На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Вещественные доказательства: значение, процессуальное оформление и особенности их оценки

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 15.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 23. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?81
 
 
 
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА
 
 
ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ В ГАК
Заведующий кафедрой уголовного права и уголовного процесса
Э.Л. Раднаева
«___» ______________2009г.
 
 
Вещественные доказательства: значение, процессуальное оформление и особенности их оценки
(Дипломная работа)
 
 
Научный руководитель:
Ст. преподаватель кафедры уголовного права и уголовного процесса Бессонова Т.В.
______________________
 
Автор работы: Харанутов И.Э. ст.очн.отд. 12141 группы V курса
____________________
 
 
 
 
Улан-Удэ
2009
                                         
                                        ОГЛАВЛЕНИЕ
 
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………….3
 
1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, СУЩНОСТЬ, ОЦЕНКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ…………...7
        1.1 Эволюция понятия доказательства в науке российского законодательства………………………………………………………………..7
        1.2 Сущность, источники, виды, оценка и использование доказательств…………………………………………………………………..13 
        1.3 Фальсификация доказательств……………………………………..22
2. ЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РФ……28
       2.1 История развития и понимание вещественных доказательств в наше время………………………………………………………………………28
        2.2 Виды вещественных доказательств………………………………...30
        2.3 Процессуальный порядок сбора Вещественных доказательств..44    
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...56
 
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………...60
 
 
 
 
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Уголовное судопроизводство призвано защищать права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно каждого гражданина от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод.
Развитие уголовно-процессуального законодательства России характеризуется как усилением внимания к гарантиям прав личности, так и совершенствованием процесса и средств доказывания.
Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации впервые в истории российского законодательства дал определение содержания процесса доказывания (ст. 85 УПК РФ). Деятельность правоохранительных органов, при производстве по уголовным делам связана с собиранием, проверкой и оценкой доказательств. Уголовно-процессуальный закон дал новую интерпретацию понятия доказательств. Если ранее к ним относили фактические данные (ст. 69 УПК РСФСР), то сейчас это любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (ст. 74 УПК РФ). Значительную часть среди них занимают вещественные доказательства. В качестве основания для деления доказательств на вещественные и личные выступает способ их формирования. Различие этих доказательств проводится в зависимости от того, принимало ли сознание человека участие в отображении доказательственной информации на ее носителе.
Термин «вещественное доказательство» был впервые использован в отечественном законодательстве в 1812 г. Однако его дефиниция была дана только в 1864 г. в ст. 371 Устава уголовного судопроизводства. Это было первое законодательное определение в уголовном судопроизводстве открытого перечня предметов, которые могут быть вещественными доказательствами. Сегодня уголовно-процессуальный закон использует такой же подход к определению данного вида доказательств.
Вещественные доказательства могут использоваться для выяснения практически всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Роль и значение вещественных доказательств могут быть правильно оценены только при самом тщательном, критическом сопоставлении со всеми обстоятельствами дела, со всеми доказательствами, собранными в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела. Закон признает их полноценными доказательствами, подлежащими, наряду с другими, проверке и оценке на общих основаниях.
Проблема института вещественных доказательств интересовала многих ученых, ей посвящены научные труды таких авторов, как Р.С. Белкин, Т.В. Варфоломеева, М.М. Выдря, Е.А. Доля, И. Кертес, Н.М. Кипнис, Ю.Г. Корухов, П.А. Лупинская, Ю.А. Ляхов, Н.А. Селиванов, С.А. Шейфер, А.А. Хмыров, А.А. Эйсман и др.
Однако исследование института вещественных доказательств в настоящее время приобретает большую актуальность. Сегодня изменениям подвергается структура совершения преступлений (используются изощренные способы, в том числе основанные на достижениях современных технологий), в результате появляются новые вещественные доказательства, обнаружение, закрепление, изъятие и исследование которых отличаются существенной спецификой. Кроме того, изменение уголовно-процессуального законодательства, в частности, принятие нового УПК России, коснулось и института вещественных доказательств.
Актуальным становится исследование вопросов о собирании вещественных доказательств не только в ходе следственных, но и иных процессуальных действий.
Необходимостью неукоснительного соблюдения конституционной нормы о неприкосновенности всех форм собственности обусловлено исследование проблемы ограничения вещных прав лиц, у которых были обнаружены и изъяты предметы и документы.
Являясь завершающим этапом процесса доказывания, использование вещественных доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, имеет некоторые неразрешенные теоретические и практические вопросы (например, правовые последствия утраты вещественных доказательств, исследование вещественных доказательств в суде).
Данная тема актуальна для исследования еще и потому, что с принятием УПК РФ можно не только моделировать, но и анализировать эффективность использования института вещественных доказательств на практике. Поэтому разработка указанных проблем важна и для теории уголовного процесса, и для практических работников.
Цель работы – проанализировать пути повышения эффективности использования вещественных доказательств в ходе уголовного судопроизводства на основе совершенствования уголовно-процессуального законодательства, следственной и судебной практики.
Цель работы определила ее задачи:
- изучение исторического опыта использования вещественных доказательств для установления преемственности его использования в современном уголовном судопроизводстве России;
- анализ сущности и значения вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве;
- исследование процессуальной регламентации обнаружения, фиксации, изъятия, осмотра и хранения вещественных доказательств;
- исследование проблемы ограничения вещных прав лиц, у которых обнаружены и изъяты предметы и документы, направленных на совершенствование правоприменительной практики и нормативного регулирования этого вопроса;
- анализ проблем оценки и проверки вещественных доказательств, а также использования в качестве таковых предметов и документов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий;
- исследование некоторых проблем использования вещественных доказательств и разработка практических рекомендаций.
Объектом работы служат правоотношения, возникающие в ходе уголовного судопроизводства по собиранию, проверке, оценке, использованию и хранению вещественных доказательств в уголовном процессе России.
Предмет работы — нормы института вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве России и практика их применения.
Нормативной и теоретической базой работы послужили Конституция РФ, уголовно-процессуальное законодательство РФ, труды отечественных историков, процессуалистов, криминалистов: Т.В. Аверьяновой, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, А.Д. Бойкова, А.Н. Васильева, М.М. Выдрин, М.М. Гродзинского, А.А. Давлетова, В.А. Власихина, Е.А. Доли, Л.М. Карнеевой, Н.М. Кипниса, Л.Д. Кокорева, Ю.В. Кореневского, Н.П. Кузнецова, В.П. Лаврова, П.А. Лупинской, Ю.А. Ляхова, А.И. Михайлова, Ю.К. Орлова, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, М.К. Треушникова, В.М. Савицкого, Л.Т. Ульяновой, А.А. Хмырова, и др.
Структура работы определяется содержанием темы и задачами. Дипломная работа состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения, списка использованной литературы.
 
 
 
 
 
 
1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, СУЩНОСТЬ, ОЦЕНКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1.1 Эволюция понятия доказательства в науке российского законодательства
 
В современных условиях совершенствования и развития уголовного процесса России особое значение приобретает положения, затрагивающие обеспечение  строго соблюдения установленного порядка производства по уголовным делам и процессуальных норм, гарантирующих защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства от преступлений, путем быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличение и привлечение  к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливого судебного разбирательства и правильного применение уголовного закона. Реализация на практике указанных положений в наибольшей степени способствует исследование вопросов центральной сферы уголовно-процессуального доказывания – доказательств.[1]
В теории российского уголовного процесса проблема определения понятий доказательств является наиболее спорной и дискуссионной. По существу на протяжении более чем ста лет эта проблема была предметом многочисленных исследований ученных. Анализ показывает, что эволюция взглядов по вопросу о понятии доказательств в науке российского уголовного процесса можно условного разделить на три периода ее развития. Первый период развития представляет собой воззрение русских дореволюционных юристов о понятии доказательств в уголовном судопроизводстве. Второй этап развития вопроса о понятии доказательств существовал в советский период с 1917 по 1991 г. И третий этап венчает собой современные точки зрения российский авторов в период с 1991 г. и по настоящее время.
Воззрения русских дореволюционных юристов по вопросу о понятии доказательств в целом находились в органическом единстве с аналогичными взглядами представителей зарубежной юридической науки  и были неотъемлемой составной ее частью.  Так, Л.Е. Владимиров дает определение доказательств, которое наиболее подходит и совпадает с пониманием уголовно-процессуальных доказательств у И. Бентама. Уголовным доказательством, по мнению Л.Е. Владимирова называется всякий факт, имеющий назначением вызвать в судье убеждение в существовании или не существовании какого-либо обстоятельств, составляющего предмет судебного исследования[2]. Однако И. Бентам же определяет доказательство, как общее название, даваемое каждому факту, когда он представляется на рассмотрение судьи. С целью вызвать в последнем убеждение в существовании  факта, должного послужить основанием для судебного приговора.[3]
В дореволюционный период существовали так же и особо  оригинальные воззрения по вопросу о понятии доказательств. Например, имела место такая точка зрения, согласно которой доказательством признавалось все, что способно содействовать разъяснению уголовного преступления, невиновности или степени виновности обвиняемого. Другим примером оригинальности может служить позиция В.Д. Спасовича, которой считал, что уголовными доказательствами называются основания убеждения судьи о виновности или невиновности подсудимого, заподозренного в известном преступлении, убеждения, которым обуславливается применение к подсудимому уголовного закона.[4]
Несколько иначе по сравнению со всеми представленными взглядами русских юристов определял понятие доказательства в уголовном процессе И.Я. Фойницкий. Понятие доказательство, говорит он. Имеет два значения. Оно, во-первых, означает средства, данные нам и служащие для того, чтобы при помощи их сделать заключение о неизвестном, искомом; например, из показания свидетеля мы приходим к заключению о причинение смерти обвиняемым; это -  доказательственный материал, служащий для вывода при помощи его искомого обстоятельства. Во-вторых, оно имеет значение самого умственного процесса, путем которого обстоятельство искомое становится в связь с обстоятельством известным.[5]
Наряду с высказанными позициями русских дореволюционных юристов по вопросу определения понятия доказательств в уголовном судопроизводстве, следует отдельно отметить точку зрения В.К. Случаевского. По данной проблеме он рассуждал таким образом, что уголовный судья стремится к обнаружению материальной истины в отношении совершившегося преступления, а обнаружить ее он может только через оценку фактических обстоятельств, предшествовавших, Совпавших или следовавших за совершением преступления. Те фактические данные, которые из этой области заимствует судья и кладет в основание убеждения своей действительности события преступления и виновности лица, на которое падает подозрение в совершении его, имеют значение уголовных по делу доказательств. Соответственно, под уголовными доказательствами, следует разуметь те фактические данные, на основании которых судья может образовать в себе, в отношении преступного посягательства, убеждение о событии преступления и виновности совершившего его лица.[6]
Последующие в советский период исследования проблемы понятия доказательств, в уголовном судопроизводстве характеризовались, во-первых, повышенным интересом к данному вопросу, во-вторых, остротой и дискуссионностью и, в-третьих, своим разнообразием и разноплановостью.
Прежде всего, целый ряд авторов стали утверждать. И отстаивать позицию о том, что доказательства  в уголовном процессе – это факты (объективно существующие факториальной действительности), при помощи которой устанавливается совершенное преступление. В частности, А.Я. Вышинский писал, что судебные доказательства – это обычные факты, те же совершающиеся в жизни явления, те же вещи, те же люди, те же действия людей. Судебными доказательствами они являются лишь постольку, поскольку они вступают в орбиту судебного процесса, становятся средством для установления интересующих суд и следствие обстоятельств для решения интересующих суд и следствие вопросов.[7]
В дальнейшем некоторые процессуалисты начали определять доказательства через фактические данные, однако, понимая под последними те же самые факты реальной действительности. Так Р.Г. Домбровский, утверждает, что доказательствами по уголовному делу являются только факты, при этом они - это вошедшие в познавательную сферу человека факты и тем самым превратившиеся в мысли о них, то есть фактические данные[8].
Другие ученные придерживались точки зрения, согласно которой доказательствами в уголовном процессе признавались одновременно и факты, и источники этих фактов. Некоторые указывали, что термин «доказательство» в уголовном процессе применяется в двух значениях:                                           - доказательство как источник получения следователем и судом сведений о том или ином факте;
- доказательство как сам факт, обстоятельство, из которого следствие и суд делают выводы о других фактах, подлежащих установлению по данному уголовному делу.
Наибольшее признание и распространение среди ученных получила так называемая информационная концепция понятия доказательств, основывающаяся на выводе о том, что доказательства представляют собой фактические данные (сведения о фактах, информация о фактах, но не сами факты) содержащиеся в законом установленном источнике. Указанную позицию по вопросу о понятии доказательств в уголовном процессе, впервые предложил В.Я. Дорохов, затем данную позицию начали разделять многие процессуалисты.
Между тем ряд авторов высказались за разграничение в понимании доказательств фактических данных (сведения о фактах) и источников доказательств. В частности, Ф.М. Кудин утверждает, что роль тех оснований, опираясь на которые следователь, суд делают определенные выводы, выполняют в процессе доказывания только доказательство – фактические данные. Источники же представляют собой то, чем содержаться доказательства.[9]
Такое изобилие различных точек зрения по вопросу о понятии доказательств, имевшие место в советский период развития науки уголовного процесса, так же во многом было обусловлено появлением легального определения доказательств ст. 69 УПК РСФСР. Согласно данной норма доказательствами признавались любые фактические данные. На основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства имеющие значение для правильного решения дела (ч.1 ст. 69 УПК РСФСР). Далее во второй части ст. 69 УПК РСФСР указывалось, что эти данные устанавливаются показаниями свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключением эксперта, вещественными доказательствами, протоколом следственных и судебных действий и иными документами.
Именно законодательная регламентация понятия доказательств, как отмечает Ю.К. Орлов, привела к тому, что наиболее острые споры и дискуссии по данной проблеме имели место после принятия основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик и затем УПК РСФСР. Он же совершенно справедливо указывает, что стимулированный таким образом научный интерес к вопросу о понятии доказательств, привел к такой ситуации, что даже простое перечисление позиций всех авторов, высказывавшихся по данной проблеме, стало, вряд ли возможным.[10]
Действительно, среди большого количества разных точек зрения о понятии доказательств, разработанных в советский период, трудно выделить ту единственную, которая была бы безукоризненной с теоретической позиции, отвечала потребностям практики. В определенном смысле можно сказать, что токая множественность подходов, моделей, концепций понятия уголовно-процессуальных доказательств несколько негативно повлияло на формирование единой трактовки и понимания этой важнейшей уголовно-процессуальной категории на современном этапе развития науки уголовного процесса. Так и в настоящее время среди процессуалистов отсутствует единство взглядом относительно определения понятия доказательств. Одной же из причин этого явления, безусловно, служит наличие разработанных еще в советский период всевозможных подходов к определения понятия доказательств, которые получили свое дальнейшее развитие и совершенствование в современных условиях.
Путем обобщения всех существующих на данный момент точек зрения относительно понятия доказательств в уголовном процессе можно сделать вывод о том, что наиболее распространенной является позиция «единого» понимания доказательств.
Указанная позиция сложилась как бы в ответ на «двойственное» понимания доказательств, согласно которому понятия доказательств имеет два значения. Доказательство это:
1) Те факты, на основе которых устанавливается преступление или его отсутствие, виновность или не виновность того или иного лица в его совершении и иные обстоятельства дела, от которых зависит степень ответственности этого лица.
2) те предусмотренные законом источники, из которых следствие и суд получают сведения об имеющихся для дела значения фактах и по средствам которых они эти факты устанавливают[11]
Сторонники же «единого» понимания доказательства, придерживаются противоположной точки зрения. Учитывая влияние отражательных процессов в образовании доказательств, правильно подчеркивается, что в доказательстве следует различать две главные ее стороны – содержание и форму. Содержание отображения в доказательстве являются заключенные в нем сведения, то есть фактические данные, а формой, способом существования и выражения отображения  - источник фактических данных. Такая конструкция позволяет определять доказательство, в уголовном процессе как единство фактических данных (сведение об обстоятельствах совершенного преступления) и процессуальной формы (источников фактических данных). Доказательство в уголовном процессе, - как утверждает И.Б. Михайловская,- это неразрывное единство фактических данных (то есть сведения о подлежащих доказыванию обстоятельствах) и процессуальной формы, в которую эти фактические данные облечены.   [12]
         
 
1.2 Сущность, источники, виды, оценка и использование доказательств
 
Формирование доказательства как сведений о происшедшем событии основано на способности любого предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранить следы (отпечатки) этого воздействующего предмета, явления. Высшей формой отражения объективного мира является мыслительная деятельность человека, включающая восприятие, получение и переработку информации, на основе которых появляется знание, в том числе и о фактах прошлого. События преступления и связанные с ним обстоятельства остаются в памяти людей, на вещах, документах. Эти следы в той или иной форме отражают события прошлого, несут информацию о нем. Когда речь идет о следах отображения, то имеют ввиду как следы события, оставшиеся на вещах (отпечатки пальцев, поломанная машина, письмо, на котором изложен план преступления и.т.д.), так и сохранение в памяти людей тех событий, которые они наблюдали. Эта отражательная способность человека, как и вещей, делает их носителями тех сведений о фактах прошлого, на основе которых следователь, прокурор, суд приходят к определенным выводам по делу.
Познание и доказывания, установление событий прошлого – задача многих отраслей знаний и видов человеческой деятельности, к таковым можно отнести историю и археологию. Однако в уголовном процессе информация о событиях такого рода становится основой принятия юридически значимых решений, которые решают судьбы многих людей. По этой причине процесс доказывания регламентирован законом. Цель такой регламентации производна от социального назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК). Она представляет собой баланс между стремлением государства раскрыть  преступление и найти лицо, его совершившее, и охраной гарантированных Конституцией РФ прав и свобод личности.
В соответствии с ч.1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель, в порядке определенным настоящим кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а так же иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела[13].
Исходя из данного определения, можно прейти к выводу, что круг сведений, которые могут убедить следователя и суд в существовании тех или иных обстоятельств, законом не ограничен, так, как следы, которые может оставить событие преступления, столь же разнообразны и индивидуальны, как и каждое конкретное общественно опасное деяние. Отграничение доказательств от любых иных сведений достигается с помощью закрепленных в законе требований, касающихся источника сведений и способа его получения.
Требование закона (ч. 1 ст. 74 УПК РФ) об установлении доказательств в порядке, определенном УПК РФ, не решает вопроса, из каких именно источников могут быть получены сведения дознавателем, следователем, прокурором, судом или судьей, устанавливающие наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. 
Такими источниками или видами доказательств являются показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий (заседаний), иные документы.
Таким образом, содержанием доказательств являются сведения, информация, зафиксированная в установленном законом порядке исключая ту, что содержится в анонимных заявлениях или сообщениях, утверждениях, предположениях, догадках, слухах, недопустимых доказательствах, сообщениях конфидентов, сотрудничающих с должностными лицами оперативных подразделений. Кроме того, следует иметь в виду, что доказательственная информация (сведения) об определенных обстоятельствах может быть получена только из прямо указанных в законе источников. Ст. 196 УПК РФ устанавливает правило, согласно которому причины смерти, характер и степень вреда, причиненного здоровью, возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и т.д. могут устанавливаться только заключением эксперта (экспертов[14]). Эти сведения должны быть получены дознавателем в установленном законом процессуальном порядке.  Способом получением доказательств, являются следственные действия, что не исключает и иных способов, указанных в законе.
Сведения, полученные в ходе проведения следственных действий, должны иметь предусмотренный законом процессуальный носитель  доказательственной информации (лицо, вещь, документ). Если речь идет о показаниях, то они должны исходить от лица, поставленного в процессуальное положение в качестве соответствующего участника процесса, если о доказательственной информации, получаемой с помощью предметов и вещей, то последние должны быть надлежащим образом процессуально оформлены и приобщены к делу в качестве вещественного доказательства и т.д.
В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.    УПК РФ выделено две группы сведений:
· факты, устанавливающие наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу;
· иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.
Первая группа фактов очерчивает обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, именуемые в литературе предметом доказывания, представляющие собой совокупность фактических обстоятельств, которые необходимо установить для разрешения дела по существу. [15]
Без установления фактических обстоятельств, происшедшего события, действий лица, побуждений, формы его вины, мотивов его действий и их последствий невозможно решить вопросы о том, имело ли место преступление, виновно ли лицо в преступлении в котором оно обвиняется, и какое должно понести наказание.
В ст. 73 УПК РФ перечислены те фактические обстоятельства, которые при разрешении любого дела имеют правовое значение. Это обстоятельства, характеризующие событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления. Формы его вины и мотивы преступления, характеристика личности обвиняемого, характер и размер вреда, причиненного преступлением, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, смягчающие и отягчающие наказание или влекущие освобождение от уголовной ответственности и наказания. [16]Подлежат выявлению также обстоятельства, способствующие совершению преступления. 
Принципиальное значение для дознавателя в процессе сбора доказательств имеет требование соблюдать определенный УПК РФ порядок установления сведений о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих доказыванию. Часть 1 ст. 75 УПК РФ, согласующаяся с ч. 2 ст. 50 Конституции, уточняет, что недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, а не закона вообще. Значит, если те или иные сведения были получены с игнорированием предписаний других правовых актов, это еще не свидетельствует о невозможности их введения в уголовное дело, последующей проверки оценки и использования процедуры, предписанной уголовно-процессуальным законодательством.
Примером может служить ситуация, допустим, если были нарушены предусмотренные ФЗ «Об ОРД» правила проведения оперативных мероприятий: отсутствие постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно - розыскную деятельность при проведении проверочной закупки, либо даже отсутствие судебного решения при проведении мероприятий, в значительной степени затрагивающих права и законные интересы граждан, их результаты, после проверки процессуальным путем, могут использоваться в доказывании по уголовному делу. В частности, показания оперативного работника, проводившего данное мероприятие, зафиксированные в установленном законом порядке, отвечают требованиям допустимости доказательств. Вместе с тем это не освобождает данное лицо от возможной ответственности за допущенные нарушения.
Доказательство в единстве содержания и формы должно отвечать таким его правовым требованиям, как: относимость, допустимость, достоверность и достаточность.
Однако в литературе чаще всего указываются лишь два свойства доказательств, а именно это относимости и допустимости, что в свою очередь противоречит положению ст. 88 УПК РФ, где говорится: "Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела".[17]
Относимость - правовое требование, обращенное к содержанию доказательства. Она означает способность доказательства, со стороны содержания, служить средством установления истины по уголовному делу или, другими словами, служит связью содержания доказательства с обстоятельствами и фактами, имеющими значение для уголовного дела.
Требование относимости доказательств, сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК РФ: « Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела ».[18]
Допустимость - правовое требование, предъявляемое к форме доказательства, законности его источника и способа собирания (формирования). Требование допустимости доказательства закреплено в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, согласно которой в качестве доказательств допускаются:
- показания подозреваемого, обвиняемого;
- показания потерпевшего, свидетеля;
- заключение и показания эксперта;
- вещественные доказательства;
- протоколы следственных и судебных действий;
- иные документы. [19]
Требования Конституции РФ (п. 2 ст.50) и УПК РФ (ст.75) о недопустимости доказательств полученных с нарушением требований УПК РФ, направлено на преодоление получивших распространение, особенно в судебных стадиях процесса, нарушений уголовно-процессуального закона при собирании доказательств, в том числе связанных с ущемлением конституционных прав и свобод граждан.
Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении, были нарушены гарантированные права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
Если дознавателем подозреваемому, обвиняемому, его супругу и близким родственникам при дознании не было разъяснено конституционное положение о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, показания этих лиц должны признаваться полученными с нарушением закона и не должны являться доказательствами виновности.
Порядок признания доказательств недопустимыми в ст. 75 УПК РФ формулируется применительно ко всему уголовному судопроизводству, а опираясь на ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ, лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья, суд вправе своим постановлением или определением по своей инициативе или по ходатайству обвиняемого, его защитника или законного представителя, потерпевшего исключить из числа доказательств те из них, которые получены в результате нарушения закона. Такое решение должно приниматься путем вынесения мотивированного постановления или определения.[20]
В соответствии со ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.
Что касается результатов оперативно-розыскной деятельности, то они могут представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании в   соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.
Представление результатов оперативно-розыскной деятельности в указанные органы производится на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами (ст. 11 ФЗ « Об ОРД »). Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда они получены в соответствии с требованиями, указанными в законе, и проверены следственными органами согласно уголовно – процессуальному законодательству, а именно путем производства оперативно-розыскных мероприятий[21], перечень которых дан в ст. 6 Федерального закона РФ « Об оперативно - розыскной деятельности », которые могут быть признаны доказательствами, если они:
- относятся к существенным обстоятельствам дела (ст. 73 УПК РФ);
- собраны, проверены и оценены по правилам ст. ст. 86 - 88 УПК РФ, а равно статей, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств того вида.
Критерий достоверности используется дознавателем при оценке, как отдельного доказательства, так и их совокупности. Оценка достоверности отдельного доказательства, как правило, носит предварительный характер. Появление новых доказательств может коренным образом изменить оценку достоверности сведений, которые содержит доказательство. Кроме того, проверка доказательства включает не только оценку правдоподобности и непротиворечивости заключенных в нем фактических данных, но и сопоставление этих данных с уже имеющимися доказательствами.
Предварительный или окончательный характер оценки достоверности доказательства определяется не только ее объектом - отдельное доказательство либо их совокупность, но и юридическим значением процессуального решения, принимаемого в результате такой оценки. При предъявлении обвинения от дознавателя требуется предъявление достаточных доказательств, для обоснованного предположения, что данное лицо совершило преступление, а к моменту составления обвинительного заключения собранные в ходе предварительного расследования доказательства, подтверждающие виновность обвиняемого, должны быть оценены как достоверные. На этом этапе уголовного судопроизводства начинает в полной мере действовать конституционное положение, согласно которому «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого» [22]
Оценка доказательства как достоверного, стороной обвинения, является предварительной по своему юридическому значению. Окончательную оценку дает суд, который не связан ни версией обвинения, представленной в обвинительном заключении, ни позицией защиты.
Согласно ст. 17 УПК РФ судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью[23].
 
1.3. Фальсификации доказательств
 
Судьба обвиняемого зависит от того, какое решение примет суд, будет ли он освобожден, или осужден, какой вид наказания к нему применят и.т.д. В свою очередь в основе судебного решения лежат доказательств, которые должны соответствовать норме закона.
Однако на практике, довольно часто встречаются  случаи фальсификации представленных суду доказательств.
Данное преступление предусматривается ст. 303 УК РФ. Однако данная норма имеет существенные пробелы в регламентации механизма правового регулирования, что не позволяет соответствующим государственным органам эффективно противостоять его совершению.
Законодательного определения данного понятия нет. В Уголовном кодексе РФ отсутствует даже указание на способы фальсификации доказательств, что существенно осложняет деятельность практических работников.
Слово «фальсификация» произошло от латинского «falsificare», которое означает подделывание чего-либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым. [24]Таким образом, в ст. 303 УК РФ идет речь о подделывании, подмене и искажении доказательств, понятие которых раскрывается в отраслевых нормативно-правовых актах.
Так же необходимо отметить, что данная норма распространяется лишь на гражданское и уголовное судопроизводство. Административное судопроизводство не подпадает под действие ст. 303 УК РФ, что является существенным пробелом в правовом регулировании.
Как известно, в уголовном процессе права и свободы человека могут быть существенно ограничены. Соответственно, последствия фальсификации доказательств, при рассмотрении уголовного дела, являются, как правило, наиболее тяжкими.
Фальсификации доказательств по уголовному делу посвящена ч. 2 ст. 303 УК РФ. В данной норме законодатель определил субъектный состав фальсификации. Сфальсифицировать доказательства по уголовному делу могут: дознаватель, следователь, прокурор и защитник.
Согласно УПК РФ к лицам, имеющим право осуществлять предварительное расследование, относятся дознаватель, начальник подразделения дознания, орган дознания, следователь, руководитель следственной группы, руководитель следственного органа и его заместитель
Исходя из содержания данной статьи, к лицам, осуществляющим производство по уголовному делу, отнесен защитник. Хотя круг полномочий защитника по сбору и фиксации доказательств, крайне узок, поэтому поводу возникают сомнения в правильности такого подхода. С точки зрения процессуального права защитник уполномочен собирать лишь иные документы, предусмотренные п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, т. е. справки, характеристики[25]. Остальные формы получения защитником доказательств, точнее, доказательственной информации, реально претворяются в жизнь лишь при выполнении следственных действий лицом, осуществляющим производство по уголовному делу (например, опрос лиц защитником не имеет никакого доказательственного значения, в то время как их допрос следователем придает таким сведениям надлежащую процессуальную форму).
Указанные обстоятельства не исключают возможности фальсификации доказательств защитником. Вместе с тем полномочия последнего в сфере сбора доказательств гораздо меньше по сравнению с компетенцией лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Данное обстоятельство делает фальсификацию доказательств со стороны последних гораздо более общественно-опасной, что, безусловно, должно учитываться законодателем, а также судом при назначении наказания. Иными словами, ответственность за фальсификацию доказательств подлежит дифференциации в зависимости не только от вида судопроизводства, но и от объема полномочий соответствующего субъекта по участию в процессуальном доказывании.[26]
Еще одна проблема заключается в том, что законодатель в ч. 2 ст. 303 УК РФ указал на фальсификацию доказательств по уголовному делу. Иными словами, возможность фальсифицировать доказательства возникает только с момента возбуждения уголовного дела. Однако первоначальная стадия уголовного судопроизводства, это возбуждение уголовного дела, которая включает этап проверки сообщений о преступлениях, в ходе которой может быть сфабриковано наиболее значимое доказательство, и протокол осмотра места происшествия, несущий иногда в себе более половины процентов доказательственной информации.
В данном случае, действия лица необходимо квалифицировать как фальсификацию доказательств по уголовному делу, несмотря на то, что осмотр места происшествия может проводиться и до возбуждения уголовного дела, послужив основанием для его возбуждения, так как  согласно  ст. 5 УПК РФ, фальсификация доказательств в уголовном судопроизводстве,  включает в себя досудебное (стадия возбуждения уголовного дела и предварительного следствия) и судебное рассмотрение дела (судебные стадии). Такой подход позволит учесть особенности фальсификации доказательств.
Однако в указанной ситуации возникают следующие сложности. Состав лиц, участвующих в проверки сообщения о преступлении шире, чем состав лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. На данном этапе свою деятельность осуществляют сотрудники различных подразделений: криминальной милиции и милиции общественной безопасности; федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; федеральной службы безопасности и т.д. В частности это лица, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью.  Примером может служить оперуполномоченные. Согласно УПК РФ указанные лица вправе принимать заявление о преступлениях и проводить первичную проверку по сообщениям о преступлениях, полученных из иных источников, проводить по ним неотложные следственные действия, а именно осмотр места происшествия.[27]
Довольно сложно обстоит дело с квалификацией действий должностного лица, при фальсификации протокола осмотра места происшествия в целях принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Например, лицо составляет протокол осмотра места происшествия и скрывает реально имеющиеся следы преступного деяния. Он одновременно укрывает преступление и фальсифицирует доказательство. После того как будет выявлен данный факт, возможность закрепления, имевшихся ранее на месте происшествия следов будут не возможна.
Очевидно, что фальсификация в рамках первичной проверки или при производстве по уголовному делу может иметь одинаковые по степени тяжести последствия (например, избежание преступником наказания), однако в первом случае деяние будет квалифицировано как злоупотребление должностными полномочиями, во втором случае квалифицированно как фальсификация доказательств по уголовному делу.
В двух совершенно одинаковых случаях с точки зрения своей юридической природы совершенно разные варианты разрешения сложившейся ситуации. Такое положение вещей в очередной раз указывает на то, что в настоящее время существует необходимость в новом взгляде на фальсификацию доказательств.
Сложным на практике представляется вопрос о квалификации действий должностного лица по ч. 2 ст. 303 УК РФ, если подделанное им доказательство фактически не содержит ложных сведений.
Допустим, следователь фальсифицирует протокол допроса свидетеля, искажая его истинное содержание — дополняет его сведениями, уличающими обвиняемого в совершении преступления. Безусловно, такие действия должны расцениваться как фальсификация доказательств.
Однако если свидетель по уголовному делу сообщает следователю по телефону о ранее не известных последнему обстоятельствах. В силу определенных причин возможность допросить свидетеля в надлежащем порядке у следователя отсутствует. Он составляет протокол дополнительного допроса свидетеля, вносит в него сведения абсолютно достоверного характера, не влияющие на существо дела, и подписывает протокол от имени допрошенного. В материалах дела появилось новое «доказательство», основанное на реальных фактах, но изготовленное следователем самостоятельно. В этом случае происходит смешение двух составов — фальсификации доказательств и служебного подлога.
Возможна и третья ситуация. Следователем производится следственное действие, к примеру, осмотр орудия преступления. Согласно УПК РФ при этом обязательно участие двух понятых. Однако следователем приглашен лишь один понятой. Осмотр выполнен надлежащим образом, без искажения объективных данных, по его окончании составляется протокол, который подписывается приглашенным понятым. Затем следователь самостоятельно расписывается за второго понятого. Налицо нарушение процессуальной формы закрепления доказательственной информации. При обнаружении указанного факта составленный протокол должен быть признан недопустимым доказательством[28].
Учитывая общественную опасность таких действий, сферу, в которой они совершаются, а также возможные последствия (пример, оправдание лица, совершившего преступление), в описанной выше ситуации их также надлежит квалифицировать как фальсификацию доказательств, а не как служебный подлог.
Судебная практика не дает однозначного ответа на вопрос о том, какую юридическую оценку дать действиям соответствующего должностного лица. Например, при рассмотрении конкретного уголовного дела Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ разъяснила, что под фальсификацией доказательств, по смыслу ст. 303 УК РФ, следует понимать любое искажение сути, объема, внешнего вида, веса и других характеристик доказательств (или хотя бы одного доказательства), влияющее на полное и объективное рассмотрение дела.
При выявлении любого, даже незначительного изменения доказательства в соответствии со ст. 51 Конституции РФ признается недопустимым, т. е. не имеющим юридической силы, и исключается из доказательственной базы. Таким образом, как подтверждает судебная практика, под фальсификацией доказательств, следует понимать любое искажение сути, объема, содержания, веса и других характеристик доказательств, независимо от того, повлияло ли это на полное и объективное рассмотрение дела или нет. Только такой подход к трактовке фальсификации доказательств позволит достичь высшей ценности судопроизводства — четкого, бескомпромиссного соблюдения процессуальной формы при осуществлении доказывания.
 
 
 
2. ЗНАЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ         ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РФ
 
2.1 История развития вещественные доказательства
Преступная деятельность определенным образом отражается на объектах преступного воздействия, на обстановке совершения преступления в виде видимых или невидимых следов, орудий и средств, преступных последствий. Будучи обнаруженными, эти следы, орудия, средства совершения преступления могут быть информацией об обстоятельствах содеянного, приобрести статус вещественных доказательств.
Понятие вещественных доказательств существовало еще в УПК РСФСР 1923г. ст. 66 гласила о том, что вещественными доказательствами признаются лишь те предметы, благодаря которым обнаружено преступление, или найдены виновные в данном преступлении, однако такие виды вещественных доказательств, как деньги и ценности ранее законодательство не признавало. С развитием науки, увеличивается круг объектов, которые могут рассматриваться в качестве вещественных доказательств. это привело к тому, что в УПК РСФСР 1960г, данное понятие  стало включает в себя, согласно ст. 83: предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий  обвиняемого, а так же деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средством к обнаружению преступления, установлению фактических дела, выявление виновных либо к опровержению обвинения или  смягчению вины обвиняемого[29].
Так, как УПК РСФСР 1923г., не предусматривало деньги и ценности в качестве вещественных доказательств, то данное имущество, нажитое преступным путем, оставались во владении преступника или членов его семьи. Затем УПК РСФСР 1960г., изменила данную практику, теперь, согласно ст. 86, деньги и ценности, нажитые преступным путем, подлежат обращению в доход государства.
Так же, практика показала, что все более популярным становился такой вид вещественного доказательства, как фотодокументы. Это связанно с тем, что фотографии позволяют полнее выяснить обстановку и условия, в которых протекало следственное действие. Так, как фотодокументы, на тот момент была, сравнительно новой формой фиксации хода и результатов следственных действий, то область их использования в процессе непрерывно расширялась. Новое процессуальное законодательство значительно увеличило возможности использования научно технических средств, а правильность отнесения фотодокументов, воспроизводящих обстановку места происшествия, предметы, следы, обстоятельства, связанные с проведением того или иного следственного действия, и т. д. к вещественным доказательствам, подтверждает практика. Признание фотодокументов вещественными доказательствами позволило наилучшим образом учитывать их специфику при собирании, исследовании, оценке доказательств. Однако не все авторы однозначно относились к фотодокументам, некоторые были не согласны с тем, что их можно отнести к вещественным доказательствам. Прежде всего, это было связанно с тем, что фотографии можно легко подделать (фальсифицировать). А другие и вовсе считали, фотодокументам должна отводиться роль «производных» вещественных доказательств.
Говоря о производных вещественных доказательствах, следует отметить, что это так же сравнительно новый вид вещественных доказательств, суть которого заключается в создании, во время процесса расследования, слепков, оттисков, различных копий в целях воспроизведения признаков первоначального вещественного доказательства, имеющего доказательственное значение
Появление такого вила вещественных доказательств обуславливалось, тем, что некоторые вещественные доказательства, в силу своих особых свойств, могут испортиться, сломаться, измениться или вообще исчезнуть, под воздействием различных изменений окружающий среды. По поводу «производных» вещественных доказательств, так же не существовало единого мнения, можно ли отнести их к вещественным доказательствам. Одни авторы утверждали, что да, возможно, другие просто считали их заменимыми, в отличие от приобщенных к делу незаменимых вещественных доказательств, а третьи вообще не признавали их вещественными доказательствами.
Одной из разновидностью «производных» вещественных доказательств служили фонограммы. Звукозапись применялась при следственном эксперименте, допросах, опознании. Она обеспечила полноту содержания показаний, позволяя записывать их даже в условиях, когда протоколирование затруднительно или не возможно.
Таким образом с развитием естественных и технических наук, расширяется круг объектов относимых к вещественным доказательством, что способствует, для более правильного разрешения уголовных дел.
Понимание вещественных доказательств в наше время.
        В настоящее время вещественные доказательства представляют собой самостоятельный вид доказательств, под которым понимаются сведения о тех непосредственно воспринимаемых и закрепляемых в протоколе осмотра материальных свойствах и состояниях обнаруженного при производстве надлежащего следственного или судебного действия вещественного объекта, которые отражают обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела[30]. Иными словами вещественные доказательства, в силу сохранившихся признаков или свойств, являются носителями доказательственной информации. Они, в отличие от той доказательственной информации, которая получается из других источников, способны длительное время сохранять информацию, если, конечно, не относятся к скоропортящимся предметам и не поддаются климатическому воздействию.
Согласно  ч.1 ст.81 УПК вещественными доказательствами являются любые предметы:
- которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления (палка, нож, пистолет, топор и т. д.)
- на которые были направлены преступные действия (похищение вещи, деньги, ценные бумаги.)
- имущество, деньги или иные ценные бумаги, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем.
- иные предметы и документы, которые могут служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела [31](забытые преступником на месте совершения преступления перчатки, план здания, которое ограблено, поддельные деньги или ценные бумаги, и т. п.)
Как самостоятельному виду доказательств вещественным доказательствам присуще особенности содержания и формы, состоящие из, только им присущего процессуального порядка получения и использования в уголовном судопроизводстве. Они касаются в частности:
- содержания вещественных доказательств – объема и характера сведений о преступлении, которые они могут нести;
- совокупности прав, обязанностей и ответственности лиц, формирующих соответствующие относимые к делу сведения;
- способа собирания – осмотра предмета и вынесения постановления о признании его вещественным доказательством и приобщению к уголовному делу;
- источники фактических данных – письменной формы, в которой относимые к делу сведения входят в уголовный процесс. 
Следует отметить, что содержание вещественных доказательств образуют сведения только о тех их свойствах и состояниях, которые, во-первых, находятся в объективных связях с обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела. Во-вторых, не отделимы от предметов (следуют за ними) и, в-третьих, доступны для непосредственного восприятия при осмотре предмета. Последние две особенности позволяют разграничить содержание вещественных доказательств с содержанием таких самостоятельных видов доказательств, как протоколы следственных действий (протокол судебного заседания) и заключение эксперта, что имеет важное практическое значение[32].
Имеющее значение для уголовного дела свойства и состояние предмета, которые отделимы от него (не могут следовать за ним), доступны для восприятия органами чувств человека только в условиях осмотра. Образуют содержание не вещественного доказательства, а другого вида доказательства – протоколов следственных и судебных действий.
 
2.2 Виды вещественных доказательств
Как уже указывалось выше, согласно ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства делятся на те:
- которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления 
- на которые были направлены преступные действия
- имущество, деньги или иные ценные бумаги, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем.
- иные предметы и документы, которые могут служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. [33]
Однако, вещественные доказательства, могут быть самыми различными, в том числе макро предметы и микрочастицы, следы, видимые простым глазом и видимые глазом вооруженным оптическими или иными техническими средствами.
С развитием наук, многообразие объектов, которые на практике действительно используются в качестве вещественных доказательств. постоянно меняется.
Теперь к объектам используются в качестве вещественных доказательств, можно отнести, например, и такие как: биологические, газообразные, сыпучие вещества, жидкости, пыль и т. д.
К веществам можно отнести любые объекты, не имеющие четкой материально фиксированной структуры, находящиеся в различных агрегатных состояниях (в частности сыпучие, например грунт, взрывчатые, наркотические вещества; жидкие, такие как горючесмазачные материалы, спиртосодержащие жидкости; газообразные — одорологические объекты, различные газы и мазеобразные, такие как кремы, шампуни, гели, краски для волос, лаки, губные помады др.).[34]
Пожалуй самым интересным видом вещественных доказательств, являются микрообъекты. Постольку поскольку их иногда выделят в отдельную группу вещественных доказательств по причине их специфических свойств и особенностей работы с ними, как при собирании, так и при исследовании и использовании. Но об этом будет сказано позже.
И, наконец, биологические объекты. К ним можно отнести части биологических тел (части расчлененного трупа человека или животного), микроорганизмы (например, бактерии или планктон находящийся в легких у утопленника. Так, при обнаружении в водоеме утонувшего человека, вода находящаяся у него в легких, вместе с образцами воды того водоема где он предположительно утонул, проходит не только химическое исследование, но и биологическое в результате которого после сравнительного исследования микрофлоры воды обнаруженной в легких и образцов воды изъятой в водоеме, делается вывод в этом ли водоеме утонул этот человек). По большому счету эти объекты можно было бы отнести к группе предметов, но их специфика обусловлена способом происхождения этих объектов, а также особенностями их собирания и использования поэтому их следует все таки отнести к отдельному виду вещественных доказательств.
Микрообъекты. Под микрообъектами обычно понимают разнообразные мелкие тела, а также малые количества веществ и материалов, слабо видимые или невидимые при нормальных условиях наблюдения. [35]Микрообъекты, связанные с событием преступления, объективно относятся к доказательствам, а именно - к вещественным доказательствам. В большинстве случаев вещественные доказательства выступают в качестве одного из видов источников доказательств, доказательствами же служат фактические данные, устанавливаемые при их исследовании. Предметы материального мира и свойства этих предметов (их форма, размер, цвет и т. д.) существуют в неразрывном единстве. Однако использоваться в доказывании могут не сами эти свойства, а сведения о них, которые должны быть восприняты, зафиксированы и оценены лицами, осуществляющими произ­водство по уголовному делу.  
Микрообъекты в процессе доказывания не могут быть использованы непосредственно, как многие обычные вещественные доказательства. Их доказательственное значение может реализовываться лишь посред­ством использования результатов исследования. Соответственно, микрообъекты высту­пают только в качестве источников информации или фактических данных и более дру­гих вещественных доказательств соответствуют уголовно-процессуальному термину «вещественные источники доказательств».
Вследствие особенностей микрообъектов, связанных с их малыми размерами, пе­риодически появляются предложения по разработке особых, не только криминалисти­ческих, но и процессуальных правил регламентации работы с ними. В частности, основываясь на том, что микрообъекты составляют особую груп­пу следов, и на связанных с этим особенностях их обнаружения, фиксации и изъятия.[36]
С другой стороны, вряд ли можно считать обоснованной чрезмерно детальную классификацию вещественных доказательств, которая основана к тому же не на разли­чии в источнике происхождения фактических данных - в данном случае они имеют еди­ную природу, - а только лишь на различии в их размерных и количественных характе­ристиках. Размер объекта не может служить критерием разграничения видов веществен­ных доказательств; деление их на виды проводится совсем по другому признаку — по их роли в событии преступления и производным отсюда доказательственным свойствам. Размер объекта, будь он микро или макро, в этом отношении никакого принципиаль­ного значения не имеет. Следовательно, специфические свойства микрообъектов никоим образом не могут быть основанием для наделения их особым процессуальным статусом при отнесении к вещественным доказательствам. Микрообъекты, будучи материальны­ми образованиями, органично входят в общее понятие вещественных доказательств.
В то же время особенности микрообъектов могут создать определенную специфику в том, что касается приобщения их к материалам уголовного дела. Наиболее заметно это проявляется при уменьшении размеров объектов до их не воспринимаемости невоору­женным глазом, при отсутствии цветового или светового контраста между микрообъек­том и объектом-носителем или вследствие других факторов, затрудняющих их выяв­ление.
В этом случае микрообъекты не всегда могут быть выявлены в ходе следственного осмотра, а следовательно, восприняты и описаны в протоколе. Особые сложности воз­никают с понятыми, которые, в соответствии со ст. 60 УПК РФ, должны удостоверить ход и результаты следственного действия. Малые размеры объектов, специальное обо­рудование и приемы выявления индивидуализирующих признаков иногда не дают воз­можности обеспечить наглядность всего процесса осмотра для понятых — для непосред­ственного восприятия и понимания ими хода и результатов следственного действия.
Вполне естественно, что необнаруженные, не выявленные и незафиксированные мик­рообъекты по смыслу ст. 81 УПК РФ не могут стать вещественными доказательствами. Однако материальные образования по своим качественным и количественным харак­теристикам, относящиеся к микрообъектам, даже если они по каким-либо причинам не выявлены следователем, являются предметами, которые сохранили на себе следы преступления, и могут служить средством для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (ст. 81 УПК РФ). В этой ситуации, когда присутствует материальный объект, но по формальным причинам он не может быть приобщен к материалам дела как вещественное доказательство, возникает закономер­ный вопрос - в каком же качестве можно его использовать в процессе доказывания?
В этом случае на практике микрообъекты обнаруживают в процессе экспертного ис­следования. Однако в соответствии с законом, выявление, сбор, оценка и т. д. доказа­тельств - исключительная прерогатива следователя, а эксперт таким правом не наделен.
В ходе экспертного исследования при поиске экспертом микрообъектов речь не идет о сборе вещественных доказательств. В соответствии со ст. 195 УПК РФ («Порядок назначения судебной экспертизы») в распоряжение эксперта следователь предоставляет материалы. Эксперт, исследуя их, выявляет комплекс ка­честв, свойств и признаков. Одним из свойств исследуемого объекта является наличие на его поверхности или в его объеме посторонних микрообъектов.[37]Таким образом, мик­рообъекты в данном случае являются частью представленных материалов. Иначе говоря, обнаруживаются они не как вещественные доказательства, а как следы, возникшие на объекте-носителе при обстоятельствах, связанных с событием преступления.
В такой интерпретации действий эксперта по обнаружению и исследованию микро­объектов не нарушаются требования процессуального закона, определяющего в качестве субъекта собирания доказательств только лицо, производящее дознание (дознаватель, следователь, прокурор, суд), так как микрообъекты в ходе экспертного исследования и в последующем остаются следами и рассматриваются только в неразрывной связи с объектом-носителем.
Таким образом, особенности микрообъектов определяют особые криминалистиче­ские требования к работе с ними в рамках проведения следственных действий, но не являются основанием для придания им специфического процессуального статуса.
С точки зрения уголовного процесса микрообъекты в доказывании используются в качестве вещественных доказательств, если они могут быть обнаружены, описаны и изъяты в ходе следственного осмотра, а в случае их латентности - в качестве следов на объекте-носителе. Во втором случае их обнаруживает, описывает и изымает эксперт, которому поручено проведение соответствующего иссле­дования.
Лица, осуществляющие сбор вещественных доказательств.
Наличие в уголовном деле вещественных доказательств, как и доказательств других видов, связанно с деятельностью человека – лица, занимающего определенное процессуальное положение, воспринимающего значимые для уголовного дела свойства и состояния предмета и отражающего сведения о них в протоколе осмотра. В досудебных стадиях это дознаватель, следователь, прокурор и понятые, в суде – судьи, другие участники судебного разбирательства. 
Следователь - это должностное лицо,  обязанностью  которого  является  проведение предварительного расследования,  а  также доказывание всех вопросов, отнесенных уголовно-процессуальным  законодательством  к предмету доказывания.[38]
Осуществляя определенное следственное  действие,  следователь не только осуществляет сбор доказательств,  но и систематизирует  их,  то есть придает им процессуальную  форму.  Это находит отражение прежде всего в документальной части расследования.
Вся процессуальная деятельность следователя в обязательном порядке фиксируется в протоколах и постановлениях.  При составлении протокола следственного действия следователь излагает само действие в том порядке,  в каком оно имело место, выявленные при его  производстве  существенные для дела обстоятельства,  а также заявления  лиц,  участвовавших  при производстве   этого действия.
В ходе своей деятельности следователь тесно контактирует с такими участниками уголовного судопроизводства, как эксперт и специалист. Это связано прежде всего с тем, что следователь под час не обладает достаточными познаниями в области криминалистической техники и других естественных и технических наук. Хотя и подразумевается, что элементарные технические действия следователь может выполнять сам, на практике же вся техническая часть работы ложится на специалиста или эксперта. Следователь лишь закрепляет результаты их работы в протоколе.
Орган дознания. Сотрудников органа дознания в уголовном процессе принято именовать: начальник органа дознания, должностное лицо орга­на дознания, лицо, производящее дознание, или лицо, которому поручена досудебная подготовка материалов в протокольной форме.
Должностным лицом органа дознания признается атте­стованный работник учреждения, уполномоченный на опреде­ление подведомственности заявления (сообщения) и сбор доста­точных данных о признаках преступления (иначе, предваритель­ную проверку), а также на иную, осуществляемую в этих целях на стадии возбуждения уголовного дела предусмотренную уголовно-процессуальным законом, деятельность (за исключением следственных действий).[39]
Лицо, производящее дознание, — это сотрудник, обязанный осуще­ствлять функцию органа дознания, который вправе без каких-либо огра­ничений выполнять все действия, возложенные законом на него[40].
После выполнения своей деятельности, и передачи уголовного дела следователю, дознаватель может быть привлечен для оказания помощи последнему. 
Следователь свои поручения (указания) дает органу дознания. Однако исполняет их конкрет­ное лицо, которое в литературе иногда называется лицом, про­изводящим дознание. Он выступает в таком качестве, несмотря на то, что деятельность им осуще­ствляется на предварительном следствии, а дознание завершено. Однако статус лица производящего дознание, и лица исполняющего поручения следователя неодинаков.
У последнего, несомненно, нет многих полномочий лица, производящего дознание, а значит, несмотря на связь его пол­номочий с компетенцией лица, производящего дознание, он об­ладает иным процессуальным статусом.
Прокурор. Согласно ст. 37 УПК РФ прокурором признается должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, предусмотренной настоящим кодексом, осуществляющий от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а так же надзор за процессуальной деятельностью органов дознания  и предварительного следствия.      [41]
Проблема, связанная с процессуальной самостоятельностью следователя, проявляется в его взаимоотношениям с прокурором. Эта проблема имеет особое значение, когда речь идет о следователях органов прокуратуры. Здесь прокурор - не только орган надзора, но и руководитель в административном порядке. Он назначает следователя, освобождает последнего от занимаемой должности, осуществляет дисциплинирующую практику; к тому же прокурор вправе участвовать в проведении любого следственного действия и, более того, принять к своему производству любое уголовное дело. Следователь обязан беспрекословно выполнять почти все указания прокурора. Лишь когда речь идет об указаниях прокурора по поводу привлечения лица в качестве обвиняемого, юридической оценки преступления, прекращения дела производством или направления его в суд, следователь вправе не согласиться с такими указаниями и обратиться к вышестоящему прокурору с ходатайством об их отмене. Практика, однако, свидетельствует о том, что следователи, находясь в административном подчинении прокуроров, крайне редко пользуются упомянутым правом.
В случае следователя и подачи ходатайства вышестоящему прокурору, действие указаний прокурора приостанавливается  до передачи    следствия
по данному делу другому  следователю, либо  до  отмены  указания нижестоящего прокурора вышестоящим. И здесь следователь должен проявлять  такие  профессиональные качества,   как,  прежде  всего глубокий анализ обстоятельств дела и принципиальность.
Однако, все-таки наиболее интересным субъектом сбора вещественных доказательств, на мой взгляд, является защитник.
Участие  защитника при сборе вещественных доказательств.
Формирование правового государства делает необходимым существование сильной профессиональной защиты на всех стадиях уголовного судопроизводства. В настоящее время конституция РФ, отдавая приоритет правам и свободам граждан, провозгласила право граждан на судебную защиту и существенно укрепила право обвиняемого и подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи. Одной из важнейших конституционных гарантий справедливого правосудия, надежной защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе является построение судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Этот принцип, закрепленный в ч.3 ст.123 Конституции РФ, в уголовном судопроизводстве по-настоящему проявляется тогда, когда в нем участвуют квалифицированные процессуальные противники. Одной из таких сторон является защитник.
Защитник, как и любой другой участник уголовного процесса, имеет свои права и обязанности. Ранее в УПК РСФСР, ст. 51, было закреплено, что защитник мог, с момента окончания следствия, с разрешения следователя, присутствовать при допросах обвиняемого и при производстве иных следственных действий, выполняемых по ходатайствам обвиняемого или его защитника, а по некоторым категориям дел он мог участвовать в любых следственных действиях с момента предъявления обвинения. Потом,  Закон РФ от 23 мая 1992 года " О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР" внес существенные изменения в формы участия защитника в доказывании. Теперь защитник участвует в деле, а, следовательно, и участвует в доказывании с более раннего момента, чем прежде, а именно с момента предъявления обвинения обвиняемому или с момента задержания подозреваемого и заключения его под стражу. Тем самым, законодатель расширил полномочия защитника, что способствовало более эффективной защите прав и свобод обвиняемого, подозреваемого.
В настоящей редакции УПК РФ, ст. 49 защитником признается лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту  прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу[42]. Защитник участвует в уголовном деле с момента:
1) вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого;
2) возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
3)фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;
4) объявления лицу, подозреваемого в совершении преступления;
5) начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица подозреваемого в совершении преступления.[43]
Согласно п. 2, ст. 49 УПК РФ, в качестве защитника, выступает адвокат. Понятия «адвокат», дается в ФЗ от 31 мая 2002г. № 63 «об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации » согласной этому закону «Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам ».[44]
Согласно закону «об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации » из ст. 6 п. 3, следует, что адвокат имеет право собирать и предоставлять вещественные доказательства. Хотя некоторые ученные –процессуалисты против того, чтобы защитник имел право собирать доказательства. Это аргументируется тем, что предоставление адвокату полномочий по сбору доказательств поставит обвиняемого в худшие условия по сравнению с теми, в которых он сейчас находится, поскольку заставит нести груз опровержения фактов обвинения, а следователя превратит только в обвинителя. [45]С этим следует не согласиться так, как участие защитника в сборе доказательств свидетельствует о том, что он имеет возможность активно влиять на формирование доказательств в интересах защиты, тем самым защищая права обвиняемого.
Следует отметить, что участие защитника в следственных действиях полезно как для стороны обвинения, так и для стороны защиты, постольку, поскольку полученная при этом информация дает значительный по объему защитительный материал, а само участие способствует установлению доверительных отношений с подозреваемым, обвиняемым, оказывает им моральную и психологическую поддержку. Однако участие защитника в следственных действиях - это его право, а не обязанность, которым он может воспользоваться, исходя из обстоятельств дела и интересов подзащитного, а также тактических соображений защиты.
Нельзя считать, что отказ защитника от участия в следственных действиях равнозначен отказу от защиты, так как это право защитника, а не обязанность. В случае, когда защитник ходатайствует о допуске его к участию в следственных действиях с участием подзащитного, а следователь в свою очередь, не уведомляет о предстоящем следственном действии, то в данном случае это нарушение прав обвиняемого на защиту.
Установлена достаточно высокая активность защитников в ходе допросов подозреваемых и обвиняемых и очных ставок с их участием. В то же время выявлены случаи, когда следователи стремятся свести роль адвоката-защитника лишь к присутствию при следственных действиях с целью удостоверения факта признания обвиняемым вины.
Защитники практически не участвуют в назначении экспертизы на предварительном следствии, хотя возможности защиты здесь
достаточно широки. Возможно одной из причин пассивности адвокатов-защитников – это слабое знание методик и возможностей экспертизы. С другой стороны, сказывается, и тенденция следователей знакомить обвиняемого и его защитника с материалами экспертизы лишь по окончании  предварительного следствия.
Существует проблема сочетания следственной тайны с обязанностью защитника всегда отстаивать интересы подзащитного. В данном случае приоритет должен быть отдан установлению истины по делу, что не совместимо с предварительным уведомлением защитника о производстве неотложных следственных действий обыска, выемки, осмотра.
Решение данных проблем, возможно заложено в расширении полномочий адвокатов.
Таким образом, защитник занимает, как субъект доказывания занимает достаточно специфическое место. Он не является государственным органом, как следователь, лицо, производящее дознание, прокурор и суд и не отстаивает в процессе своих собственных интересов, как это делают подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский ответчик, поскольку приглашен по желанию подозреваемого, обвиняемого и действует в их интересах.

2.3. Процессуальный порядок сбора Вещественных доказательств
Согласно ст. 81,82 УПК, надо иметь в виду, что вещь, обнаруженная следователем или представленным ему обвиняемым, может использоваться как вещественное доказательство лишь в том случае, если соблюден процессуальный порядок его получения, обнаружения и приобщения к делу в установленном законом порядке:
1) Сам факт обнаружения или получения предмета следователем (судом), должен быть должным образом процессуально оформлен. Обычно средством собирания вещественных доказательств является осмотр предмета, полученный в ходе проведения осмотра, обыска, выемки и т.д. Факт изъятия фиксируется в протоколе данного действия. Вещи могут быть также представлены обвиняемым, потерпевшим, другими участниками процесса, а также гражданами, что также должно быть оформлено соответствующим протоколом.
2) Вещественное доказательство, на основе ст. 82 УПК РФ, должно быть осмотрено и подробно описано с участием понятых, а при необходимости и специалиста сфотографирован. [46]В протоколе осмотра отражается название предмета, место и условие его обнаружения, сведения о его свойствах и состояниях имеющие значение для уголовного дела. При этом могут применяться технические средства для более точного отражения соответствующих свойств и состояний предмета. Сделанные в ходе осмотра слепки, оттиски, фотографии, видеозаписи, если в них без искажения запечатлены значимые для дела свойства и состояния предмета, могут заменить оригинал в случаях порчи, утраты, уничтожения предмета, признанного вещественным доказательством, и выполнить роль производных доказательств.
Осмотр вещественного доказательства может быть произведен в ходе того следственного действия, при котором оно изъято. Примером может служить осмотр места происшествия, и тогда его результаты фиксируются в протоколе, либо в ходе отдельного следственного действия – осмотра вещественного доказательства (предмета), оформляемого самостоятельным протоколом.[47]
3) Вещественное доказательство должно быть приобщено к делу особым постановлением следователя или определением суда. Лишь после вынесения такого постановления (определения) на предмет может быть распространен режим вещественного доказательства. Постановление (определение) о приобщении предмета к делу в качестве вещественного доказательства выражает решение следователя (суда) об относимости данного предмета к делу и означает поступление его в исключительное распоряжение следователя или суда. Точная процессуальная фиксация факта приобщения предмета к делу  в качестве вещественного доказательства необходима в связи с тем, что такие предметы нередко представляют материальную или духовную ценность, а также для предотвращения их утраты или замены.
Как и другие доказательства, вещественные доказательства не имеют заранее установленной силы. Перед использованием для промежуточных или конечных выводов по уголовному делу необходима их проверка и оценка.
      Исследование вещественных доказательств на примере судебно-химической экспертизы.
Исследование вещественного доказательства осуществляется посредством различных следственных действий. Одним из самых простых способов является осмотр вещественного доказательства. При осмотре устанавливаются и фиксируются индивидуальные признаки предмета, доступные непосредственному восприятию (размеры, форма, цвет и др.), либо выявляемые с помощью пр
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.