На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат К проблеме определения понятия

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 12.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Самойлова А.Д.  
Дисурс: К проблеме определения понятия

Вместо  предисловия 
Лингвистическое исследование дискурса представляется актуальным в связи со сменой научной  парадигмы, произошедшей в языкознании  в последние годы. Т.Кун в своей  книге «Структура научных революций» определяет термин «парадигма» как «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений» и представляют собой «ряд повторяющихся и типичных ( quasi - standard ) иллюстраций различных теорий в их концептуальном, исследовательском и инструментальном применении» [7 : 8]. При этом в основе различия парадигм как специфических систем знаний лежит представление об объекте познания и методологии его изучения.
Кратко анализируя историю языкознания, можно отметить следующее. До середины XX века в лингвистике безусловно господствовал формализм, предполагающий сосредоточенность исключительно на языке как абстрактной семиотической системе. Но такое искусственное сужение объекта изучения (только система языка в отвлечении от многообразия ее конкретных воплощений) не могло дать исчерпывающего решения для адекватной интерпретации лингвистического материала, поэтому к 1970 – 80-м годам «формализаторская редукция» языка, игнорирование человеческого фактора, стали восприниматься как слишком очевидные огрубления» [3: 285]. Новая, не формально-структурная, а функционально-коммуникативная, парадигма базируется на утверждении о том, что «никакие языковые явления не могут быть адекватно поняты и описаны вне их употребления» [15: 2].
Итак, мы видим, что изменение системы научных  представлений об объекте изучения привело к расширению сферы изучения языковых фактов, их более глубокому  и всестороннему рассмотрению. «Вот почему одновременно с углублением формальных аппаратов различных лингвистических концепций расширились и границы охвата материала в синтагматике. В поле зрения лингвистов именно теперь оказались «текст», «дискурс» и т.п. как непосредственные объекты описания» [13: 285]. Теперь лингвистов больше интересует не отвлеченная языковая система, а ее реальное воплощение в речи, взятое во всем разнообразии форм этого воплощения.
Дискурс как  новый объект изучения предполагает появление особой отрасли лингвистики, вырабатывающей собственные методы для его исследования, – дискурсивного анализа. Можно с уверенностью утверждать, что «в настоящее время дискурсивный анализ вполне институционализировался как особое (хотя и междисциплинарное) научное направление» [15: 9]. Поскольку «любой дискурс возникает в рамках конкретной ситуации», «анализ дискурса должен дать характеристику того, как в контексте взаимодействия людей, направленного на достижение каких-либо целей, коммуниканты интерпретируют речь и действия» [3: 285]. Дискурсивный анализ также предполагает учет экстралингвистических факторов при описании и объяснении рассматриваемого материала, и это дает исследователю возможность расширить горизонты интерпретации.
Так как исследования в рамках дискурсивного анализа  сравнительно новы для лингвистики, в этой области языкознания существуют три проблемы теоретического характера: 1) определение некоторых понятий; 2) однозначное толкование терминов; 3) систематизация терминологического аппарата. Вследствие этого в данной работе нам представляется необходимым решить эти вопросы на примере анализа такого явления, как дискурс .
К проблеме определения  понятия 
Необходимость комментировать собственное понимание  термина «дискурс» возникает  как в связи его принадлежностью  целому ряду гуманитарных наук [1] , так и вследствие неоднозначности трактовок, существующих для этого понятия непосредственно в современном языкознании [2] . Для объяснения причин сложившейся ситуации достаточно привести цитату из работы голландского исследователя Т.А. ван Дейка «К определению дискурса»: «понятие дискурса так же расплывчато, как понятие языка, общества, идеологии. Мы знаем, что зачастую наиболее расплывчатые и с трудом поддающиеся определению понятия становятся наиболее популярными» [2: 1]. Не останавливаясь на подробной характеристике подходов к решению этой проблемы в современной лингвистике (так как это не входит в задачи нашего исследования), приведем лишь их классификацию, указанную Е.С.Кубряковой в книге «Дискурс, речь, речевая деятельность».
    «Структурно-синтаксический подход: дискурс как фрагмент текста, т.е. образование выше уровня предложения (сверхфразовое единство, сложное синтаксическое целое).
    Структурно-стилистический подход: дискурс как нетекстовая организация разговорной речи, характеризующаяся нечетким делением на части, господством ассоциативных связей, спонтанностью, ситуативностью, высокой контекстностью, стилистической спецификой.
    Коммуникативный подход: дискурс как вербальное общение (речь, употребление, функционирование языка), либо как диалог, либо как беседа, т.е. тип диалогического высказывания, либо как речь с позиции говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такой позиции [6: 7 – 25]» [3] .
В рамках коммуникативного подхода термин «дискурс» трактуется как «некая знаковая структура, которую  делают дискурсом ее субъект, объект, место, время, обстоятельства создания (производства) [8: 172]» [4] . Поэтому «дискурс» может быть кратко определен как «текст в ситуации реального общения» [4: 1].
Ввиду того что  теория дискурса в современной лингвистике  пока ещё находится в стадии становления, нам кажется, что вполне уместной и полезной будет попытка сформулировать свое понимание этого вопроса, которое может отличаться от уже существующих в науке представлений. В построении своей гипотезы о содержании структуры дискурса мы будем отталкиваться от мнения В.И.Карасика, изложенного им в статье «Религиозный дискурс» [4]. Согласно утверждению этого ученого, исследующего текст в совокупности с условиями его порождения, «социолингвистический анализ дискурса… требует учета сложившихся в обществе институтов, таких, например, как образование, медицинская помощь, армия, судопроизводство, политическая деятельность, коммерция, спорт» [4: 1]. В современной науке об обществе социальный институт понимается как «устойчивый комплекс норм, правил, символов, регулирующих различные сферы человеческой жизнедеятельности и организующих их в систему ролей и статусов, с помощью которых удовлетворяются основные жизненные и социальные потребности» [1: 156]. Это социальное образование обусловливает то, что порождаемый его членами текст «содержит в себе признаки собственной социальной и институциональной принадлежности» [11: 3].
Анализируя дискурс  с точки зрения его институциональной  принадлежности, В.И.Карасик выделяет в его модели 4 типа признаков.
1) «Конститутивные  признаки», которые представляют  собой совокупность 5-ти компонентов: 
    а) «людей, рассматриваемых с позиций общения в их статусно-ролевых и ситуативно-коммуникативных амплуа» («участников, условия, организацию, способы и материал общения»);
    б) «сферы общения и коммуникативной среды»;
    в) «мотивов, целей, стратегий, развертывания и членения общения»;
    г) «канала, режима, тональности, стиля и жанра общения»;
    д) «знакового тела общения» («текстов с невербальными включениями»).
2) «Признаки институциональности» конкретизируют конститутивные признаки дискурса «прежде всего по линиям участников общения, … а также по целям и условиям общения», «фиксируют контекст в виде типичных хронотопов, символических и ритуальных действий, трафаретных жанров и речевых клише».
3) «Признаки  типа институционального дискурса»  «характеризуют тип общественного  института» по его «ключевому  концепту». 
4) «Нейтральные  признаки» включают в себя 3 разнородные  составляющие:
    а) «строевой материал дискурса» («то, без чего нельзя обойтись в любом общении»);
    б) «личностно-ориентированные фрагменты общения»;
    в) «моменты институционального дискурса, которые характерны в большей степени для других институтов».
Анализируя предложенную компонентную структуру, можно сделать  следующие замечания. Конститутивные признаки, вероятно, представляют собой элементы структуры «отвлеченного» дискурса, дискурса «вообще», тогда как признаки институциональности – конкретизаторы некоторых из них по отношению к общественным институтам. Но логическим следствием утверждения о том, что «анализ дискурса … требует учёта сложившихся в обществе институтов», является рассмотрение его структуры именно с позиции его принадлежности к социальному институту, а не с обобщенной, отвлеченной точки зрения, поэтому необходимость размежевания признаков конститутивности и институциональности представляется не совсем ясной. Так как понятие «институциональный» применительно к дискурсу подразумевает его принадлежность к какому-то определённому социальному институту, выделение признаков институциональности (принадлежности к институту) и признаков типа институционального дискурса (принадлежности к определённому типу института) также представляется несущественным. Исходя из этих замечаний, мы считаем, что наиболее целесообразным для определения компонентов институционального дискурса является термин конститутивные [5] признаки, представляющие собой минимальный набор составляющих структуры дискурса, необходимых для его правильного понимания . Обобщая все вышесказанное о дискурсе, можно предложить следующую схему:
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИСКУРС 
Конститутивные  признаки (компоненты)
Текст (Лингвистический компонент ) Контекст  (Экстралингвистический компонент )
Эта классификация  не соотносится с теорией В.И.Карасика, не выделяющего эти две составляющие при характеристике параметров институционального дискурса, которыми могут быть измерены его «дифференциальные признаки»: 1) участники, 2) хронотоп, 3) цели, 4) ценности (в том числе, ключевой концепт), 5) стратегии, 6) материал (тематика), 7) разновидности и жанры, 8) прецедентные (культурогенные) тексты, 9) дискурсивные формулы». При этом можно предположить, что параметры 1) – 5) относятся к экстралингвистической составляющей дискурса, тогда как пункты 6) – 9) – к лингвистической. Так как термин «конститутивные признаки» может быть использован не только по отношению к понятию дискурса, но и по отношению к его компонентам, для уточнения значения компонентов дискурса рассмотрим «параметры», входящие в каждый из них.
Лингвистический компонент дискурса (текст)
«Текст –  один из сложнейших объектов лингвистического исследования. Неудивительно поэтому, что наука еще не выработала приемлемого и общепринятого определения текста» [9: 4]. Хотя эти строки были написаны в конце 70-х годов XX века, они остаются актуальными до сих пор. Как благодаря принадлежности этого понятия ряду гуманитарных дисциплин, так и из-за его неоднозначности в пределах языкознания, можно сказать, что в каком-то смысле существует определенное сходство в ситуациях, сложившихся в отношении терминов «текст» и «дискурс» в современной науке.
Достаточно ёмким  определением этого понятия предстает  дефиниция из энциклопедического словаря «Языкознание»: «ТЕКСТ (от лат. textus – ткань, сплетение, соединение) – объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой является связность и цельность. В семиотике под текстом подразумевается осмысленная последовательность любых знаков, любая форма коммуникации,… в языкознании текст – последовательность вербальных (словесных) знаков» [10: 507]. Таким образом, лингвистический компонент дискурса, или текст , – это объединенная смысловой связью последовательность языковых знаков в их речевом воплощении, основными свойствами которой являются связность и цельность.
Экстралингвистический компонент дискурса (контекст)
Для обсуждения составляющих экстралингвистического компонента необходимо продолжить анализ статьи В.И. Карасика.
Автор подразделяет участников институционального дискурса на «агентов» («те, кто играет активную роль в институциональном общении») и «клиентов» (те, кто вынужден обращаться к агентам и выступает в  качестве представителей общества в целом по отношению к представителям института), которые с позиции речепорождения могут быть также обозначены терминами «говорящий (пишущий)», «адресат» и «слушающий (читающий)», «адресант», «реципиент».
Называя хронотоп одним из конститутивных признаков дискурса, исследователь на примере религиозного дискурса указывает на «четкую очерченность» «прототипного места» общения (храм) и «фиксированность» времени (определенные часы религиозных ритуалов, таких как проповедь, исповедь, молитва (в ортодоксальных религиях)).
Однако даже беглый взгляд на реальное положение  дел при религиозном общении  доказывает явную несостоятельность  этого утверждения: возможность  возникновения проповеднического  или исповедального дискурса не зависит  от времени и места (проповедь, к примеру, может происходить и на улице, и в помещении в любое время, когда это необходимо ее участникам). Нашу мысль подтверждает и сам автор, который нарушает собственную классификацию при характеристике молитвы в неортодоксальных религиях: «молитва произносится в различные часы», а «человек обращается к Богу в храме и вне храма». Так как хронотоп несущественен ни для возникновения дискурса, ни для его правильного понимания, в своей характеристике экстралингвистической составляющей мы отказываемся от этого критерия.
Говоря о ценностях  дискурса, В.И.Карасик особо обращает внимание на понятие «ключевого концепта» («сложное мыслительное образование, в котором выделяются образный, понятийный и ценностный компоненты»; «центральные концепты, образующие основу общественных институтов, обладают большой генеративной силой в том плане, что вокруг них концентрируется обширная смысловая область»). Так как эти цитаты недостаточно ясно определяют данное понятие, приведем дефиницию из другой работы ученого: «… концепты (культурные концепты) – «основные ячейки культуры в ментальном мире человека», существующие в виде понятий, знаний, ассоциаций, переживаний в сознании человека... Концепты замещают значения в индивидуальном сознании, суммируя в себе «отклики на предшествующий языковой опыт человека в целом – поэтический, прозаический, научный, социальный, исторический и т.п.», и образуют в своей совокупности концептосферы как индивидуальной личности, так и определенной группы и народа в целом» [5: 1]. Разделяя мнение ученого о важности этого компонента, мы считаем, что ключевой концепт должен рассматриваться в качестве одного из конститутивных признаков дискурса.
Следующим из рассматриваемых  компонентов является цель дискурса, которая, несомненно, представляет собой  одну из важнейших составляющих контекста, так как выступает необходимым  условием коммуникации (то есть, в частности, при вербальной коммуникации текст всегда создается говорящим не просто так, а ради чего-то). Далее в статье мы находим повторное упоминание о «важнейших целях религиозного общения, уточняющих его главную цель» и соотносимых с понятием «стратегия». Во избежание терминологической путаницы мы предлагаем разграничить понятия «цель» и «задача».
Цель  дискурса – это выгодное говорящему (пишущему) изменение сознания и поведения слушающего (читающего), ради достижения которого адресант создает текст.
Задача  дискурса один из этапов достижения цели дискурса, планируемый адресантом.
Определяя молитву, проповедь и исповедь как «жанры религиозного общения», каждый из которых  обладает своими «важнейшими целями» (то есть задачами), лингвист выделяет стратегии в соответствии с этими  жанрами и задачами (например, в жанре молитвы, главной целью которого является «получить поддержку от Бога», реализуется молитвенная стратегия). В связи с этим перед нами встает проблема терминологического обозначения соотношения видов дискурса (которые в работе В.И. Карасика соотносятся с « типами социальных институтов») и составляющих каждого из них (так как, например, в его статье молитва определяется и как «особый тип религиозного дискурса», и как « жанр религиозного общения»). Если соотнести эти явления с классификацией организмов в систематике, можно предложить следующую таблицу:
Классификация  
организмов  
в систематике
Классификация  
объектов изучения  
в дискурсивном анализе
РОД Род дискурса (научный,  рекламный, политический, религиозный,  педагогический и т.д.)
ВИД ( ТИП ) Вид ( тип ) дискурса (у религиозного  рода дискурса: 
проповеднический, исповедальный, молитвенный)

КЛАСС Разновидности дискурса (для  проповеднического вида:  
миссионерская и церковная)

Таким образом, род указывает на принадлежность дискурса к одному из социальных институтов, вид ( или тип ) дискурса – на вхождение в определенный род дискурса, а разновидность – на отнесенность к виду. Что касается употребляемого В.И.Карасиком термина «жанр», то мы считаем необходимым предпочесть ему обозначение «вид» или «род». Это решение обусловлено омонимичностью термина «жанр», который может быть использован для обозначения различных явлений как в литературоведении («группа произведений, выделяемых в рамках родов литературы», которая обладает «определенным комплексом устойчивых свойств» [14: 357]), так и в лингвистике («М.М.Бахтин и ряд других исследователей предложили более широкое понимание термина «жанр», распространяющееся не только на литературные, но и на другие речевые произведения» [15: 3]). Хотя термины «вид» и «род» в толковом словаре даются как синонимы, в рамках предложенной классификации мы предпочтем термин «вид», так как словообразовательно он соотносится со словом «разновидность».
Возвращаясь к  разговору о стратегиях дискурса, можно отметить, что автор не дает определения этому понятию, поэтому мы можем предложить собственную дефиницию.
Стратегия – это общий план реализации коммуникативной задачи адресанта, необходимый для максимально эффективного достижения цели общения и осуществляемый посредством активизации в тексте определённого набора тактик.
Логическим следствием этого определения является истолкование понятия «тактика».
Тактика – практическая реализация микрозадачи адресанта посредством выбора языковых средств, значение которых помогает ее достигнуть.
Микрозадача – один из компонентов осуществления задачи дискурса.
Необходимость введения термина «микрозадача»  связана с логикой структурирования экстралингвистического компонента: если «задача», этап достижения цели, реализуется через «стратегию», являющуюся «планом», то «тактике», одному из «пунктов» этого плана, должен соответствовать определенный компонент задачи, который мы и обозначили как «микрозадача».
Соотношение некоторых конститутивных признаков  экстралингвистического и лингвистического
компонентов дискурса
Контекст  Текст
Целеполагание цель  > задача  >  микрозадача  
> языковое средство
Планирование  действий   стратегия >  тактика> 
 
Прецедентный  текст, который В.И. Карасик считает  одним из конститутивных признаков дискурса, не был определен автором в рассматриваемой статье, поэтому мы опять вынуждены обратиться к его работе «Этнокультурные типы институционального дискурса»: «Особую роль в аккумуляции культурного опыта народа играют прецедентные тексты…, т.е. те тексты, которые должны быть хорошо известны представителю данной культуры. Установлено, что прецедентные тексты существуют в сознании носителей языка как лингвокультурные концепты, апелляция к которым производится в дискурсе путем упоминания, прямой цитации, квазицитации, аллюзии и продолжения» [5: 1]. Указывая на то, что «тексты священного писания» являются прецедентными для религиозного дискурса, ученый утверждает, что они «играют в нем совершенно исключительную роль». Следуя этой логике, необходимо признать прецедентным текстом политического дискурса конституцию, судебного – нормативные акты и т.д. Но мы считаем, что признавать прецедентный текст конститутивным признаком дискурса – неправомерно по двум причинам:
а) Один вид текста не является исключительной принадлежностью одного дискурса (например, текст священного писания может цитироваться как в религиозном, так и в научном дискурсе).
б) В рамках одного дискурса может происходить апелляция  к прецедентным текстам, принадлежащим  разным областям культуры (например, в политическом дискурсе говорящий может сослаться как на научный труд, так и на слова писаний).
Поэтому мы отказываемся от включения прецедентного текста в число конститутивных признаков  дискурса.
На основании  всего вышеизложенного о дискурсе, можно дать ему следующее определение.
Дискурс – текст, создаваемый говорящим (пишущим) для достижения определенной коммуникативной цели, реализующейся через соответствующие ей стратегии и тактики, диктующие выбор языковых средств с необходимым значением.
Схематически  дискурс можно представить следующим  образом.
(ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ)  ДИСКУРС 
Конститутивные  признаки  
(компоненты)
Текст (Лингвистический  компонент) 
Контекст  (Экстралингвистический  компонент) 
Конститутивные   
признаки текста
Конститутивные  признаки  
контекста
·Последовательность языковых знаков, обладающая
    связностью
    цельностью
    Ключевой концепт
    Участники общения
    Цель, задачи и микрозадачи общения
    Стратегии и тактики
Дополнительные  замечания 
Возвращаясь к  вопросу о выделении типов дискурса, можно сказать, что в его основе лежат конститутивные признаки экстралингвистической составляющей. Лингвистическая составляющая, или текст, при неизменности формы выражения может получать различное толкование в соответствии с контекстом. Безусловным признаком выделения рода дискурса может служить ключевой концепт. Внутри каждого из родов этот критерий является общим свойством для каждого из видов дискурса, поэтому отличительные признаки вида формируются на основе разграничения участников общения, их целей, а также задач и соответствующих им стратегий. Учёт микрозадач, воплощающихся в тактиках, не представляется актуальным, так как они, являясь мельчайшими единицами целеполагания и планирования, представляют собой «строительный материал» для осуществления цели и задач любого из видов или родов дискурса.
ЛИТЕРАТУРА 
    Волков Ю.Г., Добреньков В.И., Нечипуренко В.Н. и др. Социология: учебник. – М.: Гардарики, 2003. – 513с.
    Дейк ван Т.А. К определению дискурса // http://www.nsu.ru/psych/internet/bits/ vandijk 2. htm
    Демьянков В.З. Доминирующие лингвистические теории в конце XX века // http: // infolex.ru/DOMINAT.html
    Карасик В.И. Религиозный дискурс // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики: Сб. науч. тр. – Волгоград: Перемена, 1999. – С.5 – 19. http://www.vspu.ru~axiology/vikar.htm
    Карасик В.И. Этнокультурные типы институционального дискурса // Этнокультурная специфика речевой деятельности: Сб. обзоров. – М.: ИНИОН РАН, 2000. – С.37 – 64. http://www.vspu.ru/%7Eaxiology/vik/vikart9.htm
    Кубрякова Е.С. О понятиях дискурса и дискурсивного анализа в современной лингвистике // Дискурс, речь, речевая деятельность: функциональный и структурный аспекты. – М.: 2000, с. 7 – 25.
    Кун Т. Структура научных революций. Логика и методология науки. http:// www. philosophy.ru/library/kuhn/01/00.html
    Леонтьева Е.Ю. Философия, культура, религия. Рациональность и «дискурс» (к постановке проблемы) // http:// www. ebiblioteka.ru /sources/ article. jsp?id=2800039
    Лосева Л.М. Как строится текст: пособие для учителей / Под ред. Г.Я.Солганика. – М.: Просвещение, 1980. – 94 с.
    Николаева Т.М. Текст // Языкознание. БЭС / Под ред. В.Н. Ярцева. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. – 700 с.
    Рябинская Н.С. Текст и социальная структура. http://soc.lib.ru/su/107.rar
    Современный словарь иностранных слов: около 20000 слов. – М.: Русский язык, 1999. – 742 с.
    Сусов И.П. История языкознания: учебное пособие для студентов старших курсов и аспирантов. – Тверь, 1999. http:// www. englspace. com/dl/details/susov.shtml
    Хализев В.Е. Теория литературы: Учебник. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Высшая школа, 2002. – 437с.
    Энциклопедия Кругосвет (Дискурс / Проповедь). http:// www. krugosvet. r u/articles/82/ 1008254/1008254a1.htm
 
[1] «Дискурс – объект междисциплинарного изучения. Помимо теоретической лингвистики, с исследованием дискурса связаны такие науки и исследовательские направления, как компьютерная лингвистика и искусственный интеллект, психология, философия и логика, социология, антропология и этнология, литературоведение и семиотика, историография, теология, юриспруденция, педагогика, теория и практика перевода, коммуникационные исследования, политология» [15: 1].
[2] «Дискурс может пониматься: а) как текст в различных его аспектах; б) как связная речь (З.Харрис); в) как актуализованный текст в отличие от текста как формальной грамматической структуры (Т. ван Дейк); г) как когерентный текст (И.Беллерт), д) как текст, сконструированный говорящим для слушателя (Дж.Браун, Дж.Юл); е) как результат процесса взаимодействия в социокультурном контексте (К.Л.Пайк); ж) как связная последовательность речевых актов, т.е. как образование, включённое в коммуникативно-прагматический контекст, в отличие от текста как последовательности предложений, отвлечённой от коммуникативно-прагматического контекста (Н.Д.Арутюнова, И.П.Сусов,); з) как единство, реализующееся как в виде речи, т.е. в звуковой субстанции, так и в виде текста, т.е в письменной форме (В.В.Богданов); и) в философии — как рассуждение с целью обнаружения истины (Й.Хабермас)» [13: 170].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.