На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Юридическая и фактическая ошибка в уголовном праве РФ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 13.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Введение 

    В условиях быстрого развития современных  общественных отношений все чаще проявляется несогласованность  между действующим законодательством  и реальными условиями общественного  бытия. Объясняется это тем, что  многие привычные явления обретают новое социальное значение. Сказанное относится и к уголовному законодательству, развитие которого наглядно показывает, что эффективность применения уголовно-правовых норм и институтов зависит от того, насколько они соответствуют требованиям современности. Актуальность проблемы юридических ошибок в современном отечественном уголовном праве состоит в том, что в каждом совершенном преступлении вина носит индивидуальный характер, позволяя исследовать особенности психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию и вредным последствиям. В этой связи важное значение приобретает исследование вопроса об уголовно-правовой ошибке, когда лицо неверно оценивает юридические или фактические обстоятельства совершенного деяния, поскольку ошибка субъекта при совершении преступления влияет на содержание, форму, степень и объем вины, определяет квалификацию содеянного, пределы уголовной ответственности и наказания, а также применение многих институтов уголовного права уголовного права в следственной и судебной практике. Актуальность данной темы заключается еще и в том, что 
исследование проблемы раскрытия содержания «ошибки» позволит наиболее полно отграничивать виновно совершенные преступления в уголовном праве, не допуская объективного вменения, что будет способствовать дальнейшему укреплению законности в сфере применения уголовного законодательства.

    Объектом  исследования данной курсовой работы является ошибка, как особое обстоятельство оценки поведения субъекта преступления. Предметом же выступают юридические  и фактические ошибки, а также теоретические и практические проблемы их законодательного регулирования. 

    Целью настоящего исследования является определение  понятия уголовно-правовой ошибки как  особого обстоятельства оценки поведения  субъекта преступления, ее уголовно-правового значения, а также построение четких правил квалификации при наличии ошибки. Названные цели обуславливают необходимость решения таких важных задач, как:
-анализ исторических особенностей законодательного определения ошибки в российском праве;
-выявление ее характерных признаков на основе философского, психологического, уголовно-правового исследования аспектов поведения субъекта преступления;
-разграничение видов ошибок (юридической и фактической), их классификация и выявление влияния на уголовную ответственность;
-анализ спорных вопросов квалификации преступлений, связанных с фактическими ошибками, имеющими место в следственной и судебной практике;
-изучение  опыта законодательного закрепления  норм об «ошибке» как в российском, так и в зарубежном уголовном законодательстве.
    В ходе решения поставленных задач  был использован широкий спектр научных методов, основанных на диалектическом принципе познания, в рамках которого применялись исторический, сравнительно-правовой, социологический и другие методы исследований. Теоретической основой исследования наряду с законодательными актами Российской Федерации (Конституция Российской Федерации от 12.12.1993, Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ) стали научные труды в области уголовного права и психологии, учебная литературы по изучению уголовного права (учебники Батычко, Наумова, Красикова и др.), а так же статьи ведущих юридических журналов таких как «Уголовное право», «Российское право в Интернете», «Вестник МГУ». Используемые источники охватывают промежуток времени в зависимости от года их издания  с 1999    по 2008  годы.
    Глава 1. Понятие ошибки в уголовном праве, ее виды и уголовно-правовоеp значение 

    Российское  уголовное право исходит из того, что лицу, совершившему общественно опасное деяние, могут быть вменены в вину только такие обстоятельства, которые были ему известны в момент совершения преступления. Вопрос о неправильном представлении лица относительно характера деяния и обстоятельств его совершения должен разрешаться по правилам ошибки. 
    В уголовно-правовой литературе в различные  промежутки времени предлагались отличные друг от друга определения ошибки. Одни ученые определяли ее как заблуждение  лица относительно фактических и  юридических признаков содеянного, другие – как неверное, неправильное представление лица о фактических и юридических признаках или свойствах совершенного деяния и его последствий, третьи – как неверную оценку лицом своего поведения, четвертые – как заблуждение лица относительно объективных и субъективных признаков общественно опасного деяния, которые характеризуют это деяние как преступление. Наконец, пятые определяют ошибку как заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого деяния и его уголовной противоправности. Представляется, что при наличии терминологического различия все эти определения достаточно полно и правильно раскрывают понятие ошибки, которая заключается в неправильной оценке лицом, совершающим преступление, своего поведения и (или) его последствий либо его уголовной противоправности.1
    Этимологический анализ термина «ошибка», позволяет  вычленить ключевые исходные данные термина «ошибка» — «неправильное  действие», «неправильные мысли». При  характеристике вины как психического отношения виновного лица к деянию и последствиям центральными категориями являются сознание и воля. Уголовное право интересует такая ошибка в сознании виновного, которая при мобилизации воли на совершение деяния приводит к неверному результату. Процесс познания включает как чувственный момент (работу органов чувств), так и
рациональный (мышление), поэтому справедливым является замечание В.А. Якушина, который полагает, что «определить ошибку как неверное, неправильное представление лица относительно обстоятельств содеянного нельзя, ибо данное определение не учитывает рационального уровня. Понимание ее в качестве неправильной оценки этих обстоятельств не охватывает чувственного уровня», поэтому «определение понятия ошибки должно включать ошибки обоих уровней», и предлагает определить ошибку как заблуждение. С гносеологической точки зрения понятия «ошибка» и «заблуждение» нетождественны. Заблуждение – это «неадекватное представление, понимание действительности, имеющее для субъекта познания видимость истинного знания. В отличие от заблуждения ошибку следует понимать как неверное знание о тех явлениях действительности, которые известны объективно2. Причины же ошибки в основном субъективны, что и отражается на уголовно-правовом ее значении. Следует отметить, что ошибку отличает осознанность, то есть способность и возможность предвидения (правильного, верного представления) лицом цепочки развития событий (их последовательность), а также их окончательной оценки (как изменятся общественные отношения при воздействии на них). При ошибке субъект действует на основании неверного знания, полученного на основе заблуждения (неверного представления и оценки), и поставленная им задача не выполняется. Именно психологические факторы являются основными при формировании ошибки, в результате чего и определяется ее уголовно-правовое значение.3
    В российском уголовном праве указания по проблеме ошибки появились только в Уложении о наказаниях уголовных  и исправительных 1845 года. В ст. 1456 которого говорилось: "Кто имел намерение нанести кому-либо смерть, вместо сего лица, по ошибке или по иному случаю лишит жизни другого, тот подвергается тому же наказанию, какому он долженствовал бы подвергнуться, если бы умертвил того, на жизнь коего он имел умысел". Хотя это положение и было помещено в разделе об убийствах, однако эти основания, согласно закону, должны были учитываться и при рассмотрении других преступлений. Среди причин, «по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину», наряду с безумием, необходимостью обороны и другими обстоятельствами, также была указана «ошибка случайная или вследствие обмана» (ч.4 ст.98 Уложения о наказаниях). А ст.105 Уложения раскрывала данное обстоятельство: «Кто учинит что-либо противное закону единственно по совершенному, от случайной ошибки или вследствие обмана происшедшему, неведению тех обстоятельств, от коих именно деяние его обратилось в противозаконное, тому содеянное им не вменяется в вину. Он может, однако же, в некоторых случаях, законом определяемых, быть присуждаем к церковному покаянию».
    Уголовное уложение 1903 года (последний по времени принятия законодательный акт Российской империи в области материального уголовного права) в главе «О преступных деяниях и наказаниях вообще» содержало ст.43 об ошибке, в которой говорилось: «Неведение обстоятельства, коим обусловливается преступность деяния или которое усиливает ответственность, устраняет вменение в вину самого деяния или усиливающего ответственность обстоятельства. При неосторожных деяниях правило сие не применяется, если само неведение было последствием небрежности виновного».4
    Уголовные кодексы РСФСР 1922, 1926 и I960 годов, а  также Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года положений об ошибке не содержали. Действующее уголовное законодательство Российской Федерации тоже не содержит специальных постановлений, определяющих понятие и значение ошибки при установлении вины и уголовной ответственности. Вопрос об ошибке и ее влиянии на вину и уголовную ответственность решается теорией уголовного права и судебной практикой.5
    Хочется отметить, что нормы об ошибке, однако, содержатся в уголовном законодательстве многих зарубежных стран. В большинстве зарубежных кодексов содержатся положения об исключении уголовной ответственности за умышленное преступление при наличии фактической ошибки, если лицо не осознавало фактические обстоятельства, которые закон относит к обязательным признакам этого состава преступления. Принцип субъективного вменения предполагает вменение виновному только тех обстоятельств совершенного преступления, которые им осознавались. Причем ответственность исключается именно за то преступление, наличие фактических признаков которого не осознавалось субъектом, однако ненаказуемость за умышленное преступление в этом случае не всегда предполагает автоматическое освобождение от уголовной ответственности. Зарубежным законодательством рассматриваются варианты привлечения виновного к ответственности при допущенной ошибке за неосторожное причинение вреда, если содеянное содержит признаки неосторожного преступления. В иных случаях уголовная ответственность лица при фактической ошибке исключается. Указанного алгоритма условий уголовной ответственности в случае совершения лицом преступления в ситуации фактической ошибки придерживается большинство зарубежных государств. Наиболее кратко норма об ошибке изложена в УК Франции: "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое может доказать, что оно в результате заблуждения в праве, избежать которого оно было не в состоянии, считало, что может совершить это действие законно".6
    Рассматривая  нормы о юридической ошибке, заметим, что для многих зарубежных стран остается незыблемым доктринальное положение о том, что незнание закона не освобождает от ответственности. Однако ряд государств пошли по пути серьезного исследования данного института, предложив иное решение вопроса об ответственности лица в условиях ошибки в праве. Так, согласно американскому уголовному законодательству ответственность исключается в случаях, если положения уголовного закона не были известны субъекту, либо нормативный акт не был опубликован, либо ошибочна или недействительна официальная формулировка закона (Примерный Уголовный кодекс США). В ряде зарубежных стран юридическая ошибка является основанием смягчения наказания (Япония, Швейцария и др.), а если доказано незнание и добросовестность ошибки, то лицо может быть вообще освобождено от наказания (Австрия, Чили, Югославия и др.). Сравнительный анализ института ошибки в уголовном законодательстве зарубежных стран способствует решению проблемы разработки нормативной конструкции положения об ошибке в российском уголовном праве, которая бы наиболее четко отражала условия применения рассматриваемого института.
    Анализ  юридической литературы показывает, что существует множество классификаций  ошибок. При этом в основу классификаций  ложатся различные признаки. Проблемой классификации ошибок ученые активно занимались как в дореволюционный, так и  в советский период развития уголовной науки. В дореволюционном уголовном праве России выделялись многие виды ошибок. Так, в работах Н.С.Таганцева выделяются ошибки извинительные и неизвинительные, случайные, фактические и юридические. П.П.Пусторослевым, помимо фактической и юридической ошибки, выделялась ошибка в лице или предмете.  Н-Д.Сергеевский выделял ошибку в плане и ошибку в выполнении.7
    Достаточно большое внимание уделено классификации ошибок и в послеоктябрьский период. Так, В.Ф.Кириченко выделял заблуждения относительно: а) общественной опасности деяния; б) обстоятельств, являющихся элементами состава преступления; в) юридических факторов или юридическую ошибку (ошибку в праве). П.С.Дагель классифицировал ошибки по следующим основаниям: а) по предмету - ошибка юридическая и фактическая; б) по причинам возникновения - ошибка извинительная и неизвинительная; в) по своей значимости - ошибка существенная и несущественная; г) ошибка виновная и невиновная.8
    В современной теории уголовного права также предлагаются различные классификации ошибок: по общественной опасности деяния; обстоятельствам, являющимися элементами состава преступления; юридическим факторам (ошибки в праве); по предмету (юридическая и фактическая); причинам возникновения (извинительная и неизвинительная); значимости (существенная и несущественная); социально-психологической природе (виновная и невиновная). Очевидно, что изучение ошибок с точки зрения их классификационных признаков представляет значительный научный интерес, ведь характер  ошибки  может  оказать  влияние на  установление  субъективной  стороны преступления. Однако в настоящее время общепринятой классификацией, имеющей не только теоретическое, но и практическое значение, признается классификация в зависимости от заблуждения лица относительно отдельных признаков преступления. В соответствии с этим различаются юридическая и фактическая ошибки.9
    Юридическая ошибка (error juris) – это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершенного им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренного за данные деяния. Эту разновидность ошибки иногда называют ошибкой в противоправности деяния.
    Если  лицо ошибочно полагает, что оно  совершает преступление, в то время  как в действительности законодатель эти действия к преступным не относит (мнимое преступление), оно не может  быть привлечено к уголовной ответственности, поскольку в этом случае отсутствует уголовная противоправность (необходимый признак любого преступления). И напротив, неправильное представление лица о непреступности деяний, в то время как они являются таковыми, не исключает возможности отвечать в уголовно-правовом порядке. Неправильное представление о квалификации содеянного (юридической оценке), о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершенное преступление, также не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности.
    Фактическая ошибка (error facti) – это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков. В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, квалифицирующим обстоятельствам.10
    Общее  правило,  относящееся  к  уголовно-правовому значению  юридической  ошибки в уголовном праве, сводится  к  тому,  что  уголовная ответственность  лица,  заблуждающегося  относительно  юридических  свойств  и  юридических  последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем. Иначе говоря,  такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания. Фактическая ошибка, наоборот, учитывает и форму вины и влияет на квалификацию преступления.11 Вопрос  об ошибке тесно связан с принципом субъективного вменения (ч. 2  ст.5  УК  РФ)  поскольку в содержание  вины  входят  не  только  истинные,  но  и ошибочные представления лица о характере совершаемого им деяния  и его социальном  значении.
    Уголовное законодательство Российской Федерации, как упоминалось выше, не содержит статей, определяющих понятие и значение ошибки. Однако при обсуждении проектов Уголовного Кодекса РФ предложения о включении в него данной статьи высказывались. Так, в проект УК 1995г. была включена ст. 29, озаглавленная "Ошибка в уголовно-правовом запрете": "Если лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать, что совершаемое им общественно опасное деяние запрещено законом под угрозой наказания, такое деяние признается совершенным невиновно и в силу этого лицо не подлежит уголовной ответственности. Если лицо не осознавало, что совершаемое им деяние как общественно опасное запрещено законом под угрозой наказания, но по обстоятельствам дела должно было и могло это осознавать, такое лицо подлежит уголовной ответственности за совершение преступления по неосторожности в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса".12
    Эта статья не была включена в УК РФ 1996 г. вполне обоснованно, так как в ней по существу раскрывалось не понятие ошибки, а понятие невиновного причинения вреда. Положения этой статьи, сформулированные более точно и удачно, вошли в ст.28 действующего УК РФ как признаки невиновного причинения вреда (случая). Наличие в Уголовном Кодексе статьи, регламентирующей условия освобождения от ответственности или смягчения ответственности при наличии ошибки, безусловно, является во всех случаях положительным моментом. В уголовно-правовой литературе поэтому высказывались предложения о дополнении УК следующими статьями: ст.281 и 282 - "Если лицо, совершая предусмотренное уголовным законом деяние, добросовестно заблуждалось в отношении его противоправности, оно не подлежит уголовной ответственности. Заблуждение признается добросовестным, когда с учетом всех обстоятельств содеянного лицо не могло знать о его противоправности". Если лицо, совершая не предусмотренное уголовным законом деяние, ошибочно считает его противоправным, то оно не подлежит уголовной ответственности. "Если лицо, совершая предусмотренное уголовным законом деяние, заблуждается в отношении конструктивных, ограничительных или квалифицирующих обстоятельств состава преступления, то вопрос об уголовной ответственности решается на основании и в пределах ошибочных намерений. Если лицо, совершая предусмотренное законом деяние, заблуждается в отношении обстоятельств, отягчающих наказание, то вопрос об их вменении решается с учетом ошибочных намерений лица" (ст. 282 УК).13
    Если  с формулировкой первой статьи можно полностью согласиться, то вторая статья требует дополнительных разъяснений признаков, оснований и пределов ошибочных намерений. Наличие ошибки может весьма существенно повлиять на квалификацию совершенного деяния, так как она охватывается признаками субъективной стороны преступления, определяя характер и содержание интеллектуальных и волевых процессов... 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Глава 2. Юридическая ошибка 

    Юридическая ошибка – это заблуждение лица относительно юридической характеристики совершенного им деяния и его правовых последствий.
    Такая ошибка может быть связана с заблуждением лица относительно противоправности деяния, его правовой квалификации либо относительно вида и размера наказания. По общему правилу, юридическая ошибка не влияет на форму вины и уголовную ответственность. Однако если заблуждение лица относительно противоправности совершенных им действий в данных конкретных обстоятельствах было извинительным, то такое заблуждение может исключить вину и уголовную ответственность. В частности, это может быть связано с совершением таких деяний, противоправность которых не является очевидной, например, деяний в сфере экономической деятельности.
    В отдельных случаях к лицу, совершившему под влиянием такой ошибки умышленное преступление, суд может применить правило о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.
    В тех случаях, когда, совершая деяние, лицо полагает, что оно общественно  опасно и противоправно, а на самом  деле таковым не является, имеет место мнимое преступление, существующее лишь в воображении лица, совершившего соответствующее деяние. Такое деяние не является общественно опасным и не влечет уголовной ответственности.14
    Юридическая  ошибка –  это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния, т.е. неправильное  представление  лица  о  преступности  или неприступности совершенного им деяния и его последствий, юридической квалификации его действий или бездействия, о виде и размере наказания, которое может быть за них назначено. В литературе такой вид ошибки иногда называют "ошибкой в праве".
      Принято различать следующие  виды юридической ошибки:
    а) ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступлениям («мнимое преступление»).  В подобных случаях деяние не причиняет и не может причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, оно не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому не является объективным основанием уголовной ответственности и исключает ее субъективное основание. Например, «похищение» автомобильных покрышек, выброшенных из-за их износа, не является преступным из-за отсутствия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголовно-правовом значении. Или же лицо считает, что управление транспортным средством в нетрезвом состоянии является уголовно наказуемым деянием. Однако уголовно-правовой запрет такого деяния отсутствует, и оно признается административным правонарушением.
    б) ошибка в наличии уголовно-правового запрета – неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, уголовно не наказуемого, тогда как в действительности оно в соответствии с законом признается преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умышленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсутствию осознания общественной опасности, и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом.15
    Так, некий гражданин К. долгое время занимался отловом бродячих собак. Приведя собаку домой, он сдирал с нее шкуру, когда животное было еще живым, изготавливая из этих шкур шапки и рукавицы, которые продавал на рынках. При привлечении к ответственности по ст. 245 УК за жестокое обращение с животными он заявил, что не знал об уголовно-правовом запрете таких действий и полагал, что совершает благое дело, избавляя город от бездомных животных.16 К. был привлечен к ответственности и осужден не за то, что он уничтожал бродячих животных, а за то, что применял при этом садистские методы и совершал это в присутствии своих малолетних детей, которых заставлял помогать ему. Таким образом, незнание закона не освободило К. от уголовной ответственности. Большинством ученых и практическими работниками это правило признается незыблемым. Во многих случаях так оно и есть. Но возможны ситуации, когда лицо, нарушившее уголовно-правовой запрет, не только не знало о нем, но и не могло знать в тех условиях, в которых оно находилось в момент нарушения этого запрета. В таких случаях уголовная ответственность должна исключаться вследствие отсутствия вины.
    в) неправильное  представление  лица  о  юридических  последствиях  совершения преступления,  о  его  квалификации,  виде  и  размере  наказания,  которое может  быть назначено  за  совершение  этого  деяния.  Названные  обстоятельства  не  входят  в содержание умысла, они не являются обязательным предметом сознания, поэтому их ошибочная  оценка  не  влияет  на  форму  вины  и  не  исключает  уголовной ответственности.17
    Другой  вид юридической ошибки может  заключаться в неправильном представлении  лица относительно квалификации содеянного: например, В., выдавая себя за законного  наследника, попытался получить вклад, принадлежавший умершей, полагал, что  таким образом он совершает хищение путем мошенничества. Однако Пленум Верховного Суда указал, что его действия являются не хищением, а причинением имущественного ущерба путем обмана, предусмотренного ст. 165 УК РФ 1996 г. По этой статье и были переквалифицированы действия В. В подобных случаях виновный привлекается к ответственности за то преступление, которое он фактически совершил.
    Юридическая ошибка может касаться также вида и размера наказания за преступление, которое совершил виновный. Так, лицо,  изнасиловавшее  малолетнюю,  наказывается  в соответствии  с санкцией  нормы, включающей данный квалифицирующий признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах, установленных санкцией той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств.18 Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны.
    Таким образом, юридическая ошибка лица, совершившего преступление, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания, так как ответственность наступает вне зависимости от мнения виновного, в  соответствии  с  оценкой  этого деяния не самим субъектом, а  законодателем. Иначе говоря, такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания. 19 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Глава 3. Фактическая ошибка 

    Фактическая ошибка – это заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, характеризующих объективные признаки состава преступления или квалифицирующие признаки, степень его общественной опасности. В зависимости от предмета неверных восприятий и оценок, нужно различать следующие виды фактической ошибки: в объекте посягательства, в характере действия или бездействия, в тяжести последствий, в развитии причинной связи, в обстоятельствах, отягчающих ответственность. Помимо  названных  видов,  в  литературе  предлагается  выделять  в  качестве самостоятельных  видов  фактической  ошибки  и  такие,  как  ошибка  в  предмете преступления,  в  личности потерпевшего,  способе и  средствах  совершения преступления. Однако вряд ли выделение  таких видов фактической ошибки оправданно, поскольку они либо  представляют  разновидности  ошибки  в  объекте  или  объективной  стороне преступления, либо вообще не имеют значения для уголовной ответственности.20
    Вопрос  о влиянии фактической ошибки на вину и уголовную ответственность  решается следующим образом. Фактические обстоятельства, характеризующие состав или его квалифицированный вид и не известные лицу в момент совершения им общественно опасного деяния, не могут быть вменены ему в умышленную вину. Это положение относится и к деяниям, совершенным по неосторожности. Если только само незнание не образует неосторожность.
    В  российском  уголовном  законодательстве  нет  специальной нормы,  но  вопросы влияния фактической ошибки  на  квалификацию  преступления  разработаны теорией уголовного права. Практическое  значение  имеет лишь серьезная  фактическая  ошибка (касающаяся юридически  значимых  признаков  состава преступления),  а не  несущественное заблуждение.
    Ошибка  в  объекте —  это  заблуждение  лица  в  социальной  и юридической  сущности отношений,  которым  причиняется  вред.  Возможны две разновидности подобной ошибки.
    Во-первых, так называемая подмена объекта посягательства заключается в том, что субъект преступления ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который охватывался умыслом виновного. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При такого рода ошибке преступление следует квалифицировать в зависимости от направленности умысла.21 Однако нельзя не считаться с тем, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба. Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (с одной стороны, направленность умысла, а с другой — причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект. В приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение наркотических средств (ст. 30 и 229 УК). Правило о квалификации преступлений, совершенных с ошибкой в объекте рассмотренного вида, применяется только при конкретизированном умысле.22
    Другим  примером ошибки в объекте может  быть такая ситуация: Л., полагая, что О. является женой судьи, в производстве которого находилось дело приятеля, применил в отношении нее насилие, неопасное для жизни и здоровья, требуя, чтобы судья вынес оправдательный приговор его приятелю (ст. 296 УК). Однако О. ни к судье, ни к его семье отношения не имела. Л. полагал, что он таким образом сможет воспрепятствовать правосудию. Но его действия, подпадавшие фактически под признаки ст. 115 УК, явились преступлением против личности. Следовательно, Л., полагавший, что причиняет ущерб одному объекту, фактически причинил его другому объекту. Эти объекты не равноценны, так как умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ч. 3 ст. 296 УК) - к числу преступлений средней тяжести.23 В подобных случаях действия должны квалифицироваться в зависимости от направленности умысла, но так как объект, на причинение ущерба которому был направлен умысел, не пострадал, содеянное должно квалифицироваться как покушение (ч. 3 ст. 30 и ст. 296 УК) и по совокупности как умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК).
    Второй  разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, наличие которых изменяет социальную и юридическую оценку объекта. Такая разновидность ошибки  влияет  на квалификацию  преступления  двояко:  если  субъект не  знает о наличии этого обстоятельства, хотя оно существует, то преступление квалифицируется как совершенное без  отягчающего  обстоятельства.  Если  же  ошибочно  полагает,  что,  совершая преступление,  причиняет  крупный  ущерб,  а  фактически  это  не  имеет  места,  то  деяние должно  квалифицироваться  как  покушение  на  преступление  с  этим квалифицирующим обстоятельством. Так, беременность потерпевшей при убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании повышают общественную опасность названных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств, существующих в действительности, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоятельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о наличии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.24
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.