На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат М. В. Ломоносов, ученый и патриот

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 13.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«БРАТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» 
 
 

Кафедра истории. 
 
 
 
 
 

РЕФЕРАТ
По  дисциплине: История.
М. В. Ломоносов, ученый и патриот. 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнил: 
 
 
 
 

Проверил: 
 
 
 

Студент группы ЭУН-09 ИСФ
Трухнова  М. П. 
 
 
 

Старший преподаватель
кафедры истории
Витковская  Н. Н. 
 
 
 
 
 

Братск 2009 
 

План. 
 

    Введение………………………………………………………………………с. 3 - 4
    Глава 1. Биография.
         1.1. Ранние годы………………………………………………………………с. 5 - 6
      1.2. Годы учебы……………………………………………………………….с. 7 - 9
      1.3. Ломоносов за границей………………………………………………….с. 9 - 12
      1.4. Педагогическая деятельность и последние годы жизни……………...с. 12 - 14
      1.5. Семья и потомки………………………………………………………..с. 14 - 15
    Глава 2. Научная деятельность. Естествознание.
    2.1. Физическая химия……………………………………………………….с. 16 - 17
    2.2. Наука о стекле……………………………………………………………с. 17 - 20
    2.3. Астрономия, опто-механика и приборостроение.…………………….с. 21 - 23
    2.4. Теория электричества и метеорология.………………………………..с. 23 - 24
    Глава 3. Гуманитарные науки и творчество.
    3.1. Вклад в развитие риторики…………………………………………………с. 25
    3.2. Грамматика и теория стиля.………………………………………………...с. 25
    3.3. Ломоносов – литератор и поэт…………………………………………с. 26 - 30
    3.4. История………………………………………………………………….с. 30 - 31
    3.5. М. В. Ломоносов о журналистах и научной публицистике…………с. 31 - 32
    3.6. Изобразительное искусство……………………………………….…...с. 32 - 35
      5.   Заключение…………………………………………………………………с. 36 - 38
      Список использованной литературы и ссылки……………………………………с. 39 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение. 
 
 

“Соединяя необыкновенную силу воли
с необыкновенной силой  понятия,
Ломоносов обнял все отрасли  просвещения.
Жажда науки была сильнейшей страстью
сей души, исполненной  страстей”.
А. С. Пушкин 
 

   Жизнь и творчество великого русского ученого  Михаила Васильевича Ломоносова составили целую эпоху в истории  отечественной и мировой науки  и культуры. Ломоносов был одним  из образованнейших людей своего времени, человеком большого и многогранного  таланта. Его разносторонняя научная  деятельность оказалась необыкновенно  плодотворной. Трудно назвать хотя бы одну отрасль современной ему  науки и культуры, в которую  Ломоносов не внес бы свой весомый  вклад, не способствовал ее прогрессивному развитию. Страстно и исключительно  эффективно работал замечательный  ученый-энциклопедист в области  широкого круга естественных наук и  техники, с увлечением занимался  философией и историей, языкознанием и сложнейшими физико-химическими  экспериментами, поэтическим творчеством  и созданием высокохудожественных произведений изобразительного искусства. Научная деятельность М. В. Ломоносова всегда была тесно связана с жизненными потребностями России, вступившей на путь промышленного и культурного развития. Все творчество ученого непосредственно определялось экономическими и социальными задачами, вставшими перед его Родиной в эпоху преобразований, начатых в петровское время.
   М. В. Ломоносов с полным основание  считается основоположником отечественной  науки, крупнейшим ее организатором. Вся  его сознательная жизнь, научное  творчество были безраздельно связаны  с деятельностью  Петербургской  академии наук, в которой он неустанно  трудился почти три десятилетия, пройдя тернистый путь от студента Академического университета до академика. Научно-организаторская деятельность Ломоносова, проникнутая идеей беззаветного служения Родине, была не менее разнообразна, чем его исследовательская работа. Создание первой и России научной  химической лаборатории, организация  астрономических и метеорологических  исследований, снаряжение географических и геологических экспедиций, подготовка плаваний с целью изучения и освоения Северного морского пути, разработка многочисленных проектов переустройства Петербургской академии наук, основание  Московского университета – вот  далеко не полный перечень заслуг Ломоносова как организатора науки. Великий  русский ученый понимал, что четкая организация научной работы будет  способствовать росту отечественной  науки, признанию и распространению  достигнутых ею результатов.
   В Ломоносове гармонично сочетались качества гениального ученого-теоретика и  выдающегося экспериментатора. Он видел  цель науки в тесном единстве теории и практики. Свои теоретические работы ученый никогда не отрывал от потребностей жизни, прикладных и экспериментальных  исследований. «Из наблюдений установлять  теорию, чрез теорию исправлять наблюдения – есть лучший всех способ к изысканию правды», - писал он в одной из своих работ1.
   Я считаю, что Ломоносов был первым из русских ученых, в котором с  огромной силой и выразительностью раскрылись характерные особенности  научного гения: широта взглядов, большой  круг и исключительная значимость решаемых научных задач, необыкновенная реальность поставленных целей, смелость и простота в подходе к сложным научным  проблемам и их осуществлению. Ломоносов  боролся за оригинальность и самобытность отечественной науки. В те времена, когда в силу сложившихся обстоятельств  было еще мало русских ученых, он неустанно доказывал, «что может  собственных Платонов и быстрых  разумом Невтонов Российская земля  рождать»2.
   Научные труды М. В. Ломоносова прокладывали пути современной ему науки, но одновременно они были устремлены в будущее. Его  передовые идеи в течение двух столетий способствовали прогрессу  науки, развивались многими поколениями  ученых всех стран мира, вошли в  сокровищницу мирового знания.
   Итак, актуальность обращения к теме обусловлена  тем, что Михаил Васильевич Ломоносов  является одним из великих учёных, которого без сомнений можно поставить  на одно из первых мест среди разносторонне  одаренных людей в истории  человечества.
   В то время, когда родился М. В. Ломоносов, в Российском государстве существовало всего лишь два высших учебных  заведения - славяно-греко-латинская  академия в Москве и Киевская духовная академия. Однако требования высших кругов общества не позволяли людям из низших сословий научиться более существенному, кроме как читать и писать, по традиции крестьянину заниматься науками  считалось пустым и ненужным занятием.
   Поэтому случай с Михаила Васильевича  Ломоносова можно считать уникальным.  
 
 

Основные  цели и задачи. 

   Цель  реферата: ознакомиться с его жизнью, творчеством, великими открытиями М. В. Ломоносова, уяснить его место и роль в науке.
   В соответствии с этой целью сформулированы следующие задачи:
   - подробно изучить биографию Михаила  Васильевича Ломоносова;
   - ознакомиться с основными открытиями  и этапами научной деятельности;
   - ознакомиться с заслугами Ломоносова  перед Родиной. 
 
 
 
 
 
 

Глава 1. Биография.
1.1. Ранние годы. 

   «В 1711 году, в эпоху, когда Пётр I совершал свои великие преобразования и когда плод этих преобразований, Полтавская победа, — „наше русское воскресение“, по выражению Петра, — уже решила вопрос о будущности России, как могущественного европейского государства»  родился человек, который окончательно разделил науку и искусство, чудесным образом сочетая и объединив их в своём творчестве, «будущий славный русский учёный, вития и поэт» — произошло это 19 ноября в деревне Мишанинской Куростровской волости Двинского уезда Архангелогородской губернии в довольно зажиточной семье крестьянина-помора Василия Дорофеевича (1681—1741) и дочери просвирницы погоста Николаевских Матигор, Елены Ивановны.  Ломоносовых. О первых годах жизни Михаила Ломоносова имеются крайне скудные сведения. Отец, по отзыву сына, был по натуре человек добрый, но «в крайнем невежестве воспитанный». Мать М. В. Ломоносова умерла очень рано, когда ему было девять лет. В 1721 году отец женился на Феодоре Михайловне Усковой, дочери крестьянина соседней Ухтостровской волости. Летом 1724 года она умерла. Через несколько месяцев, возвратившись с промыслов, отец женился в третий раз на вдове Ирине Семёновне (в девичестве Корельской). Для тринадцатилетнего Ломоносова третья жена отца оказалась «злой и завистливой мачехой»3.
   Историк, славист Владимир Иванович Ламанский  пишет: «в целой России в начале XVIII века едва ли была какая иная область, кроме Двинской земли, с более  благоприятной историческою почвою и более счастливыми местными условиями». Личность М. В. Ломоносова можно понять только составив представление  о природе в окружении которой  он вырос, о том, что он был выходцем из той части русского народа, которая  никогда не испытывала гнёта ига  и не знала рабства. Здесь обретались потомки новгородцев, не знавшие крепостного права, «черносошные», государственные крестьяне, строгие в нравах, деятельные, независимые, «умевшие за себя постоять, сплотившись в „земские миры“». Им неведома была барщина, бремя государственных обложений они избывали деньгами, развивая товарное хозяйство, торговлю и ремёсла. Поморы владели навигацией, ходили в Ледовитый океан, к Груманту, к Новой Земле. На Мурмане — промысловые становища, лов вели огромными сетями, охотились, варили соль, смолу, добывали слюду. Здесь богатая традиция художественного рукоделия. При отсутствии школ, поморы учили грамоте друг друга, переписывали и бережно хранили рукописные книги.45
   Упоминание  о поморской семье Ломоносовых  восходит к XVI веку, ко временам Ивана  Грозного. Дед будущего учёного Дорофей  Леонтьевич (1647—-1683), его отец Василий  Дорофеевич, и многие родственники были жителями Курострова. Как и  большинство куростровских крестьян-поморов, они занимались хлебопашеством, но их основным делом были рыбная ловля и зверобойный промысел.6
   В начале XVIII века семья Ломоносовых  имела средний достаток. Она располагала  сравнительно крупным земельным  наделом (около 67 мерных саженей —  длина пахотной полосы), но главным  источником благосостояния являлся  морской промысел.
   Плавания  в суровых северных морях были нелёгким и опасным делом. Поморы объединялись в артели. Почти все  Ломоносовы деревни Мишанинской  до начала 20-х годов XVIII века жили одной  семьёй, мужчины сообща выходили в  море. Семья Ломоносовых принадлежала к опытным мореходам. Документы  свидетельствуют, что ещё в 1710 году Лука Леонтьевич Ломоносов (1646—-1727), двоюродный дед будущего учёного, был кормщиком  — старшим в промысловой артели. А это значит, что он хорошо знал морские пути, умел управлять судами, то есть знал навигационное дело. В 1722 году отец Ломоносова, Василий Дорофеевич, получил 34 сажени пашни, построил собственный  дом и стал жить самостоятельно, по-прежнему занимаясь в основном морским промыслом. Позже, в 1753 году, М. В. Ломоносов писал, что отец «довольство  кровавым по?том нажил».
   Лучшими моментами в детстве М. В. Ломоносова были, по-видимому, его походы с отцом  в море, оставившие в его душе неизгладимый след. М. В. Ломоносов начал  помогать отцу с десяти лет. Они отправлялись на промыслы ранней весной и возвращались поздней осенью. Вместе с отцом  будущий учёный в детстве ходил  рыбачить в Белое море и до Соловецких островов. Нередкие опасности плавания закаляли физические силы юноши и  обогащали его ум разнообразными наблюдениями. Влияние природы русского севера легко усмотреть не только в языке М. В. Ломоносова, но и в  его научных интересах: «вопросы северного сияния, холода и тепла, морских путешествий, морского льда, отражения морской жизни на суше — всё это уходит далеко вглубь, в первые впечатления молодого помора»7. Его окружали предания о великих делах Петра Великого, которых и доселе немало сохранилось на севере.
   Грамоте обучил Михайлу Ломоносова дьячок местной  Дмитровской церкви С. Н. Сабельников. Он оказывал помощь односельчанам в  составлении деловых бумаг и  прошений, писал письма. Рано, по-видимому, зародилось в Ломоносове сознание необходимости  «науки», знания. «Вратами учёности», по его собственному выражению для него делаются откуда-то добытые им книги: «Грамматика» Мелетия Смотрицкого, «Арифметика» Л. Ф. Магницкого, «Стихотворная Псалтырь» Симеона Полоцкого. В четырнадцать лет юный помор грамотно и чётко писал. Жизнь Ломоносова в родном доме делалась невыносимой, наполненной постоянными ссорами с мачехой. И чем шире становились интересы юноши, тем безысходнее казалась ему окружающая действительность. Особенно ожесточала мачеху страсть Ломоносова к книгам.
   Страсть к знаниям, тяжёлая обстановка в  семье заставили Ломоносова принять  решение — оставить родной дом  и отправиться в Москву. Узнав, что отец хочет женить его, Ломоносов  решил бежать в Москву. Он прикинулся больным, женитьбу пришлось отложить.8
   Годы, проведённые Ломоносовым  в Поморье, сыграли  большую роль в  формировании его  мировоззрения, наложили свой отпечаток на интересы и стремления юноши, в значительной степени определили направление его  дальнейшего творчества. 

1.2.Годы учебы.
Путешествие в Москву. Славяно-греко-латинская  академия.
   В декабре 1730 года из Холмогор в Москву отправлялся караван с рыбой. Ночью, когда в доме все спали, Ломоносов надел две рубахи, нагольный  тулуп, взял с собой подаренные ему  соседом «Грамматику» Смотрицкого  и «Арифметику» Магницкого и отправился вдогонку за караваном. На третий день он настиг его и упросил рыбаков  разрешить идти вместе с ними. Отъезд из дома Ломоносов тщательно продумал. Он узнал, что только в трёх городах  России — в Москве, Киеве и  Санкт-Петербурге — можно овладеть высшими науками. Свой выбор он остановил  на Москве. Ломоносова ожидала долгая и нелёгкая зимняя дорога. Преодолев  весь путь за три недели с рыбным обозом, Ломоносов в начале января 1731 года прибыл в Москву, где он никого не знал.
   О своём поступлении в «Спасские  школы», то есть в Московскую славяно-греко-латинскую  академию М. В. Ломоносов пишет9:
   «В Московских Спасских школах записался 1731 года января 15 числа. Жалованья в шести нижних школах по 3 копейки на день, а в седьмой 4 копейки на день.» 
   В письме И. И. Шувалову (10 мая 1753 года) он вспоминает обстоятельства своей жизни  того времени и рассказывает о  страстной тяге своей к учёбе10:
   «Высочайшая щедрота несравненныя монархини нашея, которую я вашим отеческим предстательством имею, может ли меня отвести от любления и от усердия к наукам, когда меня крайняя бедность, которую я для наук терпел добровольно, отвратить не умела... Обучаясь в Спасских школах, имел я со всех сторон отвращающие от наук пресильные стремления, которые в тогдашние лета почти непреодоленную силу имели. ...Несказанная бедность: имея один алтын в день жалования, нельзя было иметь на пропитание в день больше как на денежку хлеба и на денежку квасу. Таким образом жил я пять лет и наук не оставил. С одной стороны, пишут, что, зная моего отца достатки, хорошие тамошние люди дочерей своих за меня выдадут, которые и в мою там бытность предлагали; с другой стороны, школьники, малые ребята, кричат и перстами указывают: смотри-де, какой болван лет в двадцать пришёл латыни учиться!» 
   Удивительная  целеустремлённость была присуща М. В. Ломоносову. В то время как многие его товарищи по Спасским школам свободные  от занятий часы проводили беззаботно, в библиотеке Заиконоспасского монастыря  он читал летописи, патристику и  другие богословские книги, — издания  светского содержания и философские, и даже — физические и математические сочинения; «находимыя в оной книги  утвердили его в языке славянском». Из академической биографии известно, что по прошествии первого полугодия  он был переведён из нижнего класса во второй, и в том же году —  в третий. Через год, в достаточной  мере овладев латынью, и будучи уже  способен на латинском сочинять небольшие  стихи, начал учить греческий.
   В бытность М. В. Ломоносова в Заиконоспасском  училище ректором там был архимандрит  Герман Концевич, а префектом —  Софроний Мегалевич, «за латинскую  азбуку посадил его иеромонах Модест Ипполитович. В 1730 году его перевели в латинский грамматический класс Германа Канашевича; …синтаксис преподавал ему белец Тарасий Посников; в российской и латинской поэзии наставлял иеромонах Феофилакт Кветницкий; …слушал риторику у иеромонаха Порфирия Крайского, который после того заступил место ректора училища».
   Академик  Я. К. Грот в своей речи на праздновании в Академии Наук юбилея М. В. Ломоносова 6 апреля 1865 года отмечает:
   «К счастию Ломоносова классическое учение Спасских школ поставило его на твёрдую почву европейской цивилизации: оно положило свою печать на всю его умственную деятельность, отразилось на его ясном и правильном мышлении, на окончености всех трудов его.»
   В 1734 году Ломоносов отправляется в  Киев, где на протяжении нескольких месяцев обучается в Киево-Могилянской  академии, но не найдя там совершенно материалов для физики и математики, он «прилежно перечитывал летописи и творения святых отцов». В следующем, 1735 году, не дойдя ещё до богословского класса, Ломоносов из философского был вызван в Академию Наук, и вместе с другими двенадцатью учениками Спасского училища, отправлен в Петербург и зачислен в студенты университет при Академии Наук (Первоначально предполагалось принять двадцать человек, но ректор Калиновский избрал из них наиболее способных, в числе которых, помимо Ломоносова, оказался Виноградов, будущий товарищ его по заграничному путешествию, и Никита Попов, впоследствии ставший первым русским астрономом. — Полное Собрание Законов, т. IX, № 6816). 

   Петербургская академия. 

   М. В. Ломоносов прибыл в Петербургскую  Российскую Императорскую Академию Наук в период, когда она вступила во второе десятилетие своей деятельности. Это было уже сложившееся научное  учреждение, имевшее значительный для  того времени штат сотрудников. В  Академии были представлены все ведущие  научные дисциплины того времени.
   Несмотря  на длительную переписку по поводу приезда из Москвы новых студентов, Академия Наук не позаботилась об их устройстве. В первые дни пребывания в Петербурге Ломоносов и его товарищи поселились при самой Академии Наук, а в  дальнейшем переехали на жительство в снятое Академией каменное здание новгородской епархии на 1-й линии  Васильевского острова, около Невы. Здесь Ломоносов прожил почти  полгода до отъезда в Германию. По отчётам о расходах за февраль—апрель 1736 года, затраченных на нужды студентов, можно представить их скромный быт  в Петербурге. Для них были куплены  простые деревянные кровати с  тюфяками, по одному маленькому столу  и стулу, на всех три платяных и  три книжных шкафа. Им были выданы необходимые одежда, обувь, бельё  и т. д.
   Первое  время положение Ломоносова и  его товарищей в Петербургской  Академии Наук было весьма неопределённым: они не были зачислены ни в Академическую  гимназию, ни в Академический университет. Различный уровень знаний учеников Спасских школ не позволял создать  единый класс Академического университета. Одним из существенных пробелов в  их образовании было то, что они  не знали немецкого языка, распространённого  в то время в Академии. Занятия  начались с изучения немецкого языка, которому их обучал ежедневно учитель  Христиан Герман.
   Несмотря  на тяжёлые условия жизни, любознательный студент Ломоносов с первых дней прибытия в Академию проявил интерес  к наукам. Под руководством В. Е. Адодурова  он начал изучать математику, у  профессора Г. В. Крафта знакомился с  экспериментальной физикой, самостоятельно изучал стихосложение. По свидетельству ранних биографов, в течение этого довольно непродолжительного периода обучения в Петербургской академии Ломоносов «слушал начальные основания философии и математики и прилежал к тому с крайнею охотою, упражняясь между тем и в стихотворении, но из сих последних его трудов ничего в печать не вышло. Отменную оказал склонность к экспериментальной физике, химии и минералогии».
   В 1735 году в Академии было создано  Российское собрание для разработки основ русского языка. Ломоносов, получив  в Славяно-греко-латинской академии достаточно хорошую подготовку в  области грамматики и стихосложения, вероятно, интересовался занятиями  Российского собрания.11
   Серьёзное отношение Ломоносова к научным  занятиям выделяло его из общей массы  воспитанников Спасских школ, прибывших  в Петербург. В Академии Наук любознательный и трудолюбивый помор, приобщаясь к  новой науке, ознакомился с современным  подходом к исследованиям, сильно отличавшимся от дисциплин средневекового схоластического  образца, которые преподавались  в Славяно-греко-латинской академии. В кабинетах и мастерских Академии Наук Ломоносов мог видеть новейшие приборы и инструменты для  проведения исследований, в академической  лавке познакомиться с только что изданными книгами и журналами. Уже тогда Ломоносов начал  изучать европейские языки, и  делал пометки на полях книг на французском и немецких языках.12 
 

1.3. Ломоносов за границей.
   Предыстория того, как Ломоносов попал в  Германию такая: В Сибири работала экспедиция из Академии наук, но в ее составе  не хватало химика, знающего горное дело. Западноевропейские химики отказывались от предложения ехать на большое  расстояние порядка 10 тысяч вёрст. Тогда  и было решено послать русских  студентов на обучение в Германию.
   В марте 1736 года Академия Наук принимает  решение отправить 12 наиболее способных  молодых людей, учеников «Спасских  школ», для учёбы в Европу. Документально  это выразилось следующим13:
   «1736 Марта 7 Императорская Академия Н. тогдашнему Имп. Кабинету докладом представила, что ежели несколько молодых людей послать во Фрейберг к горных дел физику Гекелю для обучения металлургии; то можно туда Густава Ульриха Райзера, Дмитрия Виноградова и Михайлу Ломоносова. На содержание их в каждой год потребно 1200 рублей, и потомк на каждого по 400 рублей, а именно по 250 на кушанье, платье, книги и инструменты, да 150 на проезд в разные места и в награждение учителям проч. И хотя у них из сей суммы в Фрайберге по несколько рублей останутся, однакож достальныя деньги пригодятся им на проезд их в Голландиию, Англию и Францию, куда им необходимо ехать должно для смотрения славнейших там лабораторий химических.»
   В марте 1736 года президент Академии Наук Иоганн Корф представил правительству  два списка учеников, предлагавшихся для отправки обучаться в Германии горному делу. «Учёный горный физик» Генкель заверял, что проучившись  год или полтора, эти молодые  люди «по возвращении на родину смогут сами обучать других». В первом списке Корф назвал тех, кто знал немецкий и латинский, во втором — только латинский. Во втором списке значился и Ломоносов («понеже они все  те свойства имеют, каких помянутой  берг-физикус требует… Хотя Дмитрий  Виноградов с Михайлом Ломоносовым  немецкого языка и не знают, однако ещё в бытность свою здесь через  три месяца столько научиться  могут, сколько им надобно…»)14. Корф сообщал, что в Германию могут быть посланы:
      Густав Ульрих Райзер, советника Берг-коллегии сын, имеет от роду семнадцать лет.
      Дмитрий Виноградов, попович из Суздаля, шестнадцати лет.
      Михайло Ломоносов, крестьянский сын из Архангелогородской губернии Двинского уезда Куростровской волости, двадцати пяти лет.
   Это показывает, что способности Ломоносова были настолько очевидны, что правительство  и руководство Академии не смутило  его крестьянское происхождение.
   За  границей Ломоносов пробыл пять лет: около 3 лет в Марбурге, под руководством знаменитого Христиана Вольфа, и  около года во Фрайберге, у Генкеля; около года провел он в переездах, был в Голландии. Из Германии Ломоносов  вынес не только обширные познания в области математики, физики, химии, горном деле, но в значительной степени  и общую формулировку всего своего мировоззрения. На лекциях Вольфа Ломоносов  мог выработать свои взгляды в  области тогдашнего так называемого  естественного права, в вопросах, касающихся государства. 

   г. Марбург
    
   Ломоносов и его коллеги, прибыв в Марбург, явились к Христиану Вольфу —  видному математику и выдающемуся  педагогу — с рекомендательным письмом, в котором президент Петербургской  Академии Наук представлял студентов, направленных в Германию, чтобы «усовершенствоваться за границей в металлургии и прочих науках». Президент писал Вольфу: «Инструкция их покажет Вам, что  они обязаны делать, а в самом  непродолжительном времени я  сам буду иметь честь уведомить  Вас обо всём остальном». Вольф  с большой ответственностью отнёсся  к устройству прибывших к нему из Петербурга студентов, а также  принял участие в обсуждении их программы  занятий. Х. Вольф читал лекции не на латыни, как было принято в  те времена, а на немецком языке, что  подтолкнуло Ломоносова к выводу: и в России преподавание надо вести на родном языке .
   Официально  Ломоносов и его товарищи были зачислены в Марбургский университет 6 ноября 1736 года, и их фамилии были внесены в университетскую книгу  за подписью проректора И. К. Санторока. С помощью Х. Вольфа они быстро приобщились к занятиям: с января 1737 года начали слушать курс теоретической  химии профессора Дуйзинга, а затем  лекции Вольфа по механике, гидростатике, аэрометрии, гидравлике, теоретической  физике. С мая наряду с изучением  немецкого языка Ломоносов стал брать уроки французского, рисования, танцев и фехтования. Прошло менее года пребывания русских студентов в Марбургском университете, а успехи их в изучении различных дисциплин были весьма значительны. Уже достаточно хорошо зная немецкий, с октября 1738 года, продолжая совершенствоваться в латыни, Михаил Ломоносов не только стремился к овладению французским, предусмотренным программой обучения, но уже, по собственной инициативе — приступил к занятиям итальянским15;
   В период обучения в Марбургском университете Ломоносов начал собирать свою первую библиотеку, потратив на книги значительную часть выдававшихся денег. Весьма внушителен список художественной литературы, вошедшей в это его первое собрание; здесь  и антчность и современные  авторы: Анакреон, Сафо, Вергилий, Сенека, Овидий, Марциал, Цицерон, Плиний Младший, Помей, Эразм Роттердамский, Фенелон, Свифт, Гюнтер, «Избранные и лучшие письма французских писателей, переведённые на немецкий язык» (Гамбург, 1731), «Вновь расширенное поэтическое руководство, то есть кратко изложенное введение в немецкую поэзию» И. Гюбнера (Лейпциг, 1711) и другие.
   1737—1738 годы Ломоносов посвятил занятиям  различными науками. Доказательством  известных успехов русского студента  в изучении естествознания служит  его первая студенческая работа  по физике «О превращении твёрдого  тела в жидкое, в зависимости  от движения предшествующей жидкости».  Ломоносов проявил в ней большую  самостоятельность — стремился  опереться на данные опытов.
   Весной 1739 года Ломоносов представил ещё  одну работу «Физическая диссертация  о различии смешанных тел, состоящих  в сцеплении корпускул», в которой  рассматривались вопросы о строении материи и намечались контуры  новой корпускулярной физики и химии.
   Изучение  естественных наук Ломоносов успешно  сочетал с литературными занятиями. В Марбурге он познакомился с новейшей немецкой литературой. Ломоносов занимался  с увлечением не только теоретическим  изучением западноевропейской литературы, но практической работой над стихотворными  переводами.
   Жизнь Ломоносова и его товарищей за границей осложнялась из-за неурядиц с пересылкой денег на их содержание и обучение. Средства от Академии Наук поступали нерегулярно, и студентам  приходилось жить в долг.
   К началу 1739 года Ломоносов и его  товарищи завершили своё обучение в  Марбурге. Вскоре из Петербурга пришло предписание готовиться к отъезду  во Фрайберг к Генкелю для изучения металлургии и горного дела. 

   г. Фрайберг
    
   Пять  дней потребовалось русским студентам  на дорогу до Фрайберга. 14 июля 1739 года они прибыли в этот старейший  горнозаводской центр Саксонии.
   После относительно независимой и свободной  университетской жизни в Марбурге русские студенты попали в полное подчинение к строгому и педантичному Й. Ф. Генкелю. Обучение Генкель начал  с занятий минералогией и металлургией. Преподавание строилось в основном на практических занятиях: посещение  рудников и металлургических заводов  сопровождалось объяснениями производственных процессов. Здесь Ломоносов познакомился с устройством рудников, способами  укрепления шахт, подъёмными машинами. Позднее, в своей книге «Первые  основания металлургии, или рудных дел», Ломоносов широко использовал знания и опыт, приобретённый во Фрайберге.
   Гордостью Генкеля была его химическая лаборатория. В то время многие высшие учебные  заведения не имели собственных  лабораторий. Эта лаборатория служила  учебной, производственной и экспериментальной  базой. Вероятно, Ломоносов оценил значение экспериментальной базы для исследовательской  работы. По возвращении в Россию он упорно добивался постройки химической лаборатории при Академии Наук.
   Генкель, сосредотачивая основное внимание на практических занятиях, не давал возможности  своим ученикам размышлять над теоретическими проблемами. Он не поддерживал в  учениках энтузиазма исследователей.
   Первые  четыре месяца жизни русских студентов  во Фрайберге прошли без особых инцидентов; их взаимоотношения с Генкелем были вполне нормальными. Но в конце 1739 года между студентами и Генкелем начались трения, которые затем переросли  в конфликт. Основной причиной столкновений являлась нерегулярная отправка из Петербурга средств на содержание студентов. Тяжёлые  условия жизни, мелочная опека, постоянная слежка за его перепиской тяготили Ломоносова, который уже имел собственное  сложившееся мировоззрение. Накапливалась  неприязнь учителя и ученика  друг к другу.
   Первая  серьёзная ссора разразилась  в конце декабря 1739 года. Поводом  послужил отказ Ломоносова выполнить  черновую работу, которую ему поручил  Генкель. Весной, когда Ломоносов  и его коллеги после очередного скандала пришли просить денег на своё содержание, Генкель им отказал. Отношения оказались окончательно испорчены. Кроме того, Ломоносов  считал, что ему уже нечему учиться  во Фрайберге.
   В начале мая 1740 года Ломоносов, оставив  некоторые свои книги товарищам  и захватив с собой небольшие  пробирные весы с гирьками, навсегда покинул Фрайберг. Ломоносов рассчитывал  с помощью барона Г. К. фон Кейзерлинга, русского посланника, уехать в Россию. Но прибыв в Лейпциг, где, по его расчётам, должен был находиться посланник, Ломоносов  не застал его там. С этого момента  для Ломоносова началась полная скитаний жизнь, которая продолжалась больше года.
   Вернувшись  на некоторое время в Марбург, он женился на Елизавете Цильх, дочери хозяйки дома, в котором он проживал.
   В 1741 году Ломоносов смог вернуться  в Петербург. 

   1.4. Педагогическая деятельность.
   Труды в Академии наук.
   Последние годы жизни.
    
   За  время отсутствия Ломоносова в Академии сменилось два президента, и к  середине 1741 года Академия так и  не имела руководителя. Число профессоров  заметно сократилось, многие кафедры  пустовали, росли денежные долги  Академии.
   10 июня 1741 года Ломоносов был направлен  к профессору ботаники и естественной  истории И. Амману для изучения  естествознания. Этот профессор  был всего на четыре года  старше Ломоносова. Ломоносов под  руководством Аммана приступил  к составлению Каталога собраний  минералов и окаменелостей Минерального  кабинета Кунсткамеры. Он быстро  справился с этой задачей, одним  из первых его научных трудов. В 1745 году он хлопочет о разрешении  читать публичные лекции на  русском языке; в 1746 году —  о наборе студентов из семинарий,  об умножении переводных книг, о практическом приложении естественных  наук. В то же время Ломоносов  усиленно ведёт свои занятия  в области минералогии, физики  и химии, печатает на латинском  языке длинный ряд научных  трактатов.
   В 1748 году при Академии возникают Исторический Департамент и Историческое Собрание, в заседаниях которого Ломоносов  вскоре начинает вести борьбу с Г. Ф. Миллером, обвиняя его в умышленном принижении в научных исследованиях  русского народа. Он представляет ряд  записок и проектов с целью  «приведения Академии Наук в доброе состояние», усиленно проводя мысль  о «недоброхотстве ученых иноземцев  к русскому юношеству», к его обучению. В 1749 году, в торжественном собрании Академии Наук, Ломоносов произносит «Слово похвальное императрице Елизавете  Петровне», имевшее большой успех; с этого времени Ломоносов  начинает пользоваться большим вниманием  при дворе. Он сближается с любимцем Елизаветы И. И. Шуваловым, что создает  ему массу завистников, во главе которых стоит И. Д. Шумахер.
   При близких отношениях с Шуваловым  козни Шумахера делаются для Ломоносова не страшными; он приобретает и в  Академии большое влияние. Под влиянием Ломоносова совершается в 1755 году открытие Московского университета, для которого он составляет первоначальный проект, основываясь на «учреждениях, узаконениях, обрядах и обыкновениях» иностранных  университетов. Ещё раньше, в 1753 году, Ломоносову, при помощи Шувалова, удается  устроить фабрику мозаики. Для этих целей 6 мая 1753 императрица Елизавета  жалует Ломоносову мызу Усть-Рудица и  четыре окрестных деревни. В том же году Ломоносов хлопочет об устройстве опытов над электричеством, о пенсии семье несчастного профессора Г. В. Рихмана, которого убило молнией; особенно озабочен Ломоносов тем, чтобы «сей случай (смерть Рихмана во время физических опытов) не был протолкован противу приращения наук»16.
   В 1756 году Ломоносов отстаивает против Миллера права низшего русского сословия на образование в гимназии и университете. В 1759 году он занят  устройством гимназии и составлением устава для неё и университета при Академии, причём опять всеми  силами отстаивает права низших сословий на образование, возражая на раздававшиеся  вокруг него голоса: «куда с учеными  людьми?». Учёные люди — доказывает Ломоносов, — нужны «для Сибири, для горных дел, фабрик, сохранения народа, архитектуры, правосудия, исправления  нравов, купечества, единства чистые веры, земледельства и предзнания погод, военного дела, хода севером и сообщения с ориентом»17. В то же время идут занятия Ломоносова по Географическому Департаменту; под влиянием его сочинения «О северном ходу в Ост-Индию Сибирским океаном» в 1764 году снаряжается экспедиция в Сибирь.18
   Благодаря природному дару и упорству Ломоносов  из северных крестьян выбился в «большие»  люди, получил чины и признания, стал крупным ученым. Но, очевидно, положил  на это слишком много сил.
   «Статский советник и профессор Ломоносов  умирал трудно и одиноко,- пишет современный  биограф.- Отяжелевший, но все еще  порывистый и беспокойный, он лежал  в притихшем большом доме. В  саду наливались соком посаженные им деревья. Весенний ветер стучал в окна. В мозаичной мастерской стояли недоконченные картины.
   Ломоносов знал, что он умирает. «Я не тужу о  смерти: пожил, потерпел и знаю, что  обо мне дети отечества пожалеют»,- записал он. Но его тревожила судьба его дела. Порой ему казалось, что вся напряженная борьба, которую  он вел, пошл насмарку. Он сполна узнал  цену милостям императрицы Екатерины II – и видел, что национальные начала русской науки, которой он развивал, снова поставлены под угрозу. Он не скрывает своих мрачных раздумий. Даже обходительному, но, в сущности, очень безразличному  к нему Якобы  Штелину Ломоносов сказал: «Друг, я вижу, что я должен умереть, и  спокойно и равнодушно смотрю на смерть. Жалею токмо о том, что не мог  я свершить всего того, что предпринял я для пользы Отечества, для приращения  наук и для славы Академии и  теперь при конце жизни моей должен видеть, что все мои полезные намерения  исчезнут вместе со мной …» Прислушивавшиеся к каждому слову царицы придворные, преисполненные сознанием своей  значительности, невежественные вельможи, юлящие вокруг них иноземцы, погрязшие  в, канцелярщине чиновники откровенно радовались, что уходит, наконец, надоедливый  человек, мечущийся и хлопочущий о чем-то на смертным своем одре. 
   Огромная  научная и организованная деятельность, постоянная борьба и тяжелая болезнь  истощила силы ученого и 15 апреля (4 апреля по старому стилю) 1765, в 5 часов  вечера, простившись с женой и  дочерьми , Ломоносов скончался на 54- м году жизни. 

   1.5. Семья и потомки.
   С ноября 1736 года (после 4 числа) Михаил Ломоносов  жил в доме вдовы марбургского пивовара, члена городской думы и  церковного старосты Генриха Цильха, Екатерины-Елизаветы Цильх (урожденной Зергель). Через два с небольшим  года, в феврале 1739-го, Михаил Ломоносов  женился на её дочери Елизавете-Христине Цильх (1720—1766)19. 8 ноября 1739 года у них родилась дочь, получившая при крещении имя Екатерина-Елизавета. 26 мая 1740 года Михаил Ломоносов и Елизавета-Христина Цильх обвенчались в церкви реформатской общины Марбурга. Сын М. В. и Е.-Х. Ломоносовых, родившийся в Германии 22 декабря 1741 года, и получивший при крещении имя Иван, умер в Марбурге в январе 1742 года (до 28 числа, когда был погребён).20 В 1743 году (не позднее ноября) Елизавета-Христина Ломоносова с дочерью Екатериной-Елизаветой и братом Иоганном Цильхом приехала в Санкт-Петербург.21  Первая дочь Ломоносовых умерла в 1743 году (о третьем их ребёнке, якобы также умершем, сведения недостоверны). 21 февраля 1749 года в Санкт-Петербурге у них родилась дочь Елена. Так как Михаил Васильевич не имел сыновей, линия рода Ломоносовых, которую он представлял, пресеклась.
   Единственная  оставшаяся в живых дочь Елена  Михайловна Ломоносова (1749—1772) вышла  замуж за Алексея Алексеевича  Константинова, домашнего библиотекаря императрицы Екатерины II. От брака  Елены Ломоносовой и Алексея  Константинова родился сын Алексей (ок. 1767—1814) и три дочери Софья (1769—1844), Екатерина (ок. 1771—1846) и Анна (ок. 1772—1864). Софья Алексеевна Константинова вышла замуж за Николая Николаевича Раевского-старшего, генерала, героя Отечественной войны 1812 года. 

   Все дети, внуки, правнуки и последовавшие  поколения, происходящие от Алексея  Алексеевича и Елены Михайловны Константиновых, являются непрямыми  потомками М. В. Ломоносова: 

      Раевские  — потомки генерал-лейтенанта Николая  Николаевича Раевского-младшего (боковые  ветви: Плаутины, Свечины, Шиповы, Звегенцевы, Толстые, фон-Карловы)
      Ностицы — потомки Александра Николаевича Раевского, друга А. С. Пушкина
      Орловы — потомки Екатерины Николаевны Раевской и генерал-майора Михаила Федоровича Орлова (боковые ветви: Уваровы, Яшвили, Котляревские)
      Волконские — потомки Марии Николаевны Раевской и декабриста, князя Сергея Григорьевича Волконского (боковые ветви: Кочубеи, Джулиани)22
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   Глава 2. Научная деятельность. 

   Предисловие. 

   Михаил  Васильевич Ломоносов сумел объять в своём творчестве все главные  области знаний, фундаментальные, основополагающие их проблемы, и настолько глубоко  проникнуть в самая? сущность непонятых  в его время явлений, настолько  идти впереди своего времени, что  и сейчас лишёнными даже малого преувеличения  звучат слова В. И. Вернадского, сказанные  более чем сто лет назад  о М. В. Ломоносове, как о предстающем  «нашим современником по тем задачам  и целям, которые он ставил научному исследованию».23
   Об  энциклопедизме М. В. Ломоносова с определённостью  говорит и сам перечень трудов его, это отмечают как представители  естествознания, так и гуманитарии. Это признавали учёные его века, сейчас факт многогранности его таланта  очевиден, наследие учёного достаточно хорошо изучено, в большинстве своём  — понято и классифицировано, но ещё А. С. Пушкин так его характеризует:
         «Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновеннуою  силовю понятия, Ломоносов  обнял все отрасли  просвещения. Жажда  науки была сильнейшею страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он всё испытал и  всё проник: первый углубляется в  историю отечества, утверждает правила  общественного языка  его, даёт законы и  образцы классического  красноречия, с несчастным Рихманом предугадывает  открытие Франклина, учреждает фабрику  сам сооружает  махины, дарит художественные мозаические произведения, и наконец открывает  нам истинные источники  нашего поэтическоо  языка».24
   А сам учёный, словно подтверждая цельность  своей натуры и понимание глубины  взаимосвязи всех направлений и  областей знания, весьма лаконично  излагает свои мысли на этот счёт:
   «Нет  сомнения, что науки  наукам много весьма взаимно способствуют, как и физика химии, физике математика, нравоучительная  наука и история  стихотворству».25 
 

   2.1. Физическая химия. 

   В 1740-х годах в М. В. Ломоносов  в «собственноручных черновых тетрадях»  «Введение в истинную физическую химию» (лат. Prodromus ad verum Chimium Physicam), и  «Начало физической химии потребное  молодым, желающим в ней совершенствоваться» (лат. Tentamen Chymiae Physicae in usum studiuosae juventutis adornatum) уже дал абрис будущего курса  новой науки, более строго оформившийся к январю 1752 года, о чём учёный пишет в итогах 1751-го: «Вымыслил  некоторые новые инструменты для Физической Химии», а в итогах 1752-го — «диктовал студентам и толковал сочиненные мною к Физической Химии пролегомены на латинском языке, которые содержатся на 13 листах в 150 параграфах, со многими фигурами на шести полулистах». Тогда М. В. Ломоносовым была намечена огромная программа изучения растворов, которая не полностью реализована и по сию пору26.
   М. В. Ломоносовым были заложены основы физической химии, когда он сделал попытку  объяснения химических явлений на основе законов физики и его же теории строения вещества. Он пишет: 
   «Физическая химия, есть наука, объясняющая на основании положений и опытов физики то, что происходит в смешанных телах при химических операциях».27 
   Леонард Эйлер говорит о М. В. Ломоносове не только и не столько как о  сформировавшем новую научную методику, сколько как о первенствующем в основоположении новой науки — физической химии вообще28
   «Сколь много я удивлялся проницательности и глубине вашего остроумия в изъяснении крайне трудных химических вопросов; так равномерно ваше письмо мне было приятно... Из сочинений ваших с превеликим удовольствием усмотрел я, что в истолковании химических действий далече от принятого у Химиков порядка отступили, и с обширным искусством в практике высокое знание с обширным искусством всюду соединяете. По сему не сумневаюсь, чтобы вы нетвёрдыя ещё и сомнительные основания сия науки не привели к совершенной достоверности, так что ей после место в Физике по справедливости дано может быть.»
   Важной  особенностью той науки, основу которой  заложил М. В. Менделеев, явился его  метод, подразумевающий исследование связи физических и химических явлений. Постоянно занимаясь практической наукой, он находит подтверждение  в ней своим теоретическим  воззрениям, но не только тому служит эксперимент  — учёный применяет его для  развития практики как таковой, опирающейся  на понимание закономерностей тех  или иных процессов. Настоящая методика касается не только химии и физики, но и вопросов химизма, сопровождающего  электрические опыты и оптические явления — свойств объектов исследования, химического их состав и молекулярного  строения. Все эти факторы говорят  о хорошо осознанной, разработанной  и последовательно применяемой  системе взглядов и приёмов, которая, с точки зрения теории познания даёт корректное экспериментальное подтверждение  гипотезам, способным вследствие того становиться основой теории. Этот методологический круг можно определить, перефразируя самого учёного, как «оживляющий» теорию и делающий практику «зрячей». 
 

   2.2. Наука о стекле. 

   В своей Химической лаборатории М. В. Ломоносов в 1752—1753 годах впервые  за всю историю науки читал  курс физической химии студентам  академического университета. А разрешение на строительство этой лаборатории  он смог получить только после трёхлетних усилий — это была первая научно-исследовательская и учебная лаборатория в России. 
   «... без лаборатории принуждён только одним чтением химических книг и теориею довольствоваться, а практику почти вовсе оставить и для того от ней со временем отвыкнуть. — М. В. Ломоносов»29 
   В октябре 1748 года, когда она, наконец, была построена, и получила оборудование, изготовленное по чертежам и проектам самого учёного, он начал проводить  в ней экспериментальные исследования по химии и технологии силикатов, по обоснованию теории растворов, по обжигу металлов, а также — осуществлял  пробы руд.
   Здесь он провёл более 4-х тысяч опытов! Им разработана технология цветных  стёкол (прозрачных и «глухих» — смальт). Эту методику он применил в промышленной варке цветного стекла и при создании изделий из него.
   Стекольное  производство того времени имело  в своём распоряжении весьма скудный  ассортимент реактивов, что, конечно, сказывалось на окраске изделий: производившееся Санкт-Петербургским  стеклянным заводом было в основном бесцветно, или окрашено в синий  и зелёный цвета. Немецкий стеклодел  Иоганн Кункель ещё в XVII веке обладал  секретом красного стекла — «золотого  рубина» (известен ещё в Древнем Риме — включение золота при варке). Но и Кункель унёс в могилу свою тайну. М. В. Ломоносов был одним из первых, кто разгадал эту рецептуру..
   Учёный  работал со стёклами и другими  силикатными расплавами ещё в  процессе изучения им технологии горнорудного и металлического дела в Германии. В 1751 году Санкт-Петербургский Стеклянный завод через Академию наук заказал  исследования по разработке цветных стёкол М. В. Ломоносову.
   Эмпирическая  технология стеклоделия тогда применялась  только практиками, не владевшими никакими научными методами. М. В. Ломоносов и  его однокашник Д. И. Воробьёв, создатель  русского фарфора, первыми заявляют о необходимости знания химии  для создания стёкол. М. В. Ломоносов  сумел доказать необходимость лабораторного  и производственного персонала.30
   Важной  стороной Ломоносовской методологии явилась присущность ему качеств отличного систематизатора, что сказывалось на теоретической упорядоченности исследований и строго последовательном, контролируемом технологическом цикле31.
   В четырёхлетних фундаментальных  научных исследованиях по химии  стекла, проводившиеся М. В. Ломоносовым, и потребовавших упомянутых четыре тысячи опытов, можно наблюдать три  крупных этапа:
      Расширение ассортимента исходных материалов.
      Получение сравнительно чистых разных минеральных красителей — посредством химической обработки природных и искусственных соединений.
      Изучение действия красителей на стекло
   Работы  проводились на чрезвычайно высоком  методическом уровне, для каждого  из вышеозначенных факторов производилась  большая самостоятельная серия  опытов, когда количественное участие его систематически изменялось в очень широких пределах. Были правильно организованы опытные плавки (точные размеры тиглей — современные практически не отличаются от использовавшихся М. В. Ломоносовым); строго соблюдалось единообразие условий опытов; впервые в практике соблюдалась строгая дозировка компонентов; точное навешивание; строгая и аккуратная, контролируемая система хранения тысяч эталонных образцов; регулярное и неукоснительное ведение подробного лабораторного журнала (самим М. В. Ломоносовым); впервые очень чётко сформулирован вопрос о влиянии состава стекла на его свойства. Сейчас целесообразность такой постановки исследования очевидна, но в то время это было новаторством — теоретическая часть особенно интересовала учёного. Он пишет: «…прилагаю я возможное старание, чтобы делать стёкла разных цветов, которые бы помянутым художествам годны были и в том имею нарочитые прогрессы. При всех сих практических опытах записываю и те обстоятельства, которые надлежат до химических теорий».
   Одновременно  он занимается и теорией цвета, что  пребывает в отчётливой связи  с настоящими и другими его  исследованиями. Он интересовался природой света и цветов с самого начала своей научной деятельности. Тогда же, в ходе размышлений о природе цветов, им был задуман ряд опытов с цветными стёклами. И в согласовании со своими теоретическими исследованиями эти эксперименты М. В. Ломоносов получил возможность проводить с 1748 года в своей Химической лаборатории, когда им были получены такие стёкла, рецептуры которых нашли применение впоследствии, при создании его мозаичных работ. Результатом этого комплекса научных исследований явилось также создание им собственной теории света и цвета, основывающейся на представлении о распространении света посредством колебания частиц эфира, заполняющего мировое пространство (уже в XIX веке академик Б. Б. Голицын назовёт её «теорией волнения»)32.
   Множество разнообразно окрашенных стёкол было получено М. В. Ломоносовым при весьма ограниченном наборе элементов, использовавшихся в качестве включений, влиявших на цветность (ныне применяющиеся с этой целью  хром, уран, селен, кадмий, попросту ещё  не были открыты в то время) —  очень искусно варьируя приёмы химической обработки в восстановительных  и окислительных условиях при  изменении состава стекла за счёт введения свинца, олова, сурьмы и некоторых  других веществ.
   Богатейшие  красные тона получены в результате добавки меди для смальт, называемых мастерами мозаики «скарцетами» и «лаками». Очень большого умения требует их варка, которая до сих  пор не всегда бывает успешной. Медь использовалась учёным также для  получения зелёных и бирюзовых  оттенков. И поныне знатоки мозаичного искусства очень высоко ценят  полихромные качества Ломоносовских смальт, и многие считают, что таких замечательных красных и зелёных оттенков крайне редко и мало кому удавалось получить.
   И вот слова Л. Эйлера, подтверждающие признание роли М. В. Ломоносова в  основании науки о стекле — и не только в его отечестве: 
   «Как я всегда удивляюсь счастливому твоему остроумию, которым в толь разных науках превосходствуешь и натуральныя явления с особливым успехом изъясняешь, так приятно было мне известие... Достойное вас дело есть что вы стеклу возможные цветы дать можете. Здешние химики сие изобретениие за превеликое дело почитают.» 
   В 1753—1754 годах недалеко от Ораниенбаума в деревне Усть Рудицы Копроского уезда М. В. Ломоносов получает для  строительства стекольной фабрике земельный надел, а в 1756 году земли были ему жалованы в вечное пользование. При постройке этой фабрики учёный проявляет свои инженерные и иконструкторские способности, начиная с выбора места строительства, расчётов строительных материалов и ориентации на первоклассные ямбургские пески и достаточное количество леса для стеклоплавильных печей и пережигания на золу; — проектирования цехов завода, детальной разработки технологического процесса, конструирования лабораторных и производственных печей, оригинальных станков и инструментов; — и кончая оформлением графических материалов, которые выполняются им также собственноручно или при непосредственном его руководстве. Усть-Рудицкая фабрика представляла собой своеобразное и в полной мере новое стекольное промышленное предприятие, и поскольку руководил ею создатель науки о стекле, ведущее место отведено было лаборатории, причём находившейся в процессе эксперимента и в постоянном совершенствовании. Певрначально на фабрике выпускался только бисер, пронизка, стеклярус и мозаичные составы (смальты). Через год появляются различные «галантерейные изделия»: гранёные камни, подвески, броши и запонки. С 1757 года фабрика начинает выпускать столовые сервизы, туалетные и письменные приборы — всё из разноцветного стекла, по большей части бирюзового. постепенно, по прошествии нескольких лет, было налажено производство крупных вещей: дутых фигур, цветников, украшений для садов, литых столовых досок.
   Эта страница деятельности М. В. Ломоносова — яркий пример органичного сочетания  всего разнообразия его способностей: как увлечённого учёного-теоретика, в совершенстве владеющего экспериментом, практика, очень удачно реализующего найденное в ходе расчётов и опытов, умелого организатора производства, вдохновенного художника-дилетанта, наделённого природным вкусом, умеющего с толком применить свои познания и в этой области. Но и сим не исчерпывается многосторонняя творческая натура — М. В. Ломоносов написал  беспрецедентное поэтическое произведение, единственное в своём роде; имеется  ввиду объём версификации, посвящённой  одному предмету, в данном случае, веществу и материалу — стеклу — почти 3 тысячи слов (около 15 тысяч знаков) составило его «Письмо о пользе Стекла к высокопревосходительному господину генералу-поручику действительному Ея Императорскаго Величества камергеру, Московскаго университета куратору, и орденов Белаго Орла, Святаго Александра и Святыя Анны кавалеру Ивану Ивановичу Шувалову, писанное в 1752 году»… 
   «Неправо о вещах те думают, Шувалов,
   Которые Стекло чтут ниже Минералов,
   Приманчивым лучем блистающих в глаза:
   Не  меньше польза в нем, не меньше в нем  краса. 

   ... 

   Далече  до конца Стеклу достойных  хвал,
   На  кои целый год  едва бы мне достал.
   Затем уже слова похвальны  оставляю
   И что о нем писал, то делом начинаю.» 
 
 
 

   2.3. Астрономия, опто-механика и приборостроение. 

   Работы  настоящего раздела находятся в  очевидной связи с Ломоносовской наукой о стекле, но соприкасаются одновременно с другими дисциплинами: физикой, принципиально иным приборостроением и оптикой.
   26 мая 1761 года, наблюдая  прохождение Венеры  по солнечному  диску, М. В.  Ломоносов обнаружил  наличие у неё  атмосферы.
   Это космическое явление было заранее  вычислено и с нетерпением  ожидаемо было астрономами мира. Исследование его требовалось для определения параллакса, позволявшего уточнить расстояние от Земли до Солнца (по методу, разработанному английским астрономом Э. Галлеем), что требовало организации наблюдений из разных географических точек на поверхности земного шара — совместных усилий учёных многих стран.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.