На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Педагогические взгляды и идеи Радищева

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 15.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План
Введение
1.Общественно-революционные   идеи А.Н.Радищева.
2.Взгляды А.Н.Радищева  на воспитание.
3. «Житие Федора  Васильевича Ушакова».
4.Вклад А.Н.Радищева  в психологическую науку.
Заключение.
Список литературы.
Введение
Тема  контрольной  работы «Педагогические взгляды А.Н.Радищева». Цель работы: изучение и оценка педагогического наследия А.Н.Радищева.
Прежде чем  дать оценку педагогических трудов Радищева дадим краткую биографию этого деятеля. Радищев Александр Николаевич (1749-1802), великий русский революционер, борец против самодержавия и крепостничества, выдающийся писатель, философ-материалист и просветитель, основоположник русской революционной литературы. Родился в дворянской семье. С 1766 по 1771 учился в Лейпцигском университете. По возвращению в Россию служил в сенате и одновременно занимался литературной и научной деятельностью. В 1790 Радищев анонимно издал свое произведение «Путешествие из Петербурга в Москву», в котором нарисована потрясающая картина угнетения и эксплуатации крестьян в царской России. Обосновывая право крестьян на восстание против помещиков и царя, Радищев выдвигал идею народной революции. По приказу Екатерины ||  Радищев был арестован в 1790 и приговорен к смертной казни. Смертный приговор был заменен ссылкой в Сибирь, в Илимский острог. Книга была сожжена. После смерти  Екатерины в 1796 Радищев был амнистирован, но травля его крепостниками продолжалась. 11 сентября 1802 Радищев покончил жизнь самоубийством [Энциклопедический словарь. Т.2 С.61-62].
Основные труды: «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790), «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего» (1782, изд.1790), «Житие Федора Васильевича Ушакова» (впервые напечатано анонимно в 1789), «О человеке, о его смертности и бессмертии» (начато в 1792, изд. 1809), ода «Вольность» (1781-83, изд. 1906) и др.
Общественно-революционные  идеи А.Н.Радищева
Восстание Пугачева, европейская просветительская мысль, уроки революционной войны в  Америке и революционная ситуация во Франции способствовали возникновению  в русском просветительстве революционного направления. Этот перелом связан с А.Н.Радищевым, с его знаменитой книгой «Путешествие из Петербурга в Москву». Радищев писал, что крестьянин «заклепан в узы» и «в законе мертв». Дворяне заставляют крестьян «шесть раз в неделю ходить на барщину», взимают с них непосильные оброки, лишают их земли, применяют «дьявольскую выдумку» - месячину.
«…А дабы они  не умирали с голоду, то выдавал  он им определенное количество хлеба, под именем месячины известное» (гл. «Вышний Волочок»).
Помещики истязают крестьян «розгами, плетьми, батожьем или кошками», сдают в рекруты, ссылают на каторгу, «продают в оковах как скот». Ни один крепостной крестьянин «не безопасен в своей жене, отец в своей дочери». Помещики оставляют  «крестьянину только то, чего отнять не могут – воздух, один воздух». Из этого Радищев делал вывод о необходимости «совершенного уничтожения рабства» и передачи всей земли крестьянину – «делателю ее».
Еще дальше своих  предшественников Радищев пошел  в понимании связи между крепостничеством и самодержавием. Самодержавие защищает интересы вельмож и «великих отчинников», в органах управления и судах царят крепостнические порядки. «…Оно сеет разврат, убивает мысль, тормозит развитие науки, литературы, искусства» [Кулакова Л.И., Западов В.А. А.Н.Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву». Комментарий. Л., 1974, с.11]. Он первым среди русских мыслителей подчеркнул, что религия и церковь являются одним из важнейших орудий угнетения народа. Радищев пишет: христианское общество, которое «в начале было смиренно, кротко», затем «устранилось своего пути» и «в изступлении шло стезею народам обыкновенною», то есть «воздвигло начальника, разширило его власть, и Папа стал всесильным из Царей» [Радищев А. Соч. Т.1, стр.260]. Потом в борьбу с папой вступила  реформация, отстаивавшая вольномыслие. Но «вольность мыслей вдалася необузданности» и «дошел до краев возможности, вольномыслие возвратится вспять»[Там же, стр.261].
Радищев твердо верил, что после революционного уничтожения крепостничества из крестьянской среды скоро бы «исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени; но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишены». Радищев наполнил понятие «патриотизм» революционным содержанием. Настоящим патриотом, по Радищеву, может считаться лишь тот, кто всю свою жизнь и деятельность подчиняет интересам народа, кто борется за его освобождение, за установление «предписанных законов естества и народоправления».
По Радищеву, «самодержавство есть наипротивнейшее  человеческому естеству состояние». Он утверждал, что истина и справедливость не живут в «чертогах царских», что одежды царя и его приближенных «замараны кровью и омочены слезами народа», поэтому тщетны надежды просветителей на «мудреца на троне». Мысль Радищева шла дальше: «Нет и до окончания мира примера, может быть, не будет, чтобы царь упустил добровольно что-либо из своей власти».
Своими произведениями «Письмо другу», «Беседа о том, что есть сын отечества», «Житие Федора Васильевича Ушакова» и «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев готовил читателей к восприятию идеи о необходимости революции. В оде «Вольность», наиболее важные строфы которой он включил в «Путешествие», Радищев выступил с подлинным гимном в честь будущей победоносной революции. Как величайший праздник человечества он рисует день, когда «возникнет рать повсюду бранна», будут «ликовать склепанны народы» и торопиться «в крови мучителя венчанна омыть свой стыд». Праздником будет день, когда победит восставший народ.
После революции  и казни царя, по мысли Радищева, на престол «воссядет народ» и воцарится вольность – «вольность дар бесценный источник всех великих дел». Он высоко ценил Кромвеля за то, что тот научил, «как могут мстить себя народы», и «Карла на суде казнил».
Издавая «Путешествие из Петербурга в Москву», запрещенное в России, Герцен писал о его авторе: «…Он едет по большой дороге, он сочувствует страданиям масс, он говорит с ямщиками, дворовыми, с рекрутами, и во всяком слове его мы находим с ненавистью к насилью – громкий протест против крепостного состояния».
Требуя полного  освобождения крестьян, указывая на революционный  путь к нему, Радищев не исключал при этом путь реформ сверху. В этом не было ни отступления от своих  основных взглядов, ни проявления либеральных  иллюзий и колебаний. Он имел в виду реформы, которые бы не укрепляли бы существующий строй, а ослабляли бы его, ускоряли его гибель. Он разработал план постепенного осуществления мероприятий, которые должны завершиться «совершенным уничтожением рабства».
Однако Радищев  мало верил в то, что помещики, эти «звери алчные, пиявицы ненасытные», согласятся на проведение реформ или что их осуществит монарх. Он грозил помещикам что «рабы, тяжкими узами отягченные, яряся в отчаянии своем разобьют железом главы» своих ненавистных господ.
Радищев считал, что революция – не пустая мечта: «Взор проницает густую завесу времени, от очей наших будущее скрывающую; я зрю сквозь целое столетие»,- писал он.
С именем Радищева связан особый этап революционной, республиканской  мысли в России. Идя «вслед Радищеву», затравленному самодержавием, радищевцы – его современники и последователи – приняли эстафету из его рук и передали ее поколению Пестеля и Рылеева, Грибоедова и Пушкина. Если плеяда великих французских просветителей идеологически подготовила буржуазную революцию в Западной Европе, то Радищеву выпала великая честь выступить идеологом начинающегося революционного движения в России.
Взгляды Радищева на воспитание
Педагогические  взгляды А.Н.Радищева отражают сильные  и слабые стороны его материализма и революционно-просветительских мировоззрений. Он рассматривал человека как материальное существо – часть природы. Выступая против религиозно-идеалистического взгляда на человека, Радищев говорил: «Мы не унижаем человека, находя сходственности в его сложении с другими тварями, показуя, что он в существенности следует одинаковым с ними законам…». Он указывал на связь между физическим и умственным развитием человека; по его словам, «развержение сил умственных в человеке следует во всем силам телесным». Основной задачей воспитания Радищев считал формирование человека, обладающего гражданским сознанием, высокими нравственными качествами, любящими, прежде всего свое отечество.
 «Истинный  человек есть истинный исполнитель  всех представленных для блаженства  его законов; он свято повинуется оным. Благородная и чуждая пустосвятства и лицемерия скромность сопровождает все чувствования, слова и деяния его. С благовением подчиняется он всему тому, чего порядок, благоустройство и спасение общее требуют; для него нет низкого состояния в служении Отечеству; служа оному, он знает, что он содействует здравоносному обращению, так сказать, крови Государственного тела. Он скорее согласится погибнуть и исчезнуть, нежели подать собою другим пример неблагонравия и тем отнять у Отечества детей, кои бы могли быть украшением и подпорою оного; он страшится заразить соки благосостояния своих сограждан; он пламенеет нежнейшею любовию к целостности и спокойствию своих соотчичей; ничего столько не жаждет зреть, как взаимной любви между ними; он возжигает сей благотворный пламень во всех сердцах; не страшится трудностей, встречающихся ему при сем благородном его подвиге; преодолевает все препятствия, неутомимо бдить над сохранением честности, подает благие советы и наставления, помогает несчастным, избавляет от опасностей заблуждения и пороков, и ежели уверен в том, что смерть его принесет крепость и славу Отечеству, то не страшится пожертвовать жизнию; есть ли же она нужна для отечества, то сохраняет ее для всемерного соблюдения законов естественных и отечественных; по возможности своей отвращает все, могущее запятнать чистоту, и ослабить благонамеренность оных, яко пагубу блаженства и совершенствование Соотечественников своих. Вот другой верный знак сына Отечества. Словом, он благонравен! Третий же, и, как кажется, последний отличительнейший  знак сына Отечества, когда он благороден. Благороден же есть тот, кто учинил себя знаменитым мудрыми и человеколюбивыми качествами и поступками своими; кто сияет в Обществе разумом и Добродетелию, и, будучи воспламенен истинно мудрым любочестием, все силы и старания свои к тому единственно устремляет, чтобы, повинуясь законам и блюстителям оных, придержащим властям, как всего себя, так и все, что он ни имеет, не почитать иначе, как принадлежащим Отечеству, оное так, как вверенный ему залог благоволения Соотчичей и Государя своего, который есть Отец Народа, ничего не щадя для блага Отечества. Тот есть прямо благороден, которого сердце не может не трепетать от нежной радости при едином имени Отечества, и который не инако чувствует притом воспоминании (которое в непрестанно), как бы то говорено было с драгоценнейшей всего на свете его чести. Он не жертвует благом Отечества предрассудкам, кои мечутся, яко блистательные, в глаза его; всеми жертвует для блага оного; верховная его награда состоит в Добродетели, то есть, в той внутренней стройности всех наклонностей и хотений, которую премудрый Творец вливает в непорочное сердце, и который в ее тишине и удовольствии ничто в свете уподобиться не может. Ибо истинное благородство есть добродетельные поступки, оживотворяемые истинною честию, которая не ин-де находится, как в беспрерывном благотворении роду человеческому, а преимущественно своим Соотечественникам, воздавая каждому по достоинству и по предписуемым законам Естества и Народоправления. Украшенные сими единственно качествами, как в просвещенной Древности, так и ныне почтены истинными хвалами. И вот третий отличительный знак сына Отечества» [Радищев Александр Николаевич. Беседа о том, что есть сын Отечества].
 В отличие от многих современных ему мыслителей он полагал, что настоящим патриотом может быть только человек, способный активно бороться с самодержавием за благо угнетенного народа. Эти возвышенные мысли он изложил в своем замечательном сочинении «Беседа о том, что есть сын Отечества». В своем основном произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» он рисовал тяжелую картину страданий, которым подвергают помещики крестьянских детей. Он указывал, что крепостнический строй препятствует духовному развитию крестьянских детей, глушит их природные способности, притупляет их сообразительность, требовал воспитания для всех детей вне зависимости от их сословного положения и считал, что одним «из величайших пунктов конституции государства является воспитание, как общественное, так и частное». Государство обязано позаботиться о том, чтобы подрастающие поколения получили надлежащее воспитание, которое бы помогло развить силы ребенка и сделать его настоящим патриотом, истинным сыном Отечества. Радищев выступал против слепого подчинения детей воле родителей. Он указывал, что взаимоотношения родителей с детьми не их частное, а глубоко общественное дело. «Если отец в сыне своем видит своего раба, а власть свою ищет в законоположении, если сын почитает отца наследия ради, то какое благо из того обществу?...». Радищев считал, что отношения родителей к детям должны быть основаны на взаимном уважении, любви, разумной требовательности, в этом одинаково заинтересованы все общество и каждый отдельный гражданин. «…Отец обязан сына вскормить и научить и должен наказан быть за его проступки доколе он не войдет в совершеннолетие а сын должности свои да обрящет в своем сердце… Сын же в праве требовати от отца вспомоществования доколе пребывает немощен и малолетен но в совершеннолетии естественная сия и природная связь рушится… Ребенок любит своего отца, мать или наставника доколе любление его не обратится к другому предмету…»[гл. «Крестьцы»].
Большое место  в воспитании «истинного сына Отечества» Радищев отводил процессу овладения  знаниями, умственному развитию. Вместе со всеми передовыми людьми своего времени он решительно настаивал на том, чтобы отечественный язык стал языком науки и образования. «Какая разница в просвещении времен, когда один Латинский язык был в училищах употребителен с нынешним временем. Какое пособие к учению, когда науки несут таинства для сведущих Латинский язык токмо отверсстыяно преподаются на языке народном! – Но для чего, прервав он свою речь, продолжал для чего не заведут у нас вышних училищ, в которых  бы преподавалися науки на языке общественном, на языке Российском?»[А.Н.Радищев  «Путешествие из Петербурга в Москву», гл. «Подберезье»] В этом видел необходимое условие, обеспечивающее развитие в России науки, а также демократизацию просвещения. Он выдвигал обширную программу образования, в которую должны были входить знания об обществе и природе.
Радищев высоко оценивал взгляды французских просветителей, но в то же время подверг обстоятельной  критике их теории о взаимоотношении  человека с обществом. Возражая Руссо, который утверждал, что потеря человеком свободы и возникновение неравенства людей есть результат их общественного объединения, он указывал, что в первобытном состоянии люди были «немощны, дебелы, расслаблены» и, только объединившись в общество, стали сильными. Радищев категорически заявлял: «Человек рожден для общежития…» «Да, человеки не разыдутся, как звери». Он считал человека существом социальным, которое развивается в обществе, черпает свои силы в общественном союзе, нуждается для своего формирования в общении с людьми.
Радищев критиковал индивидуалистическую концепцию воспитания Руссо, едко высмеивая его поклонников, указывал на несообразность их воспитательных средств и методов, «эмилеподобных представлений по лесам, лугам и  нивам», возражал против идеализации детской природы. В то же время он призывал считаться с природными особенностями детей. «Признавая силу воспитания, мы силу природы не отъемлем, - писал он, - воспитание, от нее зависящее, или развержение сил останется во всей силе, но от человека зависеть будет учение употреблению оных, чему способствовать будут всегда в разных степенях обстоятельства и все нас окружающее».
Главное в формировании человека, по Радищеву, не его природные  данные, а обстоятельства жизни, все  те социальные факторы, которые окружают человека.
Критикуя закрытые, изолированные от окружающей жизни  воспитательно-образовательные учреждения, Радищев указывал на необходимость  такой организации воспитания, которая  помогала бы «наклонять человека к  обществу». Он считал, что в условиях изолированного от общества воспитания нельзя сформировать человека с общественными интересами и наклонностями.
Полное осуществление  своей педагогической программы Радищев представлял только в отдаленном обществе. Вслед за энциклопедистами он считал основой деятельности и обществ, жизни людей их личную заинтересованность («корыстолюбие», «любочестие»). Извращение этого принципа вследствие рабского положения крестьян в современной ему России морально разлагает    людей, порождает лень, апатию («Беседа о том, что есть сын Отечества», «Рассуждение о труде и праздности», 1789). Просвещенным, по мнению Радищева, будет только свободное общество, законы которого соответствуют принципу заинтересованности и не вступают в противоречие с общечеловеческой моралью.
«Житие  Федора Васильевича Ушакова»
В своем произведении Радищев описал жизнь Федора Васильевича  Ушакова, свои студенческие годы. Екатерина  отправила 12 юношей для обучения в Лейпцигский Университет для обучения Юриспруденции и другим к оной относящимся Наукам. Радищев также был отправлен за границу. О пребывании Радищева за границей помимо собственного свидетельства (в его «Житии Ф.В.Ушакова») дает сведения целый ряд официальных документов о жизни русских студентов в Лейпциге. Эти документы служат доказательством, что Радищев в «Житии Ушакова» ничего не преувеличил, а скорее даже смягчил многое, то же подтверждают и дошедшие до нас частные письма родных к одному из товарищей Радищева. При отправке студентов за границу была дана инструкция относительно их занятий, написанная собственноручно Екатериной II. В этой инструкции читаем: «1) Обучаться всем латинскому, французскому, немецкому и, если возможно, славянскому языкам, в которых должны себя разговорами и чтением книг экзерцировать. 2) Всем обучаться моральной философии, истории, а наипаче праву естественному и всенародному и несколько и Римской истории и праву. Прочим наукам обучаться оставить всякому по произволению». На содержание студентов были назначены значительные средства – по 800 р. (с 1769 г. – по 1000 р.) в год на каждого. Но приставленный к дворянам в качестве воспитателя («гофмейстера») майор Бокум утаивал значительную часть ассигновки в свою пользу, так что студенты сильно нуждались. Их поместили в сырой грязной квартире, Радищев, по донесению кабинет-курьера Яковлева, «находился всю бытность (Яковлева) в Лейпциге болен, да и по отъезде еще не выздоровел, и за болезнью к столу ходить не мог, а отпускалось ему кушанье на квартиру. Он в рассуждении его болезни за отпуском худого кушанья претерпевает голод». Бокум был человек грубый, необразованный, несправедливый и жестокий, дозволявший себе применять к русским студентам телесные наказания, иногда очень сильные. К тому же он был человек крайне хвастливый и невоздержанный, что ставило его постоянно в очень неловкие и комические положения. С самого выезда из Петербурга у Бокума начались столкновения со студентами, неудовольствие их против него постоянно росло и, наконец, выразилось в очень крупной истории. Бокум постарался выставить студентов бунтовщиками, обратился к содействию Лейпцигских властей, потребовал солдат и посадил всех русских студентов под строгий караул. Только благоразумное вмешательство посла нашего, князя Белосельского, не дало истории этой окончиться так, как ее направлял Бокум. Посол освободил заключенных, вступился за них, и хотя Бокум остался при студентах, но стал обходиться с ними лучше, и резкие столкновения более не повторялись. Неудачно также было избрание для студентов духовника: с ними был отправлен иеромонах Павел, человек веселый, но малообразованный, вызывавший насмешки студентов. Из товарищей Радищева особенно замечателен Федор Васильевич Ушаков, по тому огромному влиянию, какое он оказал на Радищева, написавшего его «Житие» и напечатавшего некоторые из сочинений Ушакова. Одаренный пылким умом и честными стремлениями, Ушаков до отъезда за границу служил секретарем при статс-секретаре Г.Н.Теплове и много работал по составлению рижского торгового устава. Он пользовался расположением Теплова, имел влияния на дела, ему предсказывали быстрое возвышение на административной лестнице, «многие обучалися почитать его уже заранее». Когда Екатерина II приказала отправить дворян в Лейпцигский Университет, Ушаков,желая образовать себя, решился  пренебречь открывавшейся карьерой и удовольствиями и ехать за границу, чтобы вместе с юношами сесть на ученическую скамейку. Благодаря ходатайству Теплова, ему удалось исполнить свое желание. Ушаков был человек более опытный  и зрелый, нежели его товарищи, которые и признали сразу его авторитет. Он был достоин приобретенного влияния, «твердость мыслей, вольное их изречение» составляли его отличительное свойство, и оно особенно привлекало к нему его юных товарищей. Он служил для других студентов примером серьезных занятий, руководил их чтением, внушал им твердые нравственные убеждения. Он учил, например, что тот может побороть свои страсти, кто старается познать истинное определение человека, кто украшает разум свой полезными и приятными знаниями, кто величайшее услаждение находит в том, чтобы быть отечеству полезным и быть известным свету. Здоровье Ушакова было расстроено еще до поездки за границу, а в Лейпциге он еще испортил его, отчасти образом жизни, отчасти чрезмерными занятиями, и опасно захворал. Когда доктор, по его настоянию, объявил ему, что «завтра он жизни уже не будет пристрастен», он твердо встретил смертный приговор, хотя «нисходя во гроб за оным ничего не видел». Он простился с своими друзьями, потом, призвав к себе одного Радищева, передал в его распоряжение все свои бумаги и сказал ему: «помни, что нужно в жизни иметь правила дабы быть блаженным». Последние слова Ушакова «неизгладимой чертой ознаменовались на памяти» Радищева. Перед смертью, ужасно страдая, Ушаков просил дать ему яда, чтобы поскорее окончились его мучения. Ему в этом было отказано, но это все-таки зародило в Радищеве мысль, «что жизнь несносная должна быть насильственно прервана». Ушаков умер в 1770 году. Пишется в этом произведении о том, что учили студентов не на родном, русском языке. Они слушали философию у Плантера, наслаждались преподованием словесных наук Геллерта, читали книги французских просветителей. Проведя несколько лет в Лейпциге, Радищев, как и его товарищи, сильно позабыл русский язык. Об обучении на родном языке Радищев написал в своем «Путешествии».
Вклад Радищева в психологическую науку.
По единодушному мнению всех исследователей психологического наследия Александра Николаевича Радищева его труды являются своеобразной вершиной развития русской психологической мысли 18 века. На всех этапах своего творчества он неизменно обращался к психологическим вопросам. Наиболее полно система психологических взглядов представлена в его главном философско-психологическом труде «О человеке, о его смертности и бессмертии».
Радищев дает материалистическое определение бытия: «Бытие вещей  независимо от силы познания и существует по себе»… Материальный мир вечен, развивается согласно закону сохранения материи и энергии: «…никакая сила в природе не может пропасть и исчезнуть»… Психические явления представляют, по его мнению, «свойства вещества чувствующего и мыслящего», совершаются в пространственных структурах, поскольку мозг имеет протяженность. Тем самым Радищев опровергал противопоставление психического физическому.
По Радищеву, в соответствии с развитием природы  определенные ступени эволюции проходит и психика, представляющая собой «материю одушевленную».
Радищев видит  то характерное и отличное, что  выделяет человека из животного царства, это: прямая походка, деятельность, руки, изощренное развитие органов чувств. Хотя зрение орла острее, чем у человека, последний видит мир иначе, более совершенно, ибо способен постигать его сложность, видеть соразмерности «в образах естественных», что обеспечивает ему возможность «создания произведений искусства».
Особую роль в усовершенствовании человеческого  рода Радищев отводил речи, развитие которой, по его мнению, обеспечило «шествие разума»: «Речь есть, кажется, средство к собранию мыслей воедино; ее пособию одолжен человек всеми своими изобретениями и своим совершенствованием»…Именно речь, «расширяя мысленные в человеке силы, ощущает оных над собою действие и становится почти изъявлением всесилия».
К свойствам, отличающим человека от животных, Радищев относил его свободу в поступках и действиях. Все стремления и склонности человека подчинены рассудку; он является единственным на земле существом, способным самостоятельно определять свой путь к добродетели и пороку, выходить за пределы зримого и незримого мира. В отличие от всех других живых существ на Земле людям свойственна способность совершенствования, которой, как отмечает Радищев, «пределы неизвестны».
О более высоком  уровне развития человека сравнительно с животным, по Радищеву, свидетельствует наличие у него «общественной связи», возникающей из побуждения «к сожитию» и рождающей «соучаствование» и подражательность. Потребность в общении он осмысливает как «силу притяжения», «непреоборимую» склонность к общежитию, заставляющую представителей различного пола вступать во взаимный союз нередко на всю жизнь. Первое социальное окружение ребенка – семья, которая поддерживает его в годы детства и юности и постепенно вводит в общественную жизнь, формирует у него понимание прав и обязанностей, нравственных понятий и чувств.
Структура познавательных сил человека включает память, представления, понятия. Как и Новиков, Радищев  полагал, что чувственный опыт может  привести не только к истинному познанию вещей, но и к ошибкам и заблуждениям, ибо качество восприятия действительности зависит от индивидуальных особенностей: люди по-разному видят и слышат.
Радищев решительно возражал против утверждения о природном  равенстве умственных способностей людей. С его точки зрения, они  детерминированы различиями в темпераментах, потребностях, нервной системе, раздражительности: «Разум исполнительный в человеке зависел всегда от жизненных потребностей».
Радищев усматривал связь психической деятельности с внешними воздействиями: климатом, электрической и магнитной силами, светом, звездами, обстоятельствами жизни, мнениями и предрассудками людей, системой общественных отношений. Успешное развитие способностей, согласно его взглядам, определяется в значительной степени социальной средой, а также той социальной ролью, которую человек вынужден исполнять в силу сложившихся обстоятельств и воспитания.
Интересуясь вопросами  онтогенетического развития человека, Радищев предлагает интересную возрастную периодизацию, охватывающую весь жизненный  путь человека, начиная от его внутриутробного существования и рождения и до смерти.
Чрезвычайно волновала  его также проблема бессмертия, ибо, по его мнению, потребность человека в сохранении жизни не менее значима и естественна, чем все другие базовые жизненные потребности. Сегодня проблема бессмертия души продолжает оставаться наиболее острой в идеологическом отношении и чрезвычайно дискуссионной, сложной для познания в собственно научном плане.
Радищев утверждает, что разрушается и умирает  тело, но сознание, «мысленность», не исчезает в никуда: «после бытия небытие существовать не может, и природа равно сама по себе не может ни дать бытия, ни в небытие обратить вещь или ее уничтожить»… Идея бесконечности развития человека, в частности его духовной сущности, основывалась Радищевым на признании эволюционного преобразования всего существующего: «Если сия постепенность, если сия лестница восхождения в веществах не есть пустой вымысел и напрасное воображение, то неминуемо надлежит предполагать вещества превыше человека и силы невидимые… Но неужели человек есть конец творению? Ужели сия удивления достойная постепенность, дошед до него, прерывается, останавливается, ничтожествует? Невозможно! И если бы других не было причин, то и для того только сие было бы невозможно, что человек телесностью своею столь много различествует от умственности своей, что, находя одной его половине сходственность с веществами нисходящую, нельзя не утверждать бытия восходящей сходственности с другою ее половиною»… Это принципиальное суждение достойно серьезного осмысления.
Заключение Радищева о том, что человек не является предельной точкой в эволюции, имеет  организацию не окончательную, а  развивающуюся, «двуестественную», базируется на эмпирических наблюдениях: никакая  сила в природе не действует без  органа, без свойственного ей орудия; никакая сила в природе не может пропасть, исчезнуть.
Отсюда делаются выводы: а) в человеке есть сила, орудием  которой является тело; б) «сила сия  и по разрушениям тела не уничтожается…может всегда существовать, может жить от тела отделена, следовательно…она есть бессмертна»… Опыт подтверждает, продолжает Радищев, что существуют силы, не имеющие органа, орудия, например магнитная сила, электричество. «Мысленная сила» - единственная из всех существующих – сама себя познающая, собою управляющая, творящая, не может быть уничтожена, разрушена, не оставив какого-либо следа.
Радищев тщательно  обосновывает также регуляционную  роль души. Тем, кто утверждает, что  тело руководит душой, он возражает  следующим образом: душа не только рождает мысли, но и повелевает ими, властвует над желаниями и даже над телесными болезнями, самопроизвольно изменяя чувствительность. Радищев считает важным осмыслить способность человека к самосовершенствованию как «корень будущия нашей жизни»… В его трактате приводится ряд ярких доказательств главенствующей роли души в ее взаимодействии с телесностью.
1. Все движения  человека принадлежат ему самому, он – единственный их источник: «Речешь: хощу, - и будет!... Речешь  себе: иди, - и шествуешь. О, человек! В округе своей ты всесилен; ты еси сын мысли! Ты сын божий!»
2. «Колико человек  властен над своими мыслями,  толико же он властен и над  своими желаниями и страстями…  Тут видим мы власть души  над телом, и власть сия есть  самодержавна»…
3. Страсти и  желания «суть действия нашея души, а не телесности. Хоть корень их веществен есть, хотя и цель оных нередко такова же». Однако что дает силы человеку? Только ля потребности тела? Опыт показывает, что «чем предмет страсти менее веществен есть, тем она живее может быть и продолжительнее»…
4. Душа властвует  над болезнями тела. Она может  дать болезнь телу и излечить  его: «Слово, изреченное или начертанное,  возбуждает волнение мысленности.  Расстроенность производит болезнь.  Душа болит, душа страждет: от  того болит и страждет тело»…
5. «Мысленность»  и  «телесность» сопряжены,  их действия взаимосвязаны. Однако  известно, что человек может забывать  о своей «телесности» и жить  только своей душой или «мысленностью». Самоубийцы лишают себя жизни,  посягая на свое тело. Что руководит ими? «Когда мысль нами уловленная, мысль, всю душу исполнившая, всю ее объемлющая, отторгает, так сказать, Мысленность от телесности, тогда, забывая все чувствуемое, все зримое, забывая сам себя, человек несется в страну мысленную; время и пространство исчезают пред ним; он сокрушает все пределы, и занесшему ногу в вечность вселенная уже тесна»…
6. Одно из  сильнейших доказательств силы  души – речь. «Она есть наилучший  и, может быть, единственный устроитель нашея мысленности; без нее мы бы ничем от других животных не отличалися…»…
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.