с таможенной территории Российской Федерации без каких-либо ограничений экспорта, в том числе квотирования и лицензирования, а также без обязательных требований к инвестору относительно реализации этого сырья через определенные коммерческие и некоммерческие организации;
     - особом порядке налогообложения, при котором уплата налогов и сборов заменяется разделом продукции между государством, субъектом Российской Федерации и инвестором, за исключением налога на прибыль и платежей за пользование недрами;
     - предоставлении государственных гарантий стабильности условий хозяйственной деятельности инвесторов на весь период действия соглашения о разделе продукции независимо от изменения российского законодательства.
     Участниками соглашения о разделе продукции являются: государство, от имени которого выступает Правительство Российской Федерации; орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого расположен предоставляемый в пользование участок недр; инвесторы — граждане Российской Федерации, иностранные граждане, юридические лица (российские и иностранные), объединение юридических лиц.
     В процессе хозяйственной деятельности инвестор уплачивает налог на прибыль, платежи за пользование недрами и другие платежи.
     Четкой тенденцией последних десятилетий является, как свидетельствует мировая практика, развитие договорных форм прямых иностранных инвестиций, осуществляемых в особо крупных размерах. Такими капиталовложениями являются следующие формы инвестиций:
     - договоры об обслуживании и управлении;
     - договоры целевого долгосрочного займа;
     - соглашения о франшизе;
     - лицензионные договоры;
     - лизинг;
     - соглашения о разделе продукции.
     Общее для этих договоров – доход инвестора напрямую зависит от производственных показателей предприятия.
     В российском законодательстве применяются лишь соглашения о разделе продукции и соглашения о финансовой аренде (лизинг).
     Итак, Федеральный закон от 30 декабря 1995 года «О соглашениях о разделе продукции» регулирует отношения, связанные с крупнейшими капиталовложениями в российскую экономику.
     Рассматриваемый закон позволяет использовать для расчетов с инвесторами, т. е. для возмещения их затрат, часть производимой продукции, которая называется «компенсационной продукцией».
     Данный Закон вступил в силу 11 января 1996 года. С 14 января 1999 года вступил в действие Федеральный закон от 7 января 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Закон «О соглашениях о разделе продукции».
     На данном этапе развития России инвестиции требуются в нефтеперерабатывающую, нефтехимическую и горнодобывающую промышленность, строительство. Успешного опыта применения идеи раздела продукции при пользовании недрами в области горной добычи нет. Многие эксперты полагают, что модель раздела продукции непригодна к горной добыче, а лишь к нефтяной, которой свойственна значительная прибыльность.
     Соглашение о разделе продукции, заключаемое между инвестором и  государством, определяется в законе как гражданско-правовой договор, который обладает некоторыми особенностями, связанными с тем, что право пользования недрами не является обычным, общераспространенным товаром или вещью.
     Еще одной особенностью Закона является то, что он строит экономику инвестиционного проекта на существенно новой основе. Так, по соглашению о разделе продукции собственностью инвестора становится только часть произведенной продукции, другая же поступает в собственность государства.
     Отсюда следует, что соглашения о разделе продукции – это соглашения, по которым все расчеты между государством и инвесторами ведутся путем раздела произведенной продукции.
     Одной из важных характеристик Закона служит то, что он отошел от принципа раздельного и установил единое правовое регулирование для иностранных и национальных инвестиций.
     Соглашения о разделе продукции являются особой договорной формой недропользования в РФ. Суть их сводится к следующему: по условиям соглашений государство предоставляет инвестору исключительные права на пользование недрами на определенном участке, а инвестор осуществляет разработку предоставленных недр за свой счет и на свой риск. С начала промышленной добычи минерального сырья инвестор получает право на компенсацию своих затрат за разработку месторождения. Оставшаяся после возмещения этих затрат продукция является прибыльной и подлежит разделу между сторонами по условиям соглашения о разделе продукции. Инвестор обязан платить налог со своей доли прибыльной продукции [22].
     Это регулируется ст. 2 и ст. 3 главы 1 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года.
     Действующая лицензионная система не дает возможности развития недропользования и привлечения инвестиций. В целях установления инвестиционной привлекательности российской экономики было разработано и принято законодательство о соглашениях о разделе продукции (далее – СРП). Можно полагать, что, именно законодательство о СРП устанавливает правовые основы, позволяющие наиболее эффективно проводить разработку и эксплуатацию труднодоступных и трудноизвлекаемых ресурсов, привлечь капитал, а также производственные мощности для проведения геологоразведочных работ.
     Однако при этом несовершенство российского законодательства о договорных формах недропользования остается одной из основных причин недостаточного количества инвестиций. Несовершенство законодательства о заключении соглашений порождает настороженное отношение иностранных инвесторов к возможному их участию в соглашениях. А также приводит к иным негативным последствиям, таким как излишняя забюрократизированность процедур заключения соглашения, волокита, происходящая от отсутствия четкого понимания и регулирования механизмов подготовки и заключения СРП.
     Действующее законодательство содержит ряд противоречий, касающихся, в частности, заключения СРП. В недостаточной степени урегулированы вопросы заключения СРП на региональном уровне, вопросы участия в соглашениях уполномоченной государственной компании. Несовершенство правового регулирования выражается в установлении сложного многоуровнего порядка заключения соглашений, увеличивающего риски бюрократического влияния на процесс. Также можно наблюдать пробелы правового регулирования механизмов заключения соглашений о разделе продукции в региональных нормативных актах. Актуальность заявленной темы определяется также и тем, что ни в юридической доктрине, ни в законодательстве нет единого определения понятия, предмета, правовой природы соглашения о разделе продукции, а также не проводилось комплексного изучения гражданско-правовых признаков соглашения[50. С. 503].
     В теории гражданского права отсутствует единообразное понимание правовой природы соглашения о разделе продукции. Различия в понимании исследователями правовой природы СРП варьируются от определения соглашения как исключительно гражданско-правового договора, до крайности в понимании соглашения как чисто административного института. Такая разница во мнениях находит не всегда позитивный отклик на практике заключения соглашений о разделе продукции, что нередко приводит к усилению бюрократического давления, давления на инвестора со стороны государства (в случае, когда представители государства, как стороны соглашения понимают СРП, как приложение к лицензии на право пользования недрами, имеющее исключительно административно-правовую природу). С другой стороны, отсутствие у инвестора представления о том, что государство, являясь стороной соглашения, обладает особым статусом, обусловленным его публично-правовой природой, может привести к нарушениям в процессе заключения и реализации СРП[43].
     Сторонами соглашения являются государство, в нашем случае, Российская Федерация и инвесторы.
     От имени государства выступают Правительство РФ и орган исполнительной власти субъекта РФ, на территории которого расположен предоставляемый в пользование участок недр.
     Инвесторами являются «граждане РФ, иностранные граждане, юридические лица и создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, осуществляющие вложения собственных заемных или привлеченных средств в поиски, разведку и добычу минерального сырья и являющиеся пользователями недр на условиях соглашения»[7].
     Следует отметить, что Закон «О соглашениях о разделе продукции» впервые вводит в группу потенциальных инвесторов объединения юридических лиц, не имеющие статуса юридического лица.
     Необычность субъектного состава соглашений о разделе продукции состоит не только в том, что они заключаются очень разными субъектами: с одной стороны – государством, а с другой – частным инвестором, которым может быть не только юридическое лицо, но и гражданин, но также и в том, что государство может заключить соглашение с объединением юридических лиц, не являющихся единым правовым субъектом[24. С. 86].
     Взаимоотношения сторон соглашения регулируется ст. 3 главы 1 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года.
     Ст. 16 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года предусматривает передачу прав и обязанностей. Это значит, что инвестор имеет право передать полностью или частично свои права и обязанности любому юридическому лицу с согласия государства, при условии, что эти лица располагают ресурсами и опытом управленческой деятельности, необходимыми для выполнения работ по соглашению.
     В соответствии со ст. 9 главы 2 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года часть произведенной продукции, являющаяся по условиям соглашения долей инвестора, принадлежит на праве собственности инвестору.
     Минеральное сырье, поступающее в соответствии с условиями соглашения в собственность инвестора, может быть вывезено с таможенной территории Российской Федерации на условиях и в порядке, которые определены этим соглашением, без количественных ограничений экспорта, за исключением случаев, предусмотренных Федеральным законом «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».
     К вывозу подлежит компенсационная, а также часть прибыльной продукции, приходящаяся на долю инвестора, причем та ее часть, которая остается после уплаты налога на прибыль.
     К числу основных выгод инвестора, обеспечиваемых Законом «О соглашении о разделе продукции», относится неограничиваемое право экспортировать из России ту продукцию, которая принадлежит ему на праве собственности.
     Право собственности на имущество может перейти от инвестора к государству со дня, когда стоимость этого имущества полностью возмещена, или со дня прекращения соглашения, или с иного согласованного сторонами дня на условиях и в порядке, предусмотренных соглашением. При этом в течение срока действия соглашения инвестору предоставляется исключительное право пользоваться таким имуществом на безвозмездной основе для работ по соглашению, и инвестор несет бремя содержания имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения.
     Согласно ст. 11 главы 2 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года «имущество, вновь созданное или приобретенное инвестором и используемое им для выполнения работ по соглашению, является собственностью инвестора, если иное не предусмотрено соглашением.
     Право собственности на указанное имущество может перейти от инвестора к государству со дня, когда стоимость указанного имущества полностью возмещена, или со дня прекращения соглашения, или с иного согласованного сторонами дня на условиях и в порядке, которые предусмотрены соглашением. При этом в течение срока действия соглашения инвестору предоставляется исключительное право на пользование таким имуществом на безвозмездной основе для проведения работ по соглашению, и инвестор несет бремя содержания находящегося в его пользовании имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения.
     В случае перехода к государству права собственности на указанное имущество это имущество относится к федеральной собственности. Порядок дальнейшего использования указанного имущества определяется Правительством Российской Федерации». А также «вся первичная геологическая, геофизическая, геохимическая и иная информация, данные по ее интерпретации и производные данные, а также образцы горных пород, в том числе керн, пластовые жидкости, полученные инвестором в результате выполнения работ по соглашению, принадлежат на праве собственности государству».
     Российское государство гарантирует инвестору защиту его имущественных и иных прав, приобретенных и осуществляемых им в соответствии с соглашением. На него не распространяются действия нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, законов и актов субъектов РФ, а также местного самоуправления, если эти акты ограничивают права инвестора[45. С. 375].
     Процедура и порядок заключения соглашений регулируются ст. 6 главы 2 Федерального закона № 225 от 30 декабря 1995 года. Соглашения заключаются в соответствии с законодательством РФ, таким образом, возможности применить любое право кроме российского нет.
     Соглашения заключаются государством с победителем конкурса или аукциона, на условиях данных мероприятий, которые являются обязательными для сторон. Начальные условия аукционов разрабатываются на основе технико-экономических расчетов, выполненных по поручению государственных органов, ответственных за проведение конкурсов или аукционов. Финансирование работ, связанных с разработкой условий аукциона, составлением технико-экономических обоснований и подготовкой проекта соглашения, осуществляется за счет части средств, полученных от реализации соглашения.
     Закон предусматривает, что соглашения могут заключаться вне конкурса, и они утверждаются федеральным законом.
     Проект соглашения по каждому объекту недропользования готовит Комиссия, создаваемая Правительством РФ по согласованию с органом исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации, в состав которой входят представители органов исполнительной власти, эксперты и консультанты. Инвестор в состав Комиссии не входит.
     Стороны должны предусматривать в соглашении условие, что не менее 70 процентов технологического оборудования в стоимостном выражении для добычи полезных ископаемых, их транспортировки и переработки (если это предусматривается соглашением), приобретаемого и (или) используемого инвестором для выполнения работ по соглашению, должно быть российского происхождения. Данное положение не распространяется на использование объектов магистрального трубопроводного транспорта, строительство и приобретение которых не предусмотрены соглашением[53].
     Заключение о разделе продукции в большинстве случаев регулируется Законом «О соглашениях о разделе продукции», Законом от 21 июля 1997 года «Об участках недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции» и законом, утверждающим конкретные соглашения.

ГЛАВА 2. опыт совместного предпринимательства в форме СОГЛАШЕНИя О РАЗДЕЛЕ ПРОДУКЦИИ в российской федерации

2.1. Общие принципы  работы совместных  предприятий в  форме соглашения  о разделе продукции  на территории  Российской Федерации

 
     Исторически СРП как юридическая форма обеспечения доступа международных корпораций к эксплуатации природных ресурсов развивающихся государств возникла после второй мировой войны и знаменовала переход от колониальной эпохи к новой системе международных хозяйственных связей.
     Так было, например, в Индонезии, где в 1966 году появилось на свет первое из СРП. После обретения независимости, вызвавшего настоящий всплеск национального патриотизма, концессии крупных иностранных корпораций стали вызывать все большее недовольство. Заменить фактическую передачу иностранцам богатств бедствовавшей страны и были призваны СРП.
     Соглашения  представляли собой договор между  крупными международными корпорациями и уполномоченными представителями  правительств, фиксирующий платежи, которые иностранная компания должна была вносить в местный бюджет за право вести добычу полезных ископаемых на выделенном ей участке.
     Важнейшей особенностью договора была гарантия неизменности размера платежей в  течение длительного периода  времени (20-30 лет).
     Благодаря такого рода иммунитету от потерь, вызываемых бесконечно меняющимися ставками налогов в развивающихся странах, крупные компании США и Западной Европы получили возможность организовать разработку богатейших месторождений полезных ископаемых в наиболее бедных и слабо развитых государствах "третьего мира".
     В первой половине 90-х годов СРП  пришли в Россию. 

     
     Рис. 1. Распределение нефти по соглашению о разделе продукции 

     Как показано на вышеприведенном рисунке  государство получает соответствующую часть продукции (процент, который может увеличиваться при росте ежедневного производства), такая часть называется нефтяное или газовое роялти (в тексте соглашений о разделе продукции понятие "нефть" обычно включает и понятие "природный газ").
     Полная  часть, на которую подрядчик имеет  право, состоит из двух компонентов. Первый компонент представляет собой процент, который подрядчик имеет право получить в качестве компенсации за затраты, понесенные им при выполнении своих обязательств. В контрактах, заключаемых в некоторых странах, существует также пункт, в соответствии с которым оплачивается подоходный налог, которым облагаются государственная сторона и подрядчик. Продукция, оставшаяся после выплаты нефтяного роялти, компенсации по затратам и, возможно, налога на нефть (именно в этом порядке), делится между государственной стороной и подрядчиком в простой пропорции или, что бывает чаще, в сложных пропорциях. Сложные пропорции раздела продукции - оставшейся нефти, которую обычно называют нефтяной прибылью, обеспечивают государственной стороне более благоприятные условия при разделе производства на более высоких уровнях отдачи нефтяного пласта, чем доля, измеряемая в терминах суммарной добычи, или доля, измеряемая в терминах ежедневного производства.
     Первым  делом различные западные компании постарались получить на льготных условиях доступ к российским ресурсам.
     Наиболее  скандальные случаи установления иностранцами контроля над российскими месторождениями  имели мало общего с классической практикой СРП (примером может служить  попытка неизвестной доселе австралийской фирмы Star Technologies поставить под свой контроль крупнейшее месторождение золота Сухой Лог).
     Сразу можно отметить, что после установления в 1996 году относительно четкой двухэтапной  процедуры заключения СРП процесс  проникновения иностранного капитала в добывающую промышленность России шел не слишком быстро. За шесть лет действия закона об СРП к соглашениям о разделе продукции было допущено 28 нефтяных месторождений.
     Однако  за все эти годы реально осуществляться начали лишь три СРП-проекта - "Сахалин-1", "Сахалин-2" и "Харьяга". Так, соглашение о разделе продукции по проекту "Сахалин-2", как ни странно, было подписано первым - 22 июня 1994 года. Общие запасы Пильтун-Астохского (нефтяного) и Лунского (газового) месторождений оцениваются в 150 млн тонн нефти и 642 млрд кубометров газа. В настоящее время участниками проекта являются: Shell Sakhalin Holdings B. V. (55%), Mitsui Sakhalin Holdings B. V. (25%), Mitsubishi Corporation (20%)[70].
     Соглашение  о разделе продукции по проекту "Сахалин-1" было заключено 30 июня 1995 года и вступило в силу 10 июня 1996 года. В рамках проекта разрабатываются месторождения Чайво, Аркутун-Даги и Одопту, запасы которых оцениваются в 307 млн тонн нефти и конденсата и 485 млрд кубометров газа. Инвестором проекта является консорциум компаний Exxon Neftegas Ltd (30%), японской СОДЕКО (30%), российскими ЗАО "Роснефть-Астра" (8,5%), ЗАО "Сахалинморнефтегаз-Шельф" (11,5%), индийская компания ОНГК "Видеш Лимитед" (20%)[70].
     Соглашение  о разработке и добыче нефти на Харьягинском месторождении на условиях СРП было заключено в декабре 1995 года на срок 20 лет с условием возможности продления указанного срока по инициативе инвестора на 13 лет. Работы по освоению месторождения ведут TotalFinaElf, Norsk Hydro и Ненецкая нефтяная компания. Согласно условиям СРП, 100% полученной нефти предназначены для экспорта. Распределение прибыльной продукции между инвесторами и государством будет производиться в зависимости от производственных показателей.
     Любопытно, что об условиях разработки этих месторождений российские власти договорились с иностранными нефтяными компаниями еще до появления закона "О соглашениях о разделе продукции". После этого реализация СРП-проектов приостановилась, а с принятием в 2001 году Налогового кодекса законодательство об СРП фактически перестало действовать.
     Подготовка  законопроекта "О внесении изменений  и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации, признании  утратившими силу и внесении изменений  в некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" ставит своей целью привести в соответствие положения действующего Налогового кодекса и ранее действовавших законодательных норм о разделе продукции.
     Как свидетельствует международный  опыт, СРП эффективны в странах, где  слаба местная промышленность и отсутствует квалифицированная рабочая сила. В других случаях трудно оправдать низкий уровень отчислений с инвестора за право эксплуатации национальных недр.
     Но  Россия как раз больше похожа на развитую страну, чем на бывшую колонию  с плохо сформировавшимся национальным промышленным сектором.
     В России за время после приватизации сформировались компании мирового уровня, способные самостоятельно организовать крупные помышленные разработки минерального и углеводородного  сырья. Эти компании не испытывают дефицита финансовых ресурсов. Крупнейшие российские нефтяные компании (ЮКОС, "ЛУКойл", "Сургутнефтегаз", ТНК, "Сибнефть") и горно-металлургические ("Норильский никель", "Русский алюминий", СУАЛ, Сибирско-Уральская горно-металлургическая компания) способны обеспечить финансирование самых крупных проектов за счет собственных средств.
     Со  специалистами в России тоже все  в порядке - тысячи инженеров были подготовлены за последние десятилетия. Они приобрели богатый опыт разработки как национальных, так и зарубежных месторождений. В прежние годы советские специалисты организовали добычу нефти и газа в Алжире, Вьетнаме, Анголе, бокситов в Гвинее, кобальта и никеля на Кубе и т. д. В то же время ни одна иностранная корпорация не имеет уникальных технологий добычи, которых бы не знали в российских компаниях.
     Еще одним аргументом не в пользу СРП  является очевидный потолок роста  добычи многих природных ресурсов в  России.
     Так, производство нефти в ближайшем  будущем достигнет оптимального пика на уровне 450 млн тонн в год - если добывать больше, то просто возникнут проблемы со сбытом. Поэтому в нашей стране режим СРП рассматривался прежде всего как механизм снижения налоговой нагрузки для российских и зарубежных компаний, а не как условие получения дефицитных инвестиций, технологий и производственного опыта.
     В 2000 году на Астохском участке проекта "Сахалин-2" было добыто 1,672 млн  тонн нефти, которую продали за рубеж за 359,1 млн. долл. Отчисления государству, так называемые роялти, составили 21,5 млн. долл., то есть примерно 12,86 долларов или менее 400 рублей за тонну. Для примера отметим, что, по данным Счетной палаты РФ, в том же 2000 году налоговые отчисления с каждой тонны нефти, добытой НК "ЛУКойл", составили около 1185 рублей, а с каждой тонны нефти, добытой АО "Сургутнефтегаз", и вовсе 2030 рублей[72].
     Особое  положение работающих на условиях СРП  компаний достаточно очевидно.
     Тем не менее существовавшая ранее громоздкая процедура утверждения СРП, а  также новая, более прогрессивная, российская налоговая система привели к тому, что уже и сами руководители крупнейших международных компаний, пока, правда, в неофициальном порядке, заявляют о готовности работать в России на условиях национального - а не какого-то особого - налогового режима.
     Преимущества  прихода в страну крупнейших международных компаний на условиях национального налогового режима наглядно иллюстрирует российская нефтедобывающая отрасль. При общей величине разведанных запасов в 20 млрд тонн нефти стоимость 1 тонны при продаже этих запасов государством нефтедобывающим компаниям составляет примерно 1 доллар. С учетом известной формулы восполнения убывающих запасов в соотношении 2 тонны новых разведанных запасов на 1 тонну добытой нефти компании уже в ближайшие годы должны покупать у государства до 1 млрд тонн запасов в год на сумму примерно 1 млрд. долл. Очевидно, что рост цены запасов обеспечивает прямо пропорциональный прирост доходов государства от их продажи.
     Готовность  стратегического иностранного инвестора  признать страну стабильной с точки зрения налогового законодательства и последующая готовность работать в ней на условиях этого законодательства дает мгновенный эффект в виде повышения цены ресурсов. Так, стоимость аналогичных запасов в Азербайджане в 5 раз больше, чем в России, и составляет примерно 5 долларов за 1 тонну нефти. В развитых странах запасы нефти оцениваются в 8-10 долларов за 1 тонну.
     Простой факт появления в России на условиях национального налогового режима (а  не СРП) таких гигантов международного нефтяного бизнеса, как BP, Royal Dutch/Shell или Exxon Mobil, мгновенно приведет к переоценке разведанных запасов и обеспечит кратный рост доходов государства и существенное повышение капитализации российских нефтяных компаний.
     Несмотря  на всеобщее признание нового Налогового кодекса как гаранта стабильности российской налоговой системы, переход на национальный налоговый режим международных грандов нефтяного бизнеса по ряду причин тормозится.
     Во-первых, запутано российское лицензионное законодательство. Речь, в том числе, идет о чрезмерно сложных правилах предоставления лицензий, требующих, в частности, принятия совместных решений федерального Минприроды и региональных властей.
     Во-вторых, в России фактически параллельно  существуют две налоговые системы (Налогового кодекса и закона об СРП), что само по себе является не имеющим аналогов в мире феноменом. А ведь для компаний, работающих по международным стандартам бизнеса, наличие альтернативных налоговых режимов только затрудняет выбор, и в итоге они предпочитают тактику выжидания. С этой точки зрения для России гораздо выгоднее наличие одного налогового законодательства, в данном случае - Налогового кодекса.
     Окончательное оформление альтернативного Налоговому кодексу налогового законодательства в виде соглашений о разделе продукции c высокой долей вероятности приведет к постепенному падению доходов федерального бюджета в силу известного правила: невозможно придумать механизм, который воспрепятствовал бы превращению индивидуальной налоговой преференции в универсальную налоговую льготу.
     Конечно, привлечение иностранного капитала многочисленными льготами СРП способно обеспечить государству выигрыш  в краткосрочной перспективе, однако стратегически - это серьезный проигрыш.
     Действительно, появление возможности законным образом распространить льготный налоговый режим СРП на те или иные свои месторождения вызовет стремительный рост проектов и столь же стремительный рост объема финансовых ресурсов, переходящих из сферы частного бизнеса в госаппарат в форме взяток. Нетрудно подсчитать, что любой компании будет гораздо выгоднее потратить десятки миллионов долларов в виде взяток необходимым инстанциям, чтобы получить на выходе распространение режима СРП на одно или несколько своих месторождений и последующую экономию сотен миллионов (если не миллиардов) долларов на налогах.
     Возможный при этом недобор налогов прогнозировать труднее, но в целом выпадающие доходы федерального бюджета могут суммарно достигнуть в первые два года действия нового закона 7-8 млрд. долл.
     А вот дальнейшее развитие ситуации достаточно понятно. Видя, как стремительно тают налоговые поступления, правительство быстро инициирует пересмотр налогового законодательства в сторону ужесточения национального налогового режима, то есть действующего Налогового кодекса.
     Тем самым ситуация с двумя налоговыми системами в одной стране только усугубится. С одной стороны, будет манить льготами удобный закон об СРП, с другой - отпугивать высокими ставками и драконовскими процедурами Налоговый кодекс. Нетрудно предугадать, что наиболее выигрышной стороной в этой ситуации будут те представители органов государственной власти и управления, которые принимают решения, связанные с СРП. В итоге выиграет узкая группа госчиновников и некоторые компании, которым удастся снизить свои налоговые платежи за счет государственного бюджета, но проиграют вся страна и ее граждане.

2.2. Проект «Сахалин-1»

 
     Нефтегазовый проект «Сахалин-1» по разработке запасов нефти и газа на северо-восточном шельфе острова Сахалин - один из крупнейших проектов с привлечением прямых иностранных инвестиций в российскую экономику.
     Проект «Сахалин-1» реализуется по условиям Соглашения о разделе продукции 1 (СРП 1), заключенного 30 июня 1995 года, вступившего в силу 10 июня 1996 года и имеющего срок действия 20 лет с возможностью его продления.
     В рамках проекта предусмотрена разработка нефти и газа на северо-восточном шельфе острова Сахалин. Район разработки включает в себя месторождения Чайво, Одопту и Аркутун-Даги. Объем извлекаемых запасов оценивается в 2,3 млрд баррелей нефти (307 млн тонн) и 17,1 трлн куб. футов природного газа (485 млрд куб. м)[75].
     Оператор проекта «Сахалин-1» – американская ExxonMobil (30%), другими участниками консорциума по его разработке являются ОАО «Роснефть» (20%), индийская ONGC (20%) и японская SODECO (30%). На рисунке 2 показано распределение долей этих компаний при получении прибыли.
     
     Рис. 2 Участники проекта «Сахалин-1» [70] 

     Сахалин-1 — первый масштабный шельфовый проект, осуществляемый в Российской Федерации на условиях СРП (заключено в 1996 году).
     Проект предусматривает разработку трех месторождений — Чайво, Одопту и Аркутун-Даги, расположенных на северо-восточном шельфе острова Сахалин в акватории Охотского моря. В 1996—2001 годах здесь были выполнены геологоразведочные работы, уточнено строение месторождений и объемы их запасов.
     Согласно отчету компании DeGolyer & MacNaughton, доказанные запасы месторождений Сахалин-1 по состоянию на 31 декабря 2008 года составляли 44,4 млн. т. (330 млн барр.) нефти и 43,7 млрд. куб. м. газа [77].
     Работы по созданию инфраструктуры и обустройству месторождений были начаты в 2002 году. Разработка месторождений проходит в несколько этапов.
     В рамках первого этапа совместное предприятие приступило к разработке запасов нефти месторождения Чайво в 2005 году и планирует приступить к разработке запасов нефти месторождения Одопту в 2011 году. В рамках второго этапа участники приступят к разработке запасов газа месторождения Чайво. Эти работы планируется начать с 2014 года. Третий этап предполагает разработку, также с 2014 года, запасов нефти месторождения Аркутун-Даги. Жизненный цикл проекта продлится до 2040—2050 годов.
     Коммерческая добыча нефти по проекту началась в конце 2005 года, когда в эксплуатацию было введено месторождение Чайво. В 2006 году был введен в строй нефтепровод Чайво — Де-Кастри, береговой комплекс подготовки нефти и экспортный нефтяной терминал в порту Де-Кастри, откуда в октябре 2006 года был начат экспорт нефти в Японию и Южную Корею. Газ, добываемый в рамках проекта, поставляется местным потребителям по трубопроводу Дальтрансгаза[71]. 
 

     Таблица 1.
     Запасы  проекта Сахалин-1 (по доле НК «Роснефть», на 31.12.2009, по классификации PRMS, DeGolyer & MacNaughton)
Доказанные запасы углеводородов, млн барр. н. э. 117
Доказанные запасы нефти, млн барр. 66
Доказанные запасы газа, млрд куб. м 8,8
Вероятные запасы углеводородов, млн барр. н. э. 401
Вероятные запасы нефти, млн барр. 224
Вероятные запасы газа, млрд куб. м 30,2
Возможные запасы углеводородов, млн барр. н. э. 275
Возможные запасы нефти, млн барр. 162
Возможные запасы газа, млрд куб. м 19,2
     Источник: Составлено по [72] 

     В I квартале 2007 года добыча нефти в рамках Сахалина-1 вышла на проектный уровень. В 2008 году объем добычи по проекту составил 9,6 млн т (70,4 млн барр.) нефти, в том числе чистая доля Роснефти (после роялти и доли государства) составила 1,63 млн т (11,9 млн барр.), что на 19% меньше по сравнению с 2007 годом. Снижение чистой доли связано со снижением суммарной добычи по проекту Сахалин-1 в соответствии с планом его реализации, а также с увеличением доли государства в соответствии с условиями СРП. 

     Таблица 2.
     Добыча  углеводородов по проекту Сахалин-1 (100%)
  2007 2008 2009
Нефть, тыс. т 2 610 11 186 9 626
Нефть, млн барр. 19,1 81,8 70,4
Газ, млн куб. м 763 6 440 8 223
     Источник: Составлено по [72] 
 

     Таблица 3.
     Добыча  углеводородов по проекту Сахалин-1 (20%-ная  доля НК «Роснефть»)
  2007 2008 2009
Нефть, тыс. т 268 2 012 1 633
Нефть, млн барр. 2,0 14,7 11,9
Газ, млн куб. м 54 215 261
     Источник: Составлено по [70] 

     Таблица 4.
     Операционные показатели проекта Сахалин-1
  2006 2007 2008
Поисково-разведочное бурение, тыс. м 0,0 0,0 0,0
2D сейсморазведка, пог. км 0 0 0
3D сейсморазведка, кв. км 0 0 0
Эксплуатационное бурение, тыс. м 0,0 91,1 67,7
Количество вводимых новых скважин, штук 0 11 9
     Источник: Составлено по [70] 

      Реализация  проекта осуществляется в несколько  этапов. Начальной стадией предусматривается  освоение месторождения Чайво. Добыча на месторождении Чайво началась 1 октября 2005 года. В рамках проекта  на начальном этапе добыча составляла до 6 300 метрических тонн (50 тысяч баррелей) нефти в сутки. Этот объем нефти поставлялся российским покупателям на Дальнем Востоке до ввода в эксплуатацию экспортной системы проекта. Добыча природного газа также началась в октябре 2005 года с целью удовлетворения спроса в Хабаровском крае, и на первом этапе его добыча составляла в среднем 1,7 млн кубических метров (60 млн кубических футов) в сутки[71].
      В августе 2007 года была введена в эксплуатацию система экспорта сырой нефти проекта "Сахалин-1". С вводом в эксплуатацию этой системы добываемая в рамках проекта нефть в настоящее время поставляется на международные рынки.
      В октябре 2007 года был введен в эксплуатацию береговой комплекс подготовки продукции (БКП), что позволило к февралю 2008 года нарастить темпы добычи нефти до запланированного пикового уровня 34 тысяч тонн (250 тысяч баррелей) нефти в сутки. Объемы поставок природного газа в Хабаровский край в среднем за 2008 год составили 3,27 млн кубических метров (115 млн кубических футов) в сутки, а в январе 2009 года достигли пикового значения 5,85 млн кубических метров (200 млн кубических футов) в сутки.
      В ходе дальнейших стадий разработки проекта  предусматривается освоение запасов  газа месторождения Чайво для  поставок на экспорт, а также запасов месторождений Одопту и Аркутун-Даги, срок освоения которых будет установлен так, чтобы обеспечить наличие мощностей комплекса подготовки экспортной системы. Предполагается, что реализация этих более поздних стадий проекта позволит обеспечить добычу из всех трех месторождений до 2050 года.
      Утвержденные  расходы проекта "Сахалин-1" на 2009 год составили 480 млн долларов. Бюджет проекта на 2010 год составит 1,978 млрд долларов.
     Проект «Сахалин-1» включает разработку месторождений Чайво, Одопту и Аркутун-Даги, потенциальные извлекаемые запасы которых оцениваются примерно в 307 миллионов тонн нефти (2,3 миллиарда баррелей) и 485 миллиарда кубических метров газа (17 триллионов кубических футов)[71].
     Стоит уделить особое внимание экологическим  проблемам проекта. В октябре 2008 года ряд экологических организаций подали заявление в Таганский суд Москвы с требованием отменить заключение экологической экспертизы строительства в рамках проекта "Сахалин-1" трубопровода через Пильтунскую лагуну на северо-востоке Сахалина. Основным ответчиком по иску выступал Ростехнадзор, а 10 февраля 2009 года суд постановил привлечь и Росприроднадзор в качестве еще одного ответчика по делу об оспаривании заключения государственной экологической экспертизы по проекту "Сахалин-1".
     По  мнению экологов, при проведении государственной  экологической экспертизы по проекту "Сахалин-1" не был соблюден ряд  требований законодательства об экологической  экспертизе, оценке воздействия на окружающую среду и защите традиционного  образа жизни коренных малочисленных народов. В результате были нарушены права граждан на благоприятную окружающую среду и права коренных малочисленных народов. Экологи также указывают на отсутствие в заключении государственной экологической экспертизы оценки роли залива Пильтун в формировании кормовой базы охотско-корейской популяции серых китов и необходимых мер по их защите при реализации проекта[78].
     Международный научный совет по серым китам  ранее опубликовал отчет, в котором  говорится о сокращении численности  этих редких животных в зоне действия сахалинских шельфовых проектов. Согласно отчету, в летний сезон 2008 года зарегистрировано серьезное изменение распределения китов у берегов Сахалина и снижение их числа у Пильтунской косы, что может быть связано, в том числе и с деятельностью сахалинских шельфовых нефтегазовых проектов[78].
     В 2009 году природоохранный прокурор Сахалина вынес постановление о возбуждении дела об административной ответственности за несвоевременное сообщение о разливе нефти в отношении оператора проекта "Сахалин-1" Exxon Neftegas Limited[70].

2.3. Проект «Сахалин-2»

 
     В апреле 1994 года Royal Dutch Shell plc., Mitsui & Co. Ltd. и Mitsubishi Corporation основали компанию Sakhalin Energy для освоения Пильтун-Астохского и Лунского месторождений на северо-восточном шельфе острова Сахалин в рамках проекта «Сахалин-2».
     В июне 1994 года между Sakhalin Energy и российской стороной (в лице Правительства Российской Федерации и администрации Сахалинской  области) было подписано Соглашение о разделе продукции (СПР). Это соглашение стало первым соглашением о разделе продукции, реализованным в России.
     Первоначально среди ее акционеров числились "Marathon Sakhalin", "Mitsui Sakhalin Holdings", "Royal Dutch/Shell" и "Mitsubishi", владевшие долями в 37,5%, 25%, 25% и 12,5% ценных бумаг компании соответственно.
     В настоящее время акционерами "Sakhalin Energy" являются: ?1. ОАО "Газпром" (50% плюс одна акция);?2. Shell Sakhalin Holdings B.V. (дочернее предприятие Royal Dutch Shell plc., 27,5% минус одна акция);?3.  Mitsui Sakhalin Holdings B.V. (дочернее предприятие компании Mitsui & Co. Ltd., 12,5% акций).?4. Diamond Gas Sakhalin B.V. (дочернее предприятие компании Mitsubishi Corporation, 10% акций).
     В 1996 году началась реализация первого  этапа проекта.
     В 1999 году на Пильтун-Астохском месторождении была добыта первая нефть.
     В 2003 году был дан старт второму  этапу проекта.
     В декабре 2006 года «Газпром», Shell, Mitsui и Mitsubishi подписали протокол о вхождении  «Газпрома» в Sakhalin Energy в качестве ведущего акционера.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.