На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Проблема развития корпоративного управления предприятиями с государственным участием в Российской Федерации

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 15.10.2012. Сдан: 2012. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уральский государственный экономический  университет

Кафедра корпоративной экономики, управления и оценки бизнеса
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Курсовая работа
по дисциплине "Корпоративное управление"
 
Тема: «Проблема развития корпоративного управления предприятиями с государственным участием в Российской Федерации»
 
 
 
 
Исполнитель:    Хабибуллин А. Р. 
магистрант гр. МКУ-10-01
                                              Руководитель: Ткаченко И.Н.
д.э.н., профессор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Екатеринбург
2011
Содержание
Введение
1 Теоретические  аспекты корпоративного управления на предприятиях с государственным участием………………………………….…...………………5
1.1 Анализ процесса формирования корпоративного сектора в управлении предприятиями с государственным участием..……..………………………5
1.2 Особенности корпоративного управления в российских компаниях с государственным участием ……………………………..…………………11
 
 2 Современная система корпоративного управления предприятиями с государственным участием в Российской Федерации..………...……………15
2.1 Развитие корпоративного управления на предприятиях с государственным участием …………………………………..……………15
2.2. Эффективность системы корпоративного  управления (на примере               ОАО «Татнефть»)………………………………...……………………….…27
 
3 Совершенствование системы корпоративного управления на предприятиях с государственным участием в Российской Федерации………………..………….40
Заключение………………………………………………………………………….48
Список используемой литературы………………………………………………51
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
Наша  страна вступает в новый этап развития, в основном исправлены ошибки переходного  периода, накоплены возможности  и созданы заделы дальнейшего  развития экономики. За счет экспорта сырьевых ресурсов, преобразований в  экономике и благоприятной конъюнктуры  получен значительный денежный капитал, позволяющий реализовать намеченный в стране курс на инновационное развитие. Проблема в том, как эффективно его  использовать.
В свете  новых вызовов и условий возрастают роль и задачи по формированию эффективного государственного сектора экономики, способного стать главной силой  социально-экономического развития России. В большинстве развитых стран  именно этот сектор является авангардным  элементом экономики в проведении политики, направленной на повышение  конкурентоспособности инноваций, технологий и производств, увеличения покупательной способности и  в целом благосостояния этих стран.
Кроме того, в каждом государстве имеются  нужды безопасности и социальные проблемы (безработица, социальное обеспечение, регулирование цен и т. п.), с  которыми рынок самостоятельно справиться не может. Поэтому актуальным вопросом для каждой страны, а для Российской Федерации в особенности, является оптимальное государственное регулирование  экономики, и прежде всего - деятельности государственных предприятий.
Несмотря  на массовую приватизацию и последующие  приватизационные программы в России в период 1990 х годов, государственные предприятия (далее ГП) продолжают играть важную роль в российской экономике. Этот феномен не является особенностью России - и в развитых, и в развивающихся странах есть нефтяные компании, банки а также части инфраструктурного сектора, контролируемые государством. В России, по крайней мере, в пяти важных секторах экономики доминируют государственные предприятия: инфраструктура (железнодорожный транспорт, трубы, ядерная энергетика), добыча полезных ископаемых (нефть и газ, бриллианты), военно-промышленный комплекс, финансовые услуги (банковский сектор, страхование, пенсионные фонды) и масс медиа.
Цель  настоящей работы заключается в  анализе масштабов государственного участия в управлении предприятиями, их эффективном функционировании, а  также выявлении проблем корпоративного управления государственными предприятиями  в России и рассмотрению их возможного совершенствования.
Основными задачами являются:
    Изучить теоретические аспекты управления предприятиями с государственным участием;
    Рассмотреть управление государственным сектором экономики Российской Федерации, а также эффективность управления предприятиями с государственным участием;
    Анализируя процессы формирования корпоративного сектора в управлении предприятиями с государственной собственностью, сформулировать общие подходы к выбору оптимально необходимой степени влияния государства на различные группы предприятий и на их основе выработать рекомендации по совершенствованию системы управления комплекса предприятий с государственным участием.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Теоретические аспекты управления деятельностью предприятий с государственным участием
1.1 Анализ процесса формирования корпоративного сектора в управлении предприятиями с государственным участием
Переходная  экономика характеризует некое  «промежуточное» состояние общества, когда прежняя система социально-экономических  отношений и институтов разрушается  и реформируется, а новая только формируется. Изменения, происходящие в переходной экономике, являются преимущественно  изменениями развития, а не функционирования, как это характерно для сложившейся  системы.
Структурная перестройка российской экономики  явилось серьезным испытанием способности  производственных организаций (фирм, предприятий) адаптироваться к динамичным изменениям внешней среды. Поэтому переход  к рыночной экономике подразумевает  перестройку, не только всего хозяйственного механизма, но, прежде всего, системы  управления предприятием в условиях нестабильной, достаточно динамичной внешней среды. У предприятий  появляются новые партнеры, усложняются  производственные связи, изменяются цены на ресурсы, вводятся новые законодательные  акты, определяющие правила взаимоотношений  предприятий с государственными институтами. Эти и другие объективные  условия развития экономики предопределяют необходимость модернизации концепции  управления предприятием.[14]
Возникающие у предприятий в связи с  этим проблемы устойчивости, платежеспособности, финансирования и, как правило, управляемости, разрешаются, если им удается упорядочить  процесс выбора новых конфигураций своих системных связей. Это позволяет  создавать новые организационные  условия саморегулирования взаимодействий между ресурсами (и, соответственно, переплетения капиталов и прав на их использование) как механизм адаптации, где корпорация - основная форма  организации хозяйственной деятельности.
с экономической и юридической точек зрения, соединяя в определенной степени различные научные подходы было уточнено определение «корпорация» и внесены уточнения в основные и дополнительные признаки современной корпорации. Корпорация - это юридическое лицо или объединение юридических лиц, имеющих различный правовой статус и разную степень оперативно-хозяйственной самостоятельности, представляющих собой структурированную группу членов-участников, вступающих в согласованные и скоординированные организационно-экономические и управленческие отношения в целях производства продукции или осуществление иной хозяйственной деятельности для удовлетворения интересов учредителей и государства. [14]
В процессе формирования корпоративного сектора  в России была разработана собственная  корпоративная модель, основными  чертами которой можно считать  следующие признаки.
1) Слабое  развитие корпоративной демократии  и доминирование крупных собственников.  Попытка распылить акции крупных  корпораций между представителями  трудовых коллективов, менеджмента  и инвесторами практически завершилась  провалом. Отсутствие механизмов  учета интересов мелких акционеров  и их способности влиять на  принимаемые решения привело  к сбросу акций основной массой  мелких держателей. В результате  акции были скуплены спекулянтами  и перепроданы акционерам, которые  стремились установить контроль  над бизнесом. Можно констатировать, что в основном концентрация  акций в руках крупных собственников  завершена.
2) Сращивание  банковского и промышленного  капитала, формирование олигархии.  Отсутствие запрета для коммерческих  банков делать прямые инвестиции  в нефинансовом секторе привело  к тому, что, особенно на начальных  этапах реформы, а в последствии и при кредитовании Правительства под залог контрольного пакета акций (залоговые аукционы) банки получили под свой контроль основные промышленные предприятия. Как следствие, произошло сращение финансового капитала с промышленностью и формирование олигархической структуры. В результате основные отрасли были разбиты на сферы влияния между отдельными группировками, которые ведут между собой ожесточенную борьбу за передел собственности и за захват влияния на высшие эшелоны политической власти. Внешне эти группы могут напоминать японские «кейрецу». Но полное отсутствие национальной идеологии, деловой морали, норм и ценностей превращает их в инструмент обогащения олигархов, а не в средство достижения национальных целей, как это имеет место в Японии.
3) Нехватка  «собственных» инвестиционных ресурсов. Основная масса крупных российских  банков была в той или иной  мере вовлечена в олигархические  группы. В результате банки потеряли  способность выполнять функции  финансовой инфраструктуры, в силу  чего не смогли быть источником  свободных капиталов для инвестирования  в реальные проекты, так как  свободный перелив капиталов  через границы олигархических  групп оказался затрудненным. Международные  инвестиции пока еще недостаточны  для насыщения рынка. Мировые  банки могут действовать в  России только через свои местные  филиалы, и их возможности значительно  ограничены. [15]
 Инициатива  в российской экономике перешла  от частного к государственному  бизнесу. Сохранение значительных  позиций государства. Практически  во всех ведущих российских  компаниях есть пакет акций,  принадлежащий государству. Чаще  всего это блокирующий пакет,  а в ряде направлений государство  сохранило за собой полный  контроль. Но вплоть до последнего  времени государство не брало  на себя управленческие функции,  предпочитая передавать свои  акции в доверительное управление  генеральным директорам. В настоящее  время в стране сложилась уникальная  ситуация - государство, прекратив  все дискуссии о поисках баланса  между частными и государственными  секторами в ключевых отраслях  экономики, сделало ставку на  строительство крупных государственных  корпораций. В круг интересов  государства кроме нефтегазовой отрасли, электроэнергетической и атомной промышленности уже вовлечены или ждут своего часа авто- и авиапром, горно- и алмазодобывающая промышленность, металлургия.
Современной России ближе опыт Германии с ее социал-демократическими традициями. Тем более что сегодня в  России существуют достаточно мощные группы, заинтересованные во внедрении  германской модели. Это направление  достаточно активно поддерживается банками и уже сложившимися олигархическими  группировками, которые считают, что  именно они должны стать основными  игроками на поле крупной корпоративной собственности.
Континентальная модель позволяет финансовым центрам  силы (олигархам) контролировать бизнес с помощью рычагов, скрытых от глаз общественности, что создает  слишком много соблазнов для  еще не выработавшего стойких  этических и моральных принципов  российского бизнеса и диктата  принципа «что хорошо для бизнеса, то справедливо и этично». Поэтому принятие континентальной модели с ее характерным сращиванием банков и бизнеса - это прямой путь к олигархии, к возведению «олигархической» структуры российского бизнеса в закон, что вряд ли найдет понимание в мировых кругах, особенно в свете последних скандалов вокруг наших компаний в США и Европе. Таким образом, ни германская, ни японская модель не отвечают российским реалиям. [16]
Процесс формирования и развития корпоративных  структур в отечественной экономике во многом обусловлен взаимодействием двух групп факторов, противоречивым образом сказывающихся на их становлении. Первая группа определяется условиями конкуренции на внешнем и внутреннем рынках, где во многих отраслях российским компаниям противостоят именно такие структуры. Поэтому общеэкономическими мотивами объединения промышленных предприятий с торговыми, кредитно-финансовыми, научными организациями и пр. являются: возможности снижения производственных и транзакционных издержек; повышение инвестиционной привлекательности бизнеса и его устойчивости в условиях колебания экономической конъюнктуры; концентрация инвестиционных ресурсов на приоритетных направлениях производства и перспективных НИОКР и др. Вторая группа обусловлена особенностями переходного периода российской экономики, оказывающими куда большее влияние на процесс формирования корпораций.
Как следствие, мотивы экономической интеграции, доминирующие в условиях развитой рыночной экономики, нередко отходят на второй план. Поэтому формирование и активность многих корпораций вынуждено подчинены решению проблем, связанных с институциональным несовершенством российской экономики. К числу таких проблем относятся: низкий уровень деловой этики, проявляющийся в нарушении договорных обязательств и прав собственности; слабость государственной правоприменительной системы, призванной обеспечивать защиту этих обязательств и прав; полученные менеджментом в ходе приватизации значительные возможности противодействия реструктуризации производства в интересах внешних акционеров; специфичность интересов мажоритарных и миноритарных акционеров, порой конфликтующих между собой и с менеджментом исключительно по поводу участия в «выкачивании» средств из доставшихся предприятий; риск утраты уникальных производств на предприятиях-смежниках; несовершенство налогового регулирования, игнорирующего потребности в маневрировании экономическими ресурсами в рамках консолидации налоговой ответственности, и другие проблемы.
Анализ  зарубежного опыта показывает, что  во всех без исключения странах с  развитой рыночной экономикой государство  активно участвует в экономике, но не во всей, а только в малоприбыльных отраслях хозяйства в силу того, что они играют важную роль в решении  отдельных социально-экономических  проблем. У нас же все наоборот. Если разобраться, то предприятия, которые  влачат нищенское существование, но при этом являющиеся социально значимыми, не только государству, но и вообще никому не нужны, их никто не хочет поглотить или присоединить к себе. Борьба идет за стабильно и хорошо работающие коллективы, особенно в сырьевых отраслях. Более того, уже видно, что некоторые государственные органы поощряют эту борьбу. Поэтому, происходящее в национальной экономике процессы свидетельствуют не о глобальном огосударствлении экономики, а о том, что в стране осуществляется масштабная смена собственников, и государство в этом участвует. Но более опасно другое: сращивание власти и собственности, которое создает предпосылки для подавления общества государством и нарушения важнейшего принципа свободной конкуренции - равенства и независимости экономических агентов. Тем более что уже складываются все предпосылки к такому повороту событий.
При нынешнем уровне коррупции и эффективности, точнее говоря неэффективности, работы бюрократического аппарата в России может сложиться неблагоприятная  архаичная система, при которой  все национальные отрасли промышленности окажутся под контролем всего  лишь нескольких гигантских концернов, находящихся под защитой и  полным патронажем правительства страны. Такая концентрация экономической  власти ведет к поддержанию почти, что феодальных отношений между  руководителями фирм и наемными работниками, сдерживает развитие свободного предпринимательства, образование новых компаний, блокирует  создание профсоюзов и их деятельность, сдерживает рост заработных плат наемного персонала и как результат  тормозит развитие среднего класса. Политика низких зарплат и концентрации прибылей у госкомпаний, поддерживаемая данной системой, не совместима с развитием  внутреннего рынка России и как  следствие ведет к необходимости  развивать экспортные операции в  ущерб внутреннего производства и превращения страны в сырьевой придаток. С другой стороны, благоприятная  конъюнктура сырьевых рынков дает ощущение, что все нормально. Поэтому, при  нынешних ценах на нефть не имеет  принципиального значения, кто управляет сырьевыми активами - частный сектор или государство. Но ведь так будет не все время, рано или поздно придется вспомнить об эффективности. В таком ключе, процесс создания и развития крупных госкомпаний в национальной экономике должен ставить своей задачей формирование, при наличии государственной поддержки, мощных организационно-экономических структур, не только адекватных рыночной экономике, но и способных создавать условия для интеграции промышленного комплекса России в мирохозяйственные связи, реализовать приоритетные направления научно-технической и структурной политики. [16]
 
1.1 Особенности корпоративного управления  в российских компаниях с государственным  участием
В начале нового тысячелетия корпоративное  управление стало одной из центральных  областей хозяйственных отношений. Поскольку во многих странах государство  является крупным субъектом экономики, проблематика корпоративного управления естественным образом затрагивает  и предприятия с государственным  участием. Подтверждая эту логику, Организация по Экономическому Сотрудничеству и Развитию (ОЭСР), один из основных «законодателей мод» в сфере корпоративного управления, выпустила в 2005 году документ под названием «Руководство по корпоративному управлению государственных предприятий».
Определение государственных предприятий (ГП), данное в нормативах ОЭСР (ОЭСР - Организация  экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (Organization for Economic Co-operation and Development — OECD) — международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики) по корпоративному управлению предприятий, находящихся в государственной собственности: государственные предприятия - это предприятия, в которых государство имеет существенную долю контроля через полный, мажоритарный (имеющий возможность определять решения общего собрания. В разных раскладах (распределение акций между остальными акционерами), это от 30 до 75% акций, наиболее характерный случай - 50% + один голос. Мажоритарный акционер - акционер, пакет акций которого дает право контроля) или значимый миноритарный пакет акций.
В статье «Масштаб и распределение по секторам государственных предприятий» К. Шпренгер называет государственным контролем участие правительства любого уровня, в частности, через пирамидальные структуры - прямое и косвенное владение федеральным, региональным или местным правительством (OECD, 2005). Существенная доля контроля обычно определяется как, по крайней мере, 10% голосующих акций в компании. Мы, однако, должны поправить это определение в соответствии с доступными источниками данных и используемых в них классификациях.[1]
Государственный контроль - это когда государство  владеет мажоритарным пакетом акций  или когда в совете директоров большинство представителей назначено  государством. Количество государственных  акций отражает наличие прав на осуществление  контроля. Например, Газпром контролируется государством и в настоящее время  владеет 73,7% акций «Газпром Нефть». Таким образом, государство контролирует 73,7% акций «Газпром Нефть».
Следует отметить, что только на топливный  сектор (преимущественно нефть и  газ) приходится более 50% рыночной капитализации. Доля государства в нефтегазовой отрасли и обрабатывающей промышленности увеличивалась в течение последних  трех лет (нефтегазовая отрасль - с 32 до 47% и обрабатывающая промышленность - с 12 до 53%), в то время как доля участия государства в энергетических компаниях резко сократилась (с 52 до 37%) в связи с реорганизацией РАО ЕЭС. Таким образом, данные, представ ленные в этом подразделе, указывают на рост контроля правительства над крупнейшими российскими предприятиями.
В последние  несколько лет очевидно усиление роли российского государства в  качестве хозяйственного субъекта и  корпоративного собственника. Данная тенденция оценивается обществом  двояко. С одной стороны, многие усматривают  здесь, если не торжество справедливости, понимаемое, например, как возврат  «законному владельцу» неправедно отчужденного имущества, то что-то похожее на преддверие такого торжества. С другой стороны, часты упреки в отказе от рыночной экономики, ущемлении свобод и даже в создании «нового класса олигархов-чиновников». При этом обе оценки сопровождаются справедливыми обвинениями в, мягко  говоря, непрозрачности процессов смены  собственника. [1] 
Все это  придает особую важность проблематике корпоративного управления в российских государственных компаниях.
Безусловно, совершенствование корпоративного управления - системы экономико-юридических  взаимоотношений между акционерами, исполнительными органами и другими  заинтересованными лицами компании - важно само по себе, без привязки к указанным «политическим» моментам. Но если в других странах для обоснования  необходимости улучшения корпоративного управления в компаниях с государственным  участием достаточно организационно-экономических  мотивов, то в России неустойчивость отношений собственности и «переходность» современного исторического периода, придает рассматриваемому вопросу  также и политическую окраску.
Действия (или бездействие) правительства  в вопросах корпоративного управления в компаниях с государственным  участием являются индикатором объективнее, нежели телевизионные заявления  и печатные прокламации, показывающим какие цели действительно преследует государство и его представители, действующие в качестве хозяйствующих  субъектов.
Нынешнее  состояние корпоративного управления в компаниях с государственным  участием в России нельзя признать удовлетворительным.
Хотя Кодекс корпоративного поведения – документ, содержащий рекомендации по организации  корпоративного управления в российских компаниях - принимался по инициативе государства в лице ФСФР, был одобрен  протоколом Правительства РФ, компании с государственным участием в  большинстве своем не применяют  к себе его рекомендации.
Положительные подвижки крупных (публичных) акционерных  обществ с государственным участием в развитии корпоративного управления объясняются «собственным пониманием»  руководства (но, как правило, не совета директоров) предприятия важности института  и необходимостью выполнять обязательные условия допуска ценных бумаг  к торговле на российских и иностранных  биржах.
Единой  и четкой государственной политики развития института корпоративного управления в «подведомственных» компаниях  не просматривается.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2. Современная система корпоративного управления предприятиями с государственным участием в Российской Федерации
2.2. Развитие корпоративного управления на предприятиях с государственным участием
В настоящее  время на территории Российской Федерации  функционирует большое количество акционерных обществ, в уставном капитале которых имеется доля государства (от 0,5% до 100%). В общей сумме всех доходов от использования государственного имущества доходы от дивидендов по находящимся в государственной собственности акциям составляют незначительную сумму, что говорит о неэффективности управления государственными пакетами акций.
Многие  акционерные компании в которых имелась государственная доля признаны банкротами, часть принадлежавших государству пакетов акций отчуждена по цене, гораздо меньшей чем их рыночная стоимость. Можно отметить и то, что из акционерных компаний с государственным участием сегодня выводятся активы, размывается доля государства. Также нередки случаи невыполнения взятых на себя обязательств победителями инвестиционных торгов, несоблюдение условий инвестиционного конкурса. Виновниками этого являются, прежде всего, управленцы компаний, другие акционеры, а, в ряде случаев, этому способствуют государственные органы, либо отдельные представители государства в акционерных компаниях [9, с.13].
Проблема  эффективности управления госпакетами  хорошо видна на региональном уровне. Стремление региональных и местных  властей к завладению собственностью мотивируются заботой о поддержке  производства и занятости, которая  якобы чужда "корыстному" частному капиталу. Реально же речь идет о  том же стремлении к усилению власти чиновников, к неэффективному государственному предпринимательству, удобному, однако, для бюрократии, поскольку оно  позволяет контролировать финансовые потоки.
Все это, однако, представляет собой естественное явление, поскольку парадокс собственности  заключается в том, что собственность  не у тех, кто ей просто владеет, а  у тех, кто ей эффективно распоряжается. Следовательно, важным является то, каким  образом распоряжается своей  собственностью государство, каковы цели управления принадлежащими государству  пакетами акций и государственным  имуществом в целом.
Предполагается, что цели государства носят лишь политический характер. Однако это далеко не так.
Так целями управления принадлежащими государству пакетами акций (паями, долями), находящимися в государственной собственности являются [10]:
1. Максимизация  неналоговых доходов бюджета.
2. Обеспечение  выполнения хозяйственными обществами  общегосударственных функций (социальные  программы, регулирование естественных  монополий).
3. Оптимизация  управленческих затрат (сокращение  количества обществ, где имеется  доля государства, сокращение  расходов, связанных с управлением).
4. Реструктуризация  предприятий, создание вертикально  интегрированных структур.
5. Стимулирование  развития производства, улучшение  общих финансово-экономических показателей  деятельности хозяйственных обществ  и привлечение инвестиций.
6. Снижение  рисков при выделении инвестиционных  ресурсов хозяйствующим субъектам,  относящимся к негосударственным  формам собственности.[8]
При оценке эффективности управления пакетами акций, находящимися в собственности  Российской Федерации, и достижении поставленных целей могут использоваться различные критерии. В частности, обеспечение акционерным обществом  интересов государства, коммерческое использование федеральной собственности, социальная значимость предприятия и т.д. Однако до настоящего времени Российская Федерация не обеспечила четкое закрепление в уставах акционерных обществ указанных критериев, за исключением критерия "получение прибыли". Поэтому рассмотрение вопроса эффективности управления пакетами акций, находящимися в собственности Российской Федерации, осуществлялось только в соответствии с нормами Федерального закона "Об акционерных обществах" и уставов акционерных обществ [12, с.28].
Реализация  указанных выше целей естественно  требует совершенствования и  кардинального изменения подхода  к управлению государственными пакетами акций, передачу управление госпакетами  в руки высококвалифицированных  специалистов. В последнее время  переход к такому целевому управлению госпакетами осуществляется в России. Исходя из этого, все акционерные общества с государственным участием следует разделить на две группы [13].
Во-первых, это акционерные общества, в которых  находящиеся в собственности  государства пакеты акций целесообразно  сохранять в собственности государства  в течение относительно продолжительного времени.
В таких  акционерных компаниях необходимо обеспечить: условия для расширенного воспроизводства; получение существенных дивидендов; направление определенной части прибыли на развитие компании; поддержку стабильной курсовой стоимости  акций; недопущение установления контроля над компанией какой-либо группой  акционеров; увеличение государственной  доли в уставном капитале; недопущение  корпоративных конфликтов; повышение  уровня защиты прав акционеров; соблюдение Кодекса Корпоративного поведения.
Второй  группой акционерных обществ  с государственным участием составляют общества, находящиеся в государственной  собственности пакеты акций которых необходимо реализовать в ближайшее время. Следует подчеркнуть, что вопрос о реализации каждого пакета акций должен решаться индивидуально, с разработкой стратегии продажи данного пакета акций. Прежде всего, необходимо четко определить будет ли пакет акций реализовываться на денежном аукционе, либо на инвестиционных торгах, либо через фондовую биржу. Далее следует решить будет ли пакет продавиться целиком, либо пакет будет раздроблен на несколько мелких партий. Следующее - это определение того, останется ли какая-то часть пакета акций в собственности государства или нет, поскольку нередко сохранение хотя бы 1% акций общества является более чем необходимым для получения требуемой информации о деятельности данного общества.
Реализация  же полномочий государства как собственника - субъекта корпоративных отношений, в органах управления акционерным  обществом требует основательных  знаний в области корпоративного права, умения опираясь на имеющийся  опыт принимать точные и оперативные  решения, касающиеся почти всех аспектов деятельности компании [10].
Стратегически альянс с активным владельцем может  оказаться более выгодным для  государства, чем иные формы управления собственностью. Стратегические альянсы  наблюдается в значимых для экономики  страны сферах производства (автомобилестроение, авиастроение, нефтяная промышленность).
Во-первых, активный собственник сам по себе заинтересован в сохранении и  приумножении своей собственности.
Во-вторых, приумножение собственности увеличивает  капитализацию предприятия, что  повышает уровень потенциального дохода для государства.
В-третьих, активный собственник имеет собственный  интерес в контроле за издержками, что снимет с государства затраты на дополнительный контроль ха использованием активов.
В-четвертых, наилучшим материальным вознаграждением  активного собственника за управление государственной собственностью, прежде всего, является право на выкуп государственной собственности по заранее фиксированным ценам, т.е. опцион в процессе приватизации, а не комиссионное вознаграждение.
В-пятых, такой альянс с частным владельцем является наиболее явным примером социального  договора между государством и бизнесом, причем такой договора сам по себе есть один из сильнейших стимулов развития демократического общества.
В современное  время наблюдается тенденция  сотрудничества государства с активными  совладельцами акционерных компаний с государственным участием, поскольку  именно они в наибольшей степени  способны обеспечить положительную  динамику развития компании в целом. Для стимулирования их сотрудничества с государством используется практика заключения опционных контрактов с  активными совладельцами компаний с долей государства в уставном капитале. Суть таких контрактов заключается  в том, что при выполнении стороной условий контракта, связанных с  вложением инвестиций, приумножением  государственной собственности, развитием  предприятия и т.д., государство  предает данной стороне часть  своего пакета акций на льготных условиях.
В последние  годы политика управления государственной  собственностью в российском правительстве  преследовала цель консолидации существующего  государственного участия в холдинговые  компании за пределами топливного и  энергетического секторов, увеличения доли в стратегических предприятиях до контролирующего уровня и приватизации миноритарных долей в нестратегических секторах. Усилия российского правительства по стабилизации в ходе недавнего финансового кризиса (в частности, интервенции на фондовом рынке и обеспеченные займы) приведут к дальнейшему увеличению активов находящихся в собственности государства компаний. Политика усиления государственного сектора пользуется широкой поддержкой российского населения. В двух опросах населения, проведенных в 2006 г., от 37 до 52% респондентов ответили, что предпочли бы отменить итоги приватизации и оставить активы в государственных руках. Еще 13% (в обоих опросах) сказали, что предпочли бы видеть приватизированные фирмы национализированными, а затем реприватизированными в ходе более прозрачного процесса.
По данным Федеральной службы статистики (Росстат), к началу 2007 г., 9% зарегистрированных фирм и организаций находились в  полном государственном владении и 2% были в смешанной собственности, т.е. имели в качестве собственников  и государственные, и частные  компании; 21% капитальных инвестиций в 2007 г. был про изведен полностью  государственными компаниями и еще 10% - фирмами со смешанным владением. В терминах основного капитала 23% российской экономики принадлежит фирмам с мажоритарным государственным контролем. Однако, если посмотреть на крупнейшие российские компании, торгующиеся на российских или международных фондовых биржах, возникает другая картина. Согласно оценкам компании «Тройка Диалог» (Troika Dialog, 2008), федеральные и региональные власти контролировали примерно 40% рыночной капитализации российского фондового рынка в конце 2007 г., по сравнению с 24% в 2004 г.
В России из двух главных моделей - западноевропейской и североамериканской - выбрана вторая, далеко не самая подходящая.
Действительно, размеры российского государственного сектора за прошедшие годы стали  незначительными, его финансирование урезано до предела, а результаты деятельности крайне неудовлетворительные. Проблема усугубляется еще и тем, что Россия не в состоянии построить  североамериканскую модель, так сказать, в ее чистом виде. Кроме того, переплетение интересов чиновников и представителей бизнеса лишает российский государственный  сектор необходимой степени прозрачности и эффективности, присущей североамериканской модели.
Формально государственный сектор по-прежнему остается доминирующим в топливно-энергетическом и оборонном комплексах, медицинской  и микробиологической промышленности, в сфере транспорта и связи. Наименьшее распространение частная форма  собственности получила в отраслях естественных монополий - электроэнергетике  и железнодорожном транспорте. Учитывая, что эти отрасли почти во всех странах мира служат традиционной нишей  для государственного предпринимательства, можно утверждать, что Россия на протяжении 1990-х гг. шла в общем  русле развития мировой экономики.
Однако  данный тезис носит общий характер и должен быть уточнен. Во-первых, в  последнее время явно ослабляются  позиции государства даже в его  традиционных нишах. Во-вторых, истинные различия в "архитектуре" отечественного государственного сектора просматриваются  при сравнении более детализированных отраслевых структур.
Поскольку наиболее болезненным сегментом  отечественного государственного сектора  с полным основанием можно считать  его промышленную часть, сосредоточим внимание именно на ней. Хотя сведения о государственном секторе неполны  и не слишком точны (данные Росстата за 2005 г.), они все же позволяют  нарисовать общую картину и уяснить  основные проблемы в развитии государственного хозяйствования.[6]
Вклад государственного сектора в общие объемы промышленного производства в России уже опустился ниже своей естественной отметки. Его масштабы настолько сжаты, что, по сути, российское правительство лишило себя основного рычага управления и модернизации национальной промышленности. Приватизация привела к тому, что в электроэнергетике доля государственного сектора оказалась более чем в 10 раз ниже, чем во Франции, где эта отрасль почти полностью обобществлена. Примечательно, что в Австрии, Великобритании, Австралии, Швейцарии и Канаде в середине 1980-х гг. более трех четвертей всех активов электроэнергетики также находилось в руках государства.
Но, несмотря на наш столь "впечатляющий" результат, принято решение о дальнейшей приватизации данной отрасли. Если представить, что в России останутся шесть  или более частных компаний, то все равно они будут монополистами  для данной территории. Регулирование  тарифов в этих условиях проблематично. Предположим, что для населения  тарифы регулирует государство. Однако компании будут устанавливать свои тарифы предприятиям, которые вынуждены  платить, ибо энергия нужна. Удорожание энергии повлечет увеличение стоимости  промышленной продукции, снизит ее конкурентоспособность, вызовет виток подорожания всех видов продукции. Кроме того, каждая компания ограничена в капитальных  вложениях, в то время как совместными  усилиями можно строить капиталоемкие  объекты и развиваться.
У нас  имеется негативный пример распада (развала) некогда общесоюзной государственной  компании "Аэрофлот" на ряд компаний, в результате чего каждая из них  не может заказать достаточное количество современных самолетов из-за нехватки средств, что ведет к упадку всей отрасли. В других странах стремятся  к слиянию компаний для получения  большей устойчивости в рыночных условиях. В России часто наоборот. Ситуация становится абсурдной. В ошибках трудно признаваться, однако все еще не поздно, а главное - нужно исправить.
Ненамного лучше положение дел в топливной  промышленности: доля государственного сектора во Франции, например, не опускалась ниже 40%, а в России она не достигает  и 4%. В цветной металлургии российский государственный сектор имеет меньшую  долю, чем французский в 1982 г. Если учесть, что после 1982 г. французский  сектор расширил свое присутствие в  отрасли в 3, 7 раза, то становится ясно, что Россия движется в направлении, обратном общемировой тенденции.
В стекольной промышленности доля французского государственного сектора превышала долю российского  в 20 раз. Химическое производство во Франции также значительно шире представлено государственными предприятиями, чем в нашей стране.
Выявляются  и прямо противоположные структурные  перекосы. Так, относительный размер государственного сектора в российской полиграфической промышленности в 175 раз больше соответствующего показателя во Франции; в легкой промышленности он у нас в 4 раза больше, чем во французской текстильной промышленности. И поскольку кожевенных, обувных  и швейных государственных предприятий  во Франции вообще никогда не было, зафиксированный структурный перекос  представляется еще более впечатляющим. Чрезмерной видится также и повышенная "концентрация сил" отечественного государственного сектора в пищевой  промышленности - 9, 3%, тогда как во Франции - лишь 1, 9-2, 0%.
Приведенные данные подводят к выводу: там, где  присутствие государственного сектора  целесообразно сохранять, Россия от него активно избавлялась, а там, где от него можно было избавиться, она его "приберегала". Для устранения образовавшихся структурных несоответствий, по нашему мнению, необходим радикальный  пересмотр концепции реформирования отечественной индустрии.[7]
Оборотной стороной объемов государственного сектора выступает его эффективность. Если она высокая, то значительные объемы можно считать оправданными. В  противном случае госсектор представляет собой проблемный элемент национальной экономики. Можно сравнить показатели относительной производительности труда и фондоотдачи государственного и негосударственного секторов промышленности.
Сопоставление интегральных показателей эффективности двух секторов отраслей российской промышленности позволяет сгруппировать их в три кластера.
Первый  включает отрасли с высокой эффективностью государственного сектора (выше 100%), среди  которых оказывается только электроэнергетика. Второй кластер состоит из отраслей с умеренной эффективностью этого  сектора (выше 90% и ниже 100%): полиграфическая  промышленность и машиностроение. В  третий кластер входят прочие 12 отраслей-аутсайдеров  по эффективности (ниже 90%). По критерию интегрального показателя эффективности "право на существование" отстоял  государственный сектор только первого  и второго кластеров, т. е. трех отраслей. С определенной натяжкой к ним  можно приплюсовать микробиологическую и легкую промышленность. В остальных 10 отраслях деятельность государственного сектора оправдывается не столько  экономической эффективностью, сколько  социальными императивами. Особые опасения вызывает эффективность государственного сектора в стекольной и фарфоро-фаянсовой промышленности (интегральная эффективность его почти в 3, 5 раза ниже негосударственного). При подобном дисбалансе сложно аргументировать целесообразность здесь государственного предпринимательства.
Таким образом, структурный анализ подтверждает вывод  о том, что государственный сектор российской промышленности пока во многом неконкурентоспособен, в том числе  по сравнению с негосударственным, который по своим показателям  эффективности тоже далек от мировых  стандартов.[7]
Наблюдается рассогласование тенденций развития российского промышленного государственного сектора с общемировыми тенденциями  по двум направлениям. Соотношение  эффективности государственного и  негосударственного секторов в России "перевернуто" относительно ситуации в большинстве стран мира, где  производительность труда государственного сектора выше, чем негосударственного. Если же рассматривать только промышленный сегмент национальной экономики, то в нем преимущества государственного сектора проявляются особенно ярко. Для сравнения: во Франции производительность труда в промышленном государственного секторе в 1, 4 раза выше, чем в частном, тогда как в России наоборот - в 1, 6 раза ниже. Следовательно, неудовлетворительные результаты работы отечественного государственного сектора обусловлены специфической организацией российской модели и неумением эффективно управлять государственным хозяйством в промышленности.
Второй  аспект проблемы непосредственно связан с величиной выявленных диспропорций. Дело в том, что и в других странах  высокая эффективность государственного сектора представляет собой отнюдь не всеобщее или постоянное явление: в некоторых отраслях он уступает первенство частному. Например, во Франции  производительность труда государственного сектора в энергетике бывала на 43% ниже, чем в частном. Однако такого перекоса, как, скажем, в российской топливной промышленности, где производительность труда в государственного секторе  была в 3, 9 раза ниже, чем в негосударственном, не наблюдалось нигде. Для России это не случайность. Так, в деревообрабатывающей промышленности разрыв составлял 2, 1 раза, в стекольной - 2, 7 раза. Очевидно, что подобные перепады в экономической эффективности - это опять-таки "достижение" сугубо российской модели.
Итак, с  точки зрения экономической эффективности  развитие государственного сектора в России в ряде отраслей идет вразрез с общемировыми тенденциями. Основная причина состоит, на наш взгляд, в неадекватной системе управления отечественным государственным сектором.
Практически во всех странах мира государственный  сектор представляет собой весьма неоднородное производственное образование. Данный факт, пожалуй, наиболее четко проявляется  в официальной идеологии правительства  Швеции, подразделяющего все предприятия  этого сектора на две группы: работающие в условиях рынка либо выражающие специфические интересы общества (иначе, предприятия с интересами государства). Предприятия первой группы представляют собой форму государственного хозяйствования и нацелены на высокие экономические результаты, второй - обременены некими дополнительными общественными целями и задачами безотносительно к экономической эффективности.
Такое структурное  деление позволяет вскрыть специфику  нынешнего этапа развития отечественного государственного сектора, а именно: государственное предпринимательство  в России пока не получило должного развития, и большая часть промышленного  государственного сектора состоит  из предприятий второй группы.
Подобная  однобокость, отражающая игнорирование  прогрессивных критериев организации, является логическим следствием первоначальной стадии формирования, рассматриваемого сектора. Изменить сложившуюся ситуацию можно за счет совершенствования  политики в отношении предприятий  государственного сектора, действующих  как в рыночных условиях, так и  ради общественных интересов. Первый блок в России пребывает в стадии становления, второй же вообще отсутствует. Между  тем разработка последнего является необходимым условием повышения общей эффективности государственного сектора промышленного комплекса страны.
Только  при достаточном финансировании государственный сектор может превратиться в высокоэффективный сегмент  и технологический авангард национальной экономики, если же ему недодавать финансы, то он довольно быстро оказывается  низкоэффективным и становится обузой для населения страны. В развитых странах это поняли, и правительства  сознательно идут на реализацию того или иного подхода.
Похоже, что в России на правительственном  уровне эта дилемма до сих пор  не осмыслена: от государственного сектора  ждут великих достижений, а на его  нужды выделяют недостаточные средства.
 
 
2.2. Эффективность системы корпоративного  управления    
(на примере  ОАО «Татнефть»)
Эффективность и преимущества государственного участия  в управлении акционерным обществом  можно рассмотреть на примере  ОАО "Татнефть". Доля государства в этой компании составляет 33,5956% (ОАО «Центральный Депозитарий Республики Татарстан» (номинальный держатель) - доля в уставном капитале эмитента: 33,5956%, доля голосующих акций: 35,866%), остальные приходятся на:
    ИНГ БАНК ЕВРАЗИЯ (ЗАО) (номинальный держатель) - доля в уставном капитале эмитента: 30,0207 %, доля голосующих акций: 31,9661%;
    ЗАО «Депозитарно - Клиринговая Компания» (номинальный держатель) - доля в уставном капитале эмитента: 15,1959%, доля голосующих акций: 13,8604%;
    Некоммерческое партнерство «Национальный депозитарный центр» (номинальный держатель) - доля в уставном капитале эмитента: 9,0776%, доля голосующих акций: 7,9038%;
    Правительство Республики Татарстан - специальное право («золотая акция»);
По состоянию  на 31 декабря 2009 года в реестре акционеров ОАО «Татнефть» было зарегистрировано более 52 тыс. акционеров. Из них наиболее крупными владельцами (номинальными держателями) пакетов акций Компании являлись:
      Открытое акционерное общество «Центральный депозитарий Республики Татарстан» (ОАО «ЦДРТ») — 33,6% (номинальный держатель);
      Закрытое акционерное общество ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) — 31,4% (номинальный держатель)
Председателем Совета Директоров является Президент  Республики Татарстан - Минниханов Рустам Нургалиевич. Это позволяет компании осуществлять свою деятельность в рамках совместного партнерства с государственными органами с помощью инструментов корпоративного управления.
Задачи которые ставит перед собой ОАО «Татнефть», являются ориентированными на достижение стратегических показателей финансовой устойчивости с обеспечением высокого уровня корпоративной ответственности и государство, данном случае, является гарантом озвученных целей как перед акционерами и собственниками, так и перед жителями Республики Татарстан.
По оценке независимой международной консалтинговой компании «Miller & Lents», доказанные разрабатываемые, неразрабатываемые и неразбуренные запасы ОАО «Татнефть» на начало 2010 года составили 862,2 млн тонн нефти.
Согласно  РСБУ (Росси?йские станда?рты бухга?лтерского учёта) показатели выручки и чистой прибыли компании в период с 2005- 2009 год характеризовали устойчивое развитие. Падение объемов чистой прибыли в 2008 связано с выплатами дивидендов  и привлечением дополнительных средств на возведение нефтеперерабатывающего комплекса.
Таблица 1- Сокращенная финансовая отчетность ОАО «Татнефть» по РСБУ 
Выручка
169 944
174 082
197 471
218 962
226 536
Чистая прибыль
36 563
35 649
43 812
36 521
56 970

  
Порядок раскрытия информации в ОАО «Татнефть» обеспечивается в соответствии с действующим законодательством и требованиями фондового рынка и регулируется утвержденными Советом директоров Положением об информационной политике и Положением об использовании инсайдерской информации и порядке информирования о сделках с ценными бумагами.
Так же в  компании активно внедряется система  управления капитализацией. Управления капитализацией ОАО «Татнефть» осуществляется в соответствии с Программой по повышению эффективности управления производством и укреплению финансово-экономического состояния ОАО «Татнефть» на период 2008–2015 гг. Планирование и анализ корпоративных факторов капитализации обеспечивается Стандартом «Система сценарного планирования финансово-хозяйственной деятельности на трехлетний период», утвержденным Правлением ОАО «Татнефть». Регулярно на официальном сайте Компании опубликовывается консолидированная финансовая отчетность по ОПБУ США.
Рисунок 1 - Капитализация ОАО «Татнефть» за 1995–2009 гг. (млн долл. США)
Дивидендная политика ОАО «Татнефть» определяется Федеральным законом «Об акционерных обществах» и Уставом Компании. В соответствии с Уставом, владельцы привилегированных акций имеют право на получение ежегодного фиксированного дивиденда, составляющего 100% от номинальной стоимости акций, если иное решение не принято общим собранием акционеров.
По итогам деятельности ОАО «Татнефть» за 2008 г. общая сумма дивидендов по привилегированным и обыкновенным акциям составила 10,3 млрд руб., или 30% от чистой прибыли. Размер дивиденда, начисленного на 1 акцию, составил 4,42 руб. (442% к номинальной стоимости акции).
Что касается выплаты дивидендов за 2009 год, то общая  сумма составила порядка 15,3 млрд. рублей.
Активная  роль государства в определение  направления развития компании находит  отражение во внутренних документах. Так в соответствии с переходом формирования госбюджета на трехлетний цикл и в рамках совершенствования корпоративного бизнес- планирования, в Компании разработан стандарт «Система сценарного планирования финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Татнефть» на трехлетний период».
Стандарт  определяет порядок формирования на основе стратегии развития Компании, трехлетнего прогноза финансово-хозяйственной  деятельности ОАО «Татнефть» в зависимости от конъюнктуры цен на нефтяном рынке.
В основе системы сценарного планирования лежит  формирование базового прогноза финансово-хозяйственной  деятельности, разрабатываемого на принципах  консервативного подхода в выборе исходных макроэкономических условий (неблагоприятных) и минимизации  корпоративных затрат.
Базовые условия трехлетнего планирования ОАО «Татнефть» формируются на основе:
макроэкономических  параметров развития экономики на планируемый  период, принятых Министерством экономического развития РФ и Министерством финансов РТ;
программы стабилизации добычи нефти.
 
Рисунок 3 - Макроэкономические параметры и условия формирования прогноза финансово-хозяйственной деятельности ОАО «Татнефть»

Таким образом, можно сделать вывод о том, что стратегическая деятельность компании согласовывается с основными  направлениями экономического развития Российской Федерации и Республики Татарстан, тем самым обеспечивая  стабильность функционирования в среднесрочной  перспективе. Учитывая тот фактор, что  качественная характеристика запасов  нефти на территории Республики Татарстан  представляет собой высоковязкие и  высокосернистые залежи нефти, то данная политика Компании, это наиболее удачная  система функционирования производственно-хозяйственной  системы.
Сценарный принцип планирования позволяет  регулировать уровень затрат базового прогноза в зависимости от изменения  цен на отраслевом рынке, за счет регламентированного  распределения дополнительных источников в случае более благоприятного сценария и компенсации дефицита бюджета  в случае неблагоприятных ситуаций.
При последующем  планировании утвержденные ранее прогнозные оценки финансово-хозяйственной деятельности второго и третьего года трехлетнего  периода корректируются в связи  с изменением макроэкономических показателей  и приоритетов развития Компании и становятся основой следующей  трехлетки с ежегодным добавлением  к ним прогнозной оценки следующего третьего года.
В Компании на постоянной основе ведется мониторинг всех действующих корпоративных  стандартов — контроль исполнения и оценка эффективности по направлениям деятельности. Данные процедуры позволяют  не допускать нарушения требований стандартов и обеспечить контроль показателей, получаемых в процессе применения стандартов.
Корпоративные стандарты по управлению имущественным  комплексом направлены на повышение  эффективности управления имущественным  комплексом Группы «Татнефть» и обеспечение прозрачности и контроля движения основных средств и сделок с недвижимостью. В 2007 году за счет арендной платы получено 1,57 млрд рублей. Прибыль от передачи имущества в аренду составила 375 млн рублей.
Стандарт  «О консервации имущества» позволил значительно минимизировать затраты по неиспользуемому имуществу и создать дополнительные инвестиционные резервы. В 2007 году законсервировано имущества на сумму 700 млн рублей. Снижение затрат на его содержание за счет консервации составило 60 млн рублей.
Стандарт  «Методика установления норматива  нормируемых оборотных средств» является одним из основных показателей Приказа №1, ответственность за его исполнение регулируется разделом «Дисциплинарная и материальная ответственность за нарушения исполнительской дисциплины в области финансов» Корпоративного кодекса ОАО «Татнефть» и «Стандарта корпоративных отношений ОАО «Татнефть». Результатом внедрения Стандарта стало сокращение складских запасов ОАО «Татнефть». За семь лет (2001—2007 гг.) материальные запасы Компании снижены на 2,5 млрд рублей, в том числе за 2007 год на 187 млн рублей. Суммарный экономический эффект от сокращения запасов за 2001—2007 гг. составляет более 1,2 млрд рублей, в том числе за 2007 год — 204 млн рублей.
Снижение  запасов в сопоставимых ценах (с  учетом инфляции) за этот же период составляет 8,9 млрд руб.и его дочерних и зависимых обществ в области финансов.
Основная  миссия компании: укрепление статуса международно признанной, финансово устойчивой компании как одного из крупнейших вертикально интегрированных отечественных производителей нефти и газа, продуктов нефтепереработки и нефтехимии, с обеспечением высокого уровня корпоративной социальной ответственности.
Вместе  с укреплением ресурсной базы и повышением объемов добычи, к  приоритетным задачам Компании относятся:
— развитие нефтегазоперерабатывающих мощностей;
— расширение рынков сбыта нефти, газа и нефтехимической  продукции;
— рост сети АЗС под корпоративным брендом.
Компания  «Татнефть» - шестая по величине вертикально интегрированная нефтяная компания в России, ведущая добычу и переработку углеводородного сырья преимущественно в Республике Татарстан.
Уставный капитал Татнефти составляет 2 326 199 200 рублей. Уставный капитал разделен на именные бездокументарные акции двух категорий одинаковой номинальной стоимости по 1,00 (один) рубль каждая: привилегированные акции в количестве 147 508 500 штук и обыкновенные акции в количестве 2 178 690 700 штук.
Основная  территория деятельности Компании —  Российская Федерация. В то же время  Компания реализует стратегию эффективного наращивания запасов и расширения территории своего присутствия не только в Российской Федерации, но и за ее пределами. Так, расширение интересов  нефтяного гиганта послужило  причиной открытия представительств компании в странах Азии, Африки, Ближнего Востока и Ближнего зарубежья.
Компания  обеспечивает устойчивую восполняемость запасов. По оценке независимой международной консалтинговой компании «Miller & Lents», доказанные разрабатываемые, неразрабатываемые и неразбуренные запасы ОАО «Татнефть» на начало 2010 года составили 862,2 млн тонн нефти.
«Татнефть» — одна из крупнейших отечественных нефтяных компаний, осуществляющая свою деятельность в статусе вертикально интегрированной Группы.
В состав Группы входят :
— нефтегазодобывающие  производства ( НГДУ, ЗАО «Татнефть–Самара» и др.);
— нефтегазоперерабатывающие  производства ( «Татнефтегазпереработка», ОАО «ТАНЕКО»);
— нефтехимические  производства;
— предприятия  по реализации нефти, газа, нефтегазопродуктов и нефтехимии;
— блок сервисных  структур.
Компания  «Татнефть» проводит социально ориентированную политику и вносит весомый вклад в развитие национальных программ по здравоохранению, образованию, спорту, поддержке малого и среднего бизнеса.
В рамках стратегии развития Компании проводится реструктуризация, направленная на повышение  эффективности управления производством, обеспечение прозрачности затрат, оптимизации  трудовых, материальных и финансовых ресурсов.
Руководство компанией «Татнефть» осуществляется в соответствии с Уставом и Кодексом корпоративного управления Общества. Высшим органом управления является общее собрание акционеров ОАО «Татнефть».
Общее руководство  деятельностью Компании осуществляет Совет директоров, ежегодно избираемый общим собранием акционеров. Совет  директоров утверждает стратегические задачи, производственные и финансовые планы деятельности Общества, а также  согласовывает принципиальные вопросы  по текущему развитию Компании. Совет  директоров ОАО «Татнефть» состоит из 15 человек, включая трех независимых директоров.
Рисунок 4 – Общее руководство компанией  ОАО «Татнефть»

В целях  обеспечения координации взаимодействия Совета директоров с исполнительными органами Компании и содействия улучшению практики корпоративного управления, при Совете директоров действуют четыре комитета:
— Комитет  по аудиту;
— Комитет  по раскрытию информации;
— Комитет  по корпоративному управлению;
— Комитет  по кадрам и вознаграждениям.
Составы комитетов  ежегодно утверждаются Советом директоров.
Оперативное руководство текущей деятельностью  Компании осуществляется Генеральным  директором и Правлением. Генеральный  директор является главным должностным  исполнительным лицом и возглавляет  Правление. Правление — коллегиальный  исполнительный орган, в состав которого входят 19 человек. Генеральный директор и Правление подотчетны Совету директоров и общему собранию акционеров.
Генеральный директор организует текущую деятельность Компании через своих заместителей, исполнительную дирекцию и службы исполнительного  аппарата (управления, отделы), структурные  подразделения, а также через  полномочных представителей Компании в управляющих органах дочерних и зависимых обществ.
В отличие  от других российских нефтяных компаний, в процессе создания Татнефти в ее структуру не был включен ни один крупный нефтеперерабатывающий завод. В связи с отсутствием собственных перерабатывающих мощностей компания вынуждена либо продавать часть добываемого сырья на внутреннем рынке, либо перерабатывать его на условиях процессинга. Татнефть неоднократно пыталась решить эту проблему.
В 1994 году Татнефть создала совместное предприятие с расположенным на Украине Кременчугским НПЗ, которое получило название «Укртатнафта». Завод имеет необходимое оборудование для переработки высокосернистой нефти. В середине 2007 года по инициативе правительства Украины часть акций Укртатнафты была передана в собственность госкомпании «Нефтегаз Украины». Пакет акций, контролируемый Татнефтью, сократился и новый собственник осуществил смену руководства Кременчугского НПЗ. Компания считает передачу пакета акций Укртатнафты Нефтегазу Украины незаконной и продолжа
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.