На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Хохломская роспись. Значение Нижегородской ярмарки. Сохранившиеся памятники архитектуры Костромской земли

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 11.10.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание.
    Хохломская роспись……………………………………………………….……..3
    Значение Нижегородской ярмарки………………….……...………………….10
    Сохранившиеся памятники архитектуры Костромской земли………………20
    Список используемой литературы……………………………………………..24
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     Хохломская роспись
     Хохломская  роспись (Хохлома) - это самобытный русский  народный промысел, существующий более  трехсот лет, уникальное явление  не только в масштабах России, но и в мировом искусстве. Промысел был основан в лесном Заволжье, на территории нынешнего Ковернинского района Горьковской области. Жители селений Новопокровское, Виноградово, Мокушино, Большие и Малые Хрящи, Семино, Кулигино, Скородумово, Воротнево, Шабашево, Медвежково, Рассадино, Скоробогатово и других, расположенных по берегам реки Узолы, испокон веков занимались окраской деревянной точеной посуды.
     Благодаря иконописцам из старообрядческой среды, владевшим древним приемом "вызолачивания" изделий, здесь распространился  своеобразный способ превращения простых  деревянных мисок в "золотые" без  использования драгоценного металла. Традиционная техника, усовершенствованная в наше время, основана на простом принципе. После завершающего этапа отделки изделия - "закалки" - под влиянием высокой температуры покрывающая его лаковая пленка приобретает медовый цвет. Сочетание ее с просвечивающимся металлизированным слоем дает золотистый эффект.
     Хохломские  изделия привлекают не только красотой орнамента. Их ценят за прочное лаковое  покрытие, благодаря которому ими  пользуются в повседневной жизни. В  хохломском блюде можно подать окрошку к столу, в чашку налить горячий чай - и ничего не сделается с деревянным изделием: не потрескается лак, не поблекнут краски. Не случайно во все времена существования поволжского промысла мастера, владеющие "хитростями" изготовления этой "волшебной посуды", попадая по воле судьбы в другие места, основывали там новые центры ее производства.
     И в наше время технология отделки  хохломских изделий продолжает привлекать многих мастеров декоративно-прикладного  искусства. Продолжатели дела безвестных русских мастеров поволжского промысла - наши современники совершенствуют технологию отделки и подготовки хохломских изделий, отбирают наиболее пригодные для термической обработки материалы. Они создали неповторимое искусство кистевой росписи на объемной токарной форме, разработали своеобразные, лаконичные и вместе с тем очень эффектные приемы письма.
     Ассортимент хохломских изделий сформировался  давно. В его основе лежат резные ложкарные изделия и токарная посуда: чашки, миски, поставцы, бочата, солоницы, ложки. В последние десятилетия были созданы новые формы бытовых вещей: комплекты посудных изделий для компота, ухи, салата, ягод, блинов и меда, наборы для кухни -поставки с полками, а также крупные декоративные изделия для украшения жилища - декоративные блюда, панно. В отделке хохломских изделий народные мастера используют несколько вариантов. Все они отличаются температурными режимами, продолжительностью сушки и закалки, тонкостями выполнения приемов. На примере одной из разновидностей отделки видны операции, через которые проходит каждая вещь.
     Изготавливают хохломские изделия из древесины  местных лиственных пород - липы, осины, березы. Из просушенного дерева - тонкомерных "стульчиков", распиленных на толстые  плахи "кряжей", вытесывают болванки и "чураки". В токарном цехе массивная заготовка превращается в задуманное изделие, "чурак" как бы тает под резцом мастера, все лишнее отлетает с легкой белой лентой стружки. Выточенное изделие еще раз сушат и только потом оно попадает к отделочникам, подготавливающим его к росписи. Иногда одно изделие до трех десятков раз проходит через руки мастера-отделочника.
     Полуфабрикат  сушат при температуре 22 - 28 градусов в течение 3-20 дней, в зависимости  от размера изделия. Когда влажность  древесины достигнет 6-8 процентов, сушка закончится. Если влажность окажется больше, изделие может получиться недоброкачественным: с пузырьками - разрывами лаковой поверхности.
     Просушенные изделия шпаклюют. Делают это либо по старинке вапом, либо специальными шпатлевками. Вап - мелкозернистая отмученная глина, разводимая до густоты очень мутной воды. В раствор добавляют 25-50 процентов мела. Проще применять шпатлевку из жидкого мучного клейстера. В приготовленный раствор макают кусок шерстяной ткани и обмазывают им изделие. После просушки операцию повторяют еще раз. Окончательная сушка длится шесть - восемь часов.
     Грунтуют  изделие льняным маслом, которое  наносят полотняной тканью. После  этого ему дают вылежаться 40-50 минут  и только потом обтирают лоскутом, снимая излишки масла. После грунтовки изделие на четыре-шесть часов помещают в сушильный шкаф, где температуру поддерживают на уровне 40-50 градусов. Для сушки изделий по хохломской технологии необходим шкаф, в котором можно регулировать температуру в пределах 30-120 градусов. Высушенные заготовки охлаждают до комнатной температуры и слегка шлифуют.
     Следующий ответственный процесс - покрытие изделия  олифой. Для этого берут натуральную, сваренную из льняного или конопляного  масла олифу. Ее равномерно размазывают  на руках и слегка потирают ими изделие так, как будто моют его. После сушки в течение двух-трех часов при температуре 22- 25 градусов, когда олифа уже не пристает к рукам, но пленка еще не полностью высохла, изделие олифят второй раз, нанося слой потолще. Если древесина впитывает много олифы, как, например, осина, то весь процесс повторяют еще раз, если мало, достаточно проолифить изделие два раза. Как только поверхность изделия приобретет ровный блеск, его можно лудить, то есть покрывать алюминиевым порошком.
     Для нанесения полуды применяют с модельные приспособления - куколки, представляющие собой тампон, к рабочей части которого пришит кусок натурального меха (лучше овчины) с коротко подстриженным ворсом. После полудки изделие приобретает ровный металлический блеск. В таком виде оно и поступает на роспись. К краскам, используемым для росписи хохломских изделий, предъявляют повышенные требования, так как многие из них в процессе сушки и закалки могут выгорать от высокой температуры. Мастера берут термостойкие минеральные краски - охру, сурик, а также киноварь и кармин, сажу, хромовую зелень. Разбавляют их очищенным скипидаром.
     В красильных цехах работают преимущественно  женщины. Художницы сидят за невысокими столами, на низеньких табуретах. При  такой посадке колено является опорой расписываемому предмету. Для хохломских мастериц характерна работа на весу: небольшую токарную вещь, опирая о колено, придерживают левой рукой, а правой наносят орнамент на ее округлую поверхность.
     Такой способ держания расписываемого предмета позволяет легко поворачивать его в какую угодно сторону с любым наклоном. На столе удобно располагают кисти, краски, палитру и находящиеся в работе вещи. Для нанесения простого орнамента применяют штампики, которые вырезают из шляпного войлока, гриба-дождевика и других материалов, хорошо удерживающих краску и позволяющих отпечатать рисунок на изделии. При выполнении мотивов "ягодка", "цветок" часто используют круглые тычки из свернутой капроновой ткани.
     Хохломские  мастера владеют особым приемом  держания кисти, при котором в процессе письма участвуют не только пальцы, но и вся рука, благодаря чему можно проводить одним слитным, неразрывным движением длинные пластичные мазки и серии штрихов на сферических или цилиндрических поверхностях.
     Кисть, положенная на фаланги указательного и среднего пальцев, прижимается к ним подушечкой большого пальца, что позволяет чуть-чуть вращать ее во время письма. Выполняя роспись, иногда слегка опираются на мизинец, прикасаясь им к изделию. Тонкую, с волосяным кончиком кисть ставят почти вертикально к поверхности предмета. Ее обычно ведут к себе, немного вращая в ту сторону, куда изгибается мазок.
     Хохломской  росписи свойственны два типа письма и тесно связанные с  ними класса орнамента - "верховой" и "фоновый". "Верховая" роспись  наносится пластичными штрихами на металлизированную поверхность, образуя свободный ажурный рисунок. Классическим примером верхового письма является "травка", или "травная роспись" с красными и черными кустиками, стебельками, создающими своеобразный графический рисунок на золотом фоне.
     Другая  разновидность верхового письма - "под листок". В ней широко применяются более крупные растительные формы - округлые листики, ягодки, располагаемые  симметрично у стебля. Для "фоновой" росписи характерно применение фона - черного или цветного, тогда как сам рисунок остается золотым. До заполнения фона на расписываемую поверхность предварительно наносят контуры мотивов. Формы больших мотивов моделируют штриховкой. Часто по окрашенному фону пишут мелкий травный узор - "приписку". Более сложным типом фонового письма является "кудрина", названная так за изобилие круглых завитков, которые создают сказочные формы растений, цветов и птиц. После росписи изделие поступает в окончательную отделку, во время которой его натирают олифой, дважды покрывают лаком и ставят на несколько часов в печь для закалки, где температура достигает 150 градусов.
     В настоящее время хохломская роспись  получила большое распространение. Широко известны два ее крупных центра - Семинская фабрика художественных изделий "Хохломской художник" и Семеновское ордена "Знак Почета" производственное объединение "Хохломская роспись", находящиеся в Горьковской области.
     Семинские мастера, продолжатели традиций коренной хохломы, тонко чувствуют красоту  луговых трав, лесных ягод. Они расписывают преимущественно традиционную, старинной формы посуду. Семеновские мастера, горожане, чаще применяют в росписи богатые формы садовых цветов, предпочитая технику росписи "под фон". Они любят точный контурный рисунок и широко используют разнообразные штриховки для моделирования мотивов. Но наряду с основными центрами хохломской росписи возникло много новых производств, выпускающих изделия "под золото".
     Изделия отличаются большим разнообразием. Простые формы деревянной посуды - мисок, чашек и бочат, поставков и кандеек - восходят к традиционной русской утвари. Красивые по пропорциям, крепкие и устойчивые, они создают в доме атмосферу уюта и праздничности. Сельские мастера не склонны к поискам новаторских, эффектных решений, предпочитая набор привычных предметов, оптимальные размеры и пропорции которых стали классическими. Такую отобранную столетней традицией токарного ремесла и уже обладающую высокими художественными достоинствами посуду мастерицы расписывают растительными узорами.
     Живописцы великолепно владеют всеми видами хохломской росписи, они знают и любят золотые узоры кудрины, древнее травное письмо с раскидистыми черными и алыми стеблями, нанесенными каллиграфически точными мазками. Однако в своей работе мастера отдают предпочтение росписи с чернолаковым фоном и чаще пишут знакомые и столь близкие сельскому жителю изображения садовых и луговых цветов, плодов и листьев. Художницы соединяют в одном произведении красоту весеннего цветения природы и ее осенней щедрости, в поэтических образах воплощая мечту земледельца о богатом урожае, благодаря чему расписываемые ими предметы становятся своеобразными символами пожелания благополучия. Столь любимый мастерицами черный фон помогает им достигать большей звучности цветовой гаммы росписи, и растительный узор четче выделяется на нем.
     В своей работе они широко используют особый прием моделировки - наносят  на изображаемые растения цветной контур мягкого оттенка, который сиянием  обволакивает мотивы, придавая им сказочность. Такой загадочно мерцающий орнамент покрывает не только вещи подарочного назначения, уникальные произведения, которые мастера готовят на крупные смотры народного художественного ремесла,- вазы, братины, ковши, но и массовую продукцию колхозного промысла.
     Поверхность ковша-утицы с навесными ковшиками, расписанного ведущим мастером колхозного промысла Антониной Васильевной Разборовой, снаружи и изнутри покрыта узором ветвей лесной яблоньки-дикуши с маленькими румяными яблочками и золотистыми звездочками соцветий. Подобные пятилепестковые цветы, разные по размерам, написаны рядом с земляникой и яблоком, плодами малины, хмеля и крыжовника, гроздьями рябины. Но они настолько органично входят в орнамент, что не возникает сомнений в правомерности таких сочетаний. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Значение  Нижегородской Ярмарки
     Нижегородцам  хорошо известна эта мудрая поговорка: "Петербург – голова России, Москва – ее сердце, а Нижний – ее карман". Метко подмечено народом то основное, чем была насыщена жизнь крупного провинциального города – концентрировать в относительно небольшом пространстве немалые капиталы, заработанные российскими купцами благодаря поддержке царского правительства и городских властей Нижнего Новгорода.
     Всемирную известность получило такое своеобразное явление русской истории, как  Нижегородская ярмарка – широкое торжище отечественного купечества с приглашением иноземных гостей.
     В течение более двухсот лет  население Нижнего Новгорода  оставалось почти неизменным и насчитывало  к рубежу XIX столетия 7678 жителей. На рост и дальнейшее развитие города весьма существенно повлияло перенесение сюда ярмарки, собиравшейся у стен Макарьевского монастыря, что стоял в 100 км ниже по течению Волги. Неудобства, вызванные скоплением многих тысяч людей у поселка с ничтожным числом постоянных жителей, заставили еще на рубеже XIX столетия поставить вопрос о переводе ярмарки в лучший по географическому положению Нижний Новгород. Тогдашний министр торговли Н.П.Румянцев выступил с таким предложением в 1805 г. Однако реальностью оно стало только после пожара в августе 1816 г., дотла уничтожившего незадолго до того построенный ярмарочный Гостиный двор в Макарьеве.
     В 1817 г. ярмарку открыли уже в  Нижнем Новгороде, сперва в виде опыта. В следующем, 1818 г. было принято окончательное  решение о переводе ярмарки в Нижний и тогда же утверждены проекты и начата постройка каменных корпусов Гостиного двора, завершенных в основном к 1822 г. Строительство всего комплекса продолжалось до 1828 г.
     Получившая  мировую известность Нижегородская  Макарьевская ярмарка придавала специфический характер всей жизни волжского города на протяжении целого столетия. В период ее расцвета ежегодно на один летний месяц в Нижний собиралось от ста до двухсот тысяч человек, более чем в два-три раза увеличивая население города. Караваны барж стояли на много километров вверх и вниз по Оке и Волге, оставляя посередине рек только неширокий проход для движения судов. После 1917 года ярмарка возобновлялась на несколько лет в период нэпа и последний раз функционировала в 1929 г.
     Наиболее  подходящий участок, свободный от застройки и находившийся рядом с городом, был найден на левом, низком берегу Оки, между Канавинской слободой и Баранцевым и Мещерским озерами на Стрелке (месте слияния Оки с Волгой). Он хотя и затапливался почти ежегодно весенними паводковыми водами, но своей непосредственной близостью к пристаням и рейду был удобен для ярмарки. Этот участок имел форму прямоугольника, вытянутого в глубину от берега. Такое его расположение и конфигурация, по существу, предопределили основную композицию комплекса с осью симметрии, перпендикулярной реке. Необходимый из-за расположения в низине осушительный канал был запроектирован подковообразной формы и замыкал территорию с запада. Таким образом, этот как бы законченный в себе архитектурный организм раскрывался в сторону города. Чтобы подчеркнуть значение главных строений ярмарки, размещенных вблизи берега, перед ними была устроена площадь, окруженная торговыми корпусами. На противоположном конце центральной оси, где благодаря небольшому повышению рельефа опасность весеннего затопления была меньше, отводилось место для главной ярмарочной церкви. В таком виде и было осуществлено строительство основного комплекса ярмарки.
     Крупные комплексы, проектирование и строительство  которых длится годами, почти всегда являются результатом коллективного труда и подчас сложно бывает определить границы авторства отдельных людей. Когда А.А.Бетанкур, председатель Комитета строений и гидравлических работ, был назначен руководителем проектирования и строительства Нижегородской ярмарки, он выбрал для нее участок на левом берегу Оки. И это естественным образом заставило принять ту схему планировки, какую подсказывал приведенный здесь анализ местных условий, поскольку такая схема вполне разумно удовлетворяла всем необходимым требованиям этого крупного строительства. В качестве руководителя работ А.А.Бетанкур, крупнейший инженер того времени в России, сказался как нельзя более на своем месте: инженерно-утили-тарные вопросы имели для создания этого комплекса весьма существенное, если не решающее, значение. Для связи ярмарки с городом был построен почти 600-метровый плавучий плашкоутный мост. Подковообразный Бетанкуровский канал, получивший имя строителя ярмарки, имел свою систему шлюзов и наполнялся водой посредством двух других каналов, один из которых начинался за 20 км на реке Пыре около Балахны. Основным назначением канала было осушение участка и создание противопожарной зоны, кроме того, предполагалось использовать его для подвоза товаров непосредственно к торговым корпусам. Было широко задумано и остроумно решено обеспечение санитарно-гигиенического состояния территории: вдоль берегов канала проложили две подземные галереи с размещенными в них санитарными узлами.
     Обратимся к книге А.П.Мельникова "Очерки бытовой истории Нижегородской ярмарки (1817-1917)", где подробно рассказывается о различных сторонах торжища: "Бетанкур был один из трех французских инженеров, которых Наполеон I подарил императору Александру Павловичу в 1806 году. Бетанкур привез с собой в Россию целую колонию иностранцев, преимущественно, как говорят, испанцев. Жил Бетанкур широко… Устроив однажды гулянье на лодках по Волге, Бетанкур привез своих гостей на очаровательный остров с прелестным парком и цветниками, где и устроились танцы. Оказалось, что парк был разведен из срубленных только накануне на этот случай деревьев… Бетанкур не окончил работ по ярмарке, потому что попал под суд. Кстати, заметим, под суд попал и губернатор Быховец, как говорят, будто бы оклеветанный. Существовало поверье, что несчастье постигало всех, кто принимал участие в переводе ярмарки от Макарьевского монастыря и вообще так или иначе, волею или неволею, способствовал запустению древней обители".
     Дальнейшая  детальная разработка планировки ярмарки, как и составление проектов отдельных зданий, строившихся в первую очередь, очевидно, должна была входить в обязанности обычно сотрудничавшего с Бетанкуром начальника чертежной архитектора Огюста Монферрана. И в самом деле, в Музее Академии художеств в Ленинграде имеются подписанные им чертежи проекта церкви св. Макария, названной позднее Спасским староярмарочным собором, перспективы и рисунки деталей ряда других зданий ярмарки.
     Основную  массу строений ярмарочного Гостиного  двора составляли шестьдесят однотипных двухэтажных корпусов чисто утилитарного назначения, сорок восемь из них были поставлены рядами перпендикулярно реке Оке. Первые этажи этих зданий, предназначенные для торговли и складов товаров, имели широкие проемы, наглухо закрывавшиеся полотнищами ворот. Тротуары перед ними были перекрыты навесами, образовывавшими галереи по всей длине ярмарочных рядов. Вторые этажи, отведенные под конторы и жилье купцов и приказчиков, освещались небольшими окнами, редко размещенными на гладких плоскостях стен.
     Улицы-проходы  между корпусами замыкались с  одной стороны фасадами Главного ярмарочного дома, с другой – классическими портиками и пагодообразными башенками Китайских рядов. Детали их декора должны были символизировать торговые связи с Китаем и другими странами Азии, как, например, раскрашенные под фарфор скульптуры сидящих китайцев, выполненные по рисункам О. Монферрана и установленные на углах здания. Все это выделяло Китайские ряды среди остальных корпусов, имевших предельно упрощенную архитектуру.
     На  фоне низких монотонных рядов торговых корпусов празднично выделялись крупные объемы Спасского собора и Главного дома, соединенные между собой широким бульваром. В центре Главного дома находился поднятый на высоту второго этажа большой зал для торжеств, балов и всяческих увеселений. Проходы между столбами, на которых основывался зал, были раскрыты на четыре стороны, и, таким образом, можно было свободно пройти через всю ярмарку по оси комплекса. Фасад Главного дома украшал портик коринфского ордера, приподнятый на аркадах нижнего яруса. На время ярмарки в этот дом переезжал губернатор со своей канцелярией, а в боковых корпусах, стоявших по обе стороны от главного, размещались полиция, коммерческий банк, почта и лазарет.
     После смерти в 1824 г. А.А.Бетанкура руководство  строительством ярмарки перешло к инженеру Р.Р.Бауса. Ансамбль получил завершение – по главной его оси за собором поднялась колокольня с жилым корпусом при ней (1826, архитектор А.Л.Леер). В 1828 г. на линии, поперечной к основной композиционной оси, по ту и другую стороны Бетанкуровского канала А.Л.Леером были построены татарская мечеть и армянская церковь: комплекс Гостиного двора теперь был связан с окружающей его не слишком упорядоченной деревянной застройкой — лавками, балаганами, гостиницами и постоялыми дворами, среди которых возвышался объем ярмарочного театра. Дома стояли вдоль улиц, разбитых параллельно осям ансамбля Гостиного двора, который раскрывался к реке и был ориентирован на старый город, раскинувшийся на противоположном, высоком берегу Оки. Таким образом, Нижний Новгород как бы перекинулся за реку и теперь, впервые в его истории, наметилась архитектурная согласованность застройки обоих берегов широкой реки.
     В начале XIX в. некоторые государственные деятели России считали, что после перевода ярмарки в Нижний Новгород «сей город оною возведен будет на степень третьей Государственной столицы». Это предсказание отчасти оправдалось - город стал развиваться ускоренными темпами, в основном сохранявшимися на протяжении всего столетия. Уже к 1825 г. население его удвоилось, достигнув 16 тысяч жителей, а к 1841 г. снова выросло вдвое—до 32 тысяч. В 1824 г. утвержден новый план Нижнего Новгорода, в который была включена Канавинская слобода и территория ярмарки. В плане, подписанном архитектором В.И.Гесте, учтены результаты перепланировочных работ и изменений, внесенных в проект 1770 г. при его осуществлении. Новый проект предусматривал увеличение территории города, в нем больше учитывались особенности рельефа, что значительно сокращало работы по засыпке оврагов и осушению прудов. Сетка улиц нагорной части города, закрепленная проектом планировки 1824 г., в значительной степени сохранилась до наших дней. Конечно, с ростом города план его время от времени уточнялся и изменялся, застройка уплотнялась, а границы города расширялись.
     В результате планировочных мероприятий  в Нижнем Новгороде к XIX в. сложилась  вполне определенная сословная структура  городского плана, что нашло яркое  отражение в старых названиях улиц, сохранявшихся вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции.
     В XVIII—XIX вв. в кремле и рядом с  ним были сосредоточены административные и культовые здания, военные учреждения. Прилегающая к кремлю верхняя часть города была застроена преимущественно домами чиновников и дворянскими особняками, которые еще в первой четверти XIX в. тянулись по всей Большой Покровке, главной дороге к кремлю, — административному центру губернии. Под прямым углом к ней примыкали улицы Дворянская (ныне ул. Октябрьская) и Грузинская, получившая название по расположенной тут и занимавшей целый квартал усадьбе князя Г. А. Грузинского. Обширный сад при его доме, открытый в сторону Черного пруда, в 1830-е гг. использовался для общественных гуляний.
     Внизу по берегам Волги и Оки, ближе к пристаням и складам, размещался торговый район; долгое время здесь был и центр купеческого самоуправления. Место это называлось Нижним Базаром с улицами Торговой, Магистратской, Рыбным переулком, Балчугом с его толкучим мелочным рынком. Жилые дома купечества и зажиточных ремесленников располагались главным образом по улицам, поднимавшимся от пристаней по Ильинской горе и Гребешку, по Ильинке, идущей к Московской дороге. Дальше от центра селились ремесленники и другие бедные слои населения; по их профессиям улицы назывались Прядильной, Ковалихой, Канатной, Ямской. Позже, уже в николаевское время, появились Старые и Новые Солдатские улицы, где отводились участки солдатам, отслужившим двадцатипятилетний срок. Дома их были, в сущности, обычными избами, нередко в одно окно по фасаду, снаружи, однако, имитировавшими формы и детали каменных зданий.
     Открытие  ярмарки, увеличение населения города способствовали активному строительству  церквей. Так, за семь лет, с 1821 по 1828 г., было возведено семь церквей – Живоносовская (1821) внизу под стенами кремля, Алексеевская (1821—1834) в Благовещенском монастыре, Спасский староярмарочный собор (1818 -1822) и другие. Спасский староярмарочный собор был построен по проекту О.Монферрана как центрическое пятикупольное сооружение. Три его фасада имеют тосканские портики с фронтонами, а четвертый, восточный, с выступающим алтарем – обработан пилястрами того же ордера. Завершают собор сферические купола на барабанах, окаймленных ионическими полуколоннами, причем центральный купол значительно превосходит по размерам остальные. В 1886 –1888 годах собор был расширен за счет пристройки угловых помещений; кроме того, были переложены карнизы, что несколько нарушило его первоначальный вид.
     По-новому организуется ансамбль ярмарки. Стремление продолжить и переосмыслить традиции русской архитектуры выразилось в формах и деталях нового здания Главного ярмарочного дома. Победителями конкурса на его проект стали архитекторы К.В.Трейман, А.М. фон Гоген и А.Г.Трамбицкий, а руководил постройкой, законченной к 1890 г., архитектор Н.П.Иванов.
     В 1881 году был сооружен собор Александра Невского. Соединение пяти шатров в  одном здании было основной идеей  проекта губернского архитектора Р.Я.Килевейна, выполненного им в 1865 году. При утверждении проекта по требованию петербургской Комиссии он был весьма существенно переработан. События собора, заложенного в 1868 г., вел тот же Килевейн (при участии Л.А.Даля).
     И сегодня поражают масштабы ярмарки. Для нее было отведено около 150 гектаров. В середине XIX века она представляла собой как бы самостоятельный город с восемью площадями и тридцатью хорошо спланированными замощенными улицами. Главный ярмарочный дом окружали 60 двухэтажных каменных корпусов, в которых размещалось 2500 лавок. Помимо вокруг корпусов ежегодно строились деревянные помещения, в которых насчитывалось еще 2800 лавок.
     В торгах участвовало до 15 тысяч купцов, а численность обслуживающего персонала достигала 105 тысяч человек. Таким образом, вместе с членами семей население этого торгового "города" составляло около 120 тысяч человек. В то время как в самом Нижнем Новгороде проживало, к примеру, в 1877 году 50 тысяч, а в 1897 – 90 тысяч человек.
     Торговля  начиналась практически с 15 июля после  торжественного молебна и подъема флагов ярмарки, а заканчивалась после 10 сентября, когда закрывались лавки, разбирались деревянные балаганы – ярмарка пустела до будущего года.
     Велик был объем продажи товаров. Привоз на Нижегородскую ярмарку в середине XIX века составлял половину всего  ярмарочного оборота России, приближаясь к торговым оборотам Москвы. Среди российских товаров главное место занимали ткани, металлы, изделия из них, пушнина и изделия из нее, кожаные вещи, хлеб, рыба, соль. Из Европы на ярмарку везли инструменты, часы, сукна, вина, кофе, орехи, сухофрукты.
     Обширен и разнообразен был торг с купцами  из Закавказья и Персии, стран Средней  Азии, из других азиатских стран. Из Средней Азии, например, привозили, привозили шелковые и хлопчатобумажные ткани, пушнину, бирюзу, хлопок и пряжу из него, а среди китайских товаров особенно ценились чай, шелковые ткани, жемчуг, фарфор. Нижегородскую ярмарку называли меновым двором Европы и Азии. Она была и выставкой товаров, и всероссийской биржей, которая устанавливала на целый год цены на важнейшие предметы потребления, учитывала спрос и предложение.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.