На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Милиция общественной безопасности

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 13.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?82
 
Введение
 
Сегодня эффективная борьба с преступностью невозможна без дальнейшего совершенствования форм и методов работы следственных органов, органов дознания, прокуратуры и суда. А быстрое, полное и качественное раскрытие и расследование преступлений во многом определяется слаженной работой органов дознания и предварительного следствия.
Однако, в условиях реформирования уголовно-процессуальной сферы[1], устоявшаяся в период действия УПК РСФСР 1960 года практика расследования уголовных дел,  не всегда обеспечивает требуемый результат. Увеличивается количество уголовных дел, по которым лица,  совершившие преступления, не установлены и не привлечены к уголовной ответственности, что существенно осложняет оперативную обстановку, затрудняет процесс установления истины по уголовному делу, восстановление нарушенных преступлением прав и интересов граждан.
Анализ статистических данных свидетельствует, что во многих регионах России, в том числе и в Тверской области, преступные общеуголовные деяния проявляют устойчивую тенденцию к росту и характеризуются недостаточно высоким  уровнем раскрываемости, а потому представляют серьезную проблему для правоохранительных органов (приложение №­­­______).
В общей массе зарегистрированных преступлений наибольшую общественную опасность составляют преступные деяния тяжких и особо тяжких составов (приложение № ____ ). При достаточно стабильной ситуации по совершенным умышленным убийствам, характерно преобладание преступлений имущественно-корыстной направленности: разбойных нападений, грабежей, краж чужого имущества (приложение № ______).
В среднем потерпевшим от преступных посягательств в Тверской области ежегодно причиняется ущерб на сумму более 400 млн. рублей, значительная часть которого им не возвращается.
Вместе с тем, информационно-аналитические материалы, в том числе оперативных совещаний, коллегии УВД Тверской области свидетельствуют, что начальники органов внутренних дел области[2],  руководители следственных и оперативных аппаратов ОВД,  не проявляют настойчивости в вопросе организации надлежащего уровня взаимодействия следователей и сотрудников органа дознания на всех этапах предварительного расследования, а само его качество остается на низком уровне.
В то же время преступники, совершенствуя свои преступные навыки,  используют средства научно-технического прогресса, модифицируют старые и изобретают новые способы совершения преступлений.
Как следствие, острота  проблемы только нарастает, о чем свидетельствует увеличение остатка нераскрытых преступлений, разыскиваемых преступников (приложение № ______).
При этом практические работники ОВД ощущают несовершенство как правового, так и ведомственного регулирования этого вопроса. Действующее уголовно-процессуальное законодательство недостаточно четко и полно регламентирует правоотношения между взаимодействующими субъектами в работе по раскрытию и расследованию преступлений,  не все практически значимые положения закреплены нормативными актами.
Тем не менее, практика показывает - там, где сотрудник органа дознания и следователь ОВД[3] работают в непосредственном взаимодействии на основе четко согласованных действий и в атмосфере взаимного доверия, недоразумений не возникает. Быстро и профессионально реализуются оперативные материалы, успешно используются как процессуальные, так и оперативные методы при сборе доказательств, наиболее полно,  качественно и быстро ведется следствие, отсутствуют какие-либо нарекания по ходу судебного разбирательства. Имеются и многочисленные примеры умелого, профессионального раскрытия и расследования преступлений на основе тесного делового сотрудничества органов предварительного расследования с органами дознания, применение передового опыта и современных методик расследования.
Очевидно, что по специфике своей деятельности следователь и сотрудники органа дознания не могут заменить и не смогут обойтись друг без друга, что обусловлено следующими основными причинами:
-  общей трудоемкостью расследования многих преступлений;
- необходимостью проведения по уголовным делам большого количества следственных, розыскных и иных процессуальных действий;
- необходимостью использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности[4] и проведения оперативно-розыскных мероприятий[5];
- оказанием преступниками противодействия предварительному следствию и др. 
Поэтому от их профессионализма, творческого отношения к делу и организаторских способностей, слаженности действий, в значительной степени зависят конечные результаты деятельности ОВД по раскрытию, расследованию и предотвращению преступлений[6].
В дипломной работе нами предпринята попытка комплексного освещения вопросов взаимодействия следователя с органами дознания в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, ведомственными нормативными актами и с учетом мнения ученых и ведущих специалистов в данной области.
Выбор темы дипломной работы определен спецификой трудовой деятельности автора – службой в Управлении уголовного розыска УВД Тверской области. Основанием проведения научно-исследовательской работы по данной теме является необходимость подготовки рекомендаций практического характера по организации взаимодействия следователя с органом дознания, для ОВД Тверской области.
Объектом исследования являются: формы правовых связей участников; их правовой статус; процессуальные, организационные и тактические аспекты взаимодействий субъектов между собой и др.
Предмет исследования - формы, методы и условия взаимодействия, а также правовые нормы и институты уголовно-процессуального права, регулирующие взаимодействие органов предварительного расследования и органов дознания  в сфере борьбы с преступностью, проблемы, возникающие в ходе такого взаимодействия, и возможные пути их решения.
Цель исследования состоит в разработке и совершенствовании теоретической модели  взаимодействия следователя с органом дознания, предложение на этой базе обоснованных рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства, ведомственных нормативных правовых актов и практики правоприменения.
Эта общая цель достигалась необходимостью решения ряда вытекающих из нее задач, к числу которых относятся:
- разработка теоретических и правовых основ взаимодействия следователя с органом дознания при осуществлении предварительного следствия;
- оптимизация форм их взаимодействия, осуществляемых в ходе предварительного следствия;
- исследование проблем правового регулирования вопросов взаимодействия и внесение предложений по их разрешению;
- установление возможных путей в совершенствовании взаимодействия следователя с органом дознания;
- подготовка научно обоснованных предложений по совершенствованию законов  и ведомственных нормативных правовых актов, связанных с вопросами взаимодействия, повышению эффективности их взаимодействия в практической деятельности.
Применительно к предмету и цели исследования, автор ограничивает объект исследования досудебным производством, под которым в уголовно-процессуальном законодательстве понимается «уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу» (п. 9 ст. 5 УПК РФ).
При подготовке дипломной работы нами применялись логический, исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой, социологический методы анализа,  наблюдение, анализ и обобщение полученных данных и др. 
В качестве эмпирической базы выступили различные нормативно-правовые акты, теоретические и методические источники, статистические данные ИЦ при УВД Тверской области, материалы судебной практики, информационно-аналитические документы, а также личный двенадцатилетний опыт службы автора в должностях участкового и оперативного уполномоченного Калининского ОВД, старшего оперуполномоченного подразделения по организации оперативной работы и начальника отдела организационно-аналитической работы  Управления уголовного розыска УВД Тверской области.
Структура и объем дипломной работы определены исходя из целей и задач исследования. Работа состоит из введения, 2 глав, 6 параграфов, заключения, библиографии и приложений.
 
 
Глава 1. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений
 
1.1. Понятие, сущность, признаки и правовая основа взаимодействия
 
В русском языке «взаимодействие» означает связь двух явлений, взаимную помощь. Поэтому очень верным представляется рассматривать взаимодействие именно как помощь органов дознания органам предварительного следствия в процессе расследования преступлений.
Перед рассмотрением вопросов взаимодействия следователя и органа дознания на современном этапе, следует отметить, что изучаемое нами явление не существовало до реформ 60-х годов ХIХ века. В уголовном судопроизводстве Российской империи не было явного разделения между органами, осуществляющими предварительное следствие и занимающимися ОРД («сыском»). Оба этих вида деятельности входили в обязанности полиции. В роли следователей выступали квартальные надзиратели, а в крупных городах – частные (следственные) приставы. Следователем в дореформенном процессе называли лицо полиции, производившее следствие[7]. В соответствии с указом Императора Александра II от 8 июня 1860 г., функция предварительного следствия была изъята у полиции и передана судебным следователям, состоящим на службе в Министерстве юстиции. А в Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. предусматривалась обязанность полиции выполнять отдельные поручения следователя, в том числе и связанные с розыском преступников. С началом применения указанных правовых норм, по-видимому, и можно связывать возникновение института взаимодействия следователя и полиции.
После Октябрьской революции 1917 г. полиция была ликвидирована, а милиция стала первым органом, на который была возложена обязанность дознания по уголовным преступлениям и проступкам[8]. Декретом СНК от 24 ноября 1917 г. был упразднен институт судебных следователей, осуществление предварительного следствия было возложено на уголовно-следственные комиссии и местных судей.
Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1920 г. был юридически оформлен фактически уже существовавший в системе Народного комиссариата внутренних дел следственный аппарат, который, однако, в связи с сокращением государственных расходов был ликвидирован в 1921 году. Этот недолго существовавший аппарат можно считать предшественником ныне действующего следственного аппарата ОВД, следователи которого осуществляют предварительное следствие по большинству уголовных дел.
В п. 5 ст. 23 Уголовно-процессуального кодекса 1923 г. разъяснялось, что под словом «следователь» понимаются народные следователи, старшие следователи, состоящие при губернаторских судах, следователи по важнейшим делам при Народном Комиссариате Юстиции и Верховном суде и следователи военно-транспортных трибуналов[9].
Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 3 сентября 1928 г. было внесено изменение в Положение о судоустройстве РСФСР, согласно которому следственный аппарат был передан прокуратуре.
Органами дознания в соответствии со ст. 97 УПК РСФСР (1923 г.) являлись, в частности, органы милиции и уголовного розыска, в ч. 2 ст. 110 которого указывалось: «С момента начатия предварительного следствия органы дознания вправе действовать по данному уголовному делу не иначе, как по поручению следователя»[10].
В ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденных законом СССР от 25 декабря 1958 г., указывалось,  что к органам дознания относятся, в частности, органы милиции. В ст. 30 данного нормативного правового акта были сформулированы полномочия следователя. В ч.3 этой статьи сказано, что следователь по расследуемым им делам вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Данная правовая норма была перенесена в ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР.
Президиумом Верховного Совета СССР 6 апреля 1963 г. был принят Указ «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка», согласно которому наряду со следователями органов прокуратуры и государственной безопасности осуществлять предварительное следствие стали также следователи органов охраны общественного порядка (позднее – органов внутренних дел).
Характеризуя современное состояние процесса взаимодействия следователя с органом дознания, необходимо отметить, что ни в уголовно-процессуальном законодательстве, ни в ведомственных нормативно-правовых актах понятия «взаимодействие следователя и органа дознания» нет. Отсюда следует, что данный термин является научным, хотя его значение для практики трудно переоценить.    
Изобличение виновных в совершении преступлений является задачей не только органов предварительного следствия, но и других правоохранительных органов, в том числе - органов дознания. В ходе расследования преступлений у следователя нередко возникает необходимость обратиться за содействием и помощью к органу дознания. А зачастую ситуация складывается таким образом, что только их совместная деятельность и активное взаимодействие между собой во время производства по уголовному делу  являются залогом успешного решения задач уголовного судопроизводства.
Законодатель предусмотрел возможность возникновения подобных ситуаций в практической деятельности и предусмотрел в ряде норм уголовно-процессуального закона правовые основы такого взаимодействия[11].
Прежде всего, необходимо дать современное определение субъектов исследуемого взаимодействия.
Согласно п. 41 ст. 5 и ч. 1 ст. 38 УПК РФ, следователем является должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.
Смысловое содержание термина «орган дознания» законодатель дает в п. 24 ст. 5 УПК РФ:  органы дознания – государственные и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся: органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению ОРД.
В вопросе о понятии «орган дознания» следует обратить внимание на определение, сформулированное профессором А.А. Чувилевым. Под органом дознания он понимает систему государственных учреждений и должностных лиц, уполномоченных законодателем осуществлять в качестве органа дознания, отнесенную к их компетенции уголовно-процессуальную деятельность[12]. В таком аспекте понятие «орган дознания» содержит важное положение. Суть его состоит в том, что указанные в ст. 40 УПК РФ государственные органы и должностные лица следует рассматривать в качестве органов дознания лишь в том случае, если они осуществляют «отнесенную к их компетенции уголовно-процессуальную деятельность» в сфере уголовного судопроизводства. Таким образом, под органом дознания понимается не один какой-то орган или должностное лицо, а система государственных органов и должностных лиц, наделенных законодателем статусом участника уголовного судопроизводства. В этой системе начальник учреждения выступает в качестве начальника органа дознания. Следовательно, начальник, руководитель, директор государственного ведомства, указанного в ст. 40 УПК РФ, и будет выполнять функции органа дознания, являясь его начальником. Таким образом, при взаимодействии с органом дознания следователь обращается к начальнику органа дознания. Тот, в свою очередь, определяет из числа подчиненных ему сотрудников конкретное лицо, которое и будет взаимодействовать со следователем.
Определившись с терминами «следователь» и «орган дознания», следует перейти к рассмотрению вопроса о сущности взаимодействия.
В научной литературе даются различные определения взаимодействию, но необходимо учитывать его общие и наиболее важные признаки:
- согласованность деятельности следователя и органа дознания (их сотрудничество);
-  основанность их деятельности на законе;
- направленность этой деятельности на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, привлечение виновных к уголовной ответственности, розыск обвиняемых и обеспечение возмещения ущерба, причиненного преступлением, путем наиболее целесообразного сочетания методов и средств, присущих названным органам.
               Нами предлагается  придерживаться следующего определения: взаимодействие следователя с органом дознания – это организованная и согласованная по целям, задачам, месту и времени, совместная деятельность следователя и органа дознания, основанная на законе и подзаконных актах, целесообразно сочетающая оперативно-розыскные,  процессуальные и административные функции соответствующих подразделений органов внутренних дел, с процессуальными и гласными розыскными действиями следователя,  при его руководящей и организующей роли и четком разграничении  компетенции взаимодействующих субъектов.
В настоящее время помимо Конституции РФ правовую основу взаимодействия следователя с органом дознания составляют:
1) В первую очередь - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями) от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ.
Основные нормы, определяющие взаимоотношения рассматриваемых субъектов взаимодействия, содержатся в ст. 38, 40, 113, 152, 156, 157, 162, 163, 164, 209, 210 и др. Содержание данных правовых норм будет рассмотрено  в главе 2 дипломной работы;
2) Закон РФ от 18 апреля 1991 года № 1026-1 (с изменениями и дополнениями) «О милиции»[13].
Данный закон содержит следующие правовые нормы, имеющие отношение к вопросам взаимодействия:
- милиция решает стоящие перед ней задачи во взаимодействии с другими государственными органами (ст. 3), в качестве которых могут выступать и следователи ОВД;
- милиция в Российской Федерации подразделяется на криминальную милицию и милицию общественной безопасности (ст. 7). К основным задачам криминальной милиции отнесено выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия обязательно, организация и осуществление розыска лиц, скрывающихся от следствия (ст. 8);
Милиция, в том числе, обязана:
- предотвращать и пресекать преступления …;   выявлять   обстоятельства,   способствующие   их совершению,  и в пределах своих прав принимать меры  к  устранению данных обстоятельств;
- принимать и  регистрировать  заявления,  сообщения  и  иную поступающую    информацию    о   преступлениях;
- выявлять и раскрывать преступления;
- возбуждать   уголовные   дела,   производить   дознание и осуществлять неотложные следственные действия;
- разыскивать лиц,  совершивших преступления, скрывающихся от органов  дознания,  следствия  и суда,  уклоняющихся от исполнения уголовного наказания, а также разыскивать похищенное имущество;
- проводить  экспертизы  по  уголовным  делам,  а  также  научно- технические исследования по материалам ОРД;
- исполнять  в пределах своей компетенции письменные поручения следователя о приводе  лиц,  уклоняющихся  от  явки по вызову,  о заключении под стражу,   производстве    розыскных,    следственных    и    иных предусмотренных   законом  действий,  оказывать  им  содействие  в производстве отдельных процессуальных действий (ст. 10).  
3) Федеральный закон РФ от 17 января 1992 г. № 2202-1 (с изменениями и дополнениями) «О прокуратуре Российской Федерации».
В соответствии со ст. 8, Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность органов внутренних дел и других правоохранительных органов по борьбе с преступностью, а значит, и взаимодействие следователей с органами дознания. В целях обеспечения координации деятельности вышеуказанных органов прокурор созывает координационные совещания, организует рабочие группы, истребует статистическую и другую необходимую информацию, осуществляет иные полномочия в соответствии с Положением о координации деятельности по борьбе с преступностью[14];
4) Федеральный закон РФ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с изменениями и дополнениями) «Об оперативно-розыскной деятельности»[15]:
- согласно ч. 3 ст. 7, одним из оснований проведения ОРМ являются поручения следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве;
- согласно ч. 1 и 2  ст. 11,  результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения ОРМ по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших граждан. Результаты ОРД могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться следователю, в производстве которого находится уголовное дело или в суд, а также использоваться в доказывании по уголовным делам;
- согласно п. 2 ст. 14, органы, осуществляющие ОРД, обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме следователя о проведении ОРМ  по уголовным делам, принятым им к производству.
Следует учесть, что рассматриваемый закон регламентирует взаимодействие не в целом следователей и органов дознания, а следователей и оперативных подразделений органов, указанных в ч. 1 и 2 ст. 13 Закона об ОРД. Исходя из положений п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что данные оперативные подразделения входят в состав соответствующих органов дознания, в том числе и в состав органов внутренних дел, а значит, и в состав милиции.
Современное состояние законодательства не позволяет полностью отказаться от регулирования вопросов взаимодействия органов предварительного следствия и органов дознания с помощью подзаконных нормативных правовых актов, среди которых:
5) Указ Президента Российской Федерации от 18 апреля 1996 г. № 567 (в ред. Указа Президента РФ от 25.11.03 № 1389)  «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью», которым утверждено Положение «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью»[16]. Регламентирует общие основы взаимодействия в целях повышения эффективности борьбы с преступностью;
6) Указ Президента Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 209 (в ред. Указа Президента от 02.12.98 г. № 1454) «О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации»[17], где указано, что милиция общественной безопасности выполняет свои задачи во взаимодействии с криминальной милицией, другими службами ОВД (в т.ч. со следователями ОВД – примеч. авт.);
7) Указ Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422 (в ред. Указов Президента РФ от 24.11.2000 г. № 1937, от 21.05.2003 г. № 547, от 03.05.2005 N 497, от 29.12.2005 N 1554), утвердивший  «Положение об органах предварительного следствия в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации»[18], в котором, в соответствии с возложенными задачами, определены функции органов предварительного следствия, в частности,  организация взаимодействия следователей органов внутренних дел Российской Федерации с органами, осуществляющими оперативно-розыскную, экспертно-криминалистическую деятельность, дознание, прокурорский надзор и судебный контроль по уголовным делам;
8) Среди приказов  Министерства внутренних дел Российской Федерации основополагающим является приказ от 20 июня 1996 г. № 334, который утвердил Инструкцию по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений[19].
Анализ положений Инструкции, их критика и предложения о внесении дополнений приводятся в главе 2 дипломной работы.
9) Хотя установление порядка представления результатов ОРД для использования в доказывании отнесено к компетенции ведомств, осуществляющих эту деятельность (см. ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД), правила эти должны быть известны должностным лицам, использующим представляемые данные – следователю, прокурору, судье. Только при этом условии они могут проконтролировать соблюдение установленного порядка, а если возникнет необходимость – проверить, соответствует ли данный  порядок закону[20].  В этих целях разработана Инструкция о порядке предоставления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд, которая согласована с Генеральным прокурором РФ и утверждена совместным приказом федеральных органов, осуществляющих ОРД[21].
 
1.2 Условия и принципы взаимодействия
               
Взаимодействие следователя с органом дознания обусловлено объективными предпосылками, важнейшим из которых, по нашему мнению,  являются:
- общность стоящих перед ними задач в борьбе с преступностью;
- различие полномочий;
- специфичность сил, средств и методов борьбы с преступностью;
- самостоятельность следователя и органа дознания, вытекающая из отсутствия административной подчиненности их друг другу, четкое разграничение компетенции;
- организующая роль следователя при взаимодействии с органом дознания;
- исключение возможности разглашения при взаимодействии сведений о средствах и методах, применяемых при проведении ОРМ, а также данных предварительного следствия без разрешения следователя или прокурора и др.
              Взаимодействие, как любая согласованная деятельность, основана на определенных принципах. При этом, учитывая, что в различных литературных источниках формулировки принципов взаимодействия расходятся, по нашему мнению необходимо исходить из тех, которые закреплены в Инструкции по организации взаимодействия (п. 1.3).
Проанализируем каждый из них в отдельности:
1) Соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан.
Принцип законности - универсальный общеправовой принцип, закрепленный в Конституции РФ, является руководящим началом деятельности для всех органов государства. Под ним понимается повсеместное, безусловное и точное исполнение всеми учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами действующего законодательства[22].
По мнению А.П. Дербенева, применительно к взаимодействию принцип законности находит свое конкретное проявление: …. «в строгом соблюдении следователем и работниками органа дознания уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативных актов МВД;
в принятии всех предусмотренных законом и ведомственными нормативными актами МВД мер в целях борьбы с опаснейшими нарушениями закона – преступлениями, с тем, чтобы ни один преступник не ушел от ответственности;  в предупреждении, пресечении и устранении иных нарушений законности со стороны любого лица, о которых становится известно следователю и органам дознания в процессе их взаимодействия»[23].
Для более наглядной демонстрации данного принципа, мы считаем необходимым привести следующий пример. Вышневолоцкой межрайонной прокуратурой в порядке надзора в феврале 2006 года была проведена проверка соблюдения законности следователями СО при ОВД Вышневолоцкого района при расследовании уголовных дел за II полугодие 2005 года, в ходе которой выявлены грубые нарушения. Так, по уголовному делу №105221-05, возбужденному по факту совершения Китайцевым Н.Е. покушения на умышленное уничтожение имущества Дранцовой Е.Ф. путем поджога дома и хозяйственной постройки. Следователь СО при ОВД Вышневолоцкого района старший лейтенант юстиции В., без проведения полного и качественного расследования, производство по уголовному делу приостановил в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, несмотря на наличие в деле подозреваемого Китайцева Н.Е., его признания в совершении преступления и других доказательств. В ноябре 2005 года данное постановление было отменено как незаконное, поскольку по делу не было выполнено ни одного следственного действия. Однако следователь В., не выполнив указаний прокурора и не устранив недостатки, повторно вынес незаконное постановление о приостановлении предварительного следствия. Волокита и полная бездеятельность, допущенная следователем В., и отсутствие должного контроля со стороны руководства СО при ОВД за ходом расследуемого подчиненным В. уголовного дела, привели к тому, что Китайцев Н.Е. совершил более тяжкое преступление – в октябре 2005 года повторно совершил поджог дома Китайцевой Т.А., которая погибла в огне. За грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства и отсутствие контроля  руководство СУ при УВД, СО при ОВД Вышневолоцкого района и  следователь В. правами начальника УВД привлечены к дисциплинарной ответственности[24].
2)  Комплексное использование сил и средств.
Сущность комплексности взаимодействия правоохранительных органов состоит в совместной разработке, обсуждении и реализации взаимосвязанных мероприятий. Комплексное использование сил и средств, которыми располагают следователь и орган дознания, предполагает:
- во-первых, что взаимодействие будет осуществляться во всех формах, с учетом конкретных ситуаций;
- во-вторых, что следственные действия и ОРМ должны составлять единый процесс установления истины по делу.
При подходе комплексного использования сил и средств в процессе взаимодействия, усилия следователя и органа дознания по раскрытию преступления являются звеньями одной цепи, порождающими и дополняющими друг друга. По определению А.А. Чувилева, «на основе информации, полученной в результате ОРД, следователь возбуждает уголовное дело. Результаты проведенных им следственных действий часто требуют осуществления оперативно-розыскных мер, которые позволяют в свою очередь наметить и провести целеустремленные следственные действия по установлению и закреплению в деле доказательств. И так до конца расследования»[25]. Именно комплексность позволяет придать взаимодействию стабильный, целостный характер, обеспечивает оптимальную расстановку сил, средств, единство замыслов и целей.
3) Персональная ответственность следователя, руководителей оперативных подразделений, начальников милиции общественной безопасности, оперуполномоченных и других сотрудников органа дознания  за проведение и результаты следственных действий и ОРМ.
Данный принцип предполагает, что каждый из участников взаимодействия должен нести личную ответственность за его результат в пределах своей компетенции. Действия же каждого участника, в отличие от широко распространенной еще в СССР коллективной ответственности, должны расцениваться индивидуально. На  наш взгляд, это побуждает сотрудников ОВД добросовестно относиться к работе по раскрытию и расследованию преступлений.
На практике, однако, данный принцип не соблюдается довольно часто. Проблема возникает, при персонификации ответственности в ситуациях, когда следователь дает, например, отдельное поручение об исполнении постановления  о производстве обыска, а сотрудники органа дознания, его выполняющие, нарушают права граждан, проживающих в конкретной квартире. По мнению автора, персональную (дисциплинарную, уголовную, в зависимости от состава допущенного правонарушения – примеч. авт.) ответственность в этом случае должен понести сотрудник органа дознания, допустивший нарушение.
Кроме того, по нашему мнению, в повседневной деятельности временные издержки в работе конкретных лиц органов дознания либо следственного подразделения не должны списываются на загруженность работой всего отдела, а ошибки – на несогласованность коллективных действий. Иначе принцип личной ответственности не будет соблюдаться.
4) Самостоятельность следователя в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.
Действие этого принципа вытекает из процессуального статуса следователя и характера его процессуальных отношений с органом дознания.
При производстве предварительного следствия все решения о его направленности и производстве отдельных следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора и (или) судебного решения. Следователь в пределах своей компетенции руководит осмотром места происшествия, определяет, когда и в каких пределах надо привлечь орган дознания к участию в раскрытии и расследовании конкретного преступления (дать то или иное поручение, либо потребовать оказать ему содействие при производстве тех или иных следственных действий и т.п.). Даже в тех случаях, когда выносимые им постановления требуют санкции прокурора и (или) судебного решения, процессуальные решения следователь принимает самостоятельно. Самостоятельность следователя закреплена в п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ и в Инструкции по организации взаимодействия (п. 2.2.1): «не уполномоченные на то законом должностные лица не вправе вмешиваться в действия следователя…».
5) Самостоятельность сотрудников оперативных подразделений в выборе средств и методов ОРД в рамках действующего законодательства.
Как уже упоминалось, при осуществлении взаимодействия следователя с органом дознания, не должно быть служебного соподчинения, слияния процессуальной деятельности и ОРД, что является непременным условием не только законности взаимодействия, но и его эффективности.
Следователь не вправе вмешиваться в ОРД, осуществляемую органом дознания. Личное участие следователя в мероприятиях органа дознания приводит к смешению оперативно-розыскных и следственных методов работы. Опасность такого смешения, заключается в том, что ОРД, хотя и основана на законе, протекает в не процессуальных рамках и не содержит столь надежных гарантий установления истины в силу специфических особенностей используемых средств. Данные, полученные оперативным путем, носят ориентировочный характер. Слепая вера в полученные оперативно-розыскным путем сведения, непринятие всего, что им противоречит, приводят следователей ко многим грубым ошибкам.
В то же время, по нашему мнению, следует избегать и стереотипных представлений, зачастую априорных,  о результатах ОРД как информации недостоверной и, в большинстве своем, произведенной с грубейшими нарушениями прав человека. Упоминание о том, что «оперативно-розыскная деятельность чревата опасными нарушениями прав и свобод человека», стало сегодня чуть ли не обязательным ритуалом, который следует соблюсти прежде, чем начать поиск путей практического применения результатов ОРД.
6) Согласованность планирования совместной деятельности следователя и органа дознания.
Занимая основное место в механизме взаимодействия, согласованность планирования действий предполагает такую организацию взаимодействия, при которой вырабатывается тактическая и стратегическая линия поведения каждого участника, определяются основные, приоритетные направления, устанавливается система координационных отношений, проводится правовое урегулирование совместной деятельности и т.д. Принцип плановости является важнейшим фактором управленческой деятельности. Он позволяет взаимодействующим субъектам при выполнении своих функций учитывать различные ситуации, эффективно использовать свои возможности.
Сущность принципа плановости, состоит в том, что стороны по взаимному согласию разрабатывают систему планов совместной деятельности, организуют их выполнение, налаживают учет и контроль и на этой основе обеспечивают единство всех звеньев в достижении поставленных задач.
Как подчеркивает П.Н. Панченко, сущность согласованности действий правоохранительных органов состоит в совместной разработке, обсуждении и реализации взаимосвязанных мероприятий[26].
При этом благодаря согласованности взаимодействия достигается широкий фронт борьбы с преступностью, обеспечивается целенаправленность в решении наиболее актуальных задач, устраняются параллелизм и дублирование в работе этих органов, более рационально распределяются между ними силы и используются различные правовые средства и методы работы.
На основе принципа плановости устанавливаются юридические обязательства сторон, субъектов правоотношений по конкретным направлениям взаимодействия. Перечень показателей плановости согласовывается сторонами. Исходя из целей, поставленных задач, оперативной обстановки, план может иметь свои особенности, но не должен выходить за пределы компетенции сторон.
Важным итогом согласованности планирования взаимодействия является стабильность правоприменительной практики. Согласованность деятельности способствует также укреплению законности в деятельности самих правоохранительных органов, улучшая возможности влияния на эту деятельность средствами ведомственного контроля и прокурорского надзора.
7) Непрерывность взаимодействия в организации расследования и раскрытия преступлений вплоть до принятия решения по уголовному делу.
Действие этого принципа также основано на том, что следователь и орган дознания обязаны сообщать друг другу о любых ставших им известными фактах и данных, которые имеют отношение к расследуемому делу и могут быть использованы в оперативно-розыскной и следственной работе. Только обеспечивая непрерывность и своевременность такого взаимодействия на протяжении всего процесса раскрытия преступления, можно обеспечить качественность совместной деятельности. Очевидно, что это способствует как уменьшению сроков расследования, так и экономии затрачиваемых средств.
8) Максимально полная социально-психологическая и профессиональная совместимость субъектов взаимодействия. Подробнее об этом – в п. 2.3.;
9)  Максимальная строгость и длительность сохранения в тайне взаимной информации, полученной субъектами взаимодействия и их намерений.
Те, кто за своими плечами имеет опыт расследования преступлений, хорошо понимают, как важно сохранять тайну следствия. «Знают двое – знает свинья» не без оснований изрек персонаж обаятельного актера Броневого в кинофильме «Семнадцать мгновений весны». Ясно, что круг лиц, которым доверено знать о планах следователя, должен быть предельно ограничен[27].
К сведениям, составляющим государственную тайну[28], относятся данные о силах, средствах, методах, планах и результатах … оперативно-розыскной деятельности; … о лицах, сотрудничающих на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими ……ОРД[29].
Таким образом, мы рассмотрели основные принципы взаимодействия следователя и органа дознания как основу, базу возникающих между ними отношений. Однако, исследование всех аспектов взаимодействия следователей с органом дознания было бы неполным без анализа конкретных форм их взаимодействия.
 
1.3. Понятие и классификация форм взаимодействия 
 
Следует отметить, что по данному вопросу, несмотря на длительность юридических споров, не существует единого мнения. Так, у А.П. Дербенева встречаем: «Под этими формами необходимо понимать предусмотренные законом и подзаконными актами способы и порядок связей следователя и органа дознания, обеспечивающие их согласованную деятельность в целях наиболее целесообразного и успешного использования своих возможностей в борьбе с преступностью»[30].
Большинство же ученых-процессуалистов подразделяют формы взаимодействия на две большие группы: процессуальные и организационные (не процессуальные). При этом за основу деления принято либо закрепление форм взаимодействия в уголовно-процессуальном законодательстве, либо - их регламентация в ведомственных нормативно-правовых актах. Очевидно, что такое разграничение является целесообразным. Оно имеет большое значение для правильного раскрытия характера правоотношений, возникающих в результате взаимодействия следственных отделов и органов дознания. 
Важность такого разграничения определяется тем, что нарушение процессуальных форм взаимодействия может привести к невозможности использования в уголовном процессе полученных данных, отрицательно сказаться на законности и обоснованности принимаемых решений.
Отступление же от организационных форм, хотя и может причинить ущерб интересам расследования, но не сопряжено с процессуально-правовыми последствиями.                     
Под процессуальными формами мы понимаем формы взаимодействия, удовлетворяющие следующим требованиям:
- субъектами отношений по взаимодействию выступают, с одной стороны, следователь, а с другой стороны – орган дознания;  
- характер действий каждого из участников для данного этапа производства по делу должен быть предусмотрен уголовно-процессуальным законом;                                                                           
- должен быть определен законодательно способ согласования данных действий. 
При производстве предварительного следствия взаимодействие следователя ОВД с милицией осуществляется в следующих процессуальных формах (п. 4 ч.2 ст. 38 и ч. 4 ст. 157 УПК РФ):                              
1) производство органом дознания ОРМ по поручению следователя; 
2) производство органом дознания по поручению следователя следственных действий;                                             
3) исполнение по поручению следователя постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий (мер процессуального принуждения);                                                       
4) оказание содействия органом дознания следователю при производстве отдельных следственных действий;                                          
5) выполнение органом дознания поручений следователя о производстве розыскных действий;  
6) принятие органом дознания розыскных и оперативно-розыскных мер по уголовному делу, которое находится в производстве у следователя, с целью установления лица, совершившего преступление;                              
7) выполнение органом дознания поручения следователя о розыске обвиняемого (подозреваемого).                                                  
Процессуальные формы взаимодействия могут осуществляться только в ходе расследования конкретного уголовного дела. Исключением являются лишь те случаи, когда орган дознания оказывает следователю содействие до  возбуждения уголовного дела при производстве такого следственного действия как осмотр места происшествия[31].                                
К организационным (непроцессуальным) формам взаимодействия следователя и органов дознания относят те формы, которые устанавливаются подзаконными и ведомственными нормативными актам, а также формы, появившиеся в процессе деятельности органов предварительного следствия  и органа дознания, которые не противоречат действующему уголовно-процессуальному законодательству, но им непосредственно не устанавливаются.        
Наиболее полно, по нашему мнению, организационные формы взаимодействия приведены у А.П. Дербенева[32]:                                                  
1) согласованное совместное планирование следственных действий и ОРМ;                                              2) совместное обсуждение собранных по делу следственных и оперативно-розыскных данных;                                                                            
3) создание следственно-оперативных групп[33] и участие в них для выезда на место происшествия и его осмотра;                                                                  
4) извещение органом дознания следователя, обслуживающего участок, где совершено преступление, либо специализирующегося по делам данной категории - о начатом расследовании такого преступления;                  
5) направление следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела материалов проверки по данным, полученным оперативно-розыскным путем;                                                                              
6) ознакомление его с оперативными материалами, имеющими отношение к возбуждаемым и расследуемым им уголовным делам. Использование следователем  результатов ОРД при расследовании уголовных дел;                                                                                                         7) создание СОГ для раскрытия преступлений для расследования сложных и трудоемких дел, а также дел прошлых лет (нераскрытых или возвращенных на доследование);                                         
8) взаимное информирование о данных, представляющих интерес для следствия и ОРД;
9) осуществление организационного руководства взаимодействием со стороны руководителей ОВД.                                                        
Характерной особенностью организационных форм взаимодействия, в отличие от процессуальных, является их тенденция к постоянному совершенствованию. Рождаются новые формы, требующие своего апробирования и последующего закрепления в подзаконных актах. Но в основе правомерности любой из них должно лежать два критерия:               
- любая форма взаимодействия должна быть основана на четком распределении и соблюдении функциональных обязанностей;                       
- форма и средства взаимодействия не могут противоречить закону.              
Существуют и другие классификации форм взаимодействия. Так, у И.Ф. Герасимова встречаем классификацию по этапам расследования:       
- при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях;                       
- при производстве предварительного следствия;                                                
- по делам, приостановленным производством[34].                           
Заслуживает внимания также классификация форм взаимодействия по длительности, предложенная А.Н. Балашовым:                                                                                                          
- единовременное (разовое);                                                                                  
- периодическое (эпизодическое);                                                                        
- постоянно действующее (постоянное)[35].                                              
Однако, по нашему мнению, эти классификации хотя и заслуживают внимания, но самостоятельного значения не имеют, поскольку, придерживаясь их, мы в результате все равно говорим о той или иной процессуальной либо организационной форме взаимодействия.
Итак, мы утверждаем, что существуют две основные разновидности форм взаимодействия: процессуальные и организационные. Такое разделение имеет большое теоретическое и практическое значение, так как основывается на  положениях нормативных правовых актов. Использование в процессе производства по уголовному делу процессуальных и непроцессуальных форм взаимодействия позволяет качественнее решать задачи  предварительного следствия, как в целом, так и отдельных его этапов.
 
Глава 2. Организационные и тактические формы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений
 
              Субъектами управления, осуществляющими организацию раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, являются начальники органов и управлений внутренних дел, начальники следственных аппаратов и следственных подразделений, начальники органов дознания и оперативно-розыскных подразделений, а также следователи, возглавляющие деятельность следственных (следственно-оперативных) групп[36], с учетом их компетенции.
Следует отметить, что с принятием в 1991 году Закона о милиции, изменился правовой статус первых руководителей ОВД. Если раньше они занимали правовое положение начальника органа дознания, то Закон о милиции лишил их данного статуса, ибо он перешел к новым субъектам органов внутренних дел - к заместителям первых руководителей УВД-ОВД в лице начальников криминальной милиции и милиции общественной безопасности. Проблема непосредственного и прямого подчинения следователей и начальников следственных отделов[37] органам дознания была снята, поскольку первые руководители министерств, управлений и отделов внутренних дел теперь выступают не как начальники органов дознания, а как административные руководители, осуществляющие организационное руководство всеми вверенными им службами, включая следственные аппараты и органы дознания (в лице криминальной и местной милиции). Помимо общего руководства на них возложены обеспечивающие по отношению к следственным аппаратам и органам дознания функции.
              Теперь начальники управлений и отделов внутренних дел не уполномочены УПК РФ и другими законами  осуществлять процессуальное руководство  и процессуальный контроль в сфере деятельности органов предварительного  расследования, т.к они не являются участниками предварительного следствия. Закон не предоставляет им права давать указания следователю по находящимся в его производстве уголовным делам.
              Начальники УВД-ОВД руководят своими заместителями, которые возглавляют следственные подразделения и органы дознания, заслушивают на оперативных совещаниях (коллегиях) их отчеты по важнейшим вопросам организации расследования, взаимодействия и управления этими службами, их обеспечения материально-техническими и финансовыми ресурсами, равно как по вопросам криминалистического и оперативно-розыскного обеспечения процессуальной деятельности органов следствия и дознания. Именно на них МВД России возлагает обязанность объединения усилий всех служб и подразделений с момента обнаружения преступления и до окончания расследования.
В связи с этим, при организации взаимодействия следственного подразделения с органами дознания, начальник ОВД должен:
- осуществлять постоянный контроль за своевременным и качественным выполнением подчиненными ему сотрудниками органов дознания поручений следователя о производстве следственных действий и ОРМ;
- обеспечивать составление следователями и оперативными работниками согласованных планов следственных действий и ОРМ;
- осуществлять постоянный контроль за своевременностью возбуждения следователем уголовных дел;
- регулярно проводить заслушивание следователей и оперативных работников о ходе работы по раскрытию преступлений.
В свою очередь, руководители следственных аппаратов и руководители органов дознания осуществляют непосредственное управление подчиненными им силами и средствами. Внутрисистемное управление включает следующие основные направления деятельности этих руководителей и подчиненных им сотрудников, через которых они реализуют эту функцию:
- сбор и анализ информации о деятельности  органов предварительного расследования и органов дознания соответственно в уголовном судопроизводстве и в ходе оперативно-розыскной и процессуальной деятельности;
- планирование работы органов следствия и органов дознания с учетом законодательного разграничения их компетенции;
- организацию деятельности следственных отделов, органов дознания и взаимодействующих с ними служб по выявлению, раскрытию, расследованию, предупреждению и пресечению преступлений;
- ведомственный контроль за деятельностью следственных подразделений, органов дознания, оказание им методической и практической помощи и др.
На всех этапах расследования решаются не только процессуальные, криминалистические, оперативно-розыскные задачи, но и организационно-управленческие, поскольку не только организация взаимодействия следователя и сотрудника органа дознания в рамках конкретного дела, но и управление в целом деятельностью подразделений  следствия и оперативно-розыскных органов, обеспечивают эффективное расследование.
Исходя из этого, профессорами Т.В.Аверьяновой, Р.С. Белкиным, предложено процесс расследования подразделять на три этапа: первоначальный, последующий и производство по приостановленным делам[38]. Формы взаимодействия при расследовании преступлений обусловлены различными факторами (вид преступления, сложность уголовного дела, количество эпизодов преступной деятельности, следственная ситуация и т. д.).
 
2.1. Стадия возбуждения уголовного дела
 
Некоторые ученые считают, что в организационном аспекте «первоначальный этап расследования включает в себя предварительную проверку, возбуждение уголовного дела и тот период собственно расследования, в течение которого создается его структура. Окончание его нередко совпадает с установлением подозреваемого или привлечением лица в качестве обвиняемого»[39].
На этом этапе должно обеспечиваться с одной стороны, немедленное и решительное реагирование на каждый преступный факт, с другой - своевременное предотвращение расследования факта, не представляющего значительной общественной опасности либо вовсе не имеющего места в действительности. Целью данного этапа является, в первую очередь, установление повода и основания для возбуждения уголовного дела[40].
В соответствии с целью перед следователем и органом дознания на этом этапе стоят следующие задачи:
- регистрация поступивших или обнаруженных первичных сведений о преступлении, т.е.  фиксирование поводов для возбуждения уголовного дела в соответствии с ведомственными нормативно-правовыми актами;
- рассмотрение поступивших или обнаруженных первичных сведений о преступлении и активное выяснение обстоятельств для принятия решения по поступившему сообщению, т.е. выяснение оснований для возбуждения уголовного дела.
Необходимо особо отметить, что несмотря на то, что уголовно-процессуальная деятельность по рассмотрению сообщений о преступлениях затрагивает права и законные интересы граждан, она не нашла достаточно полного законодательного урегулирования. При анализе норм УПК РФ, касающихся рассматриваемой стадии, нами обнаружены следующие неясности. Полномочия следователя в УПК РФ определяются не в главе «Общие условия предварительного следствия», как было в УПК РСФСР, а в разделе «Участники уголовного судопроизводства». При этом ст. 38 УПК РФ не содержит прямых указаний на то, что полномочия следователя по отношению к органу дознания возникают только при расследовании уголовного дела. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ,  следователь уполномочен «давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом,  обязательные для исполнения письменные поручения о проведении ОРМ, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении». Казалось бы, законодатель учел пожелания процессуалистов о необходимости наделить следователя полномочиями по отношению к органу дознания уже на стадии рассмотрения сообщений о преступлениях.
Однако, УПК РФ по-прежнему не определяет порядок приема, регистрации и учета сообщений о преступлениях, поскольку норма ч. 1 ст. 144 УПК РФ лишь обязывает дознавателя, орган дознания, следователя и прокурора принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение. При этом способ согласования совместной деятельности следователей и органа дознания на данной стадии законодательно также не определен. Не вносит, по нашему мнению, ясности в решение вопроса и частая смена ведомственных  нормативных актов [41].
Следовательно, на стадии рассмотрения сообщений о преступлениях,  формы взаимодействия следователей с органом дознания нельзя считать процессуальными, они в большей степени носят организационный характер.
Для определения форм взаимодействия следователя с органом дознания на стадии возбуждения уголовного дела, удобно разделить все поступающие сообщения о преступлениях на две группы:
- сообщения, содержащие достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Их рассмотрение обычно заканчивается вынесением постановления о возбуждении уголовного дела. В этом случае взаимодействия как такового не возникает;
- сообщения, не содержащие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В данном случае возникает необходимость предварительной проверки основания для возбуждения уголовного дела.
Здесь необходимо учесть следующее. Хотя уголовно-процессуальное законодательство не лишает орган дознания права возбуждать уголовное дело по сообщениям о преступлениях, по которым производство предварительного следствия обязательно, однако ведомственные нормативно-правовые акты требуют от органа дознания передачи материалов предварительных проверок по подследственности, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. Соответственно, п. 4.1.1 Инструкции по организации взаимодействия определен порядок передачи материалов проверки сообщений о преступлениях следователю через начальника отдела (органа дознания) в том случае, когда оперативный работник убедится в том, что собранных материалов достаточно для возбуждения уголовного дела.
Но, как показывает практика, именно при передаче материалов проверки сообщениям о преступлениях наиболее часто возникают конфликты при взаимодействии сотрудников органов предварительного расследования и органов дознания. Дело в том, что при недостатке данных для обоснованного решения о возбуждении уголовного дела, следователь может:
а) либо в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ самостоятельно осуществить проверочные действия[42];
б) либо в соответствии с п. 4.1.4 Инструкции по организации взаимодействия, возвратить материалы органу дознания через начальника горрайоргана для проведения дополнительной проверки. При этом в мотивированной справке он должен указать, что конкретно препятствует решению вопроса о возбуждении уголовного дела[43]. В данном случае начальник ОВД должен принять решение о необходимости проведения дополнительной проверки. Сроки же возбуждения уголовного дела к этому моменту, как правило, уже проходят.
Применительно к сказанному, нами предлагается дополнить уголовно-процессуальный закон положением об обязанности сотрудника органа дознания в течение 24 часов информировать об обнаруженном преступлении следователя, которому оно подследственно. Совместное изучение материалов о преступлении субъектами взаимодействия, анализ фактических данных, содержащихся в заявлении или сообщении, могут дать реальную возможность для обоснованного вывода о наличии или отсутствии признаков преступления. Действительно, в данном случае следователь будет иметь возможность правильно запланировать свою работу (в том числе на будущее - по возбужденному по этим же материалам уголовному делу) и при необходимости - самостоятельно провести доследственную проверку.
Реально же взаимодействие следователя с органом дознания в организационных формах начинается с момента поступления сообщения о преступлении в дежурную часть, когда дежурный по ОВД в соответствии  с п. 2.1 Инструкции об организации взаимодействия формирует СОГ для выезда на место происшествия, организует техническое и транспортное обеспечение[44].
На данном этапе взаимодействия следователь еще не является организатором взаимодействия, однако, как руководитель СОГ[45] он может потребовать у дежурного по ОВД обеспечения необходимой техникой и специалистами, а в случае отказа - доложить об этом начальнику ОВД.
В полной мере руководящая и организующая роль следователя во взаимодействии с сотрудниками других подразделений проявляется по прибытии на место происшествия. Он вправе через дежурного по ОВД привлекать к участию в осмотре специалистов различного профиля, истребовать дополнительные технические средства.
Согласно Инструкции по организации взаимодействия (п. 2.2.1), именно следователь определяет порядок работы дежурной СОГ, обеспечивает согласованную деятельность всех ее членов, направленную на установление очевидцев, пострадавших и лиц, совершивших преступление, обнаружение, фиксацию и изъятие следов преступления, формирование доказательственной базы. Важно, что не уполномоченные на то законом должностные лица не вправе вмешиваться в действия следователя на месте происшествия.
В ходе осмотра места происшествия следователь, совместно с членами дежурной СОГ, изучает первоначальные материалы, изъятые следы и иные вещественные доказательства, на основе полученной информации планирует и осуществляет неотложные мероприятия по раскрытию преступления, дает поручения и указания оперативным сотрудникам и работникам других служб о производстве розыскных и поисковых мероприятий, направляет входящих в СОГ сотрудников, на выявление, изъятие и закрепление следов преступления, установление потерпевших, очевидцев и свидетелей.
Следователь несет персональную ответственность за качество осмотра места происшествия.
При взаимодействии со следователем в составе дежурной СОГ оперативные работники уже на этом этапе как самостоятельно осуществляют необходимые ОРМ, так и выполняют его поручения о производстве следственных действий и ОРМ. При этом Инструкция по организации взаимодействия обязывает оперативных работников информировать следователя о проделанной работе в письменном виде (п. 2.3.4).
Специалист-криминалист оказывает следователю помощь в обнаружении, фиксации и изъятии следов и других вещественных доказательств, проводит их предварительное исследование, помогает полно и правильно отразить полученную информацию в протоколе осмотра.
Инспектор-кинолог по указанию следователя применяет служебно-розыскную собаку для обнаружения лиц, совершивших преступление, орудий преступления и других предметов, имеющих значение для дела. Он совместно с оперативным работником принимает участие в преследовании и задержании преступника и др.
Участковый уполномоченный милиции сообщает следователю сведения о характере и месте совершения преступления, о пострадавших и лицах, представляющих оперативный интерес, выполняет поручения следователя, направленные на установление очевидцев и иных лиц, располагающих сведениями о преступлении и преступниках. В этих целях он использует помощь общественности, внештатных сотрудников милиции и другие возможности и др.
Работник ГИБДД организует оказание помощи пострадавшим, принимает меры для сохранения обстановки и следов происшествия, помогает следователю в осмотре транспортного средства, обеспечивает медицинское освидетельствование водителя для установления возможного состояния опьянения, принимает меры для розыска скрывшегося транспортного средства и др.
В дежурную часть по мере получения необходимой информации сотрудником уголовного розыска должны передаваться сведения о характере преступления, приметах заподозренных лиц, путях их отхода с места происшествия, наличии у них транспортных средств и оружия, а также другие данные, имеющие значение для поиска и задержания преступников. Дежурный по органу внутренних дел, в свою очередь, информирует начальника органа, организует перекрытие путей отхода преступников, высылает группы захвата, а при необходимости действует, руководствуясь специальными оперативными планами.
По результатам осмотра места происшествия и другим полученным  данным, следователь:
- принимает решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении;
- совместно с работниками СОГ изучает собранные материалы, изъятые следы и иные вещественные доказательства и на основании полученной информации разрабатываются версии, и составляется согласованный план расследования;
- на основании полученной информации намечает и осуществляет неотложные мероприятия по раскрытию преступления;
- дает поручения и указания работникам органа дознания о производстве розыскных и поисковых мероприятий.
Большинство из таких мероприятий следователь осуществляет в тесном контакте с оперативным работником. Последний же, в свою очередь, исполняет отдельные поручения следователя о производстве следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий,  преследует преступника по «горячим следам», осуществляет его задержание и доставление в ОВД, производит розыск похищенного имущества,  перекрывает вероятные места сбыта похищенного, осуществляет поиск искомого по оперативным и криминалистическим учетам,  используя имеющиеся у него силы и средства.
При возвращении с места происшествия члены дежурной СОГ незамедлительно докладывают руководству ОВД и сообщают в дежурную часть о принятых мерах по раскрытию преступления. При этом взаимодействие может продолжаться несколько дней вплоть до получения информации о преступнике[46].
Весьма содержательная характеристика дана начальному этапу расследования Р.С. Белкиным: «Основная направленность этапа – интенсивный поиск, обнаружение и закрепление доказательств… Здесь осуществляется основная работа по раскрытию преступления… Действия следователя и оперативных работников на этом этапе характеризуются максимальной оперативностью, в большинстве случаев массированностью, неотложностью… Конечный момент этого этапа расследования: все наличные доказательства обнаружены и закреплены, все неотложные действия выполнены, все, что представлялось необходимым в этих условиях, сделано. А дальше следствие может идти по одному из двух путей:
1. Преступление раскрыто, т.е. преступник найден. Начинается его изобличение, детальное установление всех обстоятельств дела и элементов доказывания;
2. Преступление не раскрыто. Определяются пути дальнейшего поиска….»[47].
В связи с изложенным, необходимо отметить, что без четко налаженного функционирования в каждом горрайоргане, четкой программы деятельности каждой службы и всех сотрудников его подразделений на случай поступления сообщения о совершении опасных и сложных для раскрытия  преступлений, успеха в борьбе с ними быть не может. В этих целях в каждом ОВД, на территории обслуживания которого систематически совершаются однородные тяжкие и особо тяжкие преступления[48] (например, квартирные кражи), необходимо разработать типовые планы различных вариантов (памятки) действий служб и сотрудников на случай поступления информации о совершении таких преступлений. При их подготовке следует учитывать специфичность условий, в которых осуществляется деятельность конкретного ОВД. Нами предлагается образец такого  типового плана (приложение №8) о действиях сотрудников ОВД на случай поступления сообщения о квартирной краже, на основе которого можно составить планы действий применительно к другим видам преступлений. В основу названных планов должны включаться мероприятия, направленные на то, чтобы каждый сотрудник подразделения заранее знал свои непосредственные обязанности, и четкий перечень своих действий на случай внезапного поступления информации о совершении преступления.
Дальнейшие действия участников дежурной СОГ в зависимости от сложившейся ситуации: либо полной информационной неопределенности о лице, совершившем преступление, либо когда имеются некоторые сведения о лице, совершившем преступление, но они не позволяют установить его личность (приложение №______).
В работе дежурной СОГ самые сложные ситуации характеризуются тем, что преступник с места происшествия скрылся, кто он и где находится, неизвестно[49]. В данном случае усилия участников взаимодействия  должны быть направлены на безотлагательное разрешение на процессуальной и непроцессуальной основах двух ключевых проблем:
- собирание информации о преступнике и месте его нахождения:
- реализацию собранных сведений в целях обнаружения преступника и его уголовного преследования.
Для этого:
- исследуется (порой неоднократно) место происшествия и его окрестности, изучаются обнаруженные там следы, другие объекты;
- при необходимости используются возможности кинологов с применением служебно-розыскных собак, в частности, для преследования преступника по следам его ухода с места происшествия;
- реализуются заградительные мероприятия, направленные на поиск,  преследование, захват преступника (погоня, засады, проверка транспортных средств, прочесывание лесных массивов и т.д.);
-  производится проверка имеющих отношение к делу сообщений в средствах массовой информации, устной и письменной информации (сигналов), поступающих в правоохранительные органы от населения в конфиденциальной и официальной формах о подозрительных лицах, случаях, событиях, представляющих оперативный и следственный интерес;
- опрашивается местное население (при сплошной либо выборочной отработке жилого сектора), иные лица, находившиеся в районе происшествия в интересующий следствие период времени (отдыхающие, пассажиры и водители транспортных средств, продавцы и покупатели и т.д.);
- изготавливаются, размножаются и передаются по каналам оперативной связи для использования в розыскных целях (ориентирования) рисованные и композиционные (фотокомпозиционные и рисованокомпозиционные) субъективные портреты заподозренных лиц;
- передаются сообщения, производятся обращения к населению представителей правоохранительных органов с просьбами о содействии в поимке преступника, в решении иных актуальных задач;
- мобилизуются возможности негласного аппарата;
- изучаются дела о раскрытых и нераскрытых преступлениях, совершенных в определенных регионах за определенный период времени, отказные и проверочные материалы правоохранительных органов;
- информируется в целях организации взаимодействия оперативный и следственный состав правоохранительных органов смежных, других регионов;
- проверяются лица, склонные к правонарушениям, притоны и другие злачные места;
- производится выемка документов на предприятиях, назначаются документальные проверки финансово-хозяйственной деятельности организации, учреждений;
- назначаются экспертизы обнаруженных объектов и производятся иные оперативные и следственные действия.
При проведении обозначенных мероприятий должен быть обеспечен постоянный обмен информацией[50] между субъектами взаимодействия. Чем раньше и полнее сотрудники органа дознания сообщат следователю о полученных данных, тем своевременней он определит дальнейшие пути расследования и запланирует новые процессуальные действия. В свою очередь, своевременное информирование следователем сотрудников органа дознания о полученных фактических данных, поможет им определить необходимый комплекс ОРМ, направленных на установление и розыск лиц, совершивших преступление, розыск похищенного имущества.
Так, в рамках расследования уголовного дела о совершении преступной группой, состоящей из 13 лиц цыганской национальности, серии тяжких и особо тяжких преступлений  в отношении престарелых граждан в Тверской области в 2004 году, сотрудниками уголовного розыска из негласных источников была получена оперативная информация  о возможном месте нахождения похищенного имущества и самих преступников. Информация незамедлительно была сообщена следователю. Исходя из полученных сведений, следователем и сотрудниками уголовного розыска было организовано проведение необходимых следственно-оперативных мероприятий в интересах расследования данного уголовного дела (подготовлены соответствующие ориентировки, проведены одновременные задержания преступников и результативные обыски в нескольких местах). Благодаря профессиональным совместным действиям следователя и сотрудников уголовного розыска, все участники данной этнической преступной группы задержаны. Уголовное дело по обвинению указанных лиц  в совершении 2 умышленных убийств, 10 разбойных нападений, 2 грабежей, 2 краж, передано для рассмотрения в суд[51].
              Сотрудники органа дознания располагают и другой информацией, которая может содержаться, прежде всего,  в различных оперативных учетах,  как централизованных (оперативно-справочных, розыскных, криминалистических[52]), так  и специально созданных (например, в фототеке, картотеке по кличкам и т.п.), в автоматизированных банках криминальной информации[53]. Практика показывает, что своевременное обращение следователя к различным видам учетов, а также умелое использование полученной информации может сыграть существенную роль в расследовании преступлений, особенно совершенных в условиях неочевидности.
Значение взаимного обмена информацией велико. Как правильно заметил В.Е. Сидоров, «…взаимный обмен информацией способствует концентрации усилий следователя и работников милиции, позволяет сократить время, которое требуется для раскрытия и расследования преступления, помогает избежать ненужного дублирования следственных и розыскных действий»[54].              
Главное же - как можно быстрее обнаружить тот источник необходимой информации, который содержит зацепку, и даст «ключ» к раскрытию тайны содеянного и выходу на преступника.
Носители такого рода информации локализуются и отыскиваются в двух сферах: первая - сфера реализации криминальной активности (место происшествия плюс прилегающая к нему территория); вторая - предполагает сферы реализации пред- и посткриминальной активности искомого лица, а также других лиц, располагающих сведениями о признаках преступника и обстоятельствах содеянного (например - скупщики краденого, укрыватель преступника, иные лица).
С учетом этого на практике сформировались два основных направления выявления скрывшегося преступника. В рамках одного из них решение рассматриваемой задачи идет, опираясь на данные, почерпнутые при криминалистическом анализе преступления и обстановки, в которой оно совершено. Второе предполагает возможность выявления преступника по данным о пред- и посткриминальных событиях, так или иначе связанных с раскрываемым преступлением, в первую очередь о тех событиях, участником которых являлся преступник.
Необходимо отметить, что к сведениям, сообщенным свидетелями и потерпевшими, необходимо относиться достаточно критически, не воспринимая на веру все, о чем они сообщают, дабы не допустить ошибки в распознавании преступника. Волнения, испуг, переживания, душевные и физические травмы не могут не сказываться отрицательно на четкости, точности восприятия и фиксации в памяти деталей содеянного, невольно ведут к искажению образа преступника либо отдельных его признаков.
Информация, полученная от потерпевших и свидетелей, реализуется по-разному, что зависит от ее характера, содержания и сложившейся ситуации. В одних случаях, она используется для выявления преступника напрямую по линии «от потерпевшего к преступнику», «от свидетеля к преступнику» без каких-либо промежуточных звеньев. В других случаях использование этой информации осуществляется по более сложной схеме, опосредованно, через последовательное прохождение одного или нескольких промежуточных звеньев. При этом сведения, содержащиеся в показаниях потерпевших и свидетелей, выступают в качестве лишь исходной базы, отправного момента операции, развивающейся в направлении поиска и отработки другого носителя вещной либо личностной информации, и лишь затем от него - к преступнику. Причем в качестве промежуточных звеньев выступают, в одних случаях, другой человек или иные люди, показания которых развивают, углубляют, дополняют, уточняют исходные данные о личности преступника, в других - материально-фиксированные следы и прочие вещные носители информации, в третьих - и то и другое вместе взятое. Отсюда и различие в характере, содержании, структуре и масштабе операции по выявлению преступника.
Существуют и другие пути выявления преступника. Это может быть сделано:
- по данным, полученным при исследовании материально-фиксированных следов преступника и преступления, других вещных объектов, с которыми он взаимодействовал до, в ходе и после преступления (например, путем изучения содержания перехваченных писем, отправленных по почте, либо нелегально переданных на свободу записок из мест временной изоляции или лишения свободы):
- путем проверки конфиденциальных данных, поступивших по оперативным каналам;
- по результатам криминалистического анализа места, времени, мотива, цели, способа совершения преступления и других обстоятельств содеянного;
- по результатам разоблачения инсценировки места происшествия и др.
Для выявления преступника полезными могут оказаться также дошедшие до следователей и оперативников сведения о том, что в определенных кругах общества ходят упорные слухи, циркулируют мнения о возможности совершения данного преступления конкретным лицом.
По мере проверки выдвинутых версий их количество может сократиться за счет не подтверждения сведений и исключения отдельных лиц из числа проверяемых. В итоге определяется приоритетная, наиболее реальная группа (или группы) проверяемых лиц, вокруг которой и должны концентрироваться основные усилия и внимание участников расследования.
Обобщая изложенное, необходимо сделать вывод, что от качества совместной работы на рассмотренном этапе в целом зависит раскрываемость преступлений «по горячим следам». При этом шансы на построение адекватной модели преступления и ее успешную проверку, существенно возрастают в том случае, когда имеется информация о признаках искомого лица из различных источников (т.н. «перекрестная информация» – примеч. авт.). Однако подобное случается нечасто. Более того, жизнь дает немало примеров противоположного. В результате производства неотложных следственных и оперативно-розыскных действий далеко не всегда удастся выйти на возможного преступника. В подобной ситуации работа по поиску источников информации о личности преступника должна быть продолжена и на последующем этапе расследования.
 
2.2. Организация взаимодействия на последующем этапе производства по уголовному делу
 
После осуществления первоначальных процессуальных, оперативно-розыскных и иных предусмотренных законом мероприятий, в производстве по уголовному делу наступает новый этап – последующий. Значение его заключается в логическом продолжении мероприятий, начатых при возбуждении уголовного дела на первоначальном этапе расследования.
              Необходимо отметить, что инициатива в организации взаимодействия на этих этапах обычно исходит от следователя, в производстве которого находится уголовное дело, однако, она может исходить от начальника следственного отдела, либо от руководителя оперативно-розыскного подразделения или начальника ОВД, которые заинтересованы в результативном окончании расследования.
              Организуя взаимодействие, следователь и соответствующие руководители должны обеспечить преемственность мероприятий, определить организационные формы взаимодействия, его характер и содержание с учетом того, раскрыто или не раскрыто преступление на первом этапе, задержан подозреваемый или скрылся от органов расследования [55].
Следователь совместно с представителями взаимодействующих сторон анализирует полученные на первоначальном этапе данные, касающиеся обстоятельств совершенного преступления. Обычно это делается на совместных совещаниях. В результате выдвигаются следственные версии, согласовываются меры по их проверке, определяются конкретные исполнители, вырабатывается согласованный план расследования. По мере выполнения разработанного плана он корректируется, намечаются новые мероприятия. При необходимости оперативный работник разрабатывает отдельный план ОРМ.
              В случае, если установлено лицо, совершившее преступление, принимаются меры для привлечения его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, допроса и применения к нему меры пресечения. При этом необходимо учитывать, что предъявление обвинения конкретному лицу или группе лиц, далеко не всегда означает прекращение взаимодействия. В этот период основные усилия участников взаимодействия должны быть нацелены на всестороннее и полное установление всех обстоятельств, характеризующих предмет доказывания по уголовному делу, в
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.