На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Народные традиции в повести Р.Роллана «Кола Брюньон»

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 10.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     ВВЕДЕНИЕ
     Актуальностью темы курсовой работы является понятие народных традиций стародавней Франции. Выявление связи обрядов и обычаев с сюжетом произведения, опираясь на работу Ф. Тельтельбаума «Кола Брюньон Ромена Роллана и французский фольклор».
     Фольклорному  фону повести «Кола Брюньон», литературоведы уделили немного внимания. Прежде всего, потому, что данное произведение рассматривалось, как яркий эпизод творческой биографии автора, как составной элемент сложной роллановской философии и оригинальной эстетики. Однако, повесть «Кола Брюньон», дает возможность понять и прочувствовать обычаи и нравы французского народа в XIX – XX веках. Погрузиться в атмосферу довоенной Франции и глубже понять патриотизм, смелость, мужество и безграничный литературный талант великого писателя Р.Роллана.
     Данное  исследование опирается на работы таких  ученых, как А. Афанасьев, Н. П. Михальская, В. М. Толмачёва, Ф. С. Наркирьер, Е.Эткинд, Ф. Тельтельбаум, Дж. Фрэзер, В. Фриче и другие.
     Цель  работы заключается в изучении художественного воспроизведения народных традиций, и их систематизация и влияние на образы в повести Р. Роллана «Кола Брюньон».
     Задачи курсовой работы:
    выявить особенности творчества Р. Роллана, его роль во французском обществе и место в истории зарубежной литературы XIX – XX веков.
    определить предпосылки создания произведения «Кола Брюньон», место повести в творчестве писателя и литературы в целом.
    выявить народный характер в произведении «Кола Брюньон».
    описать образы, показанные в произведении. Дать характеристику героям.
    установить народные традиции и их связь с сюжетом в повести.
     Объектом исследования является произведение Р. Роллана «Кола Брюньон», а также его творчество. Предмет данной работы – это народные традиции в произведении.
     Структура курсовой работы состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Общее количество страниц составляет 26. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     ГЛАВА I. ИСТОРИЯ ВХОЖДЕНИЯ ПОВЕСТИ РОМЕНА РОЛЛАНА «КОЛА БРЮНЬОН» В ЛИТЕРАТУРНЫЙ МИР

    Ромен Роллан родился в 1866 г. в городе Кламси. Роллан – французский романист и публицист, один из значительных представителей литературной и общественной жизни Запада. В молодости запоем читал Гоголя, Герцена, Гончарова, Тургенева и Достоевского. Они стали его друзьями и спутниками в одном ряду с Шекспиром и Вольтером, Гюго и Спинозой. Однако высшим моральным и художественным авторитетом для Роллана был Л. Н. Толстой. Еще юношей Роллан определил для себя основное нравственное правило: «никогда не переставать искать истину». Жизнь и творчество писателя, наполненные страданием и борьбой, сомнениями и иллюзиями, победами и утратами, и были такими поисками истины.

     В литературу писатель вступил в последние  годы XIX в. Годы наступления империализма он воспринял как атмосферу душную и предгрозовую, угрожающую взрывом.

     Ромен Роллан внес большой вклад в развитие французской драматургии. Многие из его трудов были направлены против ужаса и несправедливости войны. Он первым  из  литераторов Европы поднял  свой  голос против войны. Писатель был духовным вождем европейской интеллигенции, призвавший ее к объединению в борьбе против фашизма и военных действий. За это его многие  возненавидели.

     В творчестве Роллана отчетливо улавливается влияние Л. Толстого, определяющее его  гуманистические и пацифистские взгляды. А так же влияние немецкой литературы, обуславливающей проявление романтизма и смутного мистицизма в  его произведениях. Роллан не раз  ссылался на то, что под влиянием Толстого придавал  произведениям «эпический характер». Этот эпический характер нашел отражение в стиле романа, который не отличается мелочной художественной отделкой, но вполне соответствует могучему размаху описанной в нем героической жизни.

     Однако нужно отметить, что у автора есть и собственный стиль, своя особая ритмика языка. Р. Роллан моралист в широком смысле слова, который воспитывает души, который заставляет их увидеть все, что в них есть прекрасного. Он делает это, путем общения с природой, с искусством и прекрасным. Так Роллан говорит о собственном творчестве: «Я понял, что именно в этом расхожусь с Толстым: я придаю основное значение здоровой красоте. В основе большого искусства лежит гармония, и оно приносит душе удовлетворение, покой, равновесие. Оно сообщает их одновременно нашим чувствам и разуму, так как и те и другие имеют право на радость» [13, с. 5].
     Российский  литературовед В. Фриче описал творчество писателя таким образом: «Центральная проблема творчества Роллана — поиски действенного гуманизма, в котором высокая духовность сопрягается с природным инстинктом жизни, такое сопряжение Роллан находил в искусстве, в народном сознании. В своей публицистике, как и в художественной прозе, Роллан выступал с осуждением империалистической войны, в поддержку социалистической революции в России» [4, с. 5].
      Предпосылки создания повести
     В период между 1904 и 1912 г.г., когда война между Францией и Германией казалась неизбежной, Роллан работал над своим десятитомным романом «Жан Кристоф». И чем быстрее приближалась угроза войны, тем решительнее подчеркивал писатель в своем романе необходимость единения между интеллигенцией Франции и Германии для блага человеческой культуры. В апреле – мае 1913 Р.Роллан задумал новую повесть «Кола Брюньон», историческое произведение, написанное в прозе. Начальное ее название – «Король пьет», или «Жив курилка». В этой работе автор хотел выразить свои мысли в новой форме: «Она явилась реакцией против десятилетней скованности в доспехах «Жан Кристофа», которые сначала были мне впору, но под конец стали слишком тесны для меня» [14, с. 5]. Это была еще одна попытка образумить народ, поставить его на истинный путь. Книга об историческом прошлом выразила веру писателя в будущее своего народа, в его неувядаемую бодрость. Вот почему перед империалистической войной она прозвучала как призыв к жизни, как призыв к миру и труду на благо народа.
     Свое  замечательное произведение, Роллан писал в родных краях. В основе рассказа об одном годе жизни ремесленника и художника из Кламси начала XVII века лежали семейные воспоминания, а также личные впечатления: «В то же самое время побывка в родных краях, которых я не видал с дней моей юности, дала мне снова соприкоснуться с родимой землей Неверской Бургундии, разбудила во мне прошлое, которое я считал уснувшим навеки, всех Кола Брюньонов, которых я ношу в себе» [14, c. 5]. Интересно, что Роллан считал Кола более широкой «человеческой оболочкой» по сравнению с Кристофом, натурой сильной и гениальной. Художник из народа Кола Брюньон казался писателю более многосторонним, способным вместить в себя все радости и горести, свойственные простому человеку. Кола — олицетворение творческой энергии французского народа эпохи Возрождения, который, сбросив оковы средневековой иерархии и церковного догматизма, создавал изумительные памятники искусства.
      Место произведения в творчестве писателя
     Готовую рукопись Роллан предложил журналу  «Ревю де Пари», в котором он сотрудничал  и где главенствовал его учитель  и друг историк Лавис, сыгравший немалую роль в присуждении писателю академической премии. Но на этот раз друзья из «Ревю де Пари» не поддержали Роллана: слишком уж вольными показались им некоторые главы произведения, особенно те, в которых Кола и приятели рассуждали о религии и церкви. Огорченный автор вспомнил об издательстве Оллендорф, печатавшем «Жан-Кристофа». Но началась война. Как ни спешил «издатель и друг» Роллана Эмбло, заведующий этим издательством, книга увидела свет лишь в 1919 году: «Появление произведения «Кола Брюньон» в послевоенной Европе, было особенно заметно в соотнесении с только что пережитыми ужасами, и книга по-особому высвечивала национальный характер французов. Книга занимала особое место в литературе XIX – XX веков» [12, c. 329]. Произведение поразило всех. Повесть «Кола Брюньон» приветствовали все передовые писатели Франции — А. Барбюс, П. Вайян-Кутюрье, Ж. Р. Блок. Книга была переведена на многие языки мира. СССР стал второй родиной «Кола Брюньона».
     В возрасте 22 лет Владимир Набоков  на спор с отцом взялся за перевод  с французского произведения "Кола Брюньон", название которой было переведено как "Николка Персик". Работа действительно сложная для начинающего писателя, поскольку произведение неповторимо своим народным колоритом."Colas Breugnon" написан старинным языком, изобилующий аллитерациями, ассонансами, внутренними рифмами, игрой ритма.
     В 1932 г. более успешный перевод на русский язык осуществил М. Лозинский. А художник Е. Кибрик создал цикл иллюстраций к повести (1934-1936), который высоко оценил Р. Роллан.
     Свою  книгу автор назвал «прямой и откровенной». В этом своеобразном дневнике – воспоминании, хронике, структура которой подчинена ритму календаря природы, воплощена «вольная галльская веселость», огромная энергия  простых людей Франции, их мудрость и жизненная стойкость. Повесть пользовалась успехом среди друзей Роллана из России. Великий русский писатель М. Горький так отзывался о книге: «Какую прекрасную книгу сделали Вы, дорогой друг! Вот поистине создание галльского гения, воскрешающее лучшие традиции Вашей литературы! Я читал её, смеялся, почти плакал от радости и думал: как своевременна эта яркая, веселая книга в дни общего смятения духа, в эти дни темного безумия и злобы».
     В начале 30-х годов повесть «Кола Брюньон» прочел молодой композитор Д. Кабалевский. Тогда он искал сюжет для своей первой оперы. И мысли его неизменно возвращались к «Кола». Д. Кабалевский говорил: «Сила роллановской книги не в её сюжете, который в тесном смысле этого слова и  отсутствует в ней. Сила её в характере героев, прежде всего в характере самого Кола, в народном духе, насквозь её проникающем, в её громадном жизнеутверждающем оптимизме, в том вкусе и любви к жизни, которыми пропитана у Роллана каждая страница». В 1938 году в Ленинградском Малом оперном театре состоялась премьера «Кола Брюньон». Спектакль имел огромный успех.
     В целом, Ромен Роллан был ярчайшей личностью французской литературы, виднейшим общественным деятелем. Его имя стало олицетворением идейной чести, неподкупности, моральной высоты. Он внес неоценимый вклад в литературу. Роллан славился своей смелостью и патриотизмом. Его целью было «заразить» народ жизненной силой, верой и мужеством. Автор хорошо выразил эти идеи в повести "Кола Брюньон", где основными темами являются судьба народа, вера в его силы, жизнелюбие, несокрушимость духа в испытаниях, прославление созидательного творческого труда, утверждение активной роли искусства и художника в борьбе с угнетателями, силы искусства в его народных корнях. 

     ГЛАВА II. НАРОДНЫЙ ХАРАКТЕР ПОВЕСТИ «КОЛА БРЮНЬОН»
     «Кола Брюньон» - одно из лучших произведений писателя. Страстная любовь к жизни, ее страданиям, радостям, борьбе и труду, всегда свойственная Роллану, здесь выступает с особой жизнерадостностью.
     Повесть «Кола Брюньон» — художественно-философское исследование о человеке, о том, что привязывает его к жизни и украшает его существование, делает его осмысленным и ценным. Автор с огромной любовью воссоздает эпоху позднего Ренессанса, докапиталистическую эпоху, когда искусство, и физический и духовный труд гармонически сочетаются, давая немыслимую для начала XX в. естественную и легкую радость творчества. Роллан хорошо знал эпоху, в которой жил и действовал его герой. Писатель говорил: «Я пишу историю религиозных войн. Я выбрал этот период, чтобы высказать свое понимание истории и жизни» [13, с. 6]. В романе точно воспроизводятся исторические события, служащие фоном для повествования о жизни мастера Кламси.
     2.1. Народные традиции  в повести
     Повесть «Кола Брюньон» стилизована под фольклорные традиции, что позволяет воссоздать своеобразный быт средневековой Бургундии.
     Философское обобщение, мифологические представления индоевропейцев о жизни и смерти, человека как элемента природы, юности и старости, образует сюжет произведения. Повествование разворачивается в промежутке от "белого января" до "белого января". Однако дневник героя романа, старика Кола начинается со 2 февраля – Сретения, традиционного праздника встречи зимы и весны. Тем самым начало повествования совпадает с началом календарно-обрядового цикла древних европейцев. Выпадение «белого января» из сюжета, с одной стороны обуславливается  народным представлением о январе как высшей, кульминационной точке зимнего замирания природы, а с другой стороны традиционным знаком равенства между «сном» и «смертью», усиленным семантикой слова «белый». Белый цвет традиционно значим, как сакральный, имеющий отношение к переходу из одного состояния в другое, не имеющий отношения к живому миру: «Этот жулик мороз забрался даже сюда. Перо спотыкается в моих окоченелых пальцах. Господи помилуй, в стакане у меня образовалась ледышка, и нос у меня побелел: ненавистный цвет, покойницкий! Не терплю ничего бледного. Ну-ка, встряхнемся!» [14, c. 14]
     Для Кола Брюньона этот гисторический 1616 год станет, видимо, последним: за рождественским сочельником его ожидает мутное ничто – белый январь – в котором не разглядеть уже крещенских вечеров в кругу семьи, у весело потрескивающего камина. Этот год для Кола будет длиною в целую жизнь с радостями и утратами, смертями и возрождением к жизни.
     2 февраля, Сретенье – предчувствие начала, возобновление сокодвижения в природе. Пробуждение от зимней спячки, ощущение приближающейся весны. Для героя романа начало года – это начало воспоминаний обо всем, что он пережил за полвека и первая дневниковая запись в новенькой чистой тетради. В начале романа просматривается связь настоящего с прошлым, молодого со старым – это отражается в мыслях Кола Брюньона о своем роде: воспоминания о свадьбе, подсчет «нажитого» хозяйства, детей. Мотивы последнего месяца зимы – «стеречь, беречь скотину». Вот как Кола, говорит о своей дочери Мартине: «Немалого стоило мне мужества довести ее до замужества! Довольно я ее стерег и берег. Теперь моему зятю черед стеречь. Флоримон, пекарь, охраняй свою печь» [14, c. 10].
     Далее в повести описывается как, старый дед Брюньон объясняет своей любимой внучке Глоди почему именно Сретение есть переломный момент в природе, а потому является началом Нового года. Здесь встреча Кола и Глоди является знаком и предвестником скорой весны.
     Согласно  народным традициям Бургундии середина и конец февраля, а также начало марта соотносится со съеданием «половины зимних запасов», «затягиванием пояса». Вот и у Кола иссякли все запасы, которые съели солдаты господина де Невера: «Мой погреб скоро будет пуст. Солдаты, которых господин де Невер, наш герцог, прислал для нашей защиты, как раз принялись за мой последний бочонок» [14, c. 17].
     Следующий месяц апрель символизирует возрождение  природы и активный рост растений. В третьей главе показано как: «Весна набирает силу – творческая активность человека. 1 апреля связан с представлениями о «смерти», существенен гадательный элемент, общение с потусторонними силами - отсюда ритуальный страх и ритуальный смех» [17]. Перед Егорием значительное место в обрядовом цикле занимает «вода» как элемент ритуальный и гадательный. А также табу на любую работу, чтобы волк овец не поел. В повести это отражается тем, что Шамай, друг Кола, не захотел вымаливать у Бога дождя для огородов своих прихожан: «- Нет! Нет! Я не пойду! А толпа: - Разрази тебя гром! Поп ты наш или нет? Отвечай: да или нет? Если ты наш поп, - а ты наш поп, - то ты нам и служишь» [14, c. 37]. Содержание и форму третьей главы определяют подмена традиционного культа «возрождение солнца» католической обрядностью (воскресение Христово), противостояние язычества и христианства.
     В следующих четвертой и пятой  главах описываются события, происходящие в конце апреля и начале мая. По обрядовому календарю эти месяца определяют ритуальное безделье. По поверьям европейцев, после «игры солнца» весна идет на спад и наступает время, неблагоприятное для начинания какого-либо дела. Особенно это время неблагоприятное для свадеб, свадьба г-на д'Амази и м-ль де Шампо заведомо неудачна, что подтверждается и мелкими приметами: ссора на ступенях, встреча с покойником, пришлый старик – мифологически значимый как гость с того света. Встреча с возлюбленной Кола – Ласочки, через 80 лет, календарно связанна со временем обрядов поминовения покойников - с радуницей, задушними поминками. Гадание о предстоящем, характеризуется сценой под дубом. Итог пережитого – исповедь Брюньона самому себе. Заночевав в поле под дубом на опушке леса, Кола утром чувствует себя помолодевшим. В то же, время и желание жениться на Ласочке приходит к нему в мае.
     Глава шестая изображает в повести календарный  месяц июнь. Июнь – переходный месяц по народному календарю. По ритуальной значимости он соотносим, прежде всего, с февралем (масленицей), то есть знаменуется «проводами весны - встречей лета», прощанием с молодостью и переходом к зрелости природы и человека. Отсюда и насмешливое прозвище, данное «иминитым гостям», нежданно посетившим Кламси – «залетные птицы», то есть прилетевшие в конце весны. 
     Седьмая глава повести начинается с 29 июня и включает первые дни июля. По мифологическим представлениям европейцев глава столь же «страшна», как и «страшные святки», а также первая неделя марта. «Страшными святки» проявляется в главе свободным блужданием умерших душ, вышедших из «того» мира в «этот» в поисках нового «дома». А с началом марта – «культ смерти». Именно «странный человек», то есть пришлый со стороны, заносит в округу Кламси смерть – чуму, мор.
     В восьмой главе описываются конец июля и начало августа. По обрядовому календарю это продолжение «небесной жатвы». В произведении отражается такими событиями как, болезнь Глоди, смерть жены Кола. При этом смерть Марии совпадает с началом выздоровления ребенка. Глоди вырвали у «смерти» магическим обрядом, что полностью соответствует верованиям европейцев о «переходе души», то есть о передаче жизненной силы рода, носителями и хранителями которой являются старейшие рода.
     Середина  августа представлена в девятой главе произведения. Месяц символизирует продолжение и конец жатвы, то есть конец смертей в городе. Приметами июля было предсказан пожар. «Кaрa» настигает Кoлa как человека, неуемно пользовавшегося дарами природы, опрометчиво считающим самого себя их хозяином. Враждебность «злых сил» проявляется для героя в изуверстве сеньора Фильбера, уничтожившего в своем замке деревянные скульптуры Брюньона, и в сгоревшей мастерской, от которой осталась, благодаря самоотверженности ученика плотника, Робине, одна «Магдалинка», христианский символ раскаяния в содеянном, с  обгорелыми ногами. Магдалинка  символизирует скорую болезнь Кола Брюньона.
     Конец августа и сентябрь означают конец жатвы. В повести же это конец чумы и пожаров. Мятеж – последние «смерти». И жертва – сгоревшие пьяные погромщики.
     Конец сентября характеризуется сбором плодов, хлеба и урожая. Конец месяца означает «жатву неба» как следствие жертвоприношений кровавого високосного года. Мотивы «бессмертия» - желание Брюньона стать виноградником или плодовым садом.
     Интересны также общеевропейские поверия о том, что зимний Никола определяет урожай овса (удачный - неудачный) следующего года, а также голодную или сытую зиму, то есть определяет цены на хлеб. Отсюда мотивы «родового семени» (удачного - неудачного), а в романе – встреча старого Брюньона со всеми своими детьми.
     Конец декабря. Рождественский сочельник. Обращение Кола к традиционным в праздник сказочным сюжетам. Мотивы «первотворения», «умирания – нарождения».
     Таким образом, чтобы ярче показать быт  народа Кламси, автор положил в основу повести бургундские традиции и обычаи. Мифологические поверья определяют структуру произведения. Р. Роллан дает понять, что каждый должен чтить свои традиции и предавать их из поколения в поколение. Так как обычаи определяют сущность народа и выявляют его историю.
     2.2. Роль фольклорных элементов в создании колорита повести
     Языковые особенности «Кола Брюньона» в этой системе определялись как талантливая стилизация в народном духе, и автору отдавалось должное в знании обычаев Бургундии, тонкой наблюдательности, живом юморе. Ритмика и рифмы в романе уходят корнями также в народную речь. Следами определенной образованности Кола Брюньона и условий его жизни стали в книге античные имена, воспроизведение некоторых древних и легендарных событий, образы, заимствованные из Библии. Но ядреная галльская прибаутка, смех от неистощимого душевного здоровья, разумеется, преобладают надо всем. Рассмотрим несколько примеров:
     «Завел  жену – забудь тишину» [14, с. 10]. Народная французская поговорка, отражающая семейный быт.
     «Кто  плачет – посмеется, озябший –  обожжется». Наша жизнь многогранна, не всегда бывает гладко и радостно. Но отчаиваться не стоит, после плохого  обязательно придет хорошее. Так  и Кола подбадривает свою соседку: «Кто вас обидел? Озорной ветер, который  задирает вам подол! Он прав, он молод; мне бы его молодость! Он знает, куда куснуть, плутяга, сластена, знает лакомые кусочки… Кто плачет – посмеется, озябший – обожжется… А, вот вы и рассмеялись?» [14, с. 15]. Автор использует пословицу, чтобы подчеркнуть жизненный оптимизм главного героя.
     Когда Кола Брюньон прикидывается простаком перед своей дочерью, Мартина говорит: «Знаем ваших ягнят: пусти их втроем – волка съедят» [14, с.20]. Она имеет в виду, что он волк в овечьей шкуре. С виду простак, а на самом деле «еще не родился тот человек, который бы его надул».
     «Верить – хорошо, видеть – лучше». Означает «Доверяй, но проверяй». Автор использует поговорку, чтобы охарактеризовать народ Кламси: «Люди смеются, люди кричат: «Волк! Волк!» Никто этому не верит. Все-таки идут взглянуть (верить – хорошо, видеть – лучше) … И что же видят?.. Батюшки мои! Отряд вооруженных людей, которые рысью поднимаются в гору» [14, с.26].
     «Мы ли едим, нас ли едят, на все надо иметь веселый взгляд» [14, с. 56]. Высказывание описывает жизненную позицию главного героя, что он старается относиться ко всему с легкостью и веселостью.
     «В  компании и скука – равлеченье» [14, с. 94]. Человек не может счастливо жить без общества. Ему нужно признание других людей. Кола Брюньон любил жизнь и людей. Ему всегда не сиделось на одном месте и он редко оставался один.
     «Дурные вести не сидят на месте» [14, с. 125]. Английская пословица, означает, что плохие новости распространяются быстрее хороших.
     Таким образом, мы видим, что главы, образующие повесть, обладают сюжетной самостоятельностью и завершенностью и по своему характеру приближаются к фабльо – жанру старинной народной новеллы. В их текст писатель включает сказки, побасенки, предания, заклинания, обряды, широко бытовавшие в народе. Речь Брюньона обильно пересыпана пословицами, поговорками, афоризмами, выражающими народную мудрость. «Что касается строения книги, то его легко увидеть и без очков. Оно следует ритму Календаря природы, по которому я жил среди полей, промеж двух белых январей. Книга эта питалась кламсийскими летописями, неверскими преданиями, французским фольклором и сборниками галльских пословиц, которые суть мое евангелие и мое «Поэтическое искусство» [15]. Автор изумительно владел знаниями народных традиций и обычаев Бургундии, благодаря этому он с литературным мастерством описал их в повести. Народные традиции и пословицы формируют образы в произведении.
     2.3. Образ народа в произведении «Кола Брюньон»
     Главный герой повести – Кола Брюньон. «…старый воробей, бургундский кровей, обширный духом и брюхом, уже не первой молодости, полвека стукнуло, но крепкий, зубы здоровые, глаз свежий, как шпинат, и волос сидит плотно, хоть и седоват» [14, c. 8]. Имя Breugnon означает «сочный плод», результат скрещивания персика с абрикосом. И сам Кола живет «сочно», «вкусно», не отказывая себе в радостях.
     При создании образа Кола Брюньона Роллан воспользовался сведениями о жизни и характере своего прадеда по отцовской линии – Боньяра. Как и главный герой произведения, он родился в Бревека, так же он вел «Дневник». Боньяр, по мнению Роллана, воплотил в себе галльский дух, жизнелюбие, любознательность, народную мудрость – черты, которыми наделен Кола Брюньон.
     Дух предков жил и в самом писателе, что, по его словам, помогало ему  при создании образа Кола. «Я знаю, в  чем я обязан тебе, старик: ты за многое брался, много пытался, хватал, смаковал, расточал и никогда жить не уставал; эту жажду борьбы и знания, жадную любовь к жизни, несмотря ни на что, ты метнул в день моего появления на свет...» [13, с. 6]
     Писатель  считал своего героя воплощением  «галльского духа» — исконного  духа Франции. Столяр, резчик по дереву из Кламси живет в бурную эпоху религиозных распрей, когда в стране идет гражданская война, когда католики и протестанты режут друг друга. Больше всего он ценит жизнь, а жизнь для него — это работа, благодаря которой хорошеет вокруг Божий мир, плодоносит земля, растут дома и дети. Детей у Кола пятеро: четверо сыновей и дочь. Один сын – католик, другой – гугенот, третий – солдат, а четвертый – мелкий лавочник. Больше всех Брюньон любит свою дочку Мартину: «Славная девушка, рассудительная даже в своих сумасбродствах, и для нее худший из пороков – это то, что скучно. Труд ей не страшен: труд – это борьба; борьба – это удовольствие. А она любит жизнь; она знает, что хорошо; как я: это моя кровь. Но только я, пожалуй, слишком расщедрился, когда ее создавал» [14, c. 10]. А больше дочки, любит свою внучку Глоди: «Это моя лучшая подруга, моя маленькая овечка, моя лягушечка-стрекотушечка. Ей уже шестой год – шустрее мышки, хитрее лисички. Чуть завидит меня, бежит навстречу. Она знает, что у меня всегда полный короб побасенок; она их любит не меньше моего» [14, c. 15].
     Мартина – это образ трудолюбивой, сильной  и смелой девушки. Это традиционный образ настоящей женщины, в которой представляется женщина-жена и женщина-мать.
     В образе Кола Брюньона собраны наиболее характерные черты человека той эпохи. Чтобы полнее раскрыть характер своего героя, Роллан заставляет его действовать в самых различных ситуациях. Мы видим в его отношении к самому себе, к семье, горожанам, феодалам, труду, искусству, религии. Главное, что определяет характер Кола, это его отношение к труду вообще и к своему ремеслу – искусству в частности. Кола Брюньон крепко стоит на земле, просто смотрит на жизнь, легко относится к смерти потому, что она так же естественна, как жизнь. Его суждения, проверенные здравым смыслом, выковываются в афоризмы, подкрепляются крылатыми народными пословицами.
     Здравый смысл, чувство порядка и рассудочность  — черты, которые принято называть типично французскими, в высокой  степени свойственны и Брюньону. Но не всему, что произносит лукавый и насмешливый мэтр, следует верить безоговорочно. Дочь Мартина, прямая наследница Кола по духу, так отчитывает своего родителя: «Ты бахвал. Тебя послушать, так можно подумать, что ты только глоткой и умеешь действовать: ротозейничать, трезвонить языком, зевать от жажды, да на ворон; что ты спишь и видишь, как бы кутнуть, что ты готов пить, как губка; а ты и дня не проживешь без работы. Тебе хотелось бы, чтобы тебя считали вертопрахом, сорвиголовой, мотом, гулякой, который не знает, что у него в кошельке, туго он набит или налегке; а сам бы заболел, если бы у тебя на дню всякое дело не отзванивало свой час, как на курантах; ты знаешь до последней копейки все, что издержал е прошлой пасхи, и еще не родился тот человек, который бы тебя надул... Простачок, буйная головушка! Полюбуйтесь на этого ягненка! Знаем ваших ягнят: пусти их втроем — волка съедят...» [14, c. 20].
     Прекрасное  чувство единения с природой, сладостное сознание принадлежности к миру труда, живейшая готовность каждое утро заново принять в свои объятия этот звучный, многокрасочный, будто бы специально для тебя сотворенный мир —  вот источник постоянной жизнерадостности Кола Брюньона. В основе жизнелюбия героя также и неистовое любопытство к жизни, жажда познать, понять мироздание, высветлить разумом все сомнительное и спорное.
     На  долю Кола выпадают не одни только радости. Жену Марию он никогда не любил, женился  от усталости, да и из жалости к  ней. Она: «Женщина бережливая, работящая, скромная, честная, словом, преисполненная добродетелей» [14, c. 9]. Когда город окутала чума, жена его умирает, а дом сгорает.
     Жена  Кола Мария – это образ сварливой, ревнивой женщины, которая утратила жизненную силу, «блеск в глазах». Можно сказать, что она была «живым мертвецом». В ней не было той любви к окружающему миру, которая была у Кола. Мария не обладала спокойствием, поэтому в ее семье был разлад, так как спокойствие – это одно из качеств, на которых зиждется семья. Также она всегда жаловалась на свою судьбу, таким образом, разрушая всю атмосферу вокруг себя. Кола попадал в разбухшее от ее раздражения «эфирное пространство» и поэтому чаще бывал вне дома.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.