На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Вопрос об установлении северной границы Афганистана в контексте русско-британских переговоров 1872-1885

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 16.10.2012. Сдан: 2010. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Введение
В последнее  десятилетие интерес к Афганистану  возрос во всем мире. В основном интерес современных научных и публицистических работ направлен на нынешнюю политическую обстановку в Центральной Азии. А борьба Британской и Российской империй за сферы влияния в Центральной Азии в XIX веке- мало известны не только рядовому читателю, но и исследователям этого огромного
внутриконтинентального  региона1. Даже в самом Афганистане XX век- это наиболее приоритетное направление в исторической науке. Однако для понимания событий прошлого бека необходимо понимать процессы и XIX века.
Главной проблемой XIX века в русско-английских отношениях было предотвращение столкновения в Средней Азии. Выходом должна была стать буферная зона, которой выступил Афганистан. Оставалось лишь определить его северную границу. Для этого понадоблюсь сорок лет. Причиной затянувшихся переговоров каждая сторона видела в своём противнике. Полное оправдание собственных действий, и обвинение в агрессивности всех остальных участников тех событий, отразилось и на историографии. Целью же нашей работы стал объективный анализ установления северо-афганской границы. А задачи заключаются в выявлении причин лежащих в основе требований и притязаний, а также освящение параллельно происходивших событий в самой Центральной Азии.  

Установление  и международное признание северной границы Афганистана является предметом  данной курсовой. В качестве объекта  можно выделить сами переговоры. Хронологические  рамки   
 
 
 
 

     Переговоры
Условно началом главного этапа переговоров можно назвать октябрь1872 года. До этого времени тоже велось обсуждение о предотвращении столкновения интересов России и Англии, а значит о необходимости создания некой буферной зоны, которой был признан Афганистан, но эти обсуждения опирались на не всегда проверенные и точные результаты тайных экспедиций обеих держав. В октябре же 1872 года английское правительство обратилось к своему послу в Петербурге Лорду Лофтусу с просьбой ускорить составление «донесения… относительно стран на юге от Оксуса», которое было поручено туркестанскому  Генерал-губернатору Кауфману. Оно должно было послужило основанием для официального международного признания северных границ Афганистана. Это значит, что граница должна быть проведена не условно на карте людьми далекими от Средней Азии, а реально на месте без нарушений в дальнейшем местными жителями и правительствами2. Но Кауфман не спешил с предоставлением подобного документа.  Правительство Российской Империи ссылалось на сложность сбора подобных данных и враждебное отношение к русским со стороны населения Центральной Азии(док 2). Сложно сказать насколько искренним было это оправдание. Возможно Кауфман считал, что еще рано устанавливать границы поскольку продвижение русских незакончено3. Воспользовавшись этой ситуацией Англия предлагает границы по своему усмотрению. В письме В частности, в письме от 17 октября 1872 министр внешней политики Граф Гранвилль Лорду Лофтусу, территории владений эмира Кабульского определяются англичанами в следующих границах (см. карту в приложении): « 1) Бадахшан с зависящим от него округом Ваханом, начиная от Сарыкуля (озера Ууда) на востоке до слияния Кокчи с Оксусом (Пенджа), образующим северную границу означенной афганской провинции на всем ее протяжении.
2) Афганский  Туркестан, заключающий округа: Кундуз, Хульм и Балх, северною границею которого служило бы течение Оксуса от впадения в него Кокчи до поста Ходжа-Салеха включительно, на большой дороге из Бухары в Балх. Эмир Афганский не может заявлять никаких притязаний на левый берег Оксуса ниже Ходжа-Салеха.
3) Внутренние  округа: Акча, Сарыпуль, Меймене, Шиберган  и Андхой, последний из которых  составляет крайнее пограничное  афганское владение на северо-западе, так как простирающаяся далее  степь принадлежит независимым  туркменским племенам.
4) Западная граница Афганистана между округами, находящимися в зависимости от Герата, и персидскою провинциею Хорассаном хорошо известна, и в определении ее не представляется здесь надобности.
     Ваше  Прев-ство передадите копию с настоящей  депеши русскому Министру Иностранных Дел.»
     Россия  не могла пойти на такое соглашение, главным образом из-за первого  пункта. Если бы Бадахшан и Вахан  отошли бы Афганистану, то полное подчинение всего Бухарского эмирата было бы значительно затруднено, поскольку  к Афганистану поспешили бы присоединится соседний с Бадахшаном Дарваз, и как предполагалось даже Гисар (административный центр Восточнобухарского эмирата)4. Правительством Российской Империи была предложена другая граница, не включающая Бадахшан и Вахан в зону Афганистана. Формально правительство России не отказывалась от достигнутых ранее соглашений взять за основу разграничения владения Дост Мухаммеда. Соглашаясь со всеми остальными пунктами, Министерство внутренних дел России, ссылаясь на донесение Кауфмана и на косвенные свидетельства майора Монтгомери, утверждало, что несмотря на признание Бадахшаном и зависимым от него округом Ваханом верховной власти Афганистана  эти районы были все же независимы так как никакой верховной власти Афганистана там не наблюдалось (док1, прилож1). А всё подчинение этих областей эмиру Кабульскому заключается в выражении признательности правящей династии Бадахшана за помощь в борьбе за власть. Границей было предложено считать: «Результаты исследований относительно указанных выше двух сторон вопроса приводят к следующим выводам:
     1) Что на севере Аму-Дарья действительно  образует нормальную границу  Афганистана от впадения в  нее Кокчи до пункта Ходжа-Салеха. В этом отношении данные наши  согласуются с мнением Правительства  Ее Великобританского Величества, и граница, о которой идет речь; представляется тем более рациональною, что по поводу ее не может возникать споров со стороны прибрежных владетелей Аму-Дарьи.
     2) Собранные нами данные указывают,  что на северо-востоке слияние  этой реки с Кокчей служит пределом территорий, на которые бесспорно распространяется верховная власть Шир-Али-Хана. Далее этого предела, а именно, что касается Бадахшана и Вахана, невозможно было подметить никаких следов таковой власти; совокупность собранных сведений дает, напротив того, многочисленные указания, которые побуждают считать провинции эти независимыми». В третьем пункте содержалось предложение считать Бадахшан и Вахан дополнительной нейтральной зоной. Императорский кабинет понимал, что интересы Англии и Афганистана совпадают и в случае обострения отношений между Россией и Англией Афганистан встанет на сторону последней и предоставит проход через свою территорию. Англия для Афганистана в свою очередь будет гарантом признания Россией за Афганистаном тех районов, которые перейдут на его сторону уже после разграничения. Из-за опасения, что Афганистан (а следовательно и Англия контролирующая его внешнюю политику)  воспользуется территорией Бадахшана как плацдармом для подчинения Восточной Бухары, МИД Российской Империи предложило создать буферную зону между Бухарским эмиратом и Афганистаном. Города: Акча, Сарыпуль, Маймене, Шиберган и Андхой по четвертому пункту отходили Афганистану, хотя власть эмира кабульского в этих пунктах была условной. Однако эти дипломатические и территориальные уступки во взаимоотношениях России и Великобритании не могли не порождать этнополитических конфликтов в данном регионе. Как отмечает Арминий Вамбери, в 1863 г посетивший под видом паломника все страны Центральной Азии которые станут участниками разграничения путешествуя по Центральной Азии был в этих городах. По его наблюдения местные, в основном тюркоязычное, жители “враждебно” относятся к афганцам и уже много десятилетий отстаивают свою независимость. Маймене, по его словам, Эмир Кабула так ни разу не смог взять5.
     Несмотря  на такую благоприятную обстановку для России в этих городах, её правительство  не стало настаивать на признании  их независимости. Причина этой политики заключается в географических условиях. Бадахшан как и Дарваз  хотя и  горные районы, но они не отделены друг от друга естественными границами и сама эта местность, особенно юг, не является не проходимой. Маймене, Акча, Шиберган и Андхой отделены от Бухары труднопроходимыми пустынными степями и потому уже сами по себе являются буферной зоной. Оля, было бы очень хорошо, если бы Вы на карте смогли обозначить эти спорные районы, выделив их, например, штриховкой.
     Англия  отвергла это предложение. Правительство Её Величества в январе 1873 года в письме от Графа Гранвилля Лорду А. Лофтусу выразило свою твердую позицию придерживается прежнего плана разграничения. переформулировать На замечание русских об отсутствии в Бадахшане жесткой власти Эмира Кабула, оно ответило что управление по собственному усмотрению - право самого Эмира и это не свидетельствует о слабой власти в регионе. При этом Англия брала на себя обязательства удерживать Афганистан от присоединения других территорий. В наличие нейтральной зоны, которой по предложению России должны были стать Бадахшан и Вахан, Англия усматривала риск захвата западного Памира Бухарским эмиратом, а затем и Россией(док3).
     Правительство России через письмо Князя Горчакова  Графу Брунову фактически выразило свое согласие уступить. В нем было выражено согласие на предложенный Англией план границ в Центральной Азии (включая границу между Гератом и Персией). Причину этой легкой дипломатической победы Англии можно найти во внешнеполитической обстановке в целом. После тяжелой войны в 1853-1856 годах, которая получила название Крымской, и унизительного заключенного 18(30) марта Парижского мира, Россия стремилась восстановить свой авторитет на Черном море и на Балканах. Центральная Азия только отвлекала от главной цели. В просмотренной нами периодической печати, таких как: северная Звезда, Русская Старина, Исторический Вестник, конца 60х начале 70 выходит огромное количество статей, и даже целые рубрики, посвященные Балканам и Турции, но совершенно нет информации о Центральной Азии.
       Признанием всех пунктов предложенных  Англией России обеими державами  завершилось установление границ сфер влияния в средней Азии. Местному населению оставалось только принять этот факт. Путешественник Арминий Вамбери говорил о том что границы государств нужны только для взимания на них пошлин, а население живет замкнуто и только своими собственными интересами а не интересами государства. Следовательно в определении к какому государству можно отнести ту или иную малую этническую группу неизбежно возникнут затруднения. А значит для мирного исхода раздела главное сохранить целостность этих малых народностей, а остальное на усмотрение двух крупных европейских держав.
     Нравственный  и культурный уровень народов  Азии оценивался крайне низко. Отсталым считалось все традиции не сходные  с европейскими (сидение на полу, есть из одной тарелки руками и т. д.(Вамбери). К тому же внешняя политика Афганистана в ходе 2 англо-афганской войны оказалась полностью в руках англичан6 «До сих пор Эмир обнаруживал полную готовность следовать данным ему Правительством Индии указаниям». Этой позицией и объясняется фактическое принебрижение мнением самих жителей Центральной Азии  
 

     Глава 2. Переговоры 1884-1885гг
     Снова к вопросу о северной границе  Афганистана пришлось вернутся в  декабре 1883 года. Однако этому предшествовали конфликты между Россией и Англией вокруг областей Мерва и всех оазисов сарыкских туркмен. Причиной послужило занятие афганскими войсками с территории Бадахшана Ханство Шугнан. При этом: «…наследственный глава Шугнана, Шах-Юсуф-Али-Хан, бежал и прибыл искать убежища в Маргеланский уезд». А после этого: «затем вторая телеграмма из Ташкента принесла известие, что, попытавшись вернуться в свою страну, Шах-Юсуф-Али-Хан был арестован Афганцами и отправлен пленником в Кабул»7.
     Комментарии относительно Памира пришли только в  июне. По заверению Англии, афганский Эмир не нарушил договоренностей 70х годов. По достигнутым договоренностям Бадахшан был признан за Афганистаном, а Рошан и Шугнан, по мнению эмира это его часть(док 10). В ответ на эту претензию представитель Англии Сэр Эдуард Торнтон напомнил о том что 7-го января 1874 года Лорд Гранвилль обратился к Лорду А. Лофтусу с депешей в которой были озвучено опасение занятия Мерва- главного оазиса текинских туркмен, русскими войсками. Со стратегической точки зрения этот оазис был очень важен поскольку с занятием Мерва становилось возможным контролировать весь Мургаб и подчинить туркмен. Но самое главное, Мерв мог стать опорным пунктом для подчинения Герата. Министр внутренних дел Горчаков заверил англичан, что Россия не намерена продвигаться до этого пункта и даже более того не будет стремиться подчинить мервских туркмен. В 1878 и 1879 Россия также уверяла Англию что у неё нет намерения занимать Мерв. Поход весной 1879 года с восточного берега Каспийского моря Генерала Лазарева, по заверению представителя России Графа Шувалова не был направлен против Мерва и должен был остановится в 160 милях от него.
     Однако 9-го июля 1879 военный генерал-теоретик Барон Жомини в разговоре с Послом Ее Величества объявил: "хотя мы и не намерены идти на Мерв, или же предпринимать что бы то ни было, что могло бы быть истолковано в смысле угрозы Англии, при всем том вы не должны себя обманывать, так как результатом настоящих действий наших будет приобретение будущей операционной базы для действия против Англии на тот случай, если бы Великобританское Правительство заняло Герат и таким образом стало грозить нашему положению в Средней Азии". 21-го декабря 1879 г., в разговоре с Лордом Дефферином Статс-Секретарь Гирс: «для вышеупомянутой экспедиции, но что таковая предпринимается Россиею крайне неохотно. Упомянув при этом о слухе, что мервские туркмены соединились, будто бы, с Текинцами для действия против русских войск, Вы сказали, что, может быть, явится необходимость разрушить Мерв, хотя, как Вы присовокупили, и не могло существовать намерения оставлять там русские войска». При последующей беседе прозвучала фраза: «Государь Император надеется, что, с своей стороны Вы сделаете для нас возможною политику воздержания и умеренности, воспретив английским офицерам посещать оазисы и возбуждать туркменские населения против нас». Торнтон знал, что Гирс имел в виду действия капитана Гилля и подполковника Стюарта. Оправдывая действия своего правительства он отвечал: «таковой намек лишен был всякого основания, так как капитану Гиллю была запрещена Правительством Ее Величества поездка в страну Туркмен, а относительно полковника Стюарта было известно, что он не ездил далее персидской области Дерегеза»8. Так же не внушали доверия Торнтону в искренности заверений 70х годов следующие факты: «24 мая Высочайшим указом было возвещено о присоединении к Империи занятой русскими войсками территории текинских Туркмен, но Правительству Ее Величества не удалось в течение лета получить от русского Правительства заявления относительно границ означенной территории», «В декабре 1881 г. была подписана Россиею и Персиею конвенция относительно туркменской границы до Баба-Дурмаза, и с этого времени между Правительством Ее Величества и Россиею возникли объяснения по предмету установления между Персиею и страною Туркмен границы, которая не была определена на пространстве от означенного выше пункта до пределов Афганистана; но на предложения Правительства Ее Величества было отвечено, что дело это касается исключительно России и Персии». Само же русское Правительство высказалось за определение афганской пограничной черты вплоть до персидской границы. Мерв, по представлению России не должен был входить в состав Персии. В апреле 1882 г. небольшой отряд русской кавалерии направился к Мерву. Гирс уверял, что: «он отправился лишь для конвоирования каравана русских купцов и что Генералу Рербергу даны были самые строгия приказания избегать, насколько возможно всякого непосредственного соприкосновения друг с другом, и предупреждая столкновения между азиатскими государствами, находящимися в сфере их влияния».9 15 февраля же было и вовсе официально объявлено о присоединении Мерва к Российской Империи. Правительство Англии считало себя обманутым и обвиняла Россию в двойной политике. Торнтон в обращении, которое должно было быть передано МИД Российской Империи писал: «Правительство Ее Величества имело полное основания верить, что на русском Правительстве лежит обязательство, при существующих обстоятельствах, не делать такового шага, хотя позднейшие уверения его и сопровождались оговорками, обеспечивавшими за Россиею свободу действий на случай, если бы в будущем положение дел подверглось непредвиденным изменениям или же таким, которые казались возможными.
     Правительству ее Величества неизвестно, чтобы возникли какие-либо новые обстоятельства, вследствие которых явилась бы настоятельная необходимость прибегнуть к ныне принятому Россиею образу действий; но, даже и в этом случае, было бы, как кажется, совершенно несовместным с общим смыслом происходивших между обоими Правительствами объяснений, чтобы одно из них, не предупредив о совершившейся в его образе мыслей перемене, решилось на шаг, находящейся, повидимому, в противоречии с уверениями, неоднократно полученными, как от Государя Императора, так и от Его Правительства»10. Отвечая на ноту от 29 февраля (12) марта относительно Мерва Статс-секретарь Гирс отверг эти обвинения, утверждая, что когда звучали заявления со стороны России о не желании подчинять Мерв в тот момент эти намерения были искренними. Но когда мервские туркмены сами стали ходатайствовать о покровительстве Императора, Россия ни могла не принять их в подданство(док 3). К тому же все заявления относительно Мерва не имели официальный характер и потому не накладывают ни каких обязательств. В этом же обращении к Правительству Англии Гирс делает резкое замечание: «и ее(Англии) границы в Азии не остались без изменений с 1869 года и что, для обеспечения безопасности своих окраин, она сочла себя вынужденною присоединить к своим владениям некоторые новые территории, а другия подчинить своему главенству.
     Не  говоря об исключительных обстоятельствах, бывших последствием минувшей восточной  войны, совершенно тождественные причины  вынудили и Россию расширить свои владения и привели, наконец, к подчинению ей населения Мерва». Обеими правительствами  было принято решение о необходимости «отказаться от первоначального их предположения относительно установления промежуточной зоны которая разделяла бы их владения в Азии, и войти в соглашение по предмету разграничения их сфер влияния путем определения северной и северо-западной границ Афганистана»11. В апреле 1884 г отношения между Россией и Англией стали ещё более напряженными. Причинная стал инцидент в северном Афганистане. По мнению Английского правительства «…русские агенты были отправлены в Пенджде с целью добиться подчинения Туркмен-салоров; что другой агент посетил Маймене, откуда он еще не вернулся, и что Главнокомандующий должен прибыть в Серахс для занятия земель, находящихся на правом берегу реки, против означенного пункта, и для передачи их во владение мервских Туркмен»(док4).
     Императорское Министерство Иностранных Дел на это ответило, что в Пенджде  действительно был послан агент, поскольку туркмены-салоры перекочевали в этот оазис. Но, по заверению России, целью не ставилось подчинение территорий занимаемых салорами. Русский агент прибыл в Пенджде по просьбе самих туркмен, так как салоров теснили мервцы. Для урегулирования отношений между этими туркменскими племенами и был призван представитель России. В Маймене и вовсе не кто не посылался(док5). Приближение царских войск вплотную к афганской границе беспокоил англичан, как и русских активная политика Англии. 24 апреля (6 мая) 1884 г от Сэра Эдуарда Тортнона Статс-Секретарю Гирсу поступило предложение: для  установления новой более точной границы создать смешенную пограничную комиссию(док6). Российское Министерство Иностранных дел в обращении Статс-Секретаря Гирса Сэру Эдуарду Тортнону от 3 мая поддержало предложение о создании смешенной комиссии, но категорически отказалось включать в эту комиссию афганского представителя. Эту позицию можно объяснить тем что Англия уже представляет афганские интересы и присутствие комиссара со стороны Афганистана поставило бы Россию в невыгодное положение меньшинства(док7). Но в любом случае получалось, что определение границ Афганистана стало делом европейских держав. Правительство Великобритании приняло требование России о составе комиссии и предложило «…чтобы Комиссары съехались 1-го  октября в Серахсе, на левом берегу Герируда»12. Предложенный Англией Серахс как отправной пункт для комиссий не устроил Российскую сторону. Петербург пытался отодвинуть эту точку намного восточнее до Ходжа-Салеха13, понимая, что положение на западной её части у русских войск пока непрочное и это может дать повод английскому представителю требовать отнести эти стратегически важные территории к Афганистану14. Но в августе Петербург все же дал слгдасие на избрание Серахса в качестве начала работы камиссии15. В замен этой уступки Россия потребовала отозвать афганские войска со спорных территорий и снабдить правительствам инструкциями комиссаров16. Англия не спешила соглашается на эти условия17, поскольку эти инструкции с четкой зоной исследования делали бы комиссию ненужной18.  Тогда в меморандуме от 19 сентября переданном Императорским Министерством Иностранных Дел Великобританскому Послу заявлялось, что съезд комиссаров откладывается до января 1885 года19 и снова был поставлен вопрос о месте начала работ, теперь был предложен Пули-Хатун20. Серахс был занят русскими казачьими отрядами21. В личном разговоре с Торнтом Гтирс повторил озвученного ранее требование: дать своим комиссарам указания  какой линии следует держатся при работе комиссии  и что не следует выходить за неё22. После непродолжительного обсуждения с российской стороны все же поступило согласие на избрания Серахса в качестве начала работы комиссии23. Со стороны Англии комиссаром был назначен Генерал-Майор Сэр Питер Лемсден член Индийского Совета, Адъютант Королевы и бывший Генеральный Адъютант в Индии24. Со стороны России комиссаром назначался Генерал Зеленый25. Зоной исследования комиссий русским правительством было предложено считать: «исходя из пункта на правом берегу Герируда, находящегося против Даулет-Абада, направилась бы по прямой линии к Мургабу, и, пересекши реку эту выше Имам-бахша, примкнула бы к афганскому форту Ходжа-Салеху, на Аму-Дарье. Что же касается южной ее границы, то таковая, имея равным образом исходный пункт на правом берегу Герируда, направилась бы по естественной линии - горной цепи, замыкающей с севера долину Герата до истоков Кушка, и оттуда вниз но течению реки, этой до Чихиль-Духтера. От этого пункта южная граница направилась бы вдоль пределов поселений Джемшидиев и Фируз-Кухиев до афганского форта Бала-Мургаба, откуда она прошла бы по течению Кайсора и Сангалака и вдоль окраин округа Андхой равным образом к Ходжа-Салеху»26. В конце 1884 года граф Гранвилл от имени английского правительства дал согласие на предложенную Петербургом зону работы комиссии27. Весь 1884 год как со стороны России так и со стороны Афганистана неоднократно нарушались границы28. Ещё до съезда комиссаров между двумя правительствами возникло разногласие относительно городов Пенджде и Пули-Хатун. По мнению английского правительства оба этих города должны принадлежать афганцам. Россия же считала, что поскольку их населяют туркмены, то на эти города-оазисы распространяется власть царя. На январь 1885 года Панджде заняли афганцы, а Пули-Хатун- русские29. В январе переговоры так и не начались. В начале февраля в Лондон пришла телеграмма из Петербурга в которой сообщалось что афганские войска. Нарушая все договоренности, заняли Зульфагар30. В свою очередь Министерство Иностранных Дел Её Величества представило сведения переданные Сэром П. Лемсденом о том, что «…отряд русской кавалерии, численностью до 100 человек, прорвался чрез афганские аванпосты и расположился в Аймак-Джарра, в трех милях на юг от Сары-Язы. Кроме того, английский агент в Турбети-Шейх-Джаме донес от 12-го числа сего месяца, что, по слухам, Зульфагарский проход занят русским офицером с отрядом текинской кавалерии, и что Губернатор Кусана отправился с конвоем, чтобы убедиться в основательности дошедщего до него сведения и, в случае справедливости оного, заставить означенный отряд удалиться оттуда»31. В телеграмме от 9 февраля правительство России все же признало занятие Зульфагара закоспийскими войсками32. Для ускорения процесса переговоров, и для того чтобы не дать России откладывать начало работы Лёмсдена и Зеленого, Англия была готова признать все новые приобретения России33, но при условии скорейшего начала работы разграничительной комиссии. Но вскоре до Лондона дошли сведения о продолжении продвижения русских войск. Следующим пунктом захвата должен стать Пули-Хишти. Начальник Мервской области Полковник Алиханов, чтобы спровоцировать местных жителей на агрессивные действия и благодаря этому создания видимости легитимности военного захвата «…захватывает баранов, принадлежащих населению Пенджде, и грозит забрать таковых 60,000»34. Из Петербурга была отправлена телеграмма не менее резкого содержания. В ней содержалось обвинение Англии в подстрекательстве афганцев к продвижению на север35. Военачальники туркестанской области продолжали проводить активную завоевательную политику. Был занят Дашт-Кёпри и Уруш-Душан36. Английские агенты пытались собственными силами остановить продвижение русских путем переговоров. Состоялась переписка и даже встреча подполковника Алиханова и английского агента подполковником Риджуэ. Но Алиханов не шел на уступки. В ответном письме Лёмсдену он заявил: «Будете ли Вы довольны или нет, но мне приказано занять русскими войсками Даш-Кёпри, и приказание это я выполню. Мы не желаем вражды, но, если другие начнут воевать с нами, то, с своей стороны; мы готовы к этому»37. В отличие от Туркестанских начальников Петербург был готов идти на компромиссы. Главным принципом Петербурга было провозглашен этнической целостности38. Главным образом этот принцип распространялся учитывал целостность туркмен, подвластных российской Империи39. 18-го марта произошло столкновение на реке Кушка между русскими и афганскими(при участии  английских офицеров40 ) войсками, которое могло сделать невозможными дальнейшие переговоры41. Русские войска под командованием Генерал-Лейтенанта Комарова подошли вплотную к афганским войскам. Несмотря на все требования афганцев не отходили, но и не открывали огонь, чтобы официально не стать агрессорами. После длительного стояния с афганской стороны был сделан выстрел ранивший лошадь одного из казаков. Это дало основание начать сражение. Бой был проигран афганцами42. Все заявления российского правительства об агрессивных действиях афганцев и о вынужденных мерах которые были приняты англичане опровергали: «1. Генерал Комаров доносит, что 25-го (13-го) марта отряд подошел в Даш-Кёпри, на нашем берегу реки Кушка. Ответ: Даш-Кёпри - есть туркское название Пули-Хишти. Притязания Генерала Комарова на который бы то ни было берег Кушка неосновательны. Левый берег Кушка находился всегда во власти Афганцев и никогда не был занят Русскими. 20-го (8-го) февраля Русские выставили аванпост из 25-ти Иолотанских Туркмен на Кызыл-Тепе, возвышенности, находящейся в расстоянии одной мили на север от Пули-Хишти и приблизительно в том же расстоянии от ближайщего пункта на реке Кушке и от слияния ее с Мургабом. Означенная местность всегда была крайним пределом наступательного движения Русских в черте их сторожевых постов. Упомянутый выше русский кавалерийский отряд двинулся к Пули-Хишти 25-го, но отступил, не дойдя до этого пункта вследствие последовавшего, как и 20 февраля, предостережения со стороны афганского начальника.
     2. Генерал Комаров утверждает, что  близ моста оказался занятый  Афганцами окоп. Ответ: Эта позиции  занята была Афганцами до наступления  Генерала Комарова и до соглашения, упомянутого в телеграмме Вашей № 9, от 17-го (5-го) марта.
     3. Генерал Комаров говорит: "В  видах устранения столкновения, я расположился в 5-ти верстах  от афганской позиции". Ответ:  Это может относиться лишь  до главных сил; так как русские  войска находились в Кызыл-Тепе, в одной мили расстояния от афганской позиции, а русские конные караулы выдвинуты были значительно вперед.
     4. Генерал Комаров говорит: "Когда  Афганцы убедились, что мы не  желаем атаковать их, то день  ото дня начали подвигаться  к нашему лагерю".
     Ответ: Не только Афганцы не были убеждены в невинности намерений Генерала Комарова, но, напротив того, постоянные, ежедневные и раздражающая попытки  вызвать неприязненные действия убедили Афганцев в положительном  намерении Русских довести до столкновении и побудили их расширить свою оборонительную позицию, что казалось им военною необходимостью.
     5. Генерал Комаров утверждает, что  27-го (15-го) марта Афганцы выслали  против роты, прикрывшей рекогносцировку,  три роты, орудие и кавалерию.  Ответ: Усиленная рекогносцировка сама по себе служила доказательством враждебных намерений. Русская рота, состоящая из 250 человек, превышает численностью три афганские роты, составляющая в сложности - 225 человек. 27-го (15-го) два отряда русских войск начали одновременно наступление: Полковник Алиханов с кавалериею выставил пост в Пули-Хишти, а русская пехота проникла за правый фланг афганской позиции на правом берегу Мургаба. Полковник Алиханов отступил лишь тогда, когда, приблизительно в 4-х милях расстояния от тыла афганской позиции, путь ему был прегражден афганскою кавалериею, а русская пехота лишь тогда, когда афганский начальник выдвинул три роты и предупредил русского офицера, что, в случае его дальнейщего движения вперед, по нем будут стрелять. Начальник штаба Генерала Комарова, на свидании 29-го (17-го), назвал наступательное движение Алиханова увеселительною прогулкою, но ему было отвечено, что афганский начальник признал движение это весьма серьезным.
     6. Генерал Комаров утверждает, что  дерзость и нахальство Афганцев постепенно возрастали. Ответ: Это возможно, но, в таком случае, настроение это вызвано было исключительно образом действий Русских, так как Афганцы делали все, что могли, чтобы избежать столкновений, и, только благодаря их терпению и уклончивости, в виду безостановочно длившихся два месяца раздражающих действий, - мир мог быть так долго сохранен. Вежливый ответ, данный афганским начальником 29-го (17-го) на ультиматум Генерала Комарова, доказывает его желание до последней крайности избегать столкновения.
     7. Генерал Комаров говорит: "28-го (16-го) Афганцы заняли командующую  левым флангом нашего лагеря  высоту и начали там делать  окопы, выставили кавалерийский  пост в тылу нашей линии,  на расстоянии ружейного выстрела  от нашей переправы поставили  караул" Ответ: Действительно, после неприязненной рекогносцировки 27-го (15-го), афганский начальник поставил 28-го (16-го) на холмах, на правом берегу Мургаба, наблюдательный пост, который должен был предупреждать его о всяком новом наступательном движении Русских на этом фланге, но пост этот был снят на следующий день.
     8. Генерал Комаров говорит: "29-го (17-го) я послал командующему афганским  отрядом энергическое требование  и пр. и получил от него ответ,  что, по совету англичан, он  не отойдет за Кушк". Ответ:  Мне сообщают, что факт этот совершенно неверен и что в ответе афганского начальника вовсе не было сделано такого заявления. Напротив того, в ответе ясно было сказано:
     "Я  исправно получил Ваше письмо  относительно снятия некоторых  пикетов. Я получил от Губернатора  Герата приказание советоваться в этих случаях с Капитаном Иэтом, который командирован в Пендждэ Сэр Питером Лемсденом. Я показал ему Ваше письмо. За сим Капитан Иэт имел свидание с Полковником Закржевским и сообщил мне о бывшем между ними разговоре. Да будет Вам известно, что я должен честно повиноваться приказаниям, полученным мною от Его Высочества Эмира. Я ни в каком случае не могу сделать что-либо противное повелениям моего Государя. Но, само собою разумеется, что по частным вопросам, как, например, касающимся изменения расположении передовых пикетов и конных караулов, расставленных впереди фронта войск, я готов войти с Вами в соглашение в видах устранения возможности столкновений".
     9. Генерал Комаров послал ему  еще частное письмо в дружеском  тоне. Ответ: Никто из офицеров Комиссии никогда не видал означенного письма, но Капитан Де-Ласе слышал, что какое-то письмо получено было за несколько часов до атаки Русских 30-го (18-го) числа. Я потребовал от Сипех-Саляра копию со второго письма.
     10. Генерал Комаров утверждает: "30-го (18-го), для поддержания своего требования, я двинулся с отрядом на афганскую позицию, все-таки рассчитывая на мирный исход дела, но артиллерийский огонь и атака афганской кавалерии вынудили меня принять бой". Ответ: Русские двинулись для атаки афганской позиции и, само собою разумеется, что Афганцы вынуждены были защищаться…»43. Единственный выход из сложившейся ситуации английский кабинет видел в оставлении всеми войсками спорных территорий до конца работ комиссии44 и расследовать этот инцидент. Россия же считала что налаживание отношений невозможно если Пенджде будет отнесён к Афганистану. Было даже предложено обменять Зульфагар (но не Зульфагарский проход45) на  Пенджде46 . Англия согласилась на этот обмен47. Теперь возникла проблема определения границ Зульфагара. После обсуждения окончательно была принято решение о необходимости определении границы от Ходжа-Салеха до Герируда48. Остальная часть границы должна была оставаться без изменения с 1873 года. В августе (сентябре) был подписан обеими сторонами окончательный официальный протокол по которому: «На основании состоявшегося соглашения, афганская граница между Гери-Рудом и Оксусом будет проведена следующим образом:
Граница, имея исходный пункт на Гери-Руде в  двух приблизительно верстах ниже Зульфагарской башни, направится к пункту К по обозначенной на приложенной к протоколу карте №1 и красной черте таким образом, чтобы расстояние между нею и гребнем откоса западного ущелья (включая в оное гребень, обозначенный буквами L M N северной ветви того же ущелья) не было нигде менее 3,000 английских футов.
     От  пункта К граница направится по гребню высот, окаймляющих с севера второе ущелье и перережет ущелье это  несколько западнее его разветвления, в расстоянии приблизительно 850 сажень от пункта, где сходятся дороги из Адам-Елана, Кунгруели и Ак-Рабата. Далее граница будет следовать по вершине высот до пункта Р, обозначенного на приложенной к протоколу карте № 2. Затем она примет юго-восточное направление, почти параллельное дороге в Ак-Рабат, пройдет между соляными озерами, обозначенными буквами Q и R и находящимися на юге от Ак-Рабата и севернее Суме-Кехриза, и, оставляя Суме-Кехриз Афганцам, направится на Ислим, где граница перейдет на правый берег Егри-Гёка, оставляя Ислим вне афганской территории. Далее граница будет следовать по вершинам холмов, окаймляющих правый берег Егри-Гёка, оставляя Чемени-Бид вне афганской границы. Таким же образом она направится по вершинам холмов, окаймляющих правый берег Кушка, до Хаузи-Хана. От Хаузи-Хана граница направится почти по прямой линии к пункту на Мургабе, на севере от Меручага, определенному таким образом, чтобы за Россиею оставались обрабатываемые Сарыками земли и их пастбища. Под условием применения того же принципа как к Туркменам, подданным России, так и к подданным Эмира Афганистана, граница на востоке от Мургаба направится по черте проведенной по северной стороне долины Кайсора и по западной стороне долины Сангалака (Аби-Андхой) и, оставляя Андхой на востоке, примкнет к Ходжа-Салеху, на Оксусе». Этим протоколом завершились переговоры 1884-1885 годов.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     После  переговоров 1884-1885
Итогом англо-русских  переговоров, первой половины 80-х годов, стало обоюдное соглашение о северной границы Афганистана. Но это соглашение не могло разрешить всех противоречий. В частности, одним из самых острых вопросов конца 80х стал Памир «о котором так много говорят теперь и у нас, и за границей»49. И первое, и второе соглашение большую часть Памира (Бадахшан, Рушан, Шугнан, Вахан) передавало Афганистану. Россия в свою очередь сама претендовала на все эти районы, но была вынуждена отступить во время переговоров. К концу 80х годов  обстановка изменилась. Россия стала действовать более активно в Центральной Азии, будучи уверенной, что Англию больше занимает Судан, нежели горные среднеазиатские ханства50. Общественное мнение так же склонялось к необходимости подчинения Памира, хотя встречались и противоположные позиции. В периодической печати этого периода в целом проявляется интерес к Центральной Азии. В этих публикациях, помимо примитивных и порой ошибочных этнографических сведений, описывается преувеличенно хорошее отношение местного населения к России: «Они воинственны и проникнуты симпатией к русским, о которых отзываются с уважением»51 Более того на России лежала миссия освобождения памирцев от «афганского рабства» (Б. Л. Тагеев. Текст воспроизведен по изданию: Памирский поход52. Но главное что двигало Россией в присоединении Памирских ханств- это идея естественных границ. Этой естественной границей должны были стать горы Гиндукуша (Кух-и-Баленд), отделяющие Афганистан от подчиненных Англии индийских княжеств. Так же можно включить в мотив двигавший Россией на присоединение Памира- это стремление приблизится к Индии «Наконец, через южную границу Памира идут пути в Канджут и Чатрар и далее в Индию, угроза которой не может не поколебать престижа Англии, нашей постоянной соперницы в Азии»53 Летом 1891г, а затем и в 1894г., на Памир, вплоть до южного его рубежа- Четрала, был отправлен рекогносцировочный казачий отряд Ионова54 отряд, с особенной тщательностью обследовал наиболее пригодные пути в Индию. Наилучшим был признан: «…ведущий с верховьев Бай-Кары, по ущелью ее левого притока, Ходар-Гурта, в долину Саксаравата, (называется ниже Ишкованом), впадающего в Гильгит, один из притоков Инда. Через этот перевал пролегает кратчайший, безопаснейший и удобнейший путь в Индию». Было сделано много наблюдений, которые должны были использоваться в походе к Индии.
На Малом  Памире в  Гумбез-и-Бозай (на р. Вахан на Читральском пути) произошла встреча Ионова и английского агента Юнгенсбенда55. Юнгенсбенд был отправлен индийским правительством в Китай для обсуждения вопроса о границе, которая должна соединить Китай с Афганистаном56. Такое объединение было необходимо для преграждения пути для русских к Четралу57. Ионов отказался пропустить английского агента. Указавая на то, что у Юнгенсбенда нет пропускного листа, Ионов предложил вернутся в Кашмир через территорию Китая. В противном случае угрожая арестовать58.
Юнгенсбенд  вынужден был подчинится и покинуть Памир, хотя власть России в районе Гиндукуша не распространялась. По мимо этого инцидента в эти же годы происходят ещё несколько неприятных встреч российских военных отрядов и английских агентов59. В целом более активно себя проявляла Россия, высылая военные экспедиции (капитана Скерского, капитана Александровича, капитана Кузнецова, отряд подполковника Юденича60) и захватывая укрепленные пункты. Главной причиной этих военных действий Россия объясняла исправлением 1 пункта соглашения 1872-7361. На которое Россия пошла уступая Англии62. К концу 1894-го года Памир был окончательно очищен от китайцев и афганцев.
Россия, и особенно Англия, понимали, что необходимо продолжить разграничение сфер влияния, но уже  на Памире: «инциденты, подобные памирскому, могут и, вероятно, будут повторяться, если вопрос об афганских границах и владениях, входящих в состав Афганистана, останется в том неопределенном состоянии, в каком он издавна находится, при тех разногласиях во взглядах на этот предмет России и Англии, о которых мы не раз указывали в нашей статье»63. В 1894 году обороноспособность России была ослаблена в связи с неурожаем и голодом. Несмотря на хорошее состояние войск туркменской области и хорошие урожаи,  военных походов стало меньше64. Петербург не хотел обострения отношений и тем более войны. Для предотвращения её, было принято решение идти на уступки. И опередив англичан предложить собственный приемлемый план. В ноте от 27 февраля/11 марта 1895 г. русским послом в Лондоне Стаалем от имени правительства России было предложено создать третью пограничную комиссию65. В ноте содержалось пять пунктов. По первому пункту примерная граница была обозначена в области от озера Зор-Куль (Виктория) до перевалов Бендерского и Орта-Бель. Второй пункт оговаривал состав комиссии. В комиссию, в отличие от предыдущих комиссий, допускались участники со стороны Афганистана. В третьем пункте давалось поручение комиссиям собрать информацию о китайской границе.  По четвертому пункту правительство императора российского и правительство ее британского величества обязывались воздерживаться от политического контроля  или влияния –  первое к югу,  второе к северу от разграничительной линии. По последнему пункту Англия должна была взять на себя обязательства: «в том, что территория, входящая в сферу английского влияния  между  Гиндукушем и чертой, идущей от восточной оконечности озера Виктории до китайской границы, войдет в состав владений  эмира афганского, что эта территория не будет
присоединена  к Великобритании, и что на ней  не будет возведено ни военных постов, ни укреплений»66. В заключении было поставлено категоричное требование об очищении афганцами от пограничных постов всего левого берега реки Пандж. Т.е. северо-восточным рубежом Афганистана служила естественная граница и уже без учета заявлений 70х о принципиальной важности этнического фактора. В том же1895-м году была произведена демаркация границы на местности67. В конвенции от 18/31 августа 1907г68 все прежние договоренности о положении Афганистана были подтверждены. Особо подчеркивалась независимость его от Англии и невозможность оккупации территорий.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.