На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Российская империя и Кавказ в первой половине XIX в.

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 12.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


РОССИЙСКАЯ  ИМПЕРИЯ И КАВКАЗ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.
Значение  Кавказа для России в XIX в. 
 

     Начиная с царствования Петра I, Северный Кавказ и Закавказье приобретают для русского правительства все большее военно-политическое значение, которое постепенно возрастает во второй половине XVIII и в начале XIX вв., когда особенно обостряются противоречия между соперничавшими западно-европейскими державами, в частности между Францией, традиционной “покровительницей” Востока, и Англией, только что утвердившей свое господство в Индии и стремившейся распространить его на весь Ближний и Средний Восток. В силу своего географического положения Закавказье становится главным плацдармом для развертывавшейся борьбы России против влияния Англии и Франции на Востоке.
     Не  случайно заключенный в 1783 году в Георгиевске русско-грузинский трактат, по которому Грузия приняла протекторат России, вызвал не только крайнее раздражение Турции и Персии, но и острое недовольство Англии и Франции. Каждая из этих держав стремилась превратить Турцию и Персию в орудие своей политики, подчинить их себе и использовать в борьбе против России.
     Кавказ  издревле являлся во всех отношениях уникальной точкой на Земном шаре. Это определялось, прежде всего, его промежуточным положением между Азией и Европой, а также геополитическим значением в ходе исторического процесса. Через Кавказ проходили многие торговые пути, связывавшие Юг и Север, Восток и Запад. Черноморское побережье Кавказа имело важное стратегическое значение в укреплении военного и экономического влиянии в Черноморском регионе. Обладание Каспийским побережьем открывало дорогу в Среднюю и Центральную Азию. Не случайно на протяжении веков на Кавказ обрушивались, потоки многочисленных завоевателей – арабов, монголо-татар, турок-сельджуков, персов и других.
       Основная масса переселенцев в Предкавказье – в том числе и казаков – была помещена туда директивным путем – для закрепления и охранения территории.
     После завершения Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода русской  армии император Александр I, к словам которого прислушивалась вся Европа, с удивлением обнаружил, что народы Северного Кавказа, выразившие покорность еще его бабке Екатерине II, фактически считают себя независимыми от России. Петербург уже не мог с этим мириться, так как Кавказ в 20-е гг. XIX в. приобрел для России неизмеримо большее геополитическое и стратегическое значение, чем прежде. В составе империи он открывал широкие перспективы для развития торговли через черноморские порты, а также Астрахань, Дербент, Кизляр на Каспии. Преобладание России на Кавказе в геополитическом плане способствовало укреплению ее южных границ по естественным горным преградам, давало возможность военно-политического давления на Турцию и Персию. Совершенно необходимо было обеспечить устойчивую связь с недавно присоединенным Закавказьем.
     С точки зрения стратегических интересов особое беспокойство России еще с конца XVII-начала XIX вв. вызывало английское вмешательство в кавказские дела. Великобритания рассматривала этот регион, с одной стороны, как средство политического давления на Россию, с другой – как фактор зашиты своих интересов на Среднем и Ближнем Востоке. В своих амбициях политические деятели Англии зашли настолько далеко, что рассматривали Кавказ как “средство защиты своих интересов в Индии”. Рвалась на Кавказ, на Черное море и Каспий и британская буржуазия.
     Во  второй главе — «О племенах Россию населяющих» Павел Пестель говорит: «Земля, в которой они (горцы) обитают издревле, известна за край благословенный, где все произведения природы с избытком труды человеческие награждать бы могли и который некогда в полном изобилии процветал, ныне же находится в запустелом состоянии и никому никакой пользы не приносит, оттого что народы полудикие владеют сей прекрасной страной. Положение сего края сопредельного Персии и Малой Азии могло бы доставить России самые замечательнейшие способы к установлению деятельнейших и выгоднейших торговых сношений с Южной Азией и следовательно к обогащению государства. Все же сие теряется совершенно оттого, что кавказские народы суть столь же опасные и беспокойные соседы, сколь ненадежные и бесполезные союзники».[7;82] 
 

Причины начала войны 
 

     Русские появлялись на Северном Кавказе не только в составе войск. В поисках лучшей доли сюда устремлялись тысячи крестьян, бежавших от помещичьего гнета. Первые поселенцы появились в горах и предгорьях ещё в XVI в. В бассейне р. Терек и на гребнях притеречных холмов возникли станицы (поселения) терских казаков. Россия всё теснее общалась с населением Северного Кавказа. Русские переселенцы столкнулись с людьми иной культуры, иных традиций, иного образа жизни. Взаимное сближение не обходилось без ссор и конфликтов. В XIX в. напряжение в межэтнических отношениях усилилось. Кавказская война – многосложное явление. Она вовсе не сводилась к противостоянию между Россией и горцами или к постулатам о «национально-освободительной войне против самодержавия», либо о «реакционной» сущности движения во главе с Шамилем. Строго говоря, Кавказская война – это растянувшаяся на десятилетия серия военных конфликтов. Многие; кавказоведы связывают начало войны с активизацией России на Кавказе после назначения Главным начальником Кавказского края А.П.Ермолова (1816). Тем самым истоки, корни войны они усматривают в излишне жестокой политике Ермолова и, следовательно, в самом факте кавказской экспансии Российской империи.
     После завершения Русско-турецких и Русско-персидских войн 1800-1820-х гг. Россия всё больше укреплялась в Грузии и присоединила Северный Азербайджан. Между Предкавказьем и Закавказьем оставалась, не контролируемая ею зона Большого Кавказа. Следовательно, сама логика геополитического развития вынуждала империю приняться за окончательное и полное присоединение горских земель, оказавшихся со всех сторон окружёнными российскими владениями. К тому же горцы проявляли себя как довольно беспокойные соседи. Они не только налаживали торговый обмен с окрестными регионами. В казачьих станицах, что были расположены вдоль Кавказской линии, интенсивно развивалась хозяйственная жизнь, быстро росло благосостояние. Это неизбежно вызвало переориентацию горских набегов с южного (грузинского) направления на более прибыльное северное.
     В связи с этим Ермолов предложил  императору конкретную программу замирения неспокойного региона, рассчитанную на два года. Предполагалось перенести Кавказскую линию с Терека на Сушку; одновременно устанавливалась военная блокада для предотвращения набегов на станицы.
     Сквозь  густые леса в горах войска стали  прорубать просеки и насильственно  переселять горцев на равнину, под присмотр российских гарнизонов. Недовольство местного населения не заставило себя ждать и всё более нарастало. Одними из первых возмутились дагестанские ханы и старейшины «обществ» Акуша-Дарго и Табасарани (Дагестан). Ермолов жестоко подавлял любые выступления.
     Набеговая система – это явление, обусловленное закономерностями общественного развития некоторых народов Северного Кавказа. Оно характерно для эпохи распада родового строя и формирования начальной государственности. Разрушение первобытных, архаичных социальных структур неизбежно сопровождается ростом набегов как средства добывания материальных благ. Набеги способствовали как росту власти и богатства знати, так и удовлетворению материальных запросов рядовых горцев. Именно такие процессы разворачивались в тейпах Чечни и многих «обществах» Дагестана, когда Россия своим проникновением на Кавказ вмешалась в естественный ход вещей. Имперская военная машина создала препятствия для практики  набегов. Следовательно, со временем Россия превратилась во враждебную сторону.
     По  мере присоединения или завоевания кавказских территорий перед Россией вставала проблема управления ими. Предстояло найти такую форму имперского присутствия в этом регионе, которая прежде всего позволит обеспечить там социально-политическую стабильность, необходимую в том числе для решения текущих и грядущих внешнеполитических задач. Дело осложнялось целым рядом факторов. С точки зрения языка, религии, культуры, внутреннего устройства, кавказские государственные, полугосударственные и догосударственные образования были неоднородными. Внутри них зачастую царили раздробленность и усобицы, а между ними — вражда и соперничество, чаще всего за «местную» гегемонию. Административно-судебное единообразие, да и то порой условное, существовало лишь в пределах одной территориально-политической единицы – будь то царство, княжество, ханство, союз общин и т. д. Однако пользы от такого единообразия, как правило, было немного, ввиду произвола правителей и феодалов, хаоса в поземельных отношениях и налогообложении, в силу междоусобных раздоров и разбоев, сопровождаемых нескончаемой кровной местью.
     «Сии народы не пропускают ни малейшего случая для нанесения России всевозможного вреда, и одно только то средство для их усмирения, чтобы совершенно их покорить; покуда же не будет сие в полной мере исполнено, нельзя ожидать ни тишины, ни безопасности, и будет в тех странах вечная существовать война. Насчет же приморской части, Турции принадлежащей, надлежит в особенности заметить, что никакой нет возможности усмирить хищные горские народы кавказские, пока будут они иметь средство через Анапу и всю вообще приморскую часть, Порте принадлежащую, получать от турок военные припасы и все средства к беспрестанной войне» Во второй главе — «О племенах Россию населяющих» — Пестель решительно развил свои соображения: «Кавказские народы весьма большое количество отдельных владений составляют. Они разные веры исповедуют, на разных языках говорят, многоразличные обычаи и образ управления имеют и в одной только склонности к буйству и грабительству между собой сходными оказываются. Беспрестанные междуусобия еще больше ожесточают свирепый и хищный их нрав и прекращаются только тогда, когда общая страсть к набегам их на время соединяет для усиленного на русских нападения. Образ их жизни, проводимой в ежевременных военных действиях, одарил сии народы примечательной отважностью и отличной предприимчивостью; но самый сей образ жизни есть причиной, что сии народы столь же бедны, сколь и мало просвещенны». [7;83]
     Заключенный в 1783 году в Георгиевске русско-грузинский трактат, по которому Грузия приняла протекторат России, вызвал не только крайнее раздражение Турции и Персии, но и острое недовольство Англии и Франции. Каждая из этих держав стремилась превратить Турцию и Персию в орудие своей политики, подчинить их себе и использовать в борьбе против России.
     В начале XIX столетия сюда зачастили английские тайные агенты из специальной группы, возглавлявшейся Д. Уркартом: Белл, Лонгворт, Найт. [9;64]
     Разумеется, лондонских политиков меньше всего  беспокоила судьба горских племен Северного  Кавказа. Эти народы интересовали дельцов  из Сити и политиков из Форин оффис лишь в качестве орудия расшатывания политической стабильности в причерноморском регионе, разрушения добрососедских отношений между Россией и Турцией. Английские интриганы получали существенную поддержку ряда османских и горских феодалов, традиционно враждебных русским.
     Уркарт  с ведома и согласия Понсонби помогал  отправке в Черкесию пороха и оружия, руководил действиями проникавших туда английских осведомителей, вел с ними секретную переписку, снабжая инструкциями и направляя послания для местной родоплеменной знати со всякого рола соблазнительными предложениями и посулами. Следуя указаниям Уркарта и Понсонби, английские агенты обманывали горцев лживыми обещаниями скорой присылки из Порты и даже от египетского паши огромного флота и войска, открытого вмешательства Англии, составляли от имени черкесов различные послания к Порте н британскому королевскому двору с просьбами о помощи. Жившие подолгу на Черноморском побережье Белл, Лонгворт, Стюарт, Найт и другие английские резиденты побуждали местную знать к военным действиям против России. Но горцы столь часто обманывались в своих ожиданиях получить эффективную британскую помощь, что в конце концов просто перестали в нее верить. Да и занятость Англии колониальной политикой в Индии и других странах не позволяла ей в 30-40-х годах пойти на серьезный конфликт с Россией. Однако Британия не упускала ни малейшей возможности нанести ущерб престижу российской политики.
     Среди основных факторов, вызывавших напряженность в отношениях горцев с русскими властями, необходимо назвать экстремистскую позицию мусульманского духовенства, обретавшего не без тайной поддержки Порты все большую политическую власть и влияние, особенно в горных селениях Северного Кавказа. Примечательно, что исповедание мюридизма не позволяло горцам уживаться с иноверцами. Между тем пол одной крышей с мюридом-фанатиком многие месяцы мог жить английский шпион (протестант или католик), и муллы поощряли такую противоречащую заповедям Корана практику.
     Итак, можно выделить группу причин, которые  вызвали вооруженный конфликт на Кавказе: отсутствие четкого плана  действий у правительства, постоянная смена наместников; противоречия кавказских народов между собой и с русскими переселенцами. Нельзя не отметить влияние этнических особенностей: кавказские горцы всегда занимались набегами, грабежами и разбоем. Также важную роль сыграли появление радикальных исламских движений на Кавказе и старания европейских государств (Англия, Франция, Турция) подорвать стабильность в регионе, чтобы остановить продвижение России за Кавказ.  
 

ХОД ВОЙНЫ
Боевые  действия 
 

     Следует отметить, что ни Александр I, ни позднее Николай I, ни крупные сановники в Петербурге не представляли себе всей сложности задуманного дела, наивно полагая, что оно может быть выполнено в сжатые сроки, с минимальными людскими и финансовыми потерями.
     Ермолов, прибыв на Кавказ, пришел к прямо противоположному мнению. Он полагал, что исполнение поставленной перед ним задачи потребует как длительного времени, так и значительных материальных и человеческих ресурсов. «Кавказ, – писал он, – это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Надо штурмовать ее или овладеть траншеями». Сам он высказался за осаду. Идея длительной войны осадного характера выразилась в сооружении военных линий, создании кордонов против Чечни и горного Дагестана для предотвращения широко распространенной среди горских народов так называемой набеговой системы.
     В 1817-1819 гг. Ермоловым были построены  крепости Грозная и Внезапная, что  дало возможность контролировать плодородную долину реки Сунжа (Сунженская укрепленная линия). Для обороны Военно-Грузинской дороги был создан второй кордон - от Моздокской крепости до Дарьяльского ущелья. Он должен был защищать грузинское направление от набегов чеченцев. В 1821 г. возведена крепость Бурная (ныне - Махачкала), прикрывавшая южные районы и каспийское побережье Дагестана. [11;108]
     Одновременно  со строительством укрепленных линий Ермолов в ответ на продолжавшиеся набеги чеченцев, черкесов (общее название племен, проживавших на Северо-Западном Кавказе) и адыгов предпринимал военные экспедиции в Чечню, Ингушетию, Кабарду, Закубанье. Они имели явно выраженный карательный характер, сопровождались излишней жестокостью по отношению к мирному населению. (Однако следует подчеркнуть, что горцы первыми использовали варварские методы, а понятие мирное население носило условный характер.)
     В бесконечных кровавых стычках русские  солдаты постоянно сталкивались с действиями, обусловленными горским менталитетом и предписаниями Корана: «В возмездии – жизнь: душа – за душу и око – за око, и нос – за нос, и ухо – за ухо, и зуб – за зуб, и раны – отмщение». Это порождало их ответную жестокость. [5;21]
     Попытки Ермолова привлечь местную знать  на сторону России, в том числе  используя подкуп, не давали желаемого эффекта.
     Таким образом, действия Ермолова на Кавказе не только не привели к желаемому результату - окончательному покорению горцев, но и явились одной из причин складывания особой антирусской идеологии – мюридизма.
     Идеология кавказского мюридизма начала формироваться  в условиях антироссийского движения, а также внутренних социально-политических процессов среди горских народов. Мюридизм не являлся сектой, не отличался от ислама ни в обрядах, ни в учении. Его основной особенностью была вера в то, что пророк Аллаха Мухаммад выдвигает из народа новых пророков, которые стараются сохранить учение Корана в чистоте; правоверные должны повиноваться им как избранным людям. Этим пророкам, отказавшись от всего земного, должны служить их последователи-мюриды.
     Основателями  мюридизма стали Мухаммед Ярагский, духовный глава Дагестана, и Гази-Магомед (Кази-мулла). Первоначально они считались учениками известного на Кавказе богослова, шейха Джемал-эд-Дина. Его взгляды опирались на одну из разновидностей имама – тарикат. Он подразумевал равенство всех мусульман, стремление к чистоте магометанской веры, постоянные занятия молитвами, раскаяние в грехах, повиновение «ниспосланной книге» (Корану), испрашивании прощения у обиженных и т.д. [3;23] 

     Эти исключительно теологические идеи Гази-Магомед быстро трансформировал  в политические лозунги всеобщего равенства, истребления ханов и всякой наследственной власти, объединения правоверных для священной войны против русских. Таким образом, из тариката были взяты на вооружение лишь отдельные принципы. Гуманистические же начала тариката, в том числе об испрашнвании прощения у обиженных были отброшены.
     Новая теория легла в основу объединения, горцев и создания теократического  государства. С точки зрения внутрикавказской позиции, это означало уничтожение  наследственной власти ханов и беков, лишение их права на собственность и закон. Объективно идеи мюридизма отвечали  потребностям средних слоев населения — узденей.
     В течение 1826-1829 гг. религиозная организация  Кази-муллы постепенно переросла  в политическое движение под лозунгом мюридизма-газавата. В 1829 г. собравшиеся в ауле Гимры руководители решили начать войну против России. Своим имамом они провозгласи Кази-муллу.
     В годы своего правления (1829-1832) Кази-мулла  ставил своей главной задачей  не только борьбу против русских, но и  создание на Северном Кавказе территории, полностью контролируемой имамом. С этой целью он совершил попытку подчинить себе аварских ханов (1830), вторгся в шамхальство Тарковское (1831). Для прорыва русской блокады он осадил крепость Бурную, которую, однако, не смог взять.
     Развертывание движения Кази-муллы означало провал деятельности Ермолова на Кавказе, что  привело к его смещению. Вместо него Николай I назначил Паскевича. В 1830г. Паскевич обратился со специальной «Прокламацией к населению Дагестана и Кавказских гор». В ней он обвинил имама в «возмущении спокойствия» и в ответ объявил ему войну. С этого момента Россия была прочно втянута во внутренние раздоры народов Северного Кавказа. Развернулась затяжная Кавказская война.
     Как уже отмечалось, расчеты Николая  I, Паскевича и других русских государственных деятелей на быструю войну провалились. Этому способствовали географические условия Северного Кавказа, своеобразие менталитета горских народов, их приверженность идеям ислама и газавата. России постоянно не хватало военных сил и материальных ресурсов. Она не имела единой стратегии и тактики войны, часто меняла способы покорения горских народов. В рапорте Паскевича Николаю от 6 мая 1830 г. видна его растерянность перед происходившими на Кавказе событиями. «К исполнению воли Вашего Императорского Величества, – писал он, – я не упущу употребить все предоставленные мне способы, но между тем, учитывая известную воинственность горцев, местность, удобную к упорнейшей обороне... я могу не признать выполнение сего предположения весьма трудным в столь короткое время… Самые вернейшие расчеты и успешнейшие начала в войне могут быть изменены малейшими неблагоприятными обстоятельствами и посему невозможно определить с достоверностью времени, в которое предположенный план должен быть выполнен». [3;24]
     В 1830-1831 гг. война протекала с переменным успехом. В 1831г. отряд Кази-муллы  совершил очередной набег, захватил Кизляр и подверг его жестокому  разграблению. Однако во время отступления  потерпел крупное поражение от русских. В 1832 г. Кази-мулла укрылся в Гимрах. Русские войска под командованием Г.Б.Розена, сменившего Паскевича на Кавказе окружили этот аул и в упорном бою захватили его. Кази-мулла с немногими оставшимися  в живых мюридам решил пробить себе дорогу в рукопашном бою через ряды русских солдат, но был заколот штыками.
     Преемником  убитого имама был избран аварец Гамзат-бек, один из видных деятелей кавказского мюридизма. Из-за ранения, полученного в ходе сражения в Гимрах, Шамиль – естественный преемник Кази-муллы и его основной соратник с самого начала движения – не участвовал в выборах. Вынесенный с поля боя верными ему людьми, он несколько месяцев лечился в ауле Унцукул у своего тестя, известного в Дагестане лекаря.
     Гамзат-бек, второй имам (1832-1834), родился в 1769 г. на территории Аварского ханства. Происходил из знатного рода. В 1830 г. он примкнул к движению Кази-муллы и с "тех пор сделался верным сподвижником и помощником имама. Приняв титул имама, Гамзат-бек располагал небольшой сферой влияния и незначительными военными-силами. Поэтому его действия  против русских были малоэффективными. Попытка расширить территорию имамата за счет земель аварских ханов закончилась кровавой распрей. В 1834 г. Гамзат-бек занял ряд деревень, начал военный поход на Хунзах (Аварское ханство), пытаясь лринудить к выступлению против России его владетельницу Паху-бике. Во время переговоров в лагере Гамзат-бека его мюриды убили сыновей владетельницы. На следующий день Гамзат-бек занял Хунзах и казнил Паху-бике. Однако в результате заговора по горским канонам кровной мести Гамзат-бек был убит.
     В 1854г. новым имамом стал Шамиль. Одной из главных своих задач Шамиль считал продолжение насильственного распространения ислама и замену адатов законами шариата. При нем исламский фактор играл решающее значение. Любое неподчинение Шамилю и нарушение запретов, установленных в Коране, сурово карались вероотступничество.
     Вторая  основная задача заключалась в организации  вооруженных сил. В различные  годы Шамилю удавалось выставлять против русских от 10 до 20 тысяч человек. Более широкий характер приняла набеговая система.
     Имамат  был расположен в южной части  Чечни и северных районах Дагестана. Он делился на округа, которыми управляли  наместники Шамиля – наибы. Военно-административный аппарат составляли мюриды (400 человек). [6;183]
     Создав  теократическое государство, Шамиль сосредоточил в своих руках военную, административную и религиозную власть.
     Во  второй половине 1830-хгг. между русским  Кавказским корпусом и отрядами Шамиля велись активные военные действия. Первоначально русские войска вытеснили мюридов из большей части Аварии. К 1837 г. Шамиль сохранил влияние лишь на части территории Нагорного 
Дагестана. Штурм Ахульго 29 августа 1839г. принес русским успех, но Шамиля нигде не нашли. Как выяснилось, ему с семьей и несколькими мюридами удалось прорваться сквозь линию блокады. Падение Ахульго завершило первый этап Кавказской войны, и явилось для Шамиля подлинной катастрофой. Его войско было разбито, сам имам лишь непостижимым образом избежал гибели, подвластные ему общества вынуждены были подчиниться русскому командованию.

     Вначале 1840г. имама, скрывавшегося в севернодагестанских аулах, разыскали чеченские посланцы и предложили ему встать во главе их народа.
     1840-е  гг. стали периодом наивысших  политических и военных успехов  Шамиля. В 1841 г. он совершил  ряд набегов в Тушетию и  Хевсуретию (на территорию Грузии). К Шамилю присоединился знаменитый Хаджи-Мурат, назначенный им аварским наибом. Далее на его сторону перешел Кибит-Магома. В 1842 г. Шамилю удалось нанести тяжелое 
поражение генералу Граббе в ичкерийских лесах.

     Несмотря  на полученные подкрепления, русские войска продолжали терпеть поражения от Шамиля. В 1843г. он уничтожил значительное количество русских гарнизонов. Авария и Нагорный Дагестан оказались полностью в его руках. Русские потеряли около 100 офицеров, более 2 тысяч солдат, 27 орудий. [17;160] В результате главнокомандующий на Кавказе Головин был заменен генерал-адъютантом А. И. Нейдгардтом, а командующий войсками на Кавказской линии Граббе – генерал-лейтенантом В.И.Гурко. Их действия оказались также малоэффективными.
     Последнюю свою крупную победу Шамиль одержал  в 1845 г. во время предпринятой новым наместником Кавказа М.С.Воронцовым карательной экспедиции в районе аула Дарго. Русские войска вынуждены были отступить, потеряв всю артиллерию и множество боеприпасов.
     В 1846 г. имам вторгся в Осетию и Кабарду, намереваясь отодвинуть границы  своего государства далеко на запад и в перспективе присоединить Черкесию.
     После своего поражения в 1845 г. Воронцов, наконец, сменил тактику прямолинейных карательных экспедиций на более гибкую.
     С 1846 г. Воронцов приступил к плавному продвижению в горные районы, солдаты  прорубали просеки в лесах, и кольцо осады вокруг имамата сужалось. После Ермола стал широко и беззастенчиво использоваться подкуп местных владетелей. 
 

Действующие лица Кавказской войны: российские офицеры и кавказские лидеры 
 

     Ермолов. В 1816 году командиром Отдельного Грузинского (с 1820-го — Кавказского) корпуса и управляющим гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях (фактически наместником) был назначен генерал А. П. Ермолов. Он был одним из тех, кто понял, что на территории, где кончается власть Христа и русского императора и начинается власть Аллаха и местных правителей, нормы европейского международного права не действуют. Надежды его предшественников на «дипломатическое» разрешение частых конфликтов на территории Северного Кавказа (набеги, похищения офицеров ради получения выкупа, угон гражданского населения для продажи в рабство) не оправдывались. Выяснялось, что местные владетели не обладают достаточной властью, авторитетом, а зачастую и желанием препятствовать обычным для того времени ремеслам горцев. Многие вообще относились к жалованью русского царя скорее как к дани. К 1817 году Ермолов принял решение перейти к активным действиям по установлению жесткого контроля над ситуацией на Северном Кавказе. Фактически он стал действовать по тому же «праву сильного», которое, как ему казалось, признают в Азии наиболее авторитетным. Из представителя европейского государства Ермолов все больше становился восточным правителем с большой военной дружиной. Как заметил один историк, «Ермолов покорял Кавказ, Кавказ покорял Ермолова».[11;108]
     Ермолов принял твердое решение жестоко  наказывать не только «разбойников»  и тех горцев, которые их покрывают, но и тех, кто не ведет с ними борьбу. Ермолов начал военно-экономическую  блокаду Северного Кавказа, выселяя «немирных» горцев с плодородных равнин, прорубая сквозь дремучие чеченские леса просеки, позволявшие свободно перемещаться войскам, и продвигая пограничную линию в глубь территорий горцев. Именно перенесение пограничной линии от станицы Червленой к самым подножиям гор, к реке Сунже, с основанием там крепости Грозной, а также разрешение преследовать совершающих набеги черкесов за пограничную реку Кубань (1818) считается началом почти полувековой Большой Кавказской войны. На протяжении 1818-1820 и 1825-1826 годов Ермолову пришлось лично возглавлять «умиротворение» горских правителей — подданных России, поднявших ряд восстаний в Чечне и Дагестане, Жестокость Ермолова в отношении непокорных горцев принесла ему имена Ярмуп (дитя собаки)и Ермулла, которые запомнились надолго. В 40-е годы аварские и чеченские жители могли заявить русским генералам: «Вы всегда разоряли имущество наше, жгли деревни и перехватывали людей наших...» [8;68]
     Шамиль. Шамиль в детстве избегал общества сверстников. Молчаливый, мечтательный и своенравный подросток вызывал неприязнь у молодых односельчан, у него был только один друг – Гази-Мухаммед, сын Исмаила (старше его на несколько лет). О нем даже Шамиль говорил: «Он молчалив, как камень». Друзья жили в аварском ауле Гимры через два дома друг от друга и были неразлучны. Гази-Мухаммед готовил себя к духовной службе, часами проводил за молитвами, а Шамиль, хотя и начал читать Коран в 6 лет, поначалу стремился к физическому совершенствованию.
     Но  упорное стремление Гази-Мухаммеда  к духовному совершенству заставило и Шамиля заинтересоваться учебой. Постепенно религиозные представления Гази-Мухаммеда, а под его влиянием и Шамиля привели их к принятию особого мусульманского учения – мюридизма. «Христианский русский царь хочет владеть правоверными, как владеет своими мужиками, - рассуждали Гази-Мухаммед и Шамиль, - значит, нужно и с ним вести войну за свободу».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.