На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


сочинение Формирование художественного мира С. Есенина

Информация:

Тип работы: сочинение. Добавлен: 13.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?Содержание
 
Введение ……………………………………………………………………………..2

I. Формирование художественного мира С. Есенина …………………..…...……6

1.1. Жизнь и творческий путь поэта…………………………………….6

1.2.Поэтика раннего С. Есенина ………………………………………...8

1.3 Проблематика поэзии С.Есенина. Общая характеристика …..…...15

II. Анализ и изучение избранных тем поэзии С. Есенина ……………..…….…20

2.1. Тема родины в поэзии С. Есенина …………………………………20

2.2.  Любовная лирика С. Есенина …………………………………….26

2.3. Философские мотивы лирики С. Есенина ………………………...36

Заключение ………………………………………………………………………....42
Список использованной литературы …………………………………………..…44
 
 
 
 
 
 


Введение

              «Серебряный век» русской поэзии. Когда произносишь  это  сочетание cлов, слышится  звон  множества  колокольчиков. Все  они  звонят одну мелодию, но каждый  -  по-своему. Так  же и у поэтов, которые пишут на вечные темы: о любви, о красоте природы, о нравственной  силе добра, о чести и совести, о смысле жизни. Мотивы одинаковы, но переживает и чувствует их  каждый поэт по-разному. Стихи одних струятся нежно и  лирично, стихи других – колокола, звучащие набатом, зовущие и заставляющие оглянуться вокруг и задуматься.   Чем крупнее художник, самобытнее его талант, тем сложнее полностью оценить все грани его дарования.
Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
И в той, ещё до конца не изведанной стране, имя которой поэзия, среди этих великих имён, мне наиболее близко и дорого творчество С. А. Есенина. Его стихи запали мне в душу, обогатили мою жизнь, оставили в сердце неизгладимый отпечаток. Я распахнул для себя дверь в поэтический мир Есенина, который постепенно окрасился в моём воображении в яркие цвета, обогатился разными оттенками и звуками.
Романтичная душа поэта всегда предельно открыта миру и людям. В своих стихах С. Есенин действительно «такой, как есть» - не прячется за придуманные маски, не воображает себя каким - нибудь другим. Стихи Сергея Есенина настолько близки нам, что кажутся своими, потому что он не учит, не считает себя умнее или важнее других. Все мы в молодости любим насмерть, страдаем невыносимо, тоскуем от одиночества, стихи его созвучны струнам нашей души.
Современники вспоминали, что Есенин обладал необыкновенным личным обаянием, а его стихи — магической силой. Любой собеседник находил в Есенине, его творчестве что-либо свое, приемлемое и любимое, и в этом тайна такого мощного воздействия его стихов. Мы можем говорить сегодня не только о мировой известности поэзии Есенина, но и мировом ее значении. Все новые и новые поколения приобщаются к Есенину, постигая глубину его поэтического мира. Справедливы слова Н. Тихонова: «Есенин — это вечное».
Стихи Есенина — искренняя исповедь романтической души, привлекающая одухотворенностью и стремлением воспеть лучшие человеческие чувства. Она искренно и правдиво раскрывает поиски сложной души и сложной жизни поэта. По  всей своей сути Сергей Есенин  - лирик, и мы, конечно же, больше всего любим и лучше всего  знакомы  именно с этой стороной его творчества. Сложная и интересная судьба поэта, множество путешествий, смена мест и образа жизни в сочетании с философским подходом к осмыслению действительности обусловили богатство и разнообразие тем и мотивов лирики Есенина. Мечты о человеческом счастье, боль от его отдаленности, недостижимости, непостижимости и хрупкости, сочувствие к человеку — это коренные свойства поэзии Есенина, возникшие в его ранних стихах, развитые и пронесенные через все творчество. И еще одна главнейшая, определяющая черта поэзии Есенина — проходящая сквозь всё творчество тема любви: любви к родине, природе, матери, женщине, животным, деревне, людям, что и определяет бессмертность, всеохватность и проблематику его произведений.
В последние годы возрос интерес к проблемам литературы начала XX века, усилилось стремление познать такие моменты литературного процесса, которые раньше в силу сложившихся социально-исторических условий освещались частично или негативно. В настоящее время пересматриваются прежние концепции об отдельных творческих индивидуальностях и о соотношении художественных тенденций разных направлений. В числе художников, чья личная и поэтическая судьба находится в центре внимания российского литературоведения, следует назвать С.А.Есенина. Интерес русского читателя к творчеству этого замечательного мастера слова не удалось подорвать даже массовыми запретами [22].
С.Есенин уже давно возвращен в отечественную литературу. Современный читатель с трудом представляет его в числе «закрытых» авторов. Тем не менее, не так просто разобраться в его творческом пути, в своеобразии художественной системы, в творческих связях, причинах разноречивого восприятия есенинских стихов его современниками, и главное – в истоках его таланта. А это значит, что данная проблема является актуальной и выбор этой темы моего исследования не случаен.
Исходя из этого, объектом данного исследования следует рассматривать творчество С. Есенина; предметом – изучение проблематики лирики С. Есенина.
Цель данного исследования – рассмотрение различных подходов к изучению лирики С. Есенина.
Для достижения этой цели предполагается решить следующие задачи:
?      выявить, под влиянием творчества каких поэтов и литературных тенденций складывалось мировоззрение и поэтика раннего Есенина;
?      изучить проблематику поэзии С. Есенина;
?      проанализировать ведущие темы творчества С. Есенина (любовь, родина, философия);
?      исследовать и изучить биографию писателя;
?      выявить особенности поэтики С. Есенина.
Материалами для моего литературного исследования послужила поэзия С. Есенина, воспоминания современников о нем, литературоведческие работы о творчестве поэта.
Никто из поэтов тех лет не оставил нам такого полотна. Казалось бы, что всё, о чём рассказывает Есенин в своих произведениях, он рассказывает о себе. Но  это глубоко волнует каждого из нас и сегодня. Словно из своих двадцатых годов поэт незримо шагнул к нам, в настоящее, и продолжает шагать  дальше – в будущее…
 

Формирование художественного мира С. Есенина

1.1. Жизнь и творческий путь поэта
Сергей Александрович Есенин родился в 1895 году в селе Константинове, Рязанской губернии, в крестьянской семье. Талант Есенина, его мировоззренческие искания, темы его творчества, эстетиче­ские пристрастия, его этика,— все это корнями уходило в детство.
С малолетства воспитывался у деда по матери, человека предприимчивого и зажиточного, знатока церковных книг. В расположенной напротив реставрировавшейся церкви доме бабушки по отцовской линии селились монахи и художники. Бабушка по материнской линии водила внука в монастырь за сорок верст! В ее доме собирались слепцы, странники, они пели духовные стихи — о рае, о Миколе, о Лазаре, о граде неведомом. Уже в ту пору Есенин узнал о земле обето­ванной, о непременном грядущем рае, об ином мире — и эти темы отзовутся потом в его творчестве. Есенин не был церковным человеком; в семье он приобщался к православию, на экзаменах в Кон-стантиновском земском училище по закону Божию и чтению на церковнославян­ском языке он получил пятерку, но по природе своей был «забиякой и сорванцом». Эта двойственность — стремление к духовному покою и мятежность, кротость и страстность — выразилась в его лирике.
Семейные традиции были дополнены образованием Есенина. Окончив Кон-стантиновское земское училище, он продолжил образование в Спас-Клепиковской церковно-учительской школе. В нем была страсть - к чтению. К тому же он рано от­крыл в себе поэтический дар — писать стихи начал еще в земском училище.
В 1912 году поэт переехал в Москву, где служил у купца его отец. Это был юноша с развитым самосознанием. В молодом провинциале не было комплекса ученичества. Стремительно росла в нем вера в свои силы: конфликтует с хозяйкой конторы, в которой работает, конфлик­тует с отцом, который его содержит, работает в книжном магазине и увольняется оттуда: он поэт! стихи его прокормят! В 1913 году он устраивается на работу в ти­пографию— получает и финансовую независимость, и возможность читать: все, помногу и жадно. В том же году он начинает заниматься на историко-философском отделении Московского городского народного универ­ситета им. А. Л. Шанявского.
Впервые стихи Есенина появились в московских журналах в 1914 году. В 1915 году он едет в Петроград, знакомится там с А. Блоком, С. Городецким, Н. Клюевым и другими поэтами. Восторженно принятый литературной средой тогдашней столицы как посланец русской деревни, русских полей, Есенин быстро приобрел громкую славу. В 1916 году вышел первый сборник его стихов — «Радуница». Это была пора стремительного духовного роста и совершенствования мастерства поэта.
В русскую поэзию Есенин входил как один из самых ярких поэтов крестьян­ского направления, сознанию и эстетическим вкусам которых были свойственны религиозная культура, влияние философии и поэтики литературных памятников православной мысли, включая литературу старообрядцев, влияние фольклора, со­средоточенность на судьбе крестьянства.
Короткое время Есенин служил в царской армии. Сотрудничал в эсеровских изданиях, напечатав в них поэмы «Преображение», «Октоих», «Инония». В марте 1918 года поэт снова поселился в Москве, где выступал как один из основателей группы имажинистов.
В 1919-1921 гг. много путешествовал (Соловки, Мурманск, Кавказ, Крым). Работая над драматической поэмой «Пугачев», весной 1921 года едет в Оренбургские степи, добирается до Ташкента. Стихи Есенина активно публиковались в журналах и коллективных сборни­ках, он стал одним из самых популярных поэтов России. Вышли сборники его по­эзии "Преображение" (1918), "Сельский часослов" (1918), "Голубень" (1918), "Трерядница" (1920), "Исповедь хулигана" (1921) и др. В 1922-1923 гг. вместе с жившей в Москве американской танцовщицей А. Дункан, которая стала женой Есенина, побывал в Германии, Франции, Италии, Бельгии, Канаде, США. Часто наведывался в родное Константиново, никогда не порывая с ним связи. В 1924-1925 гг. трижды гостил в Грузии и Азербайджане, работая там с огромным подъемом и создав «Поэму о двадцати шести», «Анну Снегину», «Персидские мотивы».
«Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве», — говорил Есенин. Поэзия Есенина необыкновенна по своей предельной искренности. Как писал Горький: «Сергей Есенин не столько человек, сколько орган, созданный природой исключительно для поэзии».
Лучшие страницы Есенина ярко запечатлели духовную красоту русского человека. Тончайший лирик, волшебник русского пейзажа, удивительно чуткий к земным краскам, звукам и запахам, Есенин был большим и смелым мастером стиха. Его емкие и ошеломляюще свежие образы — почти всегда настоящее художественное открытие. Пушкинская простота и прозрачность — вот идеал, который руководил Есениным в последние годы его работы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

1.2. Поэтика раннего С. Есенина

Рассмотрим, под влиянием каких поэтов и литературных тенденций складывались мировоззрение и поэтика раннего Есенина.
«Ночью луна при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов» («Автобиография»). Так начинался Сергей Есенин. И глаза, и уши подростка жадно впитывали в себя многоцветный, многозвучный мир: вешние зори бешены! Рев вьюги, запах смолистой сосны, песня тальянки, копна, свежие и рыжие стога, горластые гуси и черная глухарка с ее заунывным карком... А ум и сердце еще только про­сыпались; нередко питаясь чужими, заемными мыслями и чувствами.
Начинающий сочинитель порой послушно, как пример­ный ученик, копировал образцы и писал как будто «под диктовку» классиков. По проторенным путям он шел чаще всего тогда, когда пытался выразить свои раздумья о жиз­ни, в которой замечал горе, нищету, несправедливость, со­чувствовал беднякам и несчастным, но не находил еще своих слов и образов. Таковы его минорные рассуждения о мужицкой «неволе, залитою вином и нуждой» («Тяжело я прискорбно мне видеть», «Деревенская избенка»), о судьбе поэта («Поэт»).
Не жизненные, а книжные впечатления лежат в основе многих ранних стихотворений Есенина, и по ним можно су­дить о его литературных пристрастиях: крестьянские поэ­ты - Кольцов, Никитин, Суриков (первого он считал сво­им учителем и «старшим братом»). Пушкин и Лермонтов («Из поэтов мне больше всех нравился Лермонтов и Коль­цов. Позднее я перешел к Пушкину»). Надсон, которым за­читывалась провинциальная демократическая молодежь; Л. Толстой с его идеями непротивления и человеколюбия («Кто людей, как братьев, любит и готов за них стра­дать» – «Поэт»). И хотя соотношение личного — увиденно­го и пережитого – и литературного складывается в началь­ных есенинских опытах не в пользу первого, все же не толь­ко от книг идет 15-16-летний автор [1, с.43].
Стихотворение «Вот уж вечер...» поэт продиктовал при подготовке «Собрания стихотворений» в 1925 году и обозначил как «самое первое». «Вторым» было помечено четверостишие «Там, где капустные грядки».
Там, где капустные грядки
Красной водой поливает восход,
Клененочек маленький матке
Зеленое вымя сосет.
В отличие от первого стихотворения, лишенного мета­фор, перед нами поистине метафорическая россыпь: едва веришь, что ее «открыл» 15-летний подросток. Правда, есенинские образы основаны на фольклорных уподобле­ниях (солнце купается в небесном океане; заря-заряница пошла за водицей; маленькие детки сидят на поветке, как подрастут, так спрыгнут на землю — дуб и желуди), Но создать такую целостную природно-деревенскую —«па­нораму мира» мог только прирожденный художник, кото­рому в молодом деревце виделся детеныш-звереныш и ко­торый боялся, как бы лошади не выпили в реке лупу. Именно эта образность, выросшая из глубин народного миросозерцания, и ляжет в основу есенинской поэтики.
Своеобразие поэтического таланта Сергея Есенина впер­вые проявляется в пейзажных зарисовках и фольклорных стилизациях. Но и в них поначалу оригинальные находки уживались со стереотипами и заимствованиями, и рядом с «травным одеялом», «шелкопряными полями», с зарни­цей, распоясавшей «в темных волнах поясок» (позднее в «пенных струях»), появляются «голубые небеса» и «солн­ца луч золотой», пушкинизмы «вьюга злится», «снег мелькает, вьется», никитинское «принакрылась снегом». Срав­ните, к примеру, две «зари» в есенинских стихах 1910— 1912 годов: «выткался на озере алый свет зари» и «заго­релась зорька красная в небе темно-голубом» - яркий, свежий образ алой ткани, вытканной солнечными лучами, и привычная, расхожая метафора (ср. у Пушкина: «Горит восток зарею новой»).
Стилевая разноголосица ощутима даже в лучших есе­нинских стихотворениях той поры – «Сыплет черемуха сне­гом», «Выткался на озере...», «Хороша была Танюша...», «Матушка в Купальницу по лесу ходила». И это не уди­вительно: поэт наугад, на ощупь искал свою «тропу» в ис­кусстве («иду, тропу тая», – признавался он).
Молодой Есенин — нравственный максималист, он верил в миссию поэта-пророка, готового клеймить порочную и слепую толпу. Христианин по мировоз­зрению, он воспринимал мир как единое целое, уверяя, что "все люди - одна ду­ша", что он может, как Христос, пойти на крест за благо ближнего.
Мотивы лирики С. Есенина начала 1910-х гг. — жертвенная миссия поэта, одухотворенная природа, богоизбранность крестьянина, за которого радеет Св. Николай Угодник.
В поэзии Есенина 1910-х гг. проявились особенности его стиля. Он выстраи­вал метафорические ряды вроде
«Дымом половодье
Зализало ил.
Желтые пово­дья
Месяц уронил»,
сочетая их с образами, в которых выражал непосредственные, точные значения. Он обратился к романсному стиху с характерной для него син­таксической простотой, законченностью фразы в границах строки:
«Выткался на озере алый свет зари.
     На бору со звонами плачут глухари.
             Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
            Только мне не плачется, на душе светло».
Пристрастие к диа­лектизмам, от которого он вскоре отказался, не умаляло точности и строгости сти­ля.
Устная народная поэзия и непосредственные впечатления об окружающем мире (вначале о природе, потом о дере­венском быте) становятся основными источниками раннего творчества Сергея Есенина, помогая ему обрести свое поэ­тическое «я». И в первых же его стихах мы находим отзвуки самых популярных фольклорных жанров – песен и частушек,  широко    бытовавших    в    рязанской    деревне. «Поющее слово», услышанное с детства, побуждало сочи­нять свои припевки и «прибаски», вроде тех, что пелись в народе. «Стихи начал писать, подражая частушкам». Позд­нее воздействие фольклора на его творчество было осозна­но поэтом как начальный толчок и «точка опоры», от ко­торых оттолкнулось и на которые опиралось его «песенное слово»: «К стихам расположили песни, которые я слышал кругом себя», «Влияние на мое творчество в самом начале имели деревенские частушки». С гордостью называя себя «крестьянским   сыном»,   «певцом   и   глашатаем»   деревни, Есенин вел свою поэтическую родословную от безымянных народных сказителей, гусляров, гармонистов и считал себя «младшим братом» Кольцова, создателя «русских песен». Любовь к фольклору, знатоком и собирателем которого он был, Есенин пронес через всю жизнь. Об этом расска­зывают его сестры, сами большие любительницы песен и прекрасные песенницы: «Приезжая в деревню, Сергей очень любил слушать, как пела мать, а мы с сестрой ей подпе­вали. А то и он запоет с нами... Чаще всего русские на­родные  песни — их  Сергей  любил  до  самозабвения»   (из воспоминаний  А.  А.   Есениной   «Брат мой - Сергей   Есе­нин»). О том, как молодой Есенин собирал и пел рекрут­ские песни, вспоминают его современники. А вот свидетельство поэта С. Городецкого, с которым сблизился Есенин, приехав в 1915 году в Петроград: «Не меньше, чем про­честь свои стихи, он торопился спеть рязанские «прибаски, канавушки, страдания» («О Сергее Есенине»). Публикуя в 1918 году собранные им частушки,   Есенин   привел  не­сколько явно собственного сочинения - о поэтах-современ­никах.
Я сидела на песке,    
У моста высокого.
Нету лучше из стихов
Александра Блокова.
Пляшет Брюсов по Тверской
Не мышом, а крысиной.
Дядя, дядя, я большой.
Скоро буду с лысиной.
И в своей поэзии С. Есенин часто использует песенные и частушечные сюжеты, мотивы, образы, видоизменяя и преобразовывая их порою до неузнаваемости. Так, в сти­хотворении «Хороша была Танюша, краше не было в селе» сюжет сначала развертывается, как в народных лирических песнях об измене милого: описание героев, затем их диалог, в ходе которого выясняется, что он ее разлюбил и женится на другой. У Есенина: «Ты прощай ли, моя радость, я женюся на другой».
В песне:                                                         
Я не гость пришел, не гостить к тебе,
Пришел, любушка, распроститеся,
За твою любовь поклонитеся,
Ты дозволь мне женитеся.
Такое же объединение песенного начала с частушечным видим и в другой ранней стилизации «Под венком лесной ромашки» (1911). С одной стороны, драматический мотив потери кольца как утраты любви, а с другой - игривый, прибауточный тон и комические подробности, сравнения.[3; 86].
Лиходейная разлука,
Как коварная свекровь.
Унесла колечко щука,
С ним—милашкину любовь.
В частушке:
Я с высокого комоду
Уронила кольцо в воду.
Мне такого не купить.
Первые фольклорные подражания Есенина были дале­ки от совершенства, им недоставало цельности и безыскусности народных песен. Но, начинающий поэт уловил не только многие формальные признаки народной поэзии, но и ее душевный настрой  и такие ее харак­терные особенности, как одушевление природы, психологи­ческий параллелизм, «повествовательность» (внутренний мир героев раскрывается через их поступки - «А пойду плясать под гусли, Так сорву твою фату»).
          Некоторые приемы и образы, воспринятые Есениным из частушек, станут частью его поэтического арсенала. Например, символика одежды: «я надену красное монисто, Сарафан запетлю синей рюшкой. Позовите, девки, гармониста, Попрощайтесь с ласковой подружкой» («Девичник», 1915), «Белая свитка и алый кушак, Рву я по грядкам зардевшийся мак» (1915), «Голубая кофта, Синие глаза. Никакой я правды милой не сказал» (1925). Ср. «Красная рубашка, белые штаны - Надоел милашка хуже сатаны», «Голубая кофточка в талии не сходится. Полюбила я Ванюшу - гулять не приходится». Или образ тальянки - гармоники, то задорной, то тоскующей, то потерявшей голос.           Родимый голос тальянки слышится поэту и в завывании метели, и в зеленом шуме весны («гармошка снежная», «тальянка веселого мая»). Так частушечный образ впитывает в себя личные чувства и настроения автора и входит в круг излюбленных есенинских образов.
А ритмы частушки войдут в поэму зрелого Есенина «Песнь о великом походе» и будут звучать в его стихах, написанных 6 и 8 - стопными хореями в форме двустишной парной рифмовки, - от «Заиграй, сыграй тальяночка» до «Клен ты мой опавший, клен заледенелый» и «Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело» (1925).
     Таким образом, первым шагом в приобщении Есенина к истокам народного творчества и в поэтическом самоопределении было обращение к русской лирической песне и частушке и создание на их основе собственных произведений. Наряду с этим в ранней лирике С.Есенина ощутимо влияние традиций русской классической поэзии – на уровне тематики, проблематики и образной системы. Вместе с тем следует отметить, что близость к фольклорным истокам становится определяющей в формировании собственно есенинского поэтического голоса.
 

1.2. Проблематика поэзии С.Есенина. Общая характеристика

Все стихи истинного лирического поэта представляют собой единый поэтический мир, который про­низывают и скрепляют сквозные темы, мотивы, образы и детали.
Особую значимость в рассмотрении данного аспекта творчества С. Есенина имеет анализ его поэтического мировоззрения.
«Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчест­ве» – так определил Есенин главную тему своей поэзии, тему сложную и многогранную. А судьбы России решались в огне классовых битв. Великая Октябрьская социалистиче­ская революция явилась поворотным пунктом в истории не только России, но и всего мира, определила как дальнейший путь развития целых стран и континентов, так и судьбу каждого человека, в том числе и Есенина. «Не будь револю­ции,- писал поэт,- я, может быть, так бы и засох на ни­кому не нужной религиозной символике или развернулся... не в ту и ненужную сторону».
Эти две темы «Родина – революция» в художественном мире Есенина неотделимы друг от друга, они становятся неразрывным диалектическим единством, с которым связа­ны все мысли, чувства и переживания поэта.
Несмотря на единство и целостность, образный мир Есе­нина постоянно изменялся под влиянием крупнейших со­бытий века - революции, гражданской войны, строитель­ства социализма в СССР. Шло трудное, порой мучительное постижение поэтом новой действительности, становление и развитие его реалистического метода.
Стремление к всеобщей гармонии, к единству всего су­щего - важнейший принцип художественного мышления Есенина. Однако невоз­можность ее достижения на протяжении короткой челове­ческой жизни приводили поэта к трагизму, к временному разладу с самим собой и окружающей действительностью: диалектическое единство распадалось на свои противополож­ности.
С одной стороны, в 1922-1923 годах Есенин создает «Страну негодяев», где осознает неизбежность и необходимость революционных преобразо­ваний на селе; а с другой - в лице своего лирического героя этих лет он выражает подавленность целой группы людей в период НЭПа в «Москве кабацкой».
Единство поэтического мира Есенина приводило его к мысли о том, что все люди – «братья». А революция, четко обозначившая классовые противоречия, расколола, как думал Есенин, «единый» мир. К тому же цивилизация, которую несет революция (в его поэтической системе – «го­род», «железный гость»), «губит», по его мнению, живое («деревню», «поле»), отъединяет человека от первозданной природы, то есть опять же «раскалывает» единый мир. В этом суть противоречий Есенина 1918 – 1923 годов.
Стоит отметить, что на всем творчестве Есенина сказался его «крестьянский уклон», что определило выбор и характер художественных средств и приемов. Об этом свидетельствует идейно-худо­жественная эволюция поэта. Так, в 1914 – 1919 годы на­блюдается «двойственность восприятия мира» поэтом. В этот период наряду с реалистической картиной художествен­ного мира в его творчестве существовала и библейско-мифологическая.
Образный мир поэта объёмен и многомерен. Небо и зем­ля, по Есенину, соединены «Маврикийским дубом», «все­ленским» («небесным», «облачным») деревом («кедром», «вер­бой», «тополем»). Это «есть вечное, неколеблемое древо, на ветвях которого растут плоды дум и образов», то есть «словесное дерево».
Шумит небесный кедр
Через туман  и  ров,
И на долину бед
Спадают шишки слов.
Соединив в своем мире землю и небо с помощью такого мифического дерева, Есенин свободно «распоряжается» этим поэтическим пространством. Небо и земля в его худо­жественном мире соединяются также с помощью дождя, солнечных лучей, лунного и звездного света, деревьев, растущих на земле («Ели, словно копья, уперлися в небо») и т. д. Все земное устремлено ввысь: «Курит облаком болото», «Чахнет старая церквушка, В облака за­кинув крест».
В трактате «Ключи Марии» поэт несколько раз говорит о «браке земли с небом». Вот почему небо у него - это «го­лубая трава», «голубая пыль», «небесный песок», где растут деревья, бродят животные, а озеро на земле воспринимается как «синь, упавшая в реку», ибо «воздух и земля по отно­шению друг к другу - опрокинутость». Здесь же Есенин говорит, что «заставление воздушного мира земною пред­метностью» и обратное явление существовали еще в Египте, и это «тайна для нас не новая».
На земле прообразом мира у Есенина является дом, изба. В «Ключах Марии» поэт писал: «Изба простолюдина - это символ понятий и отношений к миру, выработанных еще до него его отцами и предками, которые неосязаемый и да­лекий мир подчинили себе уподоблениями вещам их крот­ких очагов... Красный угол, например, в избе есть уподоб­ление заре, потолок - небесному своду, а матица - Млеч­ному Пути». И потому у Есенина очень многие стихи связаны с домом, его составными частями. [27, с.96]
Через все творчество Есенина проходит образ дороги, который связывает воедино все земные пространственные образы, соединяет пространство и время, образуя единый пространственно-временной мир:
Скачет конь, простору много.
Валит снег и стелет шаль.
Бесконечная дорога
Убегает лентой вдаль.
Дорога позволяет поэту увидеть другие города и страны, встретить разных людей («Хочу концы земли измерить»). Вот почему она занимает значительное место в его поэзии, помогает почувствовать движение, тече­ние жизни.
Художественное время в поэтическом мире Есенина так­же своеобразно и представлено довольно широко: это раз­личные образы мгновения, дня, ночи, месяца, года, века пли сезона (времени года) и т. п. Тут и седая древность («Песнь о Евпатии Коловрате», «Марфа Посадница»), и современность, связанные в едином временном потоке. «Дождь часов» питает «дни - ручьи», которые бегут в «ту­манную реку», несущую свои «воды» в вечный океан време­ни: «Все годы бегут в водоем». Время течет, плывет, бежит, безостановочно движется вперед, в вечность. Есенин задумывается и над такими категориями, как прошлое и будущее, сливая краткий миг человеческой жизни с вечным потоком мирового времени, истории.
Как и в реальной действительности, в поэзии Есенина время и пространство связаны с движением (вос­ход поливает красной водой капустные грядки, болото ку­рит облаком, ветер пляшет, мрак синим лебедем выплыл из рощи и т. д.). Поэтому говорить о статичности даже доре­волюционного есенинского мира, как утверждали некоторые критики 20-х годов, здесь не приходится. Речь может идти лишь о различном характере и неодинаковой степени и ди­намичности движения в до- и послереволюционной поэзии Есенина.
Несмотря на то, что есенинский дореволюционный мир многолик и противоречив, ему свойственны и такие черты, которые делают его единым. Это и пространственная узость, ограниченная «деревенской или небесной околи­цей», и медленное течение времени: «Грустно стучали дни, словно дождь по железу». У позднего Есенина ху­дожественное пространство становится более широким, объемным и многомерным, а время - более динамич­ным.
Поэтический образ времени, как отмечают исследователи, имел большое значение в творчестве и других писателей, например Маяковского: «...в изменении образа времени одного из центральных образов поэмы («Владимир Ильич Ленин») наглядно отразилось углубление мировоз­зрения Маяковского». Идеи В. И. Ленина, большевистской партии расширили и, главное, углубили поэтический мир Есенина,  обострили  его  художническое зрение:   «солнце-Ленин» по-новому осветило всю есенинскую поэзию. Те­перь «Русь - шестая часть земли», в которой поэт - «са­мый яростный попутчик» Советской власти.
Что касается дореволюционного творчества Есенина, то следует заметить, что значительное место здесь занимает образ семьи как основной ячейки челове­ческих отношений, он прослеживается на протяжении всего его творчества. Но с годами это понятие наполняется но­вым смыслом, его значение расширяется: «мир - Единая семья». После революции данная тема ис­следуется им более глубоко: любовь к матери и к женщине сливается с любовью к Родине. Но главное, поэт шире и глубже понимает и отражает социальные взаимоотношения, показывает классовое расслоение, борьбу «красной рати» с «белой».
Есенин по-новому воспринимает путь, который прошел русский народ, борясь за свое освобождение. Так возникла и сложилась идея «великого похода», объединившая в одно целое, в своеобразную «лирическую эпопею» почти все наи­более крупные произведения поэта, в том числе и создан­ные в ранний период. Мы сгребем дворян [5, с.49].
Что касается природной и социальной сторон действительности, отраженных в поэзии Есенина, то они связаны воедино образом человека, сущность которого всю жизнь занимала поэта. Так, в лирической драме «Пугачев» показана борьба, двух начал в человеке: доброго и злого. В этой борьбе побеждает первое начало, что закрепляется и развивается в поэме «Цве­ты» (1924), которую сам автор называл «философской вещью». Здесь поэт приходит к окончательному выводу о том, что человек по своей природе и историческому предназ­начению должен быть «цветком неповторимым», «который врос корнями в землю». Есенин воспевает не цветы вообще, а «красные цветы», которые ведут борьбу с другими цветами-людьми,  «цветами-палачами», «цветами  с кустов», оторванными от родной почвы.
В данном параграфе мы остановились лишь на некоторых основных проблемах и главных особенностях художественного мышления и поэтического мира С. Есенина. Следовательно, мы можем сделать вывод о том, что анализ лирики С. Есенина позволяет уяснить черты преемственности и самобытности и убедиться в ее целостности и единстве.
II. Анализ и изучение избранных тем поэзии С. Есенина

2.1. Тема родины в поэзии С. Есенина

Современники С.А. Есенина отме­чали, что сам поэт признавался, что «все его творчество - о России, что Россия - главная тема его стихов. - Без этой темы я не был бы поэтом». И, действительно, он пронес эту тему через всю свою короткую жизнь, через все свои произведения. С юных лет поэт пишет о стране «березового ситца», шумных зеленых дубравах, необъятной небесной сини, о серебристой луне... Эта любовь к отчизне и в особом поэтическом мире природы. Мир природы наполнен красками, движением, звуком. Земля, небо, деревья и травы «говорят» на понятном поэту языке. Через конкретные образы родной природы передает поэт чувство безграничной любви к Родине.
Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.
Стихотворение «Край любимый! Сердцу снятся...» (1914). Есенин уже так умеет рассказывать о природе, что можно почувствовать слияние поэта с нею. «Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных», - говорит он, обращаясь к родному краю. Примечательно, что приветствует он не кусты и деревья, а именно «край любимый». А в нем - все прекрасно: резеда, вызванивающие ивы, болото, которое «курит», даже «гарь в небесном коромысле». Этот край никогда не отпускает, он снится, причем сердцу.
Интересно воспоминание о стихах Есенина артиста Качалова, который, находясь за границей, всегда возил с собой томик стихов своего друга: «Такое у меня было чувство, как будто я возил с со­бой... горсточку русской земли. Так явственно веяло от есенинских стихов родной землей».
В есенинских стихах 1914 года возникает обобщенный об­раз русской земли с ее бескрайними степями, отороченны­ми на горизонте лесом, с ее спокойными реками, лениво текущими в отлогих берегах: «Не видать конца и края - Только синь сосет глаза». Толчком к этому обобщению, возможно, послужила разлука с родимым краем, которая усилила любовь к нему и позволила окинуть взором всю Россию. Ведь «большое видится на расстоянье» – и в прямом, и в переносном смысле, как скажет впоследствии сам поэт.
Характерной особенностью стихов 1914-1917 годов является то, что вместе с природой прославляются патриархальные и религиозные начала в жизни дореволюционной России. В стихотворении «Той ты, Русь моя родная!» (1914), обращаясь уже ко всей стране, поэт задерживает свое внимание на хатах, где «в ризах образа», на низеньких околицах, «коротком спасе» в деревенских церквах; образы берутся из церковных книг и христианских представлений. С этими образами Есенин тесно связывает быт и нравы деревни. Молодой Есенин не избежал идеализации: рек­руты у него веселые, старики улыбающиеся, девушки лу­кавые; мирные пахари собираются на войну «без печали, без жалоб и слез».
Край родной! Поля как святцы,
Рощи в венчиках иконных.
Я хотел бы затеряться.
В зеленях твоих стозвонных.
Правда, в этих описаниях смиренной, благочестивой Ру­си столько искренности и непосредственности, что они по­рой превращаются в страстные гимны во славу отчизны.
Если крикнет рать святая:                      
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
В есенинские песни о родине нет-нет да проскальзыва­ют задумчивые и печальные нотки, как легкое облачко грусти на безоблачно-синем небе его юношеской лирики: «Сердце гложет плакучая дума... Ой, не весел ты, край мой родной». «Плакучую думу» внесла в поэзию Есенина на­чавшаяся война, умножившая народные тяготы и горести. «Край ты мой заброшенный, Край, ты мой, пустырь», «горевая полоса», «печальные места» - так теперь описы­вает поэт родную сторону [4, с.68].
Родственные мотивы встречаются в стихотворении того же периода «Край ты мой заброшенный...» В строчках этого стихотворения звучит грусть о запущенности родных мест, о пустыре, некошеном сене и в то же время поэт присоединяет к столь скорбным чувствам свою лирическую восторженность. Таковы стихотворения из цикла «Русь» (1914) и «Запели тесаные дроги» (1916), созданные под несомненным воздействием А. Блока. Тут, с одной стороны, возникают редкие и скорбные часовни на дороге и поминальные кресты, а с другой -  поэтичнейший «молитвословный ковыль», звенящий в родных степях  в унисон поющим тесаным дрогам. И вот из этого противоречия, выплескивается признание:
О Русь, малиновое поле, И синь, упавшая в реку, Люблю до радости и боли Твою озерную тоску.
С одной стороны, трагичный саван озер, «хижины хилые» и запахи ладана. А с другой - восторженная идеализация «добрых молодцев» и «мирных пахарей», сопровождаемая откровением:
Но люблю тебя, родина кроткая,
А за что — разгадать не могу.
Любопытно, что чем безрадостнее воспроизводимые Есениным картины, тем сильнее у него привязанность к родимым далям.
Есенин не перестает славить «брозды милые», «березовую Русь», луговые песни. Во многих его дореволюционных стихах «дремлет Русь в тоске своей веселой» («Голубень» 1915) и светит поэту «в сердце» («О, пашни» 1917).
Шесть стихотворений и поэм поэт называет одним дорогим ему словом «Русь». Но каждое произведение дышит сыновней любовью к Родине. Так, в стихотворении «Я снова здесь в семье родной» (1915) он любуется «кудрявым сумраком» и волнуется «вечерней грустью», а свой край трогательно называет «задумчивым и нежным».
В то же время Есенин стремится передать ощущение всенародного горя не только в своих излияниях и описаниях деревен­ского быта, но и в картинах природы. Если в ранних стихах лирические концовки порой не, вытекали из детальных, красочных пейзажных зарисовок («Топи да болота», «синий плат небес» и хвойная позолота леса, теньканье синицы и скрип обоза, речные ракиты и косьба на лугу - и вдруг: «Край ты мой забытый!»), то в «Руси» есенинские пейзажи, не теряя своей живопис­ности, впитывают в себя драматизм событий и пережива­ний. Началась война - «грянул гром, чашка неба раско­лота, тучи рваные кутают лес», «машет саваном пена с озер». Люди с тревогой ждут вестей с «театра военных действий» (как тогда писали в газетах) - и природа пол­на мрачных предчувствий: «в роще чудились запахи ла­дана, в ветре бластились стуки костей».
Это был шаг вперед и в овладении поэтическим мас­терством, и в раскрытии темы родины, которая в отличие от предыдущих произведений не отягощена религиозной символикой и далека от безмятежной идилличности.
Отныне в творчестве Есенина на первый план выдвига­ются не исторические экскурсы, не бытовые сцены и не пейзажные зарисовки, а взволнованная дума о России: «Люблю до радости и боли Твою озерную тоску», «Но не любить тебя, не верить Я научиться не могу», «О сторо­на ковыльной пущи, Ты сердцу ревностью близка». С годами юношеская влюбленность в загадочную Русь сменится ощущением кровной духовной близости и сыновней преданности родине. Но образ Рос­сии навсегда останется овеянным дымкой печали, иногда светлой, умиротворенной, иногда мучительной, камнем ло­жащейся на сердце.
Россия! Сердцу милый край,
Душа сжимается от боли -
Уж сколько лет не слышит поле
Петушье пенье, песий лай.
(«Ленин», 1924)
Определенным рубежом в осмыслении Есениным темы Родины стал 1917 год. Поэт прощается с «прекрасной, но нездешней, неразгаданной землей и приветствует новую Русь – «буйственную», «от­чалившую», «воспрянувшую». В стихотворении «О верю, верю счастье есть» (1917) мы отчетливо слышим шум и ропот «буйных вод», видим, как «заря молитвенником красным пророчит благостную весть». И поэт верит в возможность счастья для своего народа. Он зовет Русь взмахнуть крылами, чтобы отправиться в неизведанный дальний полет.
Возникает ощущение грандиозности свершающегося на родной земле. Оно, это чувство, живет в «Иорданской голубице» и «Небесном барабанщике» (1918), где поэт называет Русь «отчалившей» и встре­чает «прорезавший тучи день».
Жизнь не дает покоя и умиротворения. Она ежечасно несет на родную землю неумолимые перемены. Надвигается страшный желез­ный гость, обдает стужей «хладная планета», укрепляются новые, подчас странные нравы, «в дому большие недостатки», гибнет старая деревня, «теперь богу негде помолиться» («Возвращение на родину» 1924). Есенин проявляет сложное, противоречивое отношение к переме­нам в Отчизне. Такие стихотворения, как «Сорокоуст», «Исповедь ху­лигана» (1920), «Возвращение на родину» и «Русь советская» (1924), показывают сложное отношение автора к произошедшим на его родине переменам. С одной стороны, поэт учится постигать «в каждом миге Коммуной вздыбленную Русь», а с другой - «душа спросонок хрипло пела, не понимая праздник наш». Грустна радость дальней­шего существования, В своей родной деревне поэт ощущает себя «пилигримом угрюмым Бог весть с какой далекой стороны».
Новый свет другого поколения не греет. И вот в «Руси советской» оформляются скорбные строчки монолога:
Ах, родина! Какой я стал смешной.
На щеки впалые летит сухой румянец.
Язык сограждан стал мне как чужой.
В своей стране я словно иностранец.
С обра­зом Родины у Есенина слился образ самого дорогого человека - матери, и оттого переживания близости к ней обостряется необычайно. Таковы «Письмо к матери», «Письмо от матери»,  «Ответ» (1924). В последнем поэт связывает с отчизной образ разлива, который ему дорог и любим. Поэт надеется на свое обновление, возрождение, на свое активное участие в новой жизни. По-пушкински он верит в то, что «она придет, желанная пора».
И до известной степени она действительно пришла для Есенина   в последние полтора года его жизни. Он прославляет Русь советскую  и ее героя, создавая лиро-эпические произведения: «Баллада о двадцати шести», «Песнь о великом походе», «Анна Снегина». Автор этих   произведений стремится лучше разобраться в новой родной Отчиз­не, искренне хочет стать настоящим сыном «великих штатов СССР». Об этом он пишет в торжественно - патетических «Стансах» (1924).   Вновь признаваясь, что «более всего Любовь к родному краю» его «томила, мучила и жгла» Есенин заявляет:
Хочу я быть певцом
И гражданином,
Чтоб каждому,
Как гордость и пример,
Был настоящим,
А не сводным сыном
В великих штатах СССР.
В стихотворении «Неуютная жидкая лунность» (1925) поэт начи­нает мечтать о «каменной» и «стальной» Отчизне: Через каменное и стальное Вижу мощь я родной страны.
А потому он, хотя и с грустью, прощается с полевой Россией и ее лачугами, сохой и песней тележных колес.
Так развивалась тема Родины и природы в поэзии Есенина,    оставаясь, однако, у него постоянной. Можно сказать, что все замечательное по искренности и душевности творчество Есенина было венком из песен, сплетенным Родине.

 

 

2.2.  Любовная лирика С. Есенина

С самых ранних стихов в лирике Есенина в качестве одной из главных звучит тема любви. Первоначально она заявлена в произведениях фольклорно-поэтического, иногда стилизаторского ха­рактера, например «Подражание песне»:
Ты поила коня из горстей в поводу,
Отражаясь, березы ломались в пруду.
Я смотрел из окошка на синий платок,
Кудри черные змейно трепал ветерок.
Мне хотелось в мерцании пенистых струй
С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.
Здесь стилизованы все элементы стиха, и авторское «я» неизбежно воспринимается как традиционное «я» народной лирической песни.
Как светлы строки, в которых поэт сравнивает березу с любимой девушкой:
В стихах о любви, относящихся к 1918 – 1919 го­дам, обозначились уже чисто есенинские мотивы, сливающие воедино поэзию любви с поэзией природы, передающие высокую одухотворенность чувства и его целомудренность. Любовь — это естественное чувство, гармоничное сочетание человека и природы. Таково стихотворение «Зеленая при­ческа...», построенное на сравнении девушки с тонкой, заглядевшейся в пруд березкой, ее кос с ветвями, пронизанными лунным гребешком:
    Зелена прическа,
    Девическая грудь,
    О тонкая березка,
    Что загляделась в пруд?
Один из ближайших друзей поэта, литератор Георгий Устинов, недаром писал, что элементы эротики совершенно отсутствовали в стихах Есенина.    «Были, впрочем, такие элементы, - добавляет он, - но совершенно целомудренного, я бы сказал детски-целомудренного характера, вроде: «Отрок-ветер по самые плечи заголил на березке подол» или о той же березке и о пастушке: «За голые колени он обнимал ее». В таком духе, вероятно, должна была быть выдержана задуманная Есениным в начале 1918 года (но  не­осуществленная)  книга «Стихи о любви».
В рассмотрении данной темы следует обратиться к циклу стихов «Любовь хулигана».
Созданный в конце 1923 года, после возвращения Есенина из-за границы, цикл включает в себя семь стихотворений, в совокупности составляющих маленькую «новеллу»: «За­метался пожар голубой...», «Ты такая ж простая, как все...», «Пускай ты выпита другим...», «Дорогая, сядем рядом...», «Мне грустно на тебя смотреть...», «Ты прохладой меня не мучай...», «Вечер черные брови насупил...».
«Моделью» образа лирической героини послужила первая красавица камерного театра А. Я. Таирова Августа Лео­нидовна Миклашевская, сразу же пленившая Сергея Есе­нина. Однако сама Миклашевская была весьма холодна и сдержанна: она знала о недавнем разрыве Есенина с Дун­кан. И хотя цикл посвящен Миклашевской, тем не менее, он представляет собой тонкое художественное обобщение любовных переживаний поэта, в том числе и его глубоких раздумий о своей судьбе.
Каждое стихотворение здесь - своеобразный слепок с души поэта, а все вместе они представляют собой закончен­ный дневник, в котором просматриваются сплавы разно­родных чувств и переживаний, внешне несхожих друг с другом: это могут быть и воспоминания, связанные с образом Айседоры Дункан, и нахлынувшие чувства к Миклашев­ской. Таким образом цикл «Любовь хулигана» можно рас­сматривать как отход поэта от стихии «к
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.